BloggoDay 11 November: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 11 листопада 2023 р.

 

(Оновлено 19:00)

Новая газета. Европа

Матильда Виноградова, специально для «Новой газеты Европа»

«В России очень легко предсказывать будущее. Всё всегда идет в одну сторону»

Драматург Михаил Дурненков: как уехал, что делает в эмиграции и как однажды написал пьесу о превращении России в черную дыру

Михаил Дурненков — один из самых успешных, если считать в «Золотых масках», драматургов современного российского театра. Сам себя он называет «довоенным российским драматургом». Он автор четырех десятков пьес, его работы переведены на семь языков. Названия его пьес говорят сами за себя: «День победы» (2014), «Война еще не началась» (2015), «Вечно живые» (2021).

Февраль 2022 года Дурненков встретил преподавателем Школы-студии МХАТ. В марте он уехал из России, однако продолжил преподавать онлайн. 19 апреля он опубликовал в фейсбуке пост, где написал: «Желаю полного и сокрушительного поражения российской армии… Верю, что чем значительнее будет это поражение, тем быстрее очнутся от своего позорного сна мои соотечественники».

После этого председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин осудил Дурненкова и поставил вопрос о его пребывании в составе Союза, а Школа-студия МХАТ расторгла с Михаилом трудовой договор. Чуть позже на него завели дело о «дискредитации» армии. Сейчас вместе с семьей драматург живет в Хельсинки, где он выиграл престижный грант на работу над пьесой и выпустил спектакль в финском театре.

Как Дурненкову удалось в своих пьесах предсказать нынешнюю реальность и что предсказывать он будет дальше? Матильда Виноградова поговорила с Михаилом в продолжении серии «Русских сезонов» о жизни российского театра за пределами России.

— Расскажи, как ты ты уехал? У тебя же не было европейских контрактов?

— Нет, был — с финским театром. Иначе я бы не смог уехать. У нас был проект с финским шведскоязычным театром «Клокрике» еще до войны, даже еще до пандемии, — про будущее. Будущее всё время менялось, проект всё время откладывался — то пандемия, то потом война. И когда война началась, они мне написали, сказали, что могут помочь — сделать рабочую визу. Это были первые дни после начала войны, или, как правильно говорить, полномасштабного вторжения России в Украину. Так мы сделали визу и поехали в Финляндию, с тех пор мы здесь находимся.

— Спектакль вышел?

— Да, в феврале 2023 года. Назывался он «Короткий эпизод всеобщей истории грибной цивилизации», где под понятием «короткий эпизод» подразумевалось всё человечество, собственно говоря. Последняя часть спектакля заканчивалась во времена, когда уже не то что людей — даже следов их деятельности на Земле практически не осталось, кроме хранилища ядерных отходов. Получился спектакль про будущее без людей.

— Его будут еще играть?

— Репертуарная жизнь здесь устроена так: спектакль показывают от восьми до 20 раз, потом его снимают навсегда. Наш сыграли 12 или 13 раз. Вот так устроены вообще все спектакли в Финляндии, традиционно из-за невероятно дорогой аренды площадки и высокой стоимости человеческого труда. Бывает, что спектакль играют два раза, а потом закрывают, эксплуатировать всегда дороже любых возможных прибылей от билетов. А работали над постановкой перед этим, например, год. Это немного непривычно для человека, который привык к русскому репертуарному театру, где спектакли идут по 20 лет. Но в этом есть правда жизни: театр — эфемерное искусство.

— Что было дальше? У вас остались финские визы и вы решили не возвращаться?

— Театр помог нам подать на ВНЖ. И мы начали трудовую жизнь здесь, в Финляндии. Потом через год мы подали еще раз на ВНЖ. Наверное, если правое националистическое правительство не введет какие-то новые законы, то, может быть, и дальше так будем поступать. Фонд Artists at risk помог нам с размещением — первые три месяца мы жили на их квартире.

— Была громкая история о том, как тебя осудил Калягин, как тебя исключали из СТД, как звели дело. Ты уже был в тот момент в Финляндии? Чем эта история закончилась? Какие санкции по поводу тебя в России?

— Ну, прошел суд по делу о дискредитации российской армии. Как я понимаю, вынесли какое-то решение, видимо, штраф. Довольно сложно узнать из-за границы, что там именно произошло. А с Союзом театральных деятелей вышло интересно: оказалось, что нет такого регламента, чтобы из него исключать, тем более за политические взгляды. Мне предложили выйти самому. Я благородно отказался — дал им возможность проявить свои лучшие человеческие качества.

Так стало понятно, что это невозможно. Правда, через какое-то время я уже сам попросил меня исключить, потому что я и не хотел быть в этой организации больше.

— Чувствуешь ли ты, что предсказал будущее?

— Надоело мне это предсказание будущего. Мне кажется, я предсказывал будущее начиная с 2014 года. В России очень легко предсказывать будущее. Всё всегда идет в одну сторону, в одну точку. Не надо обладать каким-то пророческим даром, чтобы это будущее угадать. Достаточно просто озвучить свои страхи, указать направление, в которое всё постепенно съезжает, а оно туда и съезжает. Не думаю, что я прямо такой пророк, я всегда говорил об очевидных вещах. Моя миссия как художника заключалась в предостережении общества, наверное. Есть же такое понятие — миссия художника. Художник думает, что он что-то еще делает, кроме того что тешит свои творческие амбиции. Наверное, вот это предостережение и было такой миссией.

Мне кажется, я не один, кто все эти годы говорил о том, что дело движется к войне и к тоталитаризму, мы возвращаемся и в прошлое, и в его худшую часть. Много пьес об этом написано. Я понял сейчас, что практически каждая моя пьеса из последних была об этом: и «Утопия», и «Война еще не началась», и «День победы», и «Озеро» практически прямым текстом рассказывают о том, что мы сегодня наблюдаем. Но, правда, я еще раз повторюсь, что никакого пророческого дара у себя не вижу.

Мы сейчас находимся в той точке, про которую я писал еще десять лет назад. И из нее можно описать перспективу на следующие десять лет. И то движение, которое наша многострадальная Родина начала, не закончено, далеко не закончено, мы еще где-то в самом начале.

— Ты для себя выработал какой-то способ, который тебе позволяет в этой реальности адаптироваться?

— Давай разберемся, что значит эта реальность для тебя и для меня. Мы с тобой в разных реальностях находимся. Что мы имеем в виду, когда говорим «эта реальность»? Ты включаешь в нее бомбежку Израиля? Или ты говоришь о том, что происходит внутри Садового кольца?

— Я включаю и бомбежку Израиля, и кадры, когда Алиев прошелся по флагу Арцаха.

— Мне кажется, проход по флагу — это акт унижения, и это весьма недальновидный шаг. Человека, как и персонажа пьесы, раскрывает конфликт. В счастье мы все, как писал Толстой, одинаковы, и проявляемся в несчастье. В конфликте мы тоже проявляем себя.

Вот человек прошелся ногами по флагу, и сразу стало понятно, что личность-то он совсем небольшая. Больше тут нечего сказать.

— Просто вообще непонятно, как к этому всему адаптироваться, на что опираться?

— Не знаю, нет у меня сейчас какого-то рецепта. Наверное, это ноябрь. Спроси меня в мае — у меня он будет. Всё-таки ноябрь — дно, из которого мир видится самым мрачным образом. У меня есть теория, что третья мировая война вот так и выглядит, как то, что мы наблюдаем, просто она гибридной формы.

— Когда ты уезжал, то написал много постов. Твои взгляды как-то изменились за это время?

— Тогда у меня еще была какая-то злость. Сейчас мне кажется странным писать какие-то посты в фейсбуке. Они уже ни на что не влияют, ничего не решают и ничего не обозначают. А тогда, по крайней мере в начале войны, это было важно. Российское государство очень боролось за то, чтобы показать монолитность поддержки СВО. И любой голос против карался именно потому, что он показывал всю несостоятельность и ложь этой позиции. Сейчас уже все как-то всё друг про друга поняли. Мне кажется, и правительство российское сейчас уже как бы подуспокоилось — его устраивает просто молчание людей. Не поддержка, а молчание. И если раньше они боролись за поддержку, то сейчас просто за молчание. Равнодушие их устраивает, устраивает тот факт, что люди стараются об этом не думать и не жить войной. И для этого создаются условия: надо, чтобы работали те же театры, создавая видимость нормализации жизни. Всё идет своим чередом, а где-то под боком полыхает маленькая победоносная война. Уже не первый год. Но об этом стараются не думать. Россия превращается в такую молчащую черную дыру. Кстати, вспомнил, что у меня такая пьеса была.

— Это какая?

— Она у нас неизвестна, поскольку я писал ее для частного проекта и сразу отдал права. Она была про жителей Брайтон-Бич в Нью-Йорке. По сюжету происходит что-то такое, после чего Россия, которая отгораживалась от всего мира железным занавесом и проводила очередной свой эксперимент по отгораживанию, вдруг, в результате какой-то научной ошибки, превратилась в настоящую черную дыру, место, где даже солнечный свет втягивается и навсегда исчезает. И жители Брайтон-Бич понимают, что они единственные оставшиеся носители русской культуры на Земле, и решают сделать на этом бизнес. А поскольку представление о культуре у них очень местное, то получилась такая комедия на фоне безусловно трагических событий. И хоть она и взлетала в конце концов в трагедию, но в целом пьеса комическая.

— Ее где-то сыграли?

— Нет. Она родилась и умерла на Манхэттене в Нью-Йорке много лет назад, но были читки в Public theatre. И там же, кстати, показали читки пьесы Наташи Ворожбит (драматург из Киева) и Павла Пряжко (драматург из Минска). Мы все писали пьесы для этого проекта.

— Ты был всё-таки одним из самых успешных драматургов — хотя бы по числу «Золотых масок». С женой-художницей Ксенией Перетрухиной вы купили квартиру, где эти маски в кладовке лежали, у тебя были студенты в Школе-студии МХАТ и Школе Райкина. Как будто бы жизнь удалась?

— Ну, это было, потому что мы уже были заслуженные деятели культуры, но это не значит, что всё было хорошо. Просто мы долго работали, больше 20 лет занимались искусством. И, как ты знаешь, сначала ты работаешь на имя, а потом уже имя работает на тебя. Вот и мы дожили до момента, когда имя на нас работало. Нам постоянно предлагали проекты, у нас была возможность работать с теми, с кем мы хотим работать, и что-то выбирать. Это было хорошо. Но вот так, чтобы вспомнить, что всё было классно, безоблачно и не тревожно в России, — вообще на моей взрослой памяти такого не было никогда.

— Сейчас ты получил престижный финский грант и будешь год писать пьесу. Расскажи про это.

— Я выиграл грант фонда Коне — это крупнейший частный финский грантодатель. Буду писать пьесу про советских ученых, которые еще в 60-е предсказывали тот мир, где мы сейчас находимся, и которым тогда, естественно, никто не верил. Я везунчик, наверное, или, возможно, я как-то хорошо там всё сформулировал, потому что это был первый грант в Финляндии, на который я подавался, и его получение стало большим событием. Финляндия — маленькая страна, все узнали, что я выиграл, и меня поздравляли, как будто я получил «Оскар». Это много хорошего говорит о Финляндии и о людях здесь, которые заинтересованы в том, чтобы в стране были художники с иностранным бэкграундом и делали искусство, которое обогащает финское культурное пространство. Это же грант не на поддержку моих штанов, а на то, чтобы я тут что-то создал. Я очень благодарен за такую возможность и постараюсь не оплошать и написать хорошую пьесу.

— Но история в пьесе, выходит, больше отношения имеет к России как наследнице СССР, чем к Финляндии?

— Она имеет отношение к человечеству. Но я не делаю вид, что я могу приехать и тут же начать писать про финских героев, которые родились и живут тут.

— Есть точка зрения, что в эмиграции нужен год на адаптацию, на то, чтобы побороться с депрессией и понять, что делать дальше.

— Я бы сказал, что год — мало, надо хотя бы годика три. Но всё-таки эмиграция эмиграции рознь. Я разговаривал с теми, кто уезжал в 2014-м или в благодатном 2007-м, когда это было их решение. И это совсем другое.

— Получается ли у тебя выносить за скобки эту вынужденность и находить плюсы?

— Иногда испытываю радость исследователя новых миров Робинзона Крузо, а иногда мысль о потерях, о кораблекрушении приносит отчаяние. Это такие известные эмигрантские качели.

Я как-то запретил себе скучать по Москве и вообще по родине, потому что не нахожу это ни плодотворным, ни перспективным, а в моем случае — еще и разрушительным.

Задача не быть женой Лота и стараться смотреть вперед. Впрочем, я очень скучаю по людям. Как-то интуитивно я понял, что наименее разрушительно для психики ощущать себя пионером, который исследует новые территории и пытается основать новую цивилизацию или стать частью существующей, а не беглецом, изгнанным из рая.

— У тебя были мысли сменить профессию? Как уехать, если вся твоя профессия связана с русским языком и русским контекстом?

— К этой мысли всё время примеряешься. Возможно, если бы мне было лет тридцать, я бы не раздумывая попробовал найти какую-то еще идентичность. В моем возрасте хочется подойти к этому ответственно, попыток у меня немного.

— А твоя инженерная юность? Это же была нередкая история смены профессии, тот же Юрий Бутусов закончил кораблестроительный институт…

— Я думаю, что и кораблестроитель из Бутусова был бы такой, как и из меня инженер. Хотя Бутусов может обидеться, вдруг он был бы замечательным кораблестроителем.

— Возможно, это иллюзия, но кажется, что Ксения Перетрухина как художник имеет больше возможностей для адаптации за рубежом, но грант тем не менее получил ты.

— Писатель — это некая романтическая профессия, в которой человек выглядит более значительным, чем если бы он был сценографом. Помнишь старый анекдот про то, чем крысы от хомяков отличаются? Так вот, у хомяков пиар лучше. С писателями и сценографами примерно то же самое.

 

(Оновлено 18:00)

Деловая столица

Юрий Вишневский, политический обозреватель

То ли выборы Зеленского, то ли замена Залужного. Каких сюрпризов от Банковой ждать до конца года

Кто-то скажет, что Зеленский ищет более эффективного командующего. А кто-то — что тут играет политическая ревность

Сейчас две самые обсуждаемые темы — будут ли президентские выборы и будет ли отставка Валерия Залужного. Объединяет эти вопросы то, что общество так и не получило на них надежного ответа. И они продолжают вносить сумятицу в работу всей вертикали власти — как гражданской, так и военной.

Будут ли выборы

О том, что президентские выборы могут быть проведены даже в условиях войны, Владимир Зеленский заявил еще в конце лета — в интервью Наталье Мосейчук (Раевской), которое показали на телемарафоне 27 августа, и в интервью португальскому общественному телеканалу RTP, которое было обнародовано 30 августа. Тогда же он сформулировал ряд условий для проведения выборов.

Затем 10 октября во время визита в Румынию в интервью телеканалу Digi24 он подтвердил, что если выборы будут проведены во время войны, то он примет в них участие. Его спросили, баллотировался ли бы он вновь на выборах. “Если бы война продолжилась — да, если бы война закончилась — нет. Я не могу сбежать во время войны”, — ответил он.

3 ноября министр иностранных дел Дмитрий Кулеба во время визита в Германию сообщил на брифинге, что Зеленский рассматривает возможность проведения президентских выборов следующей весной. “Мы не закрываем эту страницу. Президент Украины обдумывает и взвешивает разные плюсы и минусы”, — рассказал он.

Однако 6 ноября в видеообращении к украинцам Зеленский дал понять, что он против выборов. “Должны прекратиться волны с любыми вещами, которые раскалывают политически. Мы должны определиться, что сейчас время обороны, время битвы, от которой зависит судьба государства и людей, а не время вбросов, которых ждет от Украины только Россия. Я считаю, что сейчас выборы не ко времени”, — подчеркнул он.

Можно было подумать, что в этом вопросе уже поставлена точка. Но 9 ноября телеканал “1+1” сообщил новость: “В Украине будут выборы, если есть готовность выполнить 4 пункта президента Зеленского”: Андрей Ермак в “Мосейчук+”.

“Единственным ответом является ответ нашего президента, который говорит, что не держится за власть и готов к выборам в любое время”, — заявил руководитель Офиса президента и далее перечислил условия, которые звучали еще в августовском интервью Зеленского португальскому телеканалу RTP. Во-первых, чтобы эти выборы были признаны миром как демократические. Во-вторых, чтобы каждый из наших защитников, которые сейчас воюют, имел возможность проголосовать. В-третьих, чтобы каждый временно уехавший человек смог высказать свое мнение. И в-четвертых, чтобы выборы проводились на деньги наших партнеров. “Если наши партнеры готовы решить все эти четыре вопроса, власти в лице президента готовы провести выборы”, — подчеркнул Ермак.

Очевидно, что все это вносит сумятицу в головы украинцев. Они уже не знают, что и думать. Но проблема глубже. Сумятица получается в мозгах всей исполнительной вертикали. А она, по данным из разных источников, уже начала активно готовиться к выборам.

Например, сайт glavcom.ua 7 ноября обнародовал депеши, которые “сверху” получили местные чиновники на Киевщине. Это официальные письма, направленные районными государственными (военными) администрациями руководителям территориальных громад. Суть указаний такова: центральные власти требуют сформировать политические паспорта громад. Подобные документы обычно создают штабы политических партий. В них содержится информация о лояльности глав населенных пунктов к власти, политических раскладах в местных советах, потенциальных кандидатах от власти и оппозиции. Датированы эти “письма счастья” 30 октября.

Чуть раньше началась работа над созданием аналогичных “политических паспортов” воинских частей. Журналист Юрий Бутусов сообщил, что 20 октября административное управление штаба командования Сухопутных войск ВСУ разослало приказ с пометкой “срочно” ко всем подчиненным воинским частям и соединениям всех уровней предоставить информацию о членах руководящих органов политических партий, мобилизованных в ряды ВСУ. “Источники в военном руководстве заявили, что приказ, который отправили в войска, не является инициативой командования Сухопутных войск, он издан по поручению одного из руководителей Генштаба. А источники, близкие к одному из руководителей Генштаба, утверждают, что инициатива не их, а они получили такой запрос от Кабмина”, — утверждает Бутусов.

О том, что власть занялась подготовкой к выборам, рассказывали и народные депутаты. Например, Алексей Гончаренко 5 ноября в эфире espreso.tv заявил, что, по его информации, Зеленский дал поручение своему офису готовиться к президентским выборам, которые планируют провести 31 марта 2024 г. Ранее Виктория Сюмар на “Прямом” канале предположила, что о своем выдвижении Зеленский может заявить 16 декабря.

Поэтому, когда 6 ноября президент заявил, что “сейчас выборы не ко времени”, можно было услышать две версии. Одни объясняли, что на Банковой все эти месяцы шла борьба между сторонниками и противниками выборов 31 марта. Внезапное заявление Зеленского вроде бы свидетельствовало о победе приверженцев откладывания выборов до конца войны.

Согласно другой версии, на Банковой просто решили замять тему выборов, потому что она слишком рано стала звучать чересчур громко. А через месяц к ней могут вернуться.

А после новости на “1+1” об интервью Ермака появилась новая загадка. Интервью было записано в конце октября, то есть еще до заявления Зеленского о том, что “сейчас выборы не ко времени”. И вот загадка: для чего сейчас понадобилось вбрасывать в информпространство тезис, что “власти в лице президента готовы провести выборы”.

Теперь украинцы вынуждены разгадывать ребус и пытаться собрать из этих фрагментов какой-то понятный паззл. На это тратит свое время и вся чиновничья вертикаль, и армия. И этот период неизвестности может затянуться до середины декабря. А дальше — или будет срочно принято решение о проведении выборов и внесены необходимые изменения в законы, или выборы 31 марта уже окончательно станут невозможными.

Будет ли отставка Залужного

Не меньшим раздражителем для украинского общества, в особенности для армии, стала тема вероятной отставки главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного. Одним из поводов для таких предположений стала удивительная активность заместителя главы парламентского комитета по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки Марьяны Безуглой.

1 ноября Безуглая получила еще один портфель — главы подкомитета по демократичному гражданскому надзору и контролю за сектором нацбезопасности и обороны. То есть “слуги народа” (читай Банковая) уполномочили ее надзирать за командованием ВСУ и давать публичные оценки.

Этот портфель Безуглая получила как раз в тот день, когда в The Economist вышла статья Залужного, которая вызвала противоположные оценки Белого дома и Банковой. И Безуглая сразу же выступила против Залужного: “Не скоординировать такую статью с Верховным Главнокомандующим — это свидетельство военно-политического кризиса”.

Дальше Безуглая решила раздуть информацию о том, что Залужный будет защищать диссертацию в Одесской юридической академии. В научных работах, приложенных к диссертации, указано, что Залужный — аспирант кафедры административного, гражданского и хозяйственного права и процесса Академии Государственной пенитенциарной службы. Эта академия находится в Чернигове, а не в Одессе. Главнокомандующий ВСУ не раз приходил на мероприятия этой академии, например, по случаю выпуска ее студентов.

Но Безуглая заявила, что “диссертация у Кивалова писалась”, и обвинила Залужного в “сотрудничестве с Киваловым”, “который имеет награды от Путина и Медведева”. Вердикт Безуглой: “Сергей Кивалов не должен быть на свободе. Защиту [диссертации Залужного] нужно отменить”.

Это не была истерика. Это был тщательно продуманный черный пиар против главнокомандующего ВСУ. 6 ноября нардеп Алексей Гончаренко сообщил в своем ТГ-канале, что по сайтам и ТГ-каналам пошла раскидка постов о защите Залужным “диссертации у Кивалова”. “Выглядит все так, что кто-то из ОП хочет снять Залужного”, — прокомментировал Гончаренко.

На следующий день нардеп Владимир Арьев сообщил, что министр обороны Рустем Умеров якобы внес представление об увольнении Залужного. И хотя через час Арьев свой пост удалил, в соцсетях успела подняться буря. Многие высказали предположение, что Арьев был использован для удара на упреждение: дескать, отставка Залужного готовилась, но преждевременная огласка вынудила отложить эти планы.

Впрочем, эта версия встретила аргументированные возражения. “Не знаю, действительно ли Володя Арьев спас Залужного своим постом, но, по моей информации, собеседования с кандидатами на должность главнокомандующего Ермак таки проводил и звонки от союзников Зеленскому по этому поводу были. Они и остановили отставку, — предполагает политолог Карл Волох. — А главное, информированные люди считают, что Ермак таки докрутит Зеленского до увольнения генерала”. В числе кандидатов, которые были на собеседованиях, Волох назвал командующего Сухопутных войск ВСУ Александра Сырского и предшественника Залужного на посту главнокомандующего ВСУ Руслана Хомчака.

Схожие предположения высказал нардеп Евгений Шевченко, избранный в парламент как выдвиженец партии “Слуга народа”. “Главкома Залужного уволят с вероятностью 99%. Вопрос времени. Причина: нарушен принцип единовластия. Новым главнокомандующим ВСУ будет назначен Сырский”, — спрогнозировал он в своем ТГ-канале 7 ноября.

Наконец, загадкой остаются мотивы Банковой. Кто-то скажет, что Зеленский ищет более эффективного командующего. А кто-то — что тут играет политическая ревность.

Сейчас по медиапространству прокатилась волна комментариев Ермака насчет слухов о том, что Зеленский собирается заменить Залужного кем-то другим. “Я не слышал об этом. У меня нет такой информации”, — заявил он в интервью журналистке “1+1” Наталье Мосейчук (Раевской). Также он ответил на вопрос, есть ли единство во взаимоотношениях Зеленского и Залужного. “А как может быть по-другому. У нас есть единственная позиция — победить в этой войне. Сегодня идет постоянный диалог, постоянная работа — 24/7”.

Интервью это было записано 28-29 октября на Мальте, где проходил саммит украинской “формулы мира” на уровне советников. Статья Залужного в The Economist появилась позже, как и удивительная активность Безуглой. Поэтому вопрос остается подвешенным.

Помогает ли такая ситуация укреплять военную вертикаль и сплачивать общество? Каждый читатель может добавить собственные наблюдения и размышления и попробовать сам сложить пазл.

 

(Оновлено 17:00)

Тімоті Снайдер

Хто хоче здати Україну?

Уявіть, що свобода в усьому світі занепадає. Уявіть, що все стало настільки погано, що диктатура фактично вторглася в демократичну країну з прямою метою знищити її свободи та її народ. І все ж… уявіть, що цей народ дав відсіч. Уявіть, що його лідери залишилися в країні. Уявіть, що цей народ зібрався, підтримав і приєднався до своїх збройних сил, стримав вторгнення непереборної, як вважалося, сили. Уявіть, що їх опір є яскравим моментом в історії демократії цього століття. Нам не треба уявляти: цей напад прийшов з Росії, а ці люди – українці. Ви хочете їх здати?

З метою запобігти нападу з боку Радянського Союзу, а потім з боку Росії американці мають альянс у Північній Америці та Європі, який існує вже понад сімдесят років. Уявіть, що коли стався російський напад, молот упав на країну, до цього альянсу не допущену. Україна дійсно прийняла на себе весь тягар вторгнення, чинила опір і переломила хід подій: здійснила завдання країн, чиї економіки, разом узяті, у двісті п’ятдесят разів більші за українську. При цьому Україна знищила стільки російської техніки, що напад Росії на НАТО став вкрай малоймовірним. Кров’ю десятків тисяч своїх солдатів українці захистили кожного члена цього альянсу, зробивши ймовірність того, що американцям доведеться воювати в Європі, значно меншою. Ви хочете їх здати?

(Якщо хтось досі вважає, що НАТО має якесь відношення до вторгнення Росії в Україну, задумайтесь: вторгнення в Україну зробило Росію значно вразливішою. Якби Росія справді боялася НАТО, вторгнення в Україну було б останнім, на що вона би пішла. Російські лідери чудово розуміють, що НАТО не вторгнеться в Росію – і саме тому вони можуть відвести війська від кордонів членів НАТО Норвегії та Фінляндії і відправити вбивати українців).

Протягом усього цього століття американські політики і стратеги всіх політичних орієнтацій сходяться на думці, що найбільша загроза глобальної війни походить від Китаю. Сценарій цього жахливого конфлікту, в якому можуть воювати і загинути сотні тисяч американських солдатів, – це наступ Китаю на Тайвань. А тепер уявіть, що цього можна уникнути без жодних витрат і без жодного ризику. Наступальна операція, за якою зараз спостерігає китайське керівництво, – це операція Росії проти України. Український опір продемонстрував, наскільки складною буде китайська наступальна операція в Тихому океані. Добра політика щодо України є найкращою політикою щодо Китаю. Чи ми хочемо відмовитися від величезного і неочікуваного геополітичного виграшу, який нам дала Україна? Ми самі не могли би зробити нічого ефективнішого для стримування Китаю, ніж те, що роблять українці, – і те, що роблять українці, жодним чином не є ворожим щодо Китаю. Українці убезпечують нас в цьому, як і в інших питаннях. Ви хочете їх здати?

Уявіть – а це правда – що весь світ спостерігає за війною в Україні. З точки зору всіх (незалежно від того, чи ми їм подобаємося, чи вони нас ненавидять, чи ми їм байдужі) Україна виглядає очевидним союзником і легким виграшем для Сполучених Штатів. Кожен у світі, незалежно від своєї ідеології, знає, що Україна є демократією – а Америка має підтримувати демократію. Кожен у світі, незалежно від стану своєї економіки, знає, що наша економіка величезна, значно більша за російську, і що економічна сила виграє війни. Будь-хто в світі може легко побачити, що американці не наражаються на небезпеку в Україні та що американці отримують надзвичайні моральні й геополітичні вигоди від українського опору. Іншими словами, з точки зору всіх спостерігачів припинення фінансування України продемонструвало би величезну слабкість Америки. Чи саме таке обличчя ми хочемо показати світові? Чи хочемо ми сказати всім, що ми ненадійні й не знаємо власних інтересів? Українці з американською допомогою роблять американців розумними та сильними. Ви хочете їх здати?

Уявіть, що це війна, яку можна виграти – бо так воно і є. Головна стратегічна мета Росії – захоплення Києва – не була досягнута. Україна виграла битву за Київ. Росія була змушена відступити з-під Києва та з Чернігівської й Сумської областей. Уявіть, що кампанія Росії з захоплення Харкова провалилася. Україна виграла Харківську битву. Уявіть, що Херсон, єдиний обласний центр, який Росія захопила в цій війні, Україна відвоювала. Україна виграла битву за Херсон. Острів Зміїний, втрачений на початку війни, Україна відвоювала. Україна повернула собі більше половини території, захопленої Росією в ході цього вторгнення. Знаючи, що все це правда – уявіть, що Путін теж це знає. Головний наступальний інструмент Росії, воєнізована “група Ваґнера”, виступила проти Путіна – і Путіну довелося вбити її лідера. Уявіть, що Путін знає, що він не зможе захопити більше української землі – якщо, звичайно, американська допомога не зникне. Україна має стратегію перемоги, яка передбачає успіхи на полі бою. Путін має стратегію перемоги, яка передбачає голоси в Конґресі США. Путін вважає, що у Капітолії в нього більше шансів, ніж у Києві. Чи ж ми хочемо підтвердити його рацію?

Уявіть світову продовольчу систему, в якій Україна є головним вузлом. У нормальні часи Україна може прогодувати чотириста мільйонів людей, і зазвичай Всесвітня продовольча програма ООН залежить від України. Український експорт годує деякі з найбільш чутливих частин Близького Сходу й Африки. Значна частина нестабільності в цих регіонах пов’язана з нестачею продовольства. Росія зруйнувала велику дамбу, щоби знищити українські сільськогосподарські угіддя. Й у величезних масштабах замінувала українські ферми. Росія націлює свої ракети на порти і зерносховища, а також претендує на піратське право зупиняти за допомогою свого флоту судноплавство на Чорному морі. І все ж… Подумайте, що українці чинять опір і тут. Українські фермери важко працюють. Україна все ще постачає продовольство до Всесвітньої продовольчої програми. Українці, завдяки власній інноваційній зброї та розумній тактиці, зуміли залякати Чорноморський флот і відкрити канал для комерційного судноплавства. Щоб годувати людей, які потребують цього. Ви хочете їх здати?

Уявіть, що ми – країна, яка переймалася воєнними злочинами. І уявіть, що існує закон, міжнародна конвенція про геноцид, який визначає п’ять дій, що становлять геноцид, – і що росіяни скоїли кожен із цих злочинів в Україні. Я не можу продовжувати писати “уявіть”, коли я сам бачив ці ями смерті. Я не можу говорити “уявіть”, коли моїх знайомих авторів убивають за те, що вони представляють українську культуру. Я не можу залишатися спокійним, коли читаю, що російська держава хвалиться тим, що забрала 700 тисяч українських дітей на русифікацію, коли щодня російські пропагандисти дають зрозуміти, що російські цілі – це війна на цілковите винищення. І все ж українці чинять опір і не здаються. Це геноцид, який можна зупинити – і вони його зупиняють. Ми живемо за сценарієм, на який, як ми говоримо, чекали: коли американські дії можуть зупинити геноцид, просто допомагаючи людям, які стали мішенню, просто сплачуючи їхні рахунки. Щоразу, коли українці відвойовують землю, вони рятують людей. Саме так вони думають про свої звільнені території: як про місця, де більше не викрадатимуть дітей, не катуватимуть цивільних, не вбиватимуть місцевих лідерів. Ви хочете здати людей під геноцидну окупацію? Людей, які робили для вас лише добро?

Я чув виправдання, що американці “втомилися”. Я був в Україні тричі з початку війни. Був і в столиці, і в провінції. Я практично не бачив жодного американця – втомленого чи ні – в цій країні. І це з тієї простої причини, що ми не в Україні. Як ми можемо бути втомлені війною, в якій ми не беремо участі? Коли ми навіть не присутні? Це абсурд. Те, що ми даємо гроші на добру справу, не викликає жодної втоми – а це все, що ми робимо. Приємно допомагати іншим людям, допомагаючи собі у добрій справі.

Якщо ми припинимо підтримувати Україну, то все раптово погіршиться і ніхто не буде говорити про “втому”, тому що ми всі будемо говорити про катастрофу в усіх вимірах: постачання продовольства, військові злочини, міжнародна нестабільність, розширення війни, крах демократії. Все, що українці роблять для нас, може бути зведено нанівець, якщо ми відмовимося допомагати. Чому законодавці взагалі розглядають такий варіант?

Якби ви знали так багато українців, як знаю я, ви би знали людей, яких поранили або вбили. Ви би знали людей, які проживають свої дні з темними колами під очима – бо у всіх є темні кола під очима. Ви би знали людей, які втратили когось – бо всі когось втрачали. Ви би знали людей, які сумують, але все ж таки роблять усе, що можуть. Але ви би не знали нікого в Україні, хто вважає, що втома – це привід опустити руки. Ви хочете здати таких людей?

Я чув й іншу відмовку: мовляв, треба провести аудит зброї, яку ми відправляємо в Україну. Витрати мінімальні, а вигода велика: п’ять центів з одного нашого долара на оборону, щоб досягти того, що ми самі з усіма іншими не можемо зробити. І ось що: зброя, яку ми відправляємо в Україну, – це єдина зброя на наших складах, яка проходить аудит. Її перевіряють не бухгалтери в костюмах і краватках, а чоловіки і жінки в камуфляжі. Її використовують – і добре використовують – люди, від яких залежить життя і майбутнє країни. Українці використовують американську протиповітряну оборону ефективніше, ніж хтось міг собі уявити.

Українці використовують американські ракети, які ми вважаємо застарілими, для знищення найсучасніших російських ресурсів. Українці беруть американську зброю, створену в столітті минулому, і використовують її, щоб захистити себе і всіх нас у цьому. Значною мірою вони використовують буквально ту зброю, за утилізацію якої ми би інакше платили, бо вважаємо її застарілою.

Якщо аудит полем бою, проведений українською армією, недостатньо добрий: що ж, тоді, будь ласка, американські законодавці, приїжджайте, відвідайте Україну і переконайтеся на власні очі. Вам і вашим співробітникам будуть дуже раді. Українці хочуть, щоб ви приїхали. Було би дуже добре, якби більше з нас відвідало Україну.

Я ж скажу вам, що бачив в Україні: коли українці бачать американські системи озброєння, вони аплодують. А ви хочете їх здати?

 

(Оновлено 16:00)

Раньше всех. Ну почти [телеграм-канал]

Российский газ продолжает  поступать в ряд стран Европы, которые якобы от него отказались, заявил глава “Газпрома” Алексей Миллер в интервью программе “Москва. Кремль. Путин”.

“Молекулы в магистральном газопроводе не имеют национальной окраски. Разменные своповые операции достаточно распространены, и мы знаем, что российский газ поступает во многие страны, которые провозгласили отказ от потребления российского газа”, – сказал он. Так, “Газпром” по контрактам поставляет газ в Европу на австрийский хаб, с которого он идет в другие страны ЕС, а также в страны Юго-Восточной Европы. “Конечно же, российский газ есть на европейском рынке не в малых объемах. И еще раз подчеркну – даже в тех странах, которые декларируют, что на их страновом рынке российского газа нет. Это не так”, – добавил Миллер.

 

Анатолий Несмиян

Миллер либо делает вид, что не понимает, либо и правда не понимает, в чем заключаются противоречия, которые привели к краху Газпрома на европейсом направлении.

Европа с удовольствием готова потреблять недорогой российский газ, но с одним и теперь уже абсолютно категорическим условием – между Газпромом и Европой должны быть прокладка, исключающая выдвижение со стороны Кремля любых политических условий. Попытки использовать газ как оружие теперь будут пресекаться еще до того, как это можно будет попытаться реализовать.

Технологически это выглядит понятно: хаб, который получает из России (и не только России) газ, и который имеет свои собственные отношения с продавцом. И Европа, которая покупает (или не покупает) газ на этом хабе. Никаких прямых договоров с Газпромом в этой схеме нет, а значит – практически нулевая вероятность того, что Кремль начнет рассказывать про свою надежность, и предъявлять какие-либо условия. Ну, там про многополярный мир заводить задушевные беседы и про то, что если его не услышат, то отключим газ.

Да отключайте, в чем проблема? Теперь, после кризиса 2022 года, европейцы перестроили свои газовые потоки, и угрозы их уже перестают беспокоить. За этими угрозами теперь нет силы.

Теперь Европа ставит свои условия. Хотите торговать? Заканчивайте свои военные упражнения и договаривайтесь с посредниками. А уже мы будем решать – иметь ли с посредниками дело или нет. С вами – точно нет и ни при каких обстоятельствах.

Пока первое условие не выполнено, второе условие не имеет никакого практического смысла. А вот когда дело дойдет до посредников – Газпром внезапно увидит, что прежние шоколадные условия исчезли. Турки, как один из таких возможных посредников, выдвинули абсолютно грабительские условия: 25 процентов скидки и год рассрочки платежей. Возможно, что эти условия будут еще жестче.  Но теперь Газпрому придется давить на турок, а не на европейцев, которые остались в стороне и смотрят на это издалека. Они будут покупать газ только из Турции. А чей он там – российский, азербайджанский, туркменский или казахстанский – им вообще без разницы.

А Миллер может сегодня считать молекулы – не вопрос. Если пару лет назад он рапортовал про миллиарды кубометров, то сегодня вынужден оперировать величинами размером с молекулу. Весьма показательно, кстати.

Но пока всё это совершенно неактуально. Первое условие – о завершении конфликта – не выполнено. Поэтому и все остальные не имеют никакого содержательного смысла. А без их выполнения вы так и будете считать молекулы.

 

(Оновлено 15:00)

РБК-Украина

Данила Крамаренко

Годовщина свободы. Как Украина возвращалась в Херсон: хроника уникальной операции

Силы обороны ровно год назад освободили Херсон после восьмимесячной оккупации, а южное контрнаступление-2022 стало одной из ярчайших страниц в отражении российской агрессии. О том, как наши войска возвращались в Херсон, факторах, обеспечивших успех, и о том, почему уникальную операцию сложно повторить, – в материале РБК-Украина.

При подготовке материала использовались: итоговая сводка Генштаба ВСУ о битве за Херсон, комментарии военного эксперта Владислава Селезнева и руководителя Центра военно-правовых исследований Александра Мусиенко, а также пресс-офицера 128-й отдельной горно-штурмовой Закарпатской бригады Ярослава Галаса.

Этап первый. Россиян блокируют на плацдарме вдоль Днепра

Херсонская область была атакована 24 февраля 2022 года южной группировкой российских войск. Около 05:00 противник ударил по аэродрому в Чернобаевке, после чего сухопутные силы прорвались из временно оккупированного Крыма, стремясь захватить стратегические переправы через Днепр, взяли под контроль Каховскую ГЭС и высадили десант возле Антоновского моста.

Вечером 25 февраля оккупанты пытались прорваться и обойти Херсон с востока, чтобы продолжить наступление в сторону Николаева. Бои продолжались почти сутки, но в конце концов россияне захватили мост и начали проникать в областной центр. В течение первых пяти дней враг занял левобережную часть области и вышел на линию Херсон – Новая Каховка – Каховка. После захвата ГЭС армия агрессора перешла на правый берег Днепра.

Уже к 28-му числу российские подразделения полностью окружили Херсон, в самом городе шли уличные бои. Пожалуй, самый известный произошел 1 марта в Сиреневом парке, когда более 40 бойцов встретили оккупантов, вооруженных танками и БМП. Тогда погибли по меньшей мере 24 украинца, враг заводил все больше сил и именно эта дата считается началом оккупации Херсона. В последующие дни были отключены украинское телевидение и связь.

Быстрый захват не сломил дух херсонцев. Они выходили на массовые протесты, игнорировали российскую “гуманитарку”, а после того, как оккупанты устроили террор, на улицах появились желтые ленты и плакаты с лозунгами “ВСУ рядом”, “Смерть оккупантам” и т.п. Указом президента от 6 марта 2022 года Херсону было присвоено почетное отличие город-герой Украины.

Символом сопротивления стал полицейский, который взобрался на российский БТР с сине-желтым флагом. Внимание, на видео нецензурная лексика.

Другие группировки ВС России продолжали наступать на направлениях Кривой Рог, Николаев и Вознесенск. Противник попытался захватить Николаевский аэропорт, но получил отпор, к середине месяца Силы обороны ликвидировали вражеский прорыв к Вознесенску и перешли к контрударам, а ближе к апрелю Генштаб сообщил о первых освобожденных селах на севере Херсонской области.

Опрошенные РБК-Украина эксперты называют защиту Николаева и других направлений на южном театре военных действий первым этапом, который предопределил дальнейшее развитие событий.

“Они (россияне, – ред.) не смогли зайти в Николаев и продвинуться дальше, обойти его в сторону Одессы. Это дало возможность зажать их на плацдарме вдоль Днепра. В планы оккупантов входило продвижение на Одессу и Кривой Рог, но их удалось блокировать, стабилизировать линию и начать подготовку к освобождению правобережной части Херсонской области”, – рассказал руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

По словам бывшего спикера Генштаба ВСУ, полковника Владислава Селезнева, противник переоценил себя и вынужден был отступать в условиях дефицита ресурсов и под нашими ударами. На стыке Николаевской и Херсонской областей россияне зарылись в землю, но уязвимость логистики в итоге сыграет с ними злую шутку.

Этап второй и третий: фактор Чернобаевки и западной артиллерии

В апреле из Офиса президента Украины прозвучали заявления о том, что россияне готовятся покинуть Херсон. Якобы такой вариант рассматривался на фоне продвижения Сил обороны Украины. Однако захват горсовета, планы запустить в обращение рубли и раздать российские паспорта, скорее, говорили об обратном. По состоянию на май из города с довоенным населением около 280 000 человек выехало около половины.

Под конец месяца украинская армия перешла в контрнаступление в Херсонской области, сформировав плацдарм на левом берегу реки Ингулец в районе села Давыдов Брод. А в сводках Генштаба регулярно появлялась информация об освобождении новых населенных пунктов.

“Второй этап заключатся в том, чтобы имеющимися средствами поражения – различной дальнобойной и реактивной артиллерией – бить по местам концентрации сил и средств. Поэтому мы с вами видели Чернобаевку и не только”, – объяснил Александр Мусиенко.

Чернобаевка – это село в 10 км к северу от Херсона с военным аэродромом. Чернобаевку называют воротами в Херсон, ее контроль дает стратегическое и тактическое преимущество. Россияне использовали эту инфраструктуру как базу для боевой авиации и не только.

В промежутке с марта по август украинские силы атаковали аэродром более 20 раз. Там были уничтожены десятки вертолетов, других единиц военной техники, склады боеприпасов и передовой командный пункт 8-й общевойсковой армии Южного округа. Термин “чернобаевка” стал нарицательным, само село превратилось в мем, а украинцы считали количество ударов и удивлялись, почему оккупанты продолжают использовать базу, наступая на одни и те же грабли.

Впрочем, это не означало, что противник настолько глуп, чтобы каждый раз размещать технику в Чернобаевке. Просто он не ожидал, что к тому времени Украина собьет порядка 100 самолетов, поэтому другого выхода, как использовать вертолеты, имеющие меньшую практическую дальность, не было.

“Россияне постоянно ориентировались на крупные инфраструктурные объекты. Вспомнить хотя бы 2014 год, когда сразу были захвачены наши аэродромы в Крыму и Севастополе. Почему? Потому что это логистический хаб, который можно использовать для мгновенной переброски ресурсов. На Чернобаевку тоже были серьезные надежды, но наша авиация и ракетные войска раз за разом обращали их в груды металлолома”, – рассказал Владислав Селезнев.

В июне оккупанты целыми семьями заселялись в Херсон, возобновили работу порта, но после 20-го числа стало известно о том, что российские войска были отброшены от первой линии обороны в Херсонской области. В самом городе активизировались партизаны, в частности, был подорван один из коллаборантов Дмитрий Савлученко.

Силы обороны Украины продолжали бить по складам и командным пунктам, поразили воинскую часть, штабы и казармы. Примерно в это же время на фронт подошла западная артиллерия, 19-го июля был нанесен удар по Антоновскому мосту и системам противовоздушной обороны. По мнению Мусиенко, появление гаубиц M777 и систем HIMARS можно выделить в условный третий этап.

“Выполнение задачи по осаде и вытеснению оккупантов с Правобережья сопровождалось ударами по Антоновскому, железнодорожному и мосту через Каховскую ГЭС. Естественно, это привело к серьезным логистическим проблемам. И противник не мог их решить за счет понтонных или баржевых переправ через Днепр”, – добавил он.

На август Вооруженные силы Украины освободили порядка 53 населенных пунктов, удары продолжались, а 29-го числа бежал так называемый “109-й полк ДНР” вместе с поддерживавшим его российским десантом. Спикер Оперативного командования “Юг” Наталья Гуменюк объявила о начале масштабных действий на Херсонском направлении.

Этап четвертый: ИПСО, харьковский маневр и пехотные бои

Контрнаступление осени-2022 было комплексным и включало элементы информационно-психологической операции (ИПСО). Украинская сторона обозначила главное направление на Херсон, что вынудило россиян перебросить войска и оголить восточный фронт. Силы обороны воспользовались этим, проведя быстрое наступление и к началу октября освободив почти всю Харьковскую область.

Атаки на российские позиции в Харьковской области легкобронированными группами стали примером классической фланговой операции со всеми признаками успешного наступления – скорость, маневренность и эффект неожиданности.

“Наша ИПСО обманула вражескую армию, заставив перебросить наиболее боеспособные части, поэтому на севере Херсонской области появилась слишком большая группировка, которую невозможно обеспечить с учетом постоянного разрушения мостов. Без стабильной логистики она была обречена”, – объяснил Владислав Селезнев.

В октябре обстановка на юго-западном театре стала более динамичной, украинские войска блокировали противника в районах сосредоточения, нанося авиационные, ракетно-артиллерийские удары и периодически атакуя ослабленные участки тяжелой бронетехникой. На тот момент вражеские силы в Херсоне и на правом берегу Днепра насчитывали до 40 000 человек.

Затем были освобождены села по линии от Золотой Балки до Давыдова Брода, на разных отрезках наступающие вклинились на глубину от 10 до 20 км. Противник с потерями отошел в направлении Берислава, однако Силы обороны быстро развивали успех. Во второй декаде они прорвали оборону в районе села Суханово и продвинулись в сторону Новой Каменки и Берислава.

“Штурмов было очень много, не думаю, что хотя бы один был похож на другой. Но в целом они проводились по классическим канонам военного дела”, ­­– вспоминает пресс-офицер 128-й отдельной горно-штурмовой Закарпатской бригады Ярослав Галас.

С первых дней российского вторжения бригада была на Запорожском направлении, но под контрнаступление-2022 ее перебросили в Херсонскую область, где она воевала по большей части в Бериславском районе. По его словам, штурмы готовились очень тщательно: сначала работала аэроразведка, изучались вражеские позиции, чтобы каждый четко знал, на какую точку заходить, откуда должна подойти помощь и чего ждать от противника.

“Перед самым штурмом шла мощная артподготовка в несколько этапов. Работала прицепная и самоходная артиллерия, были задействованы вертолеты, в последнюю очередь выдвигалась пехота на броне. Во многих случаях была поддержка танков”, – рассказал Галас изданию.

Он также вспоминает, что войска так называемых “ЛНР/ДНР” были наименее боеспособными и быстро отступали, в то же время регулярная армия огрызалась достаточно сильно. Однако сам факт продвижения настолько воодушевлял бойцов, что многие входили в азарт и даже те, кто получал легкие ранения, старались быстрее вернуться в строй.

Идти вперед удавалось стремительно, россияне в панике часто бросали большое количество техники. В том числе ту, которая не успела сделать ни единого выстрела. Обычно села освобождали без крупных боев, большинство из них пострадало минимально и там оставались местные жители.

“Один из наших штурмовиков говорил, что никогда не забудет, как они заходили в село на бронетехнике, а маленькие дети встречали освободителей на коленях. Эта картина очень сильно мотивировала, и бойцы своими глазами видели, что значит освобождать украинскую землю”, – добавил пресс-офицер.

Сегодня 128-я бригада продолжает выполнять задачи в Запорожской области. На прошлой неделе в одном из прифронтовых сел произошел трагический случай, когда оккупанты ударили ракетой “Искандер-М”, в результате погибли 19 воинов и десятки получили ранения.

Этап пятый. Заключительная фаза и “непростое решение” Суровикина

К концу октября украинские войска находились в районе Чернобаевки и двигались на Херсон со стороны Берислава. Ракетно-артиллерийские подразделения вышли на новые рубежи, взяв под огневой контроль вражеские позиции, пункты управления, склады и коммуникации на большой территории. А уничтожение российского укрепрайона возле Снегиревки (Николаевская область) открыло еще одну дорогу на Херсон.

Как отмечают в Генеральном штабе, такая тактика в сочетании с интенсивными пехотными боями позволила перехватить стратегическую инициативу и обратить россиян в бегство. Уже 9 ноября российский министр обороны Сергей Шойгу и командующий оккупационных войск Сергей Суровикин объявили “непростое решение” отступить из Херсона и занять оборону по левому берегу.

Украинские силы стали продвигаться активнее и стало ясно, что возвращение в Херсон ­– вопрос ближайших дней. К вечеру 11 ноября Силы обороны зашли в город, установили сине-желтый флаг на областном управлении полиции, а сотни херсонцев вышли на центральную площадь встретить героев. Президент Владимир Зеленский посетил город спустя три дня.

По мнению Александра Мусиенко, потеря единственного захваченного с февраля 2022 года областного центра стала мощным ударом по Владимиру Путину и российскому командованию. От которого, впрочем, удалось оправиться и уже целый год Украина не может добиться громких побед, подобных Харьковской или Херсонской.

“Мы не можем проводить настолько масштабные наступления из-за того, что противник несколько месяцев укреплял свои позиции на юге. Но и здесь возможны решения, частично мы видим их сейчас на левобережье. Думаю, в наши планы входило продвижение с правого берега на левый, но россияне взорвали дамбу Каховской ГЭС и это спутало наши планы. Надеюсь, все моменты учтены, и у наших военных есть план действий. Как говорил президент, нам нужно больше оружия”, – подчеркнул он.

Эксперт Владислав Селезнев обращает внимание: каждая операция является уникальной по составу сил и средств, географическим, погодным условиям и другим факторам. И, пожалуй, не стоит рассчитывать на то, что Херсонское наступление может точь-в-точь повториться на других участках. А что касается ключевых моментов, которые обеспечат Украине позитив на фронте, то их недавно перечислил главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный: превосходство в воздухе, усиление радиоэлектронной и контрбатарейной борьбы, а также наращивание резервов.

***

Год назад российские оккупанты вышли из Херсона, но не оставили его в покое. С левого берега Днепра они бьют из всевозможных орудий. Снаряды летят в частные дома, многоэтажки и неработающие заводы, постоянно поступают сообщения о жертвах. Жители прифронтового города под обстрелами стоят в очередях за гуманитаркой, есть большие проблемы с питьевой водой.

Сегодня здесь не будут громко отмечать годовщину свободы. Здесь не будет мероприятий, поскольку враг тяготеет к скрепам, памятным датам и может ударить по скоплению людей. Массовое празднование откладывается до большой победы Украины, в которой победа в битве за Херсон займет особое место.

Накануне президент Зеленский собирал Ставку, на которой обсуждались конкретные решения по защите Херсона. По его словам, ее усилят противовоздушной обороной, средствами контрбатарейной, радиоэлектронной борьбы и разведки.

 

(Оновлено 14:00)

Deutsche Welle

Виктория Покатилова

Когда замолчат пушки, продолжится война культур

Сергей Жадан – украинский писатель и поэт, лидер группы “Жадан и собаки” и волонтер, активно с самого начала полномасштабной войны в Украине поддерживающий ВСУ. В августе он представил публике свой новый поэтический сборник “Скрипниковка”, который начал писать еще в 2021-м, а завершил в этом году. DW пообщалась с Сергеем Жаданом о главной теме книги – украинском языке в Украине, а также о нынешнем этапе войны.

– Недавно в свет вышел ваш новый поэтический сборник “Скрипниковка”, посвященный символической трансформации украинского языка в обществе. Вы как автор какой видите эту трансформацию?

– Мне кажется, изменилось само поле его (украинского языка. – Ред.) функционирования. Это очень интересный и важный момент. Кажется, что украинский язык, пожалуй, впервые за свою историю вышел за пределы какого-то гетто, и он сегодня действительно является языком нормального ежедневного существования и функционирования среди украинцев. И это несмотря на то, что по-прежнему не все украинцы им пользуются каждый день. Сейчас украинский – это не один из двух языков, которым пользуются украинцы. Это главный язык. Первый.

– Вы говорите, что еще не все украинцы перешли на украинский язык. Важен ли на нынешнем этапе войны полный переход на украинский?

– Конечно, это важное дело. Мне кажется, это очевидно. И здесь дело не в том, что, скажем, это ускорит нашу победу. Речь о том, что, если мы хотим, чтобы в будущем ни у кого не было оснований нас от чего-то освобождать, следует, очевидно, разобраться с самими собой и со своими приоритетами, какими-то ценностями и маркерами идентичности. Чего мы хотим? Как мы хотим жить? Действительно ли мы считаем эту Украину своей? Действительно ли мы считаем весь этот культурный пласт своим – то есть наш язык, нашу культуру, нашу историю и так далее? Мы это могли сделать и в 1991 году, как только была провозглашена независимость. Я, собственно, всю жизнь свою работаю на эту нашу конструктивную, здоровую украинизацию.

– Мы с вами встретились в Одессе. 40 процентов местных жителей не могут перейти на украинский язык, потому что недостаточно, по их мнению, им владеют. Как вы думаете, почему здесь сложилась такая ситуация?

– Слушайте, я безудержный оптимист. И я здесь постоянно слышу как раз украинский язык. То есть не скажу, что все, кого я здесь встречаю и вижу, говорят по-украински, но я только что сидел в кафе, там было человек 10, и из них, кажется, все говорили на украинском языке.

– Вы это для себя как-то фиксируете?

– Да, это автоматически происходит. При этом у меня нет каких-то чрезмерных иллюзий. Я понимаю, что процесс украинизации – это сложный процесс, он не произойдет за один день, и даже за один год не состоится. Но то, что перемены происходят, для меня очевидно. Всегда есть куча каких-то эмоциональных причин, эмоциональных объяснений, эмоциональных оправданий, почему человек дальше говорит больше по-русски, а не по-украински.

– Как думаете, можно ли силами местной власти или культурного сообщества предоставить возможность выучить язык вот этим 40 процентам, которые им недостаточно, по их мнению, владеют?

– Ну как местная власть может заставить человека перейти на украинский?

– Может, какие-то курсы организовать?

– Это хорошая идея. Во время войны, возможно, на это не хватит сил, ресурсов и времени. Я думаю, что так или иначе этот процесс необратим, он будет происходить через литературу, через информационное пространство, через масс-медиа и так далее.

– Думаете, через год статистика изменится?

– Я предполагаю, через год – нет, а через пять лет – да. Я вполне могу себе представить, что еще при моей жизни Харьков будет полностью говорить по-украински. И все предыдущие многолетние попытки определенной части политиков создать статус Харькова как альтернативы Киеву, статус приграничного города, который более близок к России и более благосклонен к России.. Все это ничего не дало. Я думаю, мы едины, как никогда.

– Кстати, о единстве. Недавно командующий ВСУ Валерий Залужный в своей колонке для издания The Economist высказался о нынешнем состоянии войны, которая, по его мнению, переходит в позиционную фазу. После выхода материала в Офисе президента сообщили, что есть определенное несогласие с позицией господина Залужного. Западные аналитики считают, что это говорит об определенном политическом расколе. А как вы считаете?

– Я знаю Валерия Федоровича (Залужного. – Ред.). Человек искренний и эмоционально очень откровенный. Я думаю, он сказал то, что думал. А трактовать, я думаю, это каждый может по-своему. Он же сказал очевидные вещи. Очевидно, что эта война завтра не закончится. Можно, конечно, тешить себя иллюзиями, говорить, что в следующем месяце мы войдем в Крым и готовиться к завершению. Можно здраво смотреть на вещи и готовиться к тому, что это марафон и что нам нужно пройти до конца, если мы хотим победить.

– В предыдущем интервью DW, а оно было в первые месяцы полномасштабной войны, вы говорили, что не видите оснований для чрезмерной критики в адрес власти. Каково ваше мнение сейчас – после коррупционных скандалов в Минобороны, например?

– Есть, конечно, кредит доверия, понимание приоритетов и того, что нам нужно держаться вместе и не заниматься политиканством. Но когда ты видишь, что фактически люди, которые должны обеспечивать какую-то честность и прозрачность, являются первыми нарушителями, отношение приходится менять. Сложный вопрос. До последнего, я думаю, не хотелось бы переводить все это в политическую плоскость, но некоторые решения, некоторые поступки, некоторые истории вызывают очень много вопросов.

– А себя вы не видите среди политиков? Возможно, после победы?

– Я очень люблю свою работу, мне нравится то, что я делаю, и менять род занятий я не собираюсь. Мне 50 лет. Я уже знаю, что я могу почувствовать, что я не могу почувствовать. Нет-нет, я отношусь с уважением к политическим предпочтениям своих соотечественников, понимаю, что они могут быть разными, понимаю, что мне может что-то нравиться, что-то не нравиться, но себя в этой системе я не вижу. Она совершенно не соответствует моему психотипу и моему представлению о порядочности, достоинстве и, в принципе, о нормах общения.

– Как музыкант, выезжающий за границу в благотворительные туры, вы не раз отмечали, что нужно сохранить возможность выезда из Украины для художников при необходимости. А стоит ли разрешить выезд всем военнообязанным мужчинам и женщинам за границу, если они будут вносить обязательные регулярные взносы на содержание ВСУ? Такой законопроект уже был в парламенте, хотя до голосования дело не дошло.

– Я действительно понимаю, что многих людей возмущает то, что кто-то может уехать, а кто-то не может. Я понимаю, что человек при этом может быть очень субъективно настроен и оценивать это субъективно. Будем откровенны, кто-то не верит в возможности волонтерства. Я постоянно сталкиваюсь с этим мнением: “Что они там наволонтерили? Чем они там помогли?” И сколько бы ты ни показывал отчетов, и сколько бы ты ни показывал приобретенных автомобилей, на некоторых это не действует. Поэтому это сложная вещь. Я бы на себя не взял право решать, кому можно выезжать, а кому нельзя. Это слишком большая ответственность. Я вот в какой-то момент отказался от этих поездок за границу, потому что это ужасно некомфортно.

– Почему некомфортно?

– Некомфортно эмоционально. Ты уезжаешь и понимаешь, что ты находишься в тихой, спокойной, благополучной Европе в то время, когда твой город бомбят. Конечно, в этом есть волонтерская составляющая, благотворительная составляющая: собираются средства, на них покупаются важные вещи. Но я все это могу делать и в Украине. Знаете, я сейчас вижу, что есть часть людей, очень нервно реагирующих на словосочетание “культурный фронт”. Кстати, очень зря они так на это реагируют. Военные – безусловно, наша главная надежда сегодня. И главная защита. Но когда этот периметр нашей независимости не наполнен какими-то смыслами, не наполнен каким-то пониманием того, куда мы движемся и чего хотим, я думаю, мы очень быстро рискуем перегореть.

– У вас есть благотворительный фонд. А насколько охотно сейчас донатят украинцы – если сравнивать с началом полномасштабного вторжения?

– Донатят. Украинцы продолжают поддерживать. Очевидно, происходят какие-то процессы, трансформации. Кажется, многие определились с тем, кому донатить, и донатят только людям, которым они лично доверяют. Обычно если ты знаешь человека хорошо, то ты его поддерживаешь. Не потому, что другие не достойны поддержки, просто в таком случае исчезает риск того, что ты поможешь человеку, которому эта помощь не нужна.

– А бывали ли такие случаи?

– Бывали. Вот мы пригнали как-то около 300 автомобилей. Иногда обращаются представители полиции, говорят: “А что это за автомобиль, который вы передали? На нем уже несколько штрафов висит”. И ты пытаешься этот автомобиль найти, пытаешься понять, кому он сейчас принадлежит и кто на нем ездит. Люди очень разные. Помочь хочется всем, а ведут себя люди по-разному. Но это не значит, что не нужно помогать.

– На втором году полномасштабной войны некоторые лидеры государств ЕС, например, немецкий канцлер Олаф Шольц, – против отмены русской культуры. Они говорят о том, что она является частью европейской истории, а российские культурные деятели, которые не поддерживают войну России в Украине, могут выступать в Европе. Что вы об этом думаете?

– Я думаю, что у немцев это своя история. Во времена Второй мировой войны далеко не все немцы были нацистами, далеко не все поддерживали нацистский режим. Были антинацисты, были люди, которые тогда выступали против гитлеровского режима, в частности, люди искусства. Я думаю, из своего опыта общения с немцами, что они пытаются это проецировать на современную ситуацию. Для них это привычная какая-то матрица, которая заключается в том, что нельзя дегуманизировать целое общество, что есть негодяи, а есть люди, которые даже при таких обстоятельствах противостоят злу, противостоят несправедливости. Насколько эта позиция является конструктивной и оправданной, это вопрос риторический.

Бесспорно, русская культура является частью самой концепции “русского мира”. И в этом случае она выполняет свою функцию, так или иначе, более или менее эффективно. Россияне используют эту возможность, опять же, для определенного оправдания своих военных преступлений. Они говорят: “Да, хорошо, смотрите, вот у нас есть ракеты, вам не нравятся наши ракеты, давайте мы их отставим в сторону, но посмотрите, какое у нас культурное наследие гуманистическое! Вы же понимаете, что народ, который создал такую литературу, не может быть преступником и не может быть агрессором. Поэтому, давайте попробуем поговорить”. И очевидно, что именно культура будет той площадкой, с которой начнется большое “адвокатирование” (Сергей Жадан употребляет именно это слово. – Ред.) России. Этой России, российской политической системы и всего, что там происходит. Поэтому, к этому следует быть готовыми. Когда замолчат пушки, продолжится война культур.

 

(Оновлено 13:00)

Александр Коваленко

Ракетные удары и налёты по состоянию на 11 ноября.

В ночь на 11 ноября российские оккупанты применили по Украине дроны-камикадзе Shahed-131/136 в количестве 31 из которых 19 были сбиты. Так же, были использованы ракеты Х-31 и П-800 “Оникс”, перехват которых не удался.

Суммарно, по состоянию на 11 ноября оккупанты уже применили 121 дрон-камикадзе Shahed-131/136.

В целом, примерно такая же была интенсивность налётов, даже немногим выше, в октябре за аналогичный период – 159. Поэтому, каких-либо кардиальных изменений в системности применения Shahed-131/136 не наблюдается.

По ракетам так же нет каких-либо существенных изменений с сентября. РОВ делают ставку на сложные либо вообще невозможные для перехвата в ряде областей Украины ракеты. Речь идёт как о противорадиолокационных Х-31П так и баллистических ракетах серии Искандер-М и П-800 “Оникс”. Последние, практически все применяются по Одессе и Одесской области.

Так же, считаю необходимым отметить, что за прошедшие сутки тактическая авиация РОВ применила в зоне боевых действий 70 КАБ. Всего, за 10 дней ноября уже было применено более 550 КАБ россиянами и вполне возможно, что ноябрь станет рекордным по этому показателю. По крайней мере 6 ноября был установлен абсолютный суточный рекорд применения КАБ – 103.

Из всего вышеизложенного можно сделать несколько выводов.

Прежде всего – РОВ не переходят в режим массовых ударов по Украине, а действуют согласно установленного умеренного графика, который им позволяет одновременно как сохранять интенсивность ударов, так и накапливать боекомплект.

РОВ выводят на максимум применение КАБ, которые для них стали спасательным кругом на многих проблемных участках фронта и пока мы не решим эту проблему, говорить о каких либо масштабных и стремительных прорывах не приходится.

 

(Оновлено 12:00)

Главред

Илия Куса

Война в Израиле: настало время промежуточных выводов

Уже больше месяца идет война Израиля и ХАМАС. Время для промежуточных выводов с моей стороны.

  1. Израиль всё таки пошел на наземную операцию. Её цели до сих пор до конца неизвестны. Как минимум, Израиль ликвидирует базовую инфраструктуру ХАМАС в городе Газа и северной части анклава. Как максимум – оккупирует весь сектор Газа, включая южные районы. До этого момента бои имели ограниченный характер. Сейчас начнется самый тяжелый этап – заход израильских войск в городскую застройку.

  2. Титанические усилия США по давлению на Израиль дали частичный результат. Израиль согласился расширить завоз в анклав гуманитарки и на гуманитарные паузы в 4 часа каждый день. Как они будут работать, все узнают на практике, но это уже мало кого интересует, главное, что удалось достичь компромисса. Израиль настроен на ликвидацию ХАМАС, даже при высокой военной и политической цене. США не настроены на такое, но они на растяжке между необходимостью поддерживать союзника и желанием сохранить нормальные отношения с Глобальным югом.

  3. Абсолютно всем плевать на ХАМАС, что было ясно изначально. Страны региона выдохнут с облегчением, если ХАМАС будет ликвидирован / ослаблен. При этом, они спокойно используют эту войну, чтобы капитализироваться на критике Запада и Израиля, тем самым зарабатывая очки на “арабской улице”, и требуя различных уступок от Запада за то, что сохраняют отношения с Израилем и сдерживают своих радикалов дома. Даже Иран использует ХАМАС чисто как таран для ослабления Израиля и наращивания давления на Запад с целью склонить его к переговорам.

  4. Китай и Россия заняли позицию, которая позволяет разворачивать мощную медийную кампанию против Запада, солидаризироваться с позицией Глобального юга, а также консолидировать их на своей морально-идеологической платформе в противовес США. Это не конвертируется автоматом в некие практические вещи или влияние на местах, но помогает получать тактическое преимущество над США в борьбе за “улицу” Глобального юга, подрывая усилия США и Европы по налаживанию с этими регионами диалога.

  5. Европа выглядит растерянной на фоне происходящего в Газе. Во-первых, много стран и много разных взглядов и позиций, которые сложно согласовать. Во-вторых, у ЕС никогда не было вразумительной стратегии на израильско-палестинском направлении, и сейчас это отбивается на них негативно. В-третьих, как и в Штатах, однозначная и безоговорная поддержка Израиля уже не столь сакральна, как была раньше на Западе, и не вызывает автоматического понимания по умолчанию у людей. В-четвёртых, крупные диаспоры мусульман необходимо брать в расчёт, так как их голоса важны для европейских политиков. Во многих странах мусульмане живут уже несколькими поколениями, и даже выбились в политические круги.

  6. В Штатах ситуация в Израиле создала как возможности, так и риски. С одной стороны, Вашингтон получил шанс увязать Израиль, Тайвань и Украину в один пакет, тем самым усиливая аргументацию ключевого нарратива, продвигаемого Байденом: коалиция демократий бьется против автократической оси зла в лице Ирана, РФ и Китая. С другой стороны, на уровне общества виден серьёзный разрыв во взглядах на палестинский вопрос. Кроме того, начинается борьба за приоритетность помощи между сторонниками Израиля, Украины, Тайваня и теми, кто вообще считает, что ресурсы надо направлять на внутренние дела, типа укрепления границы с Мексикой.

  7. Разгром / ослабление ХАМАС увязывают с обязательством Израиля возобновить переговоры о мире с палестинцами. Это создает предпосылки для перераспределения влияния на этом трэке между региональными странами. Все захотят участвовать в этом процессе, и контролировать его, дабы со старта получить доминирующие позиции в новом государстве Палестина, если дойдет до его создания. Все понимают, что это даёт точку входа в этот субрегион и влияние на израильскую повестку. Поэтому будет борьба за статус гарантов / посредников израильско-палестинского мирного процесса между традиционными игроками Иорданией / Египтом и Турцией, Саудовской Аравией, ОАЭ, Катаром. На более глобальном уровне Китай будет пытаться потеснить США в статусе посредника, позиционируя Вашингтон как явного союзника Израиля. Иран будет пытаться включиться в процесс в том или ином формате, дабы участвовать в урегулировании палестинского вопроса в качестве игрока, что в свою очередь станет важным шагом в более широком процессе формирования постамериканского статуса-кво на Ближнем Востоке.

  8. В этой ситуации Украина пока ещё в подвешенном состоянии. Попытка увязать нас с израильским пакетом помощи в США пока что не удалась. Я думаю, что в конце концов пакет помощи будет принят Конгрессом, но нынешние торги за него показывают, что ситуация в Вашингтоне становится непредсказуемой и поляризованной, подвязывая нас к различным темам, на которые мы зачастую не имеем влияния. Кроме того, происходящее в Израиле, как мне кажется, создает для нас потенциальные проблемы в диалоге с Глобальным югом. Вряд ли диалог накроется сам по себе. Всё таки страны не-западного мира не сильно интересуются позицией именно Украины в этом вопросе, а больше ориентируются на то, что говорят в США и Европе. Но наша поддержка Израиля теоретически может быть использована некоторыми странами как оправдание для отказа нам помогать в войне против РФ. Сложно сказать, насколько это будет критично для нас. Но такой риск есть.

 

(Оновлено 11:00)

Vladimir Pastukhov

Несколько слов о перспективах развития военно-политической ситуации на восточно-европейском фронте.

Участившиеся визиты Путина в штаб Южного округа в Ростове вряд ли  спровоцированы  мистическим  желанием подискутировать постфактум с тенью Пригожина, отметившегося посещением этой  «достопримечательности» в своем последнем «героическом» походе. Но и другого практического смысла регулярно «нырять» в этот аквариум нет. По всей видимости, мы имеем дело с медленно разворачивающейся предвыборной кампанией, в рамках которой поддержание образа главковерха, держащего руку на пульсе, является обязательным элементом. Справедливости ради следует заметить, что он не тратит на это слишком много  времени, совмещая посещения штаба с возвращением из своих восточных (а других и нет) зарубежных турне. И это, пожалуй, главное доказательство того, что ничего серьезного там пока не происходит.

Впрочем, та же предвыборная логика может подтолкнуть Кремль к такой же политически мотивированной зимней военной кампании, какой была только что завершившаяся украинская летняя кампания. Когда я пишу “политически мотивированная”, я имею в виду прежде всего то, что речь идет о наступлении, которое с сугубо военной точки зрения не должно было бы иметь место, но становится необходимым по причинам политического порядка.  То есть, хотя Россия и не обладает сегодня достаточным ресурсом для стратегического наступления, политическая конъюнктура может потребовать такого наступления, и военным придется  его организовать. Надежда на то, что увязшему на Ближнем Востоке Байдену будет не до войны “на два фронта”, только создают дополнительные стимулы замутить что-нибудь по-русски иррациональное.  Это сделает сезон зимы 2023-2024 гораздо менее тусклым с точки зрения военных событий, чем предполагалось, а саму избирательную кампанию сделает живой и эмоционально насыщенной.

Все же я надеюсь, что Путину хватит ума не украшать начало своего с большой долей вероятности последнего президентского срока многочисленными “мясными штурмами”.  В этом случае ситуация на фронтах довольно быстро упадет в “стратегическую стабильность”. Позиционная война априори считается выгодной России и невыгодной Украине, не обладающей военной самодостаточностью. Но и для России все не так просто. Очень длительная пауза несет в себе для Путина не меньшие риски, чем для Зеленского. Застрявшая в окопах армия довольно скоро начнет разлагаться. Такое давно забытое явление как “массовое дезертирство” вернется страшной тенью, напоминающей о событиях столетней давности. Необходимо будет либо идти на домобилизацию, чтобы обеспечить ротацию, либо открывать внутренний фронт против членов семей ранее мобилизованных. Да и технологический голод начнет потихоньку сказываться.

Все это приведет к тому, что через полтора – два года максимум Путину придется идти на обострение. Вечно ждать, пока Украина  сломается, не выдержав ресурсной войны, он не сможет. У него свои ограничители. Таким образом, даже если прогноз о падении в позиционную войну окажется верным и во внешнем мире за это время не произойдет глобальных перемен, кардинальным образом меняющих все ситуацию, то все равно можно смело прогнозировать через полтора-два года новое плато нестабильности на восточно-европейском фронте. В этом случае на рубеже 2025-2026 годов “медленная фаза войны” снова сменится ее “быстрой фазой”, что с большой долей вероятности приблизит нас к развязке ситуации в ту или иную сторону. Десятилетняя война, как между Ираном и Ираком, представляется гораздо менее вероятной.

 

(Оновлено 10:00)

Украинская правда

Михаил Дубинянский

День, когда закончилась война

105 лет назад, 11 ноября 1918-го, в Компьенском лесу под Парижем было подписано перемирие, положившее конец Первой мировой войне.

Этот исторический день никогда не пользовался популярностью на постсоветском пространстве: 11 ноября не выдерживало конкуренции с 8 мая и 2 сентября. А сама Первая мировая десятилетиями пребывала в тени Второй мировой.

Немудрено, что после 24.02.2022 и мы, и наши враги принялись искать сходство между новой полномасштабной войной и событиями 1939-1945 годов. Пока россияне лгали о “нацистах” в Украине и пытались косплеить красноармейских дедов, украинцы сравнивали Путина с Гитлером, а ракетные удары по Киеву – с налетами Люфтваффе на Лондон.

И лишь немногие замечали, что параллелей с Первой мировой войной вырисовывается больше.

Российское вторжение в Украину в 2022 году имело мало общего с успешными гитлеровскими блицкригами 1939-го и 1940-го. Зато обнаружилось сходство с 1914 годом, когда немецкий план молниеносного разгрома Франции за шесть–восемь недель провалился почти сразу же.

В начале Первой мировой военные расчеты агрессора оказались несостоятельными, но это не остановило кровопролитную войну: как и в 2022-м, возобладал принцип “если начали, то нужно продолжать”.

Новый 2023 год виделся аналогом 1943-го или 1944-го и в Киеве, и в Москве. Жестокая битва за Бахмут воспринималась как второй Сталинград, после которого должен наступить решительный перелом в войне – но фактически она оказалась вторым Верденом.

Тяжелые бои лета и осени 2023-го напоминали не о Курской дуге или высадке союзников в Нормандии, а скорее о кровопролитном сражении за дом паромщика на Изере, развернувшемся в конце 1914-го.

А затем сам главком Залужный заговорил о Первой мировой и выступил с резонансной статьей о современной позиционной войне.

Впрочем, сходство с Первой мировой прослеживается не только в военно-стратегическом, но и в социально-психологическом плане. Война 1939-1945 годов стала для Европы своеобразным ремейком, возвращением уже знакомых проблем и бед. А война 1914-1918 годов принесла европейцам абсолютно новый опыт. Она перевернула представление миллионов людей о реальности и подарила им неизведанные ранее чувства и мысли, во многом схожие с украинскими чувствами и мыслями 2022-го.

Отсюда – первоначальное неверие в большую войну как таковую. Неверие в то, что подобное вообще возможно в современном цивилизованном мире, и что привычная зона комфорта может в одночасье исчезнуть.

“Шашлыки” 1914 года неплохо описаны в воспоминаниях писателя Стефана Цвейга. Находясь в Бельгии накануне войны, он спорил со своими бельгийскими друзьями, обсуждавшими вероятное вторжение:

“Уже несколько лет ходили слухи о каком-то тайном плане германского Генерального штаба в случае войны вторгнуться во Францию через Бельгию, несмотря на все подписанные договоры. Но я не сдавался. Мне казалось совершенно абсурдным, что в то время, как тысячи и десятки тысяч немцев беспечно и радостно наслаждаются гостеприимством этой маленькой нейтральной страны, на границе может стоять готовая к нападению армия. “Чепуха! – сказал я. – Вы можете повесить меня на этом фонаре, если немцы войдут в Бельгию!”. Я и поныне должен благодарить моих друзей за то, что они не приняли мое пари”.

Еще одна характерная черта Первой мировой – необычайный эмоциональный подъем, захлестнувший все страны-участницы в самом начале войны. Небывалый всплеск национального энтузиазма, которого миллионы людей не знали ни до, ни после.

Схожее ощущение было пережито Украиной в первые недели и месяцы полномасштабной войны, но затем стало постепенно угасать. Тот же Стефан Цвейг описывает его так:

“Как никогда, тысячи и сотни тысяч людей чувствовали то, что им надлежало бы чувствовать скорее в мирное время: что они составляют единое целое. Город в два миллиона, страна в почти пятьдесят миллионов считали в этот час, что переживают исторический момент, неповторимое мгновение, и что каждый призван ввергнуть свое крохотное “я” в эту воспламененную массу, чтобы очиститься от всякого себялюбия. Все различия сословий, языков, классов, религий были затоплены в это одно мгновение выплеснувшимся чувством братства”.

Культурный кэнселинг, ставший открытием для Украины в 2022-м, также характерен для Первой мировой войны в большей мере, чем для Второй.

В 1914-1918 годах этнокультурная составляющая военной пропаганды повсеместно преобладала над идеологической. И зарисовка, оставленная все тем же Цвейгом, покажется нам близкой и знакомой:

“На магазинах должны были исчезнуть английские, французские надписи, даже монастырь “К ангельским девам” вынужден был переменить название, потому что народ негодовал, не подозревая, что “ангельские” предполагало ангелов, а не англичан.

Наивные деловые люди наклеивали на конверты марки со словами “Господь, покарай Англию!”, светские дамы клялись, что, пока живы, не вымолвят ни единого слова по-французски. Шекспир был изъят из немецкого театра, Моцарт и Вагнер – из французских, английских музыкальных залов, немецкие профессора объявляли Данте германцем, французские – Бетховена бельгийцем…”

Все перечисленные аналогии с Первой мировой прослеживаются уже сегодня. Но, кроме того, есть гипотетические параллели, которые могут проявиться завтра. В будущем нас ждет день, когда закончится полномасштабная война с Россией. И мы не знаем, окажется ли у него больше сходства со 2 сентября 1945-го или же с 11 ноября 1918-го.

Если окончание Второй мировой войны можно сравнить с точкой, то завершение Первой мировой стало многоточием. Оно породило больше новых вызовов и вопросов, чем дало ответов.

Оно травмировало и разочаровало не только побежденных – что вполне естественно, – но и победителей.

Во многих странах-победительницах возобладало мнение, будто победа не оправдала заплаченную за нее цену. Французы переживали из-за огромных человеческих потерь и возмущались тем, что новую границу с Германией не удалось провести по Рейну. Итальянцы негодовали из-за неприсоединения Далмации и писали об “изуродованной победе”. Британцы страдали от социально-экономических проблем и убеждались, что цель, озвученная Гербертом Уэллсом в знаменитом эссе “The War That Will End War”, так и осталась недостижимой.

В первый год полномасштабного военного противостояния Украина настроилась на хрестоматийную победу в духе 1945-го. Наши соотечественники предвкушали собственное 8 мая или 2 сентября – и фактически не рассматривали другие варианты.

Однако все больше признаков свидетельствуют о том, что народные ожидания могут разойтись с реальностью, и даже успешный для Украины финал войны может показаться неоднозначным.

Вполне вероятно, что в массовом сознании украинская победа не оправдает цену, которая будет за нее заплачена. Что завершение большой войны разочарует не только наших врагов, но и нас самих. Что вместо желанной точки мы получим лишь историческое многоточие – как это произошло 11 ноября 1918 года.

Но готово ли к этому нынешнее украинское общество?

 

(Оновлено 9:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка боевых действий в ходе российского вторжения в Украину, 10 ноября 2023 г.

Главное управление военной разведки Украины (ГУР) заявило, что 10 ноября украинские надводные ударные беспилотники потопили два малых десантных корабля Черноморского флота России (ЧФ) в оккупированном Крыму. ГУР опубликовало спутниковые снимки и сообщило, что украинский надводный ударный беспилотник нанес удар по бухте Узка  . В районе Черноморска в оккупированном Крыму потоплены один малый десантный корабль проекта 1176 «Акула» и один малый десантный корабль проекта 11770 «Серна». В ГУР сообщили, что корабль класса «Серна» перевозил экипаж и был загружен бронетехникой, в том числе БТР-82, а также что российские войска ранее использовали корабли класса «Серна» для прикрытия российских кораблей ЧФ во время рейдов, когда российские войска не хватало военно-морской техники ПВО. Известный блоггер, связанный с Кремлем, заявил, что украинские силы нанесли удар по бухте Узка с помощью четырех беспилотных катеров и что это была одна из трех серий украинских ударов по оккупированному Крыму 10 ноября. Милблогер утверждал, что украинские силы также пытались нанести удар беспилотником по нефтебазе в Феодосии и удар крылатой ракетой «Нептун» по базам ЧФ и Федеральной службы безопасности (ФСБ) в Черноморске. Министерство обороны России (МО) заявило, что российские средства ПВО сбили ракету «Нептун» над Черным морем у берегов Крыма и перехватили два беспилотника над Крымом. ISW продолжает оценивать, что украинские силы с июня 2023 года проводят кампанию по перехвату российской военной инфраструктуры в оккупированном Крыму, в первую очередь активов ЧФ, чтобы ослабить способность российских военных использовать Крым в качестве плацдарма и тыла для российских операций на юге Украины.

Российские милблоггеры продолжают остро реагировать на неспособность России вытеснить украинские войска с позиций на восточном (левобережье) Херсонской области. Известный российский блоггер повторил распространенные жалобы на неадекватную российскую контрбатарейную борьбу, радиоэлектронную борьбу, противовоздушную оборону и штурмовые операции вдоль реки Днепр в Херсонской области. Милблогер особенно жаловался на неправомерное использование российской 10-й бригады спецназа (Главного управления военной разведки [ГРУ]) для проведения лобовых атак на украинские позиции на восточном берегу, как это делает обычная пехота, хотя эти лобовые атаки в этом районе неэффективны. Милблогер выразил обеспокоенность возможными будущими украинскими операциями на херсонском направлении, однако другие милблогеры заявили, что украинские силы в настоящее время не способны добиться прорыва на этом направлении.

Российские милблоггеры, вероятно, уделяют повышенное внимание восточному берегу Херсонской области из-за значительной невралгии российского информационного пространства по поводу российских военных проблем в этом районе. Некоторые российские милблоггеры, похоже, меньше обеспокоены возможной краткосрочной угрозой украинских операций на восточном берегу и больше расстроены плохим ведением войны Россией и жестоким обращением с военными. Российский милблогер пожаловался, что российские военные борются с «окостенением» плохих привычек и поведения среди российских военных. Эти привычки включают в себя плохую связь, отсутствие надлежащей подготовки перед штурмовыми операциями или поддержки во время них, проведение ротаций в колоннах, продажу российской помощи на передовой, а также нежелание учиться на военных ошибках и признание плохих боевых реалий. Милблогер особо подчеркнул важность российского военного профессионализма и превращения его в лучшую армию мира. Другие российские милблоггеры повторили стандартные жалобы на российские военные возможности в Херсонской области, но заявили, что российские войска по-прежнему наносят большие потери украинским силам, действующим на восточном берегу. Другой известный милблогер заявил, что ситуация возле Крынков Херсонской области представляет собой «тактическую проблему» для российских сил, но не стратегическую угрозу.

В преддверии ожидаемой крупномасштабной зимней ударной кампании российские силы наносят значительно меньшие и менее частые удары беспилотников по Украине в прошлом месяце, чем в предыдущие месяцы. Представитель ВВС Украины полковник Юрий Игнат заявил 10 ноября, что российские войска атаковали Украину с помощью 500 беспилотников «Шахед-131/-136» в сентябре 2023 года и нескольких сотен дронов в октябре 2023 года, но в настоящее время почти каждую ночь наносят удары беспилотники с меньшим количеством «Шахедов». Российские милблоггеры отметили 9 ноября, что с конца лета до середины октября 2023 года российские войска почти каждую ночь наносили масштабные удары «Шахед» по Украине. Милблоггеры утверждают, что российские удары по Шахеду стали заметно меньшими и менее частыми в прошлом месяце из-за того, что российские войска планируют синхронизировать новую волну интенсивных комбинированных ударов с началом будущих крупномасштабных наземных операций. Украинские военные источники сообщили 10 ноября, что в ночь с 9 на 10 ноября российские войска запустили шесть «Шахедов», ракету Х-31 и ракету Х-59 по целям на Украине.[15] Украинские ПВО сбили пять из шести «Шахедов» и ракету Х-59. Игнат сообщил, что ракета Х-31 не поразила цель.

Президент России Владимир Путин 10 ноября снова посетил штаб Южного военного округа (ЮВО) в Ростове-на-Дону, возможно, пытаясь изобразить себя вовлеченным лидером военного времени в преддверии предстоящих президентских выборов в марте 2024 года  . Генерал Генерального штаба армии Валерий Герасимов, министр обороны России Сергей Шойгу и другие неназванные командиры проинформировали Путина о ходе вторжения и представили новые образцы российской военной техники. Российские государственные СМИ опубликовали кадры, на которых Шойгу и Герасимов показывают Путину вездеход Desertcross 1000-3. Российское оппозиционное издание  «Медуза»  отметило, что на информационном стенде с данными о Desertcross 1000-3 на видео утверждается, что вездеход предназначен для патрулирования, разведки, рейдов, поисково-спасательных операций, а также перевозки техники в сложных дорожных условиях.  На информационном стенде также утверждалось, что российские войска уже используют в боях 537 машин Desertcross 1000-3 и что Россия планирует закупить еще 1590 машин Desertcross в декабре 2023 года и в первом квартале 2024 года. «Медуза» отметила, что зарегистрированный в США бренд  Aodes  ( со штаб-квартирой в Китае) производит автомобили Desertcross и рекламирует их как автомобили для охотников, фермеров и работников лесного хозяйства.

Российские милблоггеры постоянно жалуются на нехватку военной техники и транспортных средств на Херсонском направлении, и не исключено, что Путин пытается апеллировать к российским военнослужащим, воюющим на этом направлении, предоставляя им охотничьи и сельскохозяйственные машины, а не специализированную военную технику. Известный российский милблогер, например, приветствовал новость о том, что Министерство обороны России (МО) предоставит российским военнослужащим легкие фронтовые машины. Визит Путина 10 ноября станет его пятым визитом в штаб ЮВО с декабря 2022 года после того, как последний раз он посещал штаб 19 октября.

Сообщается, что президент России Владимир Путин проведет свой ежегодный форум «Прямая линия» и ежегодную пресс-конференцию одновременно 14 декабря, и это мероприятие, вероятно, послужит продвижению его президентской кампании. Российское новостное издание  РБК  сообщило 10 ноября, что источники, знакомые с ситуацией, сообщили, что форум «Прямая линия» и ежегодная пресс-конференция, скорее всего, пройдут одновременно 14 декабря.Российское оппозиционное издание  «Верстка»  заявило, что источники в Совете Федерации сообщили, что верхняя палата объявит о начале избирательной кампании по выборам президента России 2024 года 13 декабря, как того требует российское законодательство. Верстка  заявил, что у кандидатов в президенты есть 25 дней на завершение процедуры выдвижения после объявления Совета Федерации. Хотя неясно, когда Путин объявит о своей президентской кампании, он, скорее всего, будет использовать форум «Прямая линия» и пресс-конференцию для продвижения своей кандидатуры и платформы, которая, как указал источник в российской оппозиции, будет широко избегать освещения войны в Украине. Вероятно, Кремль решил провести два мероприятия одновременно, чтобы более жестко контролировать и регулировать задаваемые вопросы. Путин последовательно баллотировался как независимый кандидат, несмотря на свою принадлежность к партии «Единая Россия», а российский закон предписывает, чтобы независимые кандидаты должны собрать не менее 300 000 подписей, чтобы выдвинуть свою кандидатуру. Российские оппозиционные СМИ  заявили 10 ноября, что партия “Единая Россия” готовится собирать подписи в знак поддержки кандидатуры Путина, и попросили сотрудников Курского областного многофункционального центра обслуживания – поставщика государственных и муниципальных услуг – заполнить анкету со своими личная информация и до трех предложений о том, как улучшить ИТ-услуги в России. Сообщается, что сотрудники получили письмо с опросником, в котором говорилось, что они могут написать одно предложение три раза, но заполнять форму от руки.

Омбудсмен Украины Дмитрий Лубинец объявил 10 ноября, что Богдан Ермохин, 17-летний украинец, которого российские власти насильно депортировали из оккупированного Мариуполя в Россию и пытались мобилизовать, вернется в Украину.  Российское оппозиционное издание  «Медуза»  сообщило, что российские власти принудительно депортировали Ермохина из Мариуполя после того, как российские войска заняли город в мае 2022 года, и поместили его в приемную семью в Московской области. Адвокат Ермохина 9 ноября опубликовал видео от его имени, в котором просил помощи у президента Украины Владимира Зеленского после того, как Ермохин получил повестку на военную службу 8 ноября, за несколько недель до своего 18-летия. Уполномоченный РФ по правам ребенка Мария Львова-Белова заявила, что Ермохин в августе 2023 года письменно показал, что не планирует возвращаться в Украину, однако адвокат Ермохина заявил, что российские власти заставили подростка написать заявление. «Медуза»  сообщала, что Ермохин ранее пытался бежать из России в марте 2023 года, но его задержали российские пограничники. Лубинец заявил, что украинские власти воссоединят Ермохина с сестрой в Украине в ближайшие дни.

Операция «Интерфлекс», возглавляемая Великобританией, достигла своей цели по обучению 30 000 украинских солдат в период с июня 2022 года по декабрь 2023 года.  Украинский генеральный штаб сообщил, что операция «Интерфлекс», в которую первоначально входила Великобритания, но к ней присоединились Австралия, Канада, Дания, Финляндия, Литва Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Румыния и Швеция в качестве партнеров с момента его запуска летом 2022 года достигли своей цели – 10 ноября заранее подготовить 30 000 украинских военнослужащих. Генштаб Украины и правительство Великобритании заявили, что с 2014 года Великобритания подготовила более 52 000 украинских солдат. Правительство Великобритании заявило, что операция «Интерфлекс» является крупнейшей программой военной подготовки на территории Великобритании со времен Второй мировой войны.

Ключевые выводы:

  • Главное управление военной разведки Украины (ГУР) заявило, что украинские надводные ударные беспилотники 10 ноября потопили два малых десантных корабля Черноморского флота России (ЧФ) в оккупированном Крыму.

  • Российские милблоггеры продолжают остро реагировать на неспособность России вытеснить украинские войска с позиций на восточном (левобережье) Херсонской области.

  • В преддверии ожидаемой крупномасштабной зимней ударной кампании российские силы наносят значительно меньшие и менее частые удары беспилотников по Украине в прошлом месяце, чем в предыдущие месяцы.

  • Президент России Владимир Путин снова посетил штаб Южного военного округа (ЮВО) в Ростове-на-Дону 10 ноября, возможно, пытаясь изобразить себя вовлеченным лидером военного времени в преддверии предстоящих президентских выборов в марте 2024 года.

  • Сообщается, что президент России Владимир Путин проведет свой ежегодный форум «Прямая линия» и ежегодную пресс-конференцию одновременно 14 декабря, и это мероприятие, вероятно, послужит продвижению его президентской кампании.

  • Омбудсмен Украины Дмитрий Лубинец объявил 10 ноября, что Богдан Ермохин, 17-летний украинец, которого российские власти насильно депортировали из оккупированного Мариуполя в Россию и пытались мобилизовать, вернется в Украину.

  • Операция «Интерфлекс» под руководством Великобритании достигла своей цели — в период с июня 2022 года по декабрь 2023 года подготовить 30 000 украинских солдат.

  • Российские войска 10 ноября провели наступательные операции на рубеже Купянск-Святое-Кременьная, в районе Бахмута, в районе Авдеевки, к западу и юго-западу от Донецка, на западе Донецкой области, в приграничном районе Донецко-Запорожской области, на западе Запорожской области и на западе Запорожской области. продвинулся в некоторых областях.

  • Российские войска продолжают бороться с низким моральным духом и плохой дисциплиной.

  • Украинский Telegram-канал  «Мариупольское сопротивление» и украинский городской советник Петр Андрющенко сообщили 10 ноября, что украинские партизаны взорвали милицейскую машину в оккупированном Мариуполе Донецкой области.

(Оновлено 8:00)

Костянтин Машовець

“Стрибок” за Дніпро…

частина 2

Не треба бути особливо обізнанним у оперативному мистецтві, щоб зрозуміти просту істину – противник, очевидно, не буде меланхолічно спостерігати за тим, як передові підрозділи ЗСУ зміцнюють та збільшують свої плацдарми на лівому березі р. Дніпро у її нижній течії…

Командування ворожого угрупування військ (УВ) “Днепр”, явно спробує найближчим часом докласти максимум зусиль, аби “виправити положення” на Кримсько – Таврійському напрямку.

У зв’язку з цим, постає цілком закономірне питання – чим й як воно може скористатися для досягнення цього результату…?

Тому, у сенсі визначення перспектив, щодо подальшого розвитку ситуації на цьому напрямку, варто розглянути склад та обсяг сил й засобів противника, які він може задіяти для досягнення цієї мети…

Тож, подивимось більш детально на УВ “Днепр” та окремо на УВ “Обороны Крыма”…

Почнемо, з УВ “Днепр”… отже:

– особового складу (о\с) – 65712 в\сл

– танків – 396

– бойових броньованих машин (ББМ), включаючи бронеавтомобілі – 874

– артилерійських систем (АС), калібром від 100-мм – 481

– реактивних систем залпового вогню (РСЗВ) – 82

– пускових установок оперативно-тактичного ракетного комплексу (ПУ ОТРК) – до 8 одиниць

Все це шобло зведено у наступні формування:

– окремих мотострілецьких бригад (омсбр), бригад морської піхоти (бр МП), окремих бригад берегової оборони (обр БО), окремих розвідувальніх бригад(орбр), окремих бригад спеціального призначення (обр СпП), бригад морської піхоти (бр МП), зведених бригадних тактичних груп (ЗБрТГр) військових баз (ВБ) – 9

– мотострілецьких полків (мсп), включаючи територіальні війська (ТрВ), десантно-штурмових полків (дшп), окремих полків спеціального призначення (оп СпП), танкових полків (тп), в тому числі зі складу ТрВ, окремих полків морської піхоти (оп МП) – 19

– окремих мотострілецьких батальйонів (омсб), мотострілецьких батальйонів (мсб), танкових батальйонів (тб), окремих стрілецьких батальйонів (осб) – 10

– загонів (рівня “батальйон”), в тому числі типу БАРС, “Шторм-Z” – 6

В резерві, так званої “першої черги”, командування УВ “Днепр” має:

– мотострілецьких полків – 2 (обидва зі складу територіальних військ)

– танкових полків – 2 (один, 17-й – зі складу 70-ї мотострілецької дивізії\мсд, другий, 214-й- зі складу ТрВ).

У складі УВ “Днепр” діють основні сили двох російських загальновійськових армій (ЗВА) Південного воєнного округу (Півд.ВО) – 18-ї та 49-ї… а також ряд окремих частин та з’єднань.

1) 18-а ЗВА…

– 22-й армійський корпус (126-а обр БО, 127-а орбр, 8-й артилерійський полк\ап,1096-й зенітний ракетний полк\зрп та 4-й окремий полк РХБЗ)

– 70-а мотострілецька дивізія (мсд) (24-й, 26-й, 28-й мсп, 17-й тп та 81-й самоходний артилерійський полк\сап)

2) 49-а ЗВА (без 34-ї омсбр)

– 205-а омсбр

– ЗБрТГр 7-ї військової бази (ВБ) (Гудаута)

– 227-а артилерійська бригада (абр)

– 1-а ракетна бригада (рбр), очевидно діє зведеним дивізіоном…

– 90-а зенітна ракетна бригада (зрбр)

3) Також тут розгорнутий частково 40-й АК, зокрема

– 144-а омсбр

– окремі підрозділи 47-ї мсд

4) 61-а окрема бригада морської піхоти (обр МП) зі складу об’єднанного стратегічного командування (ОСК) “Север” (входить до складу північного флоту ри-фи)

5) 80-а “арктическая” омсбр зі складу 14-го АК ОСК “Север” (м.Алакуртті)

6) 95-а омсбр зі складу 1-го АК 8-ї ЗВА Півд.ВО (колишній 123-й мсп мобілізаційного резерву\МР так званої народної міліції днр, переформований у “номерну” бригаду)

7) Зі складу повітряно-десантних військ ри-фи

– окремі частини та підрозділи 7-ї десантно-штурмової дивізії (до 3-х батальйонів, очевидно, найближчим часом сюди також підтягнеться й 56-й дшп зі складу цієї дивізії з Токмацького напрямку)

– принаймні, один полк (1044-й мсп ТрВ) зі складу 104-ї повітряно-десантної дивізії мобілізаційного резерву пдв ри-фи

Ну й від російських “піцназьорських військ” тут оперують зведені тактичні загони зі складу…

– 10-ї окремої бригади спеціального призначення (обр СпП)

– 25-го окремого полку спеціального призначення (оп СпП)

Тепер, щодо УВ “Обороны Крыма”…

Тут “поголовья” – трохи є, але з озброєнням та військовою технікою (ОВТ), ситуація, скажімо так – специфічна…

– особового складу – 13116 в\сл

– танків – 28

– ББМ – 64

– АС – 101

– РСЗВ – 8

Це те, що входить саме до складу власне УВ “Обороны Крыма”, так би мовити “за штатом”. Але, варто зазначити, що на теріторії окупованого півострова складується й інше ОВТ, яке росіяни використовують для формування та розгортання нових частин та з’єднань – 46-ї та 47-ї мотострілецьких дивізій (мсд)…

Тому, я би не зважав особливо на той факт, що до складу кримського УВ противника нібито “по штату” входить “мало техники”… Це має цілком логічне пояснення – вона зараз в самому Криму росіянам й не потрібна, вона потрібна їм на фронті…

Власне, щодо розподілу сил й засобів УВ “Обороны Крыма”

1) Тактичний напрямок “Север”

мотострілецьких батальйонів, стрілецьких батальйонів, повітряно-десантних батальйонів, батальйонів морської піхоти – 7, посилені 2-а танковими ротами…

2) Тактичний напрямок “Запад”

мотострілецьких батальйонів, повітряно-десантних баатальйонів, стрілецьких батальйонів – 11

3) Тактичний напрямок “Центр”

мотострілецьких батальйонів – 9

4)Тактичний напрямок “Юг”

повітряно-десантних батальйонів – 2

Є дві особливості цих кримських підрозділів противника. Перша, скажімо так… міститься в тому, що значна частина їх “пребывает в стадии формирования”, або має статус ТрВ чи МР… Друга – деяки з них, являють собою – наформовані “Аксёновым сотоварищи” напів-приватні “добровольчі батальйони”.

Ситуація із формуванням “нових з’єднань” на території Криму, також достатньо специфічна. Наприклад, нібито “офіційно” сформована 47-а мсд, насправді “недоформована” й лише поступово доформовується, хоча офіційно ВЖЕ воює (про відправку її підрозділів на фронт, російські пропагандони навіть назнімали числені “сюжети”). В реальності, її частини та підрозділи, у значні мірі, лише формуються (як тільки підрозділи сформовані, їх зводять у частину, їй присвоюється номер і її “тутже” відправляють на фронт, до складу з’єднання, яке офіційно ВЖЕ розгорнуто “в зоне сво”)…

Практично те саме відбувається й з 46-ю мсд, яка також формується на території окупованого п-ва Крим (штаб – Перевальне, частини та підрозділи формуються у Перевальне, Старий Крим, Білогорськ).

Зрозуміло, що 46-а та 47-а мсд, призначені саме для Кримсько _ Таврійського напрямку (тобто у склад УВ “Днепр”), й на перший погляд сам факт їх формування виглядає…”пугающе”.

Але, насправді, з цими дивізіями, як кажуть замасковані ватноголові – “не всё так однозначно”…

Справа в тому, що обидва з’єднання хоча й виглядають, як повноцінні (мають “за штатом” 4 лінійних “унормованих” полку – 3 мсп+1 тп), але в реальності у них є певна, але дуже суттєва вада. Їх дивізійний комплект сил й засобів на цілий “ранг” нижче ніж у стандартної мсд…

Замість, наприклад, штатного самоходного артилерійського полку (сап) – лише самохідний артилерійський дивізіон (садн), замість штатного зенітного ракетного полку (зрп) – зенітний артилерійський дивізіон (зенадн), ну й так далі, за списком…

Тому, на закінчення… рекомендую моїм читачам подумати над етімологією, таких “гениальних придумок” російських дженералей, щодо своїх амбітних планів “масштабного разворачивания” резервних формувань… озвучених ними наприкінці минулого року (причому, чомусь у публічній сфері)…

Звідки взагалі, їм у голови пришла ідея, щодо цієї “лайт-версії”?

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Прошел один год и двести пятьдесят восемь дней войны. И хотя карты ISW сегодня опять почти никак не изменились, тем не менее комментаторы много пишут о том, что события на левом берегу Днепра (там где украинцы создали плацдарм) развиваются очень позитивно для ВСУ.

И еще важно то, что россиянам невозможно как-то радикально усилить там свою группировку, поскольку перебрасывать свои войска с других направлений нет никакой возможности. Следовательно, если ВСУ удастся перебросить на левый берег Днепра минимально необходимое количество бронетехники, то у Украины есть хорошие шансы на успех на этом направлении.

Пишут также, что россияне провели в районе Бахмута несколько успешных атак и немного оттеснили ВСУ на запад. В районе Авдеевки российские войска продолжают свой натиск, но результат пока не очень виден. Хотя небольшое продвижение у российской армии есть и там.

На Токмакском (Мелитопольском) направлении никого продвижения ни у одной из сторон не наблюдается, равно как и на Бердянском. Итак, пришла пора признать: начавшееся в первых числах июня наступление ВСУ на юг, в сторону Азовского моря (или, хотя бы, Токмака) фактически закончилось. Причем закончилось безрезультатно.

Линия Суровикина устояла. И теперь украинские военные должны тщательно проанализировать причину неудачи. Дело прошлое, но меня как дилетанта, с самого начала удивил слишком откровенный и прямолинейный план наступления: тупо пойти в лоб на русские минные поля и укрепления.

Нынешняя (довольно обнадеживающая) операция ВСУ с плацдармом на левом берегу Днепра показывает, что лобовой сценарий не был безальтернативным. Бог его знает, как пошли бы дела, если бы ВСУ не упорствовали в наступлении, например, на Токмак, а уже в июле, когда стало ясно что темп наступления не может никого устроить, сконцентрировали все силы на создании плацдарма на левом берегу Днепра и развивали бы свое наступление оттуда. Впрочем, я опять занимаюсь не своим делом и рассуждаю на темы, в которых я ничего не смыслю.

Сегодня сообщили также, что ВСУ ракетным ударом уничтожили два малых десантных корабля Черноморского флота. Кораблики действительно небольшие (25 м в длину), но, как говориться, мелочь – а приятно.

Курочка по зернышку клюет и если дело пойдет и дальше такими темпами, то не за горами уже тот момент, когда Россия полностью потеряет свой Черноморский флот. А перебросить новые военные корабли (например, с Северного флота) в акваторию Черного моря невозможно: Турция их не пропустит через свои проливы.

Сегодня Израиль и ХАМАС, при посредничестве Катара договорились об обмене 100 задержанных в Израиле палестинских женщин и подростков на 100 женщин и детей (в основном – израильтян), находящихся в заложниках у ХАМАС. Если это получиться, то это почти вдвое сократит количество находящихся в плену у ХАМАСа израильских заложников.

Если правда, что (как утверждает ХАМАС) 50 заложников погибли от бомбежек в ходе операции ЦАХАЛа в Газе, то после обмена “100 на 100” в руках у ХАМАС останется еще около 80-ти заложников (из первоначальных 239).

Сегодня Израиль через свои дипломатические представительства по всему миру продолжил закрытый показ для журналистов сделанного израильскими спецслужбами документального фильма о зверствах ХАМАС 7 октября. Отсутствие этого фильма в свободном доступе израильские власти объясняют тем, что это было требование родственников убитых.

Судя по отзывам видевших этот фильм журналистов, там все настолько чудовищно, что желание родственников жертв вполне объяснимо. Фильм документальнее не придумаешь: он снят на базе съемок с нагрудных видеокамер хамасовских террористов, а также с израильских камер наружного наблюдения. Есть и видеоролики, снятые на телефон случайными свидетелями.

Все-таки мне кажется, что этот фильм рано или поздно нужно показать публике. Прежде всего студентам американских университетов, которые сейчас, в очередную годовщину печально знаменитой “Хрустальной ночи”, устраивают обструкцию и даже угрожают физической расправой своим же коллегам, студентам-евреям.

Это все настолько мерзко, что у меня просто нет слов. Особенно возмутительно, что руководство этих университетов никак не реагирует на подобные антисемитские выходки. Похоже правы те, кто говорит, что за последние годы на ведущие американские университеты обрушился просто град пожертвований от арабских нефтяных стран со всеми вытекающими из этого факта последствиями…

Короче: ХАМАС должен быть уничтожен. А с плацдарма на левом берегу Днепра должно начаться движение ВСУ к победе. Так будет правильно. И это совсем не фантастика. Это очень даже реально потому, что наше дело правое, а значит враг будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине!

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 11 November: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий