BloggoDay 14 May: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест  14 травня 2023 р.

 

(Оновлено 18:00)

Медуза

Минобороны РФ: на передовой в Донецкой области погибли два российских полковника

Министерство обороны РФ сообщило, что при отражении атак ВСУ на соледарско-бахмутском направлении погибли командир 4-й мотострелковой бригады полковник Вячеслав Макаров и замкомандира армейского корпуса по военно-политической работе полковник Евгений Бровко.

В сообщении Минобороны сказано, что Вячеслав Макаров руководил боем в районе села Красное под Бахмутом Донецкой области, получил тяжелое ранение и умер во время эвакуации с поля боя.

Полковник Евгений Бровко, сказано в сообщении, руководил боем «на другом участке отражения атак противника» (где именно, не уточняется). Бровко «героически погиб, получив множественные осколочные ранения», сообщили в ведомстве.

В Минобороны РФ заявили, что Вооруженные силы Украины предпринимали «массовые попытки прорыва обороны» российских сил севернее и южнее Бахмута. «Все атаки подразделений ВСУ отражены. Прорывов обороны российских войск не допущено», — сообщили в министерстве.

  • Министерство обороны РФ крайне редко сообщает о гибели военных, в том числе занимающих высокие посты. Обычно об их гибели становится известно, когда Минобороны посмертно представляет военных к наградам.

  • По оценке журналистов «Русской службы Би-би-си», «Медиазоны» и команды волонтеров, с начала полномасштабного российского вторжения в Украину погибли более 22,6 тысячи российских военных. По состоянию на 12 мая по открытым источникам известно, что на войне погибли 57 полковников и не менее четырех генералов.

(Оновлено 17:00)

Александр Коваленко

Потери российских оккупантов… зависимость от профессиональной и технической компонент

Количество потерь РОВ приближается к 200 тысячам и это несколько мотивирует провести анализ того, как видоизменялись потери россиян и то чего это зависело.

Я неоднократно обращал внимание на то, что потери РОВ росли в зависимости от того, как менялось две основные компоненты, а именно, профессиональный состав войск, а так же уровень их штатной комплектации техникой.

Например, в марте 2022 российские оккупационные войска потеряли около 4 тысяч л/с, в свою очередь, на тот момент у них было потеряно почти 900 ед ББМ (средне и легкобронированной техники). Но, по состоянию на январь 2023 потери РОВ в л/с составили 21 700, а в технике около 300 единиц.

Всем прекрасно известно, что в 2023 РОВ стали испытывать не просто острую, а критическую нехватку ББМ и не каждое подразделение имело штатную комплектацию средствами, сохраняющими, условно, но всё же жизнь десанту в ходе штурмовых действий или иных.

То есть, казалось бы, техническая компонента влияет на потери в коэффициенте 4,4, как базовая? Иными словами, при иных условиях, при достаточном обеспечении российских войск техникой, уничтожение 21700 оккупантов было бы возможным при условии уничтожения 4 930 ББМ. Но в условиях дефицита техники, пропорция негативно изменилась в пехотную компоненту.

В некотором смысле да, но всё же не совсем так.

Дело в том, что рост российских потерь отметился так же с сентября 2022, после объявления частичной мобилизации по россии, хотя первые показатели прироста отмечались уже в августе. Что это за период? Это период когда зону БД стали всё больше насыщать представители разного рода добровольческих подразделений, которых всё лето собирали по российским округам, это зэки из исправительных колоний и в дальнейшем — частично-мобилизованные.

То есть, не профессиональный ресурс, не военные, годы проведшие в армии, имеющие определённый опыт, даже боевых действий, а нечто некомпетентное. И в период с октября (потери 12860) по ноябрь (потери 16970) потери выросли на 30%.

Кстати, потери в ББМ у РОВ в октябре составили 552 единицы, а в ноябре 376. То есть, при сохранении профессионального уровня войск, средний показатель потерь должен был составлять 2428 и 1650 соответственно.

Таким образом, профессиональная компонента в потерях РОВ имеет даже более превалирующее значение, чем техническая. Или…?

На самом деле их следует оценивать комплексно. Показатель 4-5 к 1 ед ББМ можно считать относительным золотым стандартом, ведь на него влияет качество л/с уже в геометрической пропорции.

В свою очередь, это всё говорит о том, что в перспективе россия сможет снизить свои потери, исключительно снижая интенсивность боевых действий. В противном случае, каждая последующая мобилизация, или как они там её назовут, на фоне растущего дефицита техники и профессионального состава, будет приводить только к росту потерь, которые они при этом уже не смогут компенсировать от слова никак.

Уроборос российской безысходности. Тот самый случай, когда количество мяса ничего не решает. Ведь даже в период второй мировой войны для РККА было решающим не количество штурмов и закидываемого л/с, а его поддержка техникой и артиллерией. Поэтому, ошибочное преувеличение значения людского ресурса, пагубно для восприятия общей картины. Апокалиптической картины для российского преступного военно-политического режима.

(Оновлено 16:00)

Уніан

Шольц сказал, как запустить мирные переговоры по Украине

Сегодня Зеленский встретился с Шольцем в Берлине.

В настоящее время прекращение боевых действий в Украине и начало переговоров с РФ невозможно, поскольку это стало бы замораживанием войны и “диктатом” со стороны России. Об этом заявил канцлер Германии Олаф Шольц на совместном брифинге с президентом Украины Владимиром Зеленским в Берлине.

“Украина готова к миру, но Украина, вполне понятно и оправдано, хочет, чтобы это не означало какое-то замораживание войны и диктат со стороны России”, – заявил канцлер.

Шольц отметил, что Россия осуществила “империалистическое, агрессивное” нападение на Украину, поэтому мир и безопасность всей Европы сейчас находятся под угрозой. Канцлер выразил уверенность, что говорить о мире нужно, но в контексте мирного плана, предложенного Зеленским.

“Россия должна вывести свои войска, потому что без этого вообще не о чем говорить. Этот месседж я также пытаюсь передать в других странах мира, когда общаюсь с другими лидерами”, – заявил Шольц, добавив, что Германия будет поддерживать Украину, сколько потребуется.

Визит Зеленского в Берлин

Сегодня президент Украины находится с официальным визитом в Германии – первым сначала полномасштабного вторжения РФ в Украину. К этому визиту Германия приурочила анонс крупнейшего пакета военной помощи за все время.

Примечательно, что из Рима, где Зеленский побывал с визитом накануне, украинского президента в Берлин доставили VIP-самолетом немецкой армии в сопровождении истребителей. Так немцы прямо показали, насколько важен для них этот визит.

 

(Оновлено 16:00)

Новая газета. Европа

Ян Шенкман, специально для «Новой газеты Европа»

В Европе поют, в России — голосят

«Евровидение-2023»: песни под вой воздушной тревоги, но с надеждой на мир

Первое место — Швеция, певица Loreen с песней Tattoo. Это чуть ли не единственный перформанс, не связанный с Украиной. У людей, которые все эти годы жаловались, что в «Евровидении» стало слишком много политики, просто не хватало воображения представить себе конкурс в 2023, вот теперь ее действительно много. Слово «Украина» звучало примерно раз в пять минут, а сочетание желтого и голубого цветов мелькало в кадре еще чаще. Они есть уже и в логотипе конкурса, который, если бы не война, по регламенту должен был пройти в Киеве.

Ливерпуль вместо воюющего Киева — этот выбор логичен, и не только потому, что Британия с самого начала войны активно поддерживает Украину оружием. Сейчас она предложила украинскому народу лучшее, что у нее есть, — родину «Битлз», а это в каком-то смысле круче, чем ракеты и танки.

У Европы долгая память, Ливерпуль помнит, что 83 года назад его бомбили, город лежал в руинах, еды не хватало, ее давали по карточкам. Именно на таком фоне прошло детство Леннона и Маккартни. А спустя 83 года сэр Пол выходит на сцену с украинским флагом, раскрашивает гитару в синий и желтый цвета. По-моему, все логично.

Среди участников — 37 страны. Было 40, по финансовым причинам отказались Болгария, Северная Македония, Черногория. Это важный момент. Многие европейские страны уже давно отказываются участвовать в конкурсе, потому что не тянут по деньгам. В Европе продолжается не только политический кризис, но и экономический.

России по умолчанию не было. Дисквалифицирована еще в прошлом году как воюющая страна, страна-агрессор. И тем не менее она выступила. Практически одновременно с началом финальной части «Евровидения-2023» по всей Украине прозвучала воздушная тревога. Начался массированный ракетный обстрел по всей территории. Особенно туго пришлось Тернополю. Тут уж кто как умеет: одни посылают певцов и песни, другие — ракеты, чтобы заглушить песни.

Российское телевидение не транслирует «Евровидение», но это не значит, что оно его не заметило. В паблике канала «Вести» появилась следующая запись: «Переживаете, что не смогли посмотреть «Евровидение» в этом году? Собрали для вас причины, почему волноваться по этому поводу не стоит». И пропагандистский ролик с тонкими нотками осуждения. Не стоит смотреть, потому, например, что выступление немецкого участника похоже на группу «Рамштайн». За «Рамштайн» в России вообще сажают. В 2021 году именно из-за него в Архангельске Андрей Боровиков получил два с половиной года.

Но самое ценное и показательное — комментарии русскоязычных пользователей: «Шоу уродов, средневековая Европа», «Очень надеюсь, что мы на этот «конкурс» никогда не вернёмся», «Бал сатаны. Наглядно показали, кто нам противостоит», «Ага, аж спать не можем, от переживаний» и так далее.

Традиционно «Евровидение» всегда было важнее для Восточной Европы, чем для Западной. Так Восток показывал, что придерживается западных ценностей, что Европа едина. Слоган конкурса в этом году: United By Music («объединенные музыкой»). Но, видимо, сейчас, в 2023-м, многим в России это и правда не нужно.

Особое раздражение у российских комментаторов вызвал чернокожий участник украинской группы Tvorchi. Это было воспринято как агрессивное вмешательство США, дескать, Украина прогнулась под Америку. Хотя Джеффри Кенни родом из Нигерии, а учился вообще в Тернополе, по которому фигачат сейчас ракеты РФ.

Американское влияние на эстетику «Евровидения» действительно сильно ощущалось, но лет десять-пятнадцать назад. Это было хорошо видно еще в прошлом году, доля рэпа, кантри и R&B снизилась в разы, а в этом году она вообще сведена к минимуму. Чуть ли не единственный заметный рэпер — финн.

Зато много национального, не американского фолка. Этнические мотивы есть почти в каждой песне и шоу: Албания, Франция, Молдова…

Доминация английского языка тоже резко уменьшилась. Примерно треть композиций исполнена на национальном языке или с его вкраплениями. Европа полилингвистична, для чехов, например, нет ничего странного в том, чтобы петь одновременно по-чешски, по-английски и по-украински.

А главная сенсация этого года, антитоталитарная песня Mama ŠČ! хорватской группы Let 3, вообще исполнена по-хорватски, и ничего, все поняли. Трудно не понять, когда на сцене ракеты, направленные на мирных людей, и усатый диктатор в плаще. Да и слово «психопат» интернациональное, его знают все.

Это главная тема нынешнего «Евровидения». Молдова благодарит Украину за свою свободу. Швейцарец поет: «Мама, я не хочу на войну, реальная война не похожа на детскую игру с водяными пистолетами». Зрители в один голос на все лады повторяют: «Украина, Украина, Украина…».

Но почему тогда выиграла песня шведки Loreen, в которой и намека нет на политику? Потому что она очень красивая. Все понимают, что ситуация вынужденная, никто не планирует провести остаток жизни в борьбе с тоталитарными режимами и сопротивлении агрессии. Лозунг конкурса — «Объединенные музыкой», а не «Объединенные горем». Да, ситуация ужасная, но есть вечные ценности. Они всегда с тобой, как татуировка из песни Loreen.

В сущности, о том же говорит и Зеленский: «Мы сделаем всё, чтобы однажды участников и гостей “Евровидения” принимал украинский Мариуполь!». Для этого нужна одна простая, но очень сложная вещь: чтобы Мариуполь снова стал мирным городом.

 

(Оновлено 14:00)

Украинская правда

Павел Казарин

Люди, которые носят пиксель

Когда-то я был знаком с одним священником.

Он говорил, что в Библии можно найти все, что угодно. Что там описаны разные модели поведения для схожих ситуаций. Что свобода выбора остается за человеком – и все определяется тем, где именно мы оставляем в книге свои закладки.

Знаете, этот принцип работает и применительно к армии.

У нас ведь тоже можно найти все, что угодно. Героизм и эгоизм. Смелость и бюрократию. Самопожертвование и равнодушие. На всех одинаковая форма, но под ней разные люди. И твой рассказ об армии будет зависеть от того, где именно в увиденном и пережитом ты станешь расставлять свои закладки.

Одни и те же ситуации очевидцы будут описывать по-разному. В этом нет противоречия – в силах обороны служат сотни тысяч людей. У каждого из которых – свой опыт, своя эмоциональная система и своя жизненная оптика. Каждая солдатская проповедь – на самом деле исповедь. В этот момент мы слушаем не столько рассказ о случившемся, сколько рассказ о говорящем.

В тылу нас часто обобщают. Человек в пикселе сразу же превращается в представителя касты. Сказанное им затем кочует по новостным сайтам с заголовками из серии “Солдаты рассказали, что им нравится/не нравится/убивает/делает сильнее”. Но в том и штука, что в каждом интервью на вопросы отвечает не форма, а тот, кто под ней. Официальные армейские спикеры неслучайно напоминают роботов – их работа состоит в том, чтобы не пускать в коммуникацию личное.

А личное будет лезть обязательно.

Война изматывает. Люди устают. Чем ближе к фронту – тем больше полномочий у нашей “внутренней обезьяны”. Чем дальше от тыла – тем порой сложнее ее контролировать. “Внутренняя обезьяна” питается нашим стрессом и время от времени приходит прокричаться в социальные сети. Выплескивает в них обиду и ярость, отчаяние и гнев, злость и усталость. Но у каждого, кто это слышит в тылу, возникает соблазн обобщить частное – до общего, а индивидуальное – до коллективного.

Наши суждения – это следствие наших характеров. У сложного человека мир устроен сложно. У легкого – просто. Подозрительный человек живет в коварном мире, а добрый – в благожелательном. Никому не придет в голову обобщать своего соседа по лестничной площадке до настроений всего подъезда. До тех пор, пока ваш сосед не наденет пиксель.

В этом обобщении фронта порой чудится попытка тыла выстроить дистанцию. Но правда в том, что нет никаких специальных людей, рожденных для войны. Три четверти тех, кто носит пиксель, еще недавно были гражданскими. У каждого за спиной шлейф собственной биографии, тыловой профессии и семейной истории. Пассажиры любого автобуса, на котором вы едете на работу, вполне могли бы быть вашими сослуживцами по взводу. Пусть вас не обманывает наша форма. Она может быть на каждом.

В наших лицах мало эпичности. Когда об этой войне станут снимать фильмы, мы не пройдем кастинг даже в массовку. Нас сыграют лауреаты премий и званий, а мы, сидя в зале, будем обсуждать неточности сюжета. Просто нам выпало жить в самый субъектный период истории собственной страны. Итог нашей войны определит правила, по которым будет жить континент. И эти правила прямо сейчас переписывают люди, с которыми до войны вы ходили по одним и тем же улицам.

Армия подарила каждому возможность стать частью чего-то большего. Частью истории, которую будут изучать. Частью процесса, о котором напишут книги. Армия дает возможность быть соавтором событий, которые уравновесят пошатнувшиеся представления о добре и зле.

“А что ты делал во время войны?”. Вероятно, именно так будет звучать главный вопрос нашего будущего. И даже если вы не планируете его себе задавать, скорее всего, вам его будут задавать ваши дети. Одни наши друзья станут улицами. Другие – памятниками. Третьи будут писать мемуары, в которых станут вспоминать именно то, на чем они заранее расставили закладки в своей памяти.

Будущие поколения нас обязательно станут возвеличивать – чтобы очень повседневные мы соответствовали масштабу наших событий. Но те, кто живут одновременно с нами, знают правду. Мы ничем от вас не отличаемся. Мы точно такие же, как вы. Только уставшие, небритые и сосредоточенные. Которые вдобавок могут рассказывать разное об одном и том же.

Потому что армия и правда как Библия. В ней можно найти все, что угодно.

Даже себя.

 

(Оновлено 13:00)

Обозреватель

Татьяна Гайжевская

Селезнев: как будут отбивать Запорожскую АЭС и Донецк. Об особых задачах наступления ВСУ. Интервью

Украинская армия продолжает получать новейшие вооружения от союзников. Так, Британия предоставила нашей стране крылатые ракеты Storm Shadow, радиус действия которых в три раза превышает возможности ракет к HIMARS, а точность поражения цели приближается к 100%. Тем не менее на временно оккупированной территории имеются особые объекты, например Запорожская АЭC, а также большие города: Донецк и Луганск.

Боевые действия вблизи атомной электростанции априори должны быть крайне аккуратными, а бои в городской застройке – не приводить в гибели мирных жителей. Но украинские Силы обороны уже знают, как решить эти непростые задачи. Об этом в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL рассказал военный эксперт Владислав Селезнев.

– Британия предоставила Украине крылатые ракеты StormShadow. Министр обороны Алексей Резников заявил о том, что российские оккупанты получат “шторм”, он предполагает, что это оружие приблизит нашу победу. Мы знаем, что дальность действия этих ракет – 300 километров. Какое преимущество получит украинская армия? Сможет ли она, например, освободить Крым?

– Безусловно, те ракеты, которые сейчас использует украинская армия, – это ракеты к реактивным системам залпового огня HIMARS и их аналоги, которые способны преодолевать расстояние до 80 километров. В то же время Storm Shadow работает на расстоянии до 250 километров. Боевая часть HIMARS составляет 90 килограммов, а у этих ракет – 450 килограммов. Значит, они намного мощнее и результат их применения весьма и весьма высок. Некоторые специалисты утверждают, что точность поражения вражеских объектов этими ракетами составляет 95-97%.

Безусловно, эти ракеты будут использоваться украинской армией для уничтожения вражеской инфраструктуры, вражеских объектов в глубине его обороны. Мы неоднократно говорили про тактику лягушачьих прыжков, которая используется с целью ослабления сил врага и минимизации своих потерь. Задача ослабления врага достигается путем уничтожения его складов с боеприпасами, мест сосредоточения личного состава, командных пунктов, пунктов управления и связи, бронетехники и тому подобного.

Поэтому ракеты Storm Shadow будут работать в рамках нашей подготовки к контрнаступлению.

– На предоставление Украине ракет Storm Shadow последовала реакция Кремля. Там заявили, что негативно относятся к этому и пригрозили “адекватным ответом”. По вашему мнению, на что сегодня способна страна-агрессор в плане противодействия такого рода вооружениям?

– Проблема для россиян состоит в том, что эти ракеты очень стойкие к их средствам радиоэлектронной борьбы. Плюс они летят к цели на очень низких высотах – до 50 метров. А это значит, что российской системе ПВО и ПРО крайне сложно уничтожать такой тип ракетного вооружения.

Это значит, что коэффициент 95-97% будет подтвержден и в этой военной кампании, в частности, для уничтожения объектов врага на территории временно оккупированного Крыма и Севастополя, которых насчитывается более 220. Думаю, немалое количество такого рода целей находится на оккупированных территориях Запорожской, Херсонской, Луганской и Донецкой областей.

– Вопрос по поводу особых объектов, как, например, Запорожская АЭС. Мы понимает, насколько особыми должны быть действия наших Сил обороны в ходе ее деоккупации. Вы могли бы рассказать, как это может выглядеть?

– Безусловно, история эта крайне непростая, потому как очевидно, что Запорожская АЭС является крупнейшей атомной электростанцией на Европейском континенте. И действия украинских Сил обороны по ее деоккупации должны быть максимально аккуратными.

Очевидно, что артиллерийский огонь по машзалам, непосредственно по атомным реакторам не последует, хотя, безусловно, они создавались с расчетом на то, что могут попадать под действие ракетного вооружения, в том числе с ядерными боеголовками. Но зачем испытывать судьбу?

Поэтому, думаю, украинские Силы оборону будут действовать так, чтобы не создавать проблем для персонала, который обслуживает АЭС, но одновременно освобождать станцию.

– Ранее вы говорили, что бои в городской застройке – это особый тип боев, достаточно сложный. Если речь идет об освобождении крупных городов, например Донецка или Луганска, то вряд ли здесь можно говорить о применении ракет Storm Shadow. Что там может быть применено?

– Очевидно, что штурмовать в лоб большие городские агломерации абсолютно нерационально. Пример совершенно бестолковых действий российских оккупационных войск – штурм Авдеевки, Марьинки, а до того Соледара, Северодонецка и Лисичанска. Штурмующие подразделения несут колоссальные потери, а результат весьма относительный. Потери личного состава, бронетехники, вооружений и военные успехи совершенно несопоставимы.

Поэтому думаю, что украинская армия будет действовать по принципу блокирования вражеских гарнизонов и перемещения глубже в тыловые районы противника с целью блокирования путей логистики, [отсечения] обеспечения оккупационных гарнизонов, которые окажутся в окружении. Соответственно, в таких условиях россияне будут вынуждены бежать из тех населенных пунктов, которые они держат под контролем, потому что шансов на выживание в окружении у них будет немного. Когда все маршруты будут перерезаны, а логистика работать не будет, голыми руками с противником не повоюешь, о чем можно говорить?

– Если речь идет об осаде города, к примеру Донецка, что будет с гражданскими лицами, мирными жителями?

– Украинская армия имеет немалый опыт ведения именно такого типа боевых действий. Давайте вспомним начало антитеррористической операции, блокаду гарнизона Гиркина в Славянске, блокаду сепаратистов в Краматорске. К чему это привело? Потерь среди мирного населения фактически не было. Гиркин и его агенты создавали провокации. У них было немного самоходной минометной артиллерии, которую они в свое время забрали у наших военнослужащих.

Но украинская армия действовала абсолютно рационально, работала точечно с целью уничтожения противника. К чему привела осада Славянска? Гиркин был вынужден бежать в сторону Донецка, потому что понимал, что в условиях полной, тотальной блокады он не сможет организовать стойкое сопротивление.

Он жаловался на то, что Россия его бросила и, когда могла поддержать его вооружениями и техникой, она этого не сделала. В этом плане он логичен. Но причина отсутствия военно-технической поддержки была в первую очередь связана с тем, что все подходы к Славянску были заблокированы. Даже если бы россияне хотели помочь, они не имели бы такой возможности. Все конвои упирались в оборонительные рубежи и блокпосты украинских Сил обороны.

Думаю, что и в этот раз украинская армия будет действовать по такому же принципу: блокирование частей и подразделений российской оккупационной армии с целью недопущения обеспечения поставок.

– Последний вопрос по поводу Бахмута. В Минобороны сообщили, что украинские Силы обороны продвинулись вперед на 2 километра, совершив успешные контратаки. Ваш прогноз – что дальше с Бахмутом?

– Бои в Бахмуте будут и далее продолжаться. Те процессы, которые происходят в рамках действий украинских Сил обороны, имеют тактический характер. Сейчас наши подразделения укрепляют тот самый коридор, который соединяет большую землю с городом-крепостью Бахмут. Но поскольку это тактический уровень, то говорить о том, что в результате контрнаступательных действий украинских Сил обороны российские войска находятся там в ужасающем положении, не совсем корректно.

Это бои местного значения. Наши подразделения имеют возможность на некоторых участках фронта оттеснять противника от той дороги, которая соединяет Бахмут с большой землей. Мы видим, что наши воины делают это достаточно успешно.

 

(Оновлено 12:00)

Игаль Левин

Посмотрел интервью с Залужным.

Давид Бен-Гурион — один из отцов-основателей Израиля и его первый лидер, в момент основания Армии обороны Израиля произнес:

“Каждая еврейская мать должна знать, что отдала судьбу сына в руки достойных командиров”.

Затем эти слова были высечены на стене Военной школы №1 (БААД-1) — главной офицерской школы Израиля.

Эти слова также высечены на стене Генштаба АОИ.

В той же израильской Военной школе №1 нас учили, что офицер в первую очередь человек, и человеком он должен оставаться и по отношению к солдату, который тоже в первую очередь человек.

Это не простое замечание, ведь военное дело это всегда чистейший, фактически дистиллированный утилитаризм.

Именно военное дело, но не сама война.

Сама война это еще и царство насилия, опасностей и немыслимых страданий, где порой человеческие эмоции значат больше, чем самый тонкий расчет.

Дорогие и любимые украинцы и украинки, цените и берегите Залужного. Берегите своего Железного генерала.

Это настоящий Человек.

Цените и берегите своих офицеров — младших и старших. Своих командиров. Если Залужный доверяет им, то доверяйте и вы.

Не потому что так надо, а потому что других у вас нет.

О чем говорил Валерий Залужный в своем первом видео-интервью с момента полномасштабного вторжения – ключевые цитаты:

– Эти 8 лет войны закалили нас и научили нас сражаться. Такого русские от нас не ожидали.

– Стратегическая цель РФ – уничтожить украинскую государственность, как таковую. Русские осознанно едут из РФ в Украину, чтобы абсолютно сознательно убивать именно украинцев, именно убивать.

– Суть этой войны заключается в том, что если сейчас мы не уничтожим врага – будем уничтожены мы.

– Россия – это страна, где военная наука развита на достаточно высоком уровне. И планировала она это вторжение комплексно, тщательно и продуманно. Даже группировки войск, которые готовились к “операции”, несколько раз менялись.

– Мы анализировали все возможные варианты, как действовать, когда это превосходящий враг, и когда наступление будет одновременно почти со всех направлений, и оно будет достаточно мощным и стремительным.

– Перед наступлением РФ, наши воинские части и бригады могли двигаться от Закарпатья к Киевской области, от Киева – до Херсонской области, и, в конце концов, оказаться в Одесской области. Мы провели масштабный комплекс учений, и не один, который позволил нам полностью изменить конфигурацию нашей ПВО, и, как следствие, сохранить ее потенциал.

– Когда все началось, я позвонил каждому командиру, кто отвечал за ту или иную область, и поговорил с ним.

– Не нужно поверхностно относиться к деятельности Вооруженных Сил РФ. Ведь они нанесли нам значительный ущерб и продолжают это делать, и наши люди умирают каждый день.

– У нас был единственный жизнеспособный вариант, который может сработать в данной ситуации – нанести максимальные потери противнику в кратчайшие сроки, обескровить врага, чтобы он отказался продолжать свои действия на большей территории Украины. И это сработало.

– Мы были вынуждены, даже за счет оставления части территории, “вытянуть” врага, оттягивать его тылы, его резервы, и просто сжечь его в тех городах, где остановилась техника, чтобы дождаться заправки.

– Мы считаем каждый снаряд, каждую мину и каждую человеческую жизнь. Они – действуют как орда. Это правда.

– Такие потери, какие несет РФ на поле боя – остановили бы любую страну от дальнейших действий. 15 тысяч потерь в Афганистане фактически поставили Советский Союз на колени. Теперь количество потерь у русских намного, намного выше – и это их не останавливает.

– То, что мы держимся до сих пор – это заслуга украинских людей, украинских солдат, сержантов, офицеров, которые гибнут и калечатся каждый день, но удерживают свои боевые позиции. И сегодня они делают эту победу. И это единственный феномен, который позволяет нам драться до сих пор – это наш украинский народ.

– Мы потеряли очень много наших людей: много солдат, сержантов, профессиональных военачальников – тех, кто имел навыки и опыт. Все победы, которые у нас были – они все были выиграны ценой человеческих жизней. Но это война, и мы обязательно победим.

– Потопление крейсера “Москва” конечно имеет для нас стратегическое значение. Но мы обязательно доберемся и до Григоровича, и до Адмирала Эссена, и других кораблей.

– Эти массивные колонны, которые двигались в сторону Киевской области – у них не было страха сопротивления, они не могли даже представить, что “вторая армия мира” может быть разбита.

– По поводу острова Змеиный: русские совершили огромную ошибку, когда они привозили туда людей, артиллерию и ракеты, и думали, что организуют там военный гарнизон, и что он будет существовать там.

– Мы, вне всяких сомнений, вернем Крым, Донецкую и Луганскую области. Мы вернем все. И мы знаем, что нужно для этого сделать, и делаем это.

– Прощать и делать какую-то поблажку врагу – нельзя, потому что страдают те, кто не может себя защитить: страдающие украинские дети подталкивают максимально выкладываться и убивать врага.

– То, что делает Россия в Украине – это геноцид.

– Я не мог себе представить, что русские будут превращать наши города в каменную пустыню. Да, я видел, что творилось в Сирии, я видел, что случилось с Чечней, но я не мог представить, что это будет происходить в Украине.

– Я пытался сделать главное – я пытался изменить культуру в рядах ВСУ: чтобы каждый командир прислушивался к мнению подчиненного, относился к подчиненному, как к человеку, чтобы строились нормальные отношения между людьми в ВСУ.

– Я не служил в советской армии, но советская армия жила в ВСУ очень долго, и местами до сих пор не завершила свое существование. Если я найду у нас где-то представителя советской армии – я не буду долго разбираться.

– Бывали случаи, когда сержант, который находится на передовой, звонил главнокомандующему и говорил, что необходимо нанести огневой удар по той или иной точке.

– Моя семья почти не видела меня с 2014 года.

– В России есть один военачальник, которого я читаю постоянно. Сейчас он ничего свежего не публикует, но мне интересно его мнение, как военного. Это генерал Герасимов. Он хитрый, он непредсказуемый. Это сильный враг, которого нам, военным, надо уважать.

– У российской армии был хороший потенциал, и мы должны лишить их этого потенциала как можно скорее, чтобы уничтожить их как можно скорее.

– Масштаб этой войны вполне соотносится с Первой и Второй мировыми войнами. Линия фронта для ВСУ – это 3750 км и это очень много. Количество используемых нами и противником боеприпасов – соответствует тем войнам. Я был уверен, что война такого масштаба невозможна в 21 веке. И наши западные коллеги не верили, что такое возможно.

– Наша победа – это, безусловно, освобождение всей оккупированной территории Украины. А также – мощные, ультрасовременные, и, пожалуй, огромные, боеспособные Вооруженные Силы, которые не позволят России повторить то, что происходит сейчас. И это нужно воплощать уже сейчас, пока мы еще воюем.

– Я хотел бы поблагодарить украинцев. Я благодарен за то, что Вооруженные Силы Украины укомплектованы такими людьми. Это замечательные люди, которые заслуживают огромного уважения.

 

(Оновлено 11:00)

Сергей Климовский

Москве следует внести в план дату похорон путина

     Путин подписал 10 мая указа о военных сборах для всех в РФ, чем де-факто ввёл в ней режим тотальной войны и завершил кампанию с тайными переговорами. Заодно вывел РФ из договора 1990 г. об ограничении обычных вооружений в Европе, что интересно уже только историкам.

     Договор 1990 г. обязывал все страны Европы, включая СССР, руководство которого тогда считало его тоже Европой, а не особой северной цивилизацией как сейчас, иметь не больше 20 тыс. танков, 20 тыс. артсистем, 30 тыс. бронемашин, 6,8 тыс. самолётов и 2 тыс. ударных вертолётов. Ни у одной страны Европы их столько ни тогда, ни сейчас не было, только у СССР. После краха СССР в Европе все облегчённо вздохнули и сократили число вооружений и расходы на оборону, чего коммунисты десятки лет безответно требовали от капиталистов. Требовали, вопреки Марксу, который писал: наличие огромной армии у России вынуждает страны Европы тоже иметь большие армии. В итоге получилось хоть один раз по Марксу – исчезла российско-советская империя и Европа разоружилась, спокойно относясь к тому, что в Молдове и на Кипре на выборах побеждали коммунисты.

     Европе после 1991 г. стало почти безразлично, сколько танков у РФ. В Москве и сами не знали, что делать с 20 тыс. танков и всем остальным, обслуживание и хранение чего стоило приличных денег. В итоге, сколько танков реально есть у РФ не знает даже шойгу, но по данным Генштаба ВСУ точно не 20 тыс. и на 4 тыс. меньше. Самолётов у РФ осталось около 1,5 тыс., что явно не 6,8 тыс., которые позволял ей иметь договор 1990 г. Две тысячи ударных вертолётов тоже нет и никогда уже не будет, учитывая, что 300 из имевшихся отминусовали ВСУ. Можно сказать, ВСУ активно помогают шойгу провести переучёт в его ведомстве и выяснить, сколько и чего у него есть на самом деле.

     Поэтому “приостановление”, как выразился путин, участия РФ в договоре ни на кого не произвело впечатления. На это отреагировала только Великобритания, которая на следующий день сообщила, что передаёт Украине ракеты “Тень бури” (Storm Shadows) с дальностью полёта свыше 250 км. Некоторые военные специалисты в Украине оптимистично заявили, если к ним прикрепить ещё два бака с топливом, то долетят и до Москвы. Жаль, что путин так поздно издал указ о “приостановлении” договора.

     Указ путина о военных сборах для всех, даже для тех, кто не служил в армии – это по сути объявление тотальной мобилизации без её официального объявления. Слово мобилизация, по российской привычке подменять смыслы, заменили формулировкой “военные сборы”. Всё, это уже не мобилизация на войну с Украиной, а всего лишь военные сборы, с которых можно уехать в маленькую специальненькую военную операцию. Секретный пункты указа путина это гарантируют, а те, кто знает российскую действительность или помнит советскую, даже не сомневаются, что после трёх дней сборов легко можно убыть под Бахмут или ещё куда-то.

     Единственный реальный способ уклониться от мобилизации на военные сборы – это стать срочно отцом-одиночкой. То есть, развестись или что-то сделать с женой, если она против развода. КПРФ в Госдуме заикнулась о брони от сборов для кандидатов и докторов наук, но Минобразование её осадило, заявив, что этот вопрос уже решается в “рабочем порядке”, что в переводе означает индивидуально. То есть, кого захотим, того сошлём в армию, будь он хоть дважды доктор наук. В этом ответе фокус отличия жизни по правилам от жизни по понятиям.

     В Кремле сразу после парада с 10 мая почему-то стали энергично готовиться к тотальной войне. Для этого сами себе разрешили иметь сколько угодно много танков и пушек, осталось лишь их найти, а также разрешили призвать на военные сборы всех, включая тех, кто в армии не служил. Путин также отказался встреться с Ли Хуэем, спецпредставителем Си Цзиньпина по делам Евразии, прибывшим 12 мая в Москву для бесед о прекращении войны. Если учесть актуальность вопроса и долгий путь из Пекина в Москву, а также то, что Ли Хуэй из неё едет в Варшаву, Киев, Берлин и Париж, то отказ путина от встречи с ним – это хамский жест и косвенный показатель того, что путин – это чисто медийный персонаж. Реальный политик с Ли Хуэем однозначно бы встретился, а не скормил бы его ничего не решающему ведомству лаврова.

     Отказ путина от встречи с Ли Хуэем – это отказ Кремля от переговоров даже с Китаем об условиях окончания войны. В Кремле держат курс на продолжение войны и готовятся к тому, что она будет затяжной, что РФ победить быстро не сможет, и уже допускают, что могут эту войну даже проиграть. Поэтому Кремль исподволь готовится к похоронам путина и выборам как к плану “В” или “С” на случай поражения, когда бренд “путин” придётся снимать.

     Наличие плана “В” у Кремля было второй причиной постановки с подрывом автомобиля Прилепина. Этот взрыв Кремль записал на счёт СБУ, но этот странный взрыв также вернул Прилепина в медиапространство РФ. Перед выборами в Госдуму осенью 2021 г. его и его новоявленную партию “За правду” активно пиарили. Но сразу после них Прилепин сместился на задворки СМИ, а “За правда” растворилась бесследно в “Справедливой россии”. Взрыв убил двоих в автомобиле Прилепина, но он отделался лишь испугом и разговорами о потери части ноги. Подрывник странно привёл в действие только одну из двух бомб, вероятно, из экономии. Есть подозрение, что Прилепина в момент взрыва в автомобиле просто не было. Но теперь он герой СМИ и у него есть легенда о счастливом спасении, с которой удобно идти на выборы.

     Подрыв Прилепина, медийная активность Пригожина, появление клуба “Рассерженных патриотов” Гиркина, Ютуб-канал “Злая Собчак ” с мнимым миллионом просмотров и другие поветрия в РФ – всё это эпизоды в реализации плана “Жизнь после путина”.

     В их числе и совсем искусственный скандал из-за того, что Песков поцеловал руку Алле Пугачёвой на похоронах Юдашкова. Патриоты взорвались и объявили его тоже изменником, которому не место в Кремле. Пригожин тоже накануне не случайно выдал Пескову справку о том, что его сын якобы воевал в “Вагнере” в Украине. Теперь Песков почти глава оппозиции внутри Кремля и у него интересный статус: он никаких приказов не отдавал, даже статей по истории Украины не писал и на шоу к Соловьёву не ходил, а только добросовестно нёс пургу по долгу службы. Формально он ни в чём не замазан, и кремлёвские политтехнологи не без оснований полагают, что Пескова можно будет успешно продать Западу и обитателям РФ в качестве её нового президента по схеме “серые приходят после чёрных”.

     Но сейчас у Кремля на первом месте план “А” – отражение наступления ВСУ, а план “В” на втором, что не мешает реализовывать их параллельно, так как до конца года кремлёвцам надо определиться: избрать путина в марте на новый срок и влезть в тотальную и затяжную войну или похоронить уже в этом году.

     Поэтому пока никаких переговоров о переговорах даже с Китаем, а не то что с Бразилией и установка на отражение наступления ВСУ. Лулу да Силва, возвращение которого в политику поставило Бразилию на грань гражданской войны, понял это ещё в конце апреля, почему и не стал заезжать из Пекина ни в Москву, ни в Киев. Он 22 апреля прямо сказал, что не поедет в РФ или в Украину, пока не появятся условия для мира. Лулу да Силва правильно понял, что произносить фразу “Перестаньте давать оружие украинцам, пусть русские их убьют” могут только идиоты и лица, берущие деньги у Кремля. К первым он точно не принадлежит. Если Лулу да Силва продолжит активно говорить: “Перестаньте давать оружие украинцам”, то его не поймут даже бразильцы и будут проблемы. Половину бразильцев и без Украины не радует его заход на второй круг на два президентских срока. Поэтому Лулу да Силва намерен ждать, когда кто-нибудь создаст условия для мира, а он за это время создаст латиноамериканскую площадку для переговоров и выйдет на неё весь в белом. В переговорных инициативах Лулу да Силвы есть и определённый позитив – в его лице Латинская Америка заинтересовалась, наконец, тем, что происходит в мире вне Америки.

     Отказ путина от встречи с Ли Хуэем – это не только отказ от переговоров о переговорах, но и демонстрация Москвой своего раздражения из-за активной политики Пекина в Азии. Кремлю стоило огромных усилий заполучить на парад на несколько часов глав государств Центральной Азии, притом, что кремлёвцы знали – все они 16 мая на три дня уедут в Пекин на переговоры по программам нового Шёлкового пути. Москву гложет ревность к Пекину. Вдобавок 7 мая появилось известие: Китай и Пакистан договорились с талибами включить Афганистан в план “Один пояс, один путь”. Образно говоря, Китай увёл у Москвы невесту по имени Афганистан. Москва не только злится и ревнует, но и начинает побаиваться появления “Шёлкового НАТО” с центром в Китае. Два НАТО для Москвы – это слишком, не понятно с каким из них воевать первым.

     В результате Ли Хуэй аудиенции у путин не получил, а Москва резко обратила взгляд на Грузию, подозревая, если “Шёлковое НАТО” и Турция закроют торговлю с РФ, то останется только одно окно в мир через аэропорт Тбилиси. Опять-таки сразу после парада Кремль 10 мая объявил, что снимает с 15 мая все свои запреты на авиасообщения с Грузией, введенные во время войны 2008 г., чем спровоцировал в ней раскол. Презедентка Саломе Зурабишвили, зная, что большинство грузин восстановление авиасообщения не поддерживает в тот же день назвала это решение Кремля провокацией. Зато премьер-министр стал убеждать, что на этом можно денег заработать. В эту дискуссию 11 мая вступил Брюссель и вежливо напомнил, что самолёты в страны ЕС из РФ и в неё больше года не летаю, так что, если Грузия хочет в ЕС, то и из Грузии они летать не должны. После этого в голове у премьера-министра включился калькулятор и стал считать, где денег больше, умножать на политические риски, грядущие выборы и другие факторы, учесть которые не может даже искусственный интеллект. Подсчёт пока продолжается.

     После парада Кремль продолжил динамично развивать отношения также с Польшей и 12 мая заморозил счета её посольства в Москве. Кремлю явно не понравился возврат в Польше 11 мая славянского имени городу Кролевец, который после его российской оккупации был переименован в Калининград. Такая динамика в развитии российско-польских отношениях может привести к их дипломатическому разрыву, что вполне укладывает в курс, взятый Кремлём с 10 мая.

     В этот курс вошёл и уход РФ из зерновой сделки. Переговоры о её продлении закончились 11 мая ничем, были перенесены на 18 мая, и с высокой вероятностью закончатся тоже ничем. Азарта Москве придаёт то, что 5 июня заканчивается разрешение ЕС на транзит зерна из Украины в третьи страны через Польшу, Румынию, Болгарию, Словакию и Венгрию. ЕС склоняется к тому, чтобы не продлевать разрешение, на что имеет ряд причин. В их числе и опасение повтора ситуации зимы 2002-2003 г., когда янукович, став премьером, снял квоты на вывоз зерна. В результате в январе 2003 г. возник его дефицит и Украине пришлось выкупать назад своё зерно, проданное в Польшу. В ЕС, зная украинские реалии, опасаются, что под Новый год несколько миллионов беженцев вернутся и в Украине может возникнуть дефицит продуктов, что приведёт к скачку инфляции. Поскольку в Брюсселе просчитывают такую ситуацию и пути её избежать, то Москве, где обожают плановую экономику, следует внести в свои планы и точную дату похорон путина, а не полагаться на авось.

 

(Оновлено 10:00)

Владимир Фесенко

Истерика в России продолжается. Сегодня в Брянской области РФ были сбиты два вертолета МИ-8 и самолеты СУ-34 и СУ-35. Все члены их экипажей (9 человек) погибли. Российские источники особо отмечают, что это самые большие потери российских ВВС за один день с марта прошлого года, когда интенсивные бои, в том числе воздушные, шли в Киевской области, на севере Украины, да и по всей линии фронта – и на востоке и на юге Украины. Сейчас интенсивные бои идут только на отдельных участках фронта на Донбассе.  И вот такой «облом» для россиян.

В России до сих пор гадают – что же случилось, и как такое могло случиться? Особенно забавляет версия, что российские самолеты и вертолеты попали в засаду. Конечно, брянские леса очень подходят для засад, оказывается даже на воздушные цели. Ну а наша публика вовсю троллит россиян – и про «Брянскую народную республику» и про успешную работу «Брянской ПВО». В конце концов, согласно давней народной традиции в России «назло врагу» можно бомбить «Воронеж», почему бы тогда не ударить по своим же самолетам и вертолетам.

Ну а если всерьез, то российская воздушная группировка собиралась совершить очередной налет на Черниговщину. Как они думали – безнаказанно. Оказалось, что нет. В этот раз они получили встречный удар, и там, где не ждали. В результате эта группировка полностью уничтожена. Радует, что против российских агрессоров применяются нестандартные методы. Именно это приносит наибольший эффект.  И вот еще «ирония судьбы». С 2014 г. они воевали против нас методами гибридной войны. Как оказалось, эти методы можно использовать и против России, и на ее же территории. Война все чаще и все ощутимее приходит на российскую территорию. И это расплата за нападение на Украину, за кровавую и грязную войну России против нашего народа. Дальше будет больше.

 

(Оновлено 9:00)

Радио Свобода

“Есть две России”. Социологи о поддержке и неподдержке войны

Российские социологические службы, в том числе независимые, сообщали о высокой поддержке действий России в Украине, но в последнее время стали появляться исследования, говорящие об иных тенденциях в общественном мнении.

По свидетельству социологов, подавляющее большинство россиян заявляли о поддержке “специальной военной операции в Украине”. Эта цифра, по данным Аналитического центра Юрия Левады, в марте 2022 года доходила до 80%, в то время как о противоположной позиции заявляли лишь 14% респондентов.

Научный руководитель “Левада-центра” Лев Гудков отмечает, что существенных изменений в этом плане на протяжении года не произошло. Поддержку боевых действий в Украине декларируют более 70% опрошенных. Но что стоит за этой цифрой?

– Особой динамики нет, потому что установился цензурный режим, полная изоляция основной массы населения, – поясняет Лев Гудков. – Люди пользуются в основном только сведениями из телевидения. А агрессивное телевидение в сочетании с информационной изоляцией очень эффективно. При всей неясности мотивов и целей этой войны, главный посыл пропаганды – это то, что Россия вступила в войну с “коллективным Западом” и это создает угрозу ее существованию, поэтому нужна общая консолидация. Это работает. Обойти цензурные запреты может только небольшая часть населения, около 20% – это в основном молодые, более образованные люди. Естественно, это крупные города, в первую очередь Москва. В этом смысле по последним данным тут ничего не меняется, 73–75% поддерживают военные действия России в Украине, против примерно 16–17%. Это стабильно, плюс-минус 2%. Но это внешняя картина.

Особой агрессии в населении нет, так как для абсолютного большинства война носит скорее виртуальный характер, практически не затрагивает основную массу населения, поэтому люди не чувствуют ее, за исключением приграничных областей, Белгорода, Курска, Ростова. Брянска и так далее. Основная масса, особенно сельская и в малых городах, пожилая, депрессивная, в большей степени поддерживает действия российских военных, чем население крупных городов. Молодежь тоже поддерживает, но в гораздо меньшей степени. Если пенсионеры одобряют где-то на уровне 90 с лишним процентов, то молодежь – около 50%.

Более внимательный взгляд показывает, что растет напряжение, очень высок уровень тревожности, связанный в первую очередь с тем, что война оказалась не такой успешной. Все сильнее пробивается понимание, что эта война надолго, что она будет требовать все больше и больше жертв, что власти врут про однократную мобилизацию. Большинство считает, что волны мобилизации будут повторяться или пойдут скрытые, необъявленные принуждения. В среднем так считают 56%, а среди людей, попадающих под призывной возраст, 62% и даже больше.

Одновременно, начиная с конца сентября, после первой волны мобилизации, усиливается желание немедленного прекращения военных действий, начала мирных переговоров с Украиной. Понятно, что это пожелание, а реально это не может быть выполнено, потому что абсолютное большинство на уровне 70–75% разделяют все те условия, которые ставит Путин перед Киевом: сохранение оккупированных территорий в составе России, отказ от вступления Украины в НАТО и так далее, то есть все то, что неприемлемо для украинского руководства.

По последним данным, растет очень напряженное ожидание контрнаступления украинских войск, предчувствие некоторого поражения.

Те, кто поддерживает войну, не могут ясно объяснить, зачем она нужна, потому что пропаганда все время меняла ее цели. Вначале это была “денацификация”, избавление русскоязычного населения на востоке Украины от угрозы геноцида, от “украинских фашистов”, “бандеровцев” и так далее. Потом это все больше и больше смещалось в сторону войны с “коллективным Западом”, и в этом смысле Украина не рассматривается большинством как субъект действий, в глазах основной массы населения она лишь марионетка США и НАТО. Поэтому ответственность за войну возлагается в первую очередь на Соединенные Штаты – так думают примерно 65%, на Украину – 17%, на Россию – от 1 до 7%, то есть РФ полностью выводится из зоны ответственности. Тех, кто хотел бы прекращения военных действий, больше всего беспокоит гибель солдат и мирного населения, масштабы разрушений, предчувствие неудачи этой войны, недовольство командованием, сам повод ввязывания в эту войну с близким по духу народом.

– Когда 73–75% говорят о своей поддержке войны, вы уверены, что это действительно продуманные, осознанные ответы? Может быть, люди говорят так, чтобы от них отвязались? Может быть, они боятся? Сейчас же наказуемо выступать против войны.

– Это некоторый миф, пущенный отчасти оппозицией, отчасти медиасообществом, которое не понимает смысла наших данных. Боятся, отказываются отвечать примерно 10–12%, и это преимущественно самые лояльные власти группы. Оппозиционно, антивоенно настроенные люди говорят довольно резко, мы записываем это на планшеты. Надо просто понимать, что за этим стоит.

– Что же имеют в виду люди, говорящие о поддержке?

– Это чистый конформизм, оппортунизм: войны не хотят, но против властей не бунтуют.

– То есть можно предположить, что существенной части из этих 75% война не нравится, но они не хотят конфликтовать с властью?

– Именно так, особенно в условиях того, что им навязывается представление о войне с Западом. Население было подготовлено к этому длительной антизападной пропагандой. Андрей Синицын, когда вел интервью со мной, предложил такое сравнение: когда в советское время посылали в колхоз “на картошку”, восторга не было, но и возражений тоже не было, потому что открытое сопротивление означало полное исключение из социальной жизни, увольнение с работы, исключение из института. Вы немедленно превращаетесь в маргинала. Примерно так и теперь.

– А сколько может быть реальных, активных, убежденных сторонников военных действий с последовательной позицией?

– Примерно от 6 до 10%. И это сдвинуто в старшие возрастные группы, которым не грозит ни призыв, ни участие в войне. Это малообразованное провинциальное население, очень пожилое, зависимое от государства и сохраняющее советский менталитет.

– Однако эта цифра почему-то не звучит, все говорят о 75%, о 80%. А сколько ярых противников войны?

– Их примерно столько же: 6–10%. Основная масса – это такое подневольное сознание: если надо, призовут, и я пойду.

– Не забудем и о том, что картина в головах сторонников военных действий сформирована телевидением, агрессивной государственной пропагандой. А если бы у этих людей была полная картина происходящего, как изменился бы расклад мнений?

– Резко увеличилась бы доля противников войны. Недовольство растет, и власть это понимает. Кстати, она ведет достаточно умелую политику нейтрализации возможных недовольств, и не только полицейскими методами, но и очень большими выплатами социально слабым, малоимущим, многодетным семьям. Поэтому, несмотря на санкции, рост цен и прочее, основная масса населения не чувствует ухудшения, и удовлетворенность жизнью не снижается, а напротив, даже растет. За год сверх обычных пособий выплачено около полтриллиона рублей в качестве однократных выплат – это очень большие деньги. Ощущают ухудшение экономического положения, снижение доходов более обеспеченные и информированные группы населения, которые понимают катастрофический характер такой политики. Основная масса этого не чувствует, – объясняет социолог Лев Гудков.

– Мейнстрим – это смотреть на процент поддержки. Но непонятно, что он значит сам по себе. Из него нельзя сделать никаких выводов, на него имеет смысл смотреть в первую очередь с исследовательской точки зрения. У кого-то это 50%, у кого-то 60%, у кого-то 70%, и в эти проценты входят самые разные люди: на одном полюсе – те, кто врут, потому что боятся преследования, на другом – те, кто едет на фронт добровольцем, а в середине – сотни промежуточных точек зрения. В этом смысле агрегированная валовая заявляемая поддержка – это такая братская могила. Если мы хотим что-то понять, смотреть надо не на этот показатель, а имеет смысл сегментировать группу и поддержки, и неподдержки, и выяснять, что конкретно люди имеют в виду.

Из самого процента поддержки войны нельзя сделать никаких выводов

Мы весь год щупали эти две группы с разных сторон. То, что мы называем ядром сторонников и ядром противников, – это люди с минимально последовательной позицией, у которых нет противоречий в позиции хотя бы на самом базовом уровне. Мы задавали несколько вопросов, чтобы выяснить их позиции. Есть люди, которые выразили поддержку войне, но при этом поддержали бы решение вывести войска без достижения целей войны, что означало бы поддержать поражение. Есть люди, которые выражают поддержку, но при этом готовы проиграть, есть люди, которые выражают поддержку, но считают, что деньги надо расходовать не на армию, а на социальную сферу (это очень непоследовательная позиция). В итоге мы выделили ядро сторонников войны – 22% людей, которые и выражают поддержку, и не поддержали бы решение вывести войска без достижения целей войны, и считают, что приоритетом должны быть расходы не на социалку, а на армию. Если мы будем задавать еще больше вопросов, то эти 22% будут таять еще сильнее.

Если же мы смотрим на сторонников скорейшего завершения войны, то осознанные сторонники – это, во-первых, те, кто не выразил поддержку войне, то есть не те, кто сказал “не поддерживаю”, а те, кто не сказали “поддерживаю”, затруднились и так далее. Почему мы не берем “не поддерживаю”? Потому что знаем: люди боятся заявлять неподдержку. В прошлом марте мы проводили эксперимент и выяснили это, поэтому мы берем тех, кто не выразил поддержку. Прежде всего, это те, кто поддержал бы решение вывести войска без достижения целей войны, и те, кто считает, что приоритет – это расходы не на армию, а на социальную сферу. На пересечении этих трех вопросов мы получаем примерно 20% осознанных сторонников скорейшего завершения войны.

Здесь принципиально, что у большинства россиян нет даже минимально непротиворечивой позиции: это почти 60%. Это люди, которым, в общем, пока все равно. И вот за их умы и сердца имеет смысл бороться. Это к вопросу о том, насколько возможна мобилизация общества и его фашизация: пока представляется, что не очень. Последовательная позиция есть мало у кого, что в одну, что в другую сторону.

Второе: эти группы сопоставимы, нет такого, что за войну в пять раз больше, чем против. Мы не можем точно сказать, это 22, 25 или 30%, из-за тумана войны, но это группы плюс-минус равные – это можно сказать с достаточно высокой степенью уверенности.

– Что за динамика наблюдалась в этом плане в течение года с лишним?

– Главная динамика – в эволюции нашего понимания россиян, а не в эволюции их мнений. Отношение россиян менялось мало. Мы весь год прощупывали ядро поддержки, оно всегда по строгим критериям было в районе 25%, по очень нестрогим – в районе 40%. За год это практически не изменилось, к февралю стало, по нашим данным, 22% – это не радикальное изменение. Больше людей стали выбирать варианты ответа “не хочу отвечать” и “затрудняюсь ответить”. Сейчас это больше 30%.

– С чем вы связываете рост этой цифры?

– Если мы посмотрим на последние исследования Елены Коневой (проект ExtremeScan), то у нее 51% тех, кто заявляет о поддержке, и снижение произошло как раз за счет людей, которые ушли в “затруднистов”. Это размытие базы поддержки, по-видимому, связано с двумя факторами. Летом мы спрашивали сторонников войны, какие факторы могли бы изменить их отношение. Там лидируют два показателя. Первый – это затяжной характер войны, отсутствие успехов, некомпетентность военного руководства. И второй, который мы устойчиво наблюдаем почти с самого начала войны, – это экономические проблемы. Мы видим, что уровень заявляемой поддержки очень сильно зависит от благосостояния респондента: в общем и целом чем человек богаче, тем выше вероятность того, что он заявит о поддержке войны, чем беднее – тем такая вероятность ниже. Особенно сильно падает заявляемая поддержка среди респондентов, которые столкнулись с увольнением, снижением доходов или необходимостью экономить на еде из-за роста цен. Каждая экономическая проблема снижает вероятность того, что респондент выразит поддержку войне, в среднем на 8%.

– Вы также задавали вопрос: что люди сказали бы Путину, будь у них такая возможность.

– Тут интересно вот что. Политологи говорят, что природа персоналистских режимов аккламационная, то есть граждане активно не выражают поддержку, они приходят, голосуют, когда надо, но кроме этого поддержка ни в чем особо не выражается. Это максимум, на что можно мобилизовать какую-то значимую группу граждан. Пропаганда заявляет, что рейтинги Путина – около 80%. Но как только мы просим людей занять минимально активную позицию, просто по телефону сказать, что они сказали бы Путину, то поддержку ему выражает только четверть опрошенных. При этом так или иначе критически высказываются 21% респондентов. Получается, что поддержка Путина на минимально активном уровне – это 25%, а не 80, а кроме того, количество тех, кто критически высказались бы, близко к количеству тех, кто выразил бы ему поддержку. Если мы сложим эти два показателя, то это меньше половины. А больше половины россиян не имеют мнения.

– Какие общие выводы можно сделать из этого исследования?

– Прежде всего, как для обычных людей, так и для лиц, принимающих решения, важно понимать, что реальный уровень поддержки войны в России, не на уровне деклараций, а на уровне минимально непротиворечивой позиции – это не большинство граждан, а меньшинство. Это чрезвычайно важно и для антивоенно настроенных людей в России, чтобы они понимали, что они не отщепенцы, не радикальное меньшинство, а группа, вполне сопоставимая с теми, у кого есть хоть какая-то последовательная позиция по поддержке войны. Это важно и для лиц, которые принимают решения за рубежом по поводу того, как можно взаимодействовать с Россией, чего ожидать от россиян. Есть популярный мем: “это не война Путина – это война России” (соответственно, надо бороться не с Путиным, а загасить Россию, расчленить ее и так далее, потому что якобы все русские – фашисты; есть такая линия рассуждений). Наши данные как раз опровергают эту линию. Тех, у кого худо-бедно последовательная позиция поддержки, в районе 20-25%, то есть меньшинство. И противников, тех, кто за то, чтобы война скорее закончилась даже поражением, примерно столько же. Знать всегда лучше, чем не знать, иметь реалистичную картинку лучше, чем не иметь никакой или иметь нереалистичную.

– Если бы эти люди имели какую-то альтернативную, более широкую картину происходящего, чем государственное телевидение, наверное, были бы и другие цифры поддержки?

– Да, конечно. Но главный водораздел проходит даже не по использованию интернета, а по использованию VPN. Среди тех, кто пользуется VPN, качественно другая картинка по сравнению с теми, кто пользуется интернетом, но не пользуется VPN. Среди пользователей VPN только 36% заявляют о поддержке войны, среди непользователей VPN таких 64%. Тут, как всегда, актуален вопрос о курице и яйце: люди более антивоенно настроены, потому что получают более разнообразную информацию, или установили VPN потому, что привыкли её получать, и поэтому изначально имели антивоенные взгляды?

– Вы сказали, что за умы и сердца многих россиян можно бороться. Как вы себе представляете эту борьбу?

– Даже по собственному жизненному опыту я вижу, что задавать вопросы людям с другой позицией более эффективно, чем спорить с ними. Мы проводили эксперимент, который показал то же самое. Задавали вопрос: похожа ли специальная военная операция на Великую Отечественную войну? И в одном случае мы ставили этот вопрос ближе к началу опроса, а в другом – ближе к концу. Выяснилась интересная вещь: в группе, которая получила этот вопрос ближе к концу опроса, примерно на четыре минуты позже, значимо меньше тех, кто считает, что война с Украиной похожа на Великую Отечественную войну (а группы совпадают по социально-демографическим характеристикам). Это говорит о том, что просто само размышление человека, погружение его в этот контекст повышает уровень его осознанности. Конечно, нынешняя война ничем не похожа на Великую Отечественную, и когда люди говорят, что похожа, они просто бездумно ретранслируют пропаганду. Но стоит им хотя бы немного задуматься, погрузиться в тему, сконцентрировать на этом внимание, уже больше людей начинают задумываться и выдавать свое мнение, а не просто пересказывать телевизор.

Своими наблюдениями об отношении россиян к войне в Украине поделилась с Радио Свобода социолог Елена Конева, основатель и исследователь Агентства ExtremeScan.

– Мы провели специальное исследование в трех приграничных областях России: Курской, Белгородской и Брянской. Для них война началась еще в конце 2021 года, когда туда стали стягиваться военные силы, через них шли воинские формирования, поезда, устраивались военные лагеря, строились базы. Когда начались боевые действия – тем более, а уже с весны там случались первые прилеты ракет. Сейчас сформировалась плотная приграничная зона, 10–15 километров вглубь территории России, откуда произошло полное отселение людей в связи с высоким уровнем опасности. Эти территории обстреливаются, случаются всякого рода диверсионные акты, при которых страдает местное население. Кто это делает – неизвестно, главное, что есть очевидная война уже не на пороге, а в твоем доме. С прошлой весны начали строиться укрепсооружения вдоль всей границы, на это рекрутируются люди. По нашим данным, 6% опрошенных (а среди наиболее дееспособных мужчин – 13%) декларировали свое участие в строительстве укрепсооружений. То есть всё, война здесь. Есть комендантский час, бомбоубежища, есть жертвы среди мирного гражданского населения: 24% сказали, что в их населенном пункте есть раненые и погибшие.

В приграньчье мобилизованность населения и поддержка войны выше, чем в целом по России

Гипотеза этого исследования была в том, что, возможно, в такой особой, модельной ситуации мы увидим, как меняется отношение к войне, когда она уже коснулась людей совершенно конкретно. Было предположение, что издержки и потери приведут к сокращению группы поддерживающих. Результат оказался противополжным: в этом регионе мобилизованность населения и поддержка войны, неготовность остановить ее выше, чем в целом по России.

У нас есть такой вопрос: готовы ли вы поддержать решение Путина об отводе войск с территории Украины, о начале мирных переговоров без достижения целей? Получается, что те, кто поддерживает войну, те, кто поддерживает даже Путина, в этом случае должны не согласиться с его решением. В приграничье среди людей, испытавших военные события на собственном опыте, больше, чем по России, тех, кто такое решение не поддерживает (по России 47%, в приграничье около 60%), то есть считает, что войну останавливать нельзя, нужно идти до конца. Здесь выше и готовность принять добровольное участие в военных действиях: 22%, в то время как по России в целом это 15% на весну 2023 года. И поддержка войны здесь в течение всей войны выше на 5–6%: по России в феврале у нас была цифра 59%, а в приграничье это 65%.

– Что это означает?

– Попробую спрогнозировать, что будет, если война начнет приближаться к границам России. Сейчас у нас граница массированно простреливается примерно на 15 километров вглубь, более избирательно – на 60–70. Когда украинские войска будут приближаться к границе, эта зона соприкосновения с войной будет расширяться, и мы будем наблюдать на этих территориях и далее дополнительный импульс консолидации и мобилизации населения, уже на фоне реальных военных событий.

Когда война приближается, с одной стороны, становится страшнее, какая-то часть людей, условно говоря, противники войны, видят в этом лишь дополнительный аргумент в пользу своего убеждения, что война недопустима и ее нужно останавливать. А другая часть (я говорю очень огрубленно, разделяя людей на две группы: естественно, это более сложная конструкция) не теряет веры в то, что война была неизбежна, и если бы не это, то войска НАТО стояли бы как минимум в городе Белгороде. Идет процесс нарастания тревоги, страха и паники у довольно существенной части населения. У четверти жителей приграничья есть кто-то из близких родственников или знакомых, кто уже уехал на восток, эвакуировался. А тем, кто остался, надо рыть окопы и дежурить в госпиталях.

Нарастает тревога, страх и паника у довольно существенной части населения

С другой стороны (и именно этот феномен оказался для нас открытием), чем ближе условный переход украинскими военными границы, вторжение на территорию России, тем страшнее представляются людям последствия. И выход из этого они видят только один – закрыть глаза и с криками “ура” продолжать войну, лишь бы этот момент не наступил. Люди догадываются, что год войны привел к колоссальным разрушениям и жертвам в Украине. Многие общаются со своими родственниками и знакомыми через границу: чем ближе к границе, тем теснее эти связи. Они понимают, что в такой ситуации, конечно же, для всех наступит та или иная степень ответственности, и это повышает желание остановить войну на пороге, а это можно сделать, только продолжая ее на территории Украины.

К концу первого года войны Россия окончательно и, думаю, необратимо, разделилась на две России. У нас есть две России, сосуществующие одновременно и живущие в разном эмоциональном фоне при всей общности судьбы. Одна часть будет все больше настраиваться против войны, а другая – все более ожесточенно хотеть ее продолжения.

Сейчас есть страх потенциальных потерь. Ожидание угрозы, как говорят психологи, может быть гораздо более фрустрирующим фактором, чем сама угроза. Когда реальные военные события будут уже так страшны, что ожидать какого-то теоретического возмездия станет бессмысленно (оно уже наступило), тогда наступит перелом: от поддержки войны отхлынет очень много людей.

Одна часть будет все больше настраиваться против войны, а другая – все более ожесточенно хотеть ее продолжения

Открытых противников войны около 10%, – это наиболее радикальная часть, те, кто готов по телефону отвечать: “Нет, я не поддерживаю войну”. И есть еще 20% людей, которые на прямой и сензитивный вопрос о поддержке “специальной военной операции” затрудняются или отказываются отвечать. Но у нас есть возможность анализировать их взгляды по другим вопросам, и уже аналитически мы относим их к противникам войны. Всего противников, на наш взгляд, минимум 30%. Это не только оппозиционеры, не только борцы против войны, а противники войны просто по определению. Среди них мы можем найти людей, которые терпимо относились к власти Путина, на многое смотрели совершенно индифферентно: “Я не интересуюсь политикой”. Но эти люди боятся войны, понимают, что это потери в экономике, потенциальная мобилизация, что их самих, а также их близких могут забрать в армию, что война вообще неприемлема как средство решения межгосударственных проблем.

Там могут быть люди, голосовавшие за Путина, но они ощущают, что война – это просто роковая ошибка Путина, что его к этому вынудили, обманули, он не знает, что реально происходит, ему приносят не те бумаги в этих папочках. Для аналитики важно держать таких людей в одной группе. Несмотря на разные причины неподдержки войны, их объединяет несогласие с ней. Эти люди, как показывают исследования, способны радикализироваться и превращаться в более активных противников войны.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка российской наступательной кампании, 13 мая 2023 г.

Украинские силы продолжают контратаки в районе Бахмута на фоне неподтвержденных заявлений о дальнейших незначительных успехах Украины к юго-западу от города по состоянию на 13 мая.Российский блогер заявил, что украинские силы заняли новые позиции на окраине н. п. Курдюмовка (14 км к юго-западу от Бахмута) и оттеснили российские силы в этом районе за канал Северский Донец — Донбасс. Милблогер также заявил, что украинские силы продвигались в сторону Клещеевки (7 км к юго-западу от Бахмута) со стороны Предтечино (16 км к юго-западу от Бахмута). По состоянию на 13 мая ISW не наблюдала визуального подтверждения этих дополнительных украинских успехов к юго-западу от Бахмута или в других местах в районе Бахмута. Командующий Восточной группировкой войск Украины генерал-полковник Александр Сырский 13 мая заявил, что украинские силы наступают на некоторых участках, а Генштаб Украины сообщил, что в настоящее время украинские силы ведут активные действия в районе Бахмута.  Официальный представитель Восточной группировки войск Украины полковник Сергей Череватый заявил 13 мая, что украинские войска за три дня контратак освободили 17,3 квадратных километров территории на бахмутском направлении. По оценке ISW по состоянию на 13 мая, в ходе недавних контратак украинские силы освободили 16,85 квадратных километров в районе Бахмута. Российские источники распространили кадры, показывающие последствия недавней контратаки украинских войск на российские позиции в районе Майорска (20 км к юго-западу от Бахмута), и заявили, что 3-я бригада 1-го армейского корпуса Донецкой Народной Республики (ДНР) отразила атаки. Известный российский блоггер заявил, что недавние успешные ограниченные контратаки украинских войск к северу от Хромово (непосредственно к западу от Бахмута) ослабили способность российских войск блокировать шоссе между Хромовым и Часовым Яром (13 км к западу от Бахмута). Милблогер заявил, что отступление русских в ответ на недавние украинские контратаки произошло на относительно небольших участках линии фронта, но предупредил, что эти «перегруппировки» могут стать более значительными, если российским силам не удастся стабилизировать линию фронта. Финансист Группы Вагнера Евгений Пригожин заявил 12 мая, что разговоры о тактическом выводе российских войск — ерунда, поскольку российские войска продолжают полностью оставлять позиции в неустановленных местах.

В ночь с 12 на 13 мая российские силы нанесли удар беспилотником «Шахед-131/136» по территории Украины. Генштаб Украины сообщил, что сбил 18 из 22 беспилотников «Шахед-131/136», запущенных российскими войсками с северного и южного направлений.  Генштаб Украины сообщил, что беспилотники нанесли удар по объекту инфраструктуры в Хмельницкой области. Видеозапись, опубликованная 13 мая, якобы показывает последствия обстрела в Хмельницкой области.

Российские СМИ сообщили, что 13 мая в Брянской области потерпели крушение два российских вертолета Ми-8, бомбардировщик Су-34 и истребитель Су-35, что, по утверждениям некоторых российских источников, было вызвано действиями украинской ПВО. На кадрах с геолокацией видны последствия авиакатастроф в районе Сурестского Муравей и Клинцы, примерно в 50 км от границы с Украиной. Российские милблогеры предположили, что все четыре самолета разбились в результате скоординированного удара украинских средств ПВО, стянутых в приграничный район Черниговской области. Минобороны России (МО) на момент публикации пока не отреагировало на инцидент. Украинские официальные лица также воздерживаются от комментариев по поводу инцидентов. Тем не менее, несколько российских блогеров ухватились за этот инцидент, чтобы подвергнуть критике аспекты проведения воздушных операций российскими ВКС и обвинить руководство, ответственное за эти самолеты, в грубой небрежности и некомпетентности. Milbloggers предупредили об украинских возможностях и призвали к жесткому возмездию против Украины. Некоторые milbloggers задавались вопросом, почему два вертолета Ми-8 вообще летели так близко к границе, и призывали командующих воздушно-космическими силами принять более эффективные меры для переброски таких средств дальше в тыл. Депутат Московской Думы Андрей Медведев предупредил, что украинские контрнаступательные действия будут проявляться не только в механизированных боевых действиях, предложив российским властям подготовиться к дальнейшим ударам по таким авиационным средствам в рамках более широкой украинской стратегии контрнаступления.

 Заместитель министра информации Донецкой Народной Республики (ДНР) Даниил Безсонов обвинил воздушно-космическое командование России в «самодурстве» и «мошенничестве».

Депутат Московской Думы Андрей Медведев предупредил, что украинские контрнаступательные действия будут проявляться не только в механизированных боевых действиях, предполагая, что российские власти должны подготовиться к дальнейшим ударам по таким авиационным средствам в рамках более широкой украинской контрнаступательной стратегии.

Российские источники утверждали, что 12 и 13 мая украинские силы нанесли удары по тыловым районам России в Луганской области с помощью британских крылатых ракет Storm Shadow, что вызвало повышенную обеспокоенность России по поводу потенциальных возможностей Украины по нацеливанию на российскую логистику. 13 мая Минобороны России заявило, что 12 мая украинская авиация нанесла удар крылатой ракетой «Тень шторма» по промышленным объектам в оккупированном Луганске. Геолокационные кадры, опубликованные 13 мая, показывают последствия украинских ударов по н. п. Юбилейное (7 км к западу от Луганска) 13 мая.

Министр обороны Соединенного Королевства Бен Уоллес подтвердил 12 мая, что Великобритания поставляет ракеты Украине, но не уточнил, когда Украина их получила и даже получила ли она. ISW не обнаружила визуального подтверждения того, что украинские силы использовали крылатые ракеты Storm Shadow для нанесения ударов по российским позициям в Украине. Российские блоггеры утверждают, что этот удар показывает, что украинские силы могут наносить удары по аэродромам, тыловым центрам дислокации и тылового обеспечения в районах, ранее считавшихся полностью безопасными. Известный российский milblogger сравнил предполагаемое использование крылатых ракет с летом 2022 года, когда украинские войска начали использовать ракеты HIMARS для поражения российской логистики в Херсонской области, и заявил, что российское информационное пространство аналогичным образом пытается преуменьшить влияние, которое могут оказать такие системы. ISW не обнаружила визуального подтверждения того, что украинские силы использовали крылатые ракеты Storm Shadow для нанесения ударов по российским позициям в Украине. Российские блоггеры утверждают, что этот удар показывает, что украинские силы могут наносить удары по аэродромам, тыловым центрам дислокации и тылового обеспечения в районах, ранее считавшихся полностью безопасными. Известный российский milblogger сравнил предполагаемое использование крылатых ракет с летом 2022 года, когда украинские войска начали использовать ракеты HIMARS для поражения российской логистики в Херсонской области, и заявил, что российское информационное пространство аналогичным образом пытается преуменьшить влияние, которое могут оказать такие системы. ISW не обнаружила визуального подтверждения того, что украинские силы использовали крылатые ракеты Storm Shadow для нанесения ударов по российским позициям в Украине. Российские блоггеры утверждают, что этот удар показывает, что украинские силы могут наносить удары по аэродромам, тыловым центрам дислокации и тылового обеспечения в районах, ранее считавшихся полностью безопасными. Известный российский milblogger сравнил предполагаемое использование крылатых ракет с летом 2022 года, когда украинские войска начали использовать ракеты HIMARS для поражения российской логистики в Херсонской области, и заявил, что российское информационное пространство аналогичным образом пытается преуменьшить влияние, которое могут оказать такие системы.

Настойчивое стремление российского президента Владимира Путина вести войну в Украине в стиле «Великой Отечественной специальной военной операции» открыло двери для нескольких бескомпромиссных игроков, которые выступают за институционализацию все более сталинской внутренней политики. Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин 13 мая предложил России в свете требований «экономической безопасности в условиях войны» пойти по пути «национализации основных секторов» экономики. Известный российский блоггер ответил на заявление Бастрыкина и отметил, что полномасштабная национализация вышла за рамки риторики Коммунистической партии и теперь отстаивается одним из крупнейших российских правоохранительных органов. Милблогер отметил, что российская элита, похоже, все чаще использует большевистские и сталинские практики для подготовки российского общества к войне в отсутствие других успешных исторических аналогов экономического структурирования военного времени.

Ранее ISW оценивала, что Путин занимается построением ложных исторических параллелей между войной на Украине и Великой Отечественной войной в Советском Союзе. Подражание этим условиям на самых высоких уровнях российского правительства, вероятно, продолжит иметь внутренние последствия, поскольку война продолжается и открывает двери для большей нормализации советской и сталинской практики во всех ветвях власти.

Сообщается, что бывший командующий Тихоокеанским флотом адмирал Сергей Авакянц получил назначение возглавить новую российскую организацию по формированию сил под названием «Воин» («Воин»), которая, как сообщается, заменила унаследованное Россией Российское добровольческое общество содействия армии, авиации и флоту России ( ДОСААФ).Один из российских источников заявил 13 мая, что организация «Воин», которая будет заниматься боевой подготовкой и обучением россиян в возрасте от 14 до 35 лет, «полностью заменила» ДОСААФ, активно участвовавший в вербовке. Ранее ISW сообщала, что тот же российский милблогер утверждал, что Авакянц будет формировать новую «организацию», которая могла бы сотрудничать с ДОСААФ. Неясно, каков текущий статус ДОСААФ, если отчет этого milblogger точен. Также неясно, был ли ДОСААФ расформирован и преобразован в «Воин» или «Воин» включил организацию ДОСААФ в новую вертикально интегрированную организацию под контролем Авакянца и Минобороны России (МО). Этот отчет, если он точен, может указывать на попытку Кремля подчинить ДОСААФ — номинально неправительственную организацию — Министерству обороны.

Сообщается, что президент Беларуси Лукашенко был госпитализирован в президентскую больницу в Минске 13 мая. Независимые белорусские наблюдатели сообщили, что Лукашенко был госпитализирован в Минске около 19:00 по местному времени 13 мая, но кортеж Лукашенко выехал из больницы около 21:00. Состояние здоровья Лукашенко остается неясным. Лукашенко не появлялся на публике, и его офис не обновлял свое еженедельное расписание какими-либо мероприятиями после его визита в Москву 9 мая. Лукашенко не выступил со своим традиционным обращением ко Дню Победы в Минске, Беларусь, 9 мая, хотя неясно, почему.

Ключевые выводы

  • Украинские силы продолжают контратаки в районе Бахмута на фоне неподтвержденных заявлений о дальнейших незначительных успехах Украины к юго-западу от города по состоянию на 13 мая.

  • В ночь с 12 на 13 мая российские силы нанесли удар беспилотником «Шахед-131/136» по территории Украины.

  •  Российские СМИ сообщили, что два российских вертолета Ми-8, бомбардировщик Су-34 и истребитель Су-35 потерпели крушение в Брянской области 13 мая, что, по утверждению некоторых российских источников, было вызвано действиями украинской ПВО.

  • Российские источники утверждали, что 12 и 13 мая украинские силы нанесли удары по тыловым районам России в Луганской области с помощью британских крылатых ракет Storm Shadow, что вызвало повышенную обеспокоенность России по поводу потенциальных возможностей Украины по нацеливанию на российскую логистику.

  • Настойчивое стремление российского президента Владимира Путина вести войну в Украине в стиле «Великой Отечественной специальной военной операции» открыло двери для нескольких бескомпромиссных игроков, которые выступают за институционализацию все более сталинской внутренней политики.

  • Сообщается, что бывший командующий Тихоокеанским флотом адмирал Сергей Авакянц получил назначение возглавить новую российскую организацию по формированию сил под названием «Воин» («Воин»), которая, как сообщается, заменила унаследованное Россией Российское добровольческое общество содействия армии, авиации и флоту России (ДОСААФ).

  • Сообщается, что президент Беларуси Лукашенко был госпитализирован в президентскую больницу в Минске 13 мая.

  • Российские войска продолжали ограниченные наземные атаки северо-восточнее Купянска и северо-западнее Сватово.

  • Русские войска добились незначительных успехов в пределах Бахмута и продолжали ограниченные наступательные операции на фронте Авдеевка-Донецк.

  • Российские силы обстреляли украинские позиции на юге Украины к западу от Гуляйполя.

  • Сообщается, что российские силы пополняют части мобилизованным персоналом.

  • Российские власти продолжают попытки депортировать украинских детей в Россию под видом схем «отдыха и релаксации».

 

(Оновлено 7:00)

Abbas Gallyamov

Не поленился посмотреть итоговые выпуски новостей Первого канала и России-1 за субботу. Обе передачи активно рассказывают о потерях ВСУ, ничего не сообщая при этом о сбитых в этот день над Брянской областью российских самолетах и вертолётах, а также их погибших пилотах. Получается, что жизни российских героев кремлевская пропаганды ценит меньше жизней украинских воинов. Они, выходит, недостойны упоминания. Что это, если не русофобия?

При этом никто не скажет, что телевизионщикам не хватило эфирного времени. Авторы обеих передач выдали на гора совершенно пустые с точки зрения наполненностью актуальной информацией сюжеты о визите Володина в Свято-Владимирский монастырь Смоленской области, праздновании 240 лет со дня основания Черноморского флота и даже обстоятельный рассказ о подвиге брига «Меркурий», одержавшего победу в неравном бою с двумя турецкими линкорами аж в 1829 году.

А вообще просмотр репортажей с фронта навёл меня на мысль о том, что в принятии закона о фейках про российскую армию, есть и позитивный момент. В стране теперь есть статья, по которой после смены власти можно будет смело судить нынешних информационщиков. Теперь точно не отвертятся. Там у них сплошные клевета и фейки.

 

(Размещено 3:00)

Альфред Кох

Прошел один год и семьдесят восемь дней войны. В районе Бахмута ВСУ продолжают развивать свой вчерашний успех, но о глубине продвижения пока нет точных данных. На всех остальных участках фронта ситуация в последнее время более-менее стабильная.

Но вне зависимости от масштаба украинского успеха в Бахмуте и вокруг него, случилось главное: россияне уже проиграли эту войну у себя в голове. Они сами раздули тактические наступательные действия украинцев до масштаба генерального наступления. Сами его испугались и после сами же начали себя успокаивать, что мол ничего страшного не случилось.

Более того: они начали предлагать такие способы борьбы, которые со всей очевидностью свидетельствуют, что у них нет никакого осмысленного плана, но есть растерянность и даже паника.

Бастрыкин предлагает национализировать крупную промышленность, в то время как вся последняя экономическая статистика по России показывает, что частный сектор в условиях санкций развивается более динамично, а у госсектора если и есть успехи, то только на ниве освоения госзаказа.

Причем освоения очень специфического: деньги в госсектор закачиваются в огромных количествах (примерно в два раза больше, чем в мирное время) и там бесследно исчезают. Никакого эффекта в виде стремительного потока современного оружия на передовую нет.

Зачем в этих условиях национализация – ума не приложу. Может быть Бастрыкин думает, что рассказы сталинских наркомов про мобилизационную экономику – это действительно панацея? И их самопиар про то как они ковали за Уралом оружие победы – это правда?

Расскажите же ему, что оружие победы ковалось за океаном, вполне себе частными американскими корпорациями и на деньги американских налогоплательщиков. А без этого, все сталинских наркомы с их свечными заводиками в голой степи не продержались бы и года. Ведь даже практически все шарикоподшипники и весь авиационный бензин были американские!

Без американских поставок не было бы ни брони, ни легированной стали, ни алюминия, ни еды для армии, ни грузовиков, ни половины самолетов и танков. Не было бы средств связи, паровозов, вагонов, торпедных катеров и торпед к ним, эсминцев и крейсеров. Не было бы патронов и снарядов.

И главное – не было бы никакой победы над Гитлером. И в этих условиях говорить о национализации крупной промышленности, как о панацее – это смешно. А, впрочем, я – за. Пусть! Это ровно то, что сейчас нужно чтобы ускорить поражении путинской России.

Следовательно, чем больше идиотов окружает Путина, и чем больше дебильных идей они предлагают, тем больше шансов, что хоть некоторые их них начнут реализовываться. И туда, наконец, путинский режим рухнет.

Другой умник, министр юстиции Чуйченко, предлагает трансгендеров отправлять на принудительное лечение. Понимаете? То есть вот чем нужно сейчас заниматься! Все бросить – и принудительно лечить трасгендеров. Это при том, что и в мире и в стране нет даже близко понимания кто это должен делать, как лечить и является ли это вообще — болезнью.

Нет ни соответствующих клиник (и их не может быть в принципе), нет методик (по той же причине), нет даже близко никакого позитивного опыта такого «лечения». И, наконец, нет элементарно денег на все это. Но министр прокукарекал – а там хоть не рассветай! И как это приближает победу России над Украиной – автор идеи тоже не поясняет.

Налицо яркий пример бессмысленной административной активности без малейшего даже намека на серьезность того, что предлагается. Просто обозначение позиции в «борьбе за традиционные ценности». Видите: подал предложение по решению актуальной проблемы (1 шт.), поставьте галочку напротив моей фамилии (1 шт.). Чтобы потом не было разговоров о том, что Минюст стоит в стороне от решения злободневных проблем.

Помимо бессмысленного административного рвения, путинское окружение занялось еще одним любимым занятием: поиском виноватых. Пригожин винит во всем Шойгу и Герасимова. Материться как сапожник, визжит, устраивает перфомансы из трупов и все больше становится похож на спятившую макаку.

Генералы же молча сдают его на съедение ВСУ, чтобы потом в братской могиле ЧВК «Вагнер» похоронить вместе с ее зэками все свои просчеты, ошибки и коррупционные схемы. И дождавшись когда, наконец, Пригожин навеки заткнет свой фонтан, стоя на его могиле обвинить его во всех своих поражениях.

Следующим логичным объектом поиска виноватых должен был бы стать путинский дружок Чемезов. Но пока он слишком высоко стоит, чтобы до него дотянуться. Поэтому он, до поры до времени, продолжает радовать публику своими фантастическими рассказами про то, что он поставил на поток производство «Кинжалов» и что огромные партии самого современного оружия (включая танки и боеприпасы) в огромных количествах поступают в войска.

Может оно, конечно, и так. Как можно спорить с цельным генерал-полковником госбезопасности? Но, судя по тому, что мы видим и слышим от тех кто находится с обеих сторон фронта, боеприпасов у россиян с гулькин хер, а поступающие в войска танки – все как один снятые с хранения Т-55 пятидесятых годов.

Надо бы, конечно, спросить у Чемезова: «Где деньги, Зин?» Но кто ж его спросит? Ни Шойгу, ни Герасимов, ни даже Мишустин (не говоря уже о Пригожине) спросить его об этом не могут: не по чину. А Путин не спросит потому, что прекрасно знает где они: у Ролдугина на офшорах. Так что круг замкнулся и вопросы сами собой отпали.

И все это – прекрасно! И паника военкоров и пропагандистов. И бессмысленное административное рвение аппаратчиков. И поиски виновных. И воровство на костях и трупах. И вранье, которое льется из телевизора. Это все признаки того, что украинское наступление будет успешным. Потому, что еще толком не начавшись, оно уже устроило такой переполох в стане врага.

А теперь представьте, что будет, когда оно начнется? А оно ведь рано или поздно начнется. И теперь уже совершенно ясно, что оно будет успешным. По другому и быть не может, ведь наше дело – правое. Поэтому враг будет разбит, а победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 14 May: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий