BloggoDay 11 January: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 11 січня 2022 р.

(Оновлено 19:00)

Полигон

Илья Давлятчин

«Вы — никакой не Вагнер. Вы — проект». Что говорят захваченные в плен наемники Евгения Пригожина

В распоряжении телеграм-канала «Можем объяснить» оказались аудиозаписи допросов бывших заключенных, завербованных на войну в Украину и сдавшихся в плен ВСУ. Их предоставил проект «Не жди меня из Украины», который занимается составлением базы российских военных, участвующих в полномасштабном вторжении. Вместе с изданием «Полигон медиа» МО верифицировал нескольких из наемников. Находясь в плену, они рассказали, как командир «ЧВК Вагнера» Евгений Пригожин «кидает» на деньги завербованных заключенных, а также как происходит расстрел дезертиров. Публикуем их монологи.

«Шаг назад — вам п***а»

Сергей Верещагин. Осужден на 17 лет строгого режима за двойное убийство, разбой и кражу. Согласно приговору суда, в ноябре 2012 года он задушил свою знакомую, затем похитил из ее квартиры 4 тыс. рублей и золотое кольцо. После этого Верещагин убил ее подругу, которая застала его на месте преступления. Отбывал наказание в ИК-1 города Мариинск Кемеровской области.

— Семьи нет, мама умерла, жениться не успел. Осенью прошлого года к нам в колонию прилетел на вертолете один мужик, сказал, что он — представитель «ЧВК Вагнера». Это был Пригожин. Пообещал полную амнистию: мол, начнете жизнь с нового листа. Те, кто воевал в горячих точках, отстроились направо, те, кто нет — налево.

«Стойте пока, дослушайте меня до конца. Работа найдется для всех — и копать, и таскать раненых, работы будет навалом», — говорил Пригожин.

8 ноября за нами приехали автозаки, привезли в аэропорт. Хотя это был не то что аэропорт, а взлетная полоса и пустырь. Всего нас было 107 человек, всех погрузили в ИЛ-76 и вскоре мы уже были в Луганске. Ни подразделений, ни рот, ни формирований. Выгрузили и сказали: «Вы никакой не Вагнер, вы — проект, даже не называйте себя. Потому что вы — просто проект». В Луганске на автобусах нас привезли в пионерский лагерь «Дружба», это было ночью, поэтому даже не могу сказать, где он находится. Я записался на войну для эвакуации раненых, но по факту все вышло по-другому.

Первые два дня мы тупо сидели в этом пионерском лагере… просто сидели и ждали. Ну и еще подписывали бумаги о том, что нам будут платить зарплату по 100 тысяч, а через полгода отпустят. После этого поехали на другую базу — на «Урале» и «Камазе», это были тентованные автомобили. Все переезды были ночью, а днем мы просто сидели в помещении.

Доехали до школы, но там провели совсем немного времени, потому что был прилет. Командиры отправили нас в леса, там стали копать землянки. В полчетвертого был подъем, в четыре — погрузка. И мы уже в лесу. Особой подготовки не было. Разве что учили нас разбирать и собирать автоматы Калашникова.

В моей группе было 25 человек, расселились по заброшенным домам. Задача была занять дома и держать оборону, в каждом здании было примерно по 8 человек. Оружие? Да один пулемет «семерка». Гранатометов, приборов ночного видения и биноклей не было вообще. Еще две рации. Документы и телефон отобрали. У нашего командира группы был позывной Астронавт, он тоже зек — сзади остался и направлял наемников. Командир роты ставил задачу командиру взвода — его позывной то ли Лейман, то ли Лейцман. По рации направлял человек с позывным Юкос.

У зеков нет ни тяжелой техники, ни беспилотников. В основном они х**рят со 120-х минометов.

Где-то в середине декабря нас перебросили за речку — там разрушенный мост, но протянут понтон. Влево и вправо вдоль речки располагались наши позиции — окопы, в которые нас и рассадили — это то ли Луганск, то ли уже Лисичанск. А чуть дальше был частный сектор — ядро, в котором сидели все командиры. И вот они нам заявили: «Шаг назад — вам п***а, идем только вперед». Поэтому назад я не пошел, потому что они бы меня при***рили.

В конце декабря отправили в Соледар, до которого ехали часов пять. Спустили в подвал, там мы опять просидели целый день. Ночью сказали собираться и стали вывозить мелкими группами. Выгружали нас у заброшенных шахт, где раньше добывали соль. Встретили там два или три человека. Темно — вообще ни х** не видно. Они шли с фонариками, а мы — на расстоянии вытянутой руки. Шли одной колонной минут 25-30. Уперлись в разбитую БМП, прошли метров 30 — по правую сторону был частный сектор с в хлам разбитыми домами. Потом сидели в домах, несколькими группами. Занимали позиции, а некоторые зеки начали продвигаться — по кустам, по огородам. Но нас уже все достало и мы решили сдаться. Недолго ползли к украинским позициям, услышали стрельбу и стали кричать: «Свои, свои!». А они: «Давай на землю!» Ну я откинул автомат и сдался.

Никаких денег мне так и не заплатили.

«Петухов должны отдельно забирать»

Александр Дроздов. Осужден на 3 года лишения свободы за покушение на убийство. Согласно приговору, мужчина «на почве неприязненных отношений» ударил ножом в грудь своего знакомого. Тот выжил. Отбывал наказание в ИК-17 Вологодской области.

— В нашу колонию приезжал лично Пригожин. У него на груди было три медали, три звезды. Он прилетел в зону и начал рассказывать людям, что был в Африке и сейчас ищет людей, которые будут защищать Россию от «оккупантов и фашистов» и не пускать на наши рубежи врагов. Некоторые согласились, но взяли не всех. Например, оставили «петухов», потому что их должны отдельно забирать. Блатных с пидорами не берут вместе, потому что есть совсем другое «петушиное» подразделение. Вакансий много. Зарплата — 100 тыс. рублей. У меня есть опыт, служил «срочку», моряк в Видяево, вч-81247.

Мы взлетали с территории бывшей воинской части Вологды. Сейчас там части нет, но аэродром остался. Летели где-то два часа, прибыли в Луганск. Потом нас довезли до ангара, все зековские вещи скинули, а взамен дали рюкзаки, форму, сменку. Довезли до детского лагеря, кажется, «Дружба». Выдали автомат, 4 рожка, масленку для оружейного масла. Гранаты не давали, бронежилет тоже и рацию не дали.

Через несколько дней нас снова погрузили в грузовик и несколько часов везли до заброшенных шахт. А там полигон, перед которым есть что-то типа частного свинарника и двухэтажное здание. Там нас расселили человек 140 — на первом и втором этаже и еще в одном здании. После этого начались учебные мероприятия на этом полигоне — учили, как обращаться с оружием, как идти строем, какие команды нужно выполнять. Ну и уже через две недели начали пристреливаться. Тогда же впервые нас обстреляли — это было ночью, было много «трехсотых». Командование решило отвезти в другое место — это был фактически лес, там в землянках жили две недели, там вскоре тоже попали под обстрел.

Затем перевезли на дачные участки — мы жили в брошенных домах где-то месяц. Метров в 20-ти понизу от этих домов есть железная дорога, но она вся заминирована, чтобы враг не прошел. Командиры предупредили, что вообще нельзя выходить из поселка, потому что все заминировано вокруг. Ходили на железную дорогу просто без патронов, проверяли обстановку. Парни мерзли. Кормили нас плохо. Привезут три пайка на три дня, а потом не возят. Воды тоже не было. Однажды приехали ночью, всех резко подняли, затем привели в город в 30 км от «Дружбы», где был длинный подвал. Везли в темноте, чтобы не было понятно и видно. Нас было 30 человек, потом пришли два зека и отвезли нас в темную яму. В первую ночь забрали группу из 16 человек, хотя они даже толком не поспали и не поели. Просто сказали: «Бросайте ваши рюкзаки, они вам не пригодятся». И на следующий день рано-рано утром забрали уже нас. Дали мне ружье СВД (снайперская винтовка Драгунова). Повезло, что из этой СВДшки я никого не убил.

Наши позиции были рядом с заброшенной солевой шахтой. Привели в донельзя разрушенную школу, там подвал. А в подвале много раненых людей. Дали рацию: «подымайтесь кверху». Старшой группы сидит за горой, зовут его Паша. Он там начальник. И нам дали приказ идти на штурм. Постоянно под обстрел попадали. Мы кричим: «Свои, свои». А они: «Какие вы на**й свои?»

Форма у зеков и наемников разная. У «вагнеровцев» форма пятнистая, зеленая — как у военных, и есть шевроны на спине: там изображен череп с кинжалом. У нашего командира с черепом был позывной Сотый, еще были Терминатор, Талиб — последним всем командует, он жил в лесу, приехал с передовой и хвастал медалью ЧВК, она у него такая круглая, как монета. Отличается и командир группы — у него тельник (тельняшка – прим. ред).

Задачи нам давали следующие: нужно занять дом и наблюдать, а потом по рациям передавать остальным группам, чтобы те подтягивались. Это было такое прикрытие для штурмовиков. А штурмовики сильно отличаются от обычных наемников, они вообще е*нутые, просто идут напролом. Это тоже зеки, но в основном наркоманы. Я общался с ними, они совершенно невменяемые. Они сидят по 18 лет за жизнь, у кого-то 20. Но при этом их положение выше моего. Их называют «рексами». Причем этих «рексов» сейчас большинство — ведь на зонах в основном за наркотики сидят, там сейчас сроки за граммы в России гигантские. У них с собой есть рация, планшет, на нем — синие точки расположений, где они находятся. У штурмовиков есть тепловизор, который привозят с позиций. Нормальные мужики, у которых срок большой и они не наркоманы, пытаются закосить. Типа, нога больная, температура. Ну и им говорят: «полежи немного, отдохни».

Свои знаки «отличий» есть у больных ВИЧ — у них на руке красный браслет. Опущенных нет, потому что насильников и педофилов не берут. У них отдельный эшелон.

Потери совершенно гигантские, потому что те же «рексы» прут напролом. Видел, что их увозят в больницу разбитую или в подвал к соляной шахте.

У многих на фронте заканчиваются сроки — тогда им платят больше. Уже не по 100 тыс. рублей, а 200 — и они не просто зеки, а настоящие «вагнеровцы».

«Старшего убивают, если его команда дезертирует»

Евгений Новиков, статья неизвестна.

— У меня есть двое детей, один ребенок закончил школу, второй пошел на учителя. Мне сидеть оставалось около года. Но это — огромный срок. Там так менты е**шут нас, что п***а. Так и оказался в Луганске. Телефон с собой запрещен.

Тех, кто ослушался, ликвидируют — это делается публично. Есть там такие отряды ликвидаторов, состоят из «рексов». Говорят, что бывали случаи казни перед строем. Начались обстрелы, один из зеков залег и не стал прикрывать своих. Обстрел прошел, он вернулся обратно, а ему кричит старшой: «Почему ты не пошел вперед?» И его убивают. Старшего убивают, если его команда дезертирует.

Сам я, дай бог, сделал два выстрела СВД. Мы, как вторая линия, автоматчики и пулеметчики. У завода стоит начальство, которое нас раскидывает. Я видел, что не больше двух человек увозят с ранениями, остальные гибнут.

 

(Оновлено 18:00)

BBC News

Польша планирует передать Украине полтора десятка «Леопардов»

Президент Польши Анджей Дуда сказал в среду, что Польша собирается отдать Украине роту немецких танков «Леопард» — но сделает это только вместе с союзниками.

«Рота танков «Леопард» будет передана в рамках действий коалиции [союзников Украины]. Мы хотим, чтобы это была международная коалиция», – сказал Дуда в среду во Львове после встречи с президентом Украины Владимиром Зеленским.

Танковая рота в польской армии состоит из 14 танков. Всего у Польши, по данным из открытых источников, есть почти 250 немецких «Леопардов 2» разных модификаций.

В последние дни европейская пресса писала, что Польша и Франция добиваются от Германии как страны-производителя разрешения на передачу Украине «Леопардов».

Дуда выразил надежду, что рота танков от Польши вместе с «Леопардами» и иными танками от других стран будет передана Украине уже очень скоро.

До сих пор партнеры Украины не предоставили ей ни одного танка западного производства.

Владимир Зеленский сказал журналистам после встречи во Львове, что видит «очень позитивные сигналы» относительно поставок танков и ожидает решений не только от Польши, но и от других стран.

«Мы ожидаем объединенного решения. [Только] одно государство «Леопардами» нам не сможет помочь, потому что мы боремся с тысячами танков России […] не хочу конкретно называть государства, но мы ожидаем сегодня еще одного позитивного сигнала от другого государства относительно поставки нам современных танков западного образца», – сказал Зеленский.

«Мне кажется, нашим партнерам нужно прежде всего жалеть наших людей, потому что это сокровище и потенциал победы в этой войне, а не жалеть то или иное количество танков для передачи нашему государству», – добавил президент Украины.

 

(Оновлено 17:00)

«Настоящее время»

«Россияне воюют за Соледар и Бахмут из политических соображений»

Ветеран ВСУ рассказал о стратегическом значении городов на Донбассе

Вооруженные силы Украины ведут тяжелые бои за удержание Соледара в Донецкой области. Российские войска продолжают штурм, не обращая внимание на потери, заявляет замминистра обороны Украины Анна Маляр. При этом основатель российской «ЧВК Вагнера» Евгений Пригожин накануне заявил, что его наемники взяли Соледар под контроль.

Американский Институт изучения войны считает, что россиянам пока не удалось полностью захватить Соледар, вопреки заявлениям Пригожина. Аналитики института пишут о видео, которое появилось 10 января, на кадрах – наемники «ЧВК Вагнера» в центре Соледара. Но оценить, к кому в ходе уличных боев перешел контроль над тем или иным кварталом, сейчас невозможно, заключают аналитики. При этом Институт изучения войны отмечает, что даже если полный захват Соледара подтвердится, это не будет означать немедленного окружения соседнего Бахмута.

О стратегическом значении Соледара и Бахмута для российских и украинских военных рассказал ветеран батальона «Айдар» Сухопутных войск Украины Евгений Дикий.

– Пригожин заявляет, что «ЧВК Вагнера» захватили Соледар. Понимаете ли вы, так ли это на самом деле?

– По состоянию на вчерашний вечер это еще было не совсем так. Дело в том, что сейчас в Соледаре воюют несколько моих бывших товарищей по батальону «Айдар» с 2014 года. Время от времени удается с ними связаться, хотя, конечно, они не в онлайн-режиме все время. И по состоянию на вчерашний вечер ситуация была очень тяжелая. Примерно три четверти города контролировалось оккупантами, но примерно четверть города оставалась в руках наших защитников. И в свете того, насколько медленно происходят любые продвижения именно при уличных боях, когда бой идет за каждый отдельный дом, иногда даже за каждый отдельный подъезд, вероятность того, что за несколько часов Соледар полностью перешел из рук в руки, по-моему, близка к нулю.

Но ситуация там очень тяжелая. Все-таки четверть города – это только четверть города. Три четверти уже, по сути, под оккупацией. По состоянию на четыре дня назад выглядело все так, что город нужно оставлять, что в принципе уже нет ни возможностей, ни достаточной необходимости дальше его удерживать. Нужно отходить и ровнять линию фронта. Но дальше, видимо, наверху было принято решение еще там продержаться, потому что за последние три дня туда переброшен ряд свежих резервов, ряд свежих частей. Поэтому городские бои явно затянулись.

– То есть приказа об отступлении украинской армии из Соледара Генштаб не давал?

– Нет, приказа об отступлении пока не было. Наоборот. Я же говорю: по состоянию на три-четыре дня назад уже сворачивали опорные пункты, готовились организованно выходить. Но потом, наоборот, был приказ держаться и пошли подкрепления.

Основатель «ЧВК Вагнера» заявил, что россияне контролируют большую часть Соледара. Киев утверждает, что город в «полуобхвате»

– Вы можете объяснить эту логику: если уже готовились выходить, значит, видели опасность для жизни?

– Пока я говорил то, что точно знаю. Что касается логики Генштаба – тут я уже могу только предполагать. Инсайдов в Генштабе у меня нет. Тут можно уже только строить предположения. Но, скорее всего, речь идет о логике принятия решений не военной, а политической. Кроме того, с военной точки зрения сам по себе Соледар – точнее, то, что от него осталось, – точно ценности не представляет. Однако в определенной мере он является ключом к Бахмуту.

При всем уважении к аналитикам Института изучения войны, которых вы цитировали, все же падение Соледара не будет автоматом означать, что в тот же день мы оставляем Бахмут. Но ситуация защитников Бахмута очень ухудшится. Это все-таки уже будет достаточно серьезная угроза коммуникациям и подвозу боекомплектов в город. А мы знаем, что именно так города и теряют. В свое время Лисичанск, например, сам по себе мог бы держаться и месяц, и два. Но поскольку была перебита трасса, по которой туда можно было подвозить боекомплекты, город пришлось оставить меньше чем за неделю. Поэтому, я думаю, Соледар держат, с военной точки зрения, исключительно ради того, чтобы не усложнять жизнь защитникам Бахмута.

Да, автоматом не будет так, что сдали Соледар – завтра выходим из Бахмута. Но это было бы действительно очень серьезной угрозой. Кроме того, я думаю, основным было политическое решение, поскольку и россияне воюют за Соледар и Бахмут в основном из политических соображений. Ведь стратегически оба этих города ничего не решают. Даже если предположить, что и Соледар, и Бахмут взяты россиянами – это все равно даже не взятие всего Донбасса, это не выход на административные границы Донецкой области даже близко. Просто после этого они упрутся в следующую линию обороны. Просто фронтовыми станут Константиновка и некоторые другие города. И дальше они точно так же будут держаться месяцами, как месяцами продержались Соледар и Бахмут. То есть принципиально абсолютно ничего не поменяется.

Но с тех пор, как они туда уперлись, почему-то они кладут громадное количество жертв за эти города. Я тут уже упоминал Лисичанск, взятый на первой неделе июля. С тех пор россияне ни одного города не взяли. Начиная со второй половины июля они только теряют, теряют и отступают. И, судя по всему, есть политическое решение: додавить хоть какой-то город и показать, что не все так однозначно, что не только отступление и оборона, а все-таки города еще берутся. И как-то так получилось, что этим городом стал Бахмут. Возможно, что и мы уперлись в эту политическую игру, после того как в том числе и президент посетил Бахмут. То есть военная цена Бахмута не так велика, как пиарная и политическая, которую за последние месяцы обе стороны сильно подняли.

Возможно, также есть то, где у меня точно не может быть прямых сведений, – это наши отношения с союзниками. Я не знаю, как падение Соледара и Бахмута отразится на поставках нам техники и вооружения. Возможно, отразится негативно. И в таком случае точно есть смысл любой ценой держать эти города, пока много что приедет.

– Получается удивительная ситуация. Мы на протяжение нескольких месяцев рассказывали о том, что россияне штурмуют Бахмут.

– Начиная с сентября, если быть точным.

– Да. Получается, что сейчас они изменили тактику и просто нашли другую слабую точку в украинской обороне – и этой точкой оказался Соледар?

– Да нет, что вы. Они никакую тактику не меняли. И дело в том, что мы все время говорили о Бахмуте. А вообще-то все это время был участок фронта, который включает в себя Бахмут, Соледар и авдеевскую промзону. Это один участок фронта, за который у россиян отвечает «ЧВК Вагнера». И на всем этом участке все это время идет одно и то же. То, что наши между собой называют «Зомбилэнд», то, что раньше называлось «русская трехслойка». Это древняя тактика маршала Жукова, при которой первые две волны пехотинцев, плохо обученные, плохо одетые и плохо вооруженные, отправляются заведомо на убой. Но они истощают запасы боеприпасов защищающейся стороны.

Кроме того, после нескольких часов, извините, употреблю это слово, утилизации, потому что это не совсем бой, а именно утилизация в промышленных масштабах этих наступающих плохо обученных и плохо оснащенных пехотинцев, через несколько часов начинает клинить оружие. Ни автоматы, ни пулеметы не рассчитаны на несколько часов непрерывного огня, и заканчивается боекомплект. И вот тогда третьей, а иногда и четвертой волной подходят действительно серьезные бойцы. Те «вагнеровцы», которые не набраны по зонам, а профессиональные наемники, которые до этого много лет работали в Африке и в Азии, у которых война – это профессия. Наши ребята-защитники между собой эту первую категорию называют «зомбаки», а вторую категорию «дяди». Вот через несколько часов заканчиваются «зомбаки» – и тогда подходят «дяди». И тогда начинается жесткий ближний контактный бой. Когда, я уже говорю, боекомплекты на исходе и уже клинит стволы. Именно таким образом они несколько месяцев продвигаются и в Бахмуте, и в Соледаре. Абсолютно одинаково, разницы нет. Просто похоже, что в Бахмуте «зомби» практически закончились и количество наших защитников было больше. А Соледар оказался более слабым просто чисто по техническим причинам. Там принципиальных отличий не было никаких.

– То есть Бахмут сейчас под опасностью после, как вы говорите, почти полного захвата Соледара.

– Позвольте уточнить. Пока мы держим хотя бы четверть Соледара, Бахмут еще не под опасностью. А вот если мы его уже сдаем полностью и они выходят за Соледар к трассе – тогда да, тогда у Бахмута проблемы.

– А что еще в опасности? Куда еще могут пойти россияне? Потенциальное наступление на север от Соледара – Белогоровка, Северск?

– Может быть. Но в Белогоровке и Северске были обычные части российской армии – не «вагнеровцы». Соответственно, наступали они не с такими страшными потерями, поэтому и отбивать их было вполне реально. В чем сила «ЧВК Вагнера» в Бахмуте и в Соледаре – именно в том, что они впереди себя гонят этих заключенных с зон, которых не то что не жалеют, а вполне сознательно засыпают дорогу их телами. Там, где действует регулярная российская армия, там все-таки они не настолько все трупами выкладывают.

– Про такую тактику пехотного массового человеческого наступления украинские военные рассказывают нам несколько месяцев подряд. Вы говорите, с одной стороны, про усталость стволов. С другой стороны, слухи в России про новую волну мобилизации тоже не заканчиваются. Как долго можно продолжать бои, используя такую тактику? Как долго это возможно технически?

– Боюсь, что ответ плохой. Технически это возможно настолько долго, насколько российское общество будет абсолютно игнорировать количество жертв. Если российское общество в целом уже готово проглатывать пятизначные цифры потерь, если российское общество спокойно относится к тому, что меньше чем за год 100 тысяч россиян уже погибло, что означает, что еще 100 тысяч стало инвалидами и калеками навсегда – статистика обычно один к одному. И если им на это все равно, они и дальше готовы отдавать людей на мобилизацию, отправлять их на этот фронт, боюсь, что это пушечное мясо никогда не закончится.

На мой взгляд, российский режим, который наделал массу ошибок за эту войну, сделал все-таки одну мудрую вещь. Когда началось бегство от мобилизации, не стали перекрывать внешнюю границу. Таким образом, все то, что могло иметь свое мнение и хоть как-то быть способным на сопротивление, из страны сбежало. Им сознательно дали сбежать. И осталось абсолютно покорное, абсолютно послушное быдло. И это был очень правильный расчет, что при 140 миллионах населения, даже если сбежит два миллиона, на мобилизацию все равно хватит с головой. Пока российские матери и жены будут спокойно относиться к такой индустриальной, невиданной со времен Второй мировой утилизации их мужей и сыновей, увы, это может продолжаться.

– Мы много слышим про западное оружие, которое есть у Украины. С помощью HIMARS остановить такое наступление нельзя?

– Как раз HIMARS бессильны при боях в городской застройке, когда один подъезд наш, другой – их. Случай из реальной жизни. Мои друзья были в одном крыле школы, а в другом крыле школы уже были оккупанты. И они внутри школы в коридорах выбивали друг друга. При таких боях артиллерия в принципе ничего не решает. Кстати, интересно то, что россияне при этом ее используют. То есть по тем порталам, где и наши, и их бойцы, они спокойно отрабатывают артиллерией. Мы, естественно, такого не делаем. Там, где вперемешку наши и их, мы по своим не работаем. Но даже артиллерия для них решает мало.

Бронетехника в городской застройке вообще не живет. Там, собственно, в эти условные нули – вы понимаете, что там нет нулевой линии, там условно нулевые дома, нулевые подъезды, нулевые подвалы – уже даже боекомплекты приносят ночью пешком, потому что если бронетехника заезжает, через несколько минут ее сразу подбивают. Это, опять же, касается абсолютно одинаково обеих сторон. И вот в таком бою получается, что техническое преимущество сводится на ноль. Все сводится именно к близкому контактному пехотному бою, почти что рукопашному. Именно про рукопашный я пока не слышал, но закидывание друг друга гранатами с нескольких метров – это да, это там сейчас ежедневная практика. Вот тут уже HIMARS не поработают.

HIMARS могли бы повлиять на тыловое снабжение этой группировки, но, опять же, не забываем, что волшебных HIMARS у нас на весь фронт 20 штук. И если, например, на Херсонщине был Днепр, через него было четыре моста. И контроль над ними сразу менял всю ситуацию, то в районе Бахмута и Соледара сзади – широкий большой тыл и много разных объездных путей. Их все HIMARS не перекроешь.

– Три четверти Соледара захвачено, но при этом пока угрозы для Бахмута, если не захвачен полностью Соледар, не существует.

– Пока хотя бы четверть держат, то да.

 

(Оновлено 16:00)

Новая газета. Европа

Краеугольная юрта

Российский МИД потребовал от Казахстана объяснений за символический жест солидарности с украинцами. А знаете, кто еще так делал? Гитлер!

С самого начала вторжения России в Украину Казахстан, находящийся в дружественных отношениях и с теми, и с другими, попал в сложную ситуацию. С одной стороны, открытую поддержку Украине выразить Астана не могла никак: слишком велика зависимость от России плюс сама республика придерживается «принципа многовекторности» и в войну не лезет принципиально. С другой стороны, территориальная целостность стран для Казахстана — важное понятие, потому что непризнание этого тезиса ведёт к усилению напряжения вокруг северных областей республики, на который Россия всячески поглядывает, пусть пока и говорят об этом сплошь «мусорные» эксперты. Поэтому президент Токаев открыто говорит о том, что Казахстан поддерживать признание «ЛДНР» точно не станет. Однако пока политики обсуждали между собой, как и к чему относиться, простые граждане из числа активного гражданского общества свой выбор сделали. В течение этого года войны в Украину из Казахстана было доставлено несколько партий гуманитарного груза — от продуктов и одежды до теплогенераторов, — а в самом начале марта 2022 года в Алматы и вовсе прошёл разрешённый митинг в поддержку Украины. Правда, после того, как там слишком громко кричали (и это попало во многие репортажи) о том, как называть Владимира Путина — вы наверняка слышали эту кричалку — митинги больше не проводились.

Такое двоемыслие до определенного момента, видимо, устраивало и Москву. Пока в Буче не поставили «юрту несокрушимости».

Юрта — это традиционное жилище степных казахов, синоним защиты и достатка. В Украине переданный казахстанцами модуль выполняет ровно ту же функцию: туда можно зайти погреться, зарядить телефоны, выпить чаю — в общем, этот жест выглядит больше символическим, но изящным. Первоначально в СМИ проскакивали сообщения, что к установке такой юрты имеет прямое отношение посольство Казахстана в Украине, но, похоже, это не совсем так: обо всех гуманитарных грузах посольство так или иначе в курсе, но это не значит, что у представительства казахстанской власти нужно брать одобрение на транспортировку и содержание таких грузов. Создавалось лишь ощущение, что посольство хочет разделить момент славы, когда об установке «юрты несокрушимости» СМИ и нелояльные власти активисты заговорили как о некоем моральном триумфе.

Но российские дипломаты тоже читают СМИ — и думают совсем по-другому. Поэтому вечером 10 января Мария Захарова, отвечающая за громкие заявления в российском МИДе, заявила, что в ведомстве ждут от Казахстана «официальный комментарий» относительно неучастия властей республике в установке этой юрты. Мол, вы нам непублично сказали, что юрта — не ваша, но давайте-ка на весь мир это уточните.

Ответный комментарий представителя казахстанского министерства дипломатии Айбека Смадиярова не понравился тем же самым оппозиционным активистам, но являет собой яркий пример восточной хитрости. Вот он:

«Посольство Казахстана к этому никакого отношения не имеет. Это инициатива частных казахстанских компаний. Запретить им не можем. Сами собрали, сами доставили, сами установили, сами помогают. Никакой проблемы в установлении юрты мы не видим. Юрта — традиционное жилище кочевников, оно легко собирается, экологически чистое, это инициатива бизнесменов по оказанию помощи украинскому народу. Мы не считаем необходимым давать специальный комментарий по этому поводу, так как не видим проблем в установке этой юрты. Мы, наоборот, гордимся, что у нас есть юрта».

В переводе с дипломатического на русский это означает «мы юрту не ставили, но и вы нам не говорите, что делать, сами разберемся, что и как».

При этом, хотя в словах Захаровой не было прямого указания на необходимость дистанцироваться от юрты, но была фраза о том, что официальный комментарий от Казахстана нужен «во избежание дальнейшего «раскручивания» этой темы с целью нанесения ущерба российско-казахстанскому стратегическому партнерству и союзничеству». В комментариях к новостям об этой ситуации уже едко шутят, какая тонкая натура у российских дипломатов, раз их так напрягло простое жилище без углов — символ мира вообще-то.

Но в этом как раз и проблема: демонстративные жесты с чьей-либо стороны режимы, подобные российскому, пугают больше, чем какие-то конкретные поступки. Юрта страшнее теплогенератора, потому что она несёт в себе не только признак гуманности, но и признак солидарности наций. Крики «Путин — ла-ла-ла!» хуже принятия бегущих от мобилизации россиян, потому что такие лозунги десакрализуют режим, высмеивают его, принижают значимость страха перед ним. Демонстративное опоздание к Путину на встречу (а было в прошлом году и такое) гораздо неприятнее поставок оружия: для российского режима неуважение обиднее, чем потенциальная гибель военных, убитых из такого оружия.

Подобная повернутая с ног на голову логика — следствие глубочайших психологических комплексов главных лиц режима. И ситуация с юртой или с обидными кричалками — это в каком-то виде аналогия с 1934-м годом, когда гитлеровский МИД бился в истерике из-за того, что в США еврейская диаспора планировала провести показательный заочный пародийный суд над Гитлером: глава немецкой дипломатии фон Нейрат чуть ли не угрожал американским властям, что для них проведение такого мероприятия аукнется ухудшением дипломатических отношений двух стран. И очень показательно похожа реакция американской стороны тогда и казахстанской сейчас: в 1934 году заместитель Госсекретаря Уильям Филлипс тоже объяснил, что никакого отношения к частной инициативе власти страны отношения не имеют, а после проведения этого «суда» Госдепартамент дополнительно заявил, что влиять на поступки граждан США, не выходящие за рамки закона страны, государство не имеет права. В книге Эрика Ларсона «В саду чудовищ», где описывается этот конфликт, отдельно отмечается, что немцы так и не смогли «это уразуметь»: оказывается, государство не может приказать своим гражданам, как им думать.

Конечно, Айбек Смадияров и казахстанский МИД — не Уильям Филлипс и Госдепартамент (помимо прочего, власть в США уже тогда относилась к гитлеровскому режиму с нескрываемым отвращением, а что на самом деле думают в казахстанском МИД — мы не знаем). Но и российский МИД — не гитлеровский в том смысле, что даже косплеить исторические аналогии у них получается не очень аутентично (в других вещах, свойственных подобным тоталитарным режимам, у России, к сожалению, копирование более успешно). Да и однажды у Казахстана и Марии Захаровой недавно был заочный конфликт — видимо, поэтому в этот раз риторика более аккуратная. Но само поступательное движение российских властей в своих действиях и помыслах по тем же самым маршрутам, по которым один из самых страшных режимов современности шел 90 лет назад, должно напрягать тот же МИД куда серьёзнее, чем установленная для обогрева жителей Бучи казахская юрта. Впрочем, тот факт, что гуманные шаги других бесят российскую власть куда сильнее, чем собственное людоедство, тоже весьма показателен.

 

(Оновлено 15:00)

Апостроф

Виктор Авдеенко

Хроники пикирующей экономики: как в Кремле фальсифицируют статистику

ВВП РФ упал меньше, чем ожидалось, но есть нюансы

Экономика России в 2022 году упала примерно на 3%, что существенно меньше, чем прогнозировалось раньше. По крайней мере, такую цифру называют официальные российские источники, к которым доверия мало. При этом в некоторых ключевых отраслях экономики страны-агрессора в минувшем году даже был отмечен рост, что также вызывает вопросы. «Апостроф», тем не менее, нашел на них ответы.

Сомнительная статистика

Экономика России, несмотря на санкции, в 2022 году сократилась меньше, чем прогнозировалось. Как сообщил министр финансов РФ Антон Силуанов, спад российского ВВП в минувшем году составил 2,7%. Понятно, что это — предварительные данные, и реальное падение может оказаться больше. Однако очевидно, что экономика страны-агрессора не обвалилась на 5-10%, а то и 15%, как это предсказывалось многими авторитетными специалистами.

«Действительно, Всемирный банк прогнозировал снижение ВВП РФ на 8,9%, а опрос Bloomberg показывал на 4,7%. Думаю, что тут основанная ошибка была в прогнозе цен на энергоносители — в начале 2022 года были инертные ожидания продолжения падения цен на нефть. А как раз из-за развязанной войны и проблем на Ближнем Востоке цены пошли вверх, — сказал в комментарии «Апострофу» экономист, член общества финансовых аналитиков Виталий Шапран. — Второй момент: сейчас нет доверия к системе госстатистики России. Озвученные данные — предварительные и могут быть пересмотрены в течении двух-трех месяцев. Допускаю, что в итоге может оказаться что темп падения по итогам года был более 3%».

Руководитель аналитического направления сети АНТС Илья Несходовский также сомневается, что официальной российской статистике можно полностью доверять.

«То, где они показывают плюс, засекречено. При этом мы видим по ряду отраслей, особенно перерабатывающим, существенное проседание. А добавленная стоимость формируется именно в перерабатывающих отраслях», — отметил он в разговоре с изданием.

Но и в перерабатывающих (то есть несырьевых) отраслях есть серьезные перекосы. Очевидно, что в контексте войны (или, как ее называют в России, «специальной военной операции») увеличился государственный заказ на производство продукции военного назначения. А это, заметим, во многом происходит за счет сокращения производства гражданских товаров.

Согласно даже открытым данным, военные расходы РФ в 2022 году увеличились на треть в сравнении с предварительной сметой на минувший год.

При этом эксперты оценивали, в первую очередь, гражданский сектор российской экономики, и в нем, по словам Ильи Несходовского, падение как раз сопоставимо с тем, что прогнозировалось в начале войны.

Кроме того, нужно признать, что в РФ произошло частичное импортозамещение вследствие введенных Западом санкций. Понятно, что российская продукция по качеству хуже, чем зарубежные аналоги (или с иностранными комплектующими), но страна-агрессор все же смогла наладить, по крайней мере, частично, необходимое ей производство.

Экономика мошенничества и мародерства

Особых успехов импортозамещение достигло в аграрном секторе и сопутствующей ему пищевой промышленности.

Напомним, первые западные санкции были введены против России еще в 2014 году – за аннексию Крыма. Вскоре за ними последовали «самосанкции» – РФ запретила ввоз продовольствия из «недружественных» стран (речь о пресловутом пармезане и не только). Понятно, что процветал «серый» импорт, благодаря которому появился, например, такой феномен, как «белорусские креветки», но стране-агрессору действительно пришлось наладить производство различных продовольственных товаров.

К тому же, не будем забывать, что Россия, наряду с Украиной, является одним из главным поставщиков аграрной продукции на мировые рынки. Эти факторы вполне могли обеспечить российскому агропрому определенный рост в 2022 году.

Но есть еще один «фактор» роста в аграрном секторе России, указывает Виталий Шапран. И это — банальное воровство.

Еще весной «Апостроф» писал, что оккупанты без зазрения совести крадут на захваченных территориях зерно, которое пытаются продать (в основном неуспешно) на мировых рынках.

При этом другая аграрная продукция, в том числе легендарные херсонские арбузы, минувшим летом была замечена в оккупированном Крыму и даже в далекой Сибири.

Арбузами дело, разумеется, не ограничилось, и масштабы воровства только нарастают. Так, например, только одна фирма «Агрокомплекс», которую контролирует бывший министр сельского хозяйства РФ (а также экс-губернатор Краснодарского края) Александр Ткачев, захватила более 160 тысяч гектаров сельхозугодий на оккупированных территориях Украины.

Так что совсем не удивительно, что аграрный сектор РФ показывает неплохие результаты на фоне общего падения.

Но, оказывается, есть еще отрасли, в которых в минувшем году наблюдался уверенный рост. В частности, это – жилищное строительство.

В 2022 году в России было построено около 100 миллионов квадратных метров жилья, что является рекордом для страны-агрессора (в 2021 году было построено 92,4 миллиона квадратных метров жилья, что также было на то время рекордом).

Но и этому есть довольно простое объяснение.

«Несколько лет назад они начали программу льготного кредитования, и люди активно инвестировали в жилищное строительство», — рассказывает Илья Несходовский.

По его словам, обычно сроки строительства современного многоэтажного дома составляют два-три года, соответственно, в 2022 году были сданы те объекты, которые начинали строить задолго до российского вторжения в Украину и последовавших за ним санкций.

Однако российские официальные лица «забыли» сказать, что больше половины построенного жилья – 66% — в прошлом году продать не удалось. Об этом информирует оппозиционное издание The Moscow Times.

При этом, по данным девелоперов, такое количество нераспроданных квадратных метров также стало рекордным для российского рынка жилья.

С чем это связано, догадаться, в принципе, нетрудно, — у россиян из-за западных санкций и «гениальных» управленческих решений властей падают доходы.

К тому же, как отметил Илья Несходовский, в 2022 году значительно увеличилось предложение жилья на вторичном рынке, особенно в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах. Это связано с тем, что многие представители среднего класса, не обязательно противники режима, а, например, не желающие становиться «пушечным мясом» в рамках «частичной» мобилизации, уезжают из России и выставляют свои квартиры на продажу. А это, в свою очередь, снижает и без того вялый спрос на новостройки.

Не будем также забывать, что бурное строительство часто является прикрытием для отмывки денег, которые ушлые чиновники и бизнесмены затем выводят за границу.

В минувшем году из России вывели рекордную сумму – порядка 250 миллиардов долларов.

А вот где отмывание денег является главным фактором роста, так это в дорожном строительстве РФ, которое в 2022 году также показало хороший рост на фоне общего упадка.

«Вливаются огромные объемы инвестиций, а по результату ты видишь, что никакой дороги нет. В России это довольно распространенное явление», — говорит Илья Несходовский.

«Каннибализация» российского бюджета

Таким образом, скромная цифра сокращения ВВП России не отражает всей картины деградации экономики страны-агрессора.

Более того, в некоторых отраслях ситуация настолько катастрофическая, что ее вынуждены признавать и на официальном уровне. В частности, речь идет об авиаперевозках. Из-за санкций Россия не может обслуживать иностранные самолеты, которые на сегодня составляют подавляющее большинство ее воздушного флота. Авиаторам приходится либо ставить на такие самолеты «левые» запчасти, либо заниматься «каннибализацией» – разбирать одни самолеты, чтобы использовать детали с них на других летательных аппаратах.

В любом случае, подобные действия подрывают безопасность эксплуатации самолетов. В начале 2023 года только в один день произошло сразу пять инцидентов с российскими самолетами (проблемы с двигателем, неполадки в системе шасси), и вряд ли это совпадение. По прогнозам специалистов, количество таких происшествий будет только увеличиваться.

Но главный санкционный удар, безусловно, нанесен по нефтегазовому сектору России, который обеспечивает более трети всех доходов ее бюджета. В начале этого года агентство Bloomberg написало, что из-за введенного в минувшем декабре потолка цен на российскую нефть «Россия оказалась в шаге от бюджетной катастрофы». Действительно, российская нефть Urals продается сейчас на 20 долларов дешевле, чем заложено в бюджете.

И это – результат всего лишь одного месяца действия санкций.

Европа уже отказалась от морских поставок нефти из РФ, а с 5 февраля ЕС введет эмбарго еще и на российские нефтепродукты. И это станет очередным серьезным ударом по бюджету России.

«Апостроф» раньше писал, что основные испытания для российской экономики должны прийтись на 2023 год, и сейчас — самое время об этом вспомнить.

 

(Оновлено 14:00)

РБК-Украина

Милан Лелич

Генерал США Бен Ходжес: Украина освободит Крым до конца августа

О том, будет ли Россия и дальше обстреливать гражданскую инфраструктуру, будет ли новая мобилизация в стране-агрессоре и почему западные страны медленно поставляют оружие – в интервью РБК-Украина рассказал генерал-лейтенант США в отставке Бен Ходжес.

Нынешний 2023 год в Украине официальные лица часто называют «годом победы». Несмотря на то, что за считанные дни 2023-го Украина получила от партнеров немало образцов западного оружия (вернее, получила обещания их поставки, что уже неплохо), совершенно очевидно, что до победы путь будет еще длинным.

Достаточно посмотреть на события на отдельных участках донбасского фронта и помнить о возможности новой волны российской мобилизации. Безусловно, завал линии фронта немотивированными и неумелыми солдатами вряд ли способен серьезно повлиять на ход событий, но осложнить освобождение украинских территорий – вполне.

По мнению опытного генерала, экс-командующего войсками США в Европе, эксперта вашингтонского Центра анализа европейской политики Бена Ходжеса, текущая цель россиян – просто заполнить свои окопы человеческой массой, в надежде выиграть время. А в нынешней победе Украины, которая, безусловно, предполагает и возвращение контроля над Крымом – американский генерал уверен.

– Какова сейчас цель России, которая хаотично продолжает обстреливать украинскую гражданскую инфраструктуру ракетами и беспилотниками? Запугать украинцев, как это было раньше? Почему россияне не понимают, что такая тактика совершенно бесполезна?

– Россия пытается растянуть эту войну в надежде, что Запад утратит волю продолжать поддержку Украины. Поэтому обстрел гражданской инфраструктуры Украины – военное преступление и нарушение международного права, имеет целью заставить украинских беженцев ехать в Европу, что оказывает давление на европейские столицы. Другая цель – уменьшить способность Украины поддерживать военные усилия: нехватка электроэнергии для фабрик, железных дорог и т.д.

– Как вы считаете, будет ли Россия и дальше обстреливать гражданские объекты ракетами и беспилотниками, пока их у нее будет достаточно? Ведь украинская разведка говорит, что у россиян есть резервов всего на пару атак. К каким новым методам россияне могут прибегнуть позже – если это можно предположить?

– Я больше не думаю над тем, могут ли у россиян закончиться ракеты. Кажется, их остается немало… И, кажется, еще есть сотни дронов, которые поставил Иран. Поэтому ключевые задачи: №1 – делать все возможное для защиты населения, №2 – продолжать совершенствовать противовоздушную и противоракетную оборону, №3 – идти к источникам, то есть наносить удары по местам, с которых запускаются эти ракеты и дроны.

Мы не можем позволять России безнаказанно стрелять из глубокого тыла. Ограничение Запада по предоставлению оружия большей дальности, чем GMLRS, фактически дает России такие тайники.

– Может ли Россия стабильно компенсировать дефицит отдельных видов оружия (ракет, беспилотников) за счет импорта, в том числе из Ирана?

– Эти дроны не являются адекватной компенсацией. Их легче сбить, они не несут такую боечасть и полезную нагрузку, как крылатые ракеты. Но их количество – до сих пор проблема.

– Как бы вы оценили результаты мобилизации, начатой Россией минувшей осенью? Возможна ли очередная волна мобилизации в ближайшие недели?

– Частичная мобилизация прошлого сентября была демонстрацией неготовности Российской федерации и российского минобороны. Это показало результаты лет коррупции. Это также показало, что большинство российских граждан не хотят этой войны… 500 тысяч покинули страну, чтобы не быть мобилизованными.

Я ожидаю, что в ближайшие недели будет еще одна мобилизация. Я думаю, что в этот раз они будут лучше организованы. Но это все равно будет огромной логистической нагрузкой, и я не знаю, кто будет учить этих новых мобилизованных солдат или каким будет их качество.

Но Кремль заботится о том, чтобы массы людей заполнили окопы, чтобы выиграть больше времени, пока Запад не откажется от своей поддержки или пока Кремль не сможет создать лучшие силы для нового наступления.

– Означает ли заявление о поставках в Украину систем Patriot, что последние табу на передачу в Украину западного оружия уже сняты и получение танков и самолетов – только вопрос времени или нет? И в чем настоящая причина того, что многие западные страны медленно снабжают оружие: страх перед «эскалацией», истощение собственных запасов или что-то другое?

– Одна батарея Patriot из США и одна батарея из Германии значительно усилят возможности Украины, но мы должны быть реалистами. Батареи Patriot с шестью-семью пусковыми установками достаточно для защиты одного крупного города, при условии, что она интегрирована в систему других систем ПВО/ПРО. Patriot предназначены против российских самолетов и ракет, не против дронов.

Я думаю, что Запад не желал предоставлять некоторые вещи из-за преувеличенной обеспокоенности эскалацией со стороны России. Я не думаю, что россияне действительно смогут прибегнуть к эскалации, и поэтому нам нужно прекратить сдерживать себя. Я рад, что США, Германия и Франция объявили, что они предоставят бронированные машины, которые будут очень полезны в наступательных операциях. И я надеюсь, что дальше будут танки вместе с ATACMS и дронами Grey Eagle и Reaper и самолетами F16. Но гарантий нет.

– Согласно многочисленным сообщениям западных СМИ, США и ряд европейских стран настороженно относятся к возвращению Украиной контроля над Крымом военным путем, опасаясь, что в этом случае Кремль применит ядерное оружие. Насколько оправданы опасения, как действовать Украине в такой ситуации?

– Украина никогда не будет в безопасности и не сможет восстановить свою экономику, пока Россия контролирует Крым. Поэтому важно, чтобы Украина освободила Крым, я ожидаю, что это будет сделано до конца августа. Существует очень малая вероятность того, что Россия применит ядерное оружие. Это не дает никакого преимущества на поле боя, и Кремль, я думаю, верит предупреждениям президента Байдена о «катастрофических последствиях», если Россия использует ядерное оружие.

– 2023 год в Украине называют «годом победы». Как вы думаете, можно ли победить в 2023 году?

– Да. Украина освободит Крым до конца августа, а потом скоро будет и остальное.

 

(Оновлено 13:00)

«Цензор.НЕТ»

Ольга Москалюк

Ілля Березенко: «Доходило до жестяка: «вагнерівець» доповзає до загиблого побратима і використовує його як щит – підштовхує й просувається до наших позицій»

Журналіст Ілля Березенко 24 лютого, як і більшість українців, прокинувся від вибухів. Спочатку подумав, що це навчання наших військових, але з другим прильотом десь зовсім поруч зрозумів: почалося.

 — Перша думка була про те, як повідомити своїм близьким, що це вже повномасштабна війна, — згадує. – Оце морально було дуже важко. Взагалі весь перший день був саме таким. Я навіть пив заспокійливе. Вирішував, що робити далі.

«З АВТОМАТОМ МЕНІ КОМФОРТНІШЕ, АНІЖ З МІКРОФОНОМ, З ЯКИМ НЕМАЄ ВІДЧУТТЯ КОНТРОЛЮ»

— Але ти два роки готувався до повномасштабного вторгнення. Навіть проходив військові навчання. Тобто морально себе налаштовував на такий розвиток подій. Чому вважав, що напад можливий?

— Я зрозумів, що буде вторгнення, коли до кордонів України почали стягувати велику кількість військ. Просто, щоб побрязкати зброєю, таке не робиться, тому що це неефективно і тупо. З іншого боку, росіяни часто поводяться саме так, тому ймовірність була 50 на 50. Рік тому у мене трохи відлягло від серця, коли вони почали відводити більшу частину військ та техніки на вимогу Штатів. Однак я не відкидав можливість нападу, тому що у них в Україні залишилися невирішені питання, і вони хотіли їх закрити, як зазвичай — силою. Так історично склалося, що у них ніяких інших варіантів немає, тому що дипломатичним шляхом вони не можуть та й не хочуть. У їхніх діях, як завжди, було мало логіки. Основною їхньою проблемою, яку я бачив на той момент, якраз була оця силова стратегія. Адже якби вони залишили Україну в спокої ще у 2013 році, її було б набагато простіше долучити до якогось союзу з рф за допомогою дипломатичного та культурного впливу, який на той час був досить сильним. Але після Революції Гідності вони вирішили, що треба все забирати силою. А українці хоч і спокійний народ, однак дуже не люблять, коли до них застосовують силу та хочуть у них щось забрати і «віджати». Це було видно навіть по цивільному життю, коли люди чинили спротив рейдерству, застосуванню схем на місцях та в масштабах країни. Тому й тепер відреагували відповідно, не дивлячись на те, хто ким був у мирний час. Я – журналіст, воював в одному окопі з менеджером великою торгової української мережі, IT-спеціалістом, електриком, водієм. Справді, ніхто себе не готував до того, щоб зі зброєю в руках боронити країну, але, зрештою, всі пішли воювати.

— Ти міг залишитися на передовій інформаційного фронту. Тим більше, маючи досвід роботи на Донбасі. Чому все ж пішов воювати?

— Факторів було кілька. Зокрема я пішов воювати і за те, щоб люди могли вільно робити свій вибір, а не жити так, як в рф. Розкажу про переломний момент. Справді, я готувався два роки. У мене була зібрана тривожна валіза із документами, грошима, хімзахистом та усім необхідним. Ми з рідними були готові до евакуації. Але після нападу я поговорив із ними й сказав: «Я все ж піду воювати. У мене є знання з тактики, стратегії, володіння зброєю. Я підготовлений і не можу стояти осторонь». На той момент ворог уже заходив під Бровари, де я проживав. Я дуже не хотів, щоб у моїй квартирі поселився якийсь Іван із Кемерово, бурят чи кавказець.

— Ти пішов записуватися до місцевої ТрО, але тебе не одразу взяли. Чому?

— Насправді, тоді були величезні черги. Я пішов з товаришем Дмитром Архіповим – успішним українським актором, у якого якраз навесні мав виходити серіал, де він грав головну роль. Нас записали, взяли паспортні дані й контакту інформацію. Але не телефонували і не писали — нічого не відбувалося. У Дмитра був автомобіль. Ми почали займатися оперативним волонтерством: тягали військовим теплі речі, їжу, припаси – усе, що було потрібно. Потім побачили, що й в гуманітарному плані ситуація теж важка. Тому вирішили допомагати ще й жителям Київщини. Дивись, тоді усі аптеки були закриті, а у людей не було ліків. Ми зверталися до благодійних фондів, які надавали нам допомогу, зокрема до фонду Сергія Притули, і ті надавали медикаменти. Ми розвозили їх адресно. Наприклад, нам телефонують, кажуть: «У бабусі в Літках закінчилися ліки від цукрового діабету. Можете щось зробити?». І ми їхали. Так каталися тиждень-два. Потім я вийшов на наше місцеве командування ТрО, пояснив: давно записалися, а нічого не відбувається. То процес пішов. Але спочатку довго не могли знайти мені військову спеціальність. Хотіли зробити мене водієм, але я не вмію водити машину. Так склалося, що у мене в цьому ніколи не було необхідності – я спокійно користуюся громадським транспортом, а на роботі у нас є службовий. Вирішили, що буду мінометником, але з’ясувалося, що мінометів не було (всміхається, – О.М.). Потім один таки знайшли, однак без снарядів. Зрештою, вирішили поставити мене стрільцем у стрілецькій роті. Сказали: «Бігатимеш з автоматом, стрілятимеш ворогів та копатимеш дуже багато окопів», чим я, власне, з того часу і займався досить часто (посміхається. – О.М.).

— До речі, про окопи ти класно пожартував: «Проміняв мікрофон на лопату»…

— Реально так і було! Я фактично з Верховної Ради після інтерв’ю з депутатами та зустрічі з президентом одразу взяв лопату в руки й як почав гребти (посміхається. – О.М.). Ми тут з хлопцями з моєї роти обкопали пів Київщини. Усе робили дуже швидко. Подекуди під обстрілами або навіть у прямому візуальному контакті з ворогом. Найбільшою проблемою було те, що це – рання весна, відповідно земля дуже мерзла. Ми її рубали сокирами, тому що не було ніякого спеціального інструменту, а тоді відгрібали лопатою. І так цілий постійно. Коли обстріл, копається вдвічі швидше та легше (всміхається. – О.М.). Якщо день спокійний, то важко, тяжко, хочеться відпочити і щось поїсти. До речі, із їжею у нас не було проблем. Відпочивати нам теж давали час від часу. Можна було й поспати. Головне було знайти, де і як.

— А перші зіткнення з ворогом тоді були?

— На самому початку у нас не було якихось прямих зіткнень з ворогом. Моє відділення отримало перший досвід, коли росіяни наступали на Бровари. Їх стримували хлопці із 72-ї бригади. Нашим завданням було в разі прориву їхньої оборони забезпечити прикриття, розтягнути мінні пояси, зробити димову завісу. Бо до цього ми просто сиділи під обстрілами, копали-рубали, рубали-копали, копали-рубали і ще будували бліндажі. Багато їх зробили. З кожним новим вони ставали все кращими. Тепер ми фактично замість бліндажів будуємо трикімнатні квартири в стилі «дорого-багато» (посміхається. – О.М.). Я от зараз пройшовся по позиціях, там тобі й опалення, й електрика, і двері з порогами. Усе, що хочеш.

А саме лобові зіткнення із переважаючими силами противника були вже на Донбасі. До цього певний час ми займалися зачистками, зокрема навколо Броварів та на Чернігівщині. Допомагали із розмінуванням. У нас було чимало ентузіастів дозбирувати з металошукачами те, що хлопці з ДСНС не зібрали. Люди дуже сильно переймалися, тому що багато снарядів попадали на їхні городи і не розірвалися. З того отримали цілі «врожаї». Якщо знаходили щось серйозне, викликали ДСНСників.

— А як до вас ставилися місцеві?

— Абсолютно адекватно! Ми допомогли позгрібати снаряди з городів, а вони нам дають яйця, ковбасу, огірки, свіжу рибу. Ми пояснюємо: «Не треба. Нас держава нормально забезпечує». Відповідають: «Що ви ото вигадуєте! Ви ж там голодні! Усе беріть!». Тобто підтримували нас, як могли.

— Якими були відчуття під час першого бою? Адже одна річ, коли ти – журналіст, знаєш, як це відбувається, і навіть бачиш зі сторони, інша – коли береш безпосередню участь у бойових діях.

— Скажу чесно, з автоматом мені комфортніше, аніж з мікрофоном, з яким у тебе немає ніякого відчуття контролю. Якщо тебе підстрелять, то уже так і буде. Максимум, що ти можеш зробити – кинути його у відповідь (посміхається. – О.М.). Саме стрілецькі бої для мене були ок. Я нормально почувався, бачив ворога, у нас відбувався обмін вогнем, я віддавав накази, тому що мене кілька разів ставили командувати. От це все не було проблемою. Найгірше — сидіти в окопах під обстрілами. Ти просто слухаєш і думаєш, куди влучить наступний снаряд – в тебе чи ні. Одразу згадуєш Бога та усіх, кого тільки можна, молишся. Кожного разу, коли прилітає все ближче до окопу, розмірковуєш, а де ж наші — чому нас не прикривають? Оце нас тут покинули (посміхається. – О.М.). Коли закінчується обстріл, ти виходиш з думками: «Так, все чудово». А потім ти вчергове по чотири чи десять годин сидиш під обстрілами, сумуєш, радієш і так по колу. Тоді знову йдеш у стрілецький бій. Росіяни любили так робити: обстріляли артилерією й пішли в пішу атаку. Іноді це відбувалося, як по годиннику, до прикладу, тричі на день. Бувало таке, що просто «закидували» живою силою – скільки могли, стільки на нас «кидали». Причому це не тільки на моїх позиціях, а по всій лінії зіткнення. Ситуація була приблизно однакова. Доходило до абсурду, коли на шість наших ішло сто їхніх.

— Це в Бахмуті?

— Так.

— Ти в одному з інтерв’ю згадував, що в Бахмуті брав участь у стрілецькому бою, який тривав більше доби — 26 годин. Як таке витримати?

— Важко. Слава Богу, хлопці допомагали. Поки ти стріляєш, тобі хтось з них підносить набої. Ти вже не вивозиш і присів на секунду – стріляє твій побратим. Або забились автомати, один з нас побіг за лінію зіткнення, почистив і швидко приніс назад. Отаким чином усі й трималися.

«ПОБАЧИВ, ЯК ПРЯМО ПЕРЕД ОБЛИЧЧЯМ РОЗРИВАЄТЬСЯ СНАРЯД СПГ. ПОДУМАВ, ЩО ЦЕ КІНЕЦЬ»

— Нещодавно від одного військового почула класну фразу: «На війні страх – твій найзлішій ворог і найкращий товариш». Як у тебе «склалися стосунки» зі страхом?

— Розкажу тобі веселу історію про російського полоненого. Він сам прийшов до нас на позиції, один із наших побратимів його пропустив. А коли зайшов в укриття, все зрозумів. Хотів тікати, однак його вже мордою в землю і це все. Потім почали говорити. Каже: «Ми спочатку думали, що ви усі на стероїдах. Тому що можете встигнути, поки ми обстрілюємо вас артилерією, вискочити з окопів і втекти на кілометр. А перед тим, як ми йдемо у лобову атаку, ви встигаєте знову опинитися в окопах. Потім ми зрозуміли, що ви не на стероїдах, а на наркотиках. Тому що тільки під їхньою дією людина може без страху сидіти під постійними обстрілами артилерії, після чого ще й брати участь у боях». Я слухав і згадував, як ще 10 хвилин тому сидів в окопі, молився, думав про маму і трусився від того, що навколо все вибухає, відкопував себе, тому що завалилася стіна. Повертаюся до нього й кажу: «Так, страху от взагалі немає» (посміхається. – О.М.). Всі посміялися.

Насправді, без страху немає сенсу йти воювати, тому що в такому разі життєвий шлях швидко закінчується. Має спрацьовувати інстинкт самозбереження. Взагалі мужність – це не відсутність страху, а здатність з ним впоратися та перебороти його. Якщо тобі страшно, значить, ти почув, що летить, сховався в окоп. Коли у тебе не буде цього відчуття, ти цього не робитимеш і можеш загинути. Тому це про здоровий глузд. Якщо ти його маєш, то є і страх. Він просто не такий яскраво виражений, як-от став навколішки і кричиш: «О, Боже, стріляють! Як страшно!» (всміхається. – О.М.). То трохи інше. Ти скрутився калачиком, щоб якомога більше захистити бронежилетом тіло від уламків, і вслухаєшся, куди летить. Дуже страшно було, коли накривала авіація, тому що все відбувається набагато швидше і різкіше, аніж артилерія, де ти чуєш «вихід», приблизно розумієш, куди летить. А з літаками ти хіба чуєш, що прилетіли і одразу ж навколо вибухає.

— У Бахмуті ти був поранений. Як це сталося?

— На той момент ми кілька днів тримали передову позицію. Не знаю, чому, але мене поставили нею командувати. Як мені пояснили, через те, що у мене був хоч якийсь досвід. Це було непросто, тому що я мав думати не лише за себе, а ще за інших. Зранку я заступив на пост – на передній край спостережного пункту нашої позиції. Відстань до ворожого – близько 50 метрів. Тобто ми могли один одному махати ручкою, чим ми і займалися. Тоді мені терміново потрібно було сходити на інший край нашої позиції, куди мене викликали. Я попросив побратима підмінити мене ненадовго. Добіг туди. Побачив, як прямо перед обличчям розривається снаряд СПГ. Подумав, що це кінець, що я своє відбігав, а в моєму мозку згасає така остання думка. Потім глянув на себе. Ніби цілий. Побіг далі. За моєю спиною продовжували вибухати снаряди від АГСів. Час від часу гупало сильніше. Що вони таким чином робили? Прикривали АГСом «виходи» СПГ, щоб ми не чули різкий характерний звук. Так от я добіг до свого укриття, щоб повідомити, що нас «накривають». А ми мали невеликі проблеми зі зв’язком. Спочатку на нашу позицію взагалі була лише одна рація, чого, відверто, замало. Але я зміг домовитися і нам видали ще дві. Однак тоді в моєму окопі не виявилося жодної з них. Між вибухами я почув, що десь вона працює – хтось щось говорить. Вирішив, що вони вже не стрілятимуть, адже наші всі поховалися, то можу вискочити. Я добіг до окопу, де була рація, схопився за нею лівою рукою. І тут черговий снаряд СПГ влетів в дерево неподалік мене. Уламки полетіли мені в руку. Частково пробили спорядження. Вибуховою хвилею отримав чергову контузію на цій війні. І я просто скотився в окоп до хлопчини, якого до нас прислали, щоб він допомагав з копанням. Мій пояс, на якому була прикріплена аптечка, зірвало ще першим вибухом. Тому я попросив її у цього хлопця. Він дав свою. Я швидко забинтував руку. Причому так смішно вийшло – через те, що постійно злізав цей кровоспинний бинт, я взяв у себе у підсумку шматок синього скотчу й намотав поверху. Коли потім приїхав до шпиталю в одному з населених пунктів, лікар-хірург подивився на мене й каже: «То що, полагодив?!» (посміхається. – О.М.). Там успішно подіставали усе зайве, що було в моїй руці. Зашивати не стали. Сказали, що така рана має сама з часом затягнутися. Встановили, що у мене контузія – акубаротравма, закрита черепно-мозкова травма і те, що у лівій руці перебитий ліктьовий нерв, через що рука перший час не працювала. Я трохи заїкався. Говорю лікарю: «Так не підходить! Я – журналіст. Мені заїкатися взагалі не можна!». Він відповідає: «Заспокойся, ми тебе відкапаємо, пропишемо пігулки й все буде добре». І не збрехав – так і сталося: зараз я фактично не заїкаюся, хіба коли нервуюся. Потім також виявилося, що коли мене вперше поранило, прилетіло ззаду по бронежилету – він мене гупнув по легеням, я вдихнув вогонь чи що, і у мене почалася якась астма. То я ще катався до лікарів. Отака ситуація.

— Але ж ти повернувся на службу?

— Так, повернувся. Через те, що відбувається доукоплектація, оскільки у нас багато санітарних втрат, є й загиблі, то поки проводитиму навчання не в зоні бойових дій. Але коли треба, нам скажуть. Як, власне, сталося із Бахмутом влітку: ми мали потрапити туди в жовтні, але мене, як більш досвідченого, забрали раніше разом із моїм побратимом, який, на жаль, потім загинув… Нас прикомандирували до іншої роти в нашій бригаді, а її вже – до тієї, яка на той момент тримала Бахмут.

— Я так розумію, ти хочеш продовжувати знищувати росіян…

— Ми маємо їх нарешті дотиснути! Справді, їх дуже багато і не можна сказати, що вони там закінчуються. Але у них втрати просто страшні! Біля Бахмута все, як під час Першої світової війни: де були посадки – обвуглені пеньочки, а скільки може осягнути око – лежать мертві вороги. Спочатку влітку вони ще якось своїх трохи забирали. Ми це бачили. А потім «забили». Подекуди доходило до жестяка: повзе «вагнерівець», доповзає до загиблого побратима і використовує його як щит – підштовхує й просувається до наших позицій.

Але, справді, треба їх дотискати з усіх сторін. Я впевнений у нашій перемозі. Хоча зізнаюся, що на початку у мене були сумніви щодо цього. Все ж російська пропаганда працює дуже файно і навіть на мене трохи подіяла. Думав: у них же така армія й стільки техніки. Але для перемоги важливі не лише ці складові, а і те, як ти їх використовуєш та як ставишся до своїх людей. От мені пощастило із моєю бригадою, ротою та взводом. Більшість – дуже відповідальні та стоять один за одного. Ми намагаємося ніколи нікого не залишати. Тому у нас чимало втрат саме під час евакуацій. Для мене якраз і незрозуміло, як росіяни можуть кидати своїх. Сьогодні це – твій побратим, а завтра на його місці можеш бути ти. Невже ти не думаєш про те, що так само лежатимеш в полі, а тебе ніхто не захоче забирати?!

— Оскільки ми вже заговорили про характеристики росіян, хочу тебе запитати про те, чому на твоїй сторінці Facebook у графі місце проживання одним із міст зазначено Санкт-Петербург? Що це взагалі за історія?

— Колись давно було таке, що я там провів певний час. От тоді якраз і зрозумів, що росія – це не варіант ні для кого. Мені говорили, що в Петербурзі найкращі люди рф. Якщо це так, то у мене погані новини (всміхається. – О.М.). Його називають культурною столицею. А ти бачиш у метро, що люди реально б’ються, коли заходять до вагонів. Якщо у нас можуть випадково штовхнути чи «хвилею» занести, то там свідомо луплять ліктями, в зуби! Я спочатку подумав, що це просто бійка, а потім озирнувся навколо й побачив, що усі так заходять. На вулиці можуть «бортанути» і не вибачитися. У нас це автоматичний зальот (посміхається. – О.М.). Там це – звичайна річ! А сервіс який! Заходиш у дорогий ресторан, а тобі принесли та кинули тарілку на стіл, ніби ти їм усе життя винен, і тут вони зглянулися й дали тобі поїсти. За твої ж гроші (сміється. – О.М.). Тобто враження у мене не дуже. Я ще тоді трохи покатався по рашці. Ну, таке – скажу прямо.

— Я чому і запитую: виходить, ти морально був готовий до того, проти якого ворога воюватимеш. Знаючи їхню ментальність, мене, наприклад, не дивує, що вони не забирають своїх поранених та загиблих. Кожен за себе.

— Тому я і кажу, що він все одно має думати за себе: ти сьогодні не виніс його, а завтра так само не винесуть тебе. Так, я багато чого знав про росіян. У 2011 році ми спілкувалися з товаришем на цю тему. Він запостив аудіоперехоплення зі штурму Майдану «Минутка» в Грозному. Я тоді йому написав: «Підозрюю, що рано чи пізно нам доведеться воювати з росією». Коли почалася війна, він знайшов цю переписку, скинув мені скріншот й пише: «Це все ти наврочив!» (посміхається. – О.М.). Навіть якось моторошно стало. Хоча, насправді, ці висновки випливали із мого особистого досвіду спілкування з ними.

Знаєш, для мене на цій війні майже все було зрозумілим. Окрім реакції батьків. Там часто зустрічається таке: «Ну, загинув — молодець!» і отримують «Ладу». При мені полонений спілкувався з мамою. Вона його питає: «Скільки долар в Україні?». Знаєш, я спочатку подумав, що це якийсь ФСБшний шифр. Але дивлюся на цього полоненого (там дитина 2003 року народження), а у нього просто шок! То був не шифр або він його не знав (всміхається. – О.М.). Їй сказали, що її син в полоні, а вона відповіла, що це його проблема й кинула слухавку!

— Жах!

— Так. Ще можна зрозуміти, що якийсь Іван не думає про Сельдейбека, адже їх нічого не поєднує. А це ж мама, і тут таке!

— Я цього теж не розумію…

— Ти собі реально не уявляєш! А у нас як? Ми в окопі, по нас стріляють, а мами постійно телефонують з питаннями, чи поїв, шапку вдягнув, чи відпочив, чи не поранений? Так у всіх, кого я знаю! Більшість пацанів в окопах не говорять про те, що от би поїхати поцілувати жінку чи ще щось, а кажуть: «Зараз би маму обійняти». А в рашці такого просто немає! Там якісь абсолютно інші поняття. Припускаю, що є якийсь відсоток і нормальних батьків, які переймаються. Але більшість – таке, що просто на голову не налазить!

«У НАС ДУЖЕ БАГАТО ВТРАТ САМЕ ВІД УЛАМКІВ»

— Ти говориш, що тобі на цій війні майже усе було зрозумілим. А чи є щось таке, що чого ти не був готовий?

— Найважче морально – це наші втрати та проведення евакуацій. Особливо побратимів, з якими ти давно служиш. На другому місці – перебування під безперервними обстрілами: коли як почали зранку стріляти, так могли гупати цілий день. Причому щоразу вони наводяться краще й ближче до тебе.

— Безумовно, те, що зараз відбувається, є історичними подіями. Чи не було у тебе бажання документувати те, що бачиш? Знімати відео або робити записи.

— Так, я намагався знімати, коли міг. У мене не дуже багато, але все ж є кілька відео з близьких боїв, з переміщень по Бахмуту та нашим позиціям. Хоч фізично це дуже важко втілити в життя. У мене не було спеціалізованої техніки. То я придумав кріплення для телефона на бронежилет і так знімав. Кілька разів навіть брав інтерв’ю у людей на звільнених територіях, зокрема у Броварському районі. З місцевими у Бахмуті у мене не було можливості поспілкуватися, тому що ми постійно брали участь у бойових діях та переміщувалися. Однак ці мої зйомки не були систематичними. От мої друзі у спецпідрозділах усе пишуть на відео. У них є спеціалізовані камери. У мене такої техніки не було і немає. Я старався виходити зі своїх можливостей по технічних засоба\ і використовувати їх. Робив фотографії, але теж не дуже багато. А от текстові записи не робив.

— Ти будуєш плани на майбутнє? Чи живеш сьогоднішнім днем?

— Далекоглядні ні. Навіть не думав про це.  Насамперед треба перемогти. Потім повернутися до журналістики. Можливо, відкрити YouTube-канал, щоб розвивати щось українське. Ще вважаю правильним передавати свій досвід. Це важливо робити тим, хто безпосередньо воював. Нам зараз дуже не вистачає кваліфікованих інструкторів та тих, хто міг би хоча б підказати, як тобі правильно повісити підсумок, щоб було зручніше застрибувати в окоп. Я, наприклад, зіштовхнувся із тим, що ці красиві тактичні плитоноски круті для якогось штурму, коли ти біжиш за БТРом і штурмуєш позиції ворога, а для того, щоб сидіти в окопах під постійними обстрілами не підходять. Потрібен справжній хороший бронежилет із захистом шиї, кінцівок, напашником. Тому що у нас дуже багато втрат саме від уламків, а не у безпосередніх стрілецьких боях. Сьогодні часто на фронт відправляють непідготовлених. Дехто не орієнтується, не знає, як складати спорядження, що потрібно тягнути з собою на передові позиції, а що – ні. Там не треба здоровенна сумка з речами, які банально навіть не буде, де розкласти. Крім того, в один момент ти можеш їх там і покинути. Або прилетить міна, і їм буде «глина», як у мене було кілька разів. Насправді, із усім тим, що ти береш на позиції, маєш морально попрощатися, незалежно від того, хороше воно чи погане і сказати собі: «Куплю нове, якщо залишуся живим». Ось навіть подібні речі потрібно пояснювати новим бійцям. Так що отакі у мене плани на майбутнє. Думок про те, щоб завести родину, купити будинок, машину та собаку, у мене не було. Вони більше стосуються роботи та практичних штук.

 

Обозреватель

Татьяна Гайжевская

Генерал Романенко: РФ пытается взять ВСУ в котел в районе Соледара, но у Генштаба есть план. Интервью

Ожесточенные бои за Соледар связаны с тем, что российской оккупационной армии не удалось взять Бахмут «в лоб» – теперь враг пытается создать «оперативный охват» украинских Сил обороны, окружить их, взять в котел и заставить выйти из региона, отдав Бахмут, как это было с оккупированным Лисичанском. Но у Генштаба ВСУ уже есть план по переброске на этот участок фронта дополнительных резервов. Украинская армия удержит Соледар, а значит, попытка окружения в районе Бахмута будет провалена.

В то же время наиболее активный период войны ожидается с наступлением весны. Его исход будет зависеть от того, насколько к нему подготовятся обе стороны – оккупант и украинская армия. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал экс-заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко.

– Советник Офиса президента Михаил Подоляк предположил, что при условии освобождения Донбасса и Запорожской области оккупант может принять решение о выходе из Крыма. Возможен ли такой сценарий?

– Действительно возможен. Но в военной доктрине РФ говорится о том, что в таком случае россияне могут поднять вопрос о применении оружия массового поражения. Это явный проигрыш в войне, и чтобы не допустить этого, Кремль может решиться та такой шаг. Звучат и такие оценки.

Но если бы у украинской армии сейчас были необходимые возможности действовать на севере Луганской области, на Запорожском направлении, в направлении Мелитополя, у врага были бы очень серьезные проблемы с обороной. Но на это нужны большие силы.

Конечно, это очень важно и существенно, что западные партнеры предоставляют Украине боевые бронированные машины, но их количество в 6-7 раз меньше того, сколько запрашивал генерал Залужный на освобождение захваченных украинских территорий с начала вторжения 24 февраля. И это только по боевым машинам. Танков вообще нет. Гаубицы есть, но 50, а он просил 300. То есть в шесть раз меньше.

– Получается, что, как бы ни развивались события, украинская армия все равно будет освобождать оккупированные территории. И рано или поздно в любом случае встанет вопрос о том, что Россия окончательно проигрывает эту войну, а значит, снова актуализируется вопрос применения ядерного оружия?

– Есть и такой сценарий. Поэтому руководство западных стран старается не допускать явной и быстрой победы Украины в этой войне, регулируя процесс за счет поставок вооружений. И это мы наблюдаем.

Важно то, что уже согласовано предоставление нам боевых бронированных машин. Они обеспечивают наступательные действия. Но передавать их будут после 8-недельного обучения, то есть через два месяца.

Поэтому с наступлением весны возможны дальнейшие активные действия. И здесь главный вопрос – кто быстрее из сторон подготовится в этих условиях.

– Журналист Юрий Бутусов, который сейчас находится на передовой, сообщил, что еще с 27 декабря и по сей день российские войска настойчиво штурмуют Соледар. Почему для них так важен этот населенный пункт?

– В любом случае главная цель российской армии – это Бахмут. Но захватить его в лоб не получается, и они это поняли. Армия России несет большие потери. Поэтому Пригожин перекинул силы из-под Бахмута и других наименее актуальных, на их взгляд, участков фронта в район Соледара.

Это примерно та же история, что и с взятием Северодонецка и Лисичанска. Северодонецк брали долго, с большими потерями, но все-таки захватили. Но, имея такой опыт, решили не брать Лисичанск в лоб, потому что там были определенные проблемы. В частности, потому, что город расположен на возвышенности. Оккупанты применили тактику оперативного охвата. Наши силы, чтобы не оказаться в окружении, были вынуждены отойти.

Поэтому и с Бахмутом используют ту же модель. Поскольку не получается взять город в лоб, с севера и с юга осуществляется попытка оперативного охвата.

Почему так важен Бахмут? С военной точки зрения он имеет большое значение, поскольку здесь есть важная дорожная развязка. Если захватить Бахмут, это даст перспективу идти на Часов Яр, на Славянск и Краматорск.

Западные аналитики называют и другие, не военные причины. В том числе факт, что в Соледаре имеются залежи соли и гипса в масштабах мирового уровня. А Бахмут – это шахты, уголь. То есть помимо военной и военно-политической, есть еще и экономическая подоплека.

– Каков ваш прогноз? Как будут развиваться события на этом самом горячем участке фронта?

– С учетом того, что туда прибыл командующий Сухопутными войсками ВСУ генерал Сырский, он решает вопрос о переброске на это направление резервов, вооружений, техники и личного состава. Поэтому есть перспектива того, что нам удастся устоять как в направлении Соледара, так и Бахмута. Если мы удержим Соледар, враг не сможет реализовать и другой вариант захвата того же Бахмута путем его окружения.

– В TheNewYorkTimes заявили о том, что якобы в Украине разрабатывают «убийцы танков» – осколочные гранаты будут устанавливать на дроны китайского производства. Знаете ли вы об этом? Какие новые разработки может представить украинский ВПК в ближайшее время?

– Осколочные гранаты против танка? Это какой-то нереальный вариант. Я не понимаю такого рода вооружений.

Но я знаю, что в ноябре прошлого года «Укроборонпром» совместно с Министерством обороны объявил, что на вооружение армии принято пять типов беспилотных летательных аппаратов. Это, с одной стороны, говорит об очень многом.

С другой стороны, когда исследовалось, чем наносились удары по военным аэродромам в тылу России с самолетами дальней авиации, в Энгельсе, то говорилось о том, что «Укроборонпром» проводит испытания дронов, которые могут действовать на дальность от 1000 километров и более. Это тоже важно, существенно. Это серьезное оружие.

– Последний вопрос – по поводу морального духа армии оккупанта. Генштаб сообщил о том, что на Запорожском направлении с целью пресечь панику среди солдат-оккупантов росгвардия фактически казнила шесть военных, которые призывали сдаться в плен ВСУ. По вашим оценкам, насколько это важный фактор – паника в стане врага? Может ли она привести к ситуации, когда солдаты отказываются выполнять приказы командиров и будут бежать с поля боя?

– Главный критерий здесь – количество солдат, которые поддались панике. Если это единичные случаи – это один вариант. Но это не единичные случаи. Чтобы пресечь факты невыполнения приказов, оставления позиций, дезертирства, в российской армии прибегали к заградительным отрядам, в том числе эту роль играла и так называемая росгвардия, и кадыровцы.

Они проводили публичные расстрелы военнослужащих, которые пытались вести себя подобным образом.

Ранее я говорил о том, что потери российской армии будут иметь большое значение, когда эта цифра превысит 100 тысяч. Причем их необходимо умножать на три – не только убитые, но и раненые. Такое количество приведет к реализации философского закона перехода количества в качество.

С одной стороны, будет подрываться морально-психологическое состояние войск. С другой стороны, война будет заходить в российские семьи. Одно дело, когда россияне обсуждают войну в Украине, сидя на диване перед телевизором, и совсем другое дело, когда на этой войне ранен или убит кто-то из их родных.

Это, конечно, сказывается на личном составе российских военных структур – а там не только вооруженные силы РФ, но и «вагнеровцы», и уголовники, и иностранные наемники, «дикие гуси». Так или иначе, такие огромные потери влияют на них и на глубинный народ, помогая ему прозреть.

(Оновлено 12:00)

«Орестократія» (телеграм-канал)

Китай натякає США на готовність «здати» Путіна заради «міжнародної розрядки». Та записувати Пекін у союзники ранувато

🫵 Китайці здійснили політичний камін аут для західної аудиторії. Financial Times видала низку політичних заяв тамтешніх дипломатів, важливих українській аудиторії:

👉  Путіну не довіряємо і не розуміємо, він з’їхав з глузду. Від його війни дистанціюємося, ми про неї навіть не знали.

👉 Політичні інвестиції в Росію не виправдали себе, їх треба переглядати.

👉  Вважаємо, що після поразки у війні Росія перетвориться на «незначну політичну й економічну силу».

👉 Зробимо все, щоб не допустити конфлікту з рештою світу, особливо з Європою.

🫵 Подібно, що між США та Китаєм окреслюється потепління. Принаймні, Сі старається догодити Байдену.  Пекін навіть змінив міністра закордонних справ – консерватора на доволі ліберального посла в США.  Сі понизив градус своєї войовничої риторики щодо Тайваню, а Вашингтон заявляє, що ситуація навколо острова покращується.

🫵  Стаття FT – продукт непублічної дипломатії оновленого китайського МЗС, яким керує Цинь Ган, людина з американськими контактами та досвідом… Така собі неофіційна декларація політичного курсу.  Хоча зайвих ілюзій мати не варто.

👉 Малоймовірно, що керівництво Китаю не знало про воєнні плани фюрера. Точно КНР не відмовиться від ідеї анексувати Тайвань. Нинішня м’яка риторика – ситуативна. Китай зробив висновки з війни бункерного і зрозумів, що поки не готовий протистояти світу.

👉 КНР і далі використовує Росію для відволікання уваги Заходу і як донора для своєї економіки (ось уже і нафта по 37 дол. за барель). Обидві ролі не обіцяють Московії нічого хорошого – ізольована підсанкційна країна з ресурсною залежністю від Сі.

В кожному разі, — для України потепління взаємин Китаю та США — це хороший тренд.

 

Александр Коваленко

Крылатые ракеты «Калибр» сделали российский флот безоружным

Звучит парадоксально, не так ли? Как это ракета может стать элементом обезоруживания флота, когда как раз она и должна его усиливать?

Может. Если данное оружие является основным поражающим элементом, но при этом не производится в нужном количестве.

В современной России пытались модернизировать и обновить доставшийся по наследству от СССР флот вводя в строй новые боевые корабли. Получалось это у россиян с переменным успехом и главным своим достижением они считали КР «Калибр».

Ракету они посчитали настолько успешной, что практически все последующие современные проекты кораблей готовили с учётом применения именно КР «Калибр». Причём, некоторые старые советские даже стали переделывать под применение «Калибров», например, БПК Маршал Шапошников.

Таким образом, под применение КР «Калибр» были заточены:

Фрегаты проекта 22350 и 11356, корветы проекта 20385, МРК проекта 21631 «Буян-М» и 22800 «Каракурт», патрульные корабли проекта 22160, подводные лодки проекта 955 «Борей», пр. 885 «Ясень», ДЭПЛ проекта 636 «Варшавянка» и пр. 677 «Лада»…

Более полусотни современных и не очень российских боевых кораблей и подводных лодок сейчас не с полной загрузкой пусковых из-за дефицита и сложности производства КР «Калибр», основной боезапас которых был потрачен для ударов по территории Украины.

Практически все те КР «Калибр» которые Россия производила и накапливала десятилетиями, были израсходованы в Украине, а быстро компенсировать их растрату производством, технически и технологически российский деградировавший ВПК неспособен!

Чтобы снова полностью загрузить все свои корабли и субмарины КР «Калибр» России необходим боекомплект в более чем 200 ракет. Они на сегодня не имеют даже и трети от этого потенциала, а ежемесячное производство сможет обеспечить такую загрузку в лучшем случае через год! В лучшем.

Таким образом, российский флот сейчас вальяжно рассекает воды «семи морей», пыжась от важности, но у капитанов кораблей пятые точки сжаты уже иголочного ушка, потому как кроме «величия» в их трюмах больше ничего нет.

Российский флот практически небоеспособный.

 

(Оновлено 11:00)

Украинская правда

«Гоніння на церкву» – так зазвичай коментують прискіпливу увагу СБУ до їхньої діяльності представники Української православної церкви, яку пов’язують з Московським патріархатом.

Починаючи з листопада 2022-го, співробітники Служби безпеки України здійснили «паломництво» храмами УПЦ. Під час обшуків знайшли проросійську літературу, листування з «московськими кураторами» та паспорти РФ.

Священникам, які, за матеріалами слідства, досі підтримують російські наративи, зв’язки з Російською православною церквою та моляться за патріарха Кирила, оголосили підозри.

У грудні Рада національної безпеки та оборони ввела санкції проти 17 діячів УПЦ. Серед них – головний фінансист цієї релігійної структури та колишній депутат Вадим Новинський, настоятель Києво-Печерської Лаври Павло, архімандрит Алексій з Херсона, який благословляв на «правління» колаборанта Володимира Сальдо.

У суспільстві лунають заклики про повну заборону діяльності цієї церкви. За результатами опитування Київського міжнародного інституту соціології в грудні 2022-го, 54% українців вважали, що діяльність УПЦ необхідно припинити.

Один із варіантів, який пропонують громадяни та експерти-релігієзнавці – об’єднання УПЦ з ПЦУ – Православною церквою України.

Усі три українські Лаври ще з часів експрезидента Віктора Януковича були передані в оренду УПЦ, а в суспільстві їх давно прозвали «окупованими русскім міром». Однак 7 січня в Києво-Печерській Лаврі таки зазвучала молитва українською. Настоятель ПЦУ Епіфаній провів у святині різдвяне богослужіння, а Успенський собор і Трапезна церква, що розташовані на території заповідника, повернулись у користування держави.

Чи може держава заборонити УПЦ, які реальні загрози несе існування цієї церкви в нинішньому вигляді, чи можливе об’єднання УПЦ з ПЦУ, як мінімізувати ризики колабораціонізму в умовах війни від тих, хто роками кричав про «один народ» та підігравав ФСБ – в нашому матеріалі.

«Колаборанти в рясі»? Що чекає на Українську православну церкву (не) Московського патріархату

 

(Оновлено 10:00)

Анатолий Несмиян

По поводу взятия Соледара. Здесь нужно понимать следующее. Во-первых, Соледар — населенный пункт, который на картах обычно обозначается как пгт (поселок городского типа), к которым относятся все населенные пункты с населением до 10 тысяч человек. Формально Соледар на 1 тысячу человек больше, поэтому считается городом. В Краснодарском крае такие населенные пункты относят к станицам (причем не самым большим). Для Петербурга протяженность Соледара — это чуть меньше, чем весь Большой проспект Петроградской стороны от Каменноостровского до Тучкова моста. По площади — чуть больше трети Крестовского острова.

Второе. Целью любого наступления является разрушение устойчивости обороны противника. Медленное «продавливание» обороны, как это было в ходе Первой мировой войны, устойчивость не разрушает, линия фронта меняет конфигурацию, оставаясь столь же устойчивой. Именно поэтому на основе опыта бессмысленных сражений Первой мировой была создана (причем не одна) теория глубокого прорыва. Каждая военная школа создавала свои теории, но все они исходили из непреложного факта — без разрушения гомеостаза обороны противника любое количество жертв и ресурсов, брошенных в наступление, сжигается зря.

Маркером прорыва обороны служит стремительное наступление в глубину после взятия критической точки обороны. Если в течение ближайшего времени такого наступления не будет — значит, говорить о прорыве нельзя.

Безусловно, на эти тонкости пропаганда не только не станет обращать внимание, а наоборот — сделает все, чтобы крамола не прозвучала. Что, конечно, объяснимо — нужна демонстрация хоть какого-то успеха, даже если он с практической точки зрения не имеет смысла.

И самое важное. Сколько человек положили для достижения этого результата, мы, конечно, не узнаем никогда. Тем более, что брали Соледар подразделения ЧВК, а их вообще никто ни в какой статистике не учитывает.

 

Юрий Касьянов

В марте 1915 года английское командование предприняло попытку наступления у деревни Нев-Шапель (Франция), задействовав 2 армейских корпуса.

Накануне, район боевых действий, несмотря на плохую погоду, был разведан самолетами Королевского летного корпуса, были получены подробные аэрофотокарты немецких позиций. Главная роль отводилась артиллерии, которая должна была подавить немецкое сопротивление ещё до начала пехотной атаки и предотвратить подход подкреплений противника.

Битва началась на рассвете 7 марта на фронте протяжённостью 3 км. После артиллерийской подготовки английские войска атаковали позиции 7-го германского корпуса, и заняли первую линию обороны. Но потом «что-то пошло не так» — попросту кончились снаряды. Наступление захлебнулось. Англичане потеряли 13 тыс солдат.

Неудача спровоцировала скандал, известный как «Кризис боеприпасов 1915 года». Правительство вынуждено было уйти в отставку. Новое коалиционное правительство создало специальное Министерство боеприпасов, а британский парламент принял специальный Акт (закон) о боеприпасах.

Акт провозгласил:

— Никакой частный интерес не может ограничивать интересы государства или противоречить безопасности.

— Деятельность профсоюзов должна быть приостановлена (в военное время).

— Доходы предпринимателей должны быть ограничены.

— Квалифицированные работники должны сражаться не в окопах, а на фабриках.

— Женщины должны заменить мужчин, ушедших на фронт (число работающих женщин увеличилось с 200 тыс до 950 тыс).

— Частные фабрики (оборонные) должны быть под контролем государства.

— Необходимо построить новые национальные фабрики.

Надо сказать, что проблема нехватки боеприпасов была общей для всех сторон конфликта в начале Первой мировой войны. Роль артиллерии ещё не была оценена по-настоящему, и в среднем на один «ствол» приходилось всего 1000-1500 снарядов, что у немцев, что у англичан или французов…

Британцы первыми решили проблему. Немцы вообще построили «военный социализм» (Kriegssozialismus) Вальтера Ратенау, но это тема для отдельного поста.

Какой вывод?.. — Мы не единственные такие бедные и несчастные. Другие страны, иные нации сумели выйти из трудных положений с честью. Чем мы хуже?.. Где наше министерство боеприпасов?.. Министерство танков?.. Министерство беспилотников?..

Всё сожрал «Укроборонпром».

 

(Оновлено 9:00)

BBC News

ISW: Российские силы полностью не захватили Соледар

Американский Институт изучения войны (ISW) в своей последней сводке  о событиях на фронте заявляет, что российским войскам пока не удалось полностью захватить Соледар – несмотря на некоторые ложные утверждения российских источников.

ISW пишет, что его эксперты видели кадры с бойцами «ЧВК Вагнера» в центре этого небольшого города в Донецкой области. При этом оценить, кто именно контролирует те или иные кварталы в Соледаре, довольно сложно, поскольку в ходе уличных боев ситуация может очень быстро меняться, сказано в сводке.

«Даже если верить самым смелым российским заявлениям, взятие Соледара не приведет к немедленному окружению Бахмута, — отмечает при этом ISW. – Контроль над Соледаром не обязательно позволит российским силам установить контроль над ключевыми украинскими линиями снабжения, ведущими в Бахмут».

Что еще сказано в сводке ISW:

✔️Назначение генерала Александра Лапина начальником главного штаба сухопутных войск РФ, возможно, призвано сбалансировать усиливающееся влияние руководителя «ЧВК Вагнер» Евгения Пригожина и главы Чеченской республики Рамзана Кадырова.

✔️10 января украинские силы продолжали продвижение по линии Сватово – Кременная (эти города расположены в Луганской области и лежат на пути ВСУ в Северодонецк и Лисичанск).

✔️ISW оценивает риск российского вторжения в Украину с территории Беларуси как низкий, но возможный. Риск прямого участия Беларуси в сводке оценивается как очень низкий.

 

BBC News

Генштаб ВСУ о ситуации в Соледаре: в районе города идут обстрелы

В утренней сводке  Генерального штаба Вооруженных сил Украины практически ничего не сообщается о ситуации вокруг Соледара, где, по данным журналистов, идут ожесточенные бои. Судя по сведениям с места событий, российские формирования вошли в центр города, однако под полный контроль его пока не взяли.

Украинские военные лишь упоминают Соледар в числе населенных пунктов на Бахмутском направлении, в районе которых продолжаются обстрелы со стороны армии РФ.

Кроме того, генштаб ВСУ утверждает, что почти 1,5 тыс. сотрудников оккупированной Запорожской атомной электростанции, которые отказались получать российские паспорта и подписывать договор с Росатомом, лишены пропусков и доступа на АЭС.

«Захватчики ищут новых сотрудников для АЭС на территории Российской Федерации и готовят жилищный фонд для будущих сотрудников путем так называемой «национализации» квартир местных жителей, которые уехали», — сказано в сводке.

 

(Оновлено 8:00)

Лінія оборони

Anti-colorados

Еще раз о военной помощи

Недавно мы публиковали материал о гуманитарной помощи, которая к нам приходит из Азербайджана и Эмиратов, что возможно, стало откровением для кого-то из тех, кто читал этот текст, и мы решили, что есть смысл время от времени возвращаться к неизвестным или неожиданным фактам. В этот раз – речь пойдет уже о военной помощи еще из двух стран, о которых (в этом плане) мало кто слышал.

***

Как уже не раз было отмечено различными наблюдателями, наши партнеры устроили настоящую охоту за боевой техникой, оружием и боеприпасами, натурально по всему миру. Но все это надо привести в максимально боевое состояние перед тем, как передавать в Украину. И вот ряд военных предприятий наших партнеров трудится как над этими задачами, так и над вопросами интеграции каких-то систем вооружений, для использования имеющимися у нас носителями. Так, например, мы уже знаем о том, что несколько видов авиационных ракет, в том числе и противо-радиолокационных, уже адаптированы для применения нашей авиацией. Эта адаптация была произведена в Польше. А гаубицы, в том числе немецкие, ремонтируют и обслуживают в Литве.

Что касается танков, которые мы получаем от партнеров, то они приводятся в максимально боеспособное состояние, да еще и модернизируются путем интеграции нового оборудования, в Чехии. Так вот, мало кто знает, что на заводы в Чехии поступило 90 танков Т-72Б из Марокко. Эта информация имеется в свободном доступе и мы не открываем никаких тайн. Марокканские танки проходят обслуживание, ремонт и модернизацию, после чего – передаются ВСУ. Насколько известно, уже более 20 машин прибыли в Украину, а остальные находятся в работе. Чешские оружейники работают быстро, четко и надежно, а финансируют все эти работы, США и Нидерланды.

Еще раз повторим. Танки – из Марокко. Как и на каких условиях они перешли к нашим партнерам, нам неведомо, но мы точно знаем о том, что они идут не прямо к нам, а через Чехию, где специалисты их вылизывают так, чтобы они могли радовать противника всякими сюрпризами и зажигательными шоу. А оплачивают все это американцы и голландцы. Вот такой удивительный интернационал приложил свои усилия для того, чтобы пополнить наш состав бронетехники. Но это не все.

Все мы не раз натыкались на информацию о том, что в этой войне многое зависит от работы артиллерии. Понятно, что она должна работать максимально эффективно, но интенсивность боевых действий требует большого запаса снарядов. Как недавно стало известно, пакистанская оружейная компания DMI Associates уже второй раз поставляет нам боеприпасы. Первая партия ушла с авиабазы Нур-Хан, Равалпинди и была доставлена в международный аэропорт Аврам Янку Клуж, Румыния в период с 6 по 12 августа. Доставка осуществлялась транспортным самолетом королевских ВВС Великобритании C-17A Globemaster.

В этот раз речь идет о куда больших объемах поставки – более полутора сотен морских контейнеров будут доставлены из порта Карачи в порт Гданьск судном Vesuvius. В этот раз к нам отправились 155-мм снаряды, метательные заряды M4A2, артиллерийские капсюли M82 и взрыватели PDM. Заметим, речь уже идет о боеприпасах НАТОвского калибра, а значит – к самоходным и буксируемым гаубицам, так замечательно себя зарекомендовавшим в последние месяцы.

Правда, в этот раз Украина сама оплатит эту поставку собственными работами по обслуживанию и модернизации вертолетов Ми-17, а также Т-80УД, находящихся на вооружении пакистанских вооруженных сил. Но опять же в этом длинном мероприятии снова будут задействованы наши партнеры. В том числе Польша, через которую идет большая часть помощи. Не забудем этого!

 

(Оновлено 7:00)

Грани.ру

Броня крепка, танки небыстры

Кулеба: Уверен, что Украина получит немецкие танки

Украина обязательно получит немецкие танки Leopard, заявил министр иностранных дел страны Дмитрий Кулеба после посещения разрушенных кварталов Харькова вместе с главой МИДа Германии Анналеной Бербок.

«Я объяснил коллеге и немецким медиа, что немецкие танки не являются нашей прихотью и они нужны нам не для прогулок, — пишет Кулеба. — Танки нужны для того, чтобы освободить украинские города и села, все еще находящиеся под российской оккупацией. Чтобы спасти их от разрушений, которые сегодня Анналена увидела в Харькове. Чтобы защитить нашу энергетическую инфраструктуру и спасти украинцев от российских преступлений».

«Я не сомневаюсь, что Украина получит немецкие танки Leopard. Более того, я думаю, что и немецкое правительство где-то в глубине души уже понимает, что это решение будет принято. Огорчает лишь то, что это решение ЕЩЕ не принято и поэтому мы теряем драгоценное время и жизни… Чем быстрее оно будет принято, тем быстрее эта война завершится победой Украины. И войны в Европе не будет», — заключил глава украинской дипломатии.

Бербок стала первым высокопоставленным европейским чиновником, посетившим Харьков после начала полномасштабной войны. Ее визит заранее не анонсировался. «Этот город является символом абсолютного безумия российской агрессивной войны, но также символом невероятной стойкости и мужества украинцев» — сказала Бербок журналистам.

«Танковая коалиция»: союзники давят на Германию

Франция и Польша оказывают давление на Германию, добиваясь передачи Украине танков Leopard 2, пишет Politico.

Как сообщил изданию французский чиновник, Париж усиливает давление на Берлин, чтобы добиться согласия на отправку немецких танков в Украину в преддверии франко-германского саммита 22 января. Источник пояснил, что президент Франции Эмманюэль Макрон, объявивший на прошлой неделе о поставке Украине легких колесных танков AMX-10 RC, намеренно «нарушил табу, чтобы расшевелить немцев».

Украина также запросила Францию о поставке танков Leclerc. Но, поскольку этот вид танков больше не производится, могут возникнуть сложности с техобслуживанием и поставкой запчастей. В Париже подчеркивают, что с «Леопардами» такой проблемы нет.

Польша со своей стороны также убеждает Германию согласиться на поставки «Леопардов». «Мы призываем другие страны сформировать широкую коалицию для передачи Украине более современных танков, таких как танки «Леопард», — заявил 9 января замминистра иностранных дел Польши Павел Яблонский.

Как отмечает Politico, в число стран, использующих Leopard 2, входят Германия, Испания, Польша, Греция, Дания и Финляндия. Это позволило бы союзникам совместно организовать доставку танков и боеприпасов, а также объединить усилия для ремонта и техобслуживания. При этом для реэкспорта требуется разрешение производителя — компании Krauss-Maffei Wegmann.

7 января премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что его страна может передать Украине «Леопарды» только в составе коалиции. «Я говорил об этом с немецким канцлером Олафом Шольцем пару недель назад в Брюсселе, и я думаю, что мы можем узнать больше об этом в ближайшие несколько дней», — добавил Моравецкий.

Отвечая на вопрос о требованиях Польши создать «танковый альянс», представитель правительства Германии сказал, что ему «ничего неизвестно о таких запросах на текущий момент», но подчеркнул, что ситуация постоянно мониторится и решения о поставках оружия пересматриваются в тесной координации с партнерами.

8 января сопредседатель СДПГ, одной из партий правящей коалиции, Ларс Клингбайль заявил, что ФРГ не намерена в одностороннем порядке отправлять в Украину танки Leopard 1 или Leopard 2. Политик пояснил, что такой шаг может послужить сигналом о вовлеченности Германии в боевые действия, и поэтому такие решения «следует принимать осторожно и с оглядкой на действия союзников». «Ни одна страна сейчас не поставляет (Киеву. — Ред.) такие тяжелые танки, как Leopard 1 или Leopard 2. Для федерального правительства всегда было важно, чтобы немцы не действовали в одиночку», — сказал Клингбайль.

9 января пресс-секретарь Минобороны Германии Арне Коллатц заявила, что у Берлина сейчас нет планов поставлять Украине танки Leopard 2.

В тот же день СМИ сообщили, что Великобритания рассматривает возможность отправить в Украину основные боевые танки Challenger 2. По данным Sky News, обсуждение этого вопроса продолжалось несколько недель. Один из источников телеканала предположил, что Великобритания может предложить Украине около 10 танков — этого достаточно для оснащения танковой роты. Как отмечают комментаторы, это может повлиять на позицию Германии.

6 января, на следующий день после своей отставки, бывший министр обороны Финляндии Антти Кайкконен заявил, что Финляндия могла бы отправить Украине часть своих танков Leopard 2, если какая-то из европейских стран тоже сделает это. «Если Европа начнет передавать танки Украине хотя бы на дюйм больше, чем сейчас, то Финляндия тоже должна в этом участвовать. Конечно, мы не сможем дать много, потому что для нас как приграничной страны с Россией собственная обороноспособность всегда является приоритетом», — сказал Кайкконен.

В начале июня испанская газета El Pais писала, что власти Испании рассматривают возможность передачи Украине партии танков Leopard-2A4, которые находятся на базе хранения.

9 января издание Politico сообщило, ссылаясь на два источника, что США рассматривают возможность поставить Украине боевые машины пехоты Stryker. По словам чиновника Минобороны США, эти БМП могут быть частью следующего пакета военной помощи для Украины. Американская администрация может объявить об этом пакете помощи, со Stryker или без них, на следующей неделе, перед встречей Контактной группы по обороне Украины в Германии («Рамштайн-8»), назначенной на 20 января.

4 января The Washington Post сообщила со ссылкой на чиновника Белого Дома, что американская администрация по-прежнему исключает передачу Украине танков Abrams: они весят 55 тонн, работают на газотурбинном двигателе, потребляющем топливо с огромной скоростью, склонны к поломкам и требуют большого опыта технического обслуживания.

6 января Пентагон объявил о новом пакете военной помощи для Украины на более чем 3 миллиарда долларов, который включает в себя, в частности, 50 БМП Bradley. 6 января стало известно, что Германия передаст Украине 40 бронемашин Marder.

 

(Оновлено 6:00)

Леонид Шапиро

Год великого перелома

С самого начала этой войны и до сих пор миллионы людей обеспокоены одним и тем же вопросом: как и когда она закончится? Всем понятно, что итог войны и сроки её окончания в огромной мере зависят от того, какое, как быстро и в каком количестве союзники Украины поставляют ей вооружение. Долгое время помощь Украине оказывалась дозированно, так, чтобы не дать ей проиграть, но и не позволить победить. Вошло в обиход даже выражение «пипеточная помощь». Как писал ваш покорный слуга в июне ушедшего года: «Запад боится Путина и поэтому не хочет, чтобы он победил. Запад боится Путина и поэтому не хочет, чтобы он проиграл. Запад опасается непредсказуемых перемен в России в случае её поражения».

А буквально пару недель назад в одном из комментариев на этом сайте: «Чем чаще и настойчивее «наши западные партнёры» публично заявляют о том, что они изо всех сил стремятся избежать «эскалации конфликта», тем в большей и большей мере они этой пресловутой эскалации способствуют. Создаётся впечатление, что своей нерешительностью и трусостью они провоцируют Путина вести себя всё более вызывающе и нагло. Западу следует наконец-то прекратить идти на поводу у Путина и переломить ситуацию таким образом, чтобы Путин боялся эскалации конфликта! И чем скорее на Западе это поймут, если поймут, тем меньше у Путина будет оснований и мотиваций заниматься шантажом, в том числе и ядерным».

И, похоже, начали понимать!

Есть признаки того, что настало пробуждение и лёд тронулся! Сначала в США было принято решение о поставках Украине ЗРК Patriot, затем Макрон (тот самый Макрон, который ещё совсем недавно, в декабре ушедшего года, ратовал за предоставление РФ гарантий безопасности) объявил о передаче Украине легких танков AMX-10RC, а 5 января после разговора лидеров США и Германии — Джо Байдена и Олафа Шольца — стало известно, что США планируют передать Украине боевые машины пехоты Bradley, а Германия намерена поставить бронемашины Marder, а также батарею ПВО Patriot.

Конечно, этого недостаточно. Конечно, это составляет лишь малую толику того, о чём говорил генерал Залужный. Но будем надеяться, что это только начало и процесс пошёл. Будем надеяться, что наступивший год станет годом великого перелома как в сознании друзей Украины, так и на полях сражений.

 

(Размещено 5:00)

Кох Альфред

Закончился триста двадцать первый день войны. Весь день только и разговоров про бои за Соледар. Пригожин изо-всех сил пиарится, что будто-бы ЧВК “Вагнер” вот-вот возьмет этот городок под контроль.

Человек-кувалда хочет убедить публику в том, что это великая победа и что он — ее автор. Городишко, в котором до войны жило около десяти тысяч человек, он пытается выдать за стратегически важный населенный пункт, этакий “новый Сталинград”, взятие которого в корне изменит ход войны.

Что по этому поводу можно сказать? Во-первых, не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Между “вот-вот взять населенный пункт” и “наконец его взять” лежит такая огромная дистанция, что в нее может поместиться не одна человеческая жизнь.

А во-вторых, оценку этому пригожинскому “подвигу” уже дал Путин. Не дожидаясь разрешения ситуации в Соледаре он назначил сегодня генерал-полковника Александра Лапина начальником Главного штаба — первым заместителем командующего Сухопутными силами РФ.

Три месяца назад Лапин был снять с должности командующего Центральным военным округом за сдачу Лимана. Этому предшествовала его публичная и унизительная критика со стороны Кадырова и Пригожина.

Хочу заметить, что Путин вообще тяжело расстается с людьми и нужны поистине чудовищные промахи, чтобы Путин так демонстративно избавился от столь высокопоставленного генерала. Тем более если учесть, что в июле он присвоил Лапину звание Героя России за взятие Лисичанска.

Также хорошо известно, что Путин не любит поддаваться на публичное внешнее давление и если кого-то из его чиновников открыто критикуют, можно быть уверенным: в ближайшие месяцы этому чиновнику ничего не грозит.

И поэтому увольнение Лапина сразу после его критики Кадыровым и Пригожиным было чем-то совершенно неординарным и могло означать только одно: Путин дал этим двум “полководцам” карт-бланш. И возложил на них все свои надежды. Ведь очевидно, что таким демонстративным шагом он противопоставил себя армии и показал, кто теперь в России может влиять на отставку и назначение командующих военными округами. И это были не Герасимов с Шойгу.

Наверняка эти два “великих воина” убедили тыловую крысу Путина в том, что они (только позволь, надежа-государь!) принесут ему победу. Главное — чтобы им не мешали и дали им все, что нужно. А уж они, со своими чудо-богатырями горы свернут и укров — разнесут в пух и прах. Путин им и поверил. А как не поверить, если у самого нет никакого военного опыта и образования, а правды ему никто не скажет?

И вот три месяца они “побеждают”. Первым понял, что все пошло не так как оно планировалось, что “гири не золотые”, и что на этом пути он не сыщет себе воинской славы, Кадыров. И как-то бочком-бочком потихоньку отвалил обратно в Инстаграмм и оттуда теперь вещает в своей обычной манере, уже не обещая ничего конкретного, а просто угрожающе потрясая кулаками в адрес абстрактного Запада, и, в сущности, ничем не отличаясь теперь от Димона Медведева.

Пригожин держался дольше. В принципе оно и понятно: у Кадырова есть железобетонная должность и он всегда может вернуться в Грозный и заняться своими непосредственными служебными обязанностями главы Чечни. А куда с тех высот, на которые он опрометчиво забрался, возвращаться Пригожину? В повара? Нееее… Вряд ли ему теперь позволят затеряться на кухне у Путина.

В отличие от Кадырова, он натворил столько делов, что его уже даже в тюрьму не примут. Его даже в морг не возьмут, так сильно он наследил. Во-первых, он нарушил все мыслимые законы, завербовав в свою частную армию (что само по себе — преступление) заключенных, пообещав им от имени Путина помилование (юридическая чистота этих действий не обсуждается, право тут даже не ночевало). Во-вторых, он ввел в этой ЧВК бессудные казни, причем в чудовищных, средневековых формах. В третьих, он открыто этим бахвалился. И в-четвертых, и в-пятых, и сто двадцать пятых…

Короче, этот деятель натворил уже на десяток пожизненных. И единственное, что могло его спасти — это серьезный успех на фронте. Вот тогда он — молодец, а победителей, как известно, не судят.

Он сначала взялся штурмовать Бахмут. Уже даже не знаю сколько он его штурмовал, то ли пять, то ли даже шесть месяцев. И никуда в результате он не продвинулся. Сначала у него был плохой Лапин. Ок, сняли Лапина. Потом у него “пидором” стал Герасимов. Это тоже ему сошло с рук. Потом, рассказав, что в Бахмуте “500 линий обороны” и его взять трудно, он переключился на Соледар.

И вот сейчас он продает Путину “вот-вот взятие” Соледара как такую грандиозную победу, ради которой Путину нужно простить ему все репутационные издержки с кувалдой и прочими фокусами, потерю десятков тысяч бойцов и уймы денег, потраченных на оружие и боеприпасы. И еще Путин должен простить ему потенциальный конфликт с армией, в который Пригожин его затянул.

И Путин это не покупает. Не дождавшись взятия Соледара, он возвращает Лапина и демонстративно назначает его на должность с повышением. Это плевок в морду Пригожину и одновременно — ответ на вопрос как в Кремле оценивают возможное взятие Соледара и какое значение они придают этому “успеху”. Ответ — никакого. То есть оценивают его вполне трезво.

Что же делает теперь Пригожин? Он начинает рассыпаться в комплиментах украинской армии. Он хвалит ее бойцов за мужество и стойкость. Напомню, что до этого он неожиданно позитивно говорил о Зеленском.

Провалиться мне сквозь землю, но как это оценивать если не призыв к диалогу? То есть понимая, что на своей, российской стороне за все свои художества он скоро станет объектом для охоты (причем не исключено, что в прямом смысле этого слова), он подает маячки украинским визави: я открыт к диалогу, я нормальный парень, со мной можно разговаривать.

Какие будут ваши условия? Что вы мне можете предложить? Что вы говорите? В обмен на что? Ну, я не знаю… Я многое могу. А что бы вы конкретно от меня хотели? Для меня нет запретных тем, все обсуждается… Поговорим как бизнесмены. Надеюсь, вы понимаете, о чем я?

А с другой стороны, он, конечно, оказал Путину огромную услугу. Он собрал по всем российским тюрьмам и зонам полный человеческий шлак и угробил его в бессмысленных штурмах малозначительных населенных пунктов, отвлекая и заставляя терять солдат, время и ресурсы украинскую армию. И выиграл для Путина как минимум три месяца подготовки резервной армии. Ведь если бы не эти его атаки, то ВСУ уже давно развили бы наступление на Кременную и Сватово и освободили бы половину Луганщины.

А может быть ради этого ему и прощались все его художества? Хотя история с Лапиным не подтверждает этой теории. Лапин и Герасимов не простят Пригожину такого удара по их авторитету. В армии такие вещи недопустимы. И генерал, который снес такое оскорбление — не сможет ею командовать. Думаю, Пригожин это понимает. Поэтому и рассыпается в комплиментах украинцам.

А может его использовали в темную? И теперь “мавр сделал свое дело, мавр может уходить…” Должен же, наконец, “Новичок” хоть кого-то убить?

Короче, х/з. Одно я знаю твердо: 20 января очередной Рамштайн. И там будут приняты все нужные решения. Решения, которые поставят точку в этой войне. Причем уже в этом году. И эти точка будут стоять в том месте, где мы хотим. А не там, где хочет Путин. Вся логика последних недель говорит об этом.

И как может быть иначе, если наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 11 January: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий