BloggoDay 10 Oktober: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 10 жовтня 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

Тупіше за сьогоднішній російський масований удар по інфраструктурі України може бути лише російське ІпСО, яке його супроводжує…

Головний його тренд звучить так…

«… а скажите, как вы думаете… это месть за керченский мост…?»

Лише тупий російський іпсош-нік може собі подумати, що ніхто не здогадається навіщо і чому російські змі, в тому числі різноманітні «афільовані» та «замасковані», намагаються задавати це тупе питання різноманітним українцям…

Серьйозно…?

Ви думаєте… що ваша «тонкая игра» нікому не зрозуміла…?

Тотальні кретіни…

 

Zuri Tristanovich

Вы будете смеяться, но в Ростовской области упал ещё один Су-25

 

(Оновлено 17:00)

Игорь Эйдман

Криворукие террористы

Они не только жестокие террористы, они тупые и слабые. Грохнули почти сто остродефицитных ракет, чтобы злодейски убить десятки мирных жителей и оставить ещё сотни тысяч на несколько часов (или немного больше) без электричества и горячей воды.

Продемонстрировали, что у них нет ничего нового за душой, что все угрозы «всесокрушающего удара» — просто блеф. Путинские военкоры давно бузят на начальство — почему до сих не разрушены мосты через Днепр и «центры принятия решений». Да вот оказывается почему — просто кишка у них тонка. Они даже стеклянный пешеходный мост в Киеве прямым попаданием разрушить не смогли, а вместо центров принятия решений поражали детские площадки и автомобили мирных обывателей на дорогах.

Кремль добился только одного — вывел войну и свои преступления опять в топ мировых новостей. Люди в западных странах в последнее время начали как-то забывать о ней. Теперь им напомнят. Кровавые кадры из Киева и других украинских городов уже на всех телевизионных каналах мира. В результате, в демократических странах общество усилит давление на власть с требованием ужесточить санкции против России и увеличить военную помощь Украине. Вероятность того, что Украина теперь наконец-то получит ракеты дальнего радиуса действия, современные самолёты и танки резко возросла.

Ты этого хотел, Жорж Данден!

Примечание админа Oko.cn.ua: George Dandin — герой пьесы Мольера «Жорж Данден, или Одураченный муж» (George Dandin ou le Mari confondu). Его имя, ставшее нарицательным, употребляется для обозначения человека, страдающего оттого, что его неразумные желания были исполнены.

 

Sergey Fursa

Істеричний удар відчаю.

Путін мститься за Кримський міст. Очікувано. Передбачувано. Так само, як і той факт, що бити він буде не по військовим цілям, а по цивільним. Путін мститься за власне приниження.

Путін розраховує на психологічний ефект. Що ж, він отримає психологічний ефект. Але не той, на який розраховує.

Україна поцілила у Кримський міст. Привітавши Путіна з ювілеєм. Парадоксально, але головний ефект цього удару – якраз у соціально-психологічній площині. Так, ми ускладнили логістику для росіян на фронті. Але не принципово. Міст буде функціонувати. Але головний удар – по мізкам російських еліт. Останнім часом багато повідомлень про те, як пожвавились російськи павуки в банці. Відчуваючи, що програють. Кадиров і Пригожин атакують генералів, бандити займають все більш домінуючу позицію у владі, розшатуючи основу цієї влади. Пропагандисти не розуміють кого і як обвинувачувати. Башти кремля воюють одна з одним. І це розхитує владу. Це розхитує позиції Путіна. І це послаблює Росію. То ж це дуже вигідно для України.

Удар по мосту прискорить всі ці процеси. Бо це приниження. Приниження особисто Путіна. Який у росіян в головах завжди перемагає. А тут його принижують. І тому це був дуже точний удар з українського боку. Навколо Кремля відчувається стійкий запах слабкості.

У відповідь Путін влаштовує істеричну ракетну атаку по Україні. Яка не має жодної військової мети, чисто психологічну. Психічна атака.

Він хоче відновити образ мачо, якому є що відповісти. Він хоче виглядати сильнішим для власної аудиторії. І хоче залякати українців.

Чи зможе він залякати такими ударами українців і схилити до перемовин? Ні. Як кажуть, ракетна атака як 24 лютого, але вже не страшно. Кожного разу коли Путін робить якись жахливий теракт, це лише посилює бажання українців до супротиву. Якщо удар по кримському мосту послаблював Росію, то істеричні атаки Путіна посилюють Україну, консолідуючи країну. Не кажучи вже про те, що Путін використовує обмежений запас ракет не на військові цілі, що могло б йому допомогти на фронті, а для залякування. Навряд чи боронити Херсон допоможе удар по мосту Кличко. Який, тим більше, ще й встояв.

А чи буде він виглядати сильнішим? Цікаве питання. Бо з одного боку російська пропаганда цілий день буде транслювати удари «по центрам прийняття рішень» і вихвалятися силою російської зброї. А з іншого боку еліти будуть розуміти суть. Що це саме удар відчаю. А коли лідер у відчаї, коли він приймає емоційні рішення через психологічні удари, це не додає впевненості у ньому. Навіть тим, хто звик жити з думкою, що Путін не може програти.

 

АЛЬТЕРНАТИВА

В ответ на «подарок» украинцев ко дню рождения Путина — взрыв на мосту Тамань-Крым — русские ракеты сегодня начали падать на центр Киева, на Харьков, Львов, Днепр, Переславль-Хмельницкий. Понятно, что это — месть. И кто-то может сказать — не надо было злить Путина и центр Киева был бы в сохранности. Но эти слова — ложь и капитуляция перед агрессором.

Путину не надо было развязывать войну — и тогда и украинские города, и десятки тысяч граждан наших стран, убитых к сегодняшнему дню, были бы живы. Причина трагедии — Путин и его окружение, согласившееся на агрессию, и то большинство народа России, которое одобрило ее и «болело» за ее успех.

Нам было известно, что Путин и без взрыва на мосту через Керченский пролив, наметил полное уничтожение энергоструктуры Украины к зиме, чтобы, уморив голодом и холодом, поставить народ Украины на колени.

Быть может, «подарок» приблизил на несколько дней осуществление этого дьявольского плана, но не более того.

Мировое сообщество, объявившее себя союзником Украины и помогающее ей оружием и деньгами, ныне поставлено перед новым фактом — борьбы за выживаемость всей Украины.

Путин уже в который раз разыгрывает свой любимый сценарий — разорить дотла страну, вызвать поток беженцев из разоренной страны в благополучную Европу, распространить с помощью продажных политиков и СМИ недовольство беженцами в странах Европы, тем усилить радикальные националистические силы в этих странах, которые приведут к власти союзников Путина. Замораживание самой Европы, лишенной в одночасье российского газа и нефти, еще более послужит этой задаче. И так будет достигнута победа сравнительно слабой путинской России над мощнейшим блоком демократических государств. Победа именно с использованием инструмента демократии. Одновременно сожженная русскими ракетами и бомбами страна станет легкой добычей Путина. Так было в 2015-16 гг. в Сирии. Именно так делается сейчас в Украине.

Демократическая «Рамштайнская» антипутинская коалиция должна теперь принять очень важное и очень ответственное решение, соединенное не только и не столько с гибелью или сохранением Украины, сколько с собственным сохранением или гибелью. Звонки в Италии, Венгрии, Швеции, Чехии свидетельствуют о том, что времени осталось очень мало. Самое большее — недели.

Если Путинский режим сохранится в России — он уничтожит Европу, развалит НАТО, даже не прибегая к ядерному оружию. Но отпор путинскому режиму означает симметричный ответ на его агрессию, способность Украины ответить в том же формате, в каком сегодня удар нанесла Россия. Решится ли Запад предоставить Украине соответствующее оружие или сам нанести удар по жизненно-важным объектам на территории России с риском вызвать ядерную войну — это открытый вопрос.

Но, очевидно, что война, развязанная Путиным, вступила в новую фазу и не замечать это было бы верхом близорукости. Катастрофа приблизилась к нам всем вплотную. И от решения Демократической коалиции, «Рамштайнского сообщества» зависит — будет ли это катастрофа для бандитского путинского режима в России, или катастрофа, которая разрушит всё демократическое человечество.

(Оновлено 16:00)

«Сито Сократа» (телеграм-канал)

Запредельный ракетный терроризм

Сатанинские пляски под дудку проклятой путинской пропаганды совсем не заводят глубинный народ. Акт показательной и беспримерной жестокости, связанный с ракетными ударами по объектам критической инфраструктуры жизнеобеспечения гражданского населения Украины засвидетельствовал, а точнее зацементировал, ряд давно известных вещей про российское людоедское руководство. Однако к бесчеловечному образу путинских дегенератов и к личине самого Никчемного, добавились новые штрихи.

Массированный ракетный террор – фирменный почерк неандертальца из сирийской обоймы шойгинцев, Суровикина. Побед в закромах у одноклеточного мордоворота от ГРУ просто ноль. Ведь после ковровых бомбардировок сирийской территории современное влияние Москвы там условно. Но дубиноголовый отморозок в почете из-за отсутствия проблесков мысли в чердаке. Зато в кабинете у Суровикина стрелялись полковники росармии, отличный командарм!

Этот и подобные одноклеточные существа в верхушке покойной «второй армии мира» – одна из причин ее безвозвратной гибели. Аналитики на Западе в аккурат перед атакой 10 октября подтвердили: РФ проиграла войну в Европе, текущие конвульсии в Украине на глобальном уровне не меняют ничего. В конвенционном плане Москве уже практически нечего противопоставить ни Украине, ни тем более НАТО.

Данный вывод подкрепляется процессом набора рекрутов в резервный вариант росармии. Но формирование дубля ударного кулака идёт на двоечку. За 80 лет без мобилизации в этой области у вожаков рашизма все прогнило и рассыпалось. Всех тяготит мысль: если профессиональный состав ушел в землю, то каковы перспективы аматоров? Тикток-шоу от ослофила Кадырова с переодеванием всей Чечни в краденную военформу – клоунада для одного зрителя в Кремле. Не фонтан, но все же лучше заказа тонны красной икры на казённые деньги для МВД…

Есть ещё ряд показательных моментов стремительного сползания ошметков путинщины к помойке мировой истории. На заседании Совбеза иррационал, начавший вторжение в суверенную страну, что-то устало блеял про «ответки» на мифические готовящиеся теракты с турецким потоком и возле Курской АЭС. Вот они болевые точки нациста номер один. А подрыв ГРУ секции Крымского моста лишь повод для остервенелого выпада в адрес Украины.

Режим вскрывает все больше и больше своих уязвимостей. Оказывается Россия – стеклянный дом. Дыра на дыре в системе безопасности, а ведь по периметру украинской границы ещё и Смоленская и Ростовская АЭС, с таким числом критических объектов – выеживаться получается себе дороже.

Как промежду прочим вождь, учуяв неладное, всю могилизацию скинул на региональный уровень. Справился значит. Центр – молодец, это регионы, как всегда статистику победобесия подмачивают. То, что растут региональные сепаратистские группировки под флагами, типа «Сибирь – сила» уже никого не волнует.

Интересная констатация бессилия – формирование региональной группировки «Союзного государства» и официальный допуск рашистской «больше тысячи оккупационых войск» на довольствие в Беларусь. Такое смогли из Лукашенко выбить за 1,5 млрд.$ кредита на импортозамещение. Внутри страны от этого мандраж, ведь местным воевать в одних рядах вместе с зеками Пригожина и другими опущенными – неохота. Минску лучше сидеть тихо, иначе – катастрофические последствия.

После террористической ракетной атаки в самой РФ возникли резонные вопросы: а что и как дальше? Ура-патриоты во главе с Медведевым-Жалким требуют продолжения кровавого банкета. А вот в путинском генштабе всерьез озабочены исчерпанием арсенала высокоточного оружия. Так сказать на этот раз для поднятия настроения «царя» наскребли, и?..

На счёт всех последствий ракетного терроризма для российского диктаторского режима говорить весьма рано. Консолидированный ответ стран Запада должен состоять в многократном усилении и ускорении военной поддержки Украине. Пора уже закрыть украинское небо. Красных линий для этого нет.

 

Агія Загребельська

Огляд світової преси щодо ранкового російського терору:

  1. «Ми їх переможемо в будь-якому випадку», — кажуть українці

  2. Атаки – російська помста за ураження кримського мосту. Україна готувалася до такої відповіді

  3. Ракетні удари були найширшими з початку повномасштабного вторгнення

  4. Атаки були зосереджені на важливій критичній та цивільній інфраструктурі, об’єктах електропостачання, місцях скупчення людей. Цілі обиралися з урахуванням наближення зими.

  5. Для атак був обраний час пік, щоб завдати максимальної шкоди

  6. Масовість атак показує, що росія все ще спроможна завдати глибоких ударів по Україні та тероризувати цивільне населення, попри поразки на полі бою

  7. Путін може розглядати ранкові атаки як можливість приглушити критику військових невдач вдома

  8. Зеленський розмовляв з Шольцем про скликання екстреної зустрічі європейських лідерів, щоб визначити, що робити у відповідь на атаки Росії, та з Макроном, щоб обговорити посилення протиповітряної оборони та тиску на Російську Федерацію.

  9. Франція готова і далі допомагати українським військовим після останніх нападів Росії, – Макрон. Він підтвердив свою повну підтримку України під час телефонної розмови з Зеленським і висловив зобов’язання Франції збільшити допомогу, включаючи військову техніку, повідомили в Єлисейському.

  10. Путін виступив на телебаченні, але нічого не сказав про атаки на Україну. Очікується, що він знову виступить сьогодні на засіданні Ради безпеки.

  11. Білорусь збиратиме спільне угруповання військ із Росією, заявив Лукашенко. Він не уточнив розмір чи мету розгортання, але стверджував, що Захід хоче «втягнути Білорусь у війну» і що НАТО розглядає «можливу агресію проти нашої країни».

  12. Боррель засудив напади Росії на цивільні цілі, додавши, що додаткова військова допомога з боку блоку «на шляху».

  13. Головною темою російських телевізійних новин стали удари по цивільних об’єктах, які отримували схвальні оцінки. Кремль хотів, щоб росіяни знали про масштаби ударів. Російські офіційні особи та представники державних ЗМІ назвали ранкові удари помстою за вибух на мосту

  14. Міністр закордонних справ Молдови викликав російського посла після того, як три ракети, випущені з російських кораблів у Чорному морі, щоб вразити цілі в Україні, перетнули повітряний простір Молдови.

  15. Метсола назвала російську владу режимом, який націлюється без розбору, тим, що зливає терор і смерть на дітей

  16. Українська артилерія завдала ударів по Білгородській і Курській областях на території Росії, а також по охопленій бойовими діями Донецькій області, йдеться в заяві головного слідчого відомства Росії

  17. Головний чиновник європейської юстиції Дідьє Рейндерс сховався в укритті у своєму готелі в Києві.

  18. Арабські ЗМІ акцентують увагу, що під час ранкових атак Росія використовувала іранські безпілотники. Називають російські атаки терактом, націленим на мирних мешканців та цивільну інфраструктуру. Можливість переговорів називають «перемовини з ракетами».

  19. Індійські ЗМІ пишуть, що Росія обстрілює цивільні райони та енергетичну інфраструктуру. «Кремль шатається від принизливих невдач на полі бою», — додають вони. «Після ударів по Києву кілька мешканців були помічені на вулицях із закривавленими руками та одягом. Молодий чоловік у синій куртці сидів на землі, а медик намотував йому на голову пов’язку. Жінка з забинтованою головою була в крові по всій передній частині блузки», — опис журналіста.

  20. Київ закликає союзників до «рішучої відповіді», коли Путін завдає ударів по Україні, — заголовок Washington Post

  21. Прем’єр-міністр Бельгії Олександр де Кро зазначив, що ранкові атаки укріпили рішучість Бельгії підтримувати Україну

  22. Міністр закордонних справ Польщі назвав російські атаки воєнним злочинами, стверджуючи, що Росія не зможе перемогти у цій війні

  23. Прем’єр-міністр Латвії Кріш’яніс Каріньш закликав скасувати туристичні візи для росіян і посилити санкції проти РФ.

  24. Великобританія назвала російські атаки воєнними злочинами та ознакою слабкості

 

Дмитрий Кулеба

Нет, Путина не «спровоцировал» на развязывание ракетного террора «Крымский мост». Россия и до моста постоянно обстреливала Украину ракетами. Путин в отчаянии из-за поражений на полях сражений и использует ракетный террор, чтобы попытаться изменить ход войны в свою пользу

Этот бред о том, что Путина «спровоцировали», должен прекратиться. Его не нужно дополнительно спровоцировать» на совершение гнусных преступлений. Прошу международные СМИ прекратить перекладывать вину на жертву агрессии, предполагая, что Путин «отвечает» или его «провоцируют»

 

(Оновлено 15:00)

«Эспрессо»

Антон Борковский

Путин и его окружение реально напуганы

Известный американский политолог Андрей Пионтковский в интервью ведущему программы «Студия Запад» Антону Борковскому на телеканале «Эспрессо» о крупнейших ошибках Путина и какими будут его последние шаги.

— Серийный преступник, играющий роль президента РФ, начал очередную волну преступлений. В настоящее время речь идет, в частности, о попытках аннексировать временно оккупированные территории Украины. Но ключевой вопрос: почему такая спешка?

— Это не единственное истерическое решение Путина, это была целая серия после его возвращения с саммита в Самарканде, где он испытал шок. Он ехал туда вроде бы к союзникам. Его пропаганда все время говорила: за нас большинство человечества (это они 1,5 миллиарда китайцев прибавляли к 1,5 миллиарда индусов). Но его встретили очень холодно. И Си, и Моде просто прочитали ему перед экранами телевизоров на глазах у всего мира этакие лекции преподавателя студенту-двоечнику. Объяснили ему, что нельзя в XXI веке проводить политику такими методами. И общий настрой всего этого глобального Юга был для него совершенно неожиданным. Даже такие, казалось бы, вассалы, как премьер-министр Таджикистана или Киргизии, демонстративно опаздывали на встрече с ним. А это его всегда была такая бандитская фишка – он заставлял даже великую королеву Елизавету, с которой весь мир недавно попрощался, ждать по 15 минут перед Букингемским дворцом. Пап Римских по два часа держал в приемной. А тут он почувствовал пренебрежение к себе, и это его шокировало. И когда он вернулся, утром 19 сентября, то принял целую серию самоубийственных решений. Среди них и проведение «референдумов», и аннексия. Но еще более разрушительным для его власти решением была мобилизация, принесшая войну в каждый дом.

— И это только начало, это будет социальный взрыв и окончательно похоронит режим Путина, если действительно все пойдет как пойдет.

— Абсолютно это то же, как Николай II раздал винтовки миллионам мобиков-крестьян, и в конце концов они вернулись с этими винтовками в Петроград и там нагородили такого, что мы с вами на всем постсоветском пространстве более 100 лет разгребаем. Огромное социальное расслоение сразу сказалось. Именно мобилизация похоронит режим. 200 тысяч человек уже сбежали от призыва за границу. И сбежали кто – люди, у которых были западные паспорта, деньги, какие-то связи. Сбежал средний класс. А всю рабоче-крестьянскую Россия, считавшуюся его глубинным народом, ее, этих несчастных мобиков он отправил на смерть. Сейчас открылась еще одна катастрофа режима – все ведь разворовали в армии. Это не 300 тысяч – он миллион собирается призвать, а там нет ни обмундирования, ни одежды, начиная с элементарного – ботинок и трусов.

— Путин уже начал бегать по мировым военторгам, для того чтобы докупить форму. То есть нет формы, не справляются российские зоны с пошивом тулупов.

— Это и открывает социальную катастрофу. И снова он начал было ядерный шантаж, но ему очень жестко ответили, начиная от президента Байдена, а подробнее Салливан и Блинкен объяснили, что они уже сказали своему визаву в Москве: последствия применения ядерного удара по Украине будут, по словам Салливана, катастрофическими, а Блинкена — ужасающими. А потом отставные генералы объяснили, что это будет. Они не будут повторять российские преступления и не будут применять ядерное оружие. Они просто уничтожат за полчаса весь черноморский флот, а если этого окажется недостаточно, за несколько дней они могут испепелить огнем всю находящуюся в Украине группировку. Частью моей работы, не слишком приятной, является следить вполглаза за российскими медиа и паблик-шоу. И я вам так скажу: Путин и его окружение реально напуганы. Каждый день повторяются тезисы: «Мы никогда этого не думали», «Это все клевета западных политиков», «Мы ни в коем случае не собираемся применять ядерное оружие». Считайте, что ядерный вопрос закрыт: Запад, особенно Соединенные Штаты, их предупредили. И еще одно проявление его безумия в том, что он взорвал две трубы «Северного потока».

— На что он рассчитывал? Мы понимаем, что он хотел бы продемонстрировать, что они «уходят в несознанку» и после этого Европа газом должна обеспечивать себя сама. А потом предложил восстановить шланг под названием «Северный поток – 2».

— Он показал полное непонимание Запада. Генерал Петреус, подробно объяснивший также, какое наказание ждет Россию за использование ядерного оружия, сказал, что Путин «предстал перед необратимой реальностью поражения и не желает его признавать». Это типичная истероидная реакция, она встречается в быту, когда человек подвергается невыносимой, позорной и унизительной для него реальности, – он срывается и отрицает ее. Он окончательно поднял ставки, возможно, глупо надеясь, что ему удастся переиграть судьбу, вырвать у армии Украины стратегическую инициативу. Но это невозможно. Выяснилось, что этот миллион несчастных мобиков, о которых нам говорили, что их будут готовить два месяца в каких-то учебных центрах – уже на фронте.

— Они сдаются в плен. Уже зафиксированы факты нашими военными, они сдаются в плен, когда есть возможность.

— Прекрасно сказал об этом генерал Залужный: «Мы разгромили профессиональную российскую армию – они нам присылают любительскую команду». Это как в спорте. Но мало того, что эти несчастные люди неподготовлены, выяснилось, что для них нет ни обмундирования, ни оружия – ничего. Но и этого Путину оказалось недостаточно. Я уже назвал четыре катастрофических ошибки: это мобилизация, это аннексия, попытки ядерного шантажа, подрыв трубопровода. Вы сказали, что похоронит режим мобилизация, но, возможно, это произойдет раньше. Путин вошел в ужасный конфликт с армией: два его пса, которых ненавидит вся армия, — Пригожин и Кадыров — говорят, что надо весь генеральный штаб босиком с автоматами отправить в качестве рядовых кровью искупить свою неподготовленность и предательство. А он в ответ Кадырова, заявлявшего, что «своего первого россиянина зарезал в 16 лет», делает генерал-полковником и возвышает над всей армией. Он в отчаянии совершает одну за другой самые грубые ошибки.

— Наезд на Лапина — это наезд на целую группу высшего военного командования РФ. И вот что это значит, как могут развиваться события?

— Кадыров и Пригожин это открыто не скрывают. Они нападают на Герасимова. Они говорят, что все так называемые преступления Лапина могли быть совершены только с ведома Герасимова. Такой разлад ни в одной армии мира невозможно представить, тем более в период отступления. События развиваются наилучшим образом для завершения этого конфликта в этом году – при таком количестве конфликтов в высшем политическом руководстве и в обществе российском. Я повторю то, что все время повторяю уже несколько месяцев, но сейчас это становится совершенно понятно: освобождение Херсона будет смертельным ударом, политически Путин не переживет его.

— Да, мы видим очень мощную динамику, речь идет, в частности, об ударах ВСУ именно на этом направлении. Бои идут ожесточенные, мы понимаем, что гибнет очень много достойных украинских солдат и офицеров. Но вскоре российская группировка может попасть в полную ловушку. Это от 20 тысяч человек. И после того, как я посмотрел попытки аннексировать, и это все дело снято, в Москве, мы видим, что на самом деле речь идет о неадекватных людях. Помните все путинские антраша, которые он исполнял вместе с военными преступниками, разного рода Пасечниками и так далее, на арене политического цирка? Это действительно неадекватность.

— Так Путин же вмешивается непосредственно в командование войсками. Это он запер фактически свою группировку под Херсоном, 20 тысяч человек, он запрещал им отходить. А теперь уже даже при искреннем желании, получив приказ отступить, они не смогут оттуда выйти: все мосты и переправы либо ликвидированы, либо под ударом артиллерии, украинских ракетных систем. Мне кажется, что Россия приближается к военной и политической катастрофе. Надо знать отношение российских военных к Кадырову – они ненавидели его всегда. Путин ведь проиграл Кадырову войну и потому платит огромную дань. И Кадыров вообще каждым своим заявлением подчеркивает, что он не какой-то глава субъекта федерации – он руководитель независимого государства, которое находится в личной унии с Путиным, с РФ. То есть все, что ее связывает с РФ – это личная уния с Путиным. Кадыров немного умнее Пригожина, он играет в сложную игру. Он понимает, что после поражения Путин будет отстранен от власти. И что все силовики – и ФСБ, и военные — ненавидят Кадырова, они не согласились с этим исходом войны, когда Путин начал платить ему дань, и они набросятся на него. Следовательно, придется снова защищать независимость Ичкерии, как он называет Чеченское государство. Поэтому он подчеркивает свою независимость, к тому же работает на чеченскую аудиторию: видите, как я силен, я здесь диктую россиянам. Он уже пребывает в постпутинской России, которая станет распадаться. Собственно, и распадаться нечему, Чечня никогда и не была частью России, это просто так Кадыров достиг завершающейся личной договоренности с Путиным. А этот конфликт неизбежен – между военными с одной стороны и преступником Пригожиным и Кадыровым с другой. «Вторая армия мира» оказалась беспомощной перед украинской армией. Но уверяю вас, у них окажется достаточно сил, чтобы отыграться на армиях Кадырова и Пригожина.

— Путин ведь не зря примеряется к карьере Ивана Грозного, то есть Ивана Лютого на украинском языке. В роли коллективного Малюты Скуратова, мы видим: Кадыров, Пригожин и т.п. Мы помним, как рвал ноздри, как рубил головы Иван Лютый, как он жег живьем людей, как вся опричнина была развернута вообще в квазигосударство, а русские бояре облизывали брови и шли на плаху. И Иван Грозный, пока не сдох, творил все, что мог.

— Ему далеко до Ивана Лютого, или Иосифа Сталина, или Адольфа Гитлера. Он мелкий питерский гопник, который сейчас теряет всякую поддержку – и поддержку окружения в бункере, которое вовсе не стремилось к этой эскалации. Вы же помните его речь – обращение к народу трижды откладывалось, в конце концов было перенесено со вторника на среду, его окружение до последней минуты пыталось остановить его от этой тройной глупости. И во-вторых, российская армия, как к ней не относись, опозорилась в Украине – и как профессионалы, и как люди, нарушившие кодекс военного. Но с тем большей яростью и удовольствием они перегрызут горло этим новым Малютам Скуратовым. Возможно, Путин именно такую комбинацию задумал, иначе эти его действия невозможно было бы объяснить. Но он и здесь просчитался. Хотя нам какая разница, что там будет происходить в России, когда она проиграет? Во всяком случае, очевидно, что она движется к проигрышу в войне. Конечно, в какой-то форме, по вашему сценарию или любому другому, проигрыш в войне всегда открывает в России долгий период смуты. Эта великая русская смута уже началась на наших глазах.

— А как можно объяснить чрезвычайно странное заявление, или инициативу, тети Вали Матвиенко, уроженки Украины, которая коллаборирует с режимом, пытающимся уничтожить ее историческую родину, – она начала бекать-мекать о перспективах якобы на парламентском уровне проводить какие-то консультации после того, как президент Зеленский откровенно послал Путина и весь завязанный на Путина переговорный процесс?

— Весь истеблишмент вместе с уроженкой Украины Матвиенко и всеми людьми в бункере осознал, что война проиграна. Они все такие же российские империалисты, они ненавидят Украину, с удовольствием ее уничтожили бы. Но сейчас видят, что уничтожить Украину невозможно, и перед ними встала более важная для них задача – сохранить власть и огромную собственность, что одно и то же в России, в государстве, терпящем поражение. И они обращаются через голову Путина к Западу: помогите нам спасти лицо, мы готовы. Это намеки той части российской элиты, которая отчаянно желает договориться и готова в целом сдать Путина. У Путина сейчас слишком много врагов, чтобы удержаться у власти: вся эта элита, желающая мира (Матвиенко просто послали выразить эти настроения), военные. Кое-кто говорит, что Путин вчера дал пощечину военным, – это не пощечина была, он их просто выпорол зассаной тряпкой этим назначением. Они все относятся к Кадырову отрицательно, растет недовольство народа. Были какие-то люди, в какой-то степени отравленные пропагандой, готовые идти по мобилизации, как им говорили, спасать страну. Но когда перед ними открылась вся бездна воровства в армии, полной неподготовленности генералов, руководства армии и стремления пожертвовать ими для затыкания дыр, я думаю, это теперь огромный взрывной материал, опаснейшая проблема как для Путина, так и для всего российского господствующего класса.

— Да, публичная порка генералов – это чрезвычайно серьезный вызов, но Путин на него пошел. С другой стороны, если он собирается выйти живым из войны против Украины, а он очень хочет этого, он будет вынужден идти на какие-то шаги. На какие шаги в нынешнем коридоре смерти он может пойти?

— У Путина путь, который ему подсказывает его окружение: мягкое отстранение от власти. Это собственно обсуждалось с ним, и он даже был почти готов к этому перед отъездом в Самарканду. Но там он убедился, что падение его статуса на международной арене может подтолкнуть его, ведь не только мы видели, что происходило в Самарканде, но и люди из бункера видели. И он боялся, что это подтолкнет их к тому, что они смогут предложить Западу: мы освобождаем вас от Путина, а вы помогаете заставить Украину предложить какие-то более выгодные условия капитуляции. И он поэтому сразу сделал эскалацию на четырех или даже на пяти направлениях, если учесть эту атаку на своих генералов, чтобы уже посжигать все мосты и лишить свое окружение возможностей найти более или менее мирное решение. Единственный для него путь спасти жизнь – это договориться со своим окружением о том, что они его отправляют на лечение в какой-нибудь «центр древней китайской медицины» и объявляют, что «товарищ Путин допустил ряд серьезных ошибок в украинском вопросе и мы теперь пытаемся их исправить». Это единственный его шанс на жизнь.

— Это в перспективе. Пока Путина еще не привязали к хвостам гнедых жеребцов или к какому-нибудь колесу или бамперу кадыровской тачанки и не провезли по всей «среднерусской возвышенности». Это в планах, а здесь есть другой конкретный кейс: речь идет о заявке Украинского государства на ускоренное вступление в Евроатлантическое сообщество. Будем надеяться, что не найдется никого, кроме Орбана, кто бы мог пытаться заблокировать подобное направление.

— Я считаю, что это очень правильный и важный шаг Зеленского. Взгляните: уже половина членов НАТО высказались за. Половина, потому что я считаю так: Ермак насчитал 11 стран, в последние дни к ним присоединились, это уже должны объявить, естественно, Болгария и Словения. И кроме того, я считаю, что в первый же день, когда станут членами НАТО, эту заявку поддержат Финляндия и Швеция – вместе уже будет 15 из 30 стран НАТО. Что показательно: все эти страны, кроме Канады, имеют границу с Россией. Ведь в чем состоит задача блока НАТО – защищать НАТО, и в первую очередь эти 15 стран, от нападения России. Те страны, которые, собственно, и выполняют эту функцию, на чьей территории расположены войска всего блока НАТО, все они уже за принятие в НАТО. То есть то, что было два месяца назад какой-то абстракцией, теперь уже нарастило мясо, стало практической целью. Я убежден, что во время визита Лиз Трасс в ближайшие дни будет объявлено, что Великобритания также поддерживает эту акцию. И чрезвычайно важную мысль подчеркнул Зеленский в своем обращении: «Мы де-факто уже являемся членами НАТО». Полностью изменен модус отношений Украины с НАТО. Это не какой-нибудь кандидат, который еще должен дотянуться до каких-то критериев и ждать, пока скажут: да, вам можно 4+ поставить, – это страна, которая единственная сейчас выполняет функцию НАТО, она сражается с Россией. Ради защиты от русских орд и был создан блок НАТО.

— А если, к примеру, Орбан скажет нет?

— Единственный вопрос, оставшийся с Америкой, неясен до конца и мне также – я поделюсь своим мнением относительно того, как я его вижу, – это предоставление ракет ATCMS и ракет HIMERS дальнобойностью 300 и 500 км. Американцы этого не подтверждают и не отрицают, я думаю, что эти ракеты в некотором количестве уже переданы Украине. В тех каналах связи, о которых говорили Салливан и Блинкен, что они имеют с американскими военными, американцы сделали предупреждение: если вы будете продолжать линию на разрушение украинской инфраструктуры, то мы, во-первых, передадим эти ракеты в очень большом количестве, а во-вторых, отменим свои ограничения, свои пожелания, которые мы пока выражаем украинцам, не применять их для удара по собственной российской территории. Вы же видите, процесс идет в этом направлении – вчера или позавчера официальный представитель Пентагона сообщил, что они сняли ограничения, которые были в отношении Крыма. Крым – украинская территория, по Крыму можно лупить любыми ракетами. ATACMS очень нужны именно для освобождения Крыма. То есть разговоры ведутся по этому поводу. В чем нуждается Украина как член НАТО? Вы ведь не ждете американских или немецких солдат? Они вам не нужны, вы сами справитесь.

— Мы с удовольствием их встретили бы хлебом и солью и были бы рады, потому что здесь речь идет не об агрессии, а о коллективной безопасности, в частности ядерных объектов – Запорожской атомной станции.

— Вам нужно прежде всего вооружение в больших масштабах без ограничений. В этом смысле вы уже члены НАТО. Я убежден, что формально «шашечки» вы получите после освобождения Херсона, будет ускорена капитуляция России. Когда вы выйдете на границы 1991 года, конечно, вас примут в НАТО как гарантию безопасности Украины от предстоящей агрессии России. И это заявление Зеленского – очень важный шаг в этом направлении.

(Оновлено 14:00)

«Цензор.Нет»

Александр Кочетков, аналитик, политтехнолог

Весь день по всей Украине ожидаются ракетные атаки

А вы тоже заметили, что каждое назначение нового командующего россиянскими оккупационными силами сопровождается всплеском ракетных ударов по нашим мирным городам?

Назначили очередного мясника Суровикина, и теперь атакуют Киев, Харьков, Днепр, Запорожье, Львов, Тернополь, Кривой Рог и другие украинские города. А потом «высокоточные» ракеты снова придется экономить.

Опять же это кровавая запоздалая ответка за крымский мост. Который является военным объектом, потому что по нему постоянно идут военные грузы. А в столице в парке Шевченко мамочки с детьми гуляют…

Кстати, о точности. В Киеве одна ракета упала возле памятника Михаилу Грушевскому, вторая возле памятника Тарасу Шевченко. Понятно, что кремлевские упыри — сплошь идолопоклонники и фетишисты. Но ведь не настолько, чтобы специально бить в два главных символа украинской независимости?!

Не удивлюсь, если на днях кремлевский фюрерок объявит нам войну — за то, что мы якобы на них напали… Фетишисты верят, что если вместо специальной операции они назовут свою агрессию войной (священной, разумеется), то их военная мощь сразу возрастет. Вот ни капельки!

Фюрерок одним копытом уже в гробу. Осталось подтолкнуть. И все потом будут удивляться, как стремительно посыпалась недоимперия.

 

«Грани.ру»

Российская армия подвергла массированному обстрелу гражданские объекты по всей Украине. Ракетные и авиаудары нанесены, в частности, по Киеву, Днепру, Львову, Житомиру, Николаеву, Тернополю. Замминистра обороны Украины Анна Маляр сообщила,что было выпущено 83 ракеты, из них 43 — сбиты. Также были нанесены удары с помощью 17 иранских беспилотников-камикадзе «Шахид», выпущенных с территории Беларуси и из Крыма. Есть погибшие и раненые.

Украинцев не запугать

 

«Настоящее время»

«Ресурсов у России не так много, как им хотелось бы». Эксперт Центра оборонных стратегий об обстреле Россией Киева

В Киеве утром 10 октября произошло несколько взрывов. Государственная служба Украины по чрезвычайным ситуациям сообщает о погибших и раненых. Всего в этот день были обстреляны более десятка городов Украины. Как сообщил в телеграме главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный, утром 10 октября Россия выпустила по Украине 75 ракет, 41 из них была обезврежена украинской ПВО.

Эксперт Центра оборонных стратегий Андрей Рыженко в прямом эфире прокомментировал ракетный удар по Киеву:

— Андрей, вы находитесь в Киеве?

— В одном из городов-героев рядом с Киевом.

— У вас рядом сейчас что-то взрывается? Может быть, вы видели ракеты, которые летят сейчас на столицу?

— Это несколько далековато. Я знаю, что в столице сейчас, начиная с 8:30, было несколько серьезных взрывов. Были взрывы и в Киевской области, насколько мне известно.

Основными целями были все-таки объекты инфраструктуры, генерирующие электричество и тепло, насколько известно. Есть информация, что эти атаки продолжаются. Идет третья волна. Стреляют этими ракетами как с южной части Украины – с оккупированных территорий.

— Вероятно, с Херсонской области, с Запорожской, с Крыма?

— Я имею в виду, они летят по всей территории Украины: и в Тернополь, и во Львов, и в Хмельницкий, и в Житомир, и в Киев. А что касается этих приграничных городов, то их обстреливают постоянно. И что касается Запорожья, там применяют в основном другие ракеты – С-300, которых очень много стреляют с Токмака. Эти ракеты, которые сегодня прилетели в Киев, это были несколько другие ракеты. Они выстреливались с самолетов и, наверное, с кораблей.

— Правильно ли я понимаю, что это крупнейшая ракетная атака на Украину с 24 февраля?

— Возможно, да. Предыдущая была 28 июня. Мы помним, что в Киеве было восемь тревог, но так много ракет не было. А тут, видимо, очень много мероприятий скопилось в России, за которые можно отомстить, плюс новый командующий российской группировки. Решили они сделать такое мероприятие, очень болезненное для Украины. Но оно нас не сломит.

— По-вашему, это ответ на взрыв на Крымском мосту?

— В том числе да. После подрыва Крымского моста там поменялось руководство операции. Я так понимаю, что началась резкая критика Путина за то, что нужно быть более жестким. Но дело в том, что ресурсов у России тоже не так много, как им хотелось бы. Они, конечно, сейчас попытаются сконцентрировать эти удары по Киеву и по другим городам, по мирным жителям в основном. Мы видим, что бьют по гражданской инфраструктуре. Но, опять же, народ это не сломает. Посмотрим, что будет на фронтах.

— Вы сказали, что у России не так много ресурсов. Объясните свою мысль.

— Мы наблюдаем, что два-три месяца удары ракетами нового поколения, которые есть у России, проводятся все реже и реже – это ракеты «Калибр», это ракеты «Оникс». Стреляют старыми ракетами. И из-за потерь российской авиации мы видим, что они в зону действия наших ПВО заходят редко, стреляют в основном с территории Российской Федерации. В этом и есть смысл моей фразы. В первый день, я хочу напомнить, россияне выстреляли 160 ракет по территории Украины. А потом это количество становилось все меньше и меньше. Что касается сегодняшней атаки, эта фраза касается количества современных ракет и средств их доставки.

— Виталий Ким написал о том, что в третьей волне ракет, которые пролетели через территорию Николаевской области в сторону украинских городов, 47 ракет. Это значит, что в каждой из волн примерно по 50 ракет?

— Я не знаю, сколько было в первых двух. Действительно есть информация про третью волну, которая стартовала с Каспия. Там было якобы 47 ракет. Фактически мы узнаем все с точностью до ракеты. Но, опять же, действительно, может быть, в первый день военной агрессии россияне били больше. Сейчас точное количество ракет мы узнаем после того, как это завершится. Я думаю, что оно будет приблизительно таким, как было в первый день.

— В течение этих месяцев войны мы часто рассказывали новости о том, что в Украину поставляются современные системы ПВО – американские, норвежские. Они сейчас работают? Они не справляются с тем количеством ракет, которые сегодня Россия выпустила по украинским городам?

— Сейчас работают штатные системы Вооруженных сил Украины – это те системы, которые поступили к нам еще в советское время. Иностранные системы, насколько мне известно, пока не поступили на вооружение. Их поступление ожидается в каком-то ближайшем времени.

— А можете это объяснить? Война идет уже восемь месяцев. Почему так долго, зная, что война началась именно с ракетных ударов по украинским городам, с ракетных ударов по Киеву, почему так долго эти противоракетные системы поставляются, в том числе в Киев?

— Поставка противоракетной системы связана с тем, что ее нужно изготовить либо снять с дежурства в какой-то стране. Сейчас страны Запада не настроены забирать ракетные системы с боевого дежурства в своих армиях, потому что ощущается угроза им тоже. Однако они это делают.

Во-вторых, нужно подготовить персонал. Это очень сложный инженерный объект. И каждая система ПВО достаточно уникальна. Такая же практика была и у нас. Система «Бук» отличается от системы С-300. Так же и в этом случае.

— Если я вас правильно понимаю, украинские города не защищены ничем, кроме того, что было и в начале войны?

— Да, но там система достаточно сильная. И украинское ПВО сбивает 50-70% ракет. Просто часть ракет все-таки долетает. Если сейчас мы узнаем, сколько ракет атаковало Украину, то узнаем, сколько было сбито, сколько дошло к целям. Просто очень большое количество ракет выпускается, какая-то часть их цели достигает. Стопроцентного сбития, конечно, обеспечить не удается.

— А эти ракеты сбивают непосредственно над городами? Или это можно фиксировать в тот момент, когда они вообще оказываются на территории Украины?

— Я думаю, что есть информация по взлету ракет и по их подлетам. И когда они входят в зону поражения, то системы, которые защищают украинские города, об этом, скорее всего, осведомлены, применяют оружие и сбивают.

 

(Оновлено 13:00)

Игаль Левин

Эффективность и военная польза от этих ударов нулевая. Как именно должны остановить украинское контрнаступление удары дорогостоящими крылатыми ракетами по детской площадке и пешеходному стеклянному мостику (который им даже не удалось уничтожить) — известно только в больной голове рашистов. Они почему-то думают, что украинцы и украинки трусы, и как только ракета грохнет по гражданскому объекту, тогда народ затопает ножками и потребует от Зеленского переговоров с русским царем. Эффект же — обратный. Каждый удар по мирным, только озлабливает украинцев, больше людей идут добровольцами в армию, становится шире работа волонтеров, и каждый украинский гражданин и гражданка еще больше понимают почему поводырь кровавых чмонь вместе со своей конюшней должны быть низложены. Если вы ищете причины эффективности ВСУ, то одна из них — это регулярные удары русских по мирным гражданам. Террор по отношению к достойным людям порождает только ненависть и презрение, но не страх. Россия и русские ответят за все это. Их государство будет раздроблено и поделено среди захваченных народов, а их племя будет униженно и гонимо на много поколений вперед.

 

Игорь Эйдман

Диагноз, поставленный тогда Борисом, полностью подтвердился. Причём Путин оказался не просто е…тым, а абсолютно отмороженным   маньяком-садистом с ядерной бомбой, который стал экзестенциальной угрозой человечеству.

Мир поначалу прохлопал эту угрозу. Но теперь, благодаря стойкости и мужеству Украины, с помощью крупнейших мировых экономик, эта моровая язва на теле Земли будет уничтожена, выжжена калённым железом в течение года, максимум. В этом у меня нет сомнений.

 

Анатолий Несмиян

Сингулярность

Пока ответ Кремля на удар по Крымскому мосту производится в режиме «Разберусь как следует и накажу кого попало». Утренние удары в час пик по городам Украины — это как раз «кого попало». Учитывая скудость запасов ракет, террор по площадям (а Украина — это всё-таки крупнейшая страна в Европе после России и площадей у нее достаточно) скоро иссякнет по банальной причине — закончатся ракеты. Точнее, подойдут к пределу, за которым остается неприкосновенный запас. Если адекватность окончательно покинула кремлевских, то они зачерпнут и оттуда. Что увеличит масштаб разрушений и жертв, но и только. Возникнет вопрос — что дальше?

В запасе у Путина есть всё те же три возможности: повышение уровня мобилизации до полной, удары тактическими ядерными боеприпасами и применение стратегических ядерных боеприпасов. Иные возможности либо исчерпаны, либо показали свою неэффективность или неспособность.

Наземные наступательные действия прекратились в июле, и с тех пор инициатива перешла к ВСУ — именно они «на земле» теперь определяют рисунок и ход боевых действий. Для перелома и перехвата инициативы была запущена «частичная» мобилизация, которая показала крайнюю степень «изношенности» всей мобилизационной системы. Двести тысяч поставленных под ружье (во всяком случае, эту цифру озвучил Шойгу) — это, по всей видимости, текущий предел возможностей. И проблема здесь не только и даже не столько в возможностях рассылать повестки и отправлять на сборные пункты, сколько в том, что инфраструктура мобилизации как таковая отсутствует. Нет ничего — ни полигонов, ни лагерей размещения, ни запасов обмундирования и амуниции, проблемы с оружием. Нет командного состава, способного организовать из толпы мобилизованных хотя бы маршевые роты. То есть 200-300 тысяч — это реальный предел возможностей системы, и попытка проведения полномасштабной мобилизации приведет к ее коллапсу.

Кроме того, нужно понимать, что одномоментное изъятие из экономики значительного числа работоспособных кадров приведет к ее остановке. Если точнее — то еще хуже — к хаотичной работе, когда везде на всех участках будут происходить микро-, мини- и достаточно масштабные катастрофы. Которые нужно будет «расшивать» в ручном режиме, и это в условиях полного развала всей управленческой вертикали.

Так что сомнений в том, что Путин может отдать приказ о проведении полной мобилизации, нет, сомнения возникают на этапе реализации этого приказа и совершенно нет никаких сомнений в его последствиях.

Военное значение полной мобилизации будет крайне невелико: противник ведет технологичную войну против войны хождения строем. Пулемету без разницы — фаланга с копьями или лава конницы. Главное, чтобы патронов хватило. Пакету Хаймарса все равно, сколько будет в толпе, которую он накроет: пятьдесят или пятьсот человек. Поэтому массовый призыв если и даст некоторое преимущество, то некоторое и ненадолго. КПД у мобилизации а-ля Кремль чудовищно низкий.

Но, повторюсь — особых сомнений в том, что такой приказ может быть отдан, нет. И очень даже вероятно, что его отдадут.

Когда станет ясно, что это не работает тоже, останутся только два союзника — килотонны и мегатонны. Конечно, это при условии, что толпа мобилизованных будет покорно идти на пулеметы и благополучно истребляться на месте. Может случиться неприятность — эта толпа с оружием развернется и пойдет по домам. Кстати, сюжет более чем неиллюзорный, потому что в условиях, когда смысл происходящего не очень понятен, а в руках оружие, мотивация «Штыки в землю» возникнет очень быстро. Наша турбо-патриотическая общественность на этот счет имеет мнение, что массовые расстрелы дезертиров быстро исправят положение, но думаю, что это мнение крайне ошибочное — и опять же, в условиях тотального демотивирования личного состава штыки могут не просто воткнуть в землю, а повернуть против расстрельных команд. Это, конечно, всё почти досужие рассуждения, реальность будет разной. Но точно не однозначной, а значит — хаотической. В довесок к имеющемуся и созданному дополнительно мобилизацией хаосу. Система управления всем этим бардаком, скорее всего, перестанет справляться задолго до наступления общего коллапса.

После всего (а на эту фазу уйдет от силы месяц-полтора) в Кремле сообразят, что ставка на полную мобилизацию не сработала, а потому подойдут к последним фазам — передаче командованию полномочий на нанесение тактических ядерных ударов. Иначе говоря, принимать решения, сколько и куда бросить, будут уже непосредственно генералы, а затем — полковники и майоры. Управление событиями окончательно уйдет из рук кремлевских, так как зарядов много, за каждым решением физически уследить будет невозможно.

Хочу отметить, что решение о полной мобилизации однозначно запустит подобную цепь, так как события будут развиваться в рамках своей внутренней логики и практически без участия кремлевского руководства. Оно просто стронет с горы лавину, а далее обойдутся без него.

Здесь опять же стоит понимать, что в тылу региональные феодалы, прекрасно понимая, к чему идет дело, начнут лихорадочно собирать свои собственные региональные военные структуры, вооружать их имеющимся на территории региона вооружением. На этой базе начнут возникать военные союзы с обменами (вы нам танки, мы вам пару самолетов. Вы нам камаз берц — мы вам контейнер бронежилетов, и так далее) Дезертиров, массово бегущих с фронта домой, будут принимать и вместо отдачи под трибунал, ставить в ряды уже местных ополчений. Так что пока на фронте будет идти развал всего, регионы будут приобретать, причем в ускоренном порядке, внутреннюю субъектность и выстраивать структуры союзничества (а также будущей вражды). Начнут наводиться мосты с внешними силами и выстраиваться внешнеполитические союзы без участия Москвы.

Я думаю, что при подобном развитии событий до ядерных ударов дело может либо вообще не дойти, либо они не успеют развернуться в полномасштабный формат, так как на этом этапе неизбежно внешнее вмешательство в происходящее. Пока туземцы лупят друг друга луками и стрелами, это мало кого беспокоит. Но если дикари начнут дубасить друг друга чем-то серьезным, то вмешательство белых людей на этом этапе становится единственно возможным. Кстати, предупреждение бывшего советника по безопасности Болтона о том, что после принятия решения о ядерных ударах Путин становится законной военной целью, стоит воспринимать абсолютно серьёзно. Это как раз такая логика.

В любом случае решения для Кремля уже нет. Он не может остановиться, он не может прекратить. Он не может ничего изменить, разве что только увеличить масштаб разрушений. Это и есть катастрофа — любое решение ведет к точке, где управление перестает существовать. Классическая сингулярность. Когда вы попадаете в поле притяжения черной дыры, и выйти из него невозможно, что бы вы ни делали, вы закончите свой путь в одной точке.

 

(Оновлено 12:00)

Юрий Касьянов

Они хотят нас запугать, подавить волю, поставить на колени. Но нас это только злит и делает сильнее.

 

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

Ще раз переконуюсь у тому, що цілком вірно назвав путінГа — бункерним довбойобом…

Вони не вміють «у довгу стратегію»… тим більше, під час війни

Нинішній ранок в Україні, це — найбільш тупорилий та кровожерливий крок, якій тільки можливо було здійснити у їхньому становищі, який, до того ж, РІЗКО ПОГІРШИТЬ це саме становище…

По суті — кремлівські самі собі наклали на голову величезну купу лайна, або вистрілили собі у ногу(якщо так зрозуміліше…)

  1. Очевидно, що МАСОВАНИЙ удар по цивільній інфраструктурі в Україні з точки зору НЕГАТИВНОГО інформ-впливу у світовому медіа-просторі, для Кремля, буде мати ефект Цусіми…
  2. З військової точки зору — це абсолютно безглуздо. Від слова «зовсім». Скоріше навпаки, рівень мотивації особового складу збройних формувань України ще раз «підскочить» (хоча він й так вже зараз такий, що лаптям за краще — лізти у жито…). Кремль «дострілює» рештки своєї дальнобійної та «високоточної» зброї, але тратить їх НЕ НА ВІЙСЬКОВІ ЦІЛІ…

Це тупо й вкрай дебільно…

  1. Уся кремльовська агентура у цивілізованому світі, всякі там «корисні ідіоти» і т.і., які останнім часом волали «за мир с Россией»…. зараз будуть вимушені якщо не затулити пельку, то «прикидатися ветош’ю».
  2. Про темпи та обсяги військово-технічної допомоги та поставок в Україну… я просто помовчу… Думаю, ви самі здогадаєтесь…що з ними станеться
  3. Ну й на додачу — відтепер будь-яка відповідь України та загалом цивілізованого співтовариства на це варварство стане не просто «цілком легітимною», а навіть бажаною… Причому у будь-якій сфері… від фінансово-економічної, до військової…

Перераховувати, у цьому сенсі, можна ще довго…

Тож, підсумуємо…

Тут можливі два висновки:

— Вони дійсно тупі, але дуже кровожерливі довбні…

— Або серед них (я маю на увазі тих, хто причетний до прийняття рішень) є той, хто вперто й наполегливо працює «проти них»…

 

Анатолий Несмиян

Ночью и под утро помимо традиционных ракетных ударов куда попало впервые за долгий срок был произведен удар и по Киеву. В Запорожье уничтожен еще один многоквартирный дом.

Военного значения террор по площадям никогда не имел, не имеет он и сейчас. Повышается градус озверения, добавляется мотивация ненависти — если это то, чего добивается Кремль, то это у него получается хорошо. Вот чего не отнять у кремлевских — это умение разрушать все вокруг себя. Вначале свою страну, потом вокруг нее. Раковая опухоль может только разбрасывать метастазы.

 

(Оновлено 10:00)

«Украинская правда»

В понедельник утром по всей материковой части Украины объявлена воздушная тревога.

В центре Киева – взрывы: есть погибшие, взрывы продолжают раздаваться в других районах

 

«Крим.Реалії»

«Мобілізація викликала шок у Росії, рейтинг влади почав падати». Інтерв’ю із соціологом Левом Гудковим

Тривога, страх і жах – ось що відучла майже половина росіян, дізнавшись про оголошення в країні «часткової мобілізації». Такими є результати опитування російського «Левада-центру». І водночас у 23% респондентів мобілізація викликала почуття гордості за Росію. Знизилося і схвалення діяльності президента Володимира Путіна, який усе літо стабільно отримував 83% підтримки від росіян. Якими для російської влади будуть наслідки мобілізації у середній перспективі? Про це проєкт Радіо Свобода «Крим.Реалії» говорив із науковим керівником «Левада-Центру», соціологом Левом Гудковим.

«Основна маса покірно піде у військкомати»

– Як би ви загалом охарактеризували зміну настроїв у Росії після оголошення «часткової мобілізації»?

– Сама структура сприйняття реальності мало змінилася, оскільки діє тотальна цензура, заборона на альтернативні думки та погляди, заблоковано всі незалежні чи більш-менш неофіційні канали інформації.

Головна зміна – психологічна. Після оголошення «часткової мобілізації» ситуація в суспільстві різко змінилася, бо одна справа, коли війна відбувається десь за межами Росії і взагалі не стосується основної маси населення.

А оголошення «часткової мобілізації» – в яку, до речі, ніхто не повірив, люди вважають, що це загальна мобілізація, тому що гребуть усіх – це викликало найсильнішу тривогу, шок, невдоволення в Росії, і рейтинг схвалення всіх гілок влади почав падати.

Невдоволення висловлюють насамперед ті, хто раніше підтримував цю «операцію», тому що [у них] чисто шкурні інтереси. Призов вириває людей із повсякденного життя, доходи населення падають. Відповіддю на це був не лише масовий страх, а й реальна втеча людей призовного віку за кордон.

– Опитування провели невдовзі після оголошення мобілізації. Виходить, минуло не так багато часу. Чи потрібно очікувати сильних стрибків суспільних настроїв у найближчому майбутньому?

– Думаю, осмислення цієї ситуації буде дуже повільним. Основна маса тих, хто підлягає призову, піде у військкомати й підкорятиметься всьому тому, що вимагає начальство.

Однак поки що не виникає внутрішнього конфлікту між суспільством і владою. Тому що росіяни сприймають себе передусім як державних людей, як підданих великої держави. Тому відкрите протистояння означає найсильніший внутрішній конфлікт саморозуміння, ідентичності тощо. «А що можна зробити?», «Батьківщина вимагає», «Росія – країна солдатів»… Ця покірність не означає ні схвалення, ні згоди з цілями війни.

Усвідомлення того, що відбувається, усвідомлення наслідків прийде пізніше, бо громадська думка дуже інертна, консервативна. Але цей процес точно розвиватиметься. Чим інтенсивнішим та успішнішим буде наступ українських військ, тим сильнішим буде роздратування серед [російських] ура-патріотів, взаємні обвинувачення, звинувачення керівництва країни, істерика у вищих ешелонах влади, швидка зміна командувачів – те, що ми вже й спостерігаємо. І, звісно, зміна масового ставлення, бо перспектива масової поразки підриває авторитет і довіру до Путіна.

– Ймовірно, цим сприйняттям ви поясните, чому в половини респондентів повномасштабне вторгнення в лютому викликало гордість за Росію, а тепер таких менше чверті. Зате зараз близько половини тих, хто після початку мобілізації відчуває тривогу, страх. І водночас 72% підтримують військові дії Росії в Україні, а 44% віддають перевагу військовим діям, а не мирним переговорам.

– Саме так. Змінився як емоційний фон того, що відбувається, так і бажання мирних переговорів, тобто фактично – припинення війни. Якщо ще в серпні співвідношення прибічників продовження війни та її противників становило 48% на 44, то у вересні воно перевернулося: тепер переговорів хочуть 48%.

– А на поступки, яка частина з цих 48% готова була б піти?

– Судячи з наших опитувань, люди поки що не розуміють. Вони хочуть припинення війни, але за яких умов – не дуже зрозуміло. Український наступ та перспектива поразки Росії можуть дуже швидко змінити співвідношення різних думок. Поготів, що більшість населення боїться ядерних ударів, і погрози з боку Путіна приймаються всерйоз.

– А чи можливо взагалі розвіяти впевненість у силу власної армії? Адже поразку завжди можна сприймати як тактичний відступ і перегрупування військ.

– Під час усього перебігу військових дій відсутність успіху виправдовувалася гуманітарними міркуваннями, небажанням руйнувань, турботою про мирне населення та іншу лицемірну демагогію. Цілком реально, що в міру просування українських військ використовуватимуться ті самі аргументи. Але незважаючи на інертність громадської думки, люди не можуть не усвідомлювати, що йдеться саме про військову невдачу. Сам факт поразки, що наближається, і крах антиукраїнської та антизахідної політики не можна приховати, і люди поступово це розумітимуть. А це означає розмивання авторитету Путіна.

Завжди в історії Росії військова поразка викликала гостру політичну кризу чи революцію.

– Тобто чинником падіння авторитету Путіна буде не час, не затягування війни, а саме поразка – точкова подія?

– Поразка плюс час усвідомлення. Давайте ще візьмемо до уваги, що до початку наступного року виявляться всі негативні наслідки санкцій, які поки що не дуже усвідомлюються населенням.

Відчуття безвиході наростатиме

– В опитуванні «Левада-центру» респондентів запитували, чому вони вважають, що так звана «СВО» ведеться неуспішно. Більшість це пояснила тим, що війна затяглася. Що можна очікувати 24 лютого 2023 року, коли виявиться, що війна, яку планували завершити за три дні, триває вже рік?

– Важко щось прогнозувати – надто багато невідомих. Але я очікую наростання роздратування, внутрішнього невдоволення та відчуття певної безвиході ситуації. Якась частина громадян, що підлягає призову, ухилятиметься й саботуватиме все це. Це спричинить посилення репресій, поліцейські заходи та наростання конфліктності в країні.

Серед опромінених пропагандою зміни будуть дуже повільні та вектор їх буде різним. Посиляться антиукраїнські, антизахідні настрої, а з іншого боку – різко зростуть претензії до влади.

– І знову про це питання в опитуванні – про неуспішність воєнних дій з боку Росії. Пояснення, що війна неуспішна, бо гинуть люди, було аж четвертим за популярністю. Другим була мобілізація, третім – відступ російської армії. Чому так?

– Російська пропаганда дегуманізувала українську сторону.

– Але питання більше стосувалося не загибелі українців, йшлося про російських солдатів.

– І до своїх також досить жорстке ставлення. Реакція «шкода наших хлопців», безумовно, посилюватиметься з часом. Але поки що це материнське ставлення до того, що відбувається, перебуває у конфлікті з чоловічим, ідеологічним, мілітаристським. Проте з часом «жіноче ставлення» поширюватиметься дедалі більше. Це буде ерозією мілітаристської ідеології.

– Найменше стежать за ситуацією в Україні та найменше стурбовані наймолодші респонденти. Навіть незважаючи на те, що вони у найбільшій групі ризику. З одного боку, згадується, що молодь і на вибори, наприклад, ходить найгірше. Але з іншого, у різних країнах саме молодь дуже часто починає заворушення, які переходять у щось більше. Чи варто сподіватися, що молоді люди вийдуть на вулиці?

– Поки що на це мало що вказує. Головна реакція молодих – це тікати. Саботаж та ухилення від призову. Суто пасивна реакція щодо держави. А те, про що ви говорите, вимагає прийняття відповідальності, сміливості та готовності до активності. Поки що, за нашими опитуваннями, ми бачимо, що готовність брати участь в акціях протесту, зокрема й військових, різко знизилася.

 

(Оновлено 9:00)

Альфред Кох

Вот и подошел к концу двести двадцать восьмой день войны. Мое путешествие заканчивается и я уже на «Большой земле», где есть нормальный интернет и я теперь буду писать посты как и раньше — каждый день.

Я еще в Новом Свете, здесь вечер 9 октября, и сегодня Боре Немцову исполнилось бы 63 года. Что можно добавить ко всему тому, что уже про него написано? Да ничего… Все сказано и про честность, и про открытость, и про то, что все правильно говорил и все предсказал.

Можно, конечно, ударится в воспоминания и рассказать несколько трогательных эпизодов из нашей с ним дружбы и, тем самым, как бы и себя поставить рядом с великими. Вот, мол, с кем я был на дружеской ноге!

Но все это уже не нужно. Все сказано. А все изреченное — есть ложь… И чем дальше уходит в прошлое дата его смерти, тем бронзовее и гранитнее становится его образ. И таким он и войдет в учебники.

И дети будут отдавать салют, и называть себя его верными учениками и члены Всероссийского Немцовского Демократического Союза Молодежи (ВНДСМ) будут проводить собрания ячеек и чехвостить своих членов за аморальное поведение…

И как придумали панфиловцев, так и придумают Немцова, которого никогда не существовало в реальности. И новый Мединский, лет через тридцать, будет брать у меня, девяностолетнего старика, интервью, и будет цензурировать мои рассказы о Немцове, потому, что старик (то бишь — я) совсем сбрендил, несет какую-то околесицу, а нам нужны положительные примеры, чтобы воспитывать нашу молодежь в патриотическом духе и т.д.

И исчезнет реальный, добрый и незлобливый Боря, раздолбай и любимец женщин, жуткий эгоист и рубаха-парень. С которым хоть сейчас в разведку. Который не продаст и ничего не скроит. И с которым всегда просто и ясно. И нет никаких вторых и третьих днов и фиг в кармане.

А появится незнакомый мне титан мысли и отец русской демократии, которого я не знал и перед которым буду трепетать, как когда-то в детстве, трепетал перед Лениным…

Но все это случится. Так написано в древних книгах. И всегда так было. И по другому не будет. Потому, что Путин скоро падет. Потому, что снова мы будем строить другую Россию. Новую, честную и добрую. Как Боря Немцов. И молодежи будут нужны положительные примеры. И образцы. И значит уже мертвому Боре уготована такая нелегкая судьба: быть памятником.

А тот Боря, которого я помню, останется при мне. И еще в душе у пары десятков других людей примерно моего возраста. Чуть постарше, как Олег Сысуев, или чуть помладше, как Илья Яшин… И этот Боря будет нужен только нам. И больше — никому. А когда мы умрем, то и умрет с нами и этот его образ. Останется лишь гранитный истукан, воздвигнутый новыми мединскими, чье сучье племя не выведется никогда, как крысы.

Так устроена жизнь. И я знаю, что так она устроена. И я смотрю на это спокойно. Так бывает всегда, когда умирает человек. Разница лишь в том, что от некоторых, после того, как уходят люди, которые их знали, остается гранитный истукан, а от других — не остается ничего… И я, честно говоря, даже не знаю: какой из этих двух вариантов лучше.

Когда Борю убили, то мне наперебой взялись звонить тогда еще мне знакомые обитатели кремлевских коридоров и некоторые, вхожие туда олигархи и наперебой начали убеждать меня в том, что Путин тут не при чем, что он сам в ярости и что все это самодеятельность Кадырова, который в виду своей дикости, предположил, что Путину будет приятно получить от него в подарок голову своего врага.

А другие мучили меня вопросом: почему именно Немцов? Разве он главный лидер оппозиции? Разве у него есть перспектива по сравнению, например, с Навальным? Почему именно он?

А вот прошло семь лет и все как-то само собой прояснилось. Ясно, что это был приказ Путина. И очевидно, что это был очень правильный выбор — убить именно Немцова. И если раньше я тратил тонны своего красноречия, чтобы попытаться (как правило — тщетно) убедить в этом своих собеседников, то теперь с этим никто и не спорит, настольно это очевидно…

Это настолько очевидно, как и то, что будь он сейчас жив, он, безусловно, был бы на стороне Украины. Он бы не дал себя посадить и тем самым — заткнуть себе рот. Он был бы в Киеве и оттуда бы вел свою антипутинскую пропаганду. Как Томас Манн из Лондона и Марлен Дитрих и Нью-Йорка. И его бы услышали. И в России и на Западе.

Пока он был жив, он всегда был за Украину и против путинских планов задушить ее свободу. Против аннексии Крыма. Против войны в Донбассе. В том числе поэтому его и убили.

И сегодня когда ВСУ побеждает врага, когда взлетел на воздух Крымский мост, когда Путин стал жалок и смешон в своем бункерном ужасе от реальной жизни, которая настойчиво постучала в его двери, я как в магическом кристалле вижу то время когда другой мост назовут Немцовским. И поставят там памятник. Такой же как на его могиле: то есть просто выбьют на парапете его имя.

И я верю, что наступит время, когда я смогу приехать и положить там цветы. Вместе с Ильюхой Яшиным. Который, слава Богу, жив. Но, как известно, сидит в тюрьме за то, что явно и открыто выступил против путинской войны с Украиной. И войну назвал войной.

Но для того, чтобы Россия, как мечтал Боря, стала наконец свободной, ее еще нужно победить. И сколько это возьмет времени и скольких жертв еще потребует — не знает никто.

Но наше дело правое. Враг будет разбит, победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

 

(Оновлено 8:00)

«The Moscow Times»

Екатерина Мереминская

Символическое разрушение моста

Крымский мост стал символом путинской России — империи, коррупции, пропаганды и одурманенных ей людей, а также неработающих санкций Запада. Теперь этот символ за 300 млрд рублей – в огне.

Крымский (сначала его называли Керченский) мост должен был сделать из «острова Крым» образцово-показательный регион России — к которому ведут дороги и идут деньги. Что не очень логично, не у всех российских регионов такое есть (к пяти из них железные дороги не ведут до сих пор), зато наглядно. Так Крымский мост стал символом того, что оккупация не временная, а окончательная, зримым подтверждением присоединения новых территорий и воплощенных имперских амбиций.

Мне Керченский мост знаком еще со стадии строительства – я писала в газете «Ведомости» про госзаказ, а мост был одним из крупнейших заказов государства. Следила, как менялась цена контракта (не всегда, кстати, росла), как выбирали исполнителя смежных строек, как задерживали иногда выплаты строителям.

Этот мост мог быть подготовкой к войне или плодом политической недальновидности. Впрочем, он также отличная иллюстрация проектного подхода, так любимого правительством России. Это когда вся страна работает на какую-то общую большую (дорогую) цель и желательно получает что-то на память — Олимпиада в Сочи, финал Чемпионата мира по футболу и пр. Такая инкарнация пятилетнего госплана, но с эмоциональным зарядом — вроде бы все при деле и некогда думать о падении реальных доходов и уровня жизни. Строители моста уложились быстрее, чем в 5 лет. Началось строительство в 2015 году (в марте подписали контракт) и открыли уже в 2018 году для автомобилей (в мае, под сезон) и в 2019 году — для поездов. То есть пользовались мостом на год дольше, чем строили. В этом смысле проект можно считать удачным.

Заодно мост стал символом коррупции. Всего переправа в Крым стоила бюджету больше 300 млрд рублей (19 км моста и еще 60 км дорог на берегу). Не очень дорого — в среднем в это время в России строительство километра дорог стоило порядка 1 млрд руб. Это не был самый дорогой и масштабный проект, например, кольцо вокруг Москвы (ЦКАД) стоило 341,2 млрд рублей за 336,5 км. Но, надо признать, довольно оперативный и показательный.

Почти все деньги, выделенные на мост, прошли через друга Путина Аркадия Ротенберга (порядка 250 млрд рублей). Показательно, что его компания «Стройгазмонтаж» получила заказ на строительство (223 млрд руб.)  без конкурса. Ее фактически назначило правительство. Деньги получали авансами, затем строили, отчитывались и получали следующую сумму. Потом точно также — без конкурса — «Стройгазмонтаж» получил контракт на строительство железнодорожного подхода со стороны Крыма (22 млрд руб.). Расчеты шли через Мособлбанк, который был на санации у «СМП банка» Аркадия и Бориса Ротенбергов.

ФБК Алексея Навального обвинили создателей фильма «Крымский мост» Маргариту Симоньян и Тиграна Кеосаяна в краже 30% съемочного бюджета.

Мост также показал формальность западных санкций, введенных после аннексии Крыма. Большинство компаний, работавших над проектом, находились под этими санкциями. Но это мало мешало проектировать, строить, финансировать. Отдельные поставщики вызывали вопросы, но в целом все, кто хотел обойти санкции, их обходили.

Мост отлично показал, как население готово осваивать новую территорию. Мегастройка вызывала восхищение даже у скептически относившихся к режиму — все-таки самый длинный мост, построенный в России (19 км). А основная масса россиян откровенно радовалась появлению дороги на курорт. В 2018 году в Крым приехало 6,8 млн туристов, или на 28% больше, чем в 2017 году (5,4 млн), из них половина приехала по Крымскому мосту. И продолжали ездить несмотря на пандемию. В 2021 году был установлен новый рекорд – 9,5 млн. Несмотря на войну и взрывы, даже в 2022 году в Крыму отдохнуло уже более 5 млн человек. Так что мост — еще и символ аполитичности россиян.

Вообще мосты — символ объединения (например на купюрах евро мосты и арки символизируют единую Европу). Но этот отделил Россию от мирового сообщества. Генассамблея ООН осуждала строительство и эксплуатацию моста, как способствовавшего милитаризации Крыма. С осуждением выступили Украина, ЕС и США.

Теперь этот мост получил повреждения. Тоже символические. И символизируют они, возможно, перелом в войне.

 

(Оновлено 7:00)

«Главред»

Игорь Эйдман, социолог, публицист, писатель

Почему Крымский мост потянет с собой на дно Путина и его режим

России нечем ответить Украине на удары по Крымскому мосту – у РФ нет инструментов, способных переломить ход войны в ее пользу.

Разрушение Крымского моста действительно имеет большое символическое и смысловое значение. Уже не первый месяц, а особенно сейчас, после удара по мосту, российская «партия войны» истерит в интернете – дескать, это уже предел, перейдены все «красные линии», и России пора начать «настоящую войну», а дальше следует поток брани и угроз.

Вот только никаких дополнительных ресурсов, помимо тех, что уже сейчас вовлечены в войну, у России и российских войск нет. И все разговоры о том, что Россия якобы задействовала не все свои возможности, – чепуха. Удар по мосту докажет это.

Многие российские политики, в частности, Медведев, говорили, что Крым – это некая «красная линия», и, если Украина тронет полуостров, РФ ответит жестко. Сейчас у России есть возможность показать, что она может. Вот только в действительности эта ситуация продемонстрирует ее полную импотенцию – российская верхушка уже ничего не может.

Если раньше все это понимали только украинцы, то теперь и европейцы, и Запад осознают, что Путин – фокусник, который вышел на сцену с цилиндром, откуда должен достать зайца, но зайца никакого нет, он давно съеден.

Так что ничего нового и яркого от Путина ждать не стоит. Он не способен ни на что, кроме бредовых и никчемных действий типа сфальсифицированных референдумов, в честность результатов которых никто не верит, и безумных аннексий территорий, которые ему не только не принадлежат по закону, но и не подконтрольны ему.

Да, в ответ на разрушение моста Россия может ударить и по Киеву, и по мостам, убить еще больше мирных жителей Украины, совершить еще больше военных преступлений, еще больше осложнить жизнь мирных украинцев. Но в военном смысле ей это ничем не поможет и не сможет переломить ход войны. Такого рода действия со стороны России не только еще больше сплотят украинцев против врага, но и вызовут дополнительный приток мировой помощи, прежде всего, западной, в Украину, а также новые санкции против российского режима, к которым теперь присоединятся в том числе нейтральные страны вроде Индии и Турции.

Что касается вероятности применения Россией ядерного оружия, то я думаю, что к этому она не прибегнет, но угрожать им будет. Однако даже если ядерное оружие будет задействовано, это тоже не сможет переломить ход войны в пользу России. Скорее, наоборот, это приблизит крах путинского режима. Более того, такой шаг подтолкнет НАТО ввязаться в войну.

Совершенно очевидно, что, если российская армия не может победить украинскую, лишенную современного оружия (ведь, по большому счету, у Украины нет флота, современной авиации, современных западных ракет большой дальности, западных танков), то что тогда говорить о перспективах ее столкновения с НАТО, где все вышеперечисленное в огромном количестве, особенно у американцев. Если те же американцы вступят в войну, от российской армии ничего не останется в течение нескольких дней.

Так что после частичного разрушения Крымского моста раскол элит в России будет углубляться. Еще до удара по мосту начался процесс раскола «партии войны» на радикалов, которые визжат и брызжут слюной, что министерство обороны РФ и верховный главнокомандующий недостаточно интенсивно и эффективно ведут войну, и на умеренных, то есть людей, которые особо не хотят засветиться в этой войне и не хотят ассоциироваться с ней.

Да и в российском обществе уже начинается брожение. Потому что население подсадили на наркотик победы, и все ожидали победы России. Именно потому так стремительно попер вверх рейтинг власти после 24 февраля – обыватели ожидали быстрых побед. Но никаких побед нет – есть лишь поражения.

И Крымский мост тоже будет бить по рейтингу и снижать уровень поддержки путинского режима. И скоро этот Колос на глиняных ногах рухнет.

 

(Размещено 6:00)

Анатолий Несмиян

Я и писал, и говорил неоднократно, что социальная термодинамика отличается от прочих динамических процессов наличием иррациональной составляющей. Сергей Переслегин определяет ее как социоглюонное взаимодействие, Валерий Ильин подходит к ней с более развернутых позиций и определяет ее как совокупность индивидуальной и коллективной потенциальной и кинетической социальных энергий. Обобщенно этот фактор можно назвать социальной психологией, не заостряя внимание на её точном определении — в любом случае речь идет о факторе, который либо сложно, либо невозможно измерить инструментально, его можно лишь оценить. Существуют социологические службы, которые пытаются измерять социально-психологическую динамику, но здесь есть очевидная проблема: как ты спросишь, такой ответ и получишь. Поэтому точность социологических методов очень сильно зависит от ангажированности самой социологической службы и контекста проведения любых опросов или иных методов.

Нематериальные и невещественные факторы, отличающие социальную систему от любой иной, в периоды кризисов начинают играть буквально определяющую роль. В каком-то смысле это отмечали и классики, рассуждая о роли личности в истории и приходящие к логичному выводу о том, что личность и возникающая между ней и обществом нематериальная связь может оказывать существенное влияние в точках экстремума — в периоды системных кризисов и катастроф. В ходе «обычного» развития роль личности практически нивелируется и социум подчиняется рациональным закономерностям эволюционного развития.

Это вступление необходимо для того, чтобы сравнить характеристики двух режимов и поведение двух лидеров воюющих стран — России и Украины — в точке острого кризиса, каковой безусловно является начатая 24 февраля без сколь-либо внятной рациональной цели спецоперация.

Парадокс российского режима заключается в том, что войдя в катастрофический этап своего существования (из которого, в общем-то, обратного пути уже нет и на выходе неизбежно произойдет крах конкретно этого режима и создание на его обломках чего-то другого, вот, правда, чего именно, сказать сейчас просто невозможно), так вот, как раз на данном этапе легитимность режима упала до нуля. Что совершенно логично, так как в период катастрофы все предыдущие смыслы обнуляются и утрачивают свое содержание. Единственное, на чем в период катастрофы может держаться авторитарная власть — это обоснование, известное как «коней на переправе не меняют». Дескать, если нас сменить на кого-то другого — лучше не станет, а вот хуже — скорее всего. Проще говоря, легитимность теперь работает на негативистском посыле. В отличие от докатастрофического периода, когда она базируется на позитивистской пропаганде достижений автократа (и даже неважно, насколько они реальны).

Понятно, в чем проблема: автократ должен подтверждать посыл, пускай он и негативистский. То есть — как минимум объяснять, почему в очередной раз всё стало хуже чем вчера (а в ходе катастрофы всегда сегодня хуже чем вчера, а завтра будет хуже, чем сегодня). Он должен обладать искусством «перевода стрелок» с той же самой целью: доказать, что все остальные хуже чем он. Это работает, хотя с каждым разом всё менее эффективно.

Так вот именно здесь у кремлевского режима возникла откровенная «просадка». Кремлевский лидер в силу индивидуальных личностных качеств — полный ноль именно в кризисных ситуациях. Трусость ли это или отсутствие элементарных человеческих чувств (особенно это заметно по его нулевой эмпатии) делает его настолько эмоционально бедным, что он просто не может улавливать подобные нюансы. Рисунок поведения вождя в периоды кризисных обострений всегда один и тот же: он убегает и прячется. Подобный стиль раньше вызывал недоумение, сейчас — откровенное раздражение даже среди лояльной части населения. Проехать по Крымскому мосту на «Камазе» у лидера находится время, а вот прибыть и хотя бы обозначить свое присутствие на месте диверсии на том же мосту — времени не нашлось. «Где Путин — там победа» трансформировалось в «Где победа — там Путин». А вот где что не так — там его нет и даже не ожидается.

Всё это разительно отличается от поведения и стиля его визави и личного врага Зеленского. И это действительно личный враг, так как он демонстрирует откровенное презрение и брезгливость как раз на личностном уровне, что для Путина явно унизительно. Ненавидеть — это хорошо, когда тебя ненавидят, это означает, что тебя уважают. Но вот презрение — это очень уязвляет, так что личные мотивы здесь откровенно налицо.

Зеленский в условиях текущего кризиса как раз в своей среде. Если для автократа стиль поведение — таинство и сакральность, то актер — это всегда обмен эмоциями с аудиторией, а в кризисной ситуации такого рода различия существенны. Теоретически существует возможность для сакральности власти в период кризиса. Но для этого требуется миф, подкрепленный идеей, которая становится своего рода квази-религией. Автократия принципиально отличается от тоталитарной власти полной безыдейностью. Тоталитаризм требует от масс деятельной поддержки, подтверждающей лояльность. Для автократа лояльность означает максимальную отстраненность народа от власти. Что полностью несовместимо ни с тоталитарным методом управления, ни с демократическим, ни с либеральным. Авторитарное управление стоит на полном отстранении народа от управления даже на уровне мифа и легенды, что он — субъект социального процесса.

Раз так, то Путин заведомо проигрывает как в силу личностных качеств, как человек, принципиально не способный на субъектность в период кризисных событий, так и в силу особенностей выстроенной под него системы управления. Остается клеймить Зеленского за «популизм», но как раз популизм — это организация унылых путингов и поездок по стране для встреч с сотрудниками ФСО, ряженных под народ. Зеленский же чувствует себя в сложившейся обстановке как рыба в воде, это его. Ему не нужны ряженые, он сам едет в гущу и общается с реальными людьми. Поэтому и столь различный эффект — его поддержка, а значит, легитимность даже среди явных и откровенных противников на данном этапе буквально зашкаливает (и, конечно, немедленно исчезнет, как только кризисная ситуация прекратится), а вот с легитимностью Путина дела обстоят ровно противоположным образом, несмотря на все верноподданические соцопросы, которые, не будем забывать, очень сильно зависят от формулировки вопроса и контекста проведения измерений. По некоторым данным, до 90 процентов опрашиваемых просто отказываются от участия в опросе, что, конечно, фатальным образом сказывается на достоверности любых социологических измерений.

Возникает любопытная картина происходящего: авторитарный режим достаточно уверенно чувствует себя в межкризисные периоды и совершенно не нуждается в народной поддержке. Однако именно в период кризиса он «проседает», а если на его системную особенность накладывается еще и личностный фактор негодности лидера, шансы в противостоянии с любым другим социальным субъектом неавторитарной модели у него резко снижаются буквально до нулевых значений.

Почему так важен фактор поддержки в период кризиса? Упоминавшийся выше Валерий Ильин в книге «Термодинамика и социология» полагает, что внутренняя энергия общества, которую он подразделяет на пять составляющих — потенциальную и кинетическую (по аналогии с физическими аналогами), которые в свою очередь разделяются на коллективную и индивидуальную, а потенциальную личностную энергию он разделяет еще на две — проявление инстинктивных качеств и выработанных в ходе развития социума морально—нравственно-волевых). Дестабилизирующим фактором в период кризиса становится индивидуальная кинетическая энергия, преобразующаяся в несогласованные действия в личных интересах. Все остальные виды внутренней энергии общества в случае проявления его единства могут быть преобразованы в полезную работу (конечно, с некоторым коэффициентом рассеяния, иначе говоря — на энтропийную составляющую). Для авторитарного общества, неспособного к пусть и временному, но объединению вокруг общей идеи (которую авторитаризм принципиально неспособен выдвинуть) все виды внутренней энергии остаются разновекторными, и значительная её часть преобразуется в социальную энтропию — то есть, ту часть энергии, которая не способна быть использована для совершения полезной работы. КПД авторитарного общества именно в период кризиса и тем более катастрофы критически низок. Это его имманентное свойство, которое в нашем конкретном случае усугубляется еще и ничтожностью человеческих качеств самого автократа и его личной убогостью и ущербностью.

Принципиальной особенностью автократии является ее безыдейность. Все остальные виды социальных моделей взаимоотношений власти и общества нуждаются либо в прямой идеологии, либо в ее суррогатах. Даже либеральное общество с его подчеркнутым плюрализмом тоталитарно в плане приверженности идеи примата свободы, доходящего в пределе до полного абсурда. В любом случае идейная составляющая трех других моделей всегда им присуща, явно или опосредованно. Автократия выхолащивает любую идею, поэтому нелепы попытки как самого Путина оперировать идейным багажом фашиста Ильина, так и потуги доморощенных философов и циничных технократов из АП создать какой-либо суррогат хоть чего-либо. Автократия базируется на постулате полного отрицания субъектности народа даже на понятийном уровне, а потому любая попытка его объединения вокруг чего-либо воспринимается предельно враждебно.

Вооруженный конфликт с Украиной для Кремля в таком случае есть заведомо проигрышный проект по всем показателям: ресурсно при столь высокой разнице в КПД преобразования внутренней энергии общества в совершение полезной работы (достижение победы) Кремль проигрывает вчистую. Организационно система управления путинской России находится буквально в коме даже при совершении рутинных действий, в кризисной обстановке она буквально разваливается. Война же — это соревнование оргструктур и ресурсов. Интегральная составляющая этих двух факторов для Путина выглядит откровенно провальной, поэтому мое личное отношение к нынешней авантюре всегда было, скорее, удивленным — настолько быть оторванным от реальности все-таки просто опасно. Но теперь уже нет смысла гадать, теперь фарш уже в мясорубке, а ее выключить невозможно. Теперь только вперед — в миску.

3 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

1 комментарий читателей статьи "BloggoDay 10 Oktober: Russian Invasion of Ukraine"


  1. Arkadiys
    10.10.2022
    в 15:14

    Много букав про крымский мост.
    Радости полные штаны.
    Рушыты ёго потрибно повнистью.
    Вопрос: » Неужели московиты вумнее украинцев?»
    Мало кто помнит, как украинские сверхакадемики и
    не сверх вылазили из штанов, доказывая, что крымский
    мост нельзя построить: землетпясения, льды летом и
    зимой, грунты не такие и пр.
    Раз так, то украинцам надо обовьязково ёго зныщыты!
    Слава воинам ЗСУ!
    Ермак не дремлет!

    0

Добавить комментарий