BloggoDay 26 April: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 26 квітня 2023 р.

(Оновлено 19:00)

Верстка

Как путин возненавидел Украину

Расследование о том, как российский президент пришёл к мысли о войне с Украиной

Мотивами для Путина начать войну с Украиной стали личная обида и желание мести. Последней каплей оказалось закрытие медиаактивов его кума Виктора Медведчука. Путин принял решение напасть на Киев в феврале-марте 2021 года, говорят источники «Вёрстки». Подготовка к вторжению шла почти год, но всё это время в Кремле исходили из неверных предпосылок и расчётов.

Автор текста — Илья Жегулёв, бывший cпецкорреспондент SmartMoney, Forbes, Meduza, Reuters. Написал книгу «Ход царём: Тайная борьба за власть и влияние в современной России. От Ельцина до Путина» о высших кремлёвских чиновниках, которые принимали ключевые решения в последние годы правления Бориса Ельцина, в том числе о выборе Владимира Путина в качестве преемника.

В основу этого расследования легли разговоры с бывшими и нынешними чиновниками в российской и украинской власти. Каждый из них занимает определённое место или в украинском политическом истеблишменте, или в российском. Что на самом деле привело к войне — тема сложная для обеих стран. Специально для «Вёрстки» журналист Илья Жегулёв выяснил, как получилось, что у Владимира Путина возникла сама мысль о войне с Украиной, когда было принято ключевое решение и кто оказал на него влияние. Рассказы, данные приближенными к Кремлю бывшими и нынешними функционерами, не могут служить оправданием случившейся трагедии, однако помогают понять эволюцию мышления российского правителя, приведшую к ней.

После губернаторских выборов в Подмосковье в сентябре 2013 года один из кураторов огромной команды политтехнологов, потирая руки, сказал: «Ну, ребята, молодцы, теперь поедете на Западную Украину тренироваться», — вспоминает в разговоре с «Вёрсткой» близкий к администрации российского президента политтехнолог. Десять лет назад, по его словам, дискурса, что есть какие-то «плохие хохлы», не было вообще: российские технологи работали как с командой Виктора Януковича, так и с его оппонентами из более проевропейски ориентированных политиков, и ни у кого никаких вопросов не возникало. Политтехнологи получали выгодные подряды от всех сторон и зарабатывали деньги. «А сколько коммуникаций между футбольными болельщиками было русскими и украинцами, дружба-то по настоящему была. И националисты дружили между собой».

Казалось, у Кремля отношение к Украине изменилось в считанные недели февраля 2014 года, когда Путин единолично принял решение об аннексии Крыма. Но это не совсем так: судя по рассказам очевидцев, в голове у российского президента мнение о соседней стране эволюционировало гораздо раньше.

«Наш сукин сын»

До «оранжевой революции» 2004 года у Москвы с Киевом серьёзные разногласия возникли только однажды: в 2003 году камнем преткновения стал остров Тузла в Азовском море, на котором проживало 30 семей рыбаков. В какой-то момент Россия стала насыпать берег в сторону рыбачьего островка, что вызвало большое напряжение вплоть до усиления защиты Тузлы регулярными войсками Украины. Но в конце концов обе страны согласовали договор о сотрудничестве в Азовском море и Керченском проливе и про конфликт надолго забыли.

Уходя с поста президента по прошествии двух сроков, украинский президент Леонид Кучма попросил Москву поддержать своего преемника — Виктора Януковича, чем Кремль с рвением занялся.

«В эфире специальная программа трёх национальных телеканалов Украины — телеканала „Интер“, „1+1“ и „Первого национального“: „Владимир Путин. Прямой эфир“… география вопросов — вся Украина. Все звонки с территории Украины — бесплатные», — на русском языке говорил ведущий в студии, словно он был не в Киеве, а в Останкино. В студии в Киеве между двух флагов — Украины и России — сидел президент России и в течение часа отвечал на вопросы граждан соседнего государства. Это был конец октября 2004 года, финальный этап президентской кампании Виктора Януковича, на которого сделала ставку Москва.

Чтобы поддержать кандидата, Путин приехал в Киев и поучаствовал в прямом аналоге российской «прямой линии» с разницей в том, что вопросы ему задавали украинцы (поступило более 80 000 вопросов). Путин даже сказал, что России есть чему поучиться у Украины, мол, экономический рост Украины при премьере Януковиче по темпам обогнал российский.

Курировал выборы со стороны Москвы Дмитрий Медведев, который тогда возглавлял администрацию президента России, а со стороны Киева — глава администрации президента Украины Виктор Медведчук. Именно в том году Путин стал крёстным отцом его дочери Дарьи. Тогда администрация президента Украины плотно работала в связке с российской, а специальным помощником по связям двух администраций, по собственному признанию, был российский политтехнолог Глеб Павловский. Одним из предвыборных ходов Москвы стала карта «трёх сортов Украины», на которые якобы делил страну Виктор Ющенко, где третий сорт — это юг и восток Украины.

Но всё это не помогло. По итогам «оранжевой революции» после массовых протестов и повторного голосования в 2004 году президентом Украины стал Виктор Ющенко.

Но Москва продолжила делать ставку на противопоставление и даже отделение регионов. В разгар «оранжевой революции» даже была проведена первая попытка отделения юга и востока — в Северодонецке прошёл пророссийский съезд депутатов всех уровней, из России на нём присутствовал на тот момент влиятельный политик, мэр Москвы Юрий Лужков. В свою очередь, тогдашний глава Донецкого областного совета Борис Колесников прямо призвал к отделению от Украины: «Мы предлагаем: выразить недоверие всем высшим органам государственной власти, которые нарушили закон. Создать новое юго-восточное украинское государство в форме федеративной республики. Столицей нового государства станет Харьков, таким образом будет восстановлена первая столица независимой Украинской республики», — говорил Колесников. Однако до дела не дошло. Россия тогда не стала вмешиваться с оружием в дела суверенного государства, а без поддержки на отделение никто не пошёл. На предложение «Вёрстки» поговорить об этом сейчас Колесников ответил: «Спасибо, не интересует» (фонд Колесникова активно поддерживает ВСУ, а всю обложку его профиля в «Фейсбуке» занимает огромный украинский флаг).

К 2010 году прозападный президент Ющенко растерял большую часть рейтинга, а в начале 2010 года Янукович выиграл президентские выборы — и на этот раз к подсчётам голосов у избирателей массовых претензий уже не было.

Став президентом, Янукович сразу стал принимать решения, о которых Москва не могла и мечтать даже во времена умеренного политика Кучмы — он заявил, что Украина не будет вступать в НАТО, инициировал закон о статусе русского языка как регионального и высказался, что голодомор — не геноцид украинского народа, а общая проблема советской истории.

«Наши спецслужбы сидели в руководстве Украины, руководили ей и отдельными бизнес-единицами. Смысл что-то делать было, когда все свои?» — рассказывает источник, близкий к администрации российского президента. По его словам, план был простой — сближение с Украиной по образцу и подобию сближения с Беларусью. «В стране сидел целый президент, который был фактически у нас на содержании, — поясняет источник „Вёрстки“. — Как у Штатов в своё время на Кубе был президент Фульхенсио Батиста, так и у нас был в Украине Янукович. Отношение было к нему такое же. Конечно, ему подыгрывали и помогали. То был наш сукин сын».

Параллельно Россия работала и по дипломатической линии, пытаясь отговорить Европу заигрывать с Украиной. «Русские дипломаты приезжали в Париж, они говорили Западу, что мы против евроассоциации, этого не будет, вы должны это прекратить, — рассказывает источник, близкий к Владиславу Суркову, который с 2013 по 2019 год отвечал в Кремле в том числе за связанные с Украиной вопросы. — Мол, это будет удар по тем отношениям, которые есть между Украиной и Россией. Началось с этой истории, никакой истории про русский мир ещё не было вообще».

Янукович отказался от соглашения об ассоциации с ЕС и поддался соблазну Кремля вступить в Таможенный союз с Россией, что закончилось вторым в его жизни майданом.

«Он тогда загрубил»

Отношение Путина к Украине портилось вместе с отношениями с Западом. Довольно быстро постсоветское пространство, и в первую очередь Украина и Грузия, стали для кремлёвского лидера пространством противостояния.

Первым ударом для Путина стала «Революция роз» в Грузии, когда после массовых протестов в стране поменялся лидер на непонятного для Путина прозападного Михаила Саакашвили, вторым — более серьёзным — «оранжевая революция» в Украине. «Дело не в отношении к Украине. Там же не просто был майдан, там было разрушение всех правил игры», — объясняет логику обиды Путина близкий к нему человек. Право граждан на смену власти в своих странах с помощью манифестаций и выборов в Кремле всерьёз не воспринимали, считая такие выступления исключительно результатом внешнего воздействия Запада.

Всё это привело Путина к мюнхенской речи 2007 года, которую Запад трактовал критически. «Он тогда загрубил немножко, довольно неполиткорректно выступил, — оценивает сейчас источник близкий к Кремлю. — Запад на это сказал: мол, какой нехороший, ругается, пошёл в жопу, грубый неотёсанный мудлан. Вот это был примерный результат его речи».

Помимо революций на постсоветском пространстве и расширения НАТО на Восток, в отношениях Вашингтона и Москвы то и дело возникали и другие раздражающие вещи. В качестве примера чиновник президентской администрации приводит историю с вхождением во Всемирную торговую организацию, к которому Россия, по его оценке, была готова больше, чем Украина, а первой приняли Украину.

А в 2011 году Александру Волошину, который тогда занимался развитием Международного финансового центра в столице, позвонил посол России в Украине Михаил Зурабов. Он рассказал, что в Киеве тоже создаётся Центральный депозитарий, и кураторы проекта предложили подписать соглашение о сотрудничестве с Москвой. Волошин был не против, но соглашения не получилось. Ранее общавшийся по долгу службы с американцами чиновник российской президентской администрации приводит это как пример не самого дружественного поведения США, которых было много.

Новая философия

Вместе с изменением отношения к западу на Путина влияли и внутренние истории. Во время и после протестных акций 2012 года Путин стал больше времени проводить наедине с книгами определённого толка. Среди близких к Кремлю людей стали ходить разговоры, что Путин всё чаще сидит в архивах. Для него примерно в это время даже создали специальную рабочую группу в администрации президента, которая подбирала ему книги и нужные страницы на заданную им тему, рассказывает бывший кремлёвский политтехнолог.

Ещё до событий на Болотной Путин заинтересовался белогвардейским философом Иваном Ильиным, а после неудавшихся протестов российский президент стал гораздо больше погружаться в тексты авторов, схожих с Ильиным взглядов. По душе ему пришёлся и религиозный философ начала XX века Василий Розанов. Последний был критически настроен против либералов и интеллигенции: «Да я нахожу лучше стоять полицейским на углу двух улиц, — более „гражданским“, более полезным, более благородным и соответствующим человеческому достоинству, — чем сидеть… „за интеллигентным завтраком“ и обсуждать чванливо, до чего „у нас всё дурно“ и до чего „мы сами хороши“, праведны, честны и „готовы пострадать за истину“…».

Ильин, в свою очередь, вообще не испытывал никакого пиетета к Украине как к самостоятельному государству. «Украина признаётся наиболее угрожаемою частью России в смысле отделения и завоевания, — писал философ в резолюции съезда белых эмигрантов в 1938 году. — Украинский сепаратизм есть явление искусственное, лишённое реальных оснований. Он возник из честолюбия вожаков и международной завоевательной интриги».

Цитаты из речей Ильина, Розанова и других имперски настроенных авторов, в том числе современных, проскакивали в речах Путина и публично. Знакомый с творчеством русских националистов технолог, ранее работавший на Кремль, узнаёт в речах российского президента влияние умеренного русского националиста Константина Крылова, автора статьи о том, почему русских все обижают, и даже Дмитрия Галковского, который видит истоки всех русских бунтов в иностранном влиянии. «Чуть ли не прямыми цитатами из них говорить стал», — удивляется бывший кремлёвский технолог с богатым прошлым в кругу умеренных националистов.

«В этом пантеоне богов всё просто выстроено, — рассказывает приёмы один из бывших околокремлёвских технологов. — Украинцев хитростью, обманом, манипуляцией и технологией выращивают западные государства, чтобы сделать антироссию. На старообрядцах не получилось, получилось с украинцами. Это идеальные русские для врагов России. А Украина как государство было создано, построено именно в составе СССР зачастую в ущерб русскому населению».

Плевать на последствия

Ещё в январе 2014 года Путин не собирался захватывать Крым. Об этом рассказывают три источника — в администрации президента, среди технологов, близких к Кремлю, и среди близких к Путину знакомых. Решение случилось спонтанно, когда в феврале Кремль понял, что протестующие в центре Киева побеждают власть Януковича. Сначала в Москве вновь сделали ставку на съезд депутатов с возможным последующим отделением части Украины. Российские технологи участвовали в организации съезда, рассказывает «Вёрстке» один из источников, близких в Владиславу Суркову. Съезд депутатов Юго-Востока Украины должен был возглавить сам Виктор Янукович, который прилетел в Харьков, срочно ретировавшись из Киева на вертолёте.

Однако в последний момент хозяева Харькова и области Геннадий Кернес и Михаил Добкин отказались играть в эту игру. «Когда они поняли, что Россия хочет сыграть на развал страны, они резко стали проукраинскими и сказали Януковичу, что они не поддерживают идею», — свидетельствует источник, имевший отношение к подготовке съезда. 22 февраля Янукович уже был в Харькове, однако поняв, что идея провалена, не стал приходить к собравшимся. На съезде вместо призывов к отделению выступили Кернес и Добкин, которые призвали к миру и пообещали сохранить Украину единой. Операция России провалилась. В этот же день Верховная рада отстранила от власти Януковича.

Именно в ночь с 22 на 23 февраля, после бегства Януковича уже из Харькова, Путин принял решение об аннексии Крыма. Он об этом рассказывал сам, но подтверждают и источники, близкие к президенту. Совещание в Сочи, где в этот момент закрывалась зимняя Олимпиада, длилось до 7 утра при участии четырёх ближайших к нему силовиков. Как свидетельствует один из близких знакомых Путина, поначалу силовики пытались его отговорить: «Путин сказал, ребят, у нас шанс последний, больше такого шанса не будет, я беру ответственность на себя».

Позже в разговоре с другим своим близким знакомым, который ему говорил, что аннексия Крыма — это катастрофа и последствия будут ужасные, Путин отвечал, что ему плевать на последствия: «В Россию вернулся огромный исторический кусок её земли, такого за 1000 лет не было, чтобы практически без крови, без жертв была возвращена её земля. Что бы дальше ни происходило, теперь Крым всё равно останется российским». Поначалу Путин не ожидал, что аннексия Крыма встретит такую поддержку внутри страны.

В начале марта Крым и граничащие с Россией регионы Донбасса стали инкогнито посещать российские чиновники. «Почти в каждом министерстве был зам, который тайно ездил туда прощупывать почву», — вспоминает бывший сотрудник аппарата правительства. Чиновники выполняли секретное поручение Путина по подготовке будущей «интеграции украинских регионов в Россию». По словам бывшего функционера, в правительственных документах помимо Крыма анализировалась стоимость «вступления в Россию Донецкой, Луганской и Харьковской областей». Но этим идеям тогда не суждено было сбыться.

Никакого чёткого плана, как захватить территории, не было. Попытки собрать мятежные группы были, кроме того, и в Одессе, и в Днепропетровске. С грехом пополам получилось только в Донецке и Луганске. «Донбасс — была ошибка, связанная с тем, что казалось: в Донецке также народ поднимется, как в Крыму, — рассказывает знакомый с участниками процесса источник. — Но попытка поднять народ особо не удалась».

История с отделением Донбасса уже не была инициативой лично Путина. «Это была инициатива ФСБшников, которые решили воспользоваться ситуацией и развязали всю эту историю», — рассказывает «Вёрстке» близкий на то время к Путину источник. Это подтверждает и другой источник, близкий к администрации президента: «С Крымом была спецоперация, с Донбассом не было спецоперации, было несколько игроков, которые сказали Путину — давайте влезем, в Украине есть пророссийские силы, устроим контркампанию, мы не должны бросать людей». В историю вписались близкий к ФСБ православный предприниматель Константин Малофеев, Сергей Глазьев, уже больше года занимавшийся формированием сеток поддерживавших Россию украинцев, и со стороны семьи Януковича — бизнесмен Сергей Курченко.

«Все играли в разные игры и практически никто не координировал их деятельность», — рассказывает источник, близкий к Кремлю.

После того, как в Донецке и Луганске возникли сепаратистские формирования, Путин поручил встроиться в процесс уже другим подчинённым, например, Владиславу Суркову, который стал заниматься политической частью — выстраиванием системы управления мятежными регионами

Несмотря на неофициальное участие российских войск в августе 2014 года, планов и готовности к полномасштабной войне ещё не было, Кремль рассчитывал перехитрить украинские власти: минские соглашения для Путина были большим облегчением, рассказывает бывший участник переговорной группы: «Путин сам лично участвовал в написании минских соглашений. Он сам формулировал пункты, касающиеся статуса и касающиеся политического регулирования».

И дальше Путину оставалось только призывать выполнять минские соглашения. «А что такое выполнить минские соглашения? Украина вводит закон об особом статусе ДНР и ЛНР, меняет конституцию, все республики формально возвращаются под контроль Украины со своими двумя армейскими корпусами и со своими политическими структурами, выбранными под контролем России, — рассказывает источник, непосредственно со стороны России участвовавший в их разработке. — И всё это легализуется. То есть в Украине появляются два инородных тела, которые Киеву не подчиняются. Вот что такое выполнить „Минск“. Если бы выполнили „Минск“, то Донбасс бы использовался для перестройки всей Украины по образцу Донбасса. В этом и был план».

По мнению другого источника, близкого к президенту, Путин считал, что просто обдурил тогдашнего президента Украины Петра Порошенко: «Сначала выборы, а потом передача границы, а не наоборот — это всегда понятно, кто победит на этих выборах. Что в этой суете для Порошенко было важно остановить войну, и в детали он не врубился». В Кремле конфликт заморозили. К концу 2014 года в сепаратистских ДНР и ЛНР нейтрализовали или отставили самых агрессивных и воинственных, и в администрации президента ушли от военной риторики надолго.

«Люди, которые работали с Кремлём, слово „война“ никогда не произносили. Было полное ощущение, что война закончена, они и всем россиянам объясняли, что Россия не хочет войны», — разводит руками работавший на тот момент с Кремлём политолог. При этом, по его словам, на совещаниях он часто слышал такую фразу: «Путин хочет всю Украину». «Тогда это воспринималось как какая-то блажь. Ну хочет и хочет», — комментирует он. По словам другого источника, конфликт вокруг так называемых ДНР и ЛНР был выгоден именно в тлеющем виде: «Конфликт тлел-тлел, не мог затухнуть, никто не был заинтересован в его затухании. Он всех кормил и всем давал политические перспективы».

То, что украинскую тему лично Путин совсем не собирается оставлять, можно было понять по содержанию политических программ российских госканалов во все эти годы. «Куча проблем, событий в мире происходит. А эти идиоты собираются на обсуждениях и всё время про Украину, — рассказывает источник, друживший с Путиным. — Не про Сирию даже. Не про Америку, которую мы сильно не любим. А вдруг про Украину. Ясно, что это не повестка дня, и её все время навязывали и навязывали». По словам источника, это не могло быть лично идеей куратора телевидения от АП. Это точно была установка с самого верха.

Путин продолжал настойчиво находить связи Украины с США. «Он был уверен, что НАТО и США, по сути, контролируют Украину. У него нет никакого раздвоения на эту тему», — рассказывает один из близких к Путину в то время людей. «„В посольстве США в Украине работает больше тысячи человек, а у нас — человек сто“, — цитирует приватный разговор с Путиным его хороший приятель. — Бюджет посольства США в Украине в десять раз выше. Путин, конечно, считал, что Штаты принимают все решения относительно Украины, и переубедить его было невозможно». На самом деле, как сообщал Bloomberg в январе 2022 года, численность посольства США в Киеве составляла около 180 американских граждан и 560 украинцев, работавших в посольстве.

Миротворец войны

В 2019 году на президентских выборах неожиданно выиграл Владимир Зеленский. Наверное, из всех украинских президентов Зеленский обладал самой обширной палитрой связей с Москвой. Единственный из всех президентов он даже какое-то время жил в Москве, работая в КВН. В ночь наступившего 2014 года он вместе с Максимом Галкиным вёл новогоднее шоу на канале «Россия‑1».

Параллельно с предвыборной риторикой о том, что с Путиным просто надо договориться, и обещанием мира в Украине он очевидно вызывал серьёзные подозрения у тех украинцев, кто точно не хотел дружбы с Россией, и осторожный оптимизм — в Москве. Во время первого телефонного разговора с Зеленским Путин вёл себя уважительно. «Чувствовалось, что он хочет найти точки соприкосновения», — рассказывал бывший глава Офиса президента Украины Андрей Богдан.

На том же звонке президент Украины предложил поменять в переговорном процессе по Донбассу кума Путина Виктора Медведчука на своего помощника Андрея Ермака. Как рассказывает источник, близкий к администрации российского президента, Зеленский считал, что Медведчук «просто зарабатывает деньги, использует связи, чтобы заработать бабки».

Кремль не стал настаивать и тогда согласился поменять Медведчука.

«Очевидно, что он [Зеленский] талантливый человек, обучаемый. И пришёл с относительно наивными представлениями о том, что сейчас он обо всём договорится по-человечески, — рассказывает источник, близкий к российскому правительству. — Конечно, он не был никаким проамериканским, он был проукраинским. И искренне хотел сделать что-то хорошее». По словам трёх источников, Зеленский действительно хотел перезагрузить отношения с Москвой, его команда выходила на разных людей с консультациями, как это сделать, в том числе, Ермак звонил бывшему главе администрации президента Александру Волошину. Путин тоже рассчитывал, что с Зеленским можно договориться, предполагая, правда, что обыграет неопытного политика и наконец запустит реализацию Минских соглашений, что для России было бы равнозначно большой победе.

В декабре 2019 года в Париж Путин ехал в полной уверенности, что многолетний вопрос сдвинется. Однако, как оказалось, Зеленский был переговорщиком ещё более непростым, чем его предшественник: он отказался проводить выборы на Донбассе до передачи границы, а члены его команды даже попытались переписать в соглашениях ключевой абзац об особом статусе Донбасса, сделав его не постоянным, а временным. Участвовавший в переговорах Сурков пригрозил прекратить вовсе мирные переговоры и, по словам одного из украинских министров, чуть ли не с кулаками бросился на коллегу Андрея Ермака и якобы кричал и топал ногами.

Как бы то ни было, тёплая ванна, на которую рассчитывал Путин, обернулась холодным душем. «Путин, спустившийся с горы, чтобы принять капитуляцию Украины, по факту оказался в роли брошенной невесты, — оценивает в разговоре с „Вёрсткой“ этот визит Александр Харебин, один из тех, кто разрабатывал внешнеполитическую стратегию Зеленского в составе его предвыборного штаба. — Приезд Путина в Париж стал колоссальной ошибкой российского президента, который переоценил неподготовленность Зеленского и его команды. Из великого царя всея Руси Путин превратился чуть ли не в посмешище». Зеленский в этом ему помог: прямо во время выступления Путина на пресс-конференции, когда президент России говорил о том, что принят документ о неукоснительном соблюдении Минских соглашений, Зеленский улыбался и мотал головой, а когда Путин заговорил об особом статусе — совсем развеселился и даже прикрыл рот рукой, чтоб не засмеяться. «Это было неожиданно для всех и впервые настолько явно, — рассказывает „Вёрстке“ украинский советник Харебин. — Путин фактически получил публичную пощёчину. И это, возможно, стало травмирующим опытом». По выражению лица российского президента было понятно, что он с трудом выдержал совместную пресс-конференцию, в сторону Зеленского он даже не смотрел и часто сверялся с бумагами. С тех пор Зеленский и Путин никогда не встречались, а Сурков спустя два месяца уволился с поста куратора Украины и Донбасса. После провала в Париже в Москве сделали ставку на soft power. А ключевым доверенным лицом Кремля стал Виктор Медведчук.

Последняя точка

Бывшего главу администрации президента Кучмы Путин не забывал, даже когда тот уходил из политики. В 2012 году Путин опоздал на встречу с президентом Виктором Януковичем на четыре часа, а после этого демонстративно навестил с частным визитом Медведчука у него дома. За ужином тот ему показывал аквадискотеку — цветные фонтаны, меняющие цвет, реагируя на музыку. «Причём там была профессиональная съёмка, видно, что не папарацци снимал, а в открытую работал личный оператор», — вспоминал в разговоре с автором «Вёрстки» телеведущий Евгений Киселёв. Кадры с визитом Путина к Медведчуку попали на украинское телевидение.

После 2014 года Медведчук, как самый дружественный Москве политик, стал заниматься организацией переговоров трёхсторонней группы, а также обменом пленными. В конце правления Петра Порошенко соратник Медведчука Тарас Козак приобрёл три новостных телеканала, которые потом стали камнем преткновения между Медведчуком, которого в Украине называли реальным собственником телеканалов, и Зеленским.

Канал отражал пророссийские взгляды его собственников, по словам медиаэксперта Отара Довженко, пропаганда на них выглядела как «утверждения вроде того, что на Украину никто не нападал, тут продолжается гражданская война, в которой виновата Украина, нужно просто взять и начать дружить с Россией, Крым ушёл сам, потому что мы его не любили, на Майдане произошёл вооружённый переворот». Параллельно на этих телеканалах последовательно критиковали политику Зеленского, делая упор на рост цен на ЖКХ и социальные проблемы. Рейтинг Зеленского начал падать, а партии ОПЗЖ, политсовет которой возглавлял Медведчук, — наоборот — расти. В октябре 2020 года партия в шести областях заняла первое место на региональных выборах, обойдя партию Зеленского «Слуга народа». Об этом событии Зеленский будет вспоминать даже после начала войны: в первом интервью российским журналистам, в конце марта 22 года, во время боёв за Мариуполь, он долго рассказывал о том, как Медведчук побеждал в регионах.

В феврале 2021 года была проведена спецоперация, целью которой было нейтрализовать Медведчука. Санкции касались телеканалов «112 Украина», NewsOne, ZIK и их владельца, соратника Медведчука, Козака. По словам Зеленского, телеканалы вели антиукраинскую пропаганду и мешали процессу интеграции страны в Евросоюз. Каналам запретили вещание. Решение об их запрете было принято на срочно созванном Совете по национальной безопасности и обороне. В Офисе президента тогда пояснили, что «112 Украина», NewsOne, ZiK используются, на их взгляд, как «инструменты чужой иностранной пропаганды в Украине». Советник главы Офиса Михаил Подоляк добавил, что канал работал на «оккупантов». Также там говорили, что «есть вопросы» по финансированию телеканалов.

Впрочем, ещё за полтора года до закрытия каналов Зеленский заявлял, что знает, из какой страны они получают финансирование, а глава Службы безопасности Украины Иван Баканов говорил, что через канал проводится «государством-агрессором антиукраинская информационная кампания».

Санкции коснулись и лично Медведчука, которого вместе с женой включили в список расследования СБУ о финансировании терроризма. 11 марта 2021 года СБУ и налоговая служба провели спецоперацию на объектах сети автозаправок Glusco, которые также связывают с семьёй Медведчука.

Три источника в окружении российского президента подтвердили, что именно эта история с уничтожением информационного ресурса Медведчука и тем, что его начали «кошмарить», стала последней каплей в принятии Путиным решения о подготовке к военной операции. К инструментам «мягкой силы» в Кремле решили больше не прибегать.

«Наезд, когда у него отобрали телевидение и партию стали фигачить, — это прям сильно завело Путина, — рассказывает один из давних знакомых российского президента. — Он воспринял это как личный выпад. Существование Медведчука и его каналов — это был как мостик и надежда как-то ситуацию решить политическими методами. И вдруг Украина пошла на эскалацию. Ах вы на эскалацию решили пойти? Не поняли, с кем дело имеете?».

На решение Путина повлиял и сам Медведчук, который регулярно рассказывал российскому президенту о большой поддержке его лично и пророссийских настроениях в Украине. «Он рассказывал сказки, осваивал эти деньги, которые ему платили за организацию политического сопротивления, и не верил, что кто-нибудь когда-нибудь проверит, — вспоминает источник, близкий к администрации президента. — Рассказывал про лояльность территории, тупо вводя в заблуждение Путина».

В Кремле не стали подвергать сомнению слова Медведчука. «Вместо того, чтобы сделать выводы об адекватности полученной информации, проанализировать и увидеть очевидную картину, что их тут не ждут, обида и злость застлали им глаза», — разводит руками украинский политический советник Харебин. Однако Медведчук не мог и предположить, что его данные Путин будет использовать для принятия решения о лёгкой спецоперации, целью которой была быстрая смена власти в Киеве, говорит знакомый с ним источник. Путин всерьёз рассчитывал на поддержку населения по всей стране, о которой ему рассказывал доверенный кум. «Для Медведчука решение о войне оказалось самым катастрофичным сценарием», — свидетельствует человек из окружения Путина.

При принятии решения о войне с Медведчуком Путин не советовался. Как и ни с кем другим. Единственным человеком, который имел постоянный выход на Путина, был его друг Юрий Ковальчук. Два источника подтверждают, что Ковальчук сыграл решающую роль в принятии президентом решения о спецоперации. Во время пандемии лишь Юрий Ковальчук не выходил из резиденции Путина, чтобы не проходить карантин. Ковальчук никогда не скрывал своих антизападных настроений, и, возможно, ранее именно он увлёк Путина теми писателями, которых президент начал штудировать во вторую декаду 2000‑х годов. С марта 2020 года они часами разговаривали о конфликте с Западом и истории России, писал The Wall Street Journal. Это подтверждают и опрошенные «Вёрсткой» источники: «Путин в этот момент был ограничен в общении с адекватными людьми. Он старался не встречаться ни с кем, а если встречался, за 14 дней карантина люди настолько озверевали, что нормальный разговор не складывался. К тому же встреча на расстоянии 15 метров не предполагает доверительного общения».

Именно Ковальчук убедил Путина, что Европа разделена противоречиями и сейчас самое лучшее время для быстрой операции, говорит источник, близкий к Кремлю.

Решение о подготовке к операции было принято в конце февраля — начале марта 2021 года, за год до войны. Уже в апреле у границ Украины состоялись первые угрожающие учения.

Сама подготовка проходила в строжайшей секретности, однако уже с лета разговоры о возможной войне стали общим местом среди людей, близких к Кремлю. 12 июля сайт Кремля опубликовал статью Путина «Об историческом единстве русских и украинцев». По данным «Вёрстки», статья менялась много раз, и в одном из вариантов была прямая угроза о возможности начать военную операцию. Но в окончательный вариант угроза не попала.

В вышедшем 29 марта 2023 года докладе британского Объединенного королевского института по исследованию вопросов безопасности и обороны (RUSI) говорится, что ФСБ стала готовиться к оккупации Украины с июля 2021 года. Для этого 9‑е управление Департамента оперативной информации превратилось в полноценный отдел, а штат его увеличился с двух десятков сотрудников до более чем 200 человек. Сотрудников даже разделили по областям Украины, отдельные люди занимались вопросами, связанными с украинским парламентом, отдельные — критической инфраструктурой.

Как рассказывает источник, близкий к администрации президента, на дискуссионном клубе «Валдай» в октябре 2021 года один из присутствовавших там силовиков подтверждал в частных разговорах: опасения Запада о том, что Россия готовится к войне, недалеки от реальности: «Это правда, мы хотим сменить режим в Украине». Речь шла о готовности достичь этой политической цели именно силовым способом. Другой источник рассказывает, что в декабре, за три месяца до войны, уже обсуждали, как будут делить Украину между крупными корпорациями. За развитие каждого региона по замыслу должна была отвечать одна из государственных или близких к Кремлю частных корпораций. За неделю до вторжения собирался влиятельный закрытый экспертный Совет по внешней и оборонной политике, близкий к МИДу, где приближённый к Кремлю политолог прямо говорил, что в течение ближайшей недели начнётся спецоперация по смене режима в Киеве, которая продлится совсем недолго.

Путин действительно поверил, что можно сменить режим в Киеве быстро и безболезненно. В том, что Запад слаб, его убедил Ковальчук; в том, что Украина слаба и лояльна, — Медведчук.

Простые подсчёты говорят о том, что к долгой войне не готовились. «Страну численностью 44 миллиона человек невозможно захватить войском в 160 000 человек, — удивляется источник, близкий к политическому крылу администрации президента. — Если начинаете такую операцию с такими силами, вы рассчитываете на массовую коллаборацию лояльных украинцев с Россией. И операция была построена, продумана и разработана именно исходя из этой предпосылки».

По словам источников, как и в случае с аннексией Крыма, многие силовики были против, о чём свидетельствует и письмо генерал-полковника и председателя «Общероссийского офицерского собрания» Леонида Ивашова, и публикации близких к Минобороны экспертов.

Министр обороны Сергей Шойгу не спорил, а даже обрадовался решению Путина. «Он не понимал, в каком состоянии армия находится, и ему было интересно. Он поверил в то, что Путин знает что-то, чего он не знает, и действительно думал, что будет что-то не сильно серьёзнее аннексии Крыма», — рассказывает один из старых приятелей Путина. Остальные элиты были поставлены перед фактом уже в день вторжения.

«Это удивительная война, когда практически вся элита против. Я разговариваю с начальниками в России, нет ни одного человека из высших эшелонов власти, кто был бы за. Но они понимают, что надо работать в команде», — говорит бывший чиновник Кремля, ссылаясь на частные разговоры с представителями российской власти.

Кто не понимает — тем показывают, что нужно понять. Так, источник «Верстки» рассказывает историю, как один «крупный чиновник» в Госдуме весной 2022 года пришёл к куратору внутренней политики Кремля Сергею Кириенко и сказал, что больше не может и хочет уйти. «На следующий день к жене пришли ФСБшники, силовики пришли и к сыну, у которого бизнес. Через неделю чиновник пришёл обратно к Кириенко и заявил, что передумал уходить». «Вот и хорошо», — улыбнулся Кириенко и буднично принялся обсуждать дальнейшие планы.

(Оновлено 15:00)

Грани.ру

Дмитрий Галко

Предательство и председательство

Международный день дурака продолжается. Страна-агрессор с 1 апреля председательствует в Совбезе ООН. Факт, который президент Украины ранее назвал “абсурдным и деструктивным”. 24 и 25 апреля заседания проводит министр иностранных дел России Сергей Лавров. США не выдали визы российским пропагандистам, которые должны были его сопровождать, но почему выдали ему самому, если могли не выдавать? Бывший советник представительства при офисе ООН в Женеве Борис Бондарев сказал “Настоящему времени”, что это-де “вызвало бы скандал”, “выглядело бы некрасиво” и было бы расценено многими странами как “недружественный шаг” по отношению к России, что привело бы в итоге к “разрушению ООН в принципе”. Что же, вот в таком удивительном мире мы сегодня живем. Где бучанская резня и прочие геноцидальные практики в рамках “окончательного решения украинского вопроса” – это нечто менее скандальное, чем возможная невыдача визы министру лжи и хамства, как правильнее было бы называть Лаврова. Вообще говоря, это и есть более чем наглядное доказательство существования того самого “многополярного мира”, об утрате которого так долго и нудно говорят Лавров с Путиным. Уродского мира морального релятивизма, права силы и, как следствие, многих войн. Мира, где гопник с ножом рассказывает в подворотне, как ему житья не дают, не позволяя развернуться. И что это не он напал, а на него напали.

“Иронией и даже трагедией” назвал посол Японии тот факт, что Россия инициировала заседание, чтобы обсудить многостороннее сотрудничество, основанное на защите принципов Устава ООН, в то время, когда она осуществляет неспровоцированную агрессию против Украины, что является прямым нарушением этих самых принципов.

Постоянный представитель Евросоюза в ООН Улоф Скуг, выступая от имени всех 27 послов ЕС, осудил войну, развязанную Россией против Украины, и несоблюдение ею Устава ООН. “Россия пытается представить себя защитником Устава ООН и многосторонности. Ничто не может быть дальше от истины. Это цинично. Мы все знаем, что в то время как Россия разрушает, мы строим. Пока они нарушают, мы защищаем. Устав ООН, Генеральная Ассамблея ООН, Международный суд, Международный уголовный суд – куда ни глянь, России презирает все”, – говорилось в заявлении.

Представитель США в ООН Линда Томас-Гринфилд обвинила Россию в безответственности, назвав развязанную ею войну против Украины “незаконной, неспровоцированной и ненужной”. “Россия просто хочет перекроить международные границы силой в нарушение Устава ООН. Это противоречит всему, за что выступает эта организация”, – сказала она.

Россия любит ссылаться на “глобальный Юг”, чьи интересы она якобы защищает, борясь против “гегемонии Запада” и “золотого миллиарда”. Но одна из самых резких отповедей в ее адрес прозвучала со стороны Эрнана Переса Луса, посла Эквадора в ООН. “Ни один из предлогов, используемых для нападения на Украину в нарушение Устава ООН, не имеет юридической силы, ни один из них”, – заявил он. Добавив, что не существует “отдельного Устава для Запада, отдельного для Востока, отдельного для Севера и Юга, отдельного для мусульман, христиан или иудеев, Африки, Европы или Америки – Устав один для всех, он универсален”. Посол также заявил, что превращение планеты в настольную игру “Завоевание мира” – это проявление колониального мышления, мышления фашистских и нацистских режимов. Отметив вклад России в мировую культуру, посол Эквадора выразил сомнение в том, что ее классики были бы согласны с “той смертью и болью, которые эта абсурдная война причиняет миллионам людей”.

Вопрос о том, какую позицию заняли бы Пушкин, Толстой, Достоевский и Пастернак, которых упомянул посол, остается открытым. Сегодняшняя Россия использует их как индульгенцию и прикрытие своей агрессии. Так же, как использует формальный статус в ООН. С чем пора покончить. И это возможно сделать – нужна только политическая воля.

Есть прецедент в истории: в свое время, в 1974 году, полномочия Южно-Африканской республики, где был режим апартеида, не были признаны Генеральной ассамблей ООН. Генассамблея проголосовала большинством, двумя третями голосов. И у ЮАР отобрали возможность работать и делать заявления на разных уровнях организации.

Россия может быть исключена из ООН и на основании непрохождения процедуры вступления. После распада СССР она должна была вступить в ООН как новое государство, пройти определенные процедуры. Но вместо этого решила просто сменить табличку – как самопровозглашенный правопреемник СССР. По сути, не существует документа, который бы подтверждал, что Россия вступала в Организацию Объединенных Наций в любом качестве. И можно было бы признать, что она незаконно занимает свое место. На что до сих пор смотрели с “широко закрытыми глазами”.

Этот вариант многих пугает, потому что он обнуляет все решения ООН за много лет. Но главное – не юридические формальности, а тот факт, что Россия здесь и сейчас кардинально нарушает и подрывает все принципы организации. Россия в Совбезе – это даже не слон в посудной лавке, а гигантская тикающая бомба. На которую все просто смотрят с опаской и ужасом. Сложно ли ее удалить? Сложно. Но вовсе не невозможно. И последствия ее сохранения будут куда тяжелее, чем последствия удаления. Тем не менее этот вопрос по сути даже не рассматривается.

 

(Оновлено 14:00)

Обозреватель

Александр Левченко

Москва завралась: Лавров в Нью-Йорке, а Песков о двойниках Путина

Министр иностранных дел России Сергей Лавров прибыл в Нью-Йорк на заседание Совета Безопасности ООН, где Российская Федерация председательствует в течение апреля. В своём выступлении глава российской дипломатии обвинил западный мир и США в прошлых событиях в бывшей Югославии, Ливии и Ираке, а также якобы в неудобстве существования ООН для пропаганды политики отказа от многосторонности и демократии.

По словам Лаврова, “США проводят политику разрушения ООН, где хотят заменить международное право неким порядком, основанным на неких правилах”. Глава российской дипломатии, похоже, решил, что лучшая защита — это нападение, и обвинил всех в том, что Российская Федерация напала на Украину как на страну-основательницу ООН и развязала самую большую войну в истории после Второй мировой. Главный виновник нарушения международного порядка возмущался тем, что его агрессивная политика против независимого и суверенного государства не находит поддержки в мире. Он назвал правительство в Киеве нацистским, при том, что российские оккупанты каждый день совершают военные преступления против мирного украинского населения. В его словаре украинский означает нацистский, а русское выглядит образцом вежливости и изысканного поведения. Всё как в 1940 году, когда СССР исключали из Лиги Наций.

Тогда посол СССР обвинил ряд стран в предвзятости и неискренности, а советские бомбардировки столицы Финляндии – как откровенную ложь. Когда его заставили признаться в том, что над Хельсинки пролетали советские бомбардировщики, он сказал, что они сбрасывали не бомбы, а мешки с хлебом. Лавров пробормотал что-то похожее. Интересно, что глава российской дипломатии не помнит простых цифр о том, что в борьбе с германским нацизмом украинцы из всех народов Советского Союза внесли наибольший вклад в победу над Третьим рейхом. Лавров всегда умалчивает о том, кто из его семьи воевал с гитлеровскими оккупантами. Таким образом, “борец с нацизмом” происходит из семьи, в которой нет героев войны, а только тыла. Кажется, что вся его подноготная жизнь тщательно охраняется.

Как “великий воин” Лавров пользуется всеми привилегиями высшего сословия. Российский миллиардер Дерипаска всегда к услугам его и членов семьи. А поскольку Лавров по отцу армянин, то нет ничего странного в том, что он контролирует крупнейшие золотые прииски в Нагорной Карабахе. И часто именно через Лаврова проходит российское военное участие в азербайджано-армянском конфликте с участием Москвы. Из министра иностранных дел Лавров превратился в отъявленного пропагандиста кремлёвской стаи. При этом демократическое правительство в Киеве он называет режимом, а сам представляет страну, где правит диктатура. Даже за незначительное противодействие органам государственной власти гражданин России может получить 20 лет лишения свободы. Скажем, известный оппозиционер Карамурза получил 25 лет тюрьмы за критику Кремля. При этом серийный убийца в РФ получает 15 лет, а серийный насильник 18 лет лишения свободы. Действительно, Россия — последняя страна, которая может кого-то судить о состоянии демократии.

В Нью-Йорке глава российской дипломатии подтвердил прозвище мистер Лгун. Есть, конечно, и мистер Большой Лгун, но тот остался в Кремле со своими двойниками. Москва, незаконно занявшая место СССР в Совете Безопасности ООН, сейчас даёт всем уроки демократии и советы, как вести себя в современном мире. Лавров считает, что украинский вопрос “невозможно рассматривать в отрыве от геополитического контекста”, а Российская Федерация якобы устраняет угрозы своей безопасности, которые годами непосредственно создаются НАТО на границах России.

Как всегда, глава российской дипломатии забыл, где находятся границы РФ, так как российская армия уже больше 14 месяцев как вторглась на территорию Украины и убивает украинских мирных граждан. Лавров даже начал конфликтовать с Генсеком ООН Гутерришем, который обвинил Москву в неспровоцированной войне против Украины. Послы Великобритании и США дали принципиальную оценку российскому вторжению и предупредили, что мир никогда не признает попытку аннексии украинской территории, оккупированной российской армией. Как говорят про таких лжецов, как Лавров: за его отъявленную ложь ты ему в лицо плюешь, а он тебе говорит, что это Божья роса.

Конечно, в Москве есть лжецы покрупнее, чем российский министр иностранных дел. Кремль отверг заявления о том, что у российского президента Владимира Путина есть двойники для публичных выступлений. “Вы, наверное, слышали, что у Путина якобы работает много двойников, пока он сидит в бункере. Это очередная ложь”, — заявил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков молодежи на образовательном мероприятии в Москве. Насколько честен пресс-секретарь главного лжеца в Кремле, свидетельствует о том, что Песков решил сделать своё заявление перед детьми. Политическое окружение Путина давно знает о двойниках, но ни перед ним, ни перед журналистами пресс-секретарь Кремля не осмеливался лгать о самом отъявленном лжеце. Вместо этого он сказал: “Посмотрите, какой у нас президент. Он был и остается мега активным. Те из нас, кто с ним работает, едва поспевают за ним”.

Его слова последовали после неоднократных публикаций о том, что Путина на самом деле представляет кто-то, кто появляется вместо него на публике. Последние обвинения появились после того, как стало известно, что Путин якобы ездил в Украину, чтобы посетить украинские регионы, находящиеся под российской оккупацией. В то время Кремль отверг эти утверждения, заявив, что нет никаких доказательств того, что двойники появлялись на официальных встречах Путина.

Однако появились новые фотографии российского президента с загадочным шрамом на шее, что привело к предположению, что Путин борется с раком щитовидной железы. Фото, на которых виден шрам, сделаны на богослужении по случаю празднования православной Пасхи. На них изображен Путин с каменным лицом, держащий свечу, но также хорошо виден шрам на его шее спереди. В последние месяцы было много суждений о здоровье Путина — некоторые утверждали, что у него рак, может болезнь Паркинсона или и то, и другое, но Кремль неоднократно отрицал всё это. Однако сомнения снова появились после того, как российского президента засняли на мессе в храме Христа Спасителя, где он с трудом передвигался. Так что, Песков не уточнил российским детям, кто из двойников Путина здоров, но уж точно не оригинал.

 

(Оновлено 13:00)

Новая газета. Европа

Кирилл Мартынов, главный редактор

«Мы не заинтересованы в том, чтобы нами управляла Москва»

Министр иностранных дел Чехии Ян Липавский о том, как его страна приближает мир в Украине

Во второй половине 2022 года Чехия председательствовала в Совете Европейского союза — на фоне полномасштабной агрессии РФ против Украины и попытки энергетического шантажа, направленного на раскол ЕС, со стороны Кремля. Чехия заняла одну из самых жестких и последовательных позиций, направленных на сдерживание Москвы. Одним из ключевых политиков, отвечавших за этот курс, был представитель «Пиратской партии» Ян Липавский, молодой министр иностранных дел Чехии, назначенный на этот пост в конце 2021 года. Главный редактор «Новой-Европа» Кирилл Мартынов встретился с Липавским, чтобы поговорить о поддержке Украины, визовых ограничениях для россиян, настроениях в чешском обществе и российским империализме.

— Мой первый вопрос касается председательства Чехии в Совете Европейского союза. Так получилось, что вы стали министром иностранных дел почти в то же время, за год до начала председательства. И всё это совпало с началом войны в Украине. Можете ли вы рассказать о результатах председательства? Что удалось? Достаточно ли было сделано для поддержки Украины и установления мира в Европе?

— На данный момент ЕС устроен таким образом, что страна, которая председательствует, не обязательно назначает темы переговоров.

На самом деле государствам-членам нужно работать над огромным количеством проблем, которые повлекла за собой война в Украине. Например, высокие цены на газ и его нехватка в связи с решением Путина шантажировать нас (хотя этот шантаж и провалился). Но у страны-председателя — один из ключевых голосов. Во время переговоров это дает нам возможность влиять на происходящее, выносить определенные темы на обсуждение, давать понять, что мы не будем откладывать этот вопрос, и таким образом прийти к окончательному компромиссу. И я уверен, что у нас это очень хорошо получалось. Например, мы провели много встреч энергетического совета, и, думаю, помогли Европе пережить первые месяцы энергетического кризиса. Мы смогли сформулировать стоящие перед нами проблемы, и это позволило нам достичь больших результатов. Например, запретить въезд российским туристам в Европу во время войны в Украине.

— Я думаю, нашим читателям будет интересно узнать, что вы считаете это хорошим примером. Вы не могли бы еще раз объяснить логику запрета на въезд российских туристов? Мне кажется, что Чехия — единственная страна в Европе, которая ввела запрет на въезд российских туристов и при этом не граничит с Россией.

— Но на самолете можно прилететь в Прагу. Нельзя сбрасывать бомбы на Украину и потом ехать в отпуск. Такое поведение неприемлемо для Чехии. В нашей стране существует программа для оказания помощи российским оппозиционерам. Наша страна является безопасным местом для независимых журналистов, членов научного сообщества и других представителей российского общества. Но, к сожалению, не всё российское общество [выступает против войны]. А по соображениям безопасности нам нужно проводить это различие [между теми, кто поддерживает войну, и теми, кто против нее]. Наша внешняя политика направлена на то, чтобы помочь Украине защитить ее суверенитет и территориальную целостность, не стать очередным регионом, которым управляет Москва, помочь ей остаться независимой страной.

— Мы видим, что некоторые страны-члены союза не следуют вашему примеру. Россияне могут спокойно ездить в Испанию, Италию, Францию или Германию по туристической визе.

— Это вопрос к этим странам. Но позиция Чехии ясна. Я не думаю, что у россиян должна существовать возможность путешествовать по Европе после массовых убийств в Буче, уничтожения Мариуполя и других украинских городов. И война продолжается прямо сейчас.

— Я часто слышу от российских граждан возражение: «Это ведь не я был в Буче, не я воевал в Украине. Я просто обычный человек, живущий при диктатуре. Но у меня не было выбора. Я не сделал ничего плохого, но я не могу въехать в Чехию». Как бы вы ответили на это?

— Я бы сказал, что у нас нет хорошего способа делать такое разграничение [между теми, кто поддерживает войну, и всеми остальными российскими туристами]. И, конечно, наша страна следует нормам международного права. Так что, если кто-то будет искать убежища в Чехии, мы готовы рассмотреть каждый случай в деталях.

— В течение нескольких лет существовало мнение, что в Чехии можно найти политиков, которые с пониманием относятся к российской диктатуре и к Путину.

— Уже нет.

— Вы можете объяснить, что изменилось?

— У нас новый президент. Мы провели выборы. Милош Земан ушел, и теперь у нас новый президент Петр Павел. У него есть четкое видение чешской внешней политики. Он раньше служил председателем военного комитета НАТО. Так что для него довольно очевидно, что Россия и ее империалистические наклонности значат для Центральной и Восточной Европы.

— Если у вас новый президент, то произошел и сдвиг в общественном мнении?

— Петр Павел был избран большинством. Так что в Чехии точно большинство населения не за Россию, только незначительная часть. Никто не хочет оказаться под правлением Москвы. Но и президент Земан не был сторонником России в прямом смысле. Он не хотел, чтобы Чехия была «в российской орбите». Его окружение состояло из определенных групп, которые хотели вести бизнес с Россией. И эти люди думали, что если они будут кланяться и совершать определенные символические действия в сторону России, то они смогут вести бизнес с этой страной. Но остальная часть Чехии была против такого поведения. Так что этим группам не удалось взять верх. Я рад, что из этого ничего не вышло.

— Я предполагаю, что в Чехии сейчас нет людей, которые хотят иметь что-то общее с Россией. Это случилось из-за войны или до нее? Потому что в истории наших стран даже в последние годы было много политических скандалов, как мы помним.

— В 1968 году российская армия пришла нас завоевывать. Все это помнят. В тот момент настал конец хорошим отношениям, которые сложились после окончания Второй Мировой между Чехией и Советским Союзом. Потому что мы не хотим стать колонией и пасть жертвой российских империалистических амбиций. Это четкий сигнал, который мы подаем.

— Я предполагаю, что вы чувствуете сильную солидарность с украинцами.

— И это еще мягко сказано.

— Прошу прощения за такую формулировку, но вы могли бы объяснить российским читателям, почему оккупация — это плохо? Ведь российская пропаганда говорит: вы можете либо жить под американским гнетом, либо под нашим. Вот хорошие стороны России. А вот плохие стороны Америки. Представьте, что обычный гражданин России, не слишком хорошо знакомый с историей Чехии, задает эти вопросы. Он видит вашу точку зрения, но не понимает полностью, через что ваша страна прошла и почему теперь вы испытываете столь сильную солидарность с украинцами.

— Свобода и суверенитет Украины очень тесно связаны со свободой моей страны. Только послушайте, что вещает каждый день по телевизору российская пропаганда, Киселёв и другие! Они говорят об атаках на западные города, о том, что надо сбросить ракеты на Вашингтон. Это шутка или они всерьез? Годами пропаганда то же самое говорила об Украине, с разрешения Кремля. И теперь мы видим, как бомбы падают на украинские города каждый день. Если Украина сдастся… Этого никогда не произойдет, потому что Украина победит и защитит свою территориальную целостность и суверенитет, включая Крым.

Но если бы Украина пала, то кто бы стал следующей целью? Посмотрите на карту. Так что я шлю четкий сигнал: мы не заинтересованы в том, чтобы нами управляла Москва.

Мы не хотим стать частью России. Украинцы решили, что они хотят быть частью [западного] общества, и я готов помогать им защищать свою страну от российского империализма. Я не виню российских граждан по отдельности. Я виню российский империализм, который должен быть искоренен, потому что он ставит под угрозу [безопасность] моей страны и наши жизни. И кстати, я не замечал, чтобы граждане Франции, Германии или США бежали в Россию. Но я знаю, что дети российских пропагандистов и чиновников живут в Европе. Так что, может быть, даже обычный гражданин России мог бы подумать о том, почему коррумпированные представители власти страны переводят все свои деньги за границу? Потому что они не верят в систему, которую они пытаются сохранить. А что ждет тысячи и десятки тысяч людей, которых они посылают на верную смерть в Украине? Ведь Украина будет защищаться. Украина будет бороться до полного восстановления украинского суверенитета.

И еще кое-что. В Чехии находятся полмиллиона украинских беженцев, спасавшихся от российских бомб. Мне сложно представить, что они хотели бы видеть россиян в отпуске в Чехии. В барах, на массаже. Я не думаю, что это правильно. Так что для нас [запрет на въезд для российских туристов] был очевидным решением.

— Известно, что некоторым украинцам, чтобы бежать от войны, приходится покидать Украину и ехать в Россию. Россияне могут спросить, в чём же тогда проблема? Мол, ежедневно в России украинцы взаимодействуют с россиянами, и всё более или менее нормально.

— Вы знаете историю про русскую девочку, которая нарисовала украинский флаг? То, что с ней произошло, — это нормально? Если бы всё было нормально [в России], то эта девочка и ее семья не подверглись бы судебному разбирательству таким образом.

— Это сложный вопрос: почему всё еще существует миграция из Украины в Россию.

— Я знаю, что многих похищают, особенно маленьких детей, это ужасно. И я рад, что Международный уголовный суд в Гааге выдал ордеры на арест Путина и той женщины [уполномоченной по правам ребенка Марии Львовой-Беловой], которая причастна [к похищению детей]. Они должны ответить за это.

— Вероятно, у нас нет сейчас возможности обсудить эту тему об украинцах в России подробно. Я хотел бы вернуться к чешскому председательству [в Совете Европейского союза]. Вы бы что-то изменили в ваших решениях, если бы могли еще раз оказаться в этом качестве в начале войны?

— Честно говоря, я бы не стал ничего менять. Я думаю, что мы смогли осуществить почти всё, что мы наметили перед собой. Я вполне доволен тем, как мы демонстрировали лидерство в Европе.

Лидеры ЕС спорят, что делать с экономикой после года войны, санкций и энергетического кризиса. Разбираемся, как сторонники рынка пытаются договориться со сторонниками госрегулирования

— Когда я готовился к этому интервью, я хотел начать с вопроса о поддержке Украины, потому что мне этот вопрос кажется намного более важным, чем проблемы с визами. Что вы думаете о поддержке Украины, оказанной Чехией? Достаточно ли ваших усилий? Есть ли возможность сделать больше? Если я не ошибаюсь, Петр Павел заявлял, что у Чехии нет возможности поставлять больше вооружения Украине.

— Мы помогаем, как можем. Самая важная помощь — военная. Поэтому мы посылаем танки, боеприпасы, и мы помогаем обучать солдат, это ведь война. Украине необходимо защищаться от российского империалистического вторжения. Россия должна понимать язык силы.

Я думаю, Украина уже ясно дала понять с нашей поддержкой, что она не заинтересована в присутствии российской армии на своей территории. И мы прикладываем все усилия для того, чтобы Украина победила в битве за свободу.

Конечно, мы ищем новые способы оказать военное содействие Украине. Эффективнее всего — помогать вместе [с другими странами ЕС]. Так что мы пытаемся решить на европейском уровне, как увеличить производство боеприпасов.

Это один из проектов, но мы поддерживаем Украину и другими путями. Мы посылаем большое количество гуманитарной помощи, потому что Россия бьет по энергетическим объектам Украины. Они [российские войска] пытались оставить Украину без тепла крайне бесчеловечным способом, но у них этого не получилось. Мы готовы к будущему восстановлению Украины. Многое придется восстанавливать, потому что [Украина пережила] очень большое количество разрушений. И, конечно, мы помогаем финансово, потому что украинская экономика в опасности. Россия перекрывала доступ к Черному морю и пыталась морить мир голодом, не позволяя Украине экспортировать зерно из Одессы. К счастью, мы смогли заключить сделку, и я буду внимательно следить за тем, продлит ли ее Россия, так что финансовая помощь тоже необходима. Говоря о политике, мы хотим, чтобы Украина стала членом НАТО и ЕС. Это планы на будущее. Это не произойдет в одночасье. Но если украинцы решат, что хотят быть частью свободного общества, то это наш долг — помочь им.

— Вы уже упоминали беженцев: как они адаптируются в Чехии?

— Мы очень рады видеть их в Чехии. Некоторые из них смогли вернуться в Украину, некоторые — нет, потому что целые города были уничтожены российскими бомбами. Это грустная правда. Мы предоставили им всё необходимое для жизни в Чехии. Я надеюсь, что когда война закончится и российская армия покинет территорию Украины, они смогут вернуться домой. Я думаю, что все хотят жить у себя дома со своей семьей.

— Чешская экономика несет большие убытки в связи с поддержкой Украины и в целом из-за войны?

— Я бы так не сказал. Вся Европа испытывает определенные экономические трудности. Ведь Путин пытался нас шантажировать, используя газ как оружие. Его попытки провалились.

Важно отметить, что Путин оставил Россию без дохода в будущем, потому что Россия больше не считается надежным источником энергоносителей. Он уничтожил российскую репутацию на десятки лет вперед.

Но дело за российскими гражданами, которым придется привлечь его за это — и конечно, за все ужасы войны, — к ответственности в будущем. В данным момент у нас высокая инфляция. Но я верю, что мы сможем решить эти проблемы.

— Конечно, поддерживать войну — это безумие. Но наверняка в чешском обществе есть люди, которые говорят: «Давайте перестанем помогать Украине, потому что нам надо решать собственные проблемы, и мы должны думать в первую очередь о себе».

— Конечно, у нас есть активная политическая дискуссия, потому что мы живем в свободном и демократическом обществе. Кто угодно может участвовать в разговоре и выражать свое мнение, даже если оно отличается от общепринятого. И людей за это не убивают, и никого не ссылают в трудовые лагеря за то, что их мнение идет вразрез с государственной политикой. При этом большинство населения понимает, что Чехии необходимо обеспечивать свою безопасность, и поддерживает правительство. Конечно, можно привести разные примеры людей с противоположными мнениями, но это не изменит однозначную и четкую позицию моего правительства, которое всегда будет обеспечивать безопасность страны.

— Давайте поговорим о российских диссидентах. Я считаю, что вы оказали неоценимую помощь этим людям, — не уверен, могу ли я приводить конкретные и хорошо известные вам примеры. Но я хочу спросить, как вы сами относитесь к этой помощи? Она оказывается по гуманитарным причинам или у нее есть прагматический аспект? Дело в спасении человеческих жизней и свобод, или вы видите возможность того, что люди, которых вы поддерживаете, смогут изменить ситуацию в России в будущем?

— Я думаю, здесь есть большое будущее. Как говорил Андрей Сахаров, Кремль ведет себя со своими соседями так же, как со своими гражданами. И я думаю, что очень важно оказывать помощь россиянам, которые заботятся о российском обществе и могли бы изменить отношение Кремля к своим гражданам. И журналисты, ученые и независимые историки — именно те люди, которые хотят изменить отношение Кремля к своим гражданам. И если в России произойдут эти изменения, то мы в Праге будем чувствовать себя намного безопаснее. Это не повредило бы самой России, но нанесло бы вред российскому империализму, в чём я заинтересован.

— Мы не раз упоминали за этот разговор российский империализм. Как это возможно, что на протяжении почти ста лет он продолжает существовать? Раньше мы думали, что проблема была в советском коммунизме, но получается, что нет.

— Жители России должны решать судьбу своей страны. Ее нельзя навязать извне. Я не знаю, как именно решить эту проблему. Но на данный момент я точно знаю, что я должен защищать от нее Европу.

— Что вы думаете о природе этого империализма? Почему это могло произойти?

— Этот вопрос — часть насыщенной политической и исторической дискуссии. У меня нет на него ответа, который бы вошел в рамки этого интервью.

— Самый простой ответ, который мы часто слышим: что-то не так с природой россиян. Как будто мы всегда хотим причинить какое-то зло и соседям, и самим себе. Я полностью понимаю, почему украинцы эмоционально говорят, что все русские всегда будут каким-то образом поддерживать это империалистическое мировоззрение и поэтому они всегда будут представлять опасность для своих соседей. Но я не уверен, что это и правда так работает, что мы на самом деле обладаем такими чертами.

— Я не сторонник таких теорий. Я думаю, на этот вопрос нет простого и лаконичного ответа. История предоставляет разные сценарии того, как в странах появляется демократия. И я очень надеюсь, что однажды в России она тоже появится.

— Сейчас много обсуждений по поводу будущего Европы. ЕС оказался намного менее хрупкой организацией, чем думала российская пропаганда. Но очевидно, что мы столкнемся с огромным количеством проблем во время войны и после ее окончания. Многие люди говорят, что роль Центральной Европы в Евросоюзе сильно растет. Например, Польша и Чехия сегодня более заметны в Европейском союзе, чем раньше: из-за того, что эти страны пережили в XX веке, из-за их жесткой позиции против этой агрессии и потому что они стали принимать важнейшие политические решения. Что вы думаете о будущем Европы, и роли вашей страны в этом будущем?

— Я думаю, эти обсуждения оказались направленными не в то русло из-за российского вторжения в Украину. Но мы пытаемся выполнять нашу работу в ЕС. ЕС — очень сильная организация, и она продолжит расти. ЕС — это мирный проект, Европейское сообщество было основано как мирный проект. Затем экономическое сотрудничество привело к процветанию Европы. Страны Центральной и Восточной Европы рады, что они могут быть частью этого процветания. При этом у нас в союзе есть две главные экономики, Германия и Франция, и их роль остается неизменной. У нас в Европе происходит много дебатов, но и по многим пунктам мы находим консенсус.

— Могли бы вы сказать несколько слов российским читателям?

— Я хочу мира в Украине. Я хочу, чтобы российские солдаты покинули территорию Украины. Я хочу, чтобы убийства прекратились.

 

(Оновлено 12:00)

«Настоящее время»

Юлия Жукова

“В России мы были самыми свободными, несмотря на то, что были в плену”. Интервью с защитницей “Азовстали” Навой

Среди освобожденных 10 апреля из российского плена украинцев была и защитница “Азовстали” Валерия Суботина (Карпиленко) с позывным Нава. Валерия – поэт из Мариуполя, в 2015 году пошла служить в пресс-службу полка “Азов”. Позже она стала пресс-офицеркой в Донецком пограничном отряде. Уже на “Азовстали” Валерия вышла замуж за пограничника Андрея Суботина. Через два дня ее муж погиб. Сама Валерия попала в плен и провела там 327 дней. Обо всем этом Валерия Суботина (Карпиленко) рассказала в интервью Настоящему Времени.

– Вы уже две недели на свободе. Какие прямо сейчас у вас чувства, когда вы идете по довольно мирному Киеву?

– Да, мы постоянно мечтали об этом дне – о дне освобождения. Мы думали, что мы за день-два восстановимся, покупаемся, приведем себя в порядок и уже будем готовы встать в строй. Сейчас понимаешь, что мы только перестали бояться с утра. Мы только начали понимать, где мы находимся. Перестали просыпаться, думая, что мы все еще в камере. Сейчас, когда иду по Киеву, у меня постоянно бегают мурашки по телу. Мурашки бегают от того, что я вижу свободное украинское небо. Оно уже не в клеточку. Оно уже не закрыто. В то время как ты из камеры видишь только решетку, видишь только “колючку”, бетонную стену и один листочек зеленый, который вылез. И не знаешь, увидишь ли ты еще что-то за этот год. А сейчас ты видишь вот это все. И тебя эмоции просто переполняют.

– Вы как только вышли, сразу же сделали татуировку “Стальная”. Почему для вас это было важно?

– Потому что мы выдержали не только плен, но и все, что было до этого. Потому что мы продолжаем бороться дальше. Когда я ходила согнутая, приходилось так ходить почти год, мне говорили: “Ну что, Украину не согнуть?” А я говорила: “Нет, Украину не сломить”. Потому что мы реально стальные. И не только мы, а все украинцы, которые борются за Украину.

“Я не боялась смерти, это то, что могло избавить от страданий”

– Как бы вы описали один день в плену?

– Я б сказала так, что вот это все время, это был как один день. Это постоянное ожидание жизни. Мы постоянно говорили о том, что мы остались на “Азовстали”, мы оттуда не вернулись. Мы там умерли с парнями и девушками. Наши души остались там с ними. А сейчас я бы сказала, что мы не вернулись из плена. Потому что, пока все наши не вернутся, мы тоже остаемся там. Как бы ни старались жить полноценной жизнью вот эти две недели, мы не будем жить полноценно.

– В российскому плену оказывается большое давление, и психологическое, и физическое, на украинских военнопленных. Знаю, что украинские военнопленные, которые выходят, не рассказывают об этом, чтобы не навредить тем, кто еще остается в плену. Но я вас спрошу: где вы брали силы и что вам давало силы выдержать 327 дней плена?

– Я бы сказала так: россияне уже больше ничего не могли у меня забрать. Они забрали у меня все. Этим всем был мой муж Андрей, который погиб на “Азовстали”, которого я безумно люблю. Я не могу говорить о нем в прошедшем времени, для меня он существует. И будет существовать. Они забрали у меня его, они забрали у меня мой дом. И это давало мне понимание, что хуже они мне уже не сделают никак.

Я вообще не боялась смерти. Потому что смерть – это то, что могло избавить меня от страданий. Это то, что могло приблизить меня к нему. А в плену силы выжить давало то, что я должна буду встретиться с его родителями. И вот это понимание давало силы выжить, давало силы бороться, давало силы дождаться этого обмена.

Если б я знала еще немного правды, что моя бабушка, которая меня воспитывала (у меня нет родителей), умерла в оккупации, что тело моего мужа не отдали, что его не смогли похоронить и я не могу прийти к нему на могилу. Наверное, меня бы это немного сломило, но я знала, что должна вернуться к ним (родителям мужа – ред.), что меня тут ждут. Вот это давало силы.

– Чего не хватало больше всего в плену? О чем вы думали, мечтали?

– Не хватало таких банальных и не банальных вещей. Когда был Новый год… У нас была очень плотная решетка на окнах. Только моя рука туда пролезала, и я рисовала елку на Новый год. Потом, когда наступила весна, я тоже пролезла рукой. И нарисовала три тюльпана рукой для нас с Витой. Мы им радовались и умилялись.

И вот такие мечты осуществляются – дотронуться до лепестков цветов, коснуться деревьев, услышать нормально, как поют птицы. Я думаю, что мы не должны забывать. Наш трезубец – там зашифровано слово “воля”. Он у меня набит. Он был постоянно со мной. Я на него смотрела, читала это слово в нем. И думала, что моя воля со мной. Я бы сказала так, что, находясь в России, мы там были самыми свободными людьми, несмотря на то, что мы были в плену.

“Вокруг были люди, которые убили моего мужа. Я не хочу, чтобы они видели мои слезы”

– Какие важные даты для вас совпали с пленом?

– В плену были наши дни рождения с Андрюшей. Интересно, что у него 20 июля, а у меня 19-го. Мы в это время были в Оленовке. И в его день рождения мы его вспоминали. Пели песни, говорили о нем. А в мой день рождения, девочки тоже сделали мне сюрприз. Пекли, что могли, на пекарне. У нас сахара не было, но добавляли сладкий чай, чтоб испечь какие-то булочки и поздравить меня с моим днем рождения.

Скоро важная для нас с Андреем дата – пятое мая. Мы с ним поженились на “Азовстали”. И мы по-своему отпразднуем. Он мечтал увидеть меня в белом платье. На “Азовстали” у меня его не было. У меня будет платье. Не знаю, кому-то это будет странно, но он мне снился постоянно в Таганроге. Он мне снился на разрушенной этой “Азовстали”. Он говорил: “Я тут с парнями, у меня все хорошо. Но почему ты не купишь себе белое платье?” Сейчас его есть где взять. И он должен меня увидеть оттуда в нем. Я до сих пор говорю с ним, смотря на небо. И все еще верю, что он вернется. В плену было тяжело осознать его смерть. Это было очень тяжело.

Я понимаю, что еще меня держало в плену… То видео, которое мы записывали. Я его еще не пересматривала, я даже не помню, что я там говорила. Я говорила о своей боли, но так мало говорила о нем. Про то, что он настоящий герой. Герой Украины. И в плену я думала о том, что я должна выйти и сказать это. Про то, что он помогал в эвакуации раненых. Про то, что он нашел один из бункеров, где были дети, и искал для них еду. Он делал очень много как украинский офицер. Я им горжусь. Это я должна была сказать в том видео.

– Разрешали ли вы себе плакать там?

– Я до сих пор не могу заплакать. Я сейчас с вами говорю о таких вещах, которые в том числе делают мне невероятно больно. И там было и больно, и страшно, и грустно. Вокруг были люди, которые убили моего мужа. Потому что каждый из них виновен в его смерти, в смерти мирных людей. Вообще во всем том, что случилось, виноваты они. Нет, я не хочу, чтобы они видели мои слезы. Даже сейчас. У нас в камере были слепые зоны, где моя подруга могла меня обнять и мы могли чуть-чуть дать волю нашему горю. А сейчас мы стараемся не плакать. Пока мы живем в борьбе за тех, кто еще там, и против тех, кто пытается у нас забрать еще что-то. Хотя, что еще…

Я говорила Вите (подруге, с которой сидели в одной камере – ред.), что, возможно, надо как-то разделиться, мне пойти в одиночку, чтобы она за меня не отвечала. Но она постоянно говорила, что мы должны быть рядом, что мы должны поддерживать друг друга. Она говорила: “Я без тебя не пойду, лучше буду сидеть с тобой столько, сколько потребуется, в этой тюрьме, но выйдем вместе”. Я вчера говорила: “Вита, ну ты представь, какое нереальное было желание!” Но мы, правда, вышли вместе.

– Что рассказывали вам россияне, какое у вас было информационное пространство в колонии, в Оленовке? Что они вам про Украину говорили? Вы были там в информационном вакууме?

– Ты не знаешь практически ничего, что происходит в Украине, что происходит с твоими близкими. Мы переживали, есть ли тут еда, сколько людей погибло, сколько погибает сейчас, есть ли тут вообще нормальная жизнь. Самое страшное – мы не знали, столько людей осталось в плену. Мы не знали, что около 700 “азовцев”, мы надеялись, что мы их всех встретим, когда приедем. И все, о чем, сейчас хочется говорить, кроме своей боли, кроме погибших героев, это о тех, кто остался там. Их нужно вернуть. Потому что, пока они не вернутся, мы не сможем жить нормально. Мы сами психологически не сможем оттуда вернуться. Потому что все, что мы переживали там, они это продолжают переживать каждый день, каждую минуту и секунду.

Некоторое время я была в камере одна. И в той камере была такая надпись на стене, которая реально для нас очень много значила. Но я уверена, что это писал кто-то из наших. Надпись: “Страдайте достойно”. И вот это как раз ответ и про слезы, и про выдержку. Для меня было важно даже страдать достойно. Поэтому даже в плену вот это высказывание: “Страдайте достойно”, было одним из моих слоганов по жизни на тот период. А другим, наверное, были слова Леси Украинки: “Чтобы не плакать, я смеялась”. Это звучит странно, но я очень много смеялась и там, чего не понимали они. Возможно, кто-то не понимает и сейчас, когда я выкладываю фотографии, на которых я всегда улыбаюсь. Я пишу про какие-то болезненные моменты, я говорю о них, но я почти всегда улыбаюсь. Потому что это как раз не про страх, а про борьбу. Про внутреннюю силу не только мою, но и других. Потому что на меня смотрят наши. И здесь, и там. Поэтому я должна жить достойно ради всех них.

 

(Оновлено 11:00)

РБК-Украина

Анастасия Рокитна

“В Киеве война закончилась”. История волонтера о выгорании, фронте и усталости от войны

Журналист и основатель волонтерской организации VATRA Анастасия Рокитна по дороге с Донбасса записала разговор с волонтером Андреем Бобровским, который с первых дней широкомасштабного вторжения помогает с эвакуацией гражданских и обеспечением военных на фронте.

Едем по Донецкой области, объезжая ямы на дороге. Дождливая погода придает восточно-военный колорит. Вокруг грязь, разбитые после прилетов здания и военная техника. За рулем автомобиля Андрей Бобровский, до полномасштабного вторжения он занимался медиааналитикой, был главой комитета по противодействию незаконным застройкам в Киеве, а теперь разъезжает по улицам восточного региона.

Сразу с началом полномасштабной войны начал помогать армии и взял на себя логистические задачи. Себя называет “комбатантом”, но для украинского общества ближе статус “военный волонтер”. О войне в Украине, двух реальностях и волонтерском выгорании он рассказал РБК-Украина. Дальше – прямая речь.

О военном волонтерстве

24 февраля. Первая половина дня была в попытке понять, куда бежать и что делать. Я вывез свою семью в Черкасскую область и около полуночи вернулся обратно в Киев. Помню эти огромные километры авто, стоявших на выезде из Киева. Я тогда пытался пробраться в столицу.

С самого начала помогал формировать блокпосты и другие постройки. Связался со своим другом Игорем Луценко и уехал за Лютеж. На тот момент там стояла 72-я бригада и встречала российскую армию, пытавшуюся прорваться к столице.

Я занимался снабжением: привозил авто, квадроциклы и необходимые вещи, в том числе еду, воду и другие вещи, а также занимался снабжением аэроразведки. С самого начала я был волонтером.

После окончания киевской кампании мы поехали в Харьковскую область. Заехали за Харьков поближе к границе с Российской Федерацией. Затем Игорь уехал в Лисичанск, Северодонецк, а я присоединился к своим побратимам под Бахмутом. К началу августа мы были в городе, который сегодня называют крепостью. Потом нас кинули в Курахово, Угледар.

О боевых условиях под Киевом и Бахмутом

По-моему, самая сложная кампания была киевская. Тогда я только привык ко всему, к полномасштабной войне. В Бахмуте было более адаптировано к боевым условиям. В Угледаре – не очень, потому что очень сложные условия.

В конце марта я забрасывал десант в Ирпень, параллельно у меня попросили забрать людей из Ирпеня. Тогда еще только освобождали этот город, а гражданских нужно было забрать с другого конца населенного пункта, почти под Бучей. Я приезжаю в их дома, начинаю им говорить, что нужно эвакуироваться, а над головой мины свистят. Стреляют с обеих сторон. Здесь война.

Гражданские спрашивают, сколько у них есть времени на сбор. Я отвечаю, что 5 минут, не больше. Они говорят, что никуда не уедут. Но в конце концов я их заставил уехать. Идем мы по улице, потому что я припарковался немного дальше, чтобы иметь возможность оперативно уехать. А в это время мины над нами летают, валят деревья рядом. Тотальные боевые действия. Вот это я запомнил на всю жизнь.

Кроме Ирпеня еще была история при киевской каденции, когда корректировщики подсказали российским солдатам, куда бить и попали рядом с нами. Но над нашей позицией была сетка и на подлете осколки просто не прошли через нее.

В Бахмуте мы жили в районе Забахмутки, которую первую оккупировали. Со стороны свалки выехал российский танк, подъехал к нам на несколько километров и просто навесом стрелял по нам. В радиусе 200-300 метров были прилеты. А потом наш танк приехал стрелять в ответ. А мы только слушали. Это было жутко, но я остался без травм.

О волонтерстве в Харькове

Первая моя эвакуация гражданских была 1 марта из Харькова. Я вывозил семью военного, оставшегося там защищать город. Через двое суток из Киева в Харьков, потом через Полтаву, Кременчуг, Умань и в Луцк, и потом сразу в Киев. Я преодолел без остановок и сна почти 3000 км. Это было как раз в тот день, когда обстреляли Харьковскую облгосадминистрацию.

Я подъезжал в Харьков почти по пустой трассе в моем направлении, только были караваны машин навстречу. На одной из заправок я остановился, там были огромные очереди людей, вынужденных покинуть родной город. Начал расспрашивать, как лучше сейчас передвигаться по Харькову, на что мне отвечали, что я сошел с ума и в этот город сейчас нельзя ехать. Я был в центре города примерно через час после обстрела Харьковской ОГА.

Это было мое первое знакомство с последствиями рашистского “асвабаждения”. Я забрал людей и через полчаса по нашему маршруту уже были прилеты, помню – Харьковское танковое училище и еще что-то.

Потом приехали в Полтаву, которая всего в 150 км от Харькова, и уже совсем другая ситуация, будто там войны нет вообще, очень сильный контраст, трудно осознавать, что такие разные миры – мирный и военный – так рядом. Дальше были тянучки на блокпостах, перед Кременчугом, потом час сна под Александрией, и дальше в новые пробки под Уманью.

Приходилось искать пути, альтернативные обычным. Нашей целью было проскочить населенные пункты до наступления комендантского часа, потому что на трассе уже проще, так я едва проскочил Сквиру. Уж не помню, как звали тех людей, которых я вывозил. Там была девушка школьница, которая занималась коньками и должна была попасть в олимпийский резерв, и я надеюсь, у них все сложилось хорошо.

Об эвакуации гражданских из Чернигова

Пожалуй, самая тяжелая эвакуация была из Чернигова, за день до того, как разбомбили мост. Последние несколько километров дороги в Чернигов простреливались россиянами, поэтому приходилось ехать по полям. В какой-то момент впереди меня осталось только два автомобиля, сзади никого. И тут внезапно (они на расстоянии где-то километра от меня были) они развернулись и на высокой скорости поехали мимо меня.

Я остановился, открыл окно, чтобы расспросить, что произошло, водитель одного из автомобилей пролетел мимо меня с выпученными глазами. Я прислушался нет ли обстрелов, поехал дальше. До сих пор не понимаю, что произошло, потому что доехал нормально. В Чернигов тогда вез медикаменты из Луцка, Львова по просьбе друзей с разведки для медроты.

Разгрузившись, уехал забирать людей, их оказалось больше, чем было запланировано. Тем более что ни одна из двух групп не подтвердила эвакуацию. Пришлось везти людей даже в багажнике. Одни хотели брать с собой 3 литра масла, одеяла. На что я сказал, что сейчас все люди не уместятся и мне придется выбрасывать эти вещи прямо на улицу.

Обратно возвращались по “зеленому” коридору, часто обходя колонны транспорта. Когда приехали, одна из женщин сказала, что надо было слушать меня и брать еще меньше вещей.

О волонтерстве после года полномасштабной

Раньше деньги можно было собрать на что угодно. На космический корабль – пожалуйста. Люди активно сбрасывали средства. И волонтеры могли купить что угодно. Сейчас ситуация такая, что на обычный Mavic сложно собрать. Люди устали сбрасывать средства и вообще… Но они не понимают, что военным некогда уставать, идет жестокая война.

Относительно волонтерского выгорания. Я думаю, оно появляется в момент расслабления, когда ты в теплой ванне и теплом окружении. А когда ты где-нибудь по полям или в раздолбанные города ездишь и работаешь, то это держит в тонусе. Конечно, мы все не роботы, устаем, и надо отвлекаться, перезагрузиться и снова работать. Но когда я на фронте, то не чувствую этого выгорания.

О жизни украинцев “в двух мирах”

Есть контраст между прифронтовыми городами и, например, тем же Киевом. Разница большая, потому что в Киеве война закончилась и этот контраст очень выбивает из колеи. Гражданским надо видеть, что там происходит и какой ценой одерживается победа. Что машины и дроны являются расходным материалом, они всегда нужны.

Сейчас в социуме, в частности, в соцсетях слишком много хейта, не против соседа-врага, а между собой. Такое впечатление, что мы уже победили, и происходит какая-то политическая конкуренция.

Я не поддерживаю эти раздоры, кроме тех моментов, когда эти ситуации препятствуют нашей победе, то есть когда это касается действительно резонансных вопросов, например, коррупционных скандалов. К сожалению, очень много бюрократических моментов, в частности, по закупкам. Иногда создается впечатление, что эти препятствия намеренно созданы для нашего поражения. По моему мнению, должны быть максимально упрощенные процедуры для достижения нашей победы.

О будущем Украины

Я хочу видеть Украину украиноязычной. Это для меня принципиальная позиция. Мы должны отойти от этого принципа “Какая разница” и стать все же полностью украиноязычным обществом.

Хотелось бы верить, что эти наши соотечественники, которые позволяют себе зарабатывать на коррупционных схемах типа перекупки гуманитарной помощи, наедятся и исчезнут из нашей страны. Просто навсегда. Наша страна должна быть свободной и независимой.

И, конечно, я хочу, чтобы Украина после победы над Россией обезопасила свои границы и экономически выросла до уровня европейской страны. У нас для этого есть все.

 

(Оновлено 10:00)

Лінія оборони

Anti-colorados

Рубильник репрессий?

То, о чем так мечтали россияне, сбудется очень скоро и возможно – до лета. Им не хватало исконности, скреп и духовности, а какая духовность может быть без расстрелов? Если нет расстрелов, то и духовности никакой нет. И вот они стали возвращаться, хотя пока еще только на фронте. Ведь они уже сами рассказывают о том, что мотивацию идти вперед и бодрость духа там уже обеспечивают заградотряты. Причем, сделано это было чисто и в стиле урок – сначала попробовали в виде такого себе самодеятельного эксперимента, но если никто не стал возмущаться, то дальше все уже пошло как так и надо.

Ведь вагнеров бросили на фронт не только как штурмовые мясбаты, но и как новый, а на самом деле, хорошо забытый, старый метод ведения боевых действий, условно называемый «до последнего полкило мяса». Я прекрасно помню как во вражеских пабликах обсуждали то, как на убой гнали первые зековские волны. Кадровые это видели, комментировали довольно бодро, мол: «А чего они хотели? Свободу надо искупать кровью, вот и пускай смывают. Без заградотрядов они бы разбежались». Они просто не хотели думать о том, что сейчас они наблюдают прообраз того, как их самих завтра будут гнать в бой. И вот теперь уже понятно, что такие средства стали применять против чмобиков, а завтра и кадровые увидят у себя за спиной то, что они еще недавно так люто одобряли.

А что такое заградотряд?  Это специальное подразделение, которое не дает драпать собственным войскам. Ну а когда все вокруг рвется и горит, то никакими словами бегущих не остановишь ни приказом, ни матом. Остановить можно только огнем и еще большим страхом. Когда бегущие видят, что их валят свои же, это действует мгновенно. Ведь они понимают, что стрелки получили «добро» на отстрел своих. Значит, есть соответствующие приказы, которые не просто разрешают это делать, а что для этих целей сформированы специальные подразделения. Не удивительно, что первые такие отряды, которые валили чмобиков, а не зэков, формировались из кадыровцев. Те вообще не рефлексируют по этому поводу, и валят лаптей от души, тем более, что им гарантировано за это не будет ничего плохого.

В данном случае нам все равно, сколько и почему они лупят друг друга и более того, чем больше они задвухсотят своих же, тем меньше работы будет ВСУ, и потому мы обращаем внимание на другой аспект этого пейзажа. По своей правовой сути, это ни что иное как внесудебные казни. То есть, они совершают военные преступления даже против своих же. И здесь нельзя это списать на законы военного времени, боевую обстановку или что-то подобное. Дело в том, что прутин так и не решился назвать войну – войной и объявить военное положение, в рамках которого могут останавливаться  конституционные нормы, которые действуют в мирное время.

Да, они там не действуют и в мирное время, но на фронте все более остро и списать любую кучу трупов можно без особого напряжения, но если вещи называть своими именами, то заградотряды совершают убийства собственных граждан, без малейших на то полномочий. Ведь когда речь идет о войне объявленой, то в таком случае допустимы рассуждения о том, что какие-то незаконные, с точки зрения правил ведения войны действия, могли предотвратить последствия, намного более тяжелые чем те, что возникли при совершении этих действий. Но если нет войны (а судя по тому, как это назвал прутин, и под какие правовые нормы подогнал, это – не война), то не может быть и этих действий. Мало того, Пригожин пошел дальше и все мы увидели публичные казни, сделанные под запись.

Можно не сомневаться в том, что на видео и на публику попала лишь малая часть казней, специально обставленных, а сколько их было на самом деле – никто считать не станет. И вот это знает все население федерации и сидит прямо на известном месте. А ведь это повторение того, что было описано выше, когда кадровые впервые увидели заградотряды и отнеслись к этому с одобрением. Если они это сглотнули для вагнеров, то автоматически просигнализировали о том, что и с ними эти номера пройдут без проблем. Возможно, дело уже дошло и до кадровых, но то, что уже так укладывают мобиков – хорошо известно. И теперь гражданское население смотрит на все это и точно так же молчит, одновременно сигнализируя о том, что и с ними этот номер тоже пройдет “на ура”.

В этой ситуации надо помнить, что прутин – плагиатор, и вообще ничего не умеет выдумывать самостоятельно. Он берет что-то у Гитлера, что-то у Сталина, лошадь взял у Наполеона, и немного причесывая относительно текущего момента, выдает это в жизнь. Так, товарища Сталина выдвигали на диктатора другие товарищи, не он лично. Потом другие товарищи просили Сталина уничтожить врагов своей беспощадной рукой. Не он сам это инициировал. Вот и с путиным – та же самая история. Вспомним, как Валя Терешкова предложила «обнулить» сроки правления прутина. Не он предлагал, а выжившая из ума старуха и вот – прутин уже обнуленный фараон, срок правления которого ограничен исключительно гробовой доской.

Эта тема – тоже имеет ровно такое продолжение. Общество уже приучили ко внесудебным казням в армии, а теперь этот благотворный опыт следует двигать дальше, в массы. А для того, чтобы беспощадно бороться с врагами партии и правительства, надо таки формализовать этих врагов, как было при товарище Сталине. Можно это было сделать как при товарище Гитлере, но на евреев сейчас батон не покрошишь, поскольку теперь они имеют свое государство, причем, обладают ядерным оружием и потому – лучше сделать ту же схему – просить товарища прутина формализовать понятие «враг народа», поскольку без него перейти к «тройкам» и казням, будет весьма затруднительно. Ведь получив клеймо врага народа, а потом и пулю в затылок, жертва будет вызывать лютую ненависть остального стада, которое будет орать «Так ему и надо!»

И вот процесс пошел. Первым потребовал ввести понятие «враг народа» юрист и бывший президент – Димон Медведев. Но его заявка не имеет большого веса, поскольку всем известна его тяга к алкоголю и постоянная абстиненция, которая изматывает остатки его сознания, как рваные кальсоны на забулдыге, и потому надо было ждать подкрепления и идентичного требования от кого-то еще. Мало того, мы уже ждали такое заявления и даже стали волноваться о том, что сценарий как-то нарушается, но нет, все на месте! Вот что пишет их сегодняшняя пресса, цитируя депутата госдупы Грулева:

«Пора вводить понятие „враг народа“. Не надо этого стесняться. Враги есть, понятия нет. Причем это не только те, кто дебильные приказы отдают, но и здесь, на гражданке, — все эти „ждуны“ и остальная сволочь… Мне говорят: „Ты хочешь сталинских репрессий?“ Я хочу! <…> Да, были ошибки. Но была дисциплина. И сегодня краеугольный вопрос — дисциплина».

И между прочим, отсылка к практике внесудебных казней в армии была взята не с потолка. Она и так была очевидной, но товарищ Грулев ее высказал собственным ртом. После этого не остается никаких сомнений в том, что там была просто обкатка репрессий, которые вот-вот будут внедрены по всей помойной федерации. Вот как он это описал:

«Тут пришли „ой бедные мальчики, им там [на фронте] было плохо, они обратились в прокуратуру“. Они в штрафбат должны были сразу встать. Моментально в строй, так как они покинули позиции. Здесь не бывает двоякого толкования. <…> Рядом с командиром должен стоять прокурор, начальник следствия и председатель военного трибунала, и тогда моментально все встанет на свои места».

Если вы посчитали, кто там должен «стоять», то это как раз и есть та самая «тройка», которая пускала в расход сотнями тысяч. Вот и все, круг замыкается. Кто-то там что-то хотел рассказать про русский мир? Вот это он и есть. Вот эту духовность они хотят принести на оккупированные территории. И эту дрянь мы должны не просто изгнать с нашей территории, а уничтожить ее настолько много, насколько будет хватать сил и средств. Это – гибридная чума, замешанная на сталинизме и гитлеризме. Она является куда более токсичной и опасной дрянью, чем те две дряни порознь. Поэтому на Украину выпала миссия уберечь мир от этой смертельной отравы и новейшая история пишется на нашей земле. Ми переможемо!

(Оновлено 9:00)

Виктор Андрусив

Минулого тижня китайський посол у Франції бовкнув серйозну дурницю про те, що суверенітет колишніх радянських республік викликає сумнів. Я відразу розумів, що це зальот, але мені цікаво було, яка буде реакція саме ЄС.

І от вчора Жозеп Боррель висловив “стурбованість” з цих заяв. Та важливіше інше. ЄС вперше заговорив про зміну стратегії щодо Китаю. Це дуже серйозна історія. В підготовленому проекті внутрішнього меморандуму європейські чиновники розглядають стратегію розвинути тісні стосунки з Бразилією, Чилі, Нігерією та Казахстаном, щоб замістити китайський вплив і залежність. Для останнього це погані новини тому, що китайці якраз планували розбудувати тісніші стосунки з ЄС на противагу США. Про це і була розмова з Макроном, який повернувся і почав щось говорити про стратегічну незалежність ЄС від США. По великому рахунку посол Китаю у Франції жорстко підставив Макрона.

ЄС довго запрягає, але коли вже їде то їде. Я ще рік назад писав, якщо Захід не почне тиснути на Китай та Індію, то санкції працюватимуть саме проти нього. Тому, що китайці та індуси отримуючи дешеві російські енергоресурси здешевлюють свої товари і підвищують їх конкурентність на західних ринках. Розмови про нових партнерів на заміщення Китаю можуть стати на багато років новими геополітичними трендами.

Вся ця ситуація ставить серйозно на розтяжку Сі Цзіньпіна. З одного боку, можна почати “бикувати” і нарощувати рівень конфронтації та ізоляції, але це підірве головну ціль Китаю стати економікою номер 1 в світі, обігнати США. З іншого боку, можна дати задню, почати підігрувати в питанні війни в Україні Заходу, але це підриває другу важливу ціль – повернення Тайваню. Що ж подивимося, як на ці нові розмови в ЄС відреагують китайці. Я роблю ставку на другий варіант.

 

Юрий Швец

В июне в ЕС предстоят дебаты по поводу того, что делать с всеобъемлющим инвестиционным торгово-экономическим договором о сотрудничестве с Китаем. Он чрезвычайно важен для Китая. Этот договор еще до COVID-19 положили под сукно, он там долго лежал в связи с экономической ситуацией в Китае.

И вдруг, как гром среди ясного неба, звучит заявление китайского посла в Париже. Я посмотрел его интервью и хочу сказать: “Он поплыл”. Услышав его витиеватый ответ о Крыме и слова о статусе стран бывшего СССР, интервьюер коршуном налетел на бедного Лу. Посол понял, что ляпнул глупость, но журналист его уже “припер”.

Высказываниями Лу Шайе возмущены даже китайские газеты. Такое ляпнуть и в такой неподходящий момент. Ему напоминают, что Китай признал независимость Украины в 1991 году, а ее границы – в 1994-м в связи с подписанием Будапештского меморандума. Китай как ядерная держава тогда одобрил его.

 

Олексій Гончаренко

Приєднався до європейських депутатів, які закликали міністра закордонних справ Франції Катрін Колонне оголосити посла Китаю у Франції Лу Шае персоною нон ґрата.

Підписав відповідний лист разом з більш ніж 75 депутатами з Франції, Великобританії, Італії, Польщі, Швейцарії, Литви, Німеччини, Бельгії, Хорватії та іншими.

В чому полягає таке масове незадоволення? В одному з інтервʼю посла Китаю просили пояснити його позицію щодо Криму. Він відповів, що півострів був «російським спочатку», після чого Хрущов передав його Україні. А потім додав, що держави з пострадянського простору не мають статусу в чинному міжнародному праві, оскільки «немає міжнародної угоди, яка конкретизувала б їх статус як суверенних країн».

Ці слова обурюють та нагадують російські наративи, на які спирається хвора уява путіна. Саме з такими думками він починав війну в Україні та продовжує робити закиди щодо «повернення» імперії. Це абсолютно неприпустимо.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка российской наступательной кампании, 25 апреля 2023 г.

Ключевые выводы

  • Высокопоставленные официальные лица США и ЕС считают, что случае успешного контрнаступление Украины президент России Владимир Путин по-прежнему не захочет вести переговоры.

  • 25 апреля украинский военный представитель заявил, что украинские силы добиваются «впечатляющих результатов» в контрбатарейных боях против российских войск на оккупированном Россией восточном (левом) берегу Днепра.

  • Финансист группы Вагнера Евгений Пригожин опроверг оценку ISW от 22 апреля относительно ограниченного улучшения отношений Вагнера с российским военным командованием в преддверии запланированного украинского контрнаступления.

  • Российские ультранационалисты продолжают выступать за принятие Кремлем сталинских репрессивных мер.

  • Кремль по-прежнему избегает откровенно репрессивных мер, вероятно, из опасений за стабильность путинского режима.

  • 25 апреля российские правозащитные организации «ОВД-Инфо», «Мемориал» и «Русь сидящая» обжаловали закон о цензуре в отношении дискредитации российских военных.

  • Российские источники утверждали, что российские войска провели ограниченные наземные атаки на линии Сватово-Креммина.

  • Российские войска продолжали наносить удары по Бахмуту и ​​его окрестностям, а также вдоль линии фронта Авдеевка-Донецк.

  • Российские военкоры продолжали категорически отрицать, что украинские силы заняли прочные позиции на восточном (левобережье) Херсонской области.

  • Министерство обороны России (МО) пытается финансово стимулировать российских военнопленных к участию в боевых действиях в Украине, предлагая им компенсацию, равную той, которую получают российские добровольцы.

  • Украинский центр сопротивления сообщил, что украинские партизаны взорвали российский блокпост под Олешками.

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Прошел один год и шестьдесят дней войны. Линия фронта сегодня никак не менялась и, похоже, что россияне встали и в Бахмуте. Активность артиллерийского огня с обеих сторон снижается и это значит, что украинцы накапливают снаряды для предстоящего наступления, а вот россияне могут начать экономить их как по причине того, что они тоже готовятся к отражению украинского наступления, так и потому, что они у них банально кончаются.

Как на самом деле обстоят дела у россиян со снарядами мы узнаем только тогда, когда украинское наступление начнется. Если россияне встретят наступающих “огненным валом” (до 80 тыс. выстрелов в день), то значит верна первая гипотеза, если же они останутся на нынешнем уровне (около 7-8 тыс. выстрелов в день), то значит у них все плохо и снаряды кончились. Но сейчас (пока украинское наступление не началось) все это не более чем гадание на кофейной гуще и я им заниматься не буду.

Что важного сегодня случилось? Во-первых, Путин начал национализацию активов западных инвесторов. Он изъял активы финской энергетической компании “Fortum” (5% всех генерирующих мощностей России) и передал их в управление Росимуществу. Энергетических активов у “Fortum” в России больше, чем на 5 млрд. долларов.

Путин это обосновал тем, что аналогичным образом поступила Германия, передав в управление немецкому государственному сетевому агентству активы “Газпрома” и “Роснефти”, расположенные на территории Германии.

Но, как говориться, “есть нюанс”: Германия, в соответствии со специально принятым законом, должна в разумные сроки продать эти активы на публичном тендере, а вырученные от продажи средства передать, соответственно, “Газпрому” и “Роснефти”.

В то время как план Путина этого не подразумевает. Таким образом, Росимущество может управлять активами “Fortum” бесконечно долго и ничего за это их собственнику не платить. Если в ближайшее время от российских властей не поступит никаких комментариев на эту тему, то можно будет смело констатировать, что налицо самая что ни на есть конфискация собственности.

Нетрудно себе представить, чем может закончится весь этот сюжет, если Европа решит ответить симметрично. Особенно с учетом того, что в Европе замороженных российских активов несколько больше (мягко выражаясь), чем на 5 млрд.

Во-вторых, власти ЮАР сообщили сегодня, что их страна выходит из юрисдикции Международного Уголовного Суда (МУС). Совершенно ясно, что это сделано для того, чтобы Путин ( на которого МУС выдал ордер на арест) мог спокойно приехать в ЮАР на саммит БРИКС, который состоится в августе этого года.

Что это означает – я не берусь судить. То ли это означает, что ЮАР готова порвать с международными институтами и своими европейскими партнерами ради того, чтобы визит Путина состоялся, то ли это означает, что по согласованию с этими своими партнерами южноафриканцы заманивают Путина к себе, чтобы его арестовать – судить не берусь.

Знаю только одно: как бы это не было на самом деле, но Путин точно решит, что его заманивают и никуда не поедет. С учетом его нынешнего психического состояния, это ясно как дважды два. Бедолага стал такой ссыкливый, что даже думать нечего куда-то лететь ему за тридевять земель. Тем более к этим ребятам, которые то ли вышли из под юрисдикции МУС, то ли нет… Может они хитрые? Неее… Береженого Бог бережет! Короче, распрягай, мил человек, кобылу: мы никуда не едем. Сердце мне вещует: наепка.

И, наконец, третье: Байден объявил, таки, что будет баллотироваться на второй срок. Это очень важное решение именно для Украины. В ноябре 2024 года Байдену исполнится 82 года. В таком возрасте начинать свой новый президентский срок – это очень рискованный шаг. Такого раньше не было никогда. И американцы, наверняка, понимают, что Байден слишком стар для такой работы.

Для того, чтобы американские избиратели, не взирая на это обстоятельство, отдали ему свои голоса, нужно какое-то сверхординарное событие, нечто из ряда вон выходящее, какой-то такой ошеломительный успех, такая победа, которая затмит собой все, что есть негативного по отношению к Байдену. И прежде всего – его преклонный возраст.

Воля ваша, но я сколько не ломаю голову, не могу ничего придумать, кроме победы Украины в войне с Россией. Только эта победа может дать Байдену шанс на выигрыш выборов. Если на российско-украинском фронте будет такая же тягомотина какая идет последние пять месяцев или, хуже того, россияне начнут заметно продвигаться вперед, то не видать ему второго срока как своих ушей. Особенно после факапа в Афганистане.

И, я уверен, что в штабе Байдена это прекрасно понимают. Поэтому сегодняшнее решение Байдена о баллотировке, фактически является твердым решением нынешней администрации США в этой войне победить. И победить убедительно, за явным преимуществом, и так, чтобы эту победу можно было хорошо и красиво преподать американцам в ходе избирательной кампании.

Можно как угодно относится к Байдену и демократам вообще. Но нынешнее решение нельзя воспринять иначе, чем хороший сигнал для Украины и вообще для дела победы над путинской преступной тиранией. Даже если Байден проиграет эти выборы, то победа-то останется. А значит он не зря прожил свою жизнь. Потому, что пройдут годы, многое забудется, но люди долго будут помнить, что именно Байден помог победить кровавого диктатора Путина, который угрожал стереть с лица Земли все человечество.

Что еще нового? Да ничего, кроме разве того, что дело наше правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 26 April: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий