BloggoDay 12 December: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 12 грудня 2022 р.

 

(Оновлено 18:00)

Zbruc

Виталий Портников

Государство смертежеров

В глазах западных интеллектуалов и журналистов Виктор Бут всегда был загадочной и почти романтичной фигурой, не случайно стал прототипом для главного героя фильма «Оружейный барон». Его «подвиги» всегда расписывали с увлечением, что плохо скрывалось. Молодой лейтенант в разрушенной стране, понявший, как торговать советским оружием, стал своим человеком в каждой террористической организации, в каждом государстве, которое нуждалось в его снабжении. Но на самом деле Бут никогда не был ни бароном, ни героем даже негативным. Он был винтиком в сложной машине российских спецслужб и аккуратно играл свою роль вплоть до задержания американскими спецслужбами. Но информированным винтиком, который хорошо понимает хотя бы часть схемы дестабилизации. Винтиком, который не имел выбора – делиться информацией с теми, кто его задержал в обмен на уменьшение срока. или ждать, пока старшие товарищи вытащат из тюрьмы. Потому что входной билет в мафию такого уровня подразумевает, что выдача ее секретов равна смертному приговору. Бегство может себе позволить какой-то обычный оперативник, охранник или чиновник – хотя и здесь вероятны «новичок», пленник или загадочная смерть в гостинице. Но если ты реализуешь оружие – по сути действуешь как аватар смертоносного государства, то можешь только ждать.

При этом и государство смертников не оставит тебя в беде. Все эти годы Путин искал политической возможности, которая не оставит администрации президента США никакого другого выбора, кроме как освободить Виктора Бута. И в результате достиг своего. Это, конечно, было не так просто, как с Александром Цемахом, который ни в коем случае не должен был появиться на судебном процессе в Гааге. Но и Цемах – не Бут, и Украина – не Соединенные Штаты Америки.

Общим в этих ситуациях только одно: солидарность смертежеров. Именно эта солидарность помогла Комитету государственной безопасности столкнуть с Олимпа власти партийных богов, установить полный и абсолютный контроль над Россией и превратить ее из коммунистического дегенеративного государства в террористическую мафиозную организацию. Казалось бы, что нам до Виктора Бута? Но история с освобождением этого страшного человека из американской тюрьмы наглядно иллюстрирует, с какой разновидностью зла мы имеем дело. Со злом терпеливым, самодовольным, хитрым и подлым. Может ли такое зло добиваться своего десятилетиями? Конечно, может. История с обменом Бута – отличная тому иллюстрация. Зло напало на Украину не потому, что у Путина сдали нервы. Россия готовилась к этому хищному броску годами. Просто Украина образца 2022 года казалась российским чекистам легкой добычей – вот они и отдали приказ своей  обслуге в погонах. Смертежеры просчитались – но это не значит, что испугались или успокоились. Нет, они живут в другом мире – в мире, где можно притаиться и готовиться к новому прыжку.

Поэтому когда я смотрю на возвращающегося из Соединенных Штатов Виктора Бута, могу только воскликнуть: не доверяйте им. С этими людьми нельзя ни о чем договориться. Люди, для которых весь мир поделен на чекистов и агентов, верят не в уговоры, а в слабость и силу. Им даже сдаться нельзя: или ты их победишь, или они уничтожат тебя. Они питаются смертью и не видят никаких других ходов на шахматной доске. Пластмассовое лицо Путина или хищная физиономия Виктора Бута – только маски этой безликости. Они уже подмяли под себя Россию, возможно, подавили ее так, что ей уже никогда не выбраться из их цепких рук. Их энергетикой, их агентами, их идеями была пропитана огромная часть Украины, структуры власти, бизнес, общество и медиа. Нам нужно не просто победить страну, которую они захватили и покорили, – нам важно очиститься от них самих. В противном случае мы так и останемся бабочкой, которая легкомысленно летает в опасной близости от смертоносной паутины, дрожащей в багряной духоте.

 

(Оновлено 17:00)

РБК-Украина

«Ежедневно занимаюсь менеджментом войны». О чем говорил Зеленский в ток-шоу на Netflix

Президент Украины Владимир Зеленский в ток-шоу «Мой следующий гость в представлении не нуждается» с Дэвидом Леттерманом на Netflix рассказал о ходе войны и ее окончании, отношениях с семьей и своей ежедневной работе ради победы.

Об основных заявлениях главы государства – в материале РБК-Украина ниже.

Война не должна быть привычкой

Интервью проходило на одной из станций столичного метро и началось с воздушной тревоги, на что обратил внимание Зеленский.

«Война не должна быть привычкой. Иногда очень сильно привыкаем к сиренам и даже не обращаем внимание и не перемещаемся в бомбоубежище, в какое-то безопасное место. Для меня сирена — напоминание, что война не закончилась. Была такая эйфория, когда был деоккупирован Киев, Киевщина. Но война не закончилась. И то, что не убивают твоего соседа или близкого, — убивают где-то там наших военных, которые отдают свою жизнь. Так что, это (сирена, — ред.) напоминание того, что где-то там кто-то отдает свою жизнь за твою», — отметил президент.

Россияне в информационном пузыре

«Чтобы сработало это вторжение, нужно было их (российское, — ред.) общество полностью погрузить в информационный пузырь о том, что «украинцев нет», что «это какая-то частица», какая-то «окраина», не имеющая своего языка, истории, они «оторвались» с распадом Советского Союза, временно. Примитивно», — так прокомментировал глава государства настроения в российском обществе.

Надо воевать по правилам

«Я не уверен, что война нас меняет. Война — это другие условия существования. Условия, при которых вы остаетесь человеком, или превращаетесь в зверя, террориста, мародера, насильника. Мы все видели последствия российской оккупации. Война — это выбор и это сложный выбор, надо думать, когда ненависть к врагам накрывает тебя ежедневно. Отвергать ненависть, надо воевать по правилам, оставаться человеком. Это сложный выбор», — отметил Зеленский.

График президента

«Если вам интересен мой график, просыпаюсь в 05:30-06:00. Если что-то критическое, то просыпаюсь от звонка. Потом у меня идет военное совещание. Приятный момент, когда я могу пообщаться с детьми по телефону и с женой. Это общение — это тот момент, когда можно выдохнуть», — сказал он.

Далее у Зеленского спросили, чем именно он занимается, на что глава государства поначалу ответил в шутливой форме, что у него есть «некоторые дела».

«Чем я вообще занимаюсь? Ежедневно я занимаюсь менеджментом войны, менеджментом государства Украина с утра до ночи. Ежедневно. Еще люблю поесть», — добавил он.

Дети в глубине войны

«Нам не нужно нашим детям ничего говорить о победе. Они знают о войне больше нас. Мой сын, ему 9 лет, он знает наименование всего оружия и эта информация не от меня. Они в глубине этой войны. Я редко вижу своих детей и когда у меня есть возможность с ними увидеться — они довольны, что бы я им не говорил. Мне кажется, им не важно, что я им говорю, главное, чтобы я был рядом», — сказал он.

Зеленский добавил, что, с одной стороны, можно сказать, что Путин украл детство у наших детей. Вместе с тем, президент считает, что «каждый из нас что-то должен отдать государству для его защиты, наши дети отдали свое детство».

Если Путин умрет — войны не будет

Зеленский отметил, что, к сожалению, большой процент россиян верят Путину. Глава государства сравнил это с закрытым окном, за которым можно спрятаться от войны, и назвал это трусостью.

«А есть люди, понимающие реальность, но просто боятся», — добавил Зеленский.

Кроме того, Зеленский считает, что если Путин умрет — не будет войны.

«Авторитарный режим страшен, потому что есть большой риск. Не может все зависеть от одного человека. Поэтому, когда такой человек уходит (умирает, — ред.) — институции останавливаются. Такое время было у Советского Союза, остановилось все. Поэтому, я считаю, если его (Путина, — ред.) не будет — им (россиянам, — ред.) будет сложно, они будут заниматься внутренней политикой, а не внешней», — считает он.

Россия стала символом пустоты

Зеленский добавил, что уже никто не пожимает руку сегодняшнему руководству РФ, россиян нет на соревнованиях, в культурном пространстве. Это, по словам президента, и есть изоляция — единственное правильное требование международного мира к России.

«Россия стала символом пустоты, что-то очень неприятное», — добавил он.

Когда закончится война

«Никто вам не скажет, сколько будет продолжаться (война, — ред.). Я ответственный человек и я понимаю, что это значит для людей — услышать, когда закончится война. Это главный вопрос. Я не играю с такими вещами. Для нас конец войны — это тогда, когда мы отвоюем свою землю и будем на своих границах», — подчеркнул он.

Зеленский добавил, что окончание войны — это не заморозка конфликта, и закончится она тогда, когда вся наша земля будет деоккупирована.

Когда закончится война, зависит и от США

«США — лидер в поддержке Украины и без их поддержки нам будет сложно. Очень сложно. И вопрос «когда закончится война?» также зависит от этой поддержки. Чтобы она (война, — ред.) была короче — более мощная помощь нужна», — подчеркнул Зеленский.

Зеленский также добавил, что если изменится климат в американской политике, в Конгрессе, это может сильно повлиять на помощь Украине.

«Мы воюем за весь мир, за демократию и свободу всего мира. Мы знаем, за что мы воюем, самое главное, чтобы США и общество знали, не сбились с курса поддержки Украины и знали, что мы воюем и за них тоже», — добавил он.

Путин боится смерти и не готов применить ядерное оружие

«Есть ли угроза ядерного удара от Путина? Я видел его и я видел его желание жить, он очень любит жизнь. У него длинный стол, он сидит и боится ковидом заболеть. Он боится смерти, он любит жизнь. Так что, я не уверен, что он готов применить ядерное оружие. Он понимает, что если он применит, то следующие шаги могут быть от любого государства именно лично к нему», — считает Зеленский.

Очень хочу на море и пиво

Когда у Зеленского спросили о планах на будущее, он ответил, что просто хочет на море.

«До нашей победе я точно буду президентом, а там даже не думаю. Не готов. Очень хочется просто на море, когда мы уже победили. И выпить пива, очень хочу», — отметил он.

 

(Оновлено 15:00)

РБК-Украина

Ростислав Шаправский, Милан Лелич

Елена Шуляк: Прогнозировать сейчас выборы, понимая ситуацию на фронте, это немного кощунство

Как работает Рада во время войны, нуждается ли парламент в перезагрузке, какой должна быть реформа градостроительства и кто ее блокирует, а также за счет чего будет происходить восстановление Украины после войны – в интервью РБК-Украина рассказала глава партии «Слуга народа» Елена Шуляк.

Чуть больше года назад Елену Шуляк избрали главой партии власти – «Слуга народа», имеющей монобольшинство в парламенте и сотни фракций в местных советах по всей стране. К концу года депутат может получить еще одну должность – возглавить комитет по региональному развитию и градостроительству, который подготовил ко второму чтению крупную реформу строительной отрасли (проект №5655).

Финальное рассмотрение реформы в Раде ожидается в ближайшее время. Будучи соавтором документа, Шуляк получила много критики в свой адрес, в том числе и на счет якобы подыгрывания крупным застройщикам. «Сказки уже рассказывают, что дома будут падать», – иронизирует в ходе интервью с РБК-Украина она.

Во время разговора Елена Шуляк объяснила, какой на самом деле планируется реформа и кто ей противится, как и за счет чего должно происходить большое восстановление Украины после войны, почему некоторые города могут не восстать из руин, а также о том, когда следует перезагружать Раду и при какой избирательной системе.

– Начнем с немного философского вопроса. Когда началась война, казалось, что команда власти работает как единый кулак, сжимаемый президентом. И даже казалось, что оппозиция сильно не спорила. Рада работала нормально, голосов было 300 «за».

– Единая оборонная коалиция.

– Но сейчас мы видим, что и голосов в Раде не всегда хватает, и какие-то политические скандалы появляются, и обыски у народных депутатов, то какие-то подозрения, то какие-то скандалы в окружении главы государства, перестановки в правительстве. Создается впечатление, что, несмотря на войну, мы возвращаемся к украинской политике не в лучших ее традициях.

– Вопрос не философский, он имеет отношение к практическим кейсам. Даже на примере Верховной рады – действительно, несколько месяцев была единая оборонная коалиция, заседания согласительного совета в Zoom могли проходить 5-6 часов, но в сессионный зал выносились уже все проработанные вопросы. Без обсуждений Верховная рада голосовала 300+ голосов, и все понимали, что в приоритете, никто не задавал вопрос ехать на заседание или не ехать.

Друг другу помогали, если были какие-то логистические проблемы, никто не смотрел – какой фракции или депутатской группы это представитель. Такова была атмосфера единения и сплоченности для общего результата. Потом действительно начались первые ростки политической борьбы, когда начали подавать в законопроекты 1000+ правок.

– Это где-то апрель-май?

– Ближе к маю, потому что как раз март был очень сложным, потому что готовились к блокаде Киева. В апреле, когда уже были окончательно деоккупированы Киевская, Черниговская, Сумская и Житомирская области, был определенный период, когда все были в таком замороженном состоянии и собирались, чтобы решать быстро текущие проблемы областей.

А уже в мае начались первые ростки политической борьбы – поправочный спам, потом стал подниматься вопрос о возвращении журналистов в парламент. Несмотря на то, что даже сейчас согласительный совет проходит в бомбоубежище в Верховной раде, потому что длится воздушная тревога. Но «давайте вернем журналистов, давайте проговорим, как работают медиа, давайте за трибуной будем выступать по 10 минут», несмотря на то, что в зале есть только народные депутаты, а заседания по соображениям безопасности не транслируются – но давайте делать какие-то привычные для парламентариев вещи, связанные с политическими процессами.

Но нужно сказать, что когда начинается обострение ситуации с безопасностью, когда, например, были первые серьезные обстрелы в октябре, Рада снова сплачивалась, снова не было никаких вопросов. Включается кнопка единой оборонной коалиции.

– Если говорить о взаимоотношениях власти с мэрами городов – мы видим несколько не очень приятных публичных кейсов в последнее время по Киеву, по Днепру, по Чернигову опять же. По вашему мнению, эти кейсы говорят об определенной политической конкуренции или есть реальные проблемы на местах, а Банковая указывает на эти проблемы мэрам?

– Я думаю, что больше хочется, чтобы это выглядело как политическая конкуренция для того, чтобы по разным причинам привлечь к себе внимание. И давайте будем честно говорить о том, что и России было бы интересно пораскачивать эту тему, что якобы есть противостояние между мэрами и органами центральной исполнительной власти. Но я лично в этом политики практически не вижу, а вижу действительно реальные проблемы, над решением которых нужно сплачиваться.

Например, последняя тема, связанная с инспекцией «пунктов несокрушимости» в Киеве. Давайте объективно – есть проблема с «пунктами несокрушимости». То есть сказали, отрапортовали, что все очень хорошо, а когда подошли к практической реализации, то увидели, что очень много пунктов пока закрыто.

Помогла ли инспекция народными депутатами сдвинуть с места эту проблему? Уже к проблеме было приковано внимание и больше каких-то вещей стали делаться быстрее.

Была ли это инициатива Банковой? Нет, это была инициатива главы фракции Давида Арахамии, он проводил это совещание, на нем присутствовали киевские депутаты-списочники, входящие в состав фракции, и входящие в состав фракции мажоритарные депутаты. Затем на эту инициативу внимательно посмотрели мажоритарные депутаты из других регионов, подхватили и начали заниматься инспекцией таких пунктов. Я лично здесь политики не вижу.

– Но видят в лагере мэра Киева, мы общались с ним и людьми из его окружения, там ясно видят политическую историю. То есть считают, что их в значительной мере подставили, требуя создать эти пункты, не предоставив для них ресурсов. И мы слышали это не только от Киева.

– Это такое интересное восприятие в лагере мэра. У нас все же прошла успешная реформа децентрализации, на местах есть не только полномочия, но и ресурсы, в том числе. В Киеве это миллиарды гривен, которые могут быть использованы. Вы знаете, сколько сейчас средств на счетах города? Более 15 млрд гривен. То есть говорить о том, что не дали средств на то, чтобы обустроить пункты несокрушимости, – пожалуй, это не совсем честно. Поэтому это выглядит больше как политический момент, чем практический. И возможность заговорить тему, отвлечь внимание, сфокусироваться на том, что это политическая борьба.

Все эти вещи кому-то хочется привязать к политике, а по моему мнению, это, прежде всего, банальные хозяйственные вопросы, решением которых должен заниматься мэр и его команда в первую очередь.

– Но от этих банальных вопросов реально зависит, как мы проживем эту зиму, потому что риски достаточно велики. Мы понимаем, что атаки будут повторяться, и выдержит ли энергосистема, не знаем. Как вы видите, есть ли риск того, что большие города действительно придется эвакуировать? И, собственно, это вопрос к местной власти или все же к центральной?

– Местные власти, если мы уже говорим о Киеве, они уже говорили неоднократно, что будут эвакуировать, потом – что не будут эвакуировать. Нужно очень четко отдавать себе отчет, что любое сообщение от руководителя города жителями города воспринимается очень искренне и очень серьезно. Поэтому, когда человек говорит о том, что мы будем делать эвакуацию города, нужно понимать, каким образом, какими средствами, в какие сроки, какими логистическими путями и так далее.

На сегодняшний день я знаю точно, что работают большие команды и на уровне Офиса президента, и на уровне министерств, и на уровне «Укрэнерго», и на уровне других команд, связанных с энергетическими объектами, чтобы решить две важные задачи.

Первая – это отремонтировать то, что было повреждено, завезти соответствующее оборудование, провести, где нужно, переговоры с международными партнерами. А вторая сложная сверхзадача – это оградить объекты энергетики от возможных последующих ударов.

А все понимают, что сумасшедший сосед не будет останавливаться и будут продолжаться вещи, связанные с энергетическим шантажом. Поэтому нужно готовиться не столько к эвакуации крупных городов, а к тому, как защищать объекты энергетической инфраструктуры.

– Если возникают проблемы во время холодной зимы и морозов, все-таки горожанам кому задавать этот вопрос – местным или центральным властям?

– Конечно, в первую очередь местным властям, но я уверена, что центральная власть не будет стоять в стороне от проблем людей, несмотря на то, в каком городе они проживают и от какой политической силы избирался мэр, потому что сегодня это общая задача – пережить сложную зиму и дойти до победы.

– Возможны ли на протяжении зимы какие-либо кадровые решения, в частности в столице, насчет управления городом на столь сложный экстренный период?

– Я сейчас не вижу таких предпосылок, но мы не понимаем, какие решения будут приниматься или наоборот не приниматься в критически важных ситуациях, в том числе и на местном уровне.

– Давайте вернемся к Раде, к вашему комитету по вопросам госвласти и градостроительства. Была информация, что вы можете возглавить его. Актуально ли это?

– Это должно было произойти 1 декабря, но в парламенте не хватило голосов для включения этого вопроса в повестку дня.

– А почему? С дисциплиной проблема или просто кто-то где-то вышел по делам?

– Это как раз было в то время, когда продолжалось удлиненное заседание, когда воздушная тревога прервала работу, когда к концу долгого парламентского дня был вынесен дополнительный вопрос о внесении в повестку дня изменений в комитетах. Конечно, есть риск, когда рассматривается последний вопрос такого долгого дня, что с присутствием народных депутатов в сессионном зале могут быть проблемы.

– Но концептуально это уже проговорено и решено?

– Да, это уже проговорено и решено, проведены обсуждения на малой фракции, касающиеся нескольких кадровых вопросов, не только нашего комитета по государственной власти, но еще и бюджетного комитета и комитета по правам человека. Обычный рабочий процесс.

– Если говорить о вашем комитете, сейчас один из ключевых законопроектов, где вы являетесь соавтором, это законопроект №5655 о реформе градостроительства. В последнее время в медиа довольно разные мнения насчет этого документа – есть специалисты, которые поддерживают, а есть те, кто выступает категорически против, довольно много мифов уже создано вокруг этого.

– Сказки уже рассказывают, что дома будут падать и вообще будет коллапс.

– Вы видите изъяны в этой реформе, над которыми действительно стоило бы еще поработать?

– Помните, мы проводили сверхсложную земельную реформу? Тогда ко второму чтению получили 3000+ поправок и каждый день десятки часов в сессионном зале. Митинги под Верховной радой, на телеканалах распространения мифов, что приедут иностранцы, весь чернозем загрузят в поезда, вывезут в Европу. Законопроект стал законом, он работает, землю никто не вывез, иностранцы не пришли и не забрали землю, но мы убрали серые коррупционные схемы, рынок заработал в прозрачной плоскости.

Реформа градостроительства для меня очень похожа на земельную. Конечно, будут оппоненты и, конечно, будут прогрессивные люди, желающие перемен в этой сфере. Представители бизнеса, сотни разных ассоциаций поддерживают и ждут реформы. И мы даже не говорим сейчас о строительном бизнесе. Те же представители аграрной отрасли, которые планируют в Украине развивать животноводство и разную переработку сельскохозяйственной продукции, ждут этого законопроекта.

У них уже есть негативный опыт, как они строили те же фермы в условиях шантажа коррумпированных чиновников. Кубло старой гвардии, годами зарабатывавшей на всех процессах в строительстве, максимально противится тому, чтобы этот законопроект был принят. Местные власти не исключение.

– Почему? Где их интересы?

– Интересы повсюду. Сначала к тебе приходят за выделением земельного участка. Кто и как принимает решение? Мы все прекрасно знаем, как работают земельные комиссии и как местные депутаты на сессиях принимают решения, касающиеся земельных вопросов.

Потом, когда землю выделят, ты придешь к местным чиновникам еще раз, уже при получении градостроительных условий и ограничений. Вроде бы прозрачный процесс, но пойди попробуй в Киеве или во Львове получить градостроительные условия и ограничения, пока ты не договорился с определенными людьми. Если вы найдете таких, кто с первого раза без договоренностей получил документ в этих городах, покажите их мне.

После того ты придешь уже в третий раз, чтобы получить разрешение на строительство и даже если документы у тебя уже в электронной системе, все равно местный чиновник в ручном режиме принимает решение что и как разрешать. И снова нужно договариваться с теми же людьми, которые много лет выстраивали свои схемы и уродовали наши города.

Потом ты начинаешь строительство, к тебе местные власти ходят и проверяют, сколько хотят. Параллельно ты можешь получить сюрприз, например, объект, где ты проводишь реконструкцию, признают памятником архитектуры, потом у тебя еще раз вывернут все карманы и заставят с договоренностями ввести объект в эксплуатацию. Иногда могут попросить и долю в бизнесе. Иногда закроют глаза на все нарушения и не увидят, как десятки объектов строятся незаконно.

То есть такой замкнутый круг, огромная монополия местных властей на принятие решений во всем строительном процессе. А монополия – это всегда коррупция. Для того чтобы сломать это, нужно из этого адского круга буквально вырвать несколько важных пазлов.

Мы разрываем этот круг на этапе выдачи разрешений, потому что выдача этих документов будет автоматизирована через использование Единой государственной электронной системы в сфере строительства (ЕГЭСС). Технической реализацией задуманного уже сейчас активно занимается команда Михаила Федорова и Минцифры. И как только законопроект будет принят, выдача разрешений будет производиться как настоящая сервисная функция, а не шантаж чиновников.

Второй пазл, где мы ломаем монополию, когда вводим смешанную систему градостроительного контроля: не только местные власти смогут контролировать строительство объектов и вводить в эксплуатацию, но и уполномоченные лица по градостроительному контролю. И это очень огорчает представителей местных властей, привыкших работать по другому порядку.

Плюс в законопроекте 5655 есть еще такая неприятная для недобросовестных застройщиков и чиновников новелла – мы вводим понятие обязательного непрерывного мониторинга территорий именно местными властями на предмет выявления незаконного строительства. Сейчас, например, в Киеве это сотни незаконных строящихся объектов без разрешений.

– И, в принципе, об этом все знают.

– Об этом все знают, местные власти знают также, но они там растут себе тихонечко, иногда вырастают до 9-этажек, потом эти этажи называют антресолями, вы же понимаете, о каком объекте я говорю, на улице Мирной. Я лично делала очень много для того, чтобы этот объект не появился в Киеве с нарушениями законодательства, но местные власти не видели таких нарушений, они никак не реагировали. Аналогичная ситуация с домом-монстром на Подоле, он же как-то появился.

И таких объектов в любом городе очень много. И мы говорим: уважаемые местные власти, теперь вы в обязательном порядке мониторите и обнаруживаете все незаконные объекты. Не просто выявляете – вносите их в электронную систему, это видите и вы, и община, и профильное министерство. И если вы не будете этого делать, вы будете за это даже в рамках надзора наказаны.

Почему местным властям и мэрам не нравится создание при профильном министерстве градостроительной палаты? Потому что профильное министерство в рамках надзора сможет влиять на то, чтобы местные власти реагировали на незаконное строительство.

Смогут ли после мониторинга зайти на проверку и проконтролировать строительство того или иного объекта местные власти? Конечно, смогут, более того – мы предоставляем возможности в большинстве случаев без решения суда демонтировать такие объекты. Я уверена, что несколько случаев на всю страну вылечат от незаконных строек очень много территорий.

Это не нравится местным властям. Они говорят – мы хотим выдавать разрешения и проверять при вводе в эксплуатацию, как лифты работают, а ваш мониторинг уберите, он нам вообще не нужен. А мы хотим, чтобы то, как лифты ездят, проверяли профессиональные компетентные специалисты. Я не уверена, что в органах градостроительного контроля работают прямо такие специалисты по эксплуатации лифтового хозяйства.

Поэтому ведем жесткую дискуссию. Причем маленькие общины поддерживают законопроект, а большие города с домами-монстрами сопротивляются.

– Не только большие города против.

– Нашими оппонентами также выступает Союз архитекторов Украины во главе с кучкой функционеров, которые почему-то решили, что для них это какая-то борьба не на жизнь, а на смерть по уничтожению всего прогрессивного. Потому что большее количество мифов как раз исходит именно от этой организации – то, что дома попадают, и то, что «ФОПы» будут проверять застройщиков, и то, что община не сможет жаловаться на строительство с нарушениями.

Почему так? Ответ прост, много лет Союз архитекторов зарабатывал на выдаче сертификатов, а его функционеры постоянно получали заказы из местных бюджетов на проектирование объектов. Очень показательно расследование Дениса Бигуса, которое журналисты-расследователи провели еще четыре года назад, как работает союз, их частная структура, сколько денег зарабатывают. Рекомендую посмотреть.

Я, кстати, потратила более 6 месяцев на то, чтобы доказывать представителю этой уважаемой организации, что «ФОПы» не являются юридическими лицами. Смешно, верно? Но это подтверждает и профессиональный уровень людей, которые пытаются критиковать нашу реформу. Кстати, заместитель городского головы Львова тоже не понимает разницу между ООО и обществом с дополнительной ответственностью. И это удручает, потому что эти люди пытаются влиять на процессы реформирования большой отрасли.

– Вы говорите, что законопроект направлен на демонополизацию, но парадоксальным образом как раз этот законопроект пытаются обвинить в монополизации, только с другой стороны. Речь идет о том, что частные организации по градостроительному контролю смогут создать только крупные застройщики, а остальным придется с ними договариваться – это и есть монополизация.

– Есть такой упрек, он активно распространяется в СМИ, в каких-то колонках, блогах «экспертов», которые «ФОП» с ООО путают, а надзор от контроля не отличают. На самом деле, с принятием законопроекта заказчик сможет сам выбирать: идти в частную структуру или орган градостроительного контроля исполнительного органа города – и это уж точно не о монополии, а о возможности выбирать того, кто качественнее сделает свою работу.

Если местные власти работают честно и прозрачно, хотят, чтобы инвесторы приходили на их территорию, хотят, чтобы здесь было современное строительство, они будут ставить палки в колеса такому застройщику? Нет, возможно, на той территории местные власти будут работать так хорошо, что частные структуры не будут востребованы.

Кстати, мы также оставляем нашу Государственную архитектурную инспекцию по вопросам градостроительства как орган контроля для крупных государственных объектов, для объектов, строящихся за государственные бюджеты или составляющих государственную тайну.

Законопроект 5655 это еще и об ответственности, которой невозможно избежать и о четком распределении обязанностей между всеми участниками строительного процесса и, конечно, о профессионализме принимающих решения специалистов. Уполномоченное лицо, оказывающее услуги по градостроительному контролю, фактически координирует и технический надзор, и работу генерального подрядчика, может сделать замечание и архитектору. Но для мира это вообще не новация, во многих странах – в США, Великобритании, Франции, даже в Новой Зеландии работают успешно такие частные структуры.

– После войны нас ждет большой строительный бум. Какие вы видите источники средств, формат проектов по восстановлению, какие будут ключевые центры принятия решений по восстановлению? Начиная с того, отстраиваем ли мы какой-нибудь пострадавший район города, или понимаем, что проще построить что-то новое, а людей куда-то переселить? И куча таких конкретных прикладных вопросов будет.

– Тысячи вопросов будут, они все разные и для каждого региона должны иметь свои ответы. Есть области, которые деоккупированы, и нам кажется, что именно эти области должны быть в фокусе внимания восстановления. Но и те области, которые сегодня приняли людей и бизнес, их территории также нужно перепланировать, учитывая особенности экономические и демографические. Сегодня есть общины, в которых количество населения увеличилось на 25%. Такой прирост населения – это и другая нагрузка на инфраструктуру, и нагрузка на доступ к услугам, предоставляемым государством.

Поэтому перед началом восстановления нам нужно пересмотреть и перепланировать все области в Украине. Для этого мы приняли закон, согласно которому в каждой области должен быть разработан стратегический документ, который затем станет основой новой градостроительной документации. Этот документ называется «Программа комплексного восстановления» и может разрабатываться для области, для общины или даже для ее части.

Программа восстановления не просто будет включать в себя то, что нужно отстроить, а прежде всего будет содержать информацию о будущей экономической ситуации в регионе: какие предприятия уехали, какие въехали, какие планируют оставаться, кому нужно создать условия для развития в этом регионе, учитывая природные или логистические особенности.

Второй вопрос, который в документе обязательно освещается – это демография, что с людьми в регионе, как их возвращать. Мне лично очень страшно, когда мы отстроим детский садик, покрасим его в яркие цвета, а он будет пуст, потому что детей, которые должны туда идти, просто банально не будет, потому что их родителям негде работать или проживать. Поэтому восстановление следует начинать именно с анализа и разработки стратегических документов, которые станут своеобразным указателем для развития.

Приведу еще один пример. У нас есть территории, которые мы будем разминировать еще лет 5, эти территории нельзя будет использовать как сельскохозяйственные угодья, их нельзя будет использовать вообще никаким образом. Такие вещи также следует учитывать при процессах планирования восстановления регионов. Также не забываем об огромной проблеме, связанной с переработкой строительного мусора, есть цифра в 2 млн тонн разрушенных зданий только в Бучанском районе.

– Это только в Буче?

– Только в Буче 2 млн тонн. Я боюсь представить, сколько сотен миллионов тонн в Харькове и других городах. Что с этим делать? Будем ли мы оставлять на наших территориях или будем захоронять? Конечно, нет. Поэтому сейчас уже нужно понимать, как и чем это перерабатывать, как мы потом будем переработанный мусор использовать, в дорожном хозяйстве или каком-нибудь другом. Если да, то какие логистические маршруты нужно планировать.

Также, как бы больно ни было об этом говорить, но, возможно, будут такие населенные пункты, которые мы не сможем отстроить, потому что они разрушены до основания, враг их стер с лица нашей земли. Но будут территории, которые можно будет рассматривать для создания нового микрорайона или, возможно, нового населенного пункта. Такие новые микрорайоны будут расти там, где будет запланировано строительство новых мощностей, позволяющих трудоустроить много людей.

– За какие средства будет идти восстановление? Мы действительно рассчитываем, что удастся убедить наших западных партнеров в том, что часть заблокированных российских активов должна пойти на восстановление Украины? Потому что на Западе есть разные мнения по этому поводу, немногие готовы передавать средства Украине, есть идея создать фонд, проценты из которого пойдут на восстановление, но деньги не давать напрямую. Собственно, где брать деньги?

– Деньги будут нам давать партнеры. Но, конечно, под прозрачные механизмы с четким пониманием, как и на что они будут тратиться. Это могут быть разные средства – и кредитные, и средства в виде безвозвратной финансовой помощи, это могут быть любые финансовые институты и международные доноры. Но главное – то, как эти средства будут тратиться.

На сегодняшний день в Украине более 30 общественных организаций создали коалицию, она называется RISE, которая активно приобщается ко всем процессам, которые связаны именно с восстановлением. Также Министерство инфраструктуры запускает пилотный проект, касающийся создания модуля управления проектами, связанными с восстановлением. Конечно, это цифровой модуль, он опирается и на недавно созданный реестр поврежденного и разрушенного имущества, и на нашу единственную государственную электронную систему в сфере строительства, о которой мы уже сегодня говорили.

Когда общественность вовлечена в процессы восстановления с самого начала, кстати, часть этих общественных организаций финансируется за счет международных доноров; когда у правительства есть абсолютно открытая позиция по конструктивным предложениям, то я уверена, что такими совместными действиями выстроится доверие западных партнеров к процессам восстановления Украины.

– А что у нас вообще со строительным рынком во время войны? Начнется проект восстановления, а будет кому строить? Некоторые компании потеряли часть своих мощностей, кто-то обанкротится, закроется?

– Уже многое потеряли. Мне вообще иногда кажется, что эта истерика некоторых недооппонентов относительно законопроекта №5655, что там застройщики плохие все застроят – как раз является частью диверсии для того, чтобы в Украине некому было отстраивать.

Действительно, многие работники строительных компаний сейчас мобилизованы и защищают Украину на фронте. Есть проблема в трудовом ресурсе, то есть в обычных людях, которые своими руками льют монолит или кладут кирпич.

Имеется огромная проблема со строительными материалами. Мы знаем, например, что в Украине нет ни одного завода, который изготавливал бы стекло, которое используется для стеклопакетов. Мы с вами понимаем, сколько такого стекла нам потребуется, а у нас в Украине такого завода нет. Нужно ли властям найти определенные механизмы и помогать иностранному или отечественному бизнесу открывать такой завод? Конечно, нужно.

Многие украинские заводы, которые производили строительные материалы, остались на временно оккупированных территориях. В каком они состоянии, разрушены ли они, или вообще их можно восстановить – сейчас сказать точно никто не сможет.

А у застройщиков, работающих на рынке жилья, есть сегодня челлендж сверхуровня – довести до конца строительство там, где они уже взяли средства у людей. Если посмотреть на аналитику, то не очень отрадная картина. Даже не все строительные площадки начали работать не только в Киеве, но и в западных областях Украины.

Но есть и хорошая новость. Игроки строительного рынка готовы на 100% разворачиваться, включаться в восстановление, работать по новым правилам, то есть работать по закону, не нарушая законодательство. Застройщики готовы нести дополнительные расходы, если более жесткие правила этого потребуют. Но при условии, что эти правила едины для всех и прозрачны, если эти правила честны, без коррупции и преференций тем, кто даст взятки местным властям.

Оставшиеся в Украине застройщики, которые продолжают работать – это патриоты, они платят налоги, создают рабочие места. Им очень тяжело, но они особо не жалуются, потому что в таких условиях работает весь украинский бизнес. И лично мне очень неприятно, когда говорят, что застройщики – это зло. Застройщики как и архитекторы – есть добросовестные, есть недобросовестные, потому что у каждого дома-монстра также есть свой архитектор, не только застройщик.

– Вы упомянули о реестре заявлений о поврежденном жилье. Как сейчас это работает? Человек может просто подать заявление и ждать?

– Показываю. Берем телефон, находим «Дию», открываем раздел «Услуги», выбираем «Поврежденное имущество». У меня сразу высвечиваются объекты недвижимости, которые у меня уже есть в реестрах, и я могу выбирать нужный мне объект.

Если эти объекты не в реестре, «Дия» просит внести данные самостоятельно, и ты по каждому объекту выполняешь пошаговую инструкцию через «Дию». Если видишь, что нет твоего объекта, ты можешь пойти к нотариусу или государственному регистратору, предоставить документы, чтобы максимально подготовиться к той компенсации, которая будет предоставляться государством.

Вы скажете, что не у всех есть «Дия», тогда можно пойти в ЦНАП и там уже заполнят и помогут внести эту информацию. Уже более 300 тысяч заявок, более 21 млн квадратных метров поврежденного или разрушенного жилья.

– Зарегистрированы заявления?

– Мы это называем не заявление, а информационные сообщения. Заявлением это станет, когда будет принят законопроект №7198, когда комиссии при органах местного самоуправления проведут верификацию. Потому что это человеческий фактор, мы видим некоторые ошибки… Например, Черновицкая область ни разу не была обстреляна, а люди вносили информацию о разрушенном имуществе.

Поэтому будет работать комиссия, которая будет проводить соответствующую верификацию, и эта комиссия будет организовывать техническое обследование того или иного дома, и в результате этого обследования будет приниматься решение – можно ли отремонтировать этот поврежденный объект, или это разрушенный объект, и человек нуждается в компенсации. Заявления комиссия будет рассматривать в течение 30 дней и не больше, и если жилье разрушено, то будет также через «Дию» формироваться жилищный сертификат – это целевые средства, которые можно использовать исключительно на квадратные метры. Нельзя его поменять на деньги, нельзя что-нибудь другое купить – только обменять на квадратные метры.

Но человеку, у которого разрушено жилье, мы предоставляем право выбора населенного пункта, типа жилья, будь то первичный или вторичный рынок, то есть максимально решение будет принимать человек. Мы как государство не имеем никакого права, даже морального, навязывать застройщика или продавца недвижимости или давать какие-то советы, в каком городе и месте покупать жилье вместо разрушенного.

Нас даже упрекают, что мы долго этот законопроект ко второму чтению готовим, никак не примем, а только много говорим. На самом деле, мы долго искали источники, за счет которых можно выплачивать такие компенсации.

– Нашли?

– У нас есть первый источник – 13,9 млрд гривен «Сбербанка России», которые уже есть физически. И мы даже приняли изменения в государственный бюджет 2022 года, где эти деньги можно использовать именно на такие компенсации.

– А люди, которые подали заявку, но сами как-то нашли средства и отремонтировали, восстановили свое жилье, они смогут рассчитывать на компенсации?

– Только от репараций. Конечно, люди, которые сами ремонтировали жилье, должны были зафиксировать повреждения, обратиться в Национальную полицию, открыть уголовное производство по таким повреждениям, чтобы получить право на компенсации.

– А когда вы ожидаете принятия законопроекта?

– На следующей пленарной неделе.

– Есть еще блок политических вопросов, в частности, по выборам. В парламенте ходит очень много слухов. С учетом всех факторов, насколько реально в следующем году можно провести выборы? И какое время после нашей победы должно пройти, собственно, до выборов, какой переходный период?

– Мы с вами сидим в теплом офисе, а сейчас на Востоке очень сложные бои идут. И сказать, когда они закончатся, никто не может дать 100%-ный прогноз. Мы точно знаем, что победа будет, но сказать когда, в какой месяц, в какой день…

– Или в какой год?

– Нет, мы знаем, что в 2023 году. Мы принимали бюджет победы, поэтому 2023 год – это год победы, для нас это однозначно. Но прогнозировать сейчас выборы, понимая какая сложная ситуация на фронте, это немного кощунство.

Если говорить о политических действиях партии, то мы, например, 6 декабря в день ВСУ сделали вклад, 130 млн гривен партийного финансирования передали на производство «Стугна-П», украинское вооружение, которое с первых дней войны помогает очень жестко мочить русню.

Нужно ли думать о выборах? Нужно, но немного в другом ракурсе. Давайте я расскажу, как мы думаем о выборах.

У нас есть опыт проведения местных выборов по новому Избирательному кодексу, который мы приняли в 2019 году. У нас есть большой важный вопрос, связанный с гендерной квотой женщин. Есть статистика, которая говорит о том, что на местных выборах 63% отказов – это были отказы женщин, которые использовались просто в качестве технических кандидатов.

Мы после победы будем готовиться к новым выборам, поэтому возникает вопрос, нужно ли сейчас обсуждать эту проблематику с техническими кандидатами, вносить изменения в законодательство? На мой взгляд, нужно обсуждать, вносить изменения в законодательство, проходить все парламентские процедуры. Это нормально.

Сейчас также начинается дискуссия по использованию открытых списков. И неправильно будет, если кто-то будет говорить, что только открытые списки возможны, потому что это система, которая оправдывает себя как наиболее оптимальная, открытая, демократическая. Но есть и другая точка зрения, что можно будет нарушить баланс при проведении выборов после Победы.

Мы хорошо понимаем, что есть территории, где практически нет людей, и тогда представительство одного региона будет гораздо больше другого. Также есть вопрос нерешенный с внутренне перемещенными лицами, которые сейчас находятся за границей, как там проводить голосование, потому что понятно, что даже технически это будет сделать очень сложно.

Пора ли сейчас проводить такую дискуссию? На мой взгляд, да, можно обсуждать, можно садиться за круглый стол объединенной парламентской оборонной коалицией, и говорить: у нас есть такие проблемы, и их нужно совместно решить. Не заниматься политической агитацией и рекламой, а спокойно и профессионально обсуждать, каким образом после войны эффективно провести все избирательные процессы.

– Значит ли, что следующие выборы могут пройти сугубо по закрытым партийным спискам, без мажоритарки? И учитывая количество внутренне перемещенных лиц и украинцев за границей – опция онлайн голосования может рассматриваться?

– Сейчас у нас действует Избирательный кодекс 2019 года. Даже если бы сейчас был какой-то зарегистрированный законопроект об изменениях к нему, спрогнозировать, как бы ВР проголосовала, невозможно. Поэтому я повторюсь: сейчас лучшее время для дискуссий по поводу изменения (или не изменения) Избирательного кодекса.

– Вы лично как относитесь к таким идеям?

– Я бы все же хотела, чтобы было более профессиональное публичное обсуждение, не кулуарное, потому что вы сами общаетесь с депутатами и знаете, сколько ходит слухов. Публичная дискуссия может быть на разных площадках. Это может быть площадка нашего комитета, например. А кулуарная беготня с разными слухами точно не прибавляет внимания ни парламентариям, которые такими слухами только обесценивают себя и свою работу.

– А вообще, по вашему мнению, этот состав Рады нуждается в перезагрузке?

– Всегда можно улучшать, и состав этой Рады тоже.

– Может ли одним из элементов такого улучшения стать изгнание из этой Рады депутатов ОПЗЖ?

– На сегодняшний день есть такой запрос у общества, но есть и действующее законодательство, которое не позволяет это сделать. Поэтому законным способом нужно рассматривать такую возможность – но с учетом всех особенностей, и на местном уровне тоже. Потому что нельзя в одном месте оставлять депутатов пророссийских сил, а в другом месте от них избавляться.

– Как вы вообще можете оценить дисциплину в вашей фракции? Мы видим, что не на все голосования партия власти мобилизуется. Это локальные проблемы или более системные проблемы – в том числе вопросы скандалов, в которые попадают депутаты?

– Как вы думаете, сколько фракций в партии Слуга народа? 898 фракций у Слуги народа по стране, включая фракцию в парламенте. Конечно, на слуху большей частью монобольшинство, и все события, которые с ним связаны, но сейчас фокус работы и внимания должен перемещаться в регионы на местный уровень, потому что именно там принимается огромное количество решений, связанных с хозяйственными вопросами.

К примеру, наши фракции сейчас во всех местных советах, в Киеве также, выступили инициаторами выделения средств на компенсацию приобретения генераторов для ОСМД из местных бюджетов. Это нормально, когда фракции на местном уровне занимаются решением проблем граждан, учитывая обстрелы и энергетические проблемы.

А фракция в ВР – я не скажу, что мы где-то провалили принятие хотя бы одного важного закона, связанного с бюджетом, обороной или какими-либо социальными вопросами или евроинтеграцией. Есть ли вопросы к дисциплине? Есть, будет ложь, если я скажу, что все ходят на заседание и никто ничего не пропускает. Кто-то болеет, кто-то остался в округе, многие нардепы сейчас помогают деоккупированным Харьковщине и Херсонщине и могут уехать раньше или приехать позже. Они не должны убегать от ответственности выполнять прямую обязанность и посещать заседания. Проблема есть, с ней нужно работать, и на уровне каждой фракции есть руководство, работающее над вопросами дисциплины тоже.

– Партийные деньги вы передали на «Стугны». За счет чего тогда будет жить партия и означает ли это, что во время войны партийное строительство как таковое поставлено на паузу?

– Мы передали не все деньги, а значительную часть средств. У нас значительно уменьшены затраты на выплату зарплат, мы не тратим средства на рекламу, на исследования, на социологию, нам пошли навстречу в моментах, связанных с арендными платежами. Мы оптимизировали часть офисов, часть закрыта, часть на временно оккупированной территории. Мы максимально ужали свои расходы.

Но у нас действует партийная сеть, есть люди. Мы продолжаем развивать наши крылья: женское и молодежное. Фокусируемся на местных лидерах, запустили проект «Герои среди нас», пытаемся рассказывать об обычных партийцах, которые в регионах иногда делают невероятные вещи. О народных депутатах знают все, а о местных немногие знают, хотим исправить ситуацию.

– А есть люди, которые стали коллаборантами среди ваших?

– К сожалению, есть такие случаи. Харьковская область, Запорожская область. Их немного, до десяти. Мы в очень тесном сотрудничестве с СБУ смотрим, где кто находится, что делает или наоборот не делает и как только мы понимаем, что человек подпадает под государственную измену, мы мгновенно принимаем решение о применении императивного мандата.

Можем рассказывать, как эта процедура проводится во время войны, как работают ТИК, ЦИК. Мне кажется, мы единственная политсила, мгновенно реагирующая на такие вещи. Мы для себя приняли решение, что государственная измена или подозрение в коррупции – это те вещи, на которые мы реагируем очень быстро.

– Когда-то в СН перед местными выборами были кураторы регионов. Это есть сейчас?

– Нет, у нас нет кураторов, и я вообще не понимаю системы кураторства. Есть глава областной организации, он несет всю ответственность. Этот глава входит в Национальный совет общин, это высший руководящий орган партии. Должны быть не кураторы, должны быть ответственные за деятельность или бездействие.

– Насколько практика слияния министерств пойдет дальше? Потому что ходят по кулуарам разнообразные проекты.

– Мы прошли первый очень логичный шаг по объединению министерства развития общин и территорий и министерства инфраструктуры, потому что в воюющем государстве, в котором вопрос восстановления будет одним из приоритетных после победы, не может быть несколько центров принятия решений.

Мининфраструктуры занимается вопросами, связанными с инфраструктурными объектами, Минрегион формирует жилищную политику и занимается социальными объектами. И транспортная инфраструктура существует в сочетании с другой инфраструктурой. Поэтому когда центр принятия решений в одном министерстве, то меньше времени на обсуждение решений, на согласование, на какую-то бюрократическую волокиту.

Были опасения у определенных наших коллег, что будет сворачиваться реформа децентрализации, но это больше какое-то нагнетание, не реальное положение вещей, потому что вопрос децентрализации, продолжение этой реформы остается актуальным, как и продолжение реформы градостроительства также актуально.

Относительно других министерств могут происходить объединительные вещи. Если даже смотреть на бюджет 2023 года, у нас расходы на чиновников сокращены более чем на 11 миллиардов и вполне логично оптимизировать структуру госаппарата.

Но о конкретных вещах журналистам нужно говорить именно тогда, когда такие решения уже приняты, решение об объединении министерств и оптимальной структуре принимается правительством, а не профильным комитетом. Одно совещание по объединению министерств повлекло за собой взрыв в СМИ, но ничего пока не оправдалось из тех прогнозов. Но нормально и логично, что ищется более эффективная и результативная система управления.

– Вопросов об увольнении и назначении в Кабмине сейчас на повестке дня нет?

– Насчет Кабмина нет. У нас было провальное голосование за увольнение председателя Счетной палаты Пацкана – это как раз было больше связано с дисциплиной, не с политикой.

 

(Оновлено 14:00)

Радіо Свобода

Чи війна Росії проти України є геноцидною, тобто спрямованою на навмисне знищення українців? Чи продовжує Путін цілеспрямовано те, що колись робив Сталін щодо України? Це обговорювали аналітики Інституту Харрімана – центру досліджень Росії та Євразії, що входить до структури Колумбійського університету, повідомляє «Голос Америки»

Експерти і дослідники геноцидів, які вивчали воєнні злочини російської армії в Україні, спільно Центром Валленберга з прав людини та Інститутом Нью-Лайнз оприлюднили «Незалежний юридичний аналіз порушень Російською Федерацією Конвенції про геноцид в Україні та завдань щодо їх запобігання».

Висновок очевидний, кажуть аналітики, Путін хоче знищити українців. Докази геноцидних намірів Кремля і геноцидних практик Росії проти українців обговорювали в Інституті Харрімана у Нью-Йорку

Від Голодомору до Холодомору: дослідники геноцидів доводять, що Путін як і Сталін, хоче знищити українців

 

 

(Оновлено 13:00)

Deutsche Welle

Политическая обсерватория попыталась установить связь с далекой от реальности планетой. Бастрыкин выигрывает премию «юрист года». Круиз по Донбассу от трэвел-блогеров Собянина, Шойгу и Рогозина. Тренинг по подавлению протестов в Иране. Локдаун в Китае. Песня об объединяющем трибунале для российских пропагандистов и военных. Смотрите в 243-м выпуске «Заповедника»!

 

 

(Оновлено 12:00)

Анатолий Несмиян

В Балашихе горит ТЦ «Стройпарк» — здание полностью охвачено дымом

Сообщается, что возгорание произошло на складе стройматериалов. На месте работают экстренные службы, однако что стало причиной пожара, пока не сообщается.

Москву, похоже, решили спалить, не дожидаясь, пока ее снова кто-нибудь возьмет. Превентивно, так сказать.

***

Площадь пожара в торговом центре в Балашихе выросла до 10 тысяч квадратных метров. Причиной, как сообщается, стало короткое замыкание из-за дождя.

Проблема пожаров в торговых центрах, конечно, в каждом случае индивидуальна. Но есть и общий фактор: тяжелейший кризис. Вначале коронавирусный террор, который резко ухудшил положение дел, затем без перерыва — развязанная спецоперация, которая привела к санкциям и уходу иностранных брендов и сетевых «якорных» магазинов из всех торговых центров. Сейчас все они держатся на грани рентабельности или несут убытки. Соответственно, экономят на всем, в том числе и на текущей деятельности и эксплуатации.

Неудивительно, что в самых обычных условиях внезапно вспыхивают пожары, вызванные тривиальными событиями — дождем, например.

Правда, нельзя исключать и злонамеренные действия, но и они тоже могут быть связаны с общей тяжелой ситуацией — какие-нибудь конкуренты могут таким образом расчищать площадку. Все центры почему-то начинают гореть ранним утром, как по расписанию. Что наводит на мысль о спланированной минимизации ущерба — попытка обойтись без жертв среди мирного населения.

Девяностые никуда не уходили, они всегда были вместе с нами. Просто бандиты одели пиджаки вместо кожаных курток с «Абибасами».

 

(Оновлено 11:00)

Обозреватель

Сергей Климовский

Москве нужно готовиться к взрывам и к отключению света

В РФ вскоре будут происходить мощные взрывы и пожары, но не стоит спешить относить всех их на счёт украинских беспилотников, даже если об этом будут официальные заявления Кремля. Причиной большей части из них будет сам Кремль и борьба двух группировок в нём. Притом, что некоторые официальные и полуофициальные лица в Киеве будут намекать – это работа ЗСУ. Не следует также записывать в их число обычные техногенные происшествия, разборки хозяйствующих субъектов, пожары как способ скрыть хищения и тому подобное.

Узнать их можно будет по масштабам и информационному шлейфу об иностранном следе, не обязательно украинском. Примером могут служить взрывы обоих «Северных потоков», в которых в РФ обвиняли спецслужбы Украины, Польши, США, Норвегии, Великобритании и ещё кого-то, но только не свои собственные. Была даже версия, что это сделал «Газпром».

Целью таких спецопераций со взрывами будет срыв тех переговоров, которые Кремль по разным каналам ведёт сейчас с США, Украиной, Турцией, ООН и странами ЕС. Как далеко продвинулись эти переговоры по некоторым из направлений показывает появление в официальных СМИ Беларуси сообщения о том, что режим лукашенко обратился к генсеку ООН с заявлением о своей готовности пропустить украинское зерно в порты Литвы для его последующей транспортировки в Африку. За это он просит генсека ООН уговорить страны ЕС снять санкции с белорусских удобрений. Лукашенко знает об идущих переговорах, в том числе и в Абу-Даби между РФ и Украиной, и хочет вскочить на подножку проходящего мимо него поезда.

Причиной спецопераций со взрывами является борьба в Кремле между теми, кто хочет «откатить» ситуацию к состоянию до 24 февраля, насколько это возможно, и ввести войну в «замороженное» состояние, и сторонниками стратегии «Большого броска на запад». В рамках этой стратегии предполагается масштабное наступление на фронте, новое вторжение войск РФ из Беларуси в Украину, вторжение в одну или во все страны Балтии, демонстративное применение тактического ядерного оружия и официальное включение Беларуси в состав РФ. Сторонники этой стратегии полагают, что смогут её успешно реализовать и лишь после этого следует садиться за стол переговоров с ЕС и США и диктовать им свои условия, указывая на «реалии на земле», как теперь любят выражаться в Кремле.

Но у сторонников «Большого броска на запад» есть большая проблема – на данный момент они не являются доминирующей группой в Кремле. Это, если опустить технические и другие сложности, связанные с реализацией такой стратегии. Поэтому сейчас задача № 1 для них – стать такой.

Решение её предполагает не столько дворцовый переворот, почему Дугин и камлает о «царях дождя», а Гиркин заговорил, что хочет в политику, как создание такой атмосферы в РФ, когда большинство её населения будет искренне, а не из-под палки кричать, что оно хочет настоящей войны с НАТО и готово в ней лично участвовать, а не сбегать от неё в Грузию или в Монголию. «Большой бросок на запад» должен стать личным делом каждого россиянина и в такой атмосфере никто в Кремле не сможет открыто против него возражать.

Создать такую атмосферу можно, устраивая взрывы в РФ не на военных объектах, как это сделали со списанными вертолётами в Псковской области, такое россиян уже не впечатляет, а на гражданских объектах. Причём не где-то в Белгородской или Брянской области, этим тоже никого не впечатлишь в условиях войны, а в Москве и в Свято-Петрограде. «След» от таких взрывов тоже должен быть уже не украинский, а что ни наесть самый настоящий натовский. Очень заманчиво сделать такой взрыв или кибератаку, которая оставит пол-Москвы на сутки без света. Кибератака явно предпочтительней, но надо слишком со многими договариваться, что разрушает всю конспирацию. Поэтому удобнее большой взрыв и умело подготовленные факты причастности к нему Запада, разведсообщество которого сразу станет всё опровергать, разоблачать халтуру и слать ноты протеста.

Сложности с выбором такого объекта для спецоперации, с технической организацией её и созданием натовского следа – это те объективные трудности, которые пока никак не удаётся преодолеть наследникам «чекистов». Но, как говорил Ленин, нет таких трудностей, которые не могли бы преодолеть большевики. По всей видимости, они их таки преодолеют, и сорвут для начала все идущие переговоры. Однако, одного взрыва мало, и для создания нужной им атмосферы потребуется серия взрывов, как для объявления «красного террора» потребовалось несколько покушений на лидеров большевиков, а не только на одного Ленина. Помешать им нельзя, поэтому ждём большого взрыва в Москве или чего-то такого. Время для него пришло.

Один израильский военный журналист на днях в шутку посоветовал «чекистам» взорвать мавзолей с Лениным. Возможно, с него и следует начать, так сказать, для пробы пера. Как бы не сложилась дальше история спецоперации, но есть удобный случай навсегда избавиться от одного «проклятого» русского вопроса – вынести и закопать тело Ленина или пусть лежит и дальше.

 

(Оновлено 10:00)

Петро Олещук

Є одна серйозна проблема, яка обов’язково «вилізе» згодом. У контексті «хороших рускіх» і «війни путіна».

На заході люблять називати агресію проти України «війною путіна». Мовялв, це сам вождь держави-агресора несе за неї відповідальність. Зрозуміло, що більішсть українців таку концепцію відкидає. Але окрім колективної відповідальності росіян, про яку треба говорити, залишається ще одна проблема, про яку майже ніхто не говорить. Мова про імперську ідеологію росії, яка, власне, і стала головною причиною війни.

Я дивився багато західних аналітиків та росіян, які говорять про «війну путіна». У їх інтерпретації виходить так, що путін «раптово втратив розум», і вирішив воювати. Але усі ми розуміємо, що і путін, і війна, і звірства російських військ, і мобілізація… Все це має одну причину: імперська ідеологія, яка глибоко сидить у російському суспільстві.

Саме тому у свідомості того ж путіна «велич» — це суто завоювання нових територій, підкорення та розширення. Саме тому основна маса росіян сприймає позитивно це «розширення» і необхідність за нього воювати.

Цією імперськістю у росії проникнене усе: мистецтво, література, кіно. Усе кричить: завоювання — сенс життя! Розширення росії — набільше благо! Вони так з дитинства вивчають, що росія має право все захоплювати, що більішсть сусідніх до росії народи — «неповноцінні», мають бути підкорені, що України «не існує» і т.д.

Саме тому ідея вторгненя у сусідню суверенну державу не видається більшості росіян витвором хворобливої уяви, саме тому мобілізація заради цієї мети викликає не загальне відторгнення, а поодиноку втечу. Саме тому геноцид українців сприймається як норма.

Той, хто зараз очолює росію, у свій час помре, помруть і злочинці, які допомагали йому в організації агресії. Такою є смертна природа людини. А от імперська ідеологія сама не помре, а буде знаходити нових апологетів, і колись знову спровокує війну, смерті та геноцид. От про що треба казати.

Ну не вигадав путін нічого нового. Він просто актуалізував імперську ідеологію, яку можна називати по-різному. Наприклад, рашизм, як неоднразово казав у своїх виступах український президент Зеленський (і що уже згадується у тій же Вікіпедії), русизм, як її називав Дж. Дудаєв, але головне те, що вона існує, і що вона — реальна.

І найстрашніше, що вона навіть не потребує серйозної системи викладу, класиків або «катехизису». Це дуже проста, а тому дуже дієва ідеологія, яка виходить з того, що росія має все захоплювати, розширення росії — головний сенс її існування і життя її людей, це розширення вартує геноциду інших народів і вбивства представників власного.

Якщо про це не говорити, ця ідеологія нікуди не зникне і після завршенння війни, коли, на деякий час, знову на поверхню російської політики можуть «виплити» ліберали, які, у масі, теж не позбавлені впливу імперської ідеології.

Це не «війна путіна», це війна заражених імперством росіян, до числа яких належить і сам путін. Не він був першим, не він, мабуть, і останнім російським імперцем.

 

(Оновлено 9:00)

Лінія оборони

Ukarmeluk

О количестве

Война любит победу и не любит продолжительности.

Сунь-Цзы “Искусство войны”

Как гласит устное армейское творчество, во время второй мировой стоимость одного выстрела 122 мм гаубицы М-30 была равна цене пары офицерских хромовых сапог или что-то вроде 40 рублей. А поэтому каждым выстрелом по меньшей мере пара сапог вылетала через ствол. Как легко догадаться с тех пор хромовые сапоги вышли из моды, больше ценятся “лабутены” да и цены на боеприпасы значительно изменились.

По мере того, как на горизонте просматривается первая годовщина войны, даже самым отъявленным любителям перестать стрелять наконец-то дошло, и к сожалению не через голову, что надо продолжать стрелять и чем больше, тем лучше. А как стрелять, если значительные запасы амуниции были уничтожены взрывами на оружейных складах в Украине (Ичня, Калиновка, Балаклия, Сватово, Кривой Рог) в 2014-2018 годах и никаких мер по их восстановлению принято не было. Не думаю, что кто-то сомневается, что эти взрывы и были увертюрой большой войны.

Но наконец СМИ сообщили о начале производства артиллерийских снарядов в Украине. И тем не менее, как легко предположить, существенным источником пополнения боеприпасов останутся, поставки западных союзников.

За неполный год только США поставили около миллиона артиллерийских снарядов. В результате запасы на армейских складах, и не только в США, существенно уменьшились. В крайне нежелательном, но теоретически возможном, сценарии разрастания масштабов войны и вовлечение в нее других государств, дефицит боеприпасов может оказаться проблемой.

И не только для США, Украины или НАТО. Все вышесказанное также касается противника, который в силу сокращения хоть и гигантских, но тем не менее не бесконечных запасов, не в состоянии обеспечивать интенсивность стрельбы на том же уровне, что летом. Вероятно этим вызваны существенные ограничения расхода боеприпасов артой агрессора. В СМИ обсуждается цифра 22-24 выстрела на ствол в день.

К счастью, залесье мало на кого из немногочисленных союзников может положиться, разве что на Иран и СевКорею. Об Иране писалось достаточно. Что же касается остающихся в тени попыток разжиться на бедность у толстого кима, то их результат был судя по всему явно недостаточным для того, чтобы существенно повлиять на ситуацию дефицита боезапаса. А потому боеприпасы вывозятся из той самой Белоруси, которую одновременно подталкивают к нападению на Украину.

И если кто-то не заметит в подобных деяниях даже тени логики, то удивляться не стоит поскольку искать логику в том, что исходит из кремля, труд напрасный. Ведь не будем же мы искать логику в “вое на болотах”. Вот опять, “хотели как лучше, а вышло как всегда” – в залесском проекте бюджете расходов на агрессию заложено 143 млрд $ или 30% бюджета, который рассчитывали исходя из доходов прошлого года. Но то было в жирном прошлом, когда и газ и нефть и золото приносили существенную прибыль. А сейчас и санкции и цены не те. Так что в 2023 году такой прибыли не будет.…. Как же так?

И если западные аналитики смотрят на свои калькуляторы и недоуменно качают головой, то в помощь им старый совковый анекдот о повышении цен на водку и наивных детских надеждах на то, что папа будет меньше пить….. Впрочем, это проблема залесских, им с ней и бороться.

Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Поэтому тот, кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны. Сунь-Цзы “Искусство войны”

Враг жесток и коварен, но он просчитался. А теперь пытается лихорадочно, как это было во второй мировой, нарастить производство боеприпасов. Именно в этом контексте вероятно следует рассматривать подозрительно частые рейсы “Антеев” из Китая в залесье, которые по всей вероятности доставляют запчасти, микросхемы и оборудование (станки), необходимое для увеличения производства военной продукции.

Мы же вернемся к тому, что, как оказалось, ВСУ слишком быстро, с точки зрения лиц следящих в Пентагоне за состоянием боезапаса, превращает в металлолом и ползающие и летающие “самобеглые коляски” из залесья. В результате имеем то, что имеем – постепенное и невозвратное использование  и соотвественно истощение запасов всей линейки “популярных” на этой войне видов оружия на армейских складах.

Оказалось, что никто не планировал боезапас в расчете на интенсивные артиллерийские дуэли, массированное применение бронетехники и ПВО с широким использованием ПЗРК. Расчет был на доминирование авиации НАТО, которое исключило бы такую форму войны. Но не сложилось, будем надеяться сложится позже.

А пока простая арифметика. Например, американские фирмы Raytheon и Lockheed Martin собирают около 400 “святых” Javelin’ов в месяц. За 10 месяцев войны израсходована продукция Javelin’ов за 5 лет, а Stinger’ов, ну надо же, за целых 13 годков.

Возникает сакраментальный вопрос, а что же делать то? Ведь рано или поздно без восполнения вооружения и боезапаса,  того что стандартов НАТО, станет не хватать, также как не хватает совкового. К данному моменту около 20 стран из числа союзников отметили сокращение собственных запасов вооружения до уровня ниже которого они не смогут себе позволить истощать арсеналы далее. Некоторые даже во исполнение обязательств взятых в рамках Рамштейна начали попросту передавать Украине часть средств из собственного военного бюджета.

И это в то время как вследствие этой войны доступность оружия, и не только совкового, на мировом рынке значительно снизилась. Министр обороны Польши по его собственным словам объехал пол-мира с чемоданами набитыми валютой, но оказалось, что купить что либо большая проблема. Эта война показала, что если власть в руках идиота желающего повоевать, то здравый смысл в убеждениях неприменим по определению. Доброе слово имеет свои ограничения, а потому условный Кольт лучше смазать и держать наготове.

Казалось бы ответ на этот вызов довольно прост – запустить производство боеприпасов и тех видов вооружения, которые нужны для победы. В конце-концов должен ведь экономический потенциал коллективного Запада проявиться наконец…. Тем более что, когда именно закончится эта война, не ведомо никому. Ну, очень хотелось бы верить прогнозам, что активная фаза может закончится с выходом ВСУ к границам, нет не 2014, а 1991 года. Как бы между этих двух дат островок в Керченском проливе не потерялся.

Прогнозы имеют скверное свойство не сбываться. Вот освобождение Херсона должно было стать той самой мифической соломинкой сломавшей хребет медведю. Но Херсон наш, а медведь подыхать не собирается. Более того, “мышебратья” явно наслаждаются тем, что их безумные царьки делают жизнь в Украине весьма не комфортной. Что ж, долг платежом красен.

Но есть и хорошие для нас и плохие для них новости. С принятием бюджета США на оборону на 2023 год проблема дефицита боеприпасов сдвинулась с мертвой точки. Планируется увеличение производства 155 мм снарядов с 14 тыс в месяц до 20 тыс к весне следующего года и до 40 тыс, т.е. втрое против нынешнего, в 2025 году. Разворачиваются производства боеприпасов в Германии, Словакии, Чехии, Болгарии, Польше и, вероятно, в других странах – членах НАТО и не только. Вот назло киму Южная Корея поставит 100 тыс 155 мм снарядов США.

Вероятно это чистое совпадение, но в новом пакете военной помощи США Украине запланировано передать 80 тыс таких снарядов, что как любой второклассник может посчитать, в данный момент соответствует примерно полугодовой продукции этих снарядов в США. C учетом того, что в каждой партии имеется некоторое количество снарядов разных модификаций, приблизительная цена одного снаряда составляет 2000$, а ежедневный расход снарядов разных калибров ВСУ был оценен в 4-7 тыс.

Энтузиасты вычислений и статистики вольны продолжить эту линию рассуждений о том сколько каждый день “лабутенов” вылетает в трубу, можем ли мы себе это позволить исходя из размера военного бюджета Украины, валового национального продукта и т.д. и что бы мы делали без такой помощи. И, да, союзники платят деньгами, а Украина кровью.

Здесь мы ограничились только рассуждениями о 155 мм снарядах, в ведь еще есть Хаймарсы и бронетехника и ПВО и катера и беспилотники и “кое-что еще и кое-что иное, о чем не говорят, на что смотреть нельзя”.

Слава ВСУ и волонтерам, и низкий поклон всем, кто помогает отбиваться от “братских” удушающих объятий взбесившейся бензоколонки!

 

(Оновлено 8:00)

«Обозреватель»

Юрий Кирпичев

Последний круг России

Не по кругу ли бешено мчится пресловутая Русь-тройка, не зная покоя и не давая его никому? Хуже, по нисходящей спирали. Суть России сотни лет не меняется, вот история и повторяется. И подходит к финалу.

К примеру, идущая сейчас война во многом сходна с Крымской, каковая обнажила гнилость самодержавия. Но есть и более близкие параллели. Помните, как в докладах Генерального секретаря ЦК КПСС удивляли нехарактерные для советских руководителей слова «перестройка», «демократизация», «расширение прав», ссылки на журнал Economist, на газету Sankei, на американские The Des Moines Register, The New York Times и французскую L’Aurore?

Однако – пример русской петли времени – речь не о Горбачеве. В январе-феврале 1959 года на XXI съезде партии в таком стиле выступал Хрущев. Тогда был принят 7-летний план, и сделан вывод о том, что социализм в СССР одержал полную и окончательную победу, что советская страна вступает в период развёрнутого строительства коммунистического общества. Его рассчитывали построить к 1980-му…

По сравнению с 1913-м годом

Этот год служил точкой отсчета советских достижений, последний мирный год перед началом Первой мировой, перед октябрьским переворотом и прочими катаклизмами. Помню сборник «СССР — США (цифры и факты)», 1961 г., с множеством таблиц (они начинались именно 1913-м) и забавными рисунками. Он доказывал преимущества социализма в соревновании с Америкой и предсказывал скорое выдвижение СССР в мировые экономические лидеры. При этом шли на всякие уловки. К примеру, выпуск тракторов давали в пересчете на 15-сильные, мол, это была стандартная мощность пропашного трактора в 1913 году. На самом деле, конечно, таким простым образом улучшали советские показатели. Ибо они отнюдь не поражали воображения.

Я впоследствии с помощью книги Ангуса Мэддисона «Контуры мировой экономики в 1-2030 гг. Очерки по макроэкономической истории» свел данные по росту ВВП для ведущих стран мира в таблицу, из которой явствует, что в период с 1913 по 1988 годы СССР сильно уступал Японии, Канаде и США, отставал от Италии и лишь незначительно опережал Германию и Францию.

Но в 1959-м все надеялись на светлое будущее. «Теперь наша страна превосходит США и в темпах и в абсолютном ежегодном приросте продукции. Мы и шагаем вчетверо быстрее и прибавляем каждый год продукции больше, стало быть, догонять американцев теперь гораздо легче», — говорил на съезде Хрущев. И громоздил громадье планов. За 7 лет СССР должен был произвести столько же, сколько за предшествующие 40 лет, и сделать решающий шаг в создании материально-технической базы коммунизма и обеспечении победы СССР в мирном экономическом соревновании с капиталистическими странами. Новый амбициозный план должен был позволить Советскому Союзу «догнать и перегнать» Соединенные Штаты и к 1965 г. выйти на первое место в мире как по абсолютному объёму производства, так и на душу населения.

Что сказать по этому поводу? Волюнтаризм, как и было впоследствии сказано. Да и видавшее всякие виды население к радужным планам относилось с долей иронии и не без юмора, хотя в целом мы испытывали оптимизм – как же, оттепель, спутник, Гагарин, расцвет книгоиздания и строительства, в том числе индивидуального! Но вскоре грянул Карибский кризис, пошли зимние пыльные бури, вызвавшие неурожай, очереди за дрянным хлебом и уже в 1963-м оптимизм пошел на убыль – вместе с популярностью Хрущева. Н-дас.

Можно подвести итоги той очередной социальной попытки. Коммунизм не построили, от США отстали еще больше, и если чем и запомнился 1980-й, то войной в Афганистане, ущербной Олимпиадой, смертью Высоцкого и неясным ощущением если и не близкого краха империи зла (Рейган метко припечатал!), то нисхождения, спуска, непрочности конструкции, исчерпанности проекта. Точно такое ощущение появилось сейчас в отношении России…

Тогда оно не обмануло – через каких-то 11 лет (миг для истории) СССР распался. Похоже, не обманет и сейчас. Путин в 2008 году, помнится, также обещал молочные реки и кисельные берега: к 2020 году средняя зарплата достигнет 2700 долларов, на семью из трех человек будет не менее 100 кв. метров жилплощади, средний класс составит более половины населения, а Россия сойдет с «нефтяной иглы» и утвердится в статусе ведущей мировой державы. Выбора нет, заявил он: «придется становиться великой инновационной социально ориентированной державой, не отказываясь и от конкурентных сырьевых преимуществ».

Разница лишь в том, что Хрущев верил в то, что говорил, и действительно мечтал о счастье людей, тогда как Путин отлично знал, что врет, а на людей ему плевать с кремлевской колокольни! Прошло десять лет, все это оказалось пустой болтовней, Россия переживает самый позорный момент в своей истории, путинщина стала апофеозом пошлости, подлости и всеобщей деградации, но судьба Хрущева Путина пока не постигла, да и вряд ли его отправят на пенсию. Не думаю, что он доживет и до Гааги с ее уютными камерами…

Но что касается параллелей и что символично в контексте нашего повествования, пик нового, уже постсоветского российского благосостояния пришелся на 2013 год, спустя ровно век после хрестоматийного 1913-го! Главное однако не в символике дат, а в том, что пик уже пройден.

2013-й. Россия без будущего, будущее без России

Почему 2013-й? Потому что в следующем году произошло нападение на Украину, против России ввели санкции, и этого хватило для слабой экономики – уже в 2021 году, то есть еще до нынешней большой войны, благосостояние россиян снизилось на 10%. Что должно было насторожить власти. Но куда там, до того ли властям! Путин снова напал, и последним благополучным годом для россиян стал предвоенный.

В этот раз санкции массированны, фундаментальны (взять хотя бы отказ Запада от российских энергоносителей) и нацелены на долгосрочную перспективу, вплоть до выплаты репараций, денуклеаризации и осуждения военных преступников. Поэтому население ждут десятилетия прозябания в бедной и отсталой стране, а я выбрал для подзаголовка максиму писателя Виктора Ерофеева. Она кратко и точно описывает будущее: его у России не просматривается, дела во всем, чего ни коснись, плохи, а будут еще хуже. Такие ситуации, когда все негативные тенденции фокусируются в одно время и в одном месте, когда куда ни кинь, везде клин, называют идеальным штормом.

Так, Россия и без того была в демографической яме, усугубленной ковидом, и в 2021 году естественная убыль населения превысила миллион. Сейчас же благодаря войне, гибели мужчин на фронте и массовому бегству за рубеж наиболее трудоспособных возрастов назревает настоящая катастрофа. Невесты, оставшись без женихов, также потянутся заграницу, дамы вообще подвижнее в этом плане, и стареющая страна останется без самой толковой молодежи.

Об экономике и говорить не стоит: санкции ударили и по импорту, и по экспорту, а для сырьевой страны, закупающей буквально все, от микросхем, станков, автомобилей, посевного материала до презервативов и кошачьего корма, это просто нокаутирующий удар. Даже на те деньги, что еще поступают, не купить и половины того, к чему привыкли.

Так, после нападения на Украину в России остановилось 18 из 20 автозаводов Renault, Toyota, BMW, Nissan, VAG (Volkswagen, Porsche, Audi, Skoda), Mercedes-Benz, Infiniti, Ford и др. Большинство компаний объясняли остановку работы проблемами с поставками комплектующих. В итоге в октябре продажи новых автомобилей упали в годовом выражении почти на 63%, и службы такси столкнулись с невозможностью обновления автопарка.

Удар санкций по этой отрасли ощутили и государственные структуры, причем самые важные, силовые, на которых только и держится страна! Так, МВД России в ноябре не смогло закупить 2,8 тысячи автомобилей для дорожной полиции на 4,5 млрд рублей. ГИБДД любила Skoda Octavia и Hyundai Solaris, а теперь нет даже Lada Vesta в нужном количестве и комплектациях. Китайские слишком дороги. Не покупать же Lada Granta или, прости господи, локализованную Vesta?!

И еще одна показательная проблема грядет: с выдачей паспортов. А как же в России без паспорта?! В ней и второе пришествие без документа не состоится! МВД не может закупить импортные матричные принтеры. Все основные компании (Epson, Lexmark) покинули страну, а своего производства в России нет, как и запаса печатающих головок. На год их хватит, а что потом? Ввозить по параллельному импорту без гарантий и техподдержки?

Это пример того, как санкции лишают Россию технологий, загоняют ее в разряд стран второго, если не третьего мира. Вкупе с ними работает международная изоляция, и можно уверенно сказать, что эта неразумная страна покончила экономическим самоубийством, что в долгосрочном плане у нее нет будущего. Политического, кстати, тоже. О каких сроках речь?

Обратимся к нашим параллелям: Хрущев – а СССР была держава не чета РФ, мощная, объединенная идеологией, окруженная союзниками! – мечтал построить коммунизм к 1980 году, но всего лишь через 11 лет после его наступления Советский Союз сыграл в ящик. Путин обещал обустроить Россию к 2020 году, но вряд ли она протянет в нынешнем виде хотя бы лет пять. Нет, нет, территория и население никуда не исчезнут, все не разбегутся и не отделятся, но жить на большей части этой территории будет неуютно и невесело. Так что можно согласиться с Игорем Яковенко: проект Россия завершается.

 

(Оновлено 7:00)

Главред

Дмитрий Снегирев, специально для Главреда

Поставки Украине немецких танков Leopard 2: почему медлит НАТО

В поставках оружия Запад применяет так называемый «карусельный» характер: на замену устаревшей советской технике странам-членам НАТО поступает новая. Старье же передают нам.

Германия продолжает переговоры с Вашингтоном и другими партнерами по поставкам танков Украине, но решение о передаче своих танков Leopard 2 пока не приняла.

7 декабря немецкое издание FAZ сообщило, что Соединенные Штаты дали понять правительству Германии, что поддерживают снабжения немецких основных боевых танков Leopard 2 в Украину, если Берлин решится это сделать.

О танке Леопард 2

Леопард 2 — основной боевой танк, созданный немецким предприятием Краус-Мафай. Leopard 2 стал преемником успешной разработки той же фирмы — основного боевого танка Leopard 1. Производство Leopard 2 началось в 1979 году. Бундесвер имел на вооружении в 1990 году 2125 танков Leopard 2, но к 2008 их количество было сокращено до 350 машин. Последняя модификация Leopard-2А7+ многими экспертами считается лучшим основным танком в мире. Он имеет мощную броню и оружие, а отличные приборы наблюдения позволяют обнаруживать врагов на очень больших расстояниях.

Отмечается, что только из запасов производителей Rheinmetall и Krauss-Maffei Wegmann Германия могла бы оказать 80 единиц в кратчайшие сроки. Еще 30 единиц будут использоваться в центре боевой подготовки Бундесвера для представления танков противника.

Проблемы с поставками украинской стороне современных образцов танковой техники связаны в первую очередь с организационными проблемами. В частности, из-за отсутствия консенсуса относительно согласия всех членов ЕС или НАТО на передачу бронетехники.

С поставкой танков ситуация не сдвигается с места, потому что на их поставку необходимо коллективное решение стран НАТО, а не позиция, скажем, в одной Германии.

«Наш принцип известен: мы не хотим и не будем поставлять единолично, а только в кооперации», — заявила представительница пресслужбы федерального правительства Гоффманн и напомнила, что ни одна из стран НАТО или партнеров до сих пор не предоставила боевых танков для ВСУ.

К тому же, не последнюю роль играет Венгрия. Соответственно, если какая-то страна выступает против коллективной реализации, возникают определенные проблемы.

В поставках оружия Запад применяет так называемый «карусельный» характер: на замену устаревшей советской технике странам-членам НАТО поступает новая. Старуху же передают нам.

В то же время отмечу, что совсем не лишним для украинских Сил обороны является получение этой советской бронетехники. Она в достаточном количестве все еще находится на хранении в странах бывшего соцлагеря. Эта техника в определенной степени раньше была ими модернизирована, хранилась в хороших условиях и, главное, знакома нашим воинам. Ее в определенном количестве уже получили украинская сторона и продолжает получать.

Напомню, Государственный департамент США разрешил продажу Польше 116 танков M1A1 Abrams.

Эти танки должны восполнить пробел вместо машин, которые Польша предложила Украине. Эти танки старше, чем 250 машин Abrams M1A2 SEP v3, которые ранее заказывала Польша.

Представитель Минобороны ФРГ Арно Коллац в свою очередь добавил, что «переговоры ведутся по всем позициям», но на этот время новостей относительно намерений Германии поставить танки нет.

 

(Оновлено 6:00)

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

  1. Спроба військово-політичного керівництва рф принудити керівництво нинішнього правлячого у Білорусі режиму до «більш активних» сумісних демонстраційно-військових дій у напрямку України, судячи зі всього, поки не дає якихось вагомих практичних результатів.

Режим Лукашенко продовжує тісну співпрацю із керівництвом країни-агресора (в першу чергу, щодо розгортання на території Білорусі різнородного російсько-білоруського сумісного угрупування військ (СУВ)), але категорично відмовляється напряму, власними збройними силами, приймати участь  у гіпотетичних наступальних діях агресора… або, принаймні, знаходить для цього вагомі аргументи перед Кремльом.

Зокрема, на даний момент у прикордоних з Україною районах розгорнуті наступні сили та засоби білоруського війська:

— 2 дшб зі складу 38-ї одшбр (район Ужово та Пінськ, Брестська обл.)

— зведений загін (до батальйону) зі складу 5-ї обр СпП (район с. Іванове, Брестська обл.)

— 2 пдб зі складу 103-ї опдбр (район с. Лельчиці та с. Брагін, Гомельска обл.).

Очевидно, що військове командування зс рб утримує у прикордонні з Україною на постійній основі виключно сили та засоби зі складу високомобільного компонента власного війська. Підсилення цього угрупування за рахунок підрозділів мотострілецьких та артилерійських частин і з’єднань відбувається лише періодично та на ротаційній основі… протягом достатньо обмежаного часу.

Однак, у цьому контексті все ж-таки, варто пам’ятати, що режим ЛукашенкО жодним чином не перешкоджає (а скоріше, сприяє) достатньо розгалуженій військовій активності своїх кремлівських партнерів на території Білорусі, яку він контролює…

Наприклад, триває інтенсивна бойова підготовка російської частини СУВ на білоруських учбово-тренувальних центрах і полігонах, а загальна її чисельність продовжує зростати (на сьогоднішній день вона вже сягнула позначки у 11700 в\сл).

Хто забув, нагадаю… за словами самого Лукашеко, загальна чисельність російського війська у складі СУВ цілком вірогідно, у кінцевому рахунку, сягне від 22-х до 25-и тисяч військовослужбовців. І може не зупинитися на цьому…

  1. Російське командування продовжує утримувати в Брянській та Курській областях рф зведені тактичні групи з метою відтягування певної частини Сил оборони України, й зокрема ЗСУ, від застосування на інших напрямках та ділянках фронту…

Для цього, в обох областях зосереджені та розгорнуті відповідні сили та засоби, зокрема:

тактичне УВ «Брянск»… (КП знаходиться в районі м. Стародуб)

— трьохбатальйонний 352-й мсп Територіальних військ (ТрВ) (продовжує процес формування та розгортання в районі с. Красный Стяг).

— 2 «зведених» батальйону 2-ї гв.мсд 1-ї гв. ТА (така собі дивізійна «збірна солянка», укомплектована переважно «чмобіками», зосереджена в р-ні м. Севск)

— окремо, 1 батальйон 15-го мсп 2-ї гв. мсд 1-ї гв. ТА (повнокомплектний, розгорнутий в р-ні с. Суземка)

— батальйон 423-го мсп 4-ї гв. тд 1-ї гв. ТА (доукомплектовується,  в р-ні с. Кистер)

— зведена БТГр 51-го пдп 106-ї пдд (повнокомплектна, розгорнута в р-ні м. Стародуб)

— зведена рота 254-го мсп 144-ї мсд 20-ї ЗВА (ймовірно — залишки від полкової БТГр, яку вивели з північної Луганщини на відновлення в р-н Случевска)

тактичне УВ «Курск»… КП розгорнутий в р-ні м. Рыльск

— 3-х батальйонний 1244-й полк ТрВ (продовжує формування та розгортання в р-ні с. Алексеевка)

— мсб 380-го мсп 62-ї мсд ТрВ (новосформований, розгорнутий в р-ні с. Коренево, скоріш за все продовжує доукомплектування штатним ОВТ)

— зведений дшб 76-ї дшд (розгорнутий в р-ні м. Рыльск)

— точно такий же зведений пдб 98-ї пдд (розгорнутий в р-ні с. Глушково)

— «порепані» залишки БТГр 488-го мсп 144-ї мсд (відновлюються у р-ні м. Суджа).

Як бачимо, основу обох УВ складають так звані територіальні війська (в кожному по розгорнутому, або такому, що розгортається, мсп), посилені низькою мотострілецьких та десантних підрозділів (це 7-8 «розрахункових» БТГр в кожному, в окремих випадках — неповного складу).

Очевидно, що цього замало, щоб наступати, але цілком достатньо, щоб оборонятися на окремих ділянках та напрямках. Питання полягає в іншому — чи вірить саме російське командування в те, що йому дійсно доведеться оборонятися в Брянській та Курській областях…?

Наскільки я розумію… не дуже…

Те саме цілком можливо сказати й про Белгородскую обл. рф…

УВ «Белгород»… КП розгорнутий в р-ні м. Белгород…

— зведений батальйон 3-ї мсд 20-ї ЗВА (скоріш за все, одна з БТГр дивізії, виведена на відновлення, зосереджена в р-ні с. Красная Яруга)

— ще одна БТГр зі складу 6-ї ЗВА (ймовірно зі складу 25-ї мсбр, закінчує процес доукомплектування)

— БТГр зі складу 18-ї мсд 11-го АК (скоріш за все, доукомплектована, тре розуміти, готується до переміщення на територію України в північну Луганщину, зосереджена в р-ні м. Валуйки)

— посилена рота 51-го пдп 106-ї пдд (окремий зведений підрозділ, розгорнутий для дій саме у Белгородской обл. в р-ні с. Грайворон)

— і основа УВ — ТрВ, а саме — 1007-й мсп 63-ї мсд ТрВ (розгортається у самому м. Белгород)

— а також, ще один 18-й мсб ТрВ (вже розгорнутий в р-ні с. Томаровка)…

На мій, виключно суб’єктивний погляд… усі ці розгортання та формування Територіальних військ рф у прикордонних з Україною областях, не мають будь-якого вагомого військового значення, а є банальним елементом реалізації нової стратегічної концепції кремлівського керівництво по перетворенню СВО у так звану «народну війну» (звісно, з наступним продовженням мобілізації….).

Прогнозую, що найближчим часом…. уся пропагандистька машина рф, усі її інформаційні структури та «к-Анали» цьому питанню нададуть дуже ВАГОМОГО значення. Усе це буде «висвітлюватися» у деталях, із захолоджуючими кров підробицями про зібрані по той бік кордону «орди кровожерливих бІндероФцеФ-ницістов»… і таке інше.

  1. На Старобільскому напрямку, противник продовжує намагатися шляхом чисельних контр-атак «купировать» загрозу своїй системі оборони по загальному рубежу Сватове — Кремінна…

Лише протягом останніх 2-х діб противник вчинив 5 спроб атакувати передові позиції ЗСУ, з метою «виправити» становище в районі дороги Сватове — Кремінна та південіше… зокрема:

— по напрямку Красноріченське — південніше Площанка, атакував підрозділ 237-го тп 3-ї мсд 20-ї ЗВА (до 4-х танків при підтримці двох піхотних груп по 8-10 чоловік, явно з метою відсунути ЗСУ від дороги Сватове — Кремінна) — безуспішно

— Діброва — Серебрянське лісництво, атакував підрозділ 104-го дшп 76-ї дшд (до посиленого взводу, очевидно з метою забезпечити лівий фланг ударної групи, яка націлилась на Торське — Зарічне та Ямпіль) — безуспішно

— 2 атаки з позицій у Червонопопівки та Житлівки відповідно, у загальному напрямку на відмітку 170.4 провели підрозділи зі складу 752-го мсп 3-ї мсд 20-ї ЗВА та 55-ї мсбр 41-ї ЗВА… (десь по посиленому взводу кожна, при підтримці артилерії та 3-4-х одиниць бронетехніки, і також з очевидною метою — зняти загрозу сполученню між Сватове та Кремінної)… обидві закінчились безрезультатно, ЗСУ продовжують займати з північно-західного напрямку дуже зручні позиції для «впливу» на Кремінну…

— ну і до взводу 252-го мсп противника зі складу 3-ї мсд при підтримці танку та 2-х ББМ спробував просунутись зі свого вихідного рубежу на східній околиці Площанки у напрямку відмітки 185.2 В кінцевому рахунку, зустрінуті щільним вогнем і втративши 1 БМП підбитою, противник вирішив не випробовувати далі долю та відійшов на вихідний рубіж…

Очевидно, що командування військ противника на напрямку Кремінна — Лиман, та Сватове — Куп’янськ, скажимо так, відчуває певний «діскомфорт» через те, що передові підрозділи ЗСУ по суті прорвались до його «ерогенних зон» (північно-західніше Кремінної та південніше Сватове) і не бажають звідти відходити… Тому, організувати толком із розстановкою свій власний наступ у бік Лиману та до рубежу р. Жеребець (чого від нього ймовірно жОрстко вимагає зверху-лежаче начальство) в нього ніфіга не виходить…

Звісно, воно пробує і навіть «вишукує» для цього певні резерви… але наступати на Лиман, не забезпечивши при цьому північний та південий фланги для цього, рівнозначно відрубанню собі руки по лікоть…

 

(Размещено 5:00)

Кох Альфред

Вот и подошел к концу двести девяносто первый день войны. Как говориться: “Im Osten nichts neues”… На фронте — ничего нового. Все по-прежнему: ожесточенные бои от Марьинки до Сватово. Без каких-то заметных успехов для любой из сторон.

Сегодня обычно осторожный в своих заявлениях украинский министр обороны Резников сообщил, что ВСУ перейдут в наступление сразу, как только ударят морозы и подмерзнет земля. Одно из двух: либо действительно скоро наступление, либо он посмотрел прогноз погоды и понял, что морозы не ударят вовсе.

Выдвинув эту гипотезу, я сам полез в интернет и посмотрел прогноз погоды. Итак, в районе Донецка — Луганска устойчивые минусовые температуры ожидаются только под католическое Рождество, то есть — через пару недель. Так что будем ждать подарков на Новый год…

Я уже писал, что я периодически прихожу в отчаяние от очевидного бессилия слов. Это нехорошо с моей стороны словами описывать их бессилие, но представьте, что это просто вопль. Бессвязный и дикий крик.

Я уже не верю ни во что. Ни в прогресс, ни в мораль, ни в закон. Все утонуло в словах. Вместо прогресса у нас разговоры о прогрессе. Вместо морали — высокоморальные монологи випов, а вместо торжества закона — бессмысленная судебная болтовня…

А в это время идет какая-то реальная, грубая и вещественная жизнь. В этой жизни убивают людей. Не словами, а ракетами, ставшими результатом научного прогресса. В это время Путин попирает самые элементарные представления о морали. Не словами, а убийствами. И за Яшиным, после произнесения им правильных и красивых речей, закрывается вполне материальный тюремный засов.

Я устал от этого бесконечного скулежа московских институток о “крахе русской культуры” или, наоборот, что “русская культура не виновата”. “Делают ли книги человека лучше?” Вот жеж, б…дь, какие темы волнуют сегодня русскую интеллигенцию. Это же прямо Васисуалий Лоханкин, продолжительные думы которого сводились к приятной и близкой теме: «Васисуалий Лоханкин и его значение», «Лоханкин и трагедия русского либерализма» и «Лоханкин и его роль в русской революции».

Все смотрят интервью друг с другом, посылают друг другу ссылки и даже ничтожному мне нет отбоя от интервьюеров. Всех интересует когда закончится война, чувствую ли я свою ответственность за то, что случилось, как долго русский народ будет искупать свою вину и прочая херня, на которую либо нет ответа, либо это одно сплошное салонное словоблудие.

В 1915 году Маяковский написал так:

Вам, проживающим за оргией оргию,

имеющим ванную и теплый клозет!

Как вам не стыдно о представленных к Георгию

вычитывать из столбцов газет?!

Знаете ли вы, бездарные, многие,

думающие нажраться лучше как, —

может быть, сейчас бомбой ноги

выдрало у Петрова поручика?..

Если б он, приведенный на убой,

вдруг увидел, израненный,

как вы измазанной в котлете губой

похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,

жизнь отдавать в угоду?!

Я лучше в баре бл***м буду

подавать ананасную воду!

Я сижу тихо у себя в деревне. Стараюсь никуда особо не лезть и никому не совать в нос свою умственность и утонченность. Не распускаю сопли публично и картинно, не ношусь с драмой какого-то никому не нужного говноканала, не прусь через два континента, чтобы посниматься на фоне Манхэттена в компании со знаменитым писателем. Потому, что все это бессмысленно и не нужно. Как речи на похоронах. Как дурацкий марш Шопена и пластмассовые венки. Там главные только вполне осязаемые вещи: труп в гробу и свежевырытая могила. А все эти знамена и воинские почести — зачем они? Все уже случилось. “И он убит и взят могилой…”

И еще мне ужасно стыдно. За то, что у меня есть свет. Что я сижу в тепле. Что меня не бомбят. Что никто из моих близких не на фронте и мне не надо за них переживать. Что я бессилен как-то помочь и что-то изменить в этом страшном ходе событий. Мне даже неловко, что я жив. В общем-то немолодой уже, видавший виды человек, в то время как тысячи специально умерщвленных молодых мужчин  уже закопаны в вырытые для них ямки…

Какой-то немой ужас овладевает мной, когда я вижу, что весь мир не может разом наказать совершенно очевидное, дистиллированное зло. И даже многие считают, что “не все так очевидно” и нужно искать компромиссы…

Какой компромисс может быть по поводу шарообразности Земли или температуры замерзания воды? Вы чего? Что тут обсуждать? Тут нет места для компромисса. Хватит слушать эти путинские бредни.

Не, реально, я не могу ни о чем думать кроме этого. Какие, на хер, книги и их роль в становлении личности? Какое обсуждение сценариев реформирования России после Путина? Вы серьезно? Вы можете это обсуждать? Сейчас? Когда “бомбой выдрало ноги у Петрова поручика?” Я вами восхищаюсь… Как сказал король Лир: “Люди! Вы из камня!” Браво, мои аплодисменты.

Мне совершенно наплевать что будет с русской культурой. (Кстати, я думаю, что ничего с ней не будет. Останется целехонькая и, сука, будет и дальше всем тыкать в нос свой знаменитый “гуманизьм”). Мне совершенно наплевать как будет устроена постпутинская трансформация и как нужно поступить с системными либералами Путина: четвертовать их или просто отправить на пенсию?

Вот реально. Меня волнует только один вопрос: когда мы победим эту гниду? Я больше ни о чем не только не хочу, но и не могу думать. Я не верю, что у человечества есть вопросы более важные, чем этот.

Какие-то идиоты у нас в Германии приклеивают себя к дороге в борьбе с глобальным потеплением. Я не могу понять, что у них в голове. Опилки? Блаженная Грета с одной извилиной? Неужели есть еще какие-то вопросы, на которые нужно тратить время, кроме одного: как победить Путина и его армию безумцев.

Но одно я знаю твердо: дело наше правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 12 December: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий