BloggoDay 28 November: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 28 листопада 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

Каспаров.ру

Андрей Черепанов

За последние полвека Кремль проиграл все войны

Свидетельства об успехах Украины в освобождении своей земли от российских оккупантов и быстрое нарастание числа могильных холмиков в их родных городах и сёлах отрезвляют умы россиян. До многих из них уже дошла чудовищная нелепость путинской “спецоперации”. Однако часто они не готовы требовать от кремлёвского вождя её скорейшего прекращения и вывода войск с чужой территории. Мол, Россия – великая страна, она не может себе позволить проиграть войну, да ещё и платить репарации Украине. По ним, если уж “спецоперация” началась, то надо вести её до победы.

Между тем хочу напомнить, что власти не менее великой страны – США – находили в себе мужество и ответственность для вывода своих войск из Кореи, Вьетнама и Афганистана, когда становилась понятной бесперспективность достижения американцами поставленных там целей. И делали они это, чтобы не продолжать плодить смерть и разруху. И величие от того США особо не пострадало, скорее наоборот – проявленная адекватность восстановила к ним всемирное уважение и авторитет. А ведь те войны, в отличие от украинской авантюры, были затеяны во имя защиты демократических ценностей, гражданских свобод и, значит, были справедливы.

Да и сам Кремль во всех военных конфликтах последнего полстолетия, в которых участвовал крупным составом войск, уступал своим противникам – тому же Афганистану, дважды – Чечне. Причём, вторая чеченская кампания завершилась и выводом правительственных войск России с прежде оккупированной ими территории, и установлением фактической независимости Чечни от Кремля, отсутствием там действия российских законов, и выплатой из федерального бюджета компенсаций на восстановление с последующей данью на многие сотни миллиардов рублей. Отсюда следует, что случай с Украиной станет отнюдь не уникальным, а всего лишь очередным.

К тому же даже вне зависимости от результатов “спецоперации” Россия гарантированно компенсирует прежде нанесённый ею и ежедневно увеличивающийся главным образом из-за отстрелов энергетической инфраструктуры ущерб самой Украине, а также расходы союзников на поставки вооружения и содержание миллионов украинских беженцев. Для того уже забронированы средства в виде замороженных Западом активов Центрального банка Российской Федерации в размере более 320 млрд долларов.

Поэтому чем раньше российские войска прекратят сопротивляться неизбежному и уйдут с территории Украины, тем будет лучше для всех россиян. Конечно, кроме членов преступного путинского клана, кому такое прекращение смерти подобно.

 

(Оновлено 16:00)

The Moscow Times

Валерий Панюшкин

Право на кровь, или вся Россия в заложницах

Российская власть имеет ложные представления о своей природе. Но российский народ ее ложные представления разделяет.

И угощение, и президент за этим столом существуют на деньги налогоплательщиков, то есть людейkremlin.ru

С солдатскими матерями (принцип отбора матерей мы сейчас обсуждать не будем) президент Путин встретился довольно деликатно. Наговорил банальностей.

Сообщил, что мать играет большую роль в жизни человека, особенно в детстве. Рассказал, что все мы ходим под Богом. Что мы все умрем — так не лучше ли умереть, сражаясь за Родину, чем умереть от водки или в автомобильной катастрофе?

Разницу между смертью от водки примерно в те же 70 лет, какие сейчас ему самому, и смертью на войне в двадцать — Путин комментировать не стал. Зато пообещал матери, у которой воюют на фронте двое сыновей, третьего сына на войну не брать. Мог бы взять, но сжалился, что ли?

Одним словом, поговорил с женщинами милостиво, представляя войну так, как если бы она была обрушившимся на страну стихийным бедствием, а не кровавой авантюрой, которую сам же Путин и развязал. Нежно поговорил с мамами, но как человек, имеющий право распоряжаться жизнями их детей. («Принесите-ка мне, мамы, ваших детушек…»)

Почти одновременно с начальником, куда менее деликатно, но зато куда более отчетливо выразился, встречаясь с солдатскими матерями, иркутский губернатор Игорь Кобзев. По-военному прямо рубанул (а он бывший военный), что, дескать, с совершеннолетием человек перестает принадлежать матери и впредь до самой смерти принадлежит государству.

И матери — ничего, согласились. И с президентом, и с губернатором.

Позиция президента, губернатора и, в лице этих матерей, народа — очень логичная, очень последовательная и очень древняя. Ключевое слово тут — древняя.

Позиция такая. Землю и людей на ней создал Бог. Люди принадлежат Ему, и Он распоряжается ими как хочет. Часть своей власти Бог передал государю. Государь распоряжается людьми по праву крови и Божьего миропомазания. Распоряжается как хочет, может казнить, может миловать. Для удобства своего государь создает государство, назначает, например, губернаторов и передает им часть своего права распоряжаться жизнями людей.

Так они думают. Они правда так думают, в мыслях своих они последовательны, беда только в том, что и президент, и губернатор, и матери исходят из ложной предпосылки.

Не хочется никого огорчать, но весьма вероятно, что Бога вообще нет. Ну, или Он есть и создал мир, но не распоряжается людьми, а отпустил их на свободу, чтобы они распоряжались собой сами. Ну, или во всяком случае — это уж точно! — никакому государю, по крайней мере в России, вот уже больше ста лет никакой власти Бог не дает.

И главное: никакой человек не принадлежит государству, а наоборот — государство принадлежит людям.

Глава российского государства получает власть от народа. Эти матери слушают Путина и не могут взять в толк, что они его назначили, а могут и уволить.

И денег никаких у Путина нет, кроме денег, которые дали ему люди. Все, буквально все доходы государства составляются из налогов, которые платят граждане, или налогов компаний, которые принадлежат гражданам. Некоторую часть государственных денег составляют прибыли государственных компаний, но эти компании, как правило, эксплуатирую недра, которые опять-таки принадлежат народу.

Как бы объяснить? Люди, матери, понимаете ли? — тот человек, который разговаривает с вами, не хозяин ваш, а нанятый вами управляющий. Вы можете продлить с ним контракт, а можете расторгнуть. Можете велеть ему продолжать войну, а можете велеть прекратить. И даже если вы считаете, что войну следует продолжать, вы можете не просить этого человека дать вашим детям хорошие бронежилеты, а велеть ему.

Миллиарды ваших денег он сжигает на этой войне каждый день, а мог бы строить на эти ваши деньги школы, дороги и больницы. И мирных граждан Украины он убивает от вашего имени, потому что у него ничего нет, кроме вашей воли и ваших денег.

Понимаете?

Нет, не понимают. Беда в том, что власть в России верит, будто она от Бога. И народ в России верит во что-то подобное. А на самом деле просто управляющий захватил собственность людей, а самих людей держит в заложниках. И людская поддержка этого захватчика — не что иное как стокгольмский синдром.

Поэтому и война.

 

(Оновлено 15:00)

Настоящее время

Борис Сачалко, Сергей Дыкун

“Зашли наши ребята. Одетые, чистые, в берцах. А они ходили во вьетнамках и в галошах”. Рассказывают жители освобожденной ВСУ Снигиревки

В Николаевской области на юге Украины в освобожденной Снигиревке во время разминирования подорвался сапер. Город на данный момент считается одним из самых заминированных на деоккупированных территориях. Местная власть просит не спешить туда возвращаться. Чтобы проверить все, говорят, нужны месяцы. Несмотря на это, люди все равно едут домой.

Свой исчезнувший ковер и постельное белье Евгения нашла в подвале, где жили во время оккупации российские военные. Откуда принесли кровать и кто ее хозяин, вернувшимся местным только еще предстоит выяснить. В родной двор Евгения приехала впервые за полгода. Все это время Снигиревка была под оккупацией. В холодильнике Евгения нашла растяжку – ее заберут саперы – и не досчиталась бытовой техники: “Котел, бойлера в ванной нет, телевизоров нет. Позабирали вилки, ложки. Пусто было все”. Спальню, судя по обилию найденных волос, оккупанты использовали как парикмахерскую. Евгения говорит, что была вынуждена уехать из дома, когда ее микрорайон стал передовой позицией российской армии.

“Вот тут стояло два танка. Как бахнет – хата аж подпрыгивает. Под вечер, каждое утро на крышу лезут и корректировщики. Мы это видим, а толку? Они приходят и здесь сидят”, – вспоминает один из жителей города.

Все лето и осень Снигиревка была в армейских сводках. Украинские военные не раз говорили, что именно в этом городке противник собрал огромные силы. Местные рассказывают: оккупационная власть не терроризировала сельчан. Даже одно время пыталась наладить с ними контакт: “Первые, которые зашли, были лояльными. Они себя культурно вели. Даже здоровались. А потом, когда началась ротация, пошел сброд. Самый настоящий сброд. Они ходили по хатам, забирали машины. В городке пытались ввести рубль. Не очень успешно. Заходили с автоматом и припугивали”.

Еще российские военные готовились к зимовке. Об этом всем говорили. Но не сложилось. “Когда начали стрелять, они начали бегать, как крысы. Открывается у нас клуб, вон там двери открытые. Выезжает один КамАЗ, второй КамАЗ, и они по периметру в этот КамАЗ заскакивают. Они сделали дымовой занавес. Мы друг друга не видели. Когда видим: идут военные. Я вам не передам! Зашли наши ребята. Одетые, чистые, в берцах. А они ходили во вьетнамках и в галошах. Вторая армия мира!” – рассказывают местные.

Снигиревка была одним из ключевых населенных пунктов для освобождения Херсона. Она разительно отличается от тех населенных пунктов, которые находились по другую сторону передовой. Например, от Первомайского. Его российская артиллерия просто сровняла с землей. А Снигиревка, за исключением нескольких районов, выглядит достаточно целым городком.

Местные теперь вспоминают: украинская армия била довольно точно. Поэтому, например, для восстановления электричества не нужны месяцы. В городе работают магазины, коммунальные службы. Но местная власть просит не спешить возвращаться в свои дома тем, кто выехал. У саперов еще слишком много работы.

Остаться целыми повезло не всем. Евгения не скрывает: ее дом разрушила украинская артиллерия. Но обиды на “наших”, как она называет ВСУ, не держит. Больше удивляется не дыре в крыше, а беспорядку, который в ее доме оставили российские военные: “Вот зачем, скажите, срывать двери, ломать их? Все побито. Все раскидано”.

 

(Оновлено 14:00)

РБК-Украина

Ростислав Шаправский, Ульяна Безпалько

Виталий Кличко: Нужно быть готовым, что отключения электричества могут быть до весны

О подготовке к возможному длительному блекауту Киева, об отношениях с Офисом президента, к россиянам и санкциям против российских спортсменов, а также об установлении главной елки страны – в интервью РБК-Украина рассказал мэр столицы Виталий Кличко.

Киев с начала войны принял сотни тысяч украинцев, вынужденных покинуть свои города из-за российской агрессии, обстрелов и разрушений. Но с приближением зимы переселенцы вместе с миллионами киевлян и жителями пригородов с тревогой ожидают морозы.

Почти еженедельные ракетные залпы россиян разрушают в том числе и энергетическую инфраструктуру мегаполиса. Из-за чего в столице, как и по всей стране, масштабные перебои со светом, водо- и теплоснабжением.

В разговоре с РБК-Украина за несколько часов до массированного обстрела 23 ноября мэр Киева Виталий Кличко заверил, что, несмотря на риски, столица не нуждается в эвакуации. Впереди сложные месяцы, не скрывает руководитель города. Но все же считает, что власти и военные справятся с вызовами.

После атаки в прошлую среду некоторые киевляне более чем на сутки остались без коммунальных услуг в холодных квартирах. Так называемые “пункти незламності”, обещанные центральной властью, заработали далеко не везде, особенно если говорить о локациях в коммунальных учреждениях. За что на Кличко и столичные власти с критикой набросился лично президент Зеленский. Мэр, отвергнув обвинения, увидел в этой истории политический подтекст и попросил не нагнетать и не манипулировать.

При согласовании интервью редакция попросила Кличко уточнить ситуацию с пунктами обогрева и последствиями последнего обстрела Киева. Кроме того, он рассказал, как город готовится к зиме, возможно ли повторное наступление россиян на столицу, почему спортсмены из РФ должны находиться под санкциями, где в городе обустроят новогодние елки и почему не стоит пересматривать правила работы общественного транспорта во время воздушных тревог.

– Какая ситуация в городе после обстрелов 23 ноября? Насколько критичной для столицы оказалась та атака?

– Киев – это более 3 миллионов человек. Каждый прилет – это отнятая жизнь или здоровье. Это разрушения, которые сразу ощущают тысячи людей. Во время ракетного террора пострадали важные энергетические объекты в разных областях Украины и в Киеве. И это не могло пройти бесследно для нашего города. Ведь Киев является частью государственной энергосистемы. Энергетикам пришлось прибегнуть к экстренным отключениям света. Больше суток во всем городе было приостановлено водоснабжение. Появились проблемы с обеспечением киевлян теплом.

Но через сутки после прилета водоснабжение было восстановлено во всех районах. К утру 26 ноября фактически все дома Киева уже были с теплом. В первую очередь, мы запустили системы жизнеобеспечения нашего города. Мы запустили наземный электротранспорт, сейчас уменьшаем промежутки между поездами метрополитена, потому что это ключевая транспортная артерия города. Электроснабжение также восстановлено полностью, однако из-за дефицита в общеукраинской энергосети применяются отключения.

И именно это первый приоритет киевской власти – чтобы у киевлян в квартирах были нормальные условия. Спасибо коммунальщикам и энергетикам, которые круглосуточно работают, чтобы вернуть город к нормальной жизни. То есть это постоянная борьба.

– В среду был самый массированный ракетный обстрел Киева с конца февраля? Могут ли россияне, по вашему мнению, еще больше усилить давление на столицу?

– Россия не может выиграть на поле боя. И потому делает то, на что способна. Это терроризм. Цель России – сделать все возможное, чтобы это была наша последняя зима, наша цель – чтобы эта зима стала последней для террориста №1.

– Есть ли у города план действий на случай длительного блекаута, когда нужно не несколько часов пересидеть без света, а дольше? И знают ли о нем киевляне?

– Сейчас много спекуляций по теме, насколько возможен вариант – как кто-то это называет – эвакуации. Скажу вам: было бы большой ошибкой, если бы мы не готовились к разным сценариям.

Если год назад кто-то в это же время в декабре начал бы рассказывать, что будет происходить в будущем – об убийствах людей, о войне, об изнасиловании, о геноциде – его бы не назвали здоровым человеком. Но сегодня, к сожалению, это страшная, строгая реальность. Мы не хотим никого держать в теплой ванне, но и пугать не хотим.

Мы взрослые люди и говорим о возможных вещах. Мы делаем все для того, чтобы этого не произошло – полного блэкаута, полного отключения. Однако готовимся к разным сценариям. И могу четко сказать: мы делаем все, чтобы каждый человек в городе понял, что мы о нем заботимся и ни одного человека в беде не оставим.

– Немецким СМИ вы сказали, что рассматривается возможность частичной эвакуации. Эта новость достаточно активно разошлась и телеграмм-каналами, и в новостных лентах…

– Хорошие новости плохо продаются, поэтому берут такие… Еще раз повторюсь: мы должны быть готовы к разным сценариям, в том числе и к плохим. На этот случай у каждого из нас есть алгоритм действий, даже в случае эвакуации. Я не исключаю худший сценарий. Полной эвакуации не будет – может быть, частичная, но это нельзя назвать эвакуацией. Это временный переезд людей отдельных категорий в пригород, туда, где могут быть сервисы.

– То есть речь не идет о переселении в другие регионы или вывозе за границу?

– Нет.

Пользуясь возможностью, хочу обратиться к каждому читателю: как мы просчитываем плохой сценарий, так и я прошу каждого киевлянина учесть разные сценарии и быть готовым. По информации военных, враг планирует и дальше наносить коварные удары по инфраструктуре страны, чтобы запугать украинцев тьмой и холодом.

Поэтому просьба иметь дома запас технической и питьевой воды, запасы пищи, которую можно приготовить или потреблять без электроэнергии, теплую одежду, заряженные ноутбуки и павербанки, закачайте офлайн-карты на свои телефоны. И в случае плохого сценария было бы хорошо, если бы каждый имел возможность либо уехать в свой дом в пригороде, где есть вода, печь, либо уехать к своим знакомым. Но мы делаем все для того, чтобы худшего случая не произошло.

– Что касается плана на такой плохой сценарий: как будут работать аптеки, магазины, АЗС? Возможно, уже есть договоренности с бизнесом, что город будет помогать генераторами, дизелем?

– Для того чтобы такого сценария не произошло, в Киеве мы уже открыли 430 пунктов обогрева, где люди смогут получить необходимые услуги – тепло, воду, телекоммуникации, интернет-связь, справку. Налаживаем их работу, будем открывать новые.

Во-вторых, все больницы, детские сады, школы и так далее обустраиваются электрогенераторами, и мы контролируем, чтобы там также был соответствующий запас топлива. В Киеве мы сделали запас топлива, чтобы наш коммунальный транспорт, скорые, больницы работали.

– Насчет так называемых “пунктів незламності” в Киеве. Президент Владимир Зеленский раскритиковал, как эти пункты работали в столице. Можете объяснить в чем проблема? Кто за это ответственный?

– Во-первых – есть пункты обогрева. Они работают. И в случае чрезвычайной ситуации развернем еще более 100 помимо тех 430. Есть 500 генераторов для работы этих пунктов: 400 обеспечили мы, другие – волонтеры и благотворительные организации. Будет еще 12 передвижных модульных котельных, заказанных нами специально под пункты обогрева. Но тема уже, к сожалению, политически окрашена. Несмотря на сложившуюся ситуацию, вокруг нее начались политические баталии.

Я не хочу, особенно в нынешней ситуации, в них вступать. Это глупо. Мне есть чем заниматься. Но уже говорил и повторю еще раз: манипулировать не позволю. Мне депутаты от партии власти, когда их встречаю во время объезда и проверки пунктов в лицо говорят, что все хорошо с пунктами, а потом делают посты под копирку, что все плохо. Это дико смотрится. И для киевлян. И для зарубежных партнеров. Украинцы нуждаются в единой команде, а не политической толкотне.

А к киевлянам есть просьба: пожалуйста, на экстренный случай заранее получите информацию, она есть на интернет-ресурсах и в “Киеве Цифровом”. Вы должны знать, где находится ваш ближайший пункт обогрева в каждом районе города.

– А как метро будет функционировать в случае длительного блекаута – это будет большой пункт обогрева или будет перевозить пассажиров?

– Мы рассчитываем, что у нас будут внутренние мощности, чтобы метро ни в коем случае не остановилось. Метро обогреть тяжело, но у нас есть достаточное количество школ и детских садов, которые прошли термосанацию, то есть соответствующие ремонты по утеплению. Они уже готовы в качестве пунктов обогрева. В этих заведениях есть большие спортивные залы, столовые, актовые залы. И каждое из этих зданий может принять большое количество людей. Они находятся практически в каждом микрорайоне нашего города.

– Правильно ли я поняла вас: вы сказали о том, что через несколько недель можно восстановить поврежденную энергетическую инфраструктуру, питающую столицу, в случае если не будет новых ракетных ударов?

– Мы работаем над этим. Это вопрос больше к специалистам – к компании ДТЭК. Некоторая аппаратура заказана на Западе, ее нужно изготовить, привезти на Украину и установить. То есть это определенный процесс.

Мы стараемся восстановить все максимально быстро, перейти на четкие графики, чтобы не было сюрпризов и затем перейти на бесперебойную поставку электричества. Но должны быть готовы к тому, что отключения могут быть до весны. Это также связано с низкими температурами, у многих людей стоят теплонагревающие приборы – у кого-то теплые полы, у кого-то УФ. Люди в холодное время всегда потребляют больше электроэнергии. Поэтому идет большая нагрузка на энергосистему.

– Поскольку возможна длительная ситуация с этими веерными отключениями, есть ли какое-нибудь решение для тех киевлян, у кого во время плановых и экстренных отключений в доме пропадает одновременно и отопление, и вода? Так у меня, и это не единичные случаи.

– Эти дома построены таким образом, что система завязана на электричество. И в короткие сроки перестроить, проложить теплосети физически невозможно. Мы сейчас изучаем список домов постоянного энергообеспечения, чтобы понимать, можно ли найти возможность предоставлять им электроснабжение, от которого зависит водо- и теплоснабжение. Этим мы сейчас занимаемся.

– Если подвести итоги по вопросу электроэнергии. Зима, очевидно, будет непростой. Вы все же бы советовали киевлянам, которые могут, если не эвакуироваться, то просто на время зимы сменить место жительства, поехать к родственникам в другие регионы, за границу? Или в принципе такой потребности не видите и чувствуете, что город справится с этим вызовом?

– Желание Путина и цель этих обстрелов – разрушение нашей энергосистемы. Для него лучший сценарий, чтобы мы все взяли свои чемоданы и куда-то уехали, освободили страну, поехали на Запад, а он бы без преград зашел в наши дома и занял наши места, нашу страну. Это такая его мечта. Чтобы мы все были растеряны, чтобы у нас было паническое настроение, чтобы у нас была депрессия. Не дождется.

Общаясь с людьми, я вижу, насколько они стойко и с пониманием относятся к временным отключениям электроэнергии. Кстати, у меня было большое вдохновение, когда я смотрел одно обращение от парня с передовой. Он говорит: “Я здесь на нуле нахожусь. Те, кто жалуются, что у вас не так тепло и вам не так комфортно, воды нет – думайте о нас. Мы сидим здесь, воюем, у нас нет отопления, у нас нет воды, связи и электричества. Мы каждый день воюем, чтобы защищать нашу страну. Думайте, пожалуйста, о нас”. Такое достаточно эмоциональное обращение. Это вызов для всех нас, мы выстоим, мы должны выстоять.

Куда-либо уезжать? Это отдельно решение каждого. Могу вас четко заверить: вся наша команда работает день и ночь для того, чтобы предоставлять сервис, чтобы каждый человек в Киеве знал, что о нем беспокоятся.

К тому же, могу сказать, что мы находим возможность, чтобы помогать другим городам, которые в сложном и критическом состоянии. Только что 15 грузовиков, 4 автобуса, трактора и так далее отправились с гуманитарной помощью от Киева.

Мы оказываем такую помощь и городам-спутникам. Мы понимаем, что мы все вместе, мы все как единый кулак должны быть, объединив наши усилия и помогая друг другу. Мы помогаем городам агломерации, взявшим на себя удар. Если бы не они, то такие ужасные вещи могли бы происходить на Нивках, на Оболони, в Голосеевском районе. Мы помогаем городам и материально, и водоснабжением, и всеми возможностями, которые у нас есть. Мы понимаем, что бок о бок должны выстоять.

– Кстати, то, что вы говорите о помощи – это действительно так. Но некоторые наши собеседники в команде власти обратили внимание на такую вашу активность, они считают, что это делается не без определенного интереса, в частности, политического. Может, с прицелом на какие-либо предстоящие выборы?

– Смотрите, есть больные люди, которые сегодня продолжают заниматься политикой и рассматривают это политически. Таким же образом я бы мог и с автоматом в руках защищать страну и какова была бы реакция: “Ага, он делает это с какими-то политическими соображениями!” Это больные люди, которые так думают. Сегодня наша задача – объединиться всем исключительно под одним флагом – флагом Украины. Политические флаги забыли, пока мы воюем. Те, кто этим сейчас занимается и рассматривает все в этом смысле, делает большую глупость.

– Какая у вас координация с Офисом президента по помощи регионам? Или это происходит индивидуально, например, напрямую с Херсоном, Черниговом?

– Я не только мэр Киева, я и глава Ассоциации городов Украины. И это тоже одна из составляющих работы Ассоциации – помогать друг другу, всем городам. В ней около тысячи общин, городов, городков и поселков. Сообща и отца легче бить. Сообща и противостоять намного легче, и потому мы помогаем друг другу всем, чем можем.

Сейчас на Херсон отправили, в Харьков идут три самых современных пожарных автомобиля – мы об этом договорились с нашими партнерами. Мы в Киеве получаем и договариваемся, чтобы они шли на другие города. Я, пользуясь своими связями, делаю это.

– А вы ожидаете, что из регионов зимой приедет больше временных переселенцев из того же Херсона или сел Херсонской области, где проблема с водо-, тепло- и энергоснабжением? Есть ли где их расселять, обеспечить всем необходимым?

– В Киеве сейчас находится около 350 тысяч временных переселенцев с Востока и Юга от начала войны 2014 года.

– А сколько приехали с 24 февраля 2022 года?

– Таких около 200 тысяч. Это официально зарегистрировавшиеся. Мы не исключаем, что некоторый процент людей не зарегистрировались, но находятся в городе. То есть на сегодняшний день мы подсчитываем по количеству смартфонов, что у нас примерно 3,35 миллионов человек. И, несмотря на обстрелы ракетами, дронами-камикадзе, люди не уезжают, а остаются в Киеве, не хотят куда-то ехать, потому что уверены, что здесь они дома.

– Если посмотреть на пробки, такое впечатление, что до войны таких не было.

– Я могу сказать, что в нашем городе до войны днем находилось на 1-1,2 миллиона больше людей чем ночью. Это люди, которые приезжают из области, из других городов-спутников на работу, потому что Киев дает возможность работать и многие работают в столице. А ночевали в Киеве, то есть постоянно находилось 3,6 млн, а днем эта цифра увеличивалась до 4,6-4,8 млн.

– У вас были не очень простые отношения с Офисом президента. Какие они сейчас? Вас ограничивают в каких-то полномочиях, учитывая, что назначен еще отдельный начальник военной администрации в городе?

– У меня персонально никогда плохих отношений с ОП не было, но бурная деятельность мэра Кличко, я слышу, вызывает постоянное недовольство определенных персоналий. На это я могу ответить так: я не подчиненный, а тем, кто там начинает на эту тему много говорить, я напоминаю, что есть такое слово как самоуправление. Если не было времени учиться, пусть сейчас учат, что это значит. Мэра, избранного людьми, не может назначить или уволить чиновник. Это исключительно право общины, которая поручила мне и обязала отстаивать ее интересы.

– Уже во время войны у вас были личные встречи с президентом?

– Да, мы встречались, общались. Коммуникации есть. Иногда кто-нибудь может масла в огонь подлить, как мне кажется. Кого-то раздражает активная деятельность Кличко, то, что мы активно боремся с вызовами, которые есть перед городом. Это может быть, но я не обращаю внимания. Сейчас политики не должно быть, мы должны объединяться, чтобы противостоять врагу. Закончится война – тогда можно играть во внутреннюю политику. Сейчас единство всех – залог нашей победы.

Что касается военного, назначенного председателем КВМА. Только в Киеве, где нет военных действий, назначен глава военной администрации. В остальных городах и регионах, где нет боевых действий, гражданские исполняют обязанности. Военная часть сейчас очень важна, мы им всем помогаем и делаем все, чтобы у них все получалось. Ничего плохого в этом не вижу до того момента, пока они не играют в политику или им не дают конкретных задач, которые можно воспринимать как наступление на самоуправление.

– Такой момент еще не наступил?

– Я и с генералом Жирновым, и с генералом Попко изначально проговаривал вопросы, касающиеся защиты города Киева. А также все, что касается военных. Они все знают это профессионально. Мы же им помогаем. Что касается государственных полномочий, их здесь очень мало, почти ничего, большинство – полномочия общины и местного самоуправления. Если будут какие-то острые моменты, недоразумения, думаю, нам хватит мудрости снять эти вопросы.

– Есть ли в планах сокращать комендантский час, как это уже делают в других областях? Например, с 24:00 до 05:00.

– Сегодня ключевой вопрос для каждого из украинцев – это безопасность. Комендантский час введен для безопасности и контроля. Если такое решение будет приниматься, то оно не будет приниматься однозначно мной, а с рекомендациями военных и Советом обороны Киева, в который входят представители разных служб и общины – мы совместно принимаем это решение. Пока обсуждения по увеличению или уменьшению комендантского часа не было. Мы этот вопрос пока не рассматривали, потому что он не актуален.

– И еще вопрос об остановке общественного транспорта во время воздушной тревоги. Вы знаете, что многие киевляне недовольны, потому что это создает неудобства. Представим, что подъезжает общественный транспорт во время воздушной тревоги, высаживает людей, но они не уходят в укрытие, а остаются на остановке. И риск пострадать в случае ракетной атаки там не меньше. Следует ли пересматривать это решение?

– Можно поднять информацию, когда снаряд попал в Николаев в автобус. Люди в автобусе являются мишенью, и вероятность погибнуть для большого количества людей очень высока. Это не “прихоть” Кличко или кого-то другого, это рекомендации военных, которые отталкиваются от вопроса безопасности. То есть на остановке люди должны выйти из транспорта – и дальше их личная персональная ответственность. Мы не можем подвергать их риску погибнуть. Это ключевые правила, которые прописаны и которые мы также придерживаемся исключительно с учетом безопасности.

А то, что кто-то безответственно относится к этому, вышли из автобуса, делают скопления на остановке и не идут в укрытие – это их персональная ответственность. Есть правила воздушной тревоги, которые должны все соблюдать.

– Я так понимаю, на вопрос о требованиях по эвакуации из ТРЦ во время воздушной тревоги вы ответите примерно так же?

– Да.

– Но ведь, наверное, вы видели сами, как люди во время воздушной тревоги просто стоят под ТРЦ и ждут, когда она закончится. В идеале оно, может, и должно работать так, как вы говорите, а на практике все иначе.

– Мы делаем все, что прописано в правилах безопасности. Если люди безответственно относятся к жизни – это вопрос к ним. Бизнес же при воздушной тревоге должен остановиться и люди не должны находиться в помещении.

– В городе много поврежденных домов от ракетных обстрелов. Как происходит восстановление этих домов? Получат ли люди, которые уже не могут вернуться в свои квартиры, компенсации или новое жилье? Город решает или это вопрос к правительству?

– В Киеве боевые действия не проходили, но тем не менее в нашем городе 650 зданий повреждены или разрушены, 220 из них – это жилые дома. Более 150 киевлян погибли под этими обстрелами, четыре ребенка.

Мы обследовали все дома. Относительно повезло, потому что несущие конструкции не повреждены. Это значит, что они могут быть восстановлены и отстроены. Мы приняли решение еще весной отстроить, город выделил 600 миллионов гривен и государство 200 миллионов гривен на восстановление. Уже некоторые дома заселены, люди вернулись, они восстановлены с ремонтом. И уже с теплосанацией, то есть эти дома соответствуют критериям энергосбережения. Еще ремонты идут и до конца декабря во все дома, за которые мы взялись, люди смогут вернуться.

– А есть необходимость переселять людей? Или предоставлять новое жилье?

– Мы в любом случае при повреждении обращаемся к людям и предлагаем временное жилье. Часть выбирает жилье, часть переезжает либо к родственникам, либо к знакомым, они сами решают.

– Видите ли вы сейчас риски нового наступления на Киев и возможно ли оно в каком-то обозримом будущем? Может быть, у вас есть определенная информация?

– Я вам тайну не открою. Кое-кто в Украине и среди западных партнеров совершали большую ошибку, когда говорили, что Путин успокоится после аннексии Крыма, будто ему этого будет достаточно, что он доволен и бьет себя в грудь как большой “собиратель русских земель”. Кое-кто говорил, что он будет доволен Донецком и Луганском. Но ему нужны мы все, ему нужна вся Украина. Нашим зарубежным партнерам я говорю, что Путин зайдет так далеко, насколько мы позволим ему это сделать.

А теперь ответ на ваш вопрос. Киев – сердце страны, символ страны, ее столица. Он был и остается целью агрессора. И если у них будет возможность, они обязательно попытаются идти на Киев. Я никого не пугаю, но к этому нужно быть готовым. Выводы военные сделали. Мы также контролируем действия, помогаем всем, чем можем, чтобы то, что произошло в феврале, не повторилось.

– Столица как-то привлечена к помощи военным по укреплению границы где-то на севере области или, возможно, где-то по другим направлениям фронта?

– Киев передает автомобили Госпогранслужбе ГСЧС, военным. Это не за счет бюджета города. Используя свои возможности, я договариваюсь. Все делается на персональном уровне. Имея хорошие знакомства в политикуме, бизнесе, других странах, мы договариваемся. И уже Киев получил десятки автобусов, сотни скорых, пожарных автомобилей, большое количество снаряжения, шлемов, бронежилетов, старлинков. Мы все это передаем нашим ВСУ.

Что касается других военных, мы делаем все, чтобы их поддерживать, чтобы оказывать им помощь. Здесь нет преференций. Они обращаются – мы находим возможность обеспечения всех необходимых средств, за которыми обращаются военные. Мы не бьем себя в грудь, но это обширный список вещей, которые мы уже сделали.

– Приходилось слышать от киевлян вопрос, а почему не видим на маршрутах общественного транспорта автобусы, которые передали городу из-за границы, например, из Германии? Транспорт передали Херсону?

– Значительную часть автомобилей, скорых мы передаем военным. Транспорт передавали в том числе и Херсону. И когда свыше 150 автобусов сгорело в Днепре, мы передали им 50 автобусов. Помогаем и тем, что получаем от наших партнеров. Это неправда, что автобусы где-то пропали. Кому-то может показаться, что они припаркованы у меня в частном дворе? Нет, это резерв нашего города, эти автобусы также выходят на маршруты и перевозят людей.

– Не создается ли у вас впечатление во время общения с западными политиками, что в последнее время у них начала появляться усталость от войны? Если это так, то в чем она проявляется?

– Человек привыкает ко всему. Удивительно, но люди даже привыкают к взрывам, начинают относиться к войне как к чему-то обычному. Но это правильный вопрос, и мы должны делать все, чтобы наши партнеры в Европе и США не начали воспринимать войну в Украине как рутину. Я всегда подчеркиваю, что экономическая, политическая безопасность в Европе зависит от самой большой страны. Европы – Украина. И дестабилизация в Украине – это дестабилизация всего региона.

Военные действия в Украине оказывают большое влияние на все страны не только Европы, но и мира. Я это доношу до западных политиков, многие слышят. И главное, чтобы они доносили это и жителям своих стран. Мой ключевой тезис: единство с Украиной – это залог мира в Европе. И наша общая задача – вернуть мир в Украину, выбросить российских агрессоров из нашей земли. Мир – это ключевая задача для всех стран.

– Есть ли в России люди, с которыми вы сейчас поддерживаете контакт? Может быть, кто-то из старых знакомых выходил на вас с конца февраля?

– У меня очень много знакомых в России. И я был растерян от того, что даже старые друзья моих родителей куда-то исчезли, не поздравляют, сидят тихонько и боятся общаться.

Не буду называть фамилии, есть одна известная интеллигентная семья, мы много лет с ними общались. Дети моего возраста, отец старше, с хорошим образованием, но мозг промыт. Мне тяжело с ними общаться, начинают рассказывать о каком-то восстановлении России, что они заставят украинцев быть им друзьями, а кто не хочет, тех они уберут. И никаких моих аргументов они не слышали. Или не хотели слышать.

Есть другой случай. Позавчера общался с одним моим знакомым, он журналист, работавший в одном из российских изданий. Он позвонил из Грузии, туда увез сына, ему 25 лет. Попросил его объяснить, когда россияне уже скажут Путину “нет”, скажут, что хватит привозить убитых из Украины, хватит наблюдать, как мировые компании покидают Россию, а страна беднеет и не имеет доступа к современным технологиям. Железный занавес поднимается, россиянам уже не говорят “добро пожаловать”. Они превращаются в Северную Корею.

Мой знакомый на этот вопрос ответил: “Долго будете ждать, когда россияне восстанут. Те, кто хотели что-то сказать и не боялись, сидят в тюрьме. Те, кто хотят сказать, но боятся, сидят тихо. Все остальные пока не хотят, чтобы их это персонально коснулось. Но восстания в России ждать придется еще долго”.

Он передал трубку своему сыну, у него был день рождения, сказал, что я всегда был для него кумиром, попросил поздравить. И вы знаете, как он со мной поздоровался? “Слава Украине!” Мы с ним поговорили, мне приятно, что молодое поколение включает голову.

– То есть вы еще сохраняете определенный оптимизм по отношению к россиянам?

– Я сохраняю определенный оптимизм по отношению к людям. Да, россияне зазомбированы, но понемногу будут включать голову. Медиа, кстати – это оружие, которое гораздо эффективнее танков, ракет, самолетов. Нам нужно доносить россиянам правду, пока они не закрылись на 100%. Ведь они быстро двигаются к сталинизму, в самом худшем смысле этого слова, скоро уже будут искать среди себя врагов народа и инакомыслящих.

– Во время войны появилось много новых медийных лиц, в частности в волонтерском и военном сообществе. У кого из них, по вашему мнению, есть шансы закрепиться в политике после войны и во время войны?

– Могу сказать свою позицию. Есть люди, которые медийно работают, ловят хайп. А есть медийные люди, которых сейчас не видно. Сложно держать в одной руке автомат, а в другой телефон, чтобы селфи делать. И таких людей, отдающих всех себя ради победы страны, знаю очень много. Один из них Роман Ратушный (погиб в июне в боях на Харьковщине, – ред.). Он был активистом, а затем пошел на передовую.

Даже среди достаточно известных журналистов многие на фронте. С начала войны встретил в военной форме с оружием в руках Дениса Бигуса. Больше его не видел, но знаю, что он сейчас на фронте. Он работает, но руки у него заняты автоматом, а не селфи.

– В России жалуются, что вы с братом едва не лично заблокировали выступления российских боксеров, используя свое влияние в WBC. Вы можете рассказать, как было на самом деле?

– Россияне не могут мне простить, что самый большой флаг на логотипе WBC теперь украинский. Я рад, что это в самой мощной организации, в которой в свое время чемпионами были и Мухаммед Али, и Майк Тайсон, и Леннокс Льюис, и братья Кличко.

И я и Володя делаем все, чтобы санкции были и работали. Чтобы каждый из россиян задал вопрос и своему президенту, и своему правительству: эта война не нужна, санкции – это больно. Пусть они спрашивают, почему иностранные компании уходят из России, почему россиян не хотят видеть ни в одной стране. И главный вопрос: с какой целью россияне теряют братьев, сыновей, друзей, мужчин в этой бессмысленной войне. Эти вопросы Путину должны задавать все. И спорт имеет большую силу.

Я не стесняюсь – все в мире решается на персональных связях. Я на этом настаивал – чтобы санкции для российских спортсменов также были введены. Они также должны задать ключевой вопрос и сказать Путину “нет войне”.

– Часто звучат мнения, что российские спортсмены не должны быть отстранены от соревнований из-за агрессии со стороны их страны. Чтобы вы ответили тем, кто говорит, что спорт вне политики?

– Спорт – это часть каждой страны. Каждый спортсмен представляет свою страну. И всегда спорт и большая политика были рядом. Всегда были соревнования среди стран, кто сможет собрать больше олимпийских медалей. Спорт – это презентация страны. Почему Россия, которая сейчас страна-террорист, должна презентовать себя во всем мире? Санкции должны затрагивать все сферы – не только политические или экономические, но и спорт. У нас нет вопросов к спортсменам, а есть вопросы к их позиции относительно этой бессмысленной войны.

– Не так давно были бои Ломаченко и Усика. Вы их смотрели? Есть ли время на просмотр бокса?

– Ломаченко не видел, Усика – обязательно. Последний раз только бой Усика смотрел, а так – нет времени.

– Будет ли в Киеве установлена главная елка страны, если да – где, когда? И будет ли это формат новогоднего городка?

– Я начну отвечать совсем с другого. Общаюсь с ребятами каждый день. Мы выступаем кураторами многих военных подразделений, поддерживаем их, направляем помощь. Как-то общался с ними по поводу проведения Нового года и празднований. И один из парней сказал: “Почему мой ребенок будет сейчас без елки, без Нового года, без новогоднего настроения?”

Мы понимаем, что массовые мероприятия запрещены в военное время. И их не будет ни в коем случае. Но отменять Новый год и Рождество никто не собирается, и атмосфера Нового года должна быть. Нельзя позволить Путину украсть наше Рождество. Несмотря на разные мнения от разных сторон – нужно или не нужно – мы обратились к бизнесу, который согласился не за бюджетные деньги, а за свои частные средства установить елки без новогоднего пафоса.

– Это будет несколько локаций?

– Это будет несколько локаций во многих районах нашего города. Это, так сказать, намек на то, что Новый год и Рождество не проходят мимо. Елки будут установлены.

– И на Софийской площади?

– И на Софийской площади также.

– Также за счет бизнеса?

– Да. Но мы решили без массовых мероприятий, без концертных программ, фастфудов. Будет установлена только елка, чтобы напоминало о новогоднем настроении нашим детям. Знаете, не хочется забирать у детей Святого Николая…

– Как вы относитесь к прогнозам о том, когда закончится война? Люди ориентируются кто – на главу военной разведки, кто – на иностранных аналитиков или экспертов.

– Это очень сложный вопрос, я не Нострадамус, хотя тоже хочу заглянуть в “завтрашний день” (улыбается, – ред.). Я надеюсь, я очень хочу, чтобы в следующем году Новый год мы все встретили под мирным небом. Мы не знаем, сколько еще за это мы должны заплатить, сколько жизней наших воинов. Но не будем забывать, что 20% территории Украины все еще оккупировано. И россияне не собираются уходить, но мы поможем.

Это сложная задача, я ни в коем случае не хотел бы преуменьшать. Надо с пониманием относиться к таким вызовам и прогнозам. Я очень надеюсь и мы делаем все для того, чтобы следующий Новый год мы отпраздновали уже в освобожденной от агрессора мирной Украине.

– Что Виталий Кличко не как мэр, а как человек хотел бы сделать после победы?

– Я хотел бы взять отдых хотя бы на неделю. Я мечтаю прыгнуть с самолета ”Геркулеса”, мои друзья-скайдайверы ездят по разным странам, я смотрю их фотографии и мечтаю также. Есть у меня много мечтаний. И, уверен, они сбудутся после безоговорочного факта – победы нашей страны.

 

(Оновлено 13:00)

“Обозреватель”

Герман Обухов

Проще заставить Папу Римского отречься от престола, чем украинцев капитулировать

Воры пытаются спасти свою шкуру и все наворованное за 30 лет существования новой России. На земле их шансы выиграть битву, чтобы  быть “владычецей морскою“, равны нулю и они это начали понимать. Они останутся у разбитого корыта по определению. Использовать ЯО для них табу и равно самоубийству. Остается лишь одно средство – ракетные удары по инфраструктуре мирных городов, чтобы заставить украинцев выйти на протест против своей власти и капитулировать.

Бесполезно. Чем больше таких налетов, тем злее украинцы на Россию, а не на власть. Проще заставить Папу Римского отречься от престола, чем украинцев капитулировать. Этого, к сожалению, кое-кто в Москве не понимает, а тот, кто понимает, тому становится страшно. Страна катится в распаду, как и Советский Союз. Вечером были одни флаги на улицах, а утром вдруг другие. Это необратимо. Президент Путин не одинок, вокруг него целая банда воров и убийц, присосавшейся к природным богатствам России и ограбившей свой народ. Пропаганда сдалала из народа стадо баранов, готовых за пайку хлеба умирать за своего вождя и убогую страну. В России ничего нет, кроме природных ресурсов и устаревшего ЯО, это Нигерия под снегом. Санкции Запада раздавят Россию еще до того, как она успеет показать Лебединое озеро по всем своим телеканалам.

Военные ресурсы, в том числе и крылатые ракеты, тают в России, как снежный ком в майский день. Страны НАТО и Соединеннын Штаты до Нового года обеспечат ряд крупных городов и в первую очередь Киев надежным ПРО. После чего прилеты кацаповских ракет окажутся бессмысленны и безрезультатны. В Москве начнется агония, подогреваемая обвалом экономики. Ни одно государство в мире, кроме Северной Кореи, не захочет иметь дело с государством террористом и неофашистской идеологией.  К лету следующешго года военную авантюру Кремля ожидает полный коллапс. Нет ни одного шанса, чтобы Москва развернула ход истории в свою пользу. Власти Украины делают все правильно, однако необходимо обеспечить бесперебойную связь и запросить у западных партнеров дополнительные ресурсы для решения этой проблемы. Сбой в информационной войне для Москвы жизненно важен и это следует воспринимать серьезно. Можно остаться на день-два без хлеба, можно не освещать улицы, но нельзя оставаться без связи. Первые лица страны обязаны донести эту проблему до лидеров ЕС и решить этот вопрос в самые кратчайшие сроки. Две главные задачи власти:

              А. ПРО для Украины,

              Б. Бесперебойная связь.

Если бы у меня случилась оказия говорить с Вовой Соловьевым на его вечернем ток-шоу, чего я искренне не желаю, то мой ответ на его гнилую  пропаганду звучал бы так:

               “Постой, ты что-то путаешь в запале,

                 Известно ведь любому пацану,  –

                 На вас не нападали, вы напали,

                 Вы первые затеяли войну“

(Леонид Филатов)

 

 

(Оновлено 12:00)

Деловая столица

Юрий Вишневский, политический обозреватель

Страх или расчет? Почему Зеленский до сих пор не запретил УПЦ

СБУ, похоже, считает, что предстоятель УПЦ Онуфрий слишком плохо понимает тонкие намеки

Уже неделю практически ежедневно появляются сообщения о новых обысках в различных епархиях Украинской православной церкви, которая сохраняет единство с московским патриархатом. Вначале такая активность СБУ выглядела как превентивная мера перед синодом УПЦ 23 ноября, чтобы подтолкнуть его к правильным и благоразумным решениям. Минимум, что могли сделать церковные иерархи, это полностью порвать с московским патриархатом, осудить и запретить пропаганду “русского мира” (такая пропаганда, кстати говоря, это вопиющая ересь, фактически богоотступничество) и очистить свои ряды от коллаборантов. Однако предстоятель УПЦ Онуфрий и с ним синод сделали вид, что не поняли предупреждений.

“К сожалению, сегодня в адрес некоторых священнослужителей УПЦ раздаются обвинения в коллаборационной деятельности, — говорится в заявлении синода. — Заявляем, что эти искусственные обвинения являются недоказанными и безосновательными”. А в ответ на обыски в монастырях и у священнослужителей УПЦ синод вообще пригрозил “внутренней войной”: “Следствие должно быть беспристрастным и не сопровождаться бездоказательными обвинениями. Еще раз убедительно призываем не разжигать внутреннюю войну”.

Удар по Онуфрию

После этого СБУ предприняла серию новых обысков, используя их для информационных ударов по УПЦ. Особенно показательным стал обыск в Черновицко-Буковинской епархии — родной епархии Онуфрия (он возглавлял ее в 1990-2014 гг. до избрания предстоятелем УПЦ). По сообщению СБУ, обнаружены документы, подтверждающие наличие российского гражданства у руководства епархиальных структур. Также разоблачена переписка руководителей епархии со своими московскими кураторами, в которых они получают “методички” об особенностях проведения церковных литургий после полномасштабного вторжения. Представители РПЦ ставили задачу заниматься дезинформацией об общественно-политической обстановке в Украине и ситуации на фронте. В частности, требовали от священников УПЦ отрицать вооруженную агрессию России в Украине, рассказывать о якобы притеснениях “московской церкви” и т.д. СБУ нашла и склады с оптовыми партиями прокремлевской литературы, которая восхваляет страну-агрессора и призывает поддержать оккупантов. Уголовное производство ведется по статье о государственной измене.

Судя по документам, обнародованным СБУ, российское гражданство выявлено у митрополита Мелетия — преемника Онуфрия на посту главы епархии. Кроме того, как рассказали источники журналистки Сони Кошкиной, “во время обыска сотрудники СБУ застукали в момент физической близости секретаря епархии архимандрита Никиту с 17-летним парнем, поющим в местном хоре”. Можно не сомневаться, что СБУ специально сделала эту историю достоянием медиа. Удача спецслужбы выглядит особенно пикантной ввиду того, что синод УПЦ 23 ноября избрал архимандрита Никиту главой Ивано-Франковской и Коломыйской епархии (вместо митрополита Серафима, который 24 февраля сбежал в Москву).

После синода ожидалось, что Никиту высвятят на епископа 27 ноября. Скандал с хористом внес в эти планы лишь минимальные коррективы: процедуру перенесли на следующее воскресенье, т.е. на 4 декабря. СБУ, похоже, решила, что Онуфрий слишком плохо понимает тонкие намеки, и 27 ноября провела в Ивано-Франковской и Коломыйской епархии контрразведывательные мероприятия (осмотр территории и помещений, проверку лиц) — по официальной информации, для проверки данных о намерении использования епархии как ячейки “русского мира”.

Все эти новости, конечно, интересны, но остается загадкой, чего ждать дальше. Следующий раз синод УПЦ соберется в мае 2023-го. И на эти полгода Банковая может избрать три разных стратегии.

Быстрый путь

Важным фактором будут результаты расследований СБУ. Не исключено, что они подтолкнут Банковую к выводу о необходимости лишить УПЦ доминирующего положения. Самый быстрый путь к этому — запретить эту церковь решением СНБО.

О такой возможности уже намекает секретарь СНБО Алексей Данилов. Комментируя британской газете The Guardian обыски СБУ в Киево-Печерской лавре, он заявил: “Там были найдены определенные документы. И там были обнаружены некие граждане… скорее всего, граждане Российской Федерации. И теперь мы пытаемся выяснить, что они там делают и почему они там оказались”. И далее, комментируя расследование СБУ, он сообщил: “Все, что я могу сказать, это то, что определенные институты осуществляют действия, не предусмотренные их уставами. Больше они не смогут этого делать. Неважно, гражданские это, или религиозные, или иные институты, это вопрос национальной безопасности нашей страны”.

А в интервью “24 каналу” Данилов рассказал, что религиозное учреждение или любое другое, если оно будет вмешиваться в дела нашего государства, будет обязательно ликвидировано. По его словам, если во время проверки будет выявлено, что действия тех или иных лиц или учреждений будут расходиться с нашим законодательством, реакция государства будет мгновенной и обязательной. Это вопрос только времени и доказательства соответствующими органами, занимающимися такими делами. “Мы не можем рисковать своей страной ради кого-то, кто выполняет задачи, которые они получают из Кремля”, — подчеркнул секретарь СНБО.

Впрочем, даже если такое решение будет принято, его реализация на практике столкнется со множеством проблем. И главная из них — не в Киеве и областных центрах, а в малых городах и сельской местности. Нельзя просто прийти и заколотить храмы. Церковным общинам нужно будет дать время, чтобы они определились со своей позицией: приняли решение о переходе в ПЦУ или избрали какой-то иной способ дальнейшего существования.

Медленный путь

Вместо запрета может быть избран более медленный путь к той же цели — путь постепенного выдавливания. Для этого необходимо сделать несколько шагов. Прежде всего, отобрать у УПЦ все объекты, которые она арендует у государства. Это может быть сделано решением СНБО или постановлением Кабинета Министров. Кстати, в Верховной Раде уже зарегистрирован проект постановления об обращении к Кабмину относительно передачи в бесплатное пользование ПЦУ комплексов сооружений Почаевской Успенской лавры и Киево-Печерской лавры (автор — “слуга народа” Андрей Богданец).

Кроме того, необходимо развернуть на 180 градусов государственную политику в религиозной сфере. В последние три года разные госорганы, включая Госслужбу по этнополитике и свободе совести, СБУ, областные госадминистрации, неоднократно проявляли благосклонность к интересам УПЦ и всячески тормозили переход церковных общин в ПЦУ. Если эта ситуация изменится, то влияние УПЦ может довольно быстро ослабнуть естественным образом, без каких-либо запретов.

Отметим, что Владимир Зеленский 16 ноября в эфире национального телемарафона дал понять, что Госэтнополитики ждут перемены. Он заявил, что институт, занимающийся религиозными вопросами, необходимо укреплять и делать более независимым.

“Наверное, пора, потому что мы сталкиваемся с серьезными вызовами в государстве, чтобы этот институт был более институализирован в Кабмине, но отдельно, чтобы на него никто не имел никакого влияния”, — сказал Зеленский. По его словам, этот институт должен быть справедливым, а работающие там люди должны быть профессионалами и разбираться в вопросах религии. “К ним не должно быть вопросов со стороны государства и со стороны общества”, — подчеркнул он.

Тогда же Зеленский сообщил, что он начал консультироваться по религиозным вопросам с религиоведом Виктором Еленским. “Мне очень понравился этот человек, и, насколько я могу оценить, он хорошо разбирается в этих вопросах”, — отметил он.

Что предлагает Зеленскому Еленский, можно понять из его выступления в программе “Насправді” на YouTube-канале “Укринформа” 19 ноября, где он описал своеобразную дорожную карту для УПЦ. “Очевидно, что структурам московского патриархата не должно быть места в Украине. Если УПЦ хочет разорвать связи с Москвой, она должна дать четкие сигналы украинскому обществу. В частности, она должна выяснить, кто ее враги и братья. Отправить мирные грамоты предстоятелям поместных церквей. Она должна осудить предателей. Она должна возобновить диалог с Константинополем, потому что ни одна поместная церковь не порвала с Константинополем, кроме Москвы. И она должна начинать диалог с Православной церковью Украины”, — подчеркнул религиовед, добавив, что ПЦУ уже заявила, что не будет выдвигать предварительных условий для переговоров.

Добавим, что полный разрыв с московским патриархатом и диалог с Константинополем и ПЦУ — это путь к слиянию УПЦ и ПЦУ. Ибо двух православных церквей, признанных вселенской церковью, на территории одного государства быть не может.

Возможно, обыски СБУ — это как раз подталкивание к реализации данной дорожной карты.

Путь отступления

Но есть и третья возможность — отступление. На Банковой остались лоббисты УПЦ, и они могут постараться замять все скандалы, если Онуфрий пойдет навстречу некоторым мелким (с точки зрения интересов государства) просьбам.

Правда, в таком случае пострадает имидж Зеленского. Ведь обыски СБУ в епархиях УПЦ уже вызвали немалый резонанс в информпространстве. И общество ждет реальных результатов борьбы с пятой колонной Кремля.

Социологическое исследование, проведенное 18-21 ноября компанией Active Group, свидетельствует, что почти 62% украинцев выступают за запрещение УПЦ (41% ответили, что однозначно нужно запретить деятельность этой церкви, 20,9% — скорее нужно). И только 12,4% придерживаются противоположного мнения (5,6% респондентов считают, что скорее не нужно запрещать деятельность УПЦ МП, а 6,8% — что точно не нужно запрещать). Остальные (25,7%) не определились с ответом.

23 ноября в Верховной Раде зарегистрирован законопроект “Об обеспечении укрепления национальной безопасности в сфере свободы совести и деятельности религиозных организаций”, который дает свой способ подталкивания УПЦ к слиянию с ПЦУ. Под ним подписались 34 нардепа, представляющих разные политические силы: “Европейская солидарность” (18), “Голос” (6), “Слуга народа” и “За майбутнє” (по 3), “Довіра” и внефракционные (по 2).

Поэтому игнорировать проблему — это уже явно не лучший выход для Банковой. Ситуация тут похожа на ситуацию с депутатами от ОПЗЖ, которые до сих пор заседают в Раде. Российский ракетный террор радикализировал наше общество. И оно все менее склонно прощать нынешней власти терпимость к любителям “русского мира”.

 

(Оновлено 11:00)

Зеркало недели

Сергей Корсунский

Почему России уже не помогут даже «друзья»

Завершение политического сезона 2022 года оказалось бурным. В то время как Россия обратилась к откровенно террористической тактике уничтожения гражданской инфраструктуры Украины, ключевые геополитические игроки померились силами на целой серии саммитов, состоявшихся в Азии. Некоторые из ведущих стран прошли через выборы, съезды, смены глав правительств, остальные шатались между надеждами и разочарованиями. На тотальное унижение России на саммитах ASEAN, East Asia, G19 и APEC Путин в своем стиле ответил вполне проходным форумом муниципалитетов в формате BRICS+ в Санкт-Петербурге и саммитом ОДКБ в Ереване, на котором председательствующая Армения отказалась подписать совместное заявление. Бессодержательность усилий России выдать желаемое за действительное в формате BRICS не помешала Лаврову объявить именно это аморфное межгосударственное объединение «моделью настоящей многосторонней дипломатии, соответствующей реалиям ХХІ века». На самом деле, если учитывать довольно очевидное внешнеполитическое балансирование Индии, Бразилии и Китая, аббревиатуру BRICS уже надо переименовать в BRIKS: Беларусь, Россия, Иран, Корея (Северная), Сирия, — так изменился внешнеполитический круг лучших друзей России за этот год.

Россия отчаянно пытается убедить саму себя в том, что ее изоляция не настолько уж критична. Вот и сейчас заявку Алжира на присоединение к BRICS в Москве подают как достижение и продолжают мечтать о присоединении к этой группе Саудовской Аравии, Турции, Египта, Ирана и ОАЭ. Очень интересно увидеть, как будут сотрудничать Иран и Саудовская Аравия, находящиеся на грани войны, и какой конструктивный диалог может быть между Индией и Китаем, если лидеры этих стран даже не провели двустороннюю встречу ни на саммите ШОС, ни на G19.

Еще хуже кажется ситуация в ОДКБ. Сколько бы Путин ни говорил об «очевидной отдаче от сотрудничества в рамках ОДКБ через проведение консультаций и укрепление сотрудничества по линии спецслужб», единственным «позитивом» считается подавление антиправительственных протестов в Казахстане прошлой зимой. В Ереване Пашинян выразил крайнее неудовольствие тем, что ОДКБ не оказала поддержку Армении в войне с Азербайджаном, и отказался подписывать итоговое заявление. Хотя значительная часть саммита проходила за закрытыми дверями, сообщается, что на претензии лидера Армении ответил Лукашенко: «Азербайджан сегодня возглавляет абсолютно наш человек — Ильхам Алиев», и поэтому требования Армении о вмешательстве ОДКБ должны быть отвергнуты. В целом именно Лукашенко почему-то взял на себя функцию рупора Кремля и наговорил много лишнего, в том числе и об Украине. Демарш Пашиняна был немедленно публично раскритикован в традиционной российской манере. Некий Евгений Федоров, депутат Госдумы от «Единой России», публично заявил, что «Армения — нелегальное государство», поскольку «нелегально вышла из СССР». После угроз российских пропагандистов в адрес Казахстана, что он «следующий после Украины», неоднократно звучавших в эфире Скабеевой и Соловьева, абсурдность новых заявлений российских политиков, теперь уже в адрес Армении, даже не удивляет. Похоже, что и до того полумертвый ОДКБ заканчивает свое бесславное существование буквально на глазах.

В то же время цивилизованный мир входит в предрождественский режим, разочарованный, что большинство международных проблем не удалось решить и максимум, чего следует ждать в следующем году, — это продолжение прежних попыток. Определенные надежды на то, что достигнутые на саммитах в Азии этой осенью договоренности начнут обретать реальные очертания, отдельные эксперты связывают с проведением в Камбодже встречи министров обороны ASEAN+ с участием десяти стран Юго-Восточной Азии и восьми стран — «партнеров по диалогу», в частности США, КНР, России. И хотя встреча проходила большей частью за закрытыми дверями, определенные детали из дипломатических источников удалось получить. Прежде всего, была принята совместная декларация о свободе мореходства, состоялась личная встреча министров обороны США и КНР, а присутствующий на мероприятии заместитель министра обороны РФ Александр Фомин вел себя довольно незаметно. В центре внимания были вопросы Тайваня и Южно-Китайского моря, но не забывали и об Украине.

Четыре азиатских саммита, прошедшие друг за другом в Камбодже, Индонезии и Таиланде в течение первой половины ноября 2022 года, стали прелюдией к менее публичной, но не менее важной встрече, состоявшейся 19 ноября в Токио. В рамках заседания Asia Pacific Group здесь собрались известные и влиятельные политики, интеллектуалы и корпоративные лидеры Азии, которые являются членами Трехсторонней комиссии, созданной в рамках диалога по вопросам безопасности США, ЕС и Японии еще в разгар холодной войны.

В книгах по конспирологии Трехстороннюю комиссию вспоминают как одну из составляющих «мирового правительства», которое якобы руководит всеми геополитическими и глобальными экономическими процессами. Первым директором Трехсторонней комиссии в 1973 году был Збигнев Бжезинский, а сейчас Asia Pacific Group возглавляет президент и CEO Suntory Holdings Такеши Ниинами, — это чтобы был понятен уровень представительства стран-участниц. Согласно установленным правилам, членами Комиссии не могут быть должностные и публичные лица, поэтому госсекретарь Блинкен, советник по вопросам национальной безопасности США Салливан и премьер-министр Дании Фредриксен приостановили свое членство в Комиссии после назначений на соответствующие должности.

В заседании азиатской части Комиссии в Токио, состоявшемся впервые после пандемии ковида, приняли участие высокопоставленные представители Японии, Южной Кореи, Индии, Сингапура, Филиппин и Вьетнама. Девять приглашенных представителей Китая на заседание не прибыли. Традиционно заседания Трехсторонней комиссии и ее групп проходят в строго конфиденциальном режиме. Но в Токио сделали исключение, и трем журналистам Nikkei Asia позволили присутствовать почти на всех сессиях при условии, что они будут соблюдать Chatham House Rules. От них и стало известно в общих чертах, о чем говорили представители политических и деловых элит Азии. Среди них журналисты отметили молодого японского политика, которого рассматривают как возможного премьер-министра, нескольких важных финансистов, чьи мнения влияют на курс валют, и даже родственников японской императорской семьи.

Когда-то, почти 50 лет назад, члены Комиссии обсуждали концепцию Хантингтона. На заседании на прошлой неделе в центре внимания были отношения между США и КНР. Ключевой тезис — без учета мнения стран Азии США могут войти в опасную конфронтацию с Китаем. Один из участников обсуждения выразил это мнение так: «Если страны Юго-Восточной Азии будут вынуждены выбирать между США и КНР, они выберут Китай». Такого же мнения придерживаются представители Филиппин, Южной Кореи, а также Масахисо Икэда — будущий директор Asia Pacific Group, один из партнеров Shearman&Stearling — глобальной консалтинговой группы с колоссальными связями в США и Японии.

По мнению участников заседания, каждая из глобальных проблем, которые сегодня беспокоят мир, является следствием двух факторов, становящихся очевиднее изо дня в день: это снижение способности США противостоять изменениям мирового порядка и осознание того факта, что глобализация и взаимозависимость больше не являются источником глобальной стабильности. Либеральный мировой порядок, за который США агитируют сейчас, противоречит принципам, заложенным в это понятие в период его формации. Международные институции, на которые опиралась система безопасности и международного сотрудничества, больше не выполняют свою функцию. Довольно странно осознавать, что сейчас именно Китай, хотя бы декларативно, продолжает отстаивать многосторонние принципы международного правопорядка. В искренность концепции «сообщества совместного будущего» КНР не верит никто, но тот факт, что «центр тяготения» нынешних международных институций находится на Западе, делает их влияние на современные процессы ограниченным. Во время заседания об этом громко говорили в частности представители Индии, и именно этой стране было уделено значительное внимание.

«Всех, кого беспокоит война в Украине, я призываю осознать тот факт, что на границе Индии и Китая сконцентрировано 120 тысяч военных. Не только Северная Корея является проблемой в регионе, но и Китай тоже», — отметил во время заседания представитель Индии. «Мы не предоставим КНР режим свободной торговли с целью выхода на рынок Индии. Инвестиции КНР в Индию упали в прошлом году на 74% и не потому, что Китай не хочет инвестировать, а потому, что были столкновения на границе, приведшие к человеческим жертвам». По мнению участников заседания, у Индии есть потенциал для более мощной геополитической игры, чем сегодня, и она вполне способна изменить балансы политический и безопасности в регионе. О России во время заседания почти не вспоминали, очевидно, не о чем говорить.

Попытки создания Трехсторонней комиссии относятся к 1972 году, когда Дэвид Рокфеллер, глава Chase Manhattan Bank of New York, предложил включить Японию в Бильдербергский клуб, созданный с целью диалога между США и Европой во избежание будущих войн. Тогда его предложение отклонили, и Рокфеллер приложил силы к основанию отдельного форума, целью которого стало привлечение Японии, переживавшей экономический бум, к западному альянсу демократий. Так родилась Трехсторонняя комиссия. Обсуждение, состоявшееся в Токио, показало, что времена изменились, и теперь Западу пора услышать не только Японию, но и другие важные страны Юго-Восточной Азии. Хорошо, что такой диалог начался.

С самого начала войны России против Украины было понятно, что интересы стран Запада и Юго-Восточной Азии в контексте прекращения агрессии и возвращения глобальной стабильности учитывают не только и не столько фактор России, как прежде всего Китая. Выход Си Цзиньпина «в свет» подтвердил определенную готовность КНР к взаимодействию со странами как региона, так и условного «англо-саксонского мира». В то же время не прошел незамеченным тот факт, что Си Цзиньпин провел встречи с лидерами США и Австралии, но отменил встречу с новым премьером Великобритании, сделал реприманд Джастину Трюдо и не встретился с главой правительства Индии; что со стороны как США, так и КНР были заметны усилия привлечь на свою сторону Индонезию; не звучали призывы присоединяться к «Глобальной инициативе по безопасности», которую руководитель КНР выдвинул в апреле, до недавних пор флагманского проекта КНР «Один пояс — один путь» и других идей, которые китайская дипломатия продвигала на международной арене. Не было заметно и резкой критики в адрес Запада, которая еще год назад была символом китайской «дипломатии воинов-волков». Очевидно, на фоне российской агрессии и трансформаций в мире, вызванных ею, даже китайцам понадобились друзья.

А вот кому «друзья» уже практически не помогут — это России. Вполне очевидно, что Россия утратила свои позиции в мире. Отныне она возглавляет антирейтинг государств — спонсоров терроризма и находится на вершине «пирамиды зла», которую образовывают (вместе с ней) Беларусь, Иран, Северная Корея, Сирия, Эритрея, ЦАР, Никарагуа, Судан, Венесуэла, Мали и еще некоторые острова. При этом Россия утратила, а Китай укрепил свои позиции в Азии, США не ухудшили их в сложный год промежуточных выборов. На международной арене усиливаются позиции Индии и Турции, которые (как и КНР) находят возможность для геополитического балансирования. Произошло объединение демократических сил в формате «Рамштайн», удалось немного диверсифицировать поддержку Украины в европейском и трансатлантическом геополитическом измерении за счет привлечения некоторых стран Азии, Океании, Африки и Латинской Америки. Важно, что Украине удалось вчистую обыграть Россию на площадках международных организаций, в первую очередь — системы ООН. Все это создает определенные предпосылки и для нашей победы, и для формирования справедливого послевоенного мирового порядка, где Украина должна занять важную свойственную ей роль.

И все же геополитика делается не только и не столько на саммитах. Она является результатом успешных операций вооруженных сил, экономических трансформаций, хорошо продуманных геополитических инициатив, кропотливой работы на дипломатическом фронте. Сейчас нет дефицита понимания, что легче помогают тем, кто помогает сам себе, а честь и достоинство — не пустые слова.

Следующий год должен стать годом нашего успеха — на фронтах как войны, так и геополитических баталий.

 

(Оновлено 10:00)

Главред

Анастасия Кучкина, журналист

У России хватит запаса ракет на 2-3 атаки, потом удары возможны не раньше весны – Свитан

Если РФ будет балансировать на грани неприкосновенного запаса, то может нанести еще 2-3 массированных волны. Быстро восполнять запасы россияне не могут.

Россия продолжает наносить удары по Украине. В частности, во время атаки 23 ноября РФ выпустила по объектам инфраструктуры около 70 крылатых ракет Х-101/Х-555, “Калибр”, чем спровоцировала системную аварию, из-за которой большинство украинцев остались без света, воды и связи.

В интервью Главреду военный эксперт, полковник запаса Роман Свитан рассказал о том, много ли ракет осталось у РФ, как скоро россияне смогут собрать ракеты для новых пусков, что будет делать РФ, когда исчерпает запас ракет и почему Путин не рискнет применять ядерное оружие по Украине.

С учетом недавней атаки на инфраструктуру и того количества ракет, которые РФ выпустила по ней, как скоро может повториться новая атака? Много ли РФ необходимо времени, чтобы восполнить запасы для залпа?

Восстанавливать запас для залпа они будут очень долго – на это нужно несколько месяцев. Но дело в том, что сама подготовка к атаке занимает от недели до двух в зависимости от количества ракет той номенклатуры, которые будут использоваться. То есть в районе 10 дней. Количество ракет, которые они могут произвести, по некоторым позициям доходит до 2-3 ракет в месяц, а некоторые – в неделю. Но россияне выпускают по нам ракеты не из вновь поставленных и произведенных ракет. Такие ракеты они переводят в режим запасов, а из запасов достают ракеты, которые там уже были, после чего работают ими по нам. Это – оптимальный вариант замещения тех же неприкосновенных запасов.

Сейчас ракет основного состава – Х-101, Х-555, “Искандеров” – у них осталось чуть больше сотни, “Калибров” морского базирования – чуть больше двух сотен. То есть можно говорить о наличии 500-600 крылатых ракет. Но есть и ракеты с дальностью от 100 до 300 километров – несколько сотен штук “Ониксов” и Х-22. Потому, если говорить об общем состоянии ракет у РФ, то их около тысячи. То есть примерно на 9-10 волн, которые они могут организовать, но тогда они полностью останутся без ракет. А этого не может допустить ни одна страна, потому если РФ будет продолжать балансировать на грани неприкосновенного запаса, то это могут быть еще 2-3 волны. При этом у них еще будет оставаться несколько сотен ракет.

То есть после 2-3 волн они не смогут быстро восполнить запасы?

Да, быстро восполнять запасы россияне не могут. Они производят “Калибры”, в каких-то объемах “Искандеры”, Х-101. Но все остальные ракеты в РФ не могут производить из-за санкций и недостатка элементной базы. Даже то количество ракет, которое они могут производить, не восстанавливает запасы – для того, чтобы собрать количество, необходимое для одной волны, нужно несколько месяцев.

Вот эти две-три волны на что могут быть нацелены? Добить ими украинскую энерго- или газовую инфраструктуру?

Такого рода действия – это действия террориста, то есть это – геноцид украинского народа через терроризм. Потому то, куда они будут бить дальше, очень сложно спрогнозировать – это логика маньяка, которую нормальному человеку сложно разложить.

То есть прямых целей по уничтожению инфраструктуры или каких-то объектов у РФ сейчас нет?

Я бы сказал наоборот – у них целый спектр целей, начиная от детского сада и заканчивая атомной станцией. Мосты, гидроэлектростанции, теплоэлектростанции, распределительные станции, очистительные и фильтрационные станции, водоканалы – то есть, в принципе, вся инфраструктура. Что придет в голову маньяку – очень сложно определить. Такая логика не поддается прогнозированию, потому тут может быть что угодно.

Если говорить о ракетах, которые Россия пока еще может воспроизводить сама. пока. Какие из них для Украины наиболее опасны, если Россия сможет перевести производство на военные рельсы и производить их быстрее?

Дело в том, что они уже перевели производство ракет на военные рельсы несколько лет назад. Сейчас они могут его увеличить на смену, то есть процентов на 20-30, но не более – глобального увеличения количества выпускаемых ракет они точно не смогут достичь. Мы говорим примерно об одном и том же потоке, тем более, что он снижается по некоторым позициям из-за недостатка элементной базы. Потому мы не видим производства новых Х-555, из-за чего они используют Х-55 (старые ракеты на той же базе), Х-22 вместо Х-32, которых уже нет. Есть несколько десятков “Кинжалов” – авиационных “Искандеров”. Все эти ракеты примерно одноплановые. “Искандеры” – это баллистические ракеты, и Россия может производить их очень мало – перед этой войной их было произведено до 1000 штук и практически все их уже использовали. Хотя они производили их несколько, уходя от санкций. Поскольку сейчас санкции будут еще жестче применяться, то производить их больше россияне вряд ли смогут. При этом они могут производить Х-101 – это достаточно простая в производстве ракета большой дальности самолетного плана. Ее РФ может делать стартово, так как она разрабатывалась с нуля для выполнения подобных задач. Ну а увеличить количество производимых ракет они точно не смогут. Потому пока остаемся на цифре, которая нам известна – на одну волну РФ может производить ракеты в течение около трех месяцев. Скорее всего, что те ракеты Х-555, которые у них сейчас есть, РФ полностью использует. То же возможно и с Х-22, потому РФ останется на производстве Х-101 – ракета “земля-воздух” авиационного базирования, которой, в основном, работают ТУ-95 и ТУ-160, а также “Калибров” – крылатых ракет морского базирования типа американских “Томагавков”. Но это – те позиции, которые хорошо сбивает украинское ПВО и ПРО. Потому увеличение проблематичности в производстве ракет я здесь не вижу.

Вы сказали о том, что у России осталось ракет на 2-3 массированных атаки. Что может предпринять Россия в случае, если у нее исчерпается запас ракет?

Частота повторения будет увеличиваться. Сейчас они еще могут с частотой в 10-15 дней производить волны, а дальше эта частота атак будет растягиваться до двух-трех месяцев, пока РФ не сможет производить определенное количество ракет. Для этого им нужно произвести 70-100 ракет.

В таком режиме они работали летом и осенью, когда по этой причине производили атаки раз в один-полтора месяца. После 10 октября частота увеличилась только из-за того, что им пришлось выбирать уже стратегический резерв. Но и даже тут они уткнулись в определенное количество, ниже которого они уже не могут выбирать ракеты, так как у них не остается носителей ядерного заряда. То есть стратегических ракет у них не остается, потому они их точно выбирать не будут. Хотя мы видели, как в качестве “болванок” они использовали Х-55. Потому больше двух-трех волн с частотой в две-три недели мы не увидим, а дальше мы будем видеть одну волну в два-три месяца.

Тогда получается, что и ядерное оружие они не смогут использовать, включая тактическое, которым они нас пугают?

Они могут использовать это оружие и из армейской артиллерии – есть определенные виды, которые могут работать с тактическим ядерным оружием. В том числе – ракеты, причем не только уровня Х-55 или Х-22. А потому нельзя сказать о том, что они полностью выберут такие ракеты, тем более что основные носители стратегического оружия – это баллистические ракеты большой дальности, которые россияне могут запускать из Сахалина.

А если у них исчерпается запас ракет, в эти два-три месяца россияне могут к этому дойти и запускать баллистические ракеты?

Баллистические ракеты большой дальности – это стратегические ракеты с большим ядерным запасом. Они – межконтинентальные, и вряд ли РФ будет работать ими по Украине, потому что тогда это откроет “врата ада” – ядерную войну. А тактическое ядерное оружие по ответу цивилизованного мира по России имеет такой же уровень, как и стратегическое. Потому о ядерном оружии пока не стоит беспокоиться – Россия не будет его применять ни в каком виде.

Может ли РФ получить ракеты из других источников – от Ирана или Северной Кореи, например? Как вы расцениваете такую перспективу?

Северная Корея вряд ли без разрешения Китая передаст ракеты, поскольку тогда след Китая будет сразу виден. Ведь Китай уже начал защищать Россию, и его участие в войне в Украине стало видно, но движение ракет из Северной Кореи вряд ли произойдет, потому что китайцы совсем не горят желанием “наследить”. Они понимают, что могут возникать и финансовые вопросы, которые могут лечь и на Китай. Скорее всего, в поставках ракет может быть иранский след – это может быть поставка баллистических ракет Zolfaghar или дронов Shahed-136, которые они и так поставляют. Но поскольку мировое сообщество подключилось к этому вопросу, будет нивелирована поставка ракет. Или, если это все-таки произойдет, Украине передадут паритетное оружие типа ATACMS на 300 километров или Томагавков на 2000 километров для того, чтобы мы могли поражать точки пуска, логистические цепочки и места хранения этих ракет. Поэтому мы от этого только выиграем.

 

Главред

Александр Гончаров, директор Інституту розвитку економіки України

Выход из блэкаутов вообще есть?

Главное – правильно выстроить схему деятельности власти и бизнеса.

Выход из блэкаутов вообще есть? Да, есть, и даже не один. Например, сегодня в условиях войны востребованными могли бы оказаться выпуски так называемых инфраструктурных облигаций под крупные частно-государственные проекты. Для их выкупа нашлись бы деньги как внутри страны, так и за рубежом. При всех рисках выкуп этих ценных бумаг на рынке мог бы стать дополнительным источником поступления денег в реальный сектор экономики, в частности, для восстановления разрушенных объектов энергетической отрасли. И это сразу бы оценили на фронте и в тылу.

Главное – правильно выстроить схему деятельности власти и бизнеса. Во всем и всегда важна схема, а уж как ее сделать живым организмом, конечно, забота Кабмина и Нацбанка.

Величие страны, подчеркивал Уинстон Черчилль, определяется тем, сколько ей готовы дать взаймы. Я бы еще добавил для условий войны – и величие Вооруженных сил государства.

Тогда, может быть, нам и не “заморачиваться” проблемой долгов? Ведь эта проблема глобальная. Пройдет еще 5-7 лет и эти долги во всех странах Европы и Америки превысят 100% их ВВП. Дальше эти суверенные долги может обесценить высокая инфляция. В истории это происходило многократно, когда рост цен съедал реальную стоимость долгов.

 

(Оновлено 9:00)

BBC News

ISW: Россияне знают, что не смогут помешать ВСУ перейти Днепр

Американский Институт изучения войны (ISW) опубликовал ежедневный доклад с анализом картины военных действий в Украине к утру понедельника.

На этот раз авторы доклада “оценивают оборонительные позиции, которые российские войска занимают в восточной части Херсонской области, и то, что эти позиции говорят об ожиданиях России в отношении будущих операций в этом районе”.

Основной вывод, сделанный в документе, можно вкратце сформулировать так: российское командование прекрасно отдает себе отчет в том, что ВСУ могут практически в любой момент форсировать Днепр и продолжить контрнаступление на левом берегу реки, в восточной части Херсонской области.

Более того, продолжают авторы доклада, российские силы не питают иллюзий относительно своих возможностей и “явно не рассчитывают, что смогут помешать украинским войскам перейти реку” – а потому даже не предпринимают никаких усилий, чтобы попытаться остановить переправу.

Рассматривая варианты дальнейшего развития событий, авторы отдельно подчеркивают, что все приведенные сценарии – теоретические выкладки, а сами они не преследуют цели “определить, намерены ли украинские силы форсировать Днепр” (или даже способны ли они на этот шаг) или спрогнозировать, предпримут ли ВСУ такую попытку.

 

BBC News

Украина: Россия саботирует “зерновую сделку”, вывозить можно вдвое больше зерна

Российская сторона намеренно затягивает досмотр судов с грузом украинского зерна, саботируя таким образом достигнутые при посредничестве Турции договоренности, утверждает министр инфраструктуры Украины Александр Кубраков.

По его словам, в территориальных водах Турции скопилась очередь из 77 сухогрузов, ожидающих международной инспекции, а отгрузку зерна в портах Большой Одессы можно было бы вести вдвое активнее: загрузка грузовых мощностей едва дотягивает до половины своего потенциала.

“У нас есть опыт прохождения по 40 проверок в день, а сейчас из-за позиции Российской Федерации ежедневно инспектируют впятеро меньше судов”, — написал министр в “Фейсбуке”.

“В октябре зерновая инициатива позволила вывезти 4,2 млн тонн зерна, за ноябрь мы не вывезем и 3 млн тонн. Это притом что в теории мы можем обеспечить до 6 млн тонн ежемесячно”, — уверяет он.

 

(Оновлено 8:00)

Альфред Кох

Деменция беспощадна

 

Анатолий Несмиян

География протестов в Китае быстро растет. К Шанхаю и Гуанчжоу добавился столичный Пекин и Урумчи – административный центр проблемного Синцзян-Уйгурского автономного района. Урумчи во многом китаизирован, поэтому национальный фактор сейчас вряд ли играет определяющую роль. По ряду сообщений протесты вспыхнули и в центре ковидной истории Ухане.

Сейчас нельзя говорить о том, станут ли протесты серьезным фактором внутренней политики, но это более чем серьезный вызов верховной власти, которая продолжает политику террора против миллиардного населения страны, закрывая им (точнее, пытаясь закрыть им) кризис, вызванный неработающей уже моделью развития.

Проблема, стоящая перед китайским руководством, налицо: вернуть все к «норме» означает вернуться к крайне жесткому экономическому кризису, который накрыл страну еще до «пандемии». В ее ходе ситуация только усугубилась. Классический кризис капитализма – долговой кризис – только расширился в связи с вынужденной накачкой экономики необеспеченной ликвидностью.

Это проблема не только Си Цзиньпина и его группы: даже в случае, если его сместят в ходе этих волнений представители других группировок (а такой вариант исключать нельзя: аппаратное поражение на 20 съезде еще не закреплено съездом ВСНП, где должны произойти кадровые изменения уже на государственных поста, нет еще массового смещения с должностей сторонников других группировок на уровне провинций, поэтому они вполне могут попытаться перехватить инициативу), в общем, даже если тот или иной вариант «цветной революции» в Китае и произойдет, новое руководство будет решать ту же самую проблему тотального кризиса, накрывшего экономику страны.

Выходом может стать война – стандартный ход в подобных обстоятельствах. И переключить людей, и сбросить социальную температуру и «под шумок» разделаться с политическими противниками. Но у войны есть и оборотная сторона – вероятность поражения. А тогда все ее плюсы станут минусами для организатора агрессии. В России это очень хорошо видно.

Пока протесты – это просто протесты. Нет смысла строить какие-то прогнозы и делать выводы. Тенденция налицо, но это еще лишь тенденция. Организованности у протестующих нет, а значит – к ним еще не присоединились элитные структуры. Но как знать.

 

(Размещено 7:00)

Главред

Геннадий Друзенко, юрист, публицист, переводчик и общественный деятель

Не зря на технике ВСУ нарисованы кресты

Европа, жди своих украинских “крестоносцев”. Мы обязательно принесем тебе свою страсть и свою подлинность!

Так сейчас выглядит война. Грязь, кровь, пот. Слез пока нет, будут позже. Когда немного выдохнем…

Это война на истощение. В ней за день разрывается больше снарядов, чем в Афганистане во время присутствия там американцев – за месяц. Чтобы победить мы должны быть не только храбрыми – мы должны проявить чудеса выносливости.

Потому что Украине суждено стать полем боя, на котором идет война за будущее мироустройство. Мы меняем не только свою судьбу, не только судьбу Европы – мы меняем мир. Мы отвергли такую милую европейскому сердцу парадигму компромисса и договаривания – и ценой невероятных жертв бьем орду. Мы понимаем, что “сойтись где-то посередине” у нас больше не получится.

Украина завершает постмодерн и возвращает мир от апофеоза интерпритаций (“не все так однозначно”) к подлинности и нравственному императиву. Черное мы называем черным, агрессора – агрессором и зло – злом. Для нас сейчас все однозначно. Поэтому на первые роли в Украине обречены выйти люди войны, которые знают и верят, что есть вещи, за которые стоит убивать и умирать. Которые важнее самой жизни.

По сути в Украине продолжается война подлинности против симулякров, правды против пропаганды, против идеалов интересов, этоса служения против этоса эгоизма. Не зря на автомобилях и бронетехнике украинских воинов нарисованы кресты. Кресты как символы подлинности смерти и веры в победу жизни.

И это конечно вызов не только Московии, что попала в ловушку собственноручно выдуманных мифов, но и Запада с его рыночным фундаментализмом США и импотентным пацифизмом Европы. Несмотря на всю нашу очарованность ЕС, Украина сейчас экзестенциальный вызов той комфортной, сытой и богатой Европе, которая выросла на руинах Второй мировой войны.

Это не значит, что мы должны отказаться от своей европейской мечты. Это значит, что мы призваны вдохнуть в эту мечту новую жизнь, став одним из лидеров новой Европы наций: сильной, правой, консервативной, партиотической. Европы Черчилля и де Голля, а не Европы Меркель и Макрона.

Да, на наших берцах сейчас много болота. От нас разит потом и кровью. Наши раны будут заживать десятилетиями. И мы еще долго будем помнить, кто советовал нам сложить оружие в первые дни войны.

Европа, жди своих украинских “крестоносцев”. Мы обязательно принесем тебе свою страсть и свою подлинность!

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 28 November: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий