BloggoDay 10 February: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 10 лютого 2022 р.

 

(Оновлено 17:00)

Апостроф

Силы ПВО не оставили шансов российским ракетам: все, что нужно знать о массированном ударе 10 февраля

Российское оккупационно-террористическое войско 10 февраля совершило очередную массированную ракетную атаку на Украину, однако благодаря отличной работе противовоздушной обороны удалось сбить большинство ракет. Всего за сутки была выпущена 71 вражеская ракета – 61 сбили силы ПВО.

“Апостроф” собрал всю актуальную информацию о ракетной атаке и энергетической ситуации.

С воздуха россияне атаковали 8 стратегических бомбардировщиков Ту-95мс, которые выпускали ракеты Х-101 и Х-555 из районов Каспийского моря и Волгодонская. Также атаковали с кораблей в Черном море – крылатыми ракетами морского базирования типа “Калибр”.

“По состоянию на 11.30 противник совершил 71 пуск крылатых ракет Х-101, Х-555, “Калибр” (в т.ч. ночные пуски). Силами и средствами противовоздушной обороны Воздушных Сил и других составляющих Сил обороны Украины уничтожена 61 крылатая ракета врага 5 дронов-камикадзе “Shahed-136/131″, о которых сообщалось ранее!” – информировали в Воздушных Силах ВСУ.

Взрывы были слышны в Кривом Роге, Винницкой, Днепропетровской и Ивано-Франковской областях.

Киев

По информации мэра Киева Виталия Кличко, силы ПВО над Киевом сбили 10 ракет, однако есть повреждения электросетей. Обошлось без пострадавших.

“В воздушном пространстве Киева силами ПВО было уничтожено 10 вражеских ракет. Обломками ракеты в Голосеевском районе повреждены два автомобиля , дом и электросети. Данные относительно пострадавших отсутствуют. Информация уточняется!” – сказал Сергей Попко, начальник КМВА.

Львовская область

Возле села Козлов в Золочевском районе у автобусной остановки упала ракета оккупантов, но не взорвалась. Сейчас чрезвычайники работают над ее обезвреживанием. Без жертв и пострадавших, информировал глава Львовской ОВА Максим Козицкий.

Благодаря успешной работе ПВО также нет “прилетов” во Львове.

Хмельницкая область

“По предварительной информации, в Хмельницкой области наши силы ПВО сбили 1 крылатую ракету и 1 шахид. Но, к сожалению, есть попадание в объект критической инфраструктуры Хмельницкой общины. Пожар ликвидирован, пострадавших нет. Материальный ущерб подсчитывается”, – написал руководитель Хмельницкой ОГА Сергей Гамалий.

Харьковская и Запорожская области

В результате последнего удара российских оккупантов в Харьковском районе ранения получили 8 человек, двое из них в тяжелом состоянии. Их госпитализировали. Атаковали Харьковщину из Белгородской области России.

Тем временем в Запорожье зафиксировано два “прилета”.

По словам спикера Воздушных сил ВСУ Юрия Игната, сегодня РФ запустила рекордное количество ракет С-300, в частности, по Харьковской и Запорожской области враг выпустил до 35 ракет.

Полтавская область

По информации главы Полтавской ОВ Дмитрия Лунина, в Полтавской области работала ПВО.

Какая ситуация с энергетикой в Украине

Как сообщил министр энергетики Украины Герман Галущенко, сложнейшая ситуация с энергетикой после утренней атаки в Запорожской, Харьковской и Хмельницкой областях, поскольку есть попадание в объекты тепловой и гидрогенерации, а также высоковольтной инфраструктуры в шести областях. Во многих регионах были введены аварийные отключения электроэнергии.

 

(Оновлено 16:00)

РБК-Украина

Ульяна Безпалько

Федор Вениславский: Вероятность того, что закончим войну к лету – это чрезмерный оптимизм

О том, какое наступление готовит Россия, сможет ли Украина противостоять планам врага, почему отложили замену министра обороны, будут ли решения Рады по УПЦ МП и нардепам из ОПЗЖ – в интервью РБК-Украина рассказал народный депутат от “Слуги народа” Федор Вениславский.

Волна кадровых перестановок дошла до Минобороны. Толчком к радикальным решениям стали подозрения, что питание для армии во время войны могли закупать по непрозрачным ценам. Как результат, в минувшее воскресенье депутаты из “Слуги народа” сообщили о планах заменить нынешнего министра Алексея Резникова начальником ГУР Кириллом Будановым. Однако не прошло и суток, как в президентской фракции отложили это решение.

Изменения в кабинетах власти стали одной из двух топ-тем нашего информационного пространства наряду с возможным наступлением россиян. И наши западные союзники, и украинское военно-политическое руководство предупреждают, что Москва готовится взять реванш. Это, очевидно, побудило США и европейских партнеров отбросить свои определенные табу по передаче вооружения ВСУ.

Однако так называемая политика управления эскалацией все еще сохраняется в шагах Запада: есть опасения, что нужное оружие придет не совсем вовремя. А из-за этой осторожности Украина платит ценой человеческих жизней и гораздо медленнее может освобождать свои территории.

О том, что может готовить на ближайшее время Россия, о вооружении, необходимом Украине, о запрете УПЦ МП, о лишении мандатов экс-членов ОПЗЖ, а также о кадровых перестановках во власти в интервью РБК-Украина рассказал представитель президента в ВР, член парламентского комитета по национальной безопасности, обороне и разведке Федор Вениславский.

– Почему отложили изменения в руководстве Минобороны, имею в виду увольнение Алексея Резникова и, соответственно, назначение Кирилла Буданова?

– Вопрос возможных перестановок в Министерстве обороны дискутировался уже в течение определенного времени. И как только возникло это недоразумение по поводу закупки продуктов питания, было обсуждение, что министр должен взять на себя политическую ответственность. Поскольку он фактически единолично подбирал команду и назначал тех людей, которые в том числе виноваты в этих медийных скандалах.

С другой стороны, у нас как у членов комитета по национальной безопасности, обороне и разведке были некоторые вопросы к работе министра и без истории с продуктами питания. Они касаются и товаров оборонного назначения, в том числе оружия, техники и так далее. Потому нельзя сказать, что для нас это была неожиданность. Но на уровне фракции этот вопрос в воскресенье обсуждался впервые. Он обсуждался не как уже состоявшийся факт, а как потенциальная возможность, которая может иметь место в будущем – смена министра обороны, чтобы продемонстрировать европейский подход в политике, что министр ответственный.

Но, как я понимаю, это был такой экспромт от руководства фракции, не согласованный с президентом. А субъектом внесения представлений и о назначении, и об увольнении министра обороны является именно президент. То есть в данном случае только президент определяет, устраивает ли его министр обороны или не устраивает. Ни по состоянию на 5 февраля, когда было заседание фракции, ни по состоянию на сегодняшний день никаких инициатив со стороны президента по досрочному прекращению полномочий министра обороны не поступало.

Поэтому я думаю, что возникла проблема в коммуникации. Ведь на заседании фракции было согласовано, что мы во внутреннем круге этот вопрос просто дискутируем, однако потом эта информация почему-то попала в СМИ, была опубликована лидером фракции Давидом Арахамией и другими нашими коллегами по комитету. Хотя не было до конца согласовано, что это решенный вопрос.

Сейчас дискуссии идут. Я думаю, что у нас будет возможность наблюдать изменения в составе правительства в течение довольно краткосрочной перспективы. Будет ли среди них министр обороны – увидим, потому что решение по министру обороны, как и по министру иностранных дел, может принимать только президент. Наша политическая сила, имеющая большинство в парламенте и право коалиции депутатских фракций – разумеется, пропрезидентская. И реализовать или принимать какие-либо инициативы, которые могут разбалансировать отношения между президентом и парламентом, мы точно сейчас не будем и не видим для этого оснований. Относительно других министров – ситуация другая, здесь уже могут быть инициативы и со стороны фракции.

– Могут быть? Какие?

– Посмотрим.

– Есть ли уже кандидатуры, которые обсуждаются всерьез?

– Есть.

– То есть вы не можете сказать, что смена министра обороны снята с повестки дня? Этот вопрос пока отложен, я верно поняла?

– Повторюсь: президент не делал никаких заявлений о том, что министр обороны должен уйти в отставку. Поэтому говорить о том, что министр обороны уйдет в отставку, юридических оснований нет. Политическая почва для того, чтобы этот вопрос дискутировался, есть. И она связана не только с питанием.

– Обсуждалось, что Алексея Резникова хотят назначить главой Министерства по вопросам стратегических отраслей промышленности. Разве не планируется ликвидация этого министерства в ближайшее время?

– Это вопрос дискуссионный. На фракции также было обсуждение, должно ли это министерство дальше существовать или оно не нужно. Подавляющее большинство депутатов, причастных к сфере безопасности и обороны, высказали такую точку зрения, что Министерство стратегических отраслей промышленности действует в тесном контакте с Укроборонпромом, который должен наращивать мощности в условиях войны.

Сейчас для Украины стратегическое направление номер один – это сфера безопасности и обороны, в том числе и обеспечение налаживания новых производств, которые помогут нам выиграть войну. А Министерство стратегических отраслей промышленности для того и создавалось – чтобы формировать видение развития тех или иных стратегических сфер и через те механизмы, которые есть в его распоряжении, давать толчок и выделять средства на то, чтобы эти производства начали работать. Поэтому сейчас преобладает точка зрения, которая, думаю, будет сохраняться до конца войны – что Министерство стратегических отраслей промышленности ликвидироваться не будет.

Будет ли смена одного руководителя на другого? Периодически к господину Рябикину, который возглавляет это министерство, также возникают вопросы – что министерство не настолько эффективно, насколько должно быть в условиях войны. С другой стороны, я как член комитета по национальной безопасности, обороне и разведке достаточно тесно общаюсь с господином Рябикиным и знаю, что это министерство на сегодняшний день делает достаточно много. Не обо всем известно публично, не обо всем вообще нужно говорить публично, ведь есть определенные закрытые, сенситивные направления, развитие которых стимулирует Министерство стратегических отраслей промышленности.

Есть ли к нему претензии как к руководителю? Знаете, ко всем руководителям есть какие-то претензии. Заменят ли его в ближайшее время? Если есть такие мнения у руководства фракции, то наверняка эти мнения возникли не на пустом месте.

– Те министерства, которые точно в ближайшее время будут куда-то присоединять в рамках оптимизации Кабмина, уже определены?

– Это на данный момент вопрос не к Верховной раде, а к Кабинету министров, потому что именно он принимает решение об объединении, реорганизации министерств. Дискуссии по оптимизации управленческих функций тех или иных министерств, их количеству, названиям и направленности идут. И я думаю, что у них есть все шансы в ближайшей перспективе закончиться какими-то конкретными решениями со стороны правительства и Верховной рады.

– Есть ли у вас определенные данные и версии по авиакатастрофе с руководством МВД – имею в виду что привело к этой катастрофе?

– Проводятся следственные действия. Говорить о результатах этих следственных действий некорректно, потому что это не сфера моих полномочий как члена комитета по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки. Скажем так: стечение нескольких обстоятельств привело к этой трагедии. Не исключаем, что был и человеческий фактор в процессе эксплуатации этого воздушного судна, есть подозрения и на какие-то технические и погодные вопросы. Но говорить наверняка без выводов следствия преждевременно.

– Исключается ли такая версия как причастность россиян?

– И то, что самолет летел на низких высотах, и то, что в одном месте находились все руководители, которые должны были попасть на совещание – это все последствия войны. Но данных, свидетельствующих о том, что это был террористический акт со стороны Российской федерации, сейчас у меня нет.

– Отставка предыдущего главы СБУ Ивана Баканова – это результат беспорядка в спецслужбе или проникновения российских “кротов”?

– Я думаю, это результат того, что Баканов, с одной стороны, не продемонстрировал ту эффективность, которую от него ожидал и президент, и парламент. С другой стороны, в силу разных обстоятельств он допустил, что в рядах Службы безопасности Украины были откровенные враги, входившие в его близкое окружение, и он не смог поставить какие-то предохранители, чтобы этого не было. И в совокупности это привело к определенным последствиям, которые стали предметами служебных проверок и расследований, и, наконец, к смене руководства СБУ.

– Вы как раз вспомнили, что российские агенты были в верхах спецслужбы. А насколько они в целом были глубоко в СБУ в начале войны?

– Я не думаю, что они очень глубоко проникли в ряды высшего руководства Службы безопасности Украины. На каких-то средних уровнях – мы точно не исключаем. Есть информация о наличии врагов и значительная часть из них разоблачена, они сейчас находятся под следствием. Учитывая, каким было руководство СБУ еще при Януковиче, и к тому же Российская федерация предпринимала очень много конкретных действий, чтобы подготовиться к этой войне – мы не можем исключать, что в разных органах еще есть российские агенты.

Новый глава Службы безопасности господин Малюк на заседании комитета в понедельник, кстати, приводил примеры, что некоторые высшие офицеры совсем недавно были задержаны, и есть очень обоснованные подозрения, что они работали на Россию. Это не в составе СБУ, а в составе сектора безопасности и обороны в целом.

В составе СБУ мы знаем нескольких людей – у нас нет оснований говорить, что они были российскими агентами. Но то, что они были либо непрофессионалами, либо не совсем исполнили свои обязанности своевременно и в том объеме, в котором от них ожидали – это, пожалуй, была главная проблема, которая привела к их увольнению.

– Есть вопрос, который интересен обществу и на который все еще нет ответа. Есть ли у вас версии, данные, что произошло, когда оккупантам удалось так легко зайти в Херсонскую область из Крыма?

– Мы этот вопрос держим на контроле комитета. Было несколько заседаний комитета, на которых мы рассматривали этот вопрос в закрытом режиме. Мы понимаем, что были и случаи предательства некоторых представителей сектора безопасности и обороны, в том числе и Вооруженных сил. Однако этот вопрос является предметом досудебного расследования. Есть соответствующие уголовные производства, ведь у нашего комитета было много вопросов, как россиянам удалось так легко продвигаться, и мы их поднимали. Поскольку производства расследуются, сейчас говорить о том, что является предметом досудебного расследования, не совсем корректно.

– Недавно The Wall Street Journal (WSJ) опубликовало интересный материал о роли и загадочной смерти Дениса Киреева. Но я так и не получила ответа о причине его убийства. Что привело к его смерти – это какая-то miscommunication между СБУ и ГУР, или же он был двойным агентом и Россия через своих “кротов” решила его ликвидировать? Что произошло?

– Здесь есть несколько версий, что действительно произошло. Но, как и на предыдущий вопрос, должен сказать, что эта смерть является предметом досудебного расследования Государственного бюро расследований. И до завершения расследования говорить о каких-либо версиях по крайней мере некорректно, потому что это будет расцениваться как вмешательство в досудебное расследование. Какая-то сенситивная информация, известная мне как члену комитета, не может быть разглашена.

– Но у вас сложилась картина, что произошло, из той информации, которой вы владеете?

– Да. К сожалению, очень много не совсем приятных моментов в этой картине, но картина общая есть.

– Вы можете сейчас сказать, был ли он двойным агентом или нет?

– Думаю, маловероятно, что Киреев был двойным агентом.

– Как сейчас двигается в парламенте законопроект о запрете УПЦ МП?

– Кабинет министров Украины зарегистрировал соответствующий законопроект. Он находится на рассмотрении комитетов. Есть время на внесение альтернативных проектов. Как только закончатся предусмотренные законом о регламенте Верховной рады Украины процедурные сроки, профильный комитет даст согласие, и вероятность, что в зале он найдет достаточное количество сторонников, очень высокая. Я думаю, что в ближайшее время мы этот закон примем.

– Верно ли я понимаю, что Верховная рада не будет лишать мандатов всех выходцев из ОПЗЖ, потому что это незаконно, а вместо этого вы решили пойти таким путем, чтобы в индивидуальном порядке убеждать их сдавать мандаты?

– Я не могу сказать, что решили пойти по индивидуальному пути, чтобы каждого убеждать сдавать мандаты. Есть конституционные основания досрочного прекращения полномочий народного депутата Украины. Одно из оснований – это приобретение другого гражданства или выезд на постоянное место жительства за пределы Украины. Если из этой политической силы есть депутаты, которые с 24 февраля в сессионном зале ни разу не появлялись, то, на мой взгляд, есть юридические основания для того, чтобы поднимать вопрос о потере ими статуса народных депутатов Украины.

Соответствующие процедуры идут. И есть индивидуальные заявления – некоторые депутаты не хотят, чтобы их лишали мандатов, поэтому они сами добровольно слагают свои полномочия. Но с юридической точки зрения могу точно сказать: все инициативы, направленные на прекращение полномочий народных депутатов от ОПЗЖ, кроме тех оснований, которые предусмотрены Конституцией – это исключительно политический популизм, который ни к каким юридическим последствиям не приведет. Придумывать какие-то механизмы, которые точно будут подвергнуты сомнению по меньшей мере нашими западными партнерами – это точно не тот путь, по которому мы должны идти. Поэтому я не думаю, что есть основания для принятия решения о сплошном прекращении полномочий всех депутатов от ОПЗЖ.

– В этом году должны были бы состояться выборы в Верховную раду, верно или нет?

– Не совсем верно. Здесь я могу дискутировать как специалист в области конституционного права. Есть две нормы Конституции, которые между собой конкурируют. У меня есть сугубо профессиональная точка зрения, которую я еще высказывал, когда был преподавателем на кафедре конституционного права – то есть она основывается не на том, что я народный депутат и поэтому хочу продлить себе срок полномочий. Когда мы говорим, что срок полномочий народных депутатов составляет пять лет – это значит, что народ уполномочил избранных депутатов пять лет выполнять свои полномочия.

По закону, выборы должны состояться в последнее воскресенье октября пятого года полномочий Верховной рады, а парламент вступил в свои полномочия 31 августа 2019 года. Если брать последнее воскресенье октября 2023 года, то срок полномочий народных депутатов составит 4 года и 3 месяца. Тем самым, мы фактически лишаем народ Украины того права, которым он наделил народных депутатов.

Поэтому моя субъективная точка зрения – выборы должны были бы состояться в 2024 году. Но сейчас все дискуссии о том, когда должны пройти выборы потеряли смысл, ведь в условиях военного положения их вряд ли можно проводить по нескольким причинам. Нужно обеспечить безопасность участников избирательного процесса, подготовить избирательные участки. В условиях временной оккупации территорий там, в принципе, невозможно провести выборы. В прифронтовой зоне также невозможно провести выборы.

Поэтому вероятность того, что выборы будут в этом году, нулевая. Ведь если готовить голосование в этом году, то все избирательные процедуры нужно начинать уже в июле. Кирилла Буданова я очень уважаю, он единственный давал все правильные прогнозы. Но вероятность того, что мы закончим войну к лету – это чрезмерный оптимизм от Кирилла Алексеевича.

– Что с реформой КСУ, насколько известно, у Еврокомиссии и Венецианской комиссии с одной стороны и у украинской власти – с другой есть разногласия по этому вопросу?

– Очень сложный вопрос. Потому что для меня не совсем понятно такое изменение позиций Венецианской комиссии и Еврокомиссии. В первом заключении Венецианской комиссии говорилось, что должен быть обеспечен паритет между украинскими и международными представителями экспертной среды этой конкурсной комиссии, которая будет рекомендовать назначение тех или иных субъектов. Они дважды меняли свое заключение и в конечном счете сказали, что нужно обеспечить решающее право только за международными экспертами.

Сейчас будет очень сложная ситуация, к сожалению, с внесением изменений в закон о Конституционном суде. Наши партнеры требуют, чтобы Украина внесла изменения в этот закон как раз в части прозрачного конкурса. Когда мы обсуждали в зале парламента этот законопроект, даже между оппозиционными фракциями – “Батькивщиной” и “Европейской солидарностью” – были диаметрально противоположные заявления при обсуждении документа в парламенте. “Европейская солидарность” призвала отдать решающее слово всем международным экспертам. В то время как “Батькивщина”, наоборот, говорила, что этого нельзя делать, потому что мы уступаем свой суверенитет.

У нашей фракции также были определенные дискуссии. Потому что передав решающий голос международным экспертам, выходит так, что мы меньше доверяем нашим украинским. Но еще будем обсуждать. Сейчас мне сложно сказать, чем закончится это обсуждение, потому что европейские партнеры не предоставляют своих экспертов в конкурсную комиссию, а конкурсные процедуры уже начались. Верховная рада уже по меньшей мере объявила конкурс, подались несколько человек на три вакантных места.

– Уже около двух месяцев мы слышим о том, что Россия готовит какое-то более серьезное наступление. Верно ли я понимаю, что основной удар оккупантов будет сфокусирован именно на Донбассе? Или все же они могут повторить широкую стратегическую наступательную операцию, как это было в феврале прошлого года – на разных участках фронта, сразу на нескольких направлениях?

– На данный момент я исключаю любую вероятность широкомасштабной наступательной операции россиян по всем направлениям, как это было в конце февраля 2022 года. Во-первых, количество наших военнослужащих, вооруженных формирований – это уже не 256 тысяч, как это было по состоянию на 24 февраля. Их как минимум втрое больше, это очень мощная сила. И даже несмотря на то, что у нас тогда были войска, в три раза меньше, врагу не удалось достичь своих целей. Мы их отбросили из наших земель. То, что они сейчас накопят такие силы, которые позволят им широкомасштабно наступать со всех сторон – практически невероятно.

С другой стороны, для Путина жизненно важно продемонстрировать, что он что-то достиг в этой войне. Не надо забывать, что в России относительно скоро президентские выборы, а Путин же видит себя пожизненным “фюрером”, поэтому он стремится продемонстрировать успехи. На сегодняшний день мы видим концентрацию значительных сил врага на луганском и донецком направлениях, там уже сейчас идут самые горячие бои – это район Авдеевки, Бахмута, Угледара, Кременной.

Недооценивать врага мы не можем, ресурс Российской федерации еще очень мощный, у них значительный мобилизационный ресурс, мобилизационные мероприятия у них не прекращаются. Я лично ожидаю, что начало их наступательной операции будет в течение недели – максимум двух. Основной удар, как я вижу сейчас, будет в Донецкой и Луганской областях. Возможно, второе направление, которое, по моему мнению, будет отвлекающим – это будет Юг. И гипотетическое направление – это может быть Северо-восток, например, Сумская область…

– Вы считаете, что они могут нагнать к границам Сумской и Черниговской областей войска, чтобы создать видимость какого-то наступления?

– Могут быть какие-то отвлекающие маневры. Но сейчас информации о том, что у них там есть силы и средства, нет.

– Военные и аналитики говорят, что ранее переломным моментом для фронта стала поставка нам HIMARS, изменивших баланс сил. Какое вооружение, по-вашему, теперь может стать следующим переломным фактором?

– Танки. К сожалению, у нас до войны были устаревшие советские танки Т-64, Т-72 и очень небольшое количество наших современных танков. Часть из них была повреждена, уничтожена во время боевых действий. Поэтому нам очень важно получить ту технику, которая как раз поможет осуществлять эффективные контрнаступательные мероприятия.

– Вы сказали изданию Bild, что для полного освобождения нашей территории нам нужно от 500 до 700 танков. Это в целом или плюс к тем, что мы имеем?

– Я имел в виду, что мы ожидаем от партнеров передачи нам еще такого количества танков дополнительно. Когда мы говорим с нашими западными партнерами, мы всегда стараемся просить больше. Если у нас будет 10 танковых бригад – 1000 танков – это будет очень эффективный инструмент для деоккупации наших территорий. Но, думаю, если их будет 5-7 – это тоже будет достаточно, чтобы эффективно освободить нашу территорию.

– Вы вели подсчет, сколько нам их уже согласовано передать в ближайшее время?

– Есть разные подсчеты. Но если говорить ориентировочно, то в ближайшее время нам могут передать 150-300 танков – это в течение 2-3 месяцев.

– Если я верно проанализировала последние заявления, то первые танки мы ожидаем до конца марта?

– На последнем “Рамштайне” было общее понимание, что танки нам нужны до 1 апреля, потому что все считают, что этот промежуток времени может иметь важное значение из-за активизации российских войск. Поэтому в оставшиеся полтора месяца мы имеем хорошие шансы получить первые танковые батальоны.

– Не будет ли это слишком поздно, учитывая, что россияне вот-вот могут начать масштабные наступательные действия?

– К наступательным операциям россиян мы готовы. Оборона прежде всего предполагает наличие надежных фортификационных укреплений и артиллерии, что останавливает наступление врага. Танки – это все же больше наступательное оружие. Самоходные артиллерийские установки мы уже получаем. Мы получаем боевые бронированные машины, которые могут усилить нашу оборону. Мы получаем достаточное количество ручных противотанковых средств. Поэтому очень негативных прогнозов по поводу наступления Российской федерации вряд ли стоит делать. Думаю, мы сможем сдержать это наступление врага, а дальше будем ожидать, что для нашего наступления партнеры успеют предоставить необходимое количество техники.

– Недавно США объявили, что в очередном пакете военной помощи для Украины будут боеприпасы GLSDB к HIMARS дальностью до 150 километров. В то же время и американские чиновники заявили, что на передачу этих бомб уйдут месяцы. И западные аналитики говорят, что поскольку в США еще нет серийного производства этих бомб, то на их передачу может уйти до девяти месяцев, и речь пойдет только о десятках штук. Не знаю точно – так это или не так, но если это так, то почему Белый дом принял такое решение, ведь дальнобойные боеприпасы нужны нам еще на вчера, а не через девять месяцев?

– Вы же видите, до сих пор ведутся постоянные дискуссии, что более дальнобойные средства поражения, по мнению некоторых наших западных партнеров, могут вызвать дальнейшую эскалацию. Хотя мне сложно представить, о какой дальнейшей эскалации идет речь. Уже перейдены все возможные уровни эскалации, которые Путин мог позволить себе, в том числе и применение ракет по гражданским инфраструктурным объектам. Однако такая осторожность сохраняется, к большому сожалению.

С другой стороны, есть действительно объективные причины. Мир был не готов к такой войне. Мир не накапливал такое количество боеприпасов, сколько их сейчас используют Вооруженные силы Украины и вражеские войска Российской федерации. Это самое массовое применение различных средств поражения еще со времен Второй мировой войны – такого еще не было за последние 80 лет. Расход боеприпасов очень интенсивный, а производственные мощности не успевают за этими темпами.

Когда мы говорим о более дальнобойных боеприпасах для HIMARS, то здесь также есть и политическая составляющая – нам вроде бы их и пообещали, потому что они позволят нам более эффективно воевать, поражать цели в тылу и это будет способствовать контрнаступательным действиям украинской армии. С другой стороны, количество этих боеприпасов действительно очень небольшое. К тому же, когда принимается решение о передаче таких образцов вооружения, иностранные политики также должны заверить своих избирателей, что это не приведет к ослаблению их собственной обороноспособности. То есть они не могут отдать нам все, что у них есть. Сейчас им действительно придется заказывать изготовление этих ракет у производителей. В то же время если мы получим даже десятки таких ракет – это существенно поможет.

– У них есть ракеты ATACMS с дальностью до 300 километров, которые не нужно ждать девять месяцев. Могут ли США, пока будет идти производство этих бомб GLSDB, передать нам эти ATACMS?

– Мы над этим работаем. Но я бы не был слишком оптимистичен в вопросе, что мы их скоро сможем получить.

– Может ли наш военно-промышленный комплекс придумать какое-нибудь решение относительно дальнобойных ракет, боеприпасов, бомб вроде этих снарядов к HIMARS к тому времени?

– Мы над этим работаем. Мне нравится этот известный диалог, когда в Израиль приезжали и спрашивали, есть ли у них ядерное оружие: “Нет, у нас его нет, но если потребуется – мы его используем”. Так вот можно сказать похожим образом: “У нас нет дальнобойных ракет, но в случае необходимости, мы применим такие ракеты собственного производства по территории Российской федерации”.

– Может ли Украина в ближайшее время получить истребители “натовского” образца – скажем, в этом году?

– Когда меня спрашивали ваши английские коллеги, я им сказал: сомнений, что мы получим современные западные истребители – или F-16, или шведские, или французские истребители – точно нет. Но схожая ситуация была с HIMARS, ставшими психологическим и переломным рубежом: мы их получили не в марте, а уже всередине – в конце лета. Если бы нам дали артиллерию в начале войны, хотя бы в апреле прошлого года, у нас уже были бы другие результаты. Была также дискуссия о закрытии неба, на всех уровнях говорили об этом с первых дней войны. Нас даже не хотели слышать, только осенью мы стали получать более современные системы ПВО и теперь ожидаем Patriot.

Так же с танками: осенью начались разговоры, в январе приняли решение и весной мы их получим. А если бы мы получили по крайней мере 100 танков в сентябре или в октябре, то, поверьте, мы бы уже освободили всю Луганскую область, а возможно – и всю Донецкую. Когда генерал Сырский с его группировкой освобождал Харьковскую область и выходил на территорию Луганской области, ему не хватило резерва в одну танковую бригаду, чтобы продвигаться дальше в Луганской области. Мы с ним в тесных контактах и часто к нему ездим. Мы понимаем, что у Украины объективно не было такого наступательного танкового резерва, который позволил бы развить этот успех. Затем оно затормозилось, и с тех пор продолжаются позиционные бои.

Вопрос танков решен, вопрос ПВО решен. Самолеты, я уверен, мы тоже получим. Но если бы мы их получили сейчас, то мы бы смогли более эффективно и противостоять, и наступать. Возможно, они придут через несколько месяцев, когда цена, уплаченная жизнями наших военнослужащих, будет еще выше. Я говорил об этом нашим западным партнерам и они это понимают. Однако все идет со стандартной задержкой в 3-4 месяца. И такая нерешительность влечет плохие последствия для всего мира.

 

(Оновлено 15:00)

Агія Загребельська

Санкційні новини, 9 лютого

  1. Дипломатичний бліцкриг Зеленського продовжується. Зранку він завітав до Франції, де зустрівся з канцлером Шольцем і президентом Макроном, а вже по обіді виступав на Євросаміті. Виступила там і Урсула фон дер Ляєн, привідкриваючи завісу таємниці довкола 10-го пакету санкцій: буде перекрито експорт обсягом близько 10 мільярдів євро, а також завдано удар по російських пропагандистах та військових і політичних лідерах. Раніше ходили чутки, що 10-й пакет буде направлено найперше проти російської оборонки. Якщо це так, то удар по російській військовій машині буде неспівмірно значніший за суму в єврах.

А в цей час у Німеччині, неподалік Кельна, прокуратура трусить таку собі Smart Impex GmbH, пише WDR. Ця компанія ще до початку повномасштабного вторгнення постачала в Росію мікросхеми, що могли використовуватись у широкому ряді озброєнь. Натомість із початком війни поток деталей пішов до турецької AZU International, що належить одному із акціонерів Smart Impex. А власне AZU має значний обсяг поставок до Росії.

І тут варто ще раз підкреслити: санкції — це лише механізм, а результат від них залежить значною мірою від політичної і інституційної волі припинити поставки зброї і компонентів, зупинити її виробництво на місці, обрізати мацальця впливу Москви через спецслужби, криміналітет і корумпований капітал, і спустошити чисельні запаси російського диктатора. Без цієї волі нічого не буде.

  1. У Росії, на яку, як відомо, “санкції взагалі не діють”, у січні зафіксовано величезний дефіцит бюджету, у 14 разів більший за торішній показник, пише Axios. Це може вказувати на ще більші проблеми, що очікують на північну петрократію цього року. Серед можливих причин видання називає падіння прибутків від нафти (нагадаю, що санкції не діють) та зростання витрат на ведення злочинної агресивної війни. А ми пригадаємо вчорашню статтю Bloomberg про російську стабілізацію через витрати.

В російській Лєнобласті переобладнали на лісопильню закритий через санкції завод Форда, а опісля вирішили показати, як насправді треба санкції робити. Тепер до престижного списку людей, які не зможуть купити хрущовку в Омську і побувати в Сизрані, додалися сенатори Чак Шумер, Мітч Макконнелл і ще 75 американських можновладців та їхніх рідних.

А The New York Times опублікувало авторську колонку професора з Корнеля, який виражає неіронічний скепсис щодо ефективності санкцій, адже путінський режим не посипався під ударами і потихеньку адаптується, тому продовжувати тиск на нього безперспективно, а краще підтримувати економічно Україну. І тут я хочу зауважити, не намагаючись вчити пана професора, що українська війна вийшла із гострої фази, де результат залежав виключно від сил і засобів на полі бою, і перейшла в затяжну, де вже міряються силами дві економічні потуги – Україна + західний світ і Росія. Через неспівмірність цих потенціалів найшвидшим і найменш кривавим шляхом до перемоги є одночасне обмеження економічного потенціалу Росії – і максимальне прикладання власного.

  1. Bloomberg стверджує, що перед форумом G7 між країнами-учасницями йдуть дискусії щодо санкцій проти країн, які постачають Росії зброю і комплектуючі. Видання називає тут Китай, Іран і Північну Корею. З останніми двома все вже більш-менш зрозуміло, а от Китай у своїх заявах заперечує поставки зброї, а від питань про комплектуючі й інше військове устаткування китайські представники зазвичай ухиляються. Звісно, для рішення про застосування санкцій у сімки можуть бути достатні політичні передумови, і вже скоро ми дізнаємось, наскільки достовірною була інформація від “джерел, знайомих із питанням”.
  2. Болгарія вирішила долучитись до клубу путінських друзів. Президент Радєв оголосив, що його країна ветуватиме рішення по санкціях проти “Росатома”, повідомляє болгарське видання The Sofia Globe. Це неприємно, адже Болгарія, щоправда, за головування експрем’єра Петкова, була надзвичайно активним союзником України. Але це не є такою значною перешкодою як, скажімо, позиція Угорщини. По-перше, президент Радєв головує лише поки не розв’яжеться парламентська криза, натомість Орбан, судячи з усього, є вже пожиттєвим керівником. А по-друге, Болгарія залежна від “Росатома” лише через постачання палива, яке можна замінити на західне, а от пропозицію будівництва нової станції від росіян болгари досить далекоглядно відхилили.

І наостанок декілька цікавих новин з Індійського субконтиненту. Видання The Hindu Business Line розглядає деякі менш тиражовані випадки індійської ввічливої відмови на настирливі російські пропозиції, як, наприклад, користування для розрахунків російським замінником свіфта – СПФС, чи конвертацію рупій на московській біржі. Попри постійний обмін лестощами, індійське керівництво займає стосовно Росії прагматичну позицію.

А директор російсько-індійської компанії “БрахМос”, що будує балістичні і крилаті ракети для індійського війська, заявляє виданню The Economic Times, що ні за яких умов не перестане співпрацювати з Росією. Було б дивно, якби він сказав протилежне.

Asia Nikkei зробило матеріал про побудову ядерної станції “Росатома” в Бангладеш. Те застопорилось через неможливість погасити платежі по проєкту, адже SWIFT-перевод через підсанкційний ВТБ застряг, а на розрахунок в рублях і перехід на російську платіжну систему бангладешці вперто не погоджуються. “Росатом”, який сам може опинитись під санкціями, нервує. Раніше у таких випадках Владімір Путін списував подібні борги або пропонував узамін купити танків або тракторів “Білорусь”. Тепер же, у скруті, кремлівський вождь хотів би взяти грошима у бангладеських така чи хоча б в рублях, але зась.

 

Андрей Кудабеков

Мы не чёрствые, не грубые, не циничные и не бессердечные.

Просто не гибкие и не можем амортизировать. Сломалась пружина. Лопнула.

Остался стержень.

Из сверхпрочной стали.

Согнуть и сломать не выйдет. Искры летят. Скрежет. Гул. Звон.

Лучше не пытайтесь. Ибо можно этим ломом ответку получить.

Больно.

Мир вашему дому!

Бек

 

Анатолий Несмиян

Новак сообщил, что Россия в марте добровольно сократит добычу на 500 тыс баррелей в сутки.

«Добровольно» – это, конечно, сильное преувеличение. Еще в декабре я писал, что перед введением в действие эмбарго и «потолка» всплеск экспорта выше средних значений можно объяснить выгрузкой нефти из хранилищ. Это позволило в январе сохранить добычу на прежнем уровне, но теперь мощности по хранению исчерпываются – их заполняют добытой нефтью.

Новые мощности можно получить, загружая нефть на танкеры и хранить эти объемы прямо в них, но у России сейчас очевидная нехватка танкерных мощностей из-за кратного (а по ряду маршрутов – и на порядок) выросшего транспортного плеча. Оборот танкеров увеличился, поэтому их просто не хватает.

Отсюда и единственное решение – сокращение добычи. Пока на полмиллиона баррелей. Возможно, что не последнее сокращение, но вряд ли оно будет на данном этапе слишком уж драматическим. Действует установка сбрасывать нефть по любым ценам и с любым дисконтом, лишь бы не останавливать добычу. Причина известна – многие месторождения сильно истощены и обводнены, и прекращение добычи может привести к тому, что ее возобновление станет проблематичным.

Поэтому сброс нефти на самых невыгодных условиях – единственный способ хоть как-то решить задачу сразу с большим количеством переменных. Но даже в этом случае избежать сокращения не удается.

Итог понятен: Россия будет добывать и экспортировать меньше нефти и по очень низкой цене. Что неизбежно приведет к существенному падению доходов бюджета. А это как раз ровно то, чего добивался Запад – с одной стороны, оставить часть российской нефти на рынке, чтобы избежать сильных колебаний цены, с другой – кратно уменьшить доход российского бюджета с тем, чтобы лишить Кремль ресурса для ведения боевых действий.

Впрочем, у Кремля есть асимметричный ответ: на боевые действия он не будет тратить меньше, он сократит все остальные статьи бюджета. Как сказал один известный олигарх, сыто ковыряя в зубах: «У нас была всегда норма – 125 грамм хлеба в сутки, и право победить.»

 

(Оновлено 14:00)

Деловая столица

Сергей Ильченко, Алексей Кафтан

Европейское турне Зеленского. Когда Украине дадут самолеты

Запад поддерживает Украину и готов помогать ей отражать российскую агрессию так долго как это потребуется. Но это, опять же, в целом. А в частностях есть нюансы

В среду вечером, после успешного визита в Великобританию, президент Украины Владимир Зеленский улетел в Париж, где встретился с Эммануэлем Макроном и Олафом Шольцем. Три лидера обсудили ситуацию, причем, Макрон наградил Зеленского орденом Почетного легиона, выразив этим уважение как украинскому народу, так и ему лично. А еще заявил, что подумает, не отобрать ли орден у Владимира Путина, а то нехорошо выходит.

Также Макрон сообщил, что, Франция неизменно поддерживает Украину, и, следом за Великобританией, рассмотрит вопрос об организации обучения украинских пилотов.

Шольц, хотя и не стал награждать Зеленского, тоже заверил его в поддержке. Правда, уточнил, что Германия поддерживает, и будет впредь поддерживать Украину методично, в собственном темпе, без участия в гонке обещаний “кто даст больше”.

Затем два президента и канцлер, поужинали в Елисейском дворце, вызвав неудовольствие премьера Италии. Джоржи Мелони не понравилось, что Макрон и Шольц пиарятся на трапезе с Зеленским, не пригласив ее. Впрочем, на следующий день ей представилась такая возможность: все встретились в Брюсселе, где Зеленский выступил на саммите лидеров Европейского Союза.

Трудности перевода

Президент Украины призвал европейских лидеров немедленно предоставить ВСУ артсистемы и снаряды к ним (их уже дают, но нужно больше), танки (их пообещали), ракеты большой дальности и, наконец, авиацию. В первую очередь — истребители. Всё это позволит ВСУ перейти к наступательным действиям.

Зеленский напомнил, что Украина ведет борьбу за право быть демократией и частью Европы, сражаясь против отвратительного режима обнуленышей, не только числа президентских сроков, но и ценности человеческой жизни. Верховенство насилия заменило в России верховенство права, и ужасы 1930-40-х годов стали там нормой. Лишённое гражданских прав 140-миллионное население для Кремля — лишь расходный материал, “тела для несения оружия”. В современном мире Россия стала главной антиевропейской силой, и только победа над ней может гарантировать общую безопасность для Украины и ЕС.

Зеленского встретили возгласами “Слава Украине” и громкими аплодисментами, и выслушали доброжелательно, с пониманием. Во всяком случае, таким было отношение большинства присутствующих.

Основной темой для обсуждений, и в Лондоне, и в Париже, и, на следующий день, в Брюсселе, оставались истребители. Украина остро нуждается в них для воздушного прикрытия наземных операций ВСУ. При этом большая часть стран ЕС не то, чтобы против их предоставления Украине – вовсе нет, этот период уже позади. Но европейцы все еще осторожно переминаются и оглядываются друг на друга. Никто не хочет делать первый шаг. И США не хотят делать первый шаг, на что у Байдена есть свои причины: оппоненты упрекают его в недостаточном внимании к внутриамериканским проблемам и в слишком больших расходах на поддержку Украины. Это неправда, но Байден не может просто проигнорировать их упреки.

Спойлер: как обычно, первый шаг, в итоге, сделает Великобритания. Собственно, она его уже сделала: премьер Риши Сунак поручил главе МО Бену Уоллесу разобраться, какие истребители Лондон мог бы отправить Киеву без ущерба для безопасности самой Британии. Как мы увидим, это существенная оговорка.

Меньшее зло ЕС, в лице Венгрии, озвучила в Брюсселе подмосковскую позицию: мол, поставки оружия только усугубляют конфликт, и надо их прекратить, армию распустить и немедленно сесть за стол переговоров.

“Подмосковская” — не опечатка, поскольку позиция “просто перестать стрелять” не является московской, а играет с ней в пас. Московская же позиция имеет две версии. Официальная, на экспорт: РФ готова к переговорам “исходя из реальной ситуации”. В переводе с лавровской дипломатической фени это значит, что Москва требует уступить ей все оккупированные территории, и еще ряд неоккупированных: Крым и четыре материковых области: Донецкую, Луганскую, Херсонскую и Запорожскую, признав над ними российский суверенитет. В Москве, как раз в четверг, так уж совпало, поступили в продажу новые карты России, где эти территории обозначены как российские.

Вторая версия, пока для внутреннего употребления, которую озвучивает хор пропагандистов, занявший место покойного Жириновского, ещё категоричнее: Украины вообще не должно существовать, равно как и украинцев. Логика такого подхода нисколько не скрывается, а проговаривается открыто: выжившая Украина, неважно, в каких границах, никогда не простит России войны, зверств оккупантов и грабежа. И, значит, во имя безопасности русских грабителей и убийц, Украину следует захватить полностью, а украинцев, упорствующих в том, что они именно украинцы, уничтожить или отправить в концлагеря. Венгрия, с ее рассуждениями о “немедленном мире”, ни к чему подобному прямо не призывает, но сознательно подыгрывает российской позиции.

Впрочем, поскольку Венгрия уже давно занимает внутри НАТО и ЕС место предательницы Европы и коллаборантки с Москвой, и к этому все привыкли, Виктор Орбан никого не удивил и ни на что не повлиял. Не повлияли ни на что и его угрозы заблокировать вступление Украины в ЕС, если та не перестанет обижать и притеснять венгров Закарпатья. Во-первых, вступление Украины в ЕС — сегодня не первостепенный вопрос на повестке дня. А во-вторых, даже если Киев покроет всех граждан Украины венгерского происхождения сантиметровым слоем золота, Орбан и тогда будет кричать, что венгров в Украине дискриминируют, потому что все остальные обходятся без позолоты. И в ЕС все это понимают. Впрочем, Орбан уперто гнет свою промосковскую линию. И фото его вынужденного рукопожатия с Зеленским пиарщики премьера снабдили сопроводительным текстом “Он (Орбан) в партии мира”.

Но вернемся к позиции большинства Евросоюза. Несомненно, сегодняшнее робкое топтание на месте качественно отличается от топтания годичной давности. Разговоры о том, что передача Украине мощных вооружений подтолкнет Путина к “эскалации”, и о возможном компромиссном перемирии, все менее актуальны, хотя Кремль и предпринимает большие усилия, чтобы удержать их в повестке дня. Но это у него получается все хуже и хуже: всё большее число европейцев видят, что отпустить нацистскую Россию на компромиссный мирный договор, позволив ей зализать раны и сохраниться в прежнем виде, невозможно. Даже если Москву удастся принудить к приемлемым, с точки зрения международного права, условиям мира – к возврату всех захваченных территорий и выплате компенсаций за нанесенный ущерб, это будет означать только передышку, следом за которой последует попытка реванша, и новая война. Для того, чтобы в Европе наступил прочный мир, Россия должна, как минимум, перестать быть нацистской – а значит, режим в ней должен смениться. Но смена режима в России невозможно без ее разгрома. Это значит, что тяжелые вооружения Украине придется дать, безо оглядки на “эскалацию конфликта”, которая не просто неизбежна — а перманентна. Возможно даже, что в финале потребуется прямое вмешательство НАТО, чтобы добить русский нацизм уже окончательно. На уровне политиков о таком сценарии пока не говорят, и тема вступления в войну НАТО остается табуированной. Но идея, что называется, носится в воздухе, и нет-нет да и всплывет в экспертных комментариях.

Позитивное влияние на позицию европейцев оказывает и постепенное осознание ими того факта, что работоспособное ЯО у России если и есть, то в незначительных количествах. Об этом говорят расчеты: сколько было распродано при Ельцине оружейного урана (практически весь), сколько осталось плутония, как быстро стареют из-за распада плутониевые заряды, и, наконец, способна ли Россия, с ее деградирующей промышленностью, их обслуживать. Так вот, суммируя все эти обстоятельства, можно утверждать, что ядерный арсенал РФ — по большей части есть блеф, и масштабный апокалипсис ей уже не под силу. Конечно, проверять этого никто не хочет, но Россия, с урезанным ЯО, менее опасна, чем когда-то СССР. Ее все равно нужно добивать, и делать это с большой осторожностью, сочетая военные, экономические и политические методы. Но риски при этом уже существенно меньше, а альтернативы не существует. Нет способа сделать Россию менее опасной, кроме как переломить хребет русскому нацизму и милитаризму.

За чем же дело стало?

Проблема в том, что свободных истребителей – тех самых, которые можно было бы передать Украине без ущерба для безопасности передающей стороны — у Запада в целом, а в Европе тем более, не то чтобы много. Есть истребители на боевом дежурстве и, есть, в лучшем случае, ограниченный запас на подмену потери небольшого количества машин, стоящий на консервации. И, если не учитывать совскм уж ископаемых образцов, требующих серьезной модернизации, это, увы, всё. А производство истребителей, а также танков, пушек, снарядов и прочего, что необходимо для ведения большой войны, в большом количестве и в сжатые сроки, не то, чтобы невозможно, но требует реорганизации промышленности. А в том, что промышленность действительно пора переводить на военные рельсы, нужно еще убедить избирателей. Это и есть демократия, во всем ее блеске и уязвимости. Демократии, за редким исключением, просто в силу своего устройства, психологически не готовы к большой войне. К локальной – еще так-сяк, а к большой – нет.

Чтобы большинство граждан поддержали такой переход, Великобритании во Вторую Мировую войну пришлось пережить Дюнкерк, а США – Перл-Харбор. Только тогда граждане в полной мере осознали – да, уже пора, поскольку воевать неизбежно придется. Причем, и память о Первой Мировой была тогда еще относительно свежа, и от избытка толерантности и миролюбия Запад не страдал. Кстати, кроме США и Великобритании никто свою промышленность на военные рельсы в предвоенной Европе не перевел. Финны импровизировали уже после начала войны. Чехи и французы предпочли сдаться. Поляки, литовцы, латыши и эстонцы не успели даже охнуть. И далее по списку, причем, чем демократичнее была страна, тем менее охотно она готовилась к войне, пока не приперло по-настоящему, но пережить неприятный период между “приперло” и “мы готовы” удалось не всем. Более или менее подготовились к войне страны Оси, но и даже там к началу войны по-настоящему глубокой милитаризации промышленности всё еще не было.

Были исключения? Да, были швейцарцы и шведы, которые ничего на военные рельсы не переводили, а просто жили в режиме постоянной готовности воевать за свою демократию. И были для этого требуемым образом вооружены и мотивированы. Но, зайди речь о том, что надо помочь оружием третьей стране, и в больших объемах – и они развели бы руками. Не было у них лишнего оружия, а было столько, сколько необходимо для себя, плюс чуть-чуть на продажу, в пределах текущего спроса.

А у кого перед началом Второй мировой войны были по-настоящему большие запасы оружия? Да, примитивного, скверного качества – но большие? Только у СССР. Даже немецкий и японский режимы, не говоря уже об итальянцах, не были настолько тоталитарны и отморожены, чтобы вкладываться в горы оружия, делая ставку на тотальную, бесконечную войну как на естественную форму своего существования. Даже они исходили из того, что война – дело чрезвычайное: вышли на намеченные рубежи, и на них — стоп. Единственным государством, которое всерьез, на доктринальном уровне, стремилось к перманентной войне, растянутой на весь мир, и к мировому господству после победы, был СССР. Правда, слово “война” советские идеологи заменяли “мировой революцией”. Но как войну ни назови, хоть “мировой революцией” хоть “сво” хоть “десатанизацией” она остается войной.

Сегодня история Второй мировой во многом повторяется. РФ – государство, заточенное именно и только на войну, и не способное существовать, не воюя, накопила огромные запасы оружия. Она копила его еще будучи СССР, с 1945 года, и подгребла под себя все советские запасы, до которых сумела дотянуться. И сейчас вытаскивает с хранения всё более и более древние экземпляры. Но их много. И одноразовых солдат, которых Кремлю нисколько не жаль, у него тоже довольно много. И, следом за Россией, появилось еще несколько претендентов на роль страны, границы которой “нигде не кончаются”, до тех пор, пока она не встретит серьезный отпор. И потому Западу, отвыкшему воевать, неизбежно придется учиться этому заново. Заново вооружаться, производя оружие в больших количествах, и психологически готовиться воевать, чтобы сохранить себя и своё устройство жизни. И Запад постепенно приходит к этому, и мало-помалу разворачивает военное производство. Но до тех пор, пока война не затронет его напрямую и всерьез, это будет происходить значительно медленнее, чем нам бы того хотелось. И тут, к сожалению, быстро ничего не изменить.

Но постепенно меняется и это. Еще год назад о нынешнем уровне поддержки Украины никто и мечтать не мог. Так что самолеты у нас обязательно будут. И ракеты. И танки. И победа на рашизмом.

 

(Оновлено 13:00)

Лінія оборони

Anti-colorados

О сути проблем

По данным азербайджанских СМИ, утром пятницы, количество погибших в следствии землетрясения в Турции, составило 18342 человека и ранения получили около 70 тыс человек. Судя по характеру разрушений, число погибших еще будет увеличиваться и чем дальше, тем больше будет первых и меньше – вторых. Скорее всего, что живых под завалами почти не осталось, поскольку выжить в таких условиях достаточно долго – невозможно и потому, именно поисково-спасательные работы там скоро прекратятся.

Огромное число стран приняло участие в этих мероприятиях и помощь приходит в самом разном виде, от поставки в места катастрофы всего необходимого для людей, пострадавших от стихии, до собственных специалистов – поисковиков, медиков и так далее. Некоторые страны, которые имели свои крупные корабли, имеющие госпитальную базу, направили их к берегам Турции. Точно известно о том, что США отравили туда свой авианосец, а Испания – свои десантные корабли. Остальная помощь приходит по воздуху.

В частности, на место прибыли украинские спасатели, которые имеют просто колоссальный опыт работы в таких условиях. Мы прекрасно знаем, что такое разрушенные населенные пункты и часто, наши спасатели работают еще и при обстрелах. Так что практический опыт именно наших специалистов, окажется там крайне востребованным. Известно, что наши спасатели прибыли своим авиатранспортом и сол своим оборудованием и даже с поисковыми собаками.

В такой критической ситуации, происходит стирание многих условностей. Так, в одном из местных аэропортов, самолеты спасателей из Израиля и Ирана, оказались на соседних стоянках и мир не рухнул, никаких проблем из-за этого не случилось. Каждый делал свое и ни у кого не возникло даже мысли о том, что стоящие рядом самолеты из этих стран, могут представлять какую-то проблему, на фоне разворачивающихся событий.

Есть еще один интересный и крайне показательный пример. Мы знаем о том, что прямо перед землетрясением, отношения между Турцией и Швецией, натянулись до предела из-за того, что в Швеции, какая-то бестолочь, публично сожгла Коран. Всем понятно, что это – постановочная акция и устроена она для того, чтобы Турция продолжила ветировать вступление Швеции в НАТО. Более того, всем понятно, кто является конечным бенефициаром такой акции, но пике отношений таки произошло.

В данной ситуации всем надо понимать простые вещи. Со своими мерками нельзя приходить в чужой дом и требовать что-то там менять на свой вкус. Вернее, делать это можно, но всегда надо понимать, что ничего хорошего из этого не получится. Если ты ищешь проблем, то действуя именно в этом ключе, ты их обязательно найдешь.

Очевидно, что во многих странах, расположенных рядом и когда-то воевавших друг с другом, будут собственные и диаметрально противоположные герои. Это положение вещей никого не удивляет. Примерно тоже самое и с религиозной атрибутикой. Швеция – светская страна и Коран, Талмуд, Билблия или другая, подобная книга, тем рассматривается как предмет частной собственности, конкретного человека. И он волен поступить с этой собственностью по своему усмотрению, хоть сжечь, хоть порвать, хоть утопить. Никто не имеет права ему в этом мешать, если сам акт не несет угрозы посторонним.

Да, это – странный поступок, поскольку лично тому пациенту Коран не делал ничего плохого и более того, как и в большинстве подобных книг, там написаны правильные вещи, пусть и изложенные своеобразным образом, с учетом времени написания. В общем, к такого рода пациентам можно относиться как к идиотам или дикарям, но в то же время следует понимать, что в такие действия государственные органы не станут вмешиваться даже в том случае, что в какой-то стране эта книга считается священной. Он не нарушил внутренних законов Швеции, а потому – даже трудно себе представить, какой реакции именно от государства Швеция, можно было ожидать.

И вот стало известно о том, что Швеция отправила в Турции свою поисково-спасательную группу со всем необходимым оборудованием. Вот это и есть реальные действия государства и наверное, именно по этому стоит судить о том, как на этом уровне, Швеция относится к Турции. На странице посольства Швеции в Азербайджане, размещена следующая информация:

«Помощь Швеции для ликвидации последствий разрушительных землетрясений в Турции и Сирии уже в пути. Самолет с поисково-спасательной группой вылетел из Швеции. В составе группы из 45 человек медперсонал, поисково-спасательная группа с собаками. Ранее на этой неделе Швеция направила экспертов и выделила 3,2 миллиона евро в качестве гуманитарной помощи. Швеция также оказывает помощь через Фонд реагирования на чрезвычайные ситуации ООН (CERF) и обществ Международного Красного Креста и Красного Полумесяца (IFRC)».

Более того, посольство Швеции уполномочено заявить о том, что помощь Турции, на правительственному уровне, будет продолжена. И вот, как в том случае с израильским и иранским самолетом, стоящим рядом, на соседних стоянках – нет проблем. Более того, мы не сомневаемся в том, что случись какое-то стихийное бедствие в Швеции, невзирая на тот самый инцидент с Кораном, Турция сама направила бы помощь Швеции, даже не вспоминая об этом инциденте.

Это понятно, ведь в любой стране имеются собственные идиоты, которые могут вытворять какие-то дикие вещи и к сожалению, так было, есть и будет. Но выстраивать отношения, глядя на то, что выделывают эти пациенты – довольно странная практика. Более того, в каждой стране имеется прослойка общества, представители которой, за материальное вознаграждение, исполнят что угодно. Далеко ходить не станем, а посмотрим на то, что происходит у нас. Не проходит и недели, чтобы СБУ не упаковала очередного гражданина Украины, который за деньги, часто – совсем небольшие, либо сдавал позиции войск собственной страны, либо корректировал ракетные удары по своему родному городу.

Нет сомнений в том, что такая дрянь имеется как в Швеции, так и в Турции. Просто нынешняя война проявила эту гниль у нас, а там она находится в латентном состоянии, но если расклад выпадет таким образом, чтобы срубить каких-то денег акцией, которая принесет вред своей стране, то они тут же это сделают. И Турции, и Швеции можно вспомнить то, что творили их террористы, стрелки или бомбисты, которые действовали в интересах сил, враждебных собственной стране. И ведь к этому все относятся правильно и одинаково, если конечно, страна, вместе с ее населением, не свихнулась окончательно, как это случилось с федерацией. Но Швеция – явно не федерация

В общем, Турция пережила крупную природную катастрофу и к сожалению, там она не будет последней, даже в обозримой перспективе. Наверное из этого будут сделаны выводы, в плане строительства и общей безопасности. Понятно, что при таких масштабных катастрофах не получится избежать потерь, но уменьшить их можно и нужно. А с другой стороны, сейчас в Турцию прибыли многочисленные силы помощи, которые разделили с местными, тяжесть последствий стихии.

Наверное, нормальные люди и страны, должны держаться вместе и по крайней мере, не искать проблем там, где их нет. К сожалению, реальных проблем хватает и без этого. Если кому-то нужна иллюстрация – могут посмотреть на то, что вытворяет федерация в Украине. Она несет разрушения и смерть осознанно, намеренно и умышленно, в отличие от землетрясения. И если со стихией ничего не поделаешь, эту дрянь можно и нужно обуздать и чем быстрее, тем лучше.

(Оновлено 12:00)

Александр Коваленко

Наступление и ресурс…

Каждый раз когда мне приходится комментировать вопрос наступления РОВ или писать о нём, я упоминаю фактор ресурса, а точнее, его нехватку у россиян для наступления.

Но, при этом у многих возникает диссонирующий вопрос – как нет ресурса, они же наступают?

Что же, разберёмся в том, что такое ресурс и есть он у оккупантов или нет.

24 февраля 2022 РОВ осуществили вторжение в Украину силами, сопоставимыми с 180 тыс личного состава и соответствующими 110-115 батальон-тактическим группам. Эти подразделения были полностью штатно укомплектованными.

БТГр – это в среднем: 11 танков, 33 ББМ, 12 САУ, 12 РСЗО, 3 ЗРК/ЗРПК и 3 РЭБ. Большинство единиц техники тогда были либо новые, либо модернизированные образцы, что называется – снятые с парада и на войну! При этом, РОВ образца 2022 отличались не только полной комплектацией.

РОВ получали круглосуточную поддержку штурмовой авиации, их наступление ежедневно сопровождалось многочисленными ракетными ударами вглубь Украины, а по ряду направлений даже совершались дерзкие, но суицидальные, десанты ВДВ в глубине украинского тыла.

Так же, РОВ могли себе в тот период времени обеспечивать круглосуточно артиллерийское сопровождение тактикой “огневого вала”, порою доводя суточный объём выстрелов до 70-80 тыс, даже не задумываясь, что боекомплекта может не хватить или он закончится совсем.

Собственно, вот такой у них был ресурс по состоянию на 2022 года и с таким ресурсом, полной поддержкой с воздуха, сухопутным потенциалом и бесконечным ракетным террором тыловой Украины, они намеревались захватить нашу страну за 3 дня… 3 недели… 3 месяца…

2023 год. Практически все подразделения РОВ имеют проблему с комплектацией, как личным составом, так, в особенности техникой.

Южная группировка, в основном сконцентрирована в Запорожской области. Более 30 БТГр. Комплектация подразделений л.с. – в среднем до 70%.

Комплектацией техникой:

Танки – худший показатель во всей зоне БД, менее 40%.

ББМ – менее 50%.

Артиллерия – 50% при ежесуточном дефиците БК.

Луганская область. Комплектация подразделений л.с. вне линии соприкосновения от 80% до 90%.

Комплектацией техникой:

Танки – в среднем до 60%.

ББМ – в среднем по подразделениям 60%.

Артиллерия – 70% при ежесуточном дефиците БК.

Донецкая область. Комплектация подразделений л.с. вне линии соприкосновения до 90% и выше.

Комплектацией техникой:

Танки – более  60% от штатного количества.

ББМ – в среднем более 60%.

Артиллерия – от 80% до 90% при ежесуточном дефиците БК. При наибольшей концентрации артиллерии на этом плацдарме, наибольший дефицит снарядов.

Таким образом, ресурс которым сейчас располагает РОВ не позволяет им вести широкомасштабное наступление по всему фронту. Они способны рефлексировать только на узких направлениях, отдельных локациях. Предвижу парирование – но могут же!

Рамзан каДыров тоже может козу в амбаре, но это не означает, что с девушками у него взаимно. Если для вас захват Черниговской или Харьковской области сопоставимы с 9-м месяцем конвульсий под Бахмутом или Авдеевкой, то тогда этот пост всё же не для вас.

А теперь самое главное. Когда твой ресурс ограничен, но ты активизируешь боевые действия, ты его попросту истощаешь настолько, что не сможешь удерживать в перспективе даже оборону, не говоря уже о наступлении. То есть. через недоделанное наступление РОВ, РОВ себя окончательно демилитаризирует.

Именно по этой причине я весьма скептически отношусь к потенциалу РОВ и эффекту от их “наступления”. Выход к границам Донецкой области до весны? Рывок на Запорожье? Ползком через болота на Лиман?

Да, рефлексии будут, но именно рефлексии. Которые закончатся для РОВ жестом доброй воли.

(Оновлено 11:00)

Анатолий Несмиян

Нарратив

Смерть стала обыденным термином, вошедшим в нашу жизнь. Это слово в разных сочетаниях и интерпретациях звучит буквально отовсюду. То, что ранее было табуировано или находилось в узкой нише смыслов, теперь разлилось по всему информационному пространству, делая эту непростую тему тривиальной и привычной.

___________________________________

Есть такой постмодернистский термин – «нарратив». Который применяют к месту и не к месту. По сути, это некое короткое повествование, заметка. Особенность нарратива — не в объективном рассказе о происходящем, а изложение интерпретации происходящего, то есть — заведомо субъективное повествование без малейших претензий на объективность.

Так вот, сейчас сложилась вполне однозначная ситуация: власть взяла курс на ускоренное истребление народа России в физическом смысле. Через уничтожение социальных институтов, через падение уровня жизни, а теперь — и через военные авантюры, уносящие тысячи и тысячи жизней напрямую. Соответственно, возникла потребность (причем потребность настоятельная) создать идеологическую основу, в рамках которой смерть должна стать единственным наполнением смысла жизни. Её ценностной и содержательной сутью. Жизнь как таковая должна стать обузой, смерть — та цель, к которой бесполезное население должно стремиться само, но под чутким патронажем власти, дающей направление для суицидального морока, который окутывает коллективное бессознательное.

Вначале осторожно, буквально на вкус, эту тему приоткрыли полу-маргинальные, но при этом обласканные философы-мыслители, дальше-больше, а затем последовало политическое указание с самого верха. На встрече с матерями погибших военнослужащих Путин, обращаясь к одной из них, сообщил: «…Некоторые ведь живут или не живут – непонятно, и как уходят – от водки или еще от чего-то – непонятно, а потом ушли. Жили или не жили? И незаметно [жизнь] пролистнулась как-то, то ли жил человек, то ли нет. А ваш сын жил. Его цель достигнута. В этом смысле, конечно, его жизнь оказалась значимой, с результатом. Причем с таким, к которому стремился…»

Откуда Путин в курсе, какая была цель погибшего сына несчастной матери, неизвестно. Да ему это, в сущности, и неважно. Важно продвинуть тот самый нарратив — то есть, изложение его личной метавселенной в применении к поставленной задаче. К реальной жизни представление Путина не имеет никакого отношения, но вот к его личной интерпретации происходящего, в рамках которой его личное выживание должно быть оплачено гекатомбами жертв — очень даже вписывается.

По сути, мы сегодня имеем весьма однозначную картину происходящего: с одной стороны — геронтократическая власть, которая в полной мере отвечает всем признакам этого определения: полное отрицание всего нового, борьба с любыми изменениями (мертвечина-«стабильность» любой ценой), отсутствие социальных лифтов для всех, за исключением собственных отпрысков, но и они получат доступ к власти только после естественной кончины тех, кто их породил. Весь положенный набор, омертвляющий любую страну и любой социум. В другой стороны — новые поколения, которым жить в будущем. И которое (будущее) сегодня отрицается той самой геронтократической властью, видящей в нём смертельную угрозу лично для себя.

Фактически мы вступили в эпоху войны, где одна её сторона очень хорошо понимает свои цели и задачи, а вот другая не может понять, что она и есть враг номер один для первой стороны. Умирающее настоящее пытается уничтожить ещё живое будущее, престарелые узурпаторы, держащие в руках власть, истребляют молодые поколения, рассчитывая если не на вечную жизнь, то хотя бы на максимально длительное пребывание у власти. До самой смерти.

Спецоперация — это месть Украине, которая тяжело и непросто проходит смену поколений. Новые люди на Украине не лучше и не хуже предыдущих. Они другие. И уже поэтому им проще не “впрягаться” в ошибки и просчеты предыдущего поколения, а отбросить их и запустить свою реальность. Которая опять же — не лучше и ни хуже, а другая. Уже поэтому Кремль, который категорически не готов расставаться с властью, экзистенциально ненавидит новую киевскую власть, вина которой в том, что она новая. У нее иная ментальность, иные подходы и она совершенно не собирается вписываться в понятия уже ушедшего на самой Украине и цепляющегося всеми крючьями в России поколения. Поэтому новое поколение для Кремля — смертельный враг, который должен быть уничтожен. В том числе и физически. Поэтому и боевые действия, в ходе которых умирают в первую очередь молодые. И в этом смысле спецоперация – это месть не только Украине, а всему молодому, которым нынешним правителям России уже не стать. Кремлевские геронтократы видят в молодых угрозу, а потому задают им цель — умереть прямо сейчас. С пользой для вцепившихся во власть древних упырей.

Поэтому и озвучена политическая цель “умрите”, которую немедленно подхватила пропаганда и начинает доводить ее до полного абсурда. Впрочем, пропаганда иначе и не может. Иначе она бы не была пропагандой.

Задача стоит прямо — истребление молодых. С той стороны, с этой. Да какая разница. Чем больше — тем лучше. А кого не удается уничтожить, того нужно посадить или выбросить из страны. И десятки тысяч бегут. Сорок процентов молодежи выражает готовность бежать из страны, где им уготовано только одно — смерть.

Слово «смерть» звучит уже отовсюду. Его произносят со вкусом и походя. К месту и не к месту. Смерть на поле боя. Смертная казнь в качестве наказания. Ядерное испепеление всех вокруг. Кремлёвская нежить, ощущая близкий конец своего существования, на самом деле готова затянуть с собой тысячи, сотни тысяч и миллионы. Единственное, что их притормаживает — свой персональный животный страх перед смертью. Не будь его, они бы давно нажали на все красные кнопки сразу. Но личный страх (а уж трусливую нерешительную сущность высших кремлевских бонз они демонстрировали неоднократно) — он, и только он сегодня является тем предохранителем, который стоит между ненавидящими жизнь и боящимися смерти вурдалаками.

Тем не менее, война между ними и молодым поколением не становится от этого менее кровавой. Нет никакого смысла говорить, что результат этой войны предопределен. Но сколько людей они убьют (в прямом смысле этого слова) перед тем, как исчезнуть — это вопрос. Пока ясно одно — много. Очень много.

 

(Оновлено 10:00)

Обозреватель

Орест Сохар

Сергей Рахманин: Россия готовится к затяжной войне, главные бои еще впереди

Сергей Рахманин – народный депутат и член Комитета по вопросам национальной безопасности обороны и разведки. Для проекта “Орестократия” политик изложил свою точку зрения на ожидаемое наступление россиян, и оно заметно отличается от официальной. Шеф-редактор OBOZREVATEL Орест Сохар говорил с Рахманиным о направлениях наступления, готовности к ним россиян и в целом о продолжительности войны.

– Сергей, расскажи, пожалуйста, что известно о широкомасштабном наступлении россиян на Украину?

– Если посмотреть на карту, не сложно понять, где теоретически может наступать либо украинская армия, либо армия агрессора. Вопрос большого наступления – это действительно искусство, потому что ты должен ударить, с одной стороны, там, где тебя не ждут, с другой стороны, там, где у противника самая слабая оборона или просто слабая оборона… и там, где у тебя есть возможность подтянуть нужное количество резервов. Это шахматная партия, но противник тоже не дурак и он тоже пытается просчитывать определенные ходы, поэтому начинается игра нервов и игра мозгов.

Поэтому сейчас думать, где именно будет широкомасштабное наступление… Это попытка угадывать, потому что вынашиваемые в Генштабе ВСУ, в Генштабе агрессора замыслы известны только узкому кругу людей, тем более, эти планы могут корректироваться. Просто нужно настраиваться на то, что, к большому сожалению, ближайший месяц, возможно, даже недели будут тяжелыми, сложными и достаточно серьезные бои будут в промежутке между февралем и апрелем.

– Почему в промежутке между февралем и апрелем?

– Россияне провели относительно успешную и достаточно большую мобилизацию, она продолжается у них и сейчас. Они мобилизовали по меньшей мере 300 тыс., из которых 150 сразу не перебросили на линии фронта, у них было время для того, чтобы должным образом поучиться и скооперироваться. Это тоже важное обстоятельство. Россияне за счет увеличения количества личного состава повысили давление на определенных участках фронта, и это проявилось в первую очередь в районе Бахмута и Соледара, где сейчас за счет численного превосходства и абсолютного пренебрежения жертвами удается пробивать нашу оборону. У них тоже есть определенные проблемы, связанные с восстановлением потерь в наиболее боеспособных частях, с определенной боеприпасной диетой.

Они понимают, что за какое-то время мы получим часть тяжелых вооружений, в первую очередь речь идет о бронетанковой технике, танках, боевых машинах пехоты и также определенной части артиллерии, в частности самоходной. Им важно попытаться ударить до того, как мы успеем получить это вооружение, до того, как в строй будут поставлены обученные военные, до того, как мы создадим кулак, на который можем рассчитывать, планируя наступление.

Поэтому для россиян важно ударить именно в этот период, когда ВСУ еще не укомплектованы. Вторая причина, как ни странно, как ни смешно, в том, что россияне, особенно Путин, привязываются к определенному символизму, к определенным датам, к определенным маркерам, и я думаю, что ближе к годовщине начала полномасштабной агрессии ему нужны будут какие-то достаточно ощутимые победы.

Возможно, наступление будет и раньше, но есть нюансы. В частности, это погодные условия, сухость почвы. Разумеется, можно идти и по грязи, но как показали бои на севере в начале широкомасштабного вторжения, есть риск потерять большое количество танков в болоте.

– Министр обороны Алексей Резников сказал, что ожидаются самые большие удары на Донбассе и на запорожском направлении, а якобы с севера могут быть только декоративные нападения. Прокомментируй, пожалуйста, это утверждение.

– Есть такое понятие “направление главного удара”. Рассматривать его на Донбассе несколько странно. Наступление россиян на Донбассе не прекращалось с первого дня полномасштабной агрессии, то есть это наступление продолжается, там враг продвинулся больше всего и продолжает там давить. ВСУ вынуждены были покинуть Соледар, фактически в окружении находится Бахмут, вероятность того, что он будет оставлен, к сожалению, достаточно высока, но говорить о направлении главного удара, я думаю, не стоит. Именно там находится наибольшее количество подразделений с обеих сторон, там бои идут постоянно, и очень укрепленные позиции с обеих сторон. Там есть большое количество населенных пунктов, есть разные реки, которые создают естественную преграду, что в принципе затормаживает наступательный порыв. Поэтому говорить об огромном системном масштабном наступлении – вряд ли.

Что такое главный удар? Это удар, с помощью которого ты наносишь врагу поражение, перехватываешь стратегическую инициативу и по большому счету вносишь или пытаешься внести перелом в ход этой кампании. Поэтому я бы о Донбассе не говорил как о наступлении масштабном и системном, они там будут накапливать силы для того, чтобы решить тактический вопрос, в первую очередь это захват Бахмута и Марьинки.

На юге ситуация сложнее, потому что там сосредоточено большое количество российских резервов, и они сейчас еще усилили свои группировки, в частности возле Угледара. Они могут там наступать, и главная цель – отодвинуть позицию украинских вооруженных сил подальше от так называемого сухопутного коридора, объединяющего оккупированный Донбасс с оккупированным Крымом через территорию Мариуполя, Запорожскую область. Наша позиция находится в опасной для россиян близости от этого коридора, и поэтому им выгодно сдвинуть его по меньшей мере километров на 20. Атаковать там масштабно они могут, но опять же мы к этому готовы, наши генералы, когда смотрят на карты, они понимают, что может быть наступление там, они уже пытались наступать в районе Орехова. Там очень большая ширина фронта и чтобы там наступать, нужно огромное количество личного состава, а для россиян как раз атака по широкому фронту является огромной проблемой.

Теперь о других вариантах. Есть для них вариант наступать с севера, потому что близко, расстояние до Киева чуть больше 100 км, это огромный соблазн. Во-вторых, есть возможность попытаться отрезать запад Украины, порезать пути поставок западного оружия и таким образом поставить Украину на колени. Смогут ли они организовать такое наступление, я не знаю, для этого нужно создать определенную ударную группировку, а ее там пока нет, но это вопрос времени. Думаю, что им будет сложно реализовать такой вызов – опять же достаточно большой участок фронта, который требует огромного количества людей и очень точных маневров. Во-вторых, сложный рельеф: леса, лесополосы, болота, маленькие реки – наступать было сложно.

Следующий вариант – это снова попытка наступать в сторону Харьковской области. Здесь причина та же, как и с Киевом – близость. Есть большие населенные пункты, где можно создать определенную логистику и где небольшое расстояние от границы. Можно отодвинуть нас от своих границ и фактически сорвать наступление на Кременную и Сватово. Здесь тоже есть свои нюансы, нужно будет перебрасывать большие массы войск и техники, это не может остаться незамеченным.

– Правильно ли утверждать, что россияне не готовы к этому наступлению, они вынуждены наступать, потому что это единственный шанс перед апрелем, когда мы получим анонсированное оружие?

– Для того чтобы делать такой вывод, нужно иметь информацию, которой у меня нет. Я думаю, что подлинную информацию о положении вещей в вооруженных силах Российской Федерации мало кто имеет. Даже разведчики ошибаются, даже разведчики оперируют в определенной степени предположением. Россияне готовятся и, совершенно очевидно, что готовятся к затяжной войне, пытаются перевести на военные рельсы свой военно-промышленный комплекс, где-то им это удается, местами нет. У них огромный мобилизационный ресурс, несмотря на многочисленные потери, у них все еще огромные запасы оружия и вооружения. У них все еще достаточно сильная экономика, и хотя она постепенно начинает подвергаться экономическим санкциям, запас прочности у России все еще есть и она хочет этот запас прочности использовать.

После того, как они отмобилизовали определенное количество людей, после того, как зализали раны и восстановили боеспособность наиболее убитых воинских частей, у них есть шанс, как они считают, нанести нам поражение. Путин по-прежнему хочет победить. Пока у нас не остается ничего другого, кроме как настроиться на кровавую войну, которая, возможно, будет продолжительной.

– Продолжительной насколько?

– Никто не может сказать.

– Часть наших военачальников говорят про этот год, что мы выйдем на границы в этом году.

– Я считаю, что война может быть продолжительной, насколько продолжительной, не возьмется сказать ни один вменяемый человек. Потому что сейчас назвать конкретные даты – это играть в гадалку. Мы не знаем, насколько бесперебойными, насколько своевременными, насколько быстрыми будут поставки оружия. Мы не знаем, какое количество этого оружия будет потеряно и как быстро удастся восстановить потери. Мы не знаем, как скоро будут обучены наши бойцы работать на тех или других видах вооружения. Мы на самом деле не знаем, насколько ощутимы будут удары по нашей инфраструктуре, а от этого тоже будет зависеть жизнедеятельность государства. Поэтому говорить о конкретных датах сложно.

У нас есть шанс нанести поражение врагу, поломать ему планы и успешно завершить эту войну до конца этого года, но не факт, что этот шанс будет реализован. И говорить о том, что он стопроцентный или даже очень высокий, я бы не рискнул. Очень сложно, очень много обстоятельств и очень серьезный враг против нас.

Не надо воспринимать российскую армию как слабую и не надо делать из российских генералов дебилов – они допускают ошибки, у них есть проблема, у них есть потери, но они все еще достаточно серьезный враг. У нас главные бои все еще впереди.

– Но мы победим…

– Но мы победим, без вариантов, у нас нет другого выхода.

 

(Оновлено 9:00)

Украинская правда

“Я сам вичерпався за всі ці роки війни. Коли у червні повернувся з Лисичанська, був вичавлений як лимон. Такий був розібраний, що мої ж колеги приводили мене в порядок”, – каже військовий психолог Олексій Скиртач.

Після Майдану 48-річний Скиртач добровільно пішов до армії. Служив офіцером у 41-му окремому мотопіхотному батальйоні, а потім у 95-ій окремій десантно-штурмовій бригаді.

“У минулому я навіть і не думав, що психоаналіз буде моєю роботою, – згадує він. – Закінчив Інститут міжнародних відносин. До 2010 року мав компанію, яка займалася цінними паперами. А потім пішов навчатися в Інститут глибинної психології на Лаврській, тому що мені завжди було цікаве щось нове”.

Повномасштабне вторгнення РФ 24 лютого Олексій Скиртач зустрів у статусі непридатного до служби за станом здоров’я. Але не зміг просто займатися приватною практикою у Києві, як раніше.

“Совість мучить сидіти вдома. Фактично я – військовослужбовець без зарплати. Виїжджаю періодично як “позаштатний психолог” в одну зі славетних мотопіхотних бригад.

Зараз я не воюю. Але бачу війну очима хлопців та вбираю весь цей душевний гній”, – розповідає він.

За словами Скиртача, повномасштабна війна оголила всі проблеми в армійській медицині, психології та психіатрії.

“Зрозуміло, що прямо зараз систему не зміниш. Реформи робити треба було раніше. Сьогодні головне завдання – вистояти. І хоч якось намагатися допомогти бійцям виводити їх із того жаху, в якому вони опиняються”, – каже Олексій.

“За вісім років у країні, що воює, військкомати не були нормально підготовлені до повномасштабного вторгнення, – продовжує він. – Твої болячки – твоя справа, особливо якщо ти про них не говориш”.

Часто буває так, що людина, приходячи на медкомісію, не здогадується, що в неї проблеми із психікою. Тому що немає досвіду звернень до психолога. Немає елементарного розуміння, що таке депресія чи панічні атаки.

На фронті ці нерозпізнані та нерозв’язані питання перетворюють людину, за визначенням Скиртача, на хворого, ніякого воїна.

Олексій Скиртач як член Української асоціації психоделічних досліджень виступає за зміни у законодавчій базі в питаннях застосування психоделіків у особливо важких випадках.

На його думку, те, з чим стикається сьогодні піхота в боях, призводить до таких посттравматичних стресових розладів (ПТСР), що звичайна терапія далеко не завжди ефективна.

В інтерв’ю УП Олексій Скиртач розповів про “енергетики” та алкоголь на війні. Про Арестовича як “соціальний транквілізатор” та його антипода Бутусова.

Про те, на кому тримається українська піхота і хто має більше шансів вижити на фронті.

Читать на сайте “УП” материал  “Військовий психолог Олексій Скиртач: Нам усім не можна мовчати та боятися правди про війну, про цю чорноту”

 

(Оновлено 8:00)

«Настоящее время»

Антон Бенедиктов

«Как участник любимой группы мог докатиться до такого дна?» Основатель Pink Floyd защищает Путина и выступил на Совбезе ООН по просьбе РФ

Российские дипломаты позвали одного из основателей британской рок-группы Pink Floyd на заседание Совбеза ООН. Роджер Уотерс активно выступает против поставок оружия Украине. 79-летний музыкант по видеосвязи осудил российское вторжение, но сказал, что оно было спровоцировано: «Что хотят сказать миллионы людей без голоса? Спасибо, что выслушали нас сегодня. Мы те, кто не делит прибыль военной индустрии. Мы растим своих детей не для того, чтобы они становились пушечным мясом. Мы считаем, что единственный здравый путь – немедленное перемирие в Украине. Без каких-либо но. Не должна быть потеряна больше ни одна украинская или русская жизнь. Все они ценны в наших глазах.»

«Когда-то российская дипломатия была серьезной. Что дальше? Мистер Бин?» – так приглашение Уотерса прокомментировал один из участников Совбеза на условиях анонимности. Музыкальный критик Артемий Троицкий считает, что после подобного выступления в ООН карьера музыканта будет закончена. А виной всему давняя антиамериканская позиция Уотерса.

«С одной стороны, он пацифист. Всегда выступал против войны. С другой стороны, война идет народно-освободительная украинского народа, абсолютно справедливая. И агрессия России – абсолютно беззаконная, варварская, неспровоцированная. Но против России и за Украину выступают ненавистные Америка и НАТО. Вот у чувака (тем более что ему лет много, далеко за 70, старческий маразм, деменция тоже не дремлют), у него наступает тут момент истины», – объясняет Артемий Троицкий.

Оказалось, что темная сторона есть не только у Луны. Бывшие коллеги Уотерса по группе в выражениях о нем не стесняются. «К сожалению, Роджер Уотерс, ты антисемит до самой своей гнилой сердцевины. Еще и защитник Путина, и лживый, вороватый, лицемерный, избегающий налогов, поющий под фонограмму, женоненавистник, позеленевший от зависти мегаломаньяк. Хватит твоей чепухи», – заявила журналистка и автор текстов песен Pink Floyd Полли Сэмсон.

Уотерс ответил, что полностью это отрицает, и намекнул, что будет судиться. Но в своих интервью он, действительно, наговорил многое. Например, что Владимир Путин правит осторожно и с опорой на общее мнение. А Украину якобы поставили на путь войны крайние националисты. Концерты музыканта, по его мнению, отменяет израильское лобби. А вот в Москве он выступить готов, потому что Россия – «не государство апартеида». Уотерс считает, что ситуация с правами человека в Китае лучше, чем в США, и у Китая есть право напасть на Тайвань.

Остальные участники легендарной рок-группы поддержали Украину. Pink Floyd удалила все свои альбомы с музыкальных платформ в России и Беларуси. Музыканты записали новую песню (впервые почти за три десятилетия) вместе с лидером украинской группы «Бумбокс» Андреем Хлывнюком.

«Андрей был в туре по Америке, когда началась война. Он вернулся домой, пошел добровольцем, угодил в больницу. Ему в лицо попал маленький осколок. Дэвид Гилмор поговорил с ним в больнице, он в порядке. Так что у Дэвида с этим артистом личная связь. Знает его как человека. Так что дело не в том, что мы просто пытались найти причину», – рассказывает бас-гитарист Pink Floyd Гай Пратт.

У совместного клипа уже больше одиннадцати с половиной миллионов просмотров. А вот Роджер Уотерс авторитетом среди музыкантов быть перестал, считает Артемий Троицкий: «Это не Боно из U2, это не Пол Маккартни. Это человек с сильно подмоченной репутацией. Что касается поклонников Pink Floyd, я думаю, их такая позиция Уотерса не заставляет перескочить на сторону Путина, а только раздражает и возмущает: как участник их любимой группы мог докатиться до такого дна?»

 

(Оновлено 7:00)

Dmitry Chernyshev

Сунь-Цзы писал, что война — это путь обмана. Многие военные изобретения доводят до самого конца, но не запускают их в серию для того, чтобы после начала войны противник не успел придумать против них способов противодействия.

Когда вы слышите какие-то заявления официальных лиц, то вы слышите семантику фразы — что они говорят, но не знаете прагматики фразы — для чего это говорят. Все заявления, что ленд-лиз не работает, что союзники устали от войны, что танков не будет, что самолетов никогда не дадут, что дальнобойных ракет не поставят и пр. могли работать на “туман войны”.

Есть длинные, средние и короткие циклы подготовки боевых специалистов. Дольше всего учить летчиков. Потом идут вертолетчики, ПВО, танкисты, артиллеристы, операторы дронов и так далее. Научить пехотинца пользоваться Стингером или Джавеллином можно за несколько дней.

Если все было сделано по уму, то украинские пилоты уехали готовиться на Запад сразу после начала войны (а возможно и до ее начала, когда стало понятно, что война неизбежна), затем уехали вертолетчики и т.д. Для того, чтобы все циклы подготовки совпали. Тогда на фронт в решающий момент готовыми приедут сразу все. И Украине дадут любое оружие. Циклы совпадут и  путинская армия потерпит такое сокрушительное поражение, которого еще не было в новейшей истории. Именно для этого Украина бережет свой главный резерв.

Если все было сделано по уму, то фронт просто рухнет и война закончится этой весной блестящей победой Украины и освобождением всех захваченных территорий.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Подошел к концу триста пятьдесят первый день войны. Вот мы и дождались того момента, когда, согласно мнению большинства экспертов, давно ожидаемое российское наступление началось.

Нет нужды перечислять те направления, где оно началось. Говорят, что россияне бьют на Купянск, Лиман, Бахмут, Авдеевку, Угледар. Если я что-то и упустил, то добавьте сами.

Гораздо важнее понять — как далеко они продвинулись. А вот это, как раз, понять толком и невозможно. Генштаб ВСУ рассказывает что-то малоинформативное про ракетные и артиллерийские удары по Краматорску и лишь констатирует сам факт начала крупномасштабного российского наступления.

Российские же комментаторы тоже пока не балуют публику конкретикой и лишь топят нас в потоке  цветистых эпитетов, среди которых преобладают прилагательные «сокрушительный», «стремительный», «мощный», «неотразимый» и, разумеется, «высокоточный» (как без него).

Судя же по независимым оценкам, наступление пока развивается не очень чтобы здорово и за сутки путинские чудо-богатыри либо на некоторых участках вообще никуда не продвинулись, либо продвинулись на, как говорят военные, тактическую глубину, что в переводе на человеческий язык означает максимум пару километров.

А тем временем рубль стремительно падает и сегодня его курс уже составляет более 78 рублей за 1 евро и 76 рублей за 1 доллар, что соответствует апрельскому уровню прошлого года. Это означает, что в России либо начался валютный голод, либо Набиуллина включила печатный станок. Либо и то, и другое вместе.

В любом случае это означает высокую инфляцию и, следовательно, падение уровня жизни в России. Таким образом, на второй год войны россияне на собственной шкуре все-таки почувствуют, что их страна воюет и дела в экономике идут не самым лучшим образом. До сих пор они отказывались замечать ухудшение собственного положения, бодрились и рассказывали, что «им не больно, курица довольна!»

Зеленский продолжает свой триумфальный визит в Европу и сегодня приехал в Брюссель, где был встречен овацией и восхищенными взглядами депутатов Европарламента. Было сказано много правильных слов и дано еще больше обещаний.

Если хотя бы половина из них будет выполнена, то Украина получит все, что она хочет: оружие, членство в НАТО и ЕС, деньги на восстановление и бесплатную выпивку за счёт заведения.

А Путин сегодня рассказывал авиаторам и авиастроителям про то, какой он молодец, что украл западные пассажирские самолеты и что самое главное в авиации — это безопасность. Я, честно говоря, даже удивился, что в этот раз он употребил это слово без неизменной приставки «гос», но я так понимаю, что он, тем не менее, ее и имел в виду.

Говорил он долго, приводил примеры из личной жизни, и выглядел слегка пьяным. Что, в принципе, его не портило, потому, что хуже все равно уже некуда. Он ведь уже настолько отвратителен, что может выходить к публике в любом виде. (Кстати, это создаёт для него некоторое удобство и снимает все протокольные ограничения).

Зал дежурно ел его глазами, дружно кивал и хихикал в правильным местах, а иногда купал в аплодисментах. Все прошло очень хорошо и Путин остался доволен дрессурой своих подданых.

В это самое время где-то на российских просторах вдовам погибших российских солдат раздали поношенные шубы, сфотографировали их, а потом шубы забрали. Оказалось, что это был лишь реквизит для съёмок порнофильма про заботу Путина о них.

А Зеленскому примерно тогда же, Запад давал (и продолжает давать) все больше оружия. И обратно его не отбирает, а, напротив, хочет чтобы ВСУ использовали его по прямому назначению.

И я уверен: они его используют. И с его помощью выгонят врага со своей земли. Потому, что наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине!

2 оценки, среднее: 4,00 из 52 оценки, среднее: 4,00 из 52 оценки, среднее: 4,00 из 52 оценки, среднее: 4,00 из 52 оценки, среднее: 4,00 из 5 (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 10 February: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий