BloggoDay 17 Oktober: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 17 жовтня 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

«Главком»

У російському місті Єйськ Краснодарського краю сьогодні ввечері, 17 жовтня, на житловий будинок впав військовий літак. Про це повідомляють пропагандистські телеграм-канали.

У Росії військовий літак упав на житловий будинок

 

(Оновлено 18:00)

Твиттер-обзор

Andrei Piontkovsky

Украина уже сделала для спасения Западной цивилизации намного больше, чем можно требовать от одного народа. Пора остальному Западу подтвердить свои слова.

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Если ты не считаешь себя ответственным за происходящее в стране, ты не гражданин. Ты даже не человек. Ты — насекомое.

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Суть этой войны проста. Люди, проебавшие свою страну, пришли «спасать» чужую. Результат очевиден заранее.

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Подумала, вот если в каждую российскую воинскую часть добавить по три таджика, война могла бы быстро закончиться.

 

Nasha Canada🇨🇦Наша Канада

У России две беды — таджики и пулемет.

 

Голый Патриот

Скоро Гиркин будет стоить дороже, чем часы Пескова.

 

Михaил Бaх

Новогоднее обращение российского преза

— Это был трудный год, дон.

 

Михaил Бaх

Сегодня тараканы в голове у Дмитрия Анатольевича проходили боевое слаживание.

 

кактус джун 🇬🇪

▪️частичная мобилизация

[[[ вы здесь ]]]

▪️осенний призыв

▪️дополнительная мобилизация

▪️рождественская мобилизация

▪️героическая мобилизация

▪️весенний призыв

 

ЕжоFF Band  

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.

 

Right Now

Комсомольская Правда: Европа осталась без туалетной бумаги из-за антироссийских санкций.

Вашу газету ебучую теперь будут использовать, всё равно вы какую-то отбитую хуйню несёте.

 

Right Now

Медведев назвал «очень опрометчивым шагом» намерение Израиля поставлять оружие Украине.

Ой блять запойного спросить забыли.

 

Гуго Карлович ™

Государство, у которого нет денег вам на бронежилет – обязательно найдёт 7 миллионов гробовых.

Правда-правда, русские своих не бросают и не обманывают.

 

Сосиска Колбасы

Погибшие на белгородском полигоне просто не сдали экзамен на выживаемость в условиях боя.

 

Красная шапочка

Всё изменило свой окрас,

Стоят деревья в жёлтом цвете.

И только злобный пид@рас

Всё так же гадит всей планете.

 

Красная шапочка

А в окне, как снежный ком,

Катится страна в дурдом

 

Электрик-уралозавр

Россия в одном фото

 

Электрик-уралозавр

Наконец-то до них начало доходить

 

(Оновлено 17:00)

«Фокус»

Алексей Кущ

Шахид с позывным «Герань» в стране потенциальных беспилотников и непуганых «реформаторов»

Сегодня утро в Киеве перестало быть томным. Атака иранских «мопедов».

В это же время, страна собирает деньги на беспилотники в рамках акций, организованных несколькими фондами и будущими лидерами новых послевоенных партий.

И вот, что подумалось.

С таким заводом, как Мотор-Сич у нас этих беспилотников должно было быть в каждой подворотне по десятку.

Если честно, я другой такой страны не знаю…

Иметь огромный завод, способный производить не просто сборку из импортных деталей, а собственные двигатели для беспилотных летательных аппаратов.

И не обычные беспилотники — а ударные, с большой массой «полезного» груза, дальнобойные, с высоким горизонтом полета.

У нас должна была быть такая армада беспилотников, что в Иране даже пикнуть боялись бы относительно каких-либо поставок в РФ.

Парк, состоящий из тысяч ударных беспилотников.

Вместо этого покупаем легкие модели, которые в детстве в Киеве в доме пионеров в кружке авиаторов делали в качестве развлечения.

Перед войной Мотор-Сич в Запорожье начал выпускать двигатели для турецкого тяжелого ударного беспилотника «Аккинчи».

А где был наш госзаказ на беспилотники для украинской армии?

Мы все прекрасно знаем, кто из «реформаторов» в последние годы руководил Укроборонпромом, кто возглавлял его совет, кто заказывал образно говоря»сам у себя» эконометрические исследования на тему «стратегических направлений развития отрасли».

Сильно развили?

Эффект какой от этих исследований, на которые пошли немалые государственные деньги.

Кто додумался назначать на такие должности людей без необходимого образования и опыта работы?

Ведь «управление» оборонной отраслью такими людьми очень дорого стоило стране.

Что это, если не халатность при занимании высокой должности (Укроборонпром), повлекшая тяжелые последствия. Это, мягко говоря.

А до этого, была попытка продать Мотор-Сич китайцам и визит вице-премьера Степана Кубива в Китай, когда он анонсировал открытие в Чунцине завода по производству вертолетных двигателей на базе технологий и персонала Мотор-Сичи.

Кубив в 2017 году заявил, что проект по созданию в Чунцине  совместного завода «один из приоритетов правительства» (естественно нашего).

Вы только вдумайтесь, приоритет правительства воюющей страны заключался в строительстве завода по производству военных вертолетных двигателей в Китае!

Сам завод Мотор-Сич с 2014-го года планомерно убивался.

Кризис начался с закрытия рынка РФ, на который приходилась весомая часть реализации готовой продукции.

А новых направлений развития предприятие так и не получило, в том числе за счет внутреннего оборонного заказа.

Предприятие с миллиардной в долларах выручкой, медленно умирало, хотя научно-технический потенциал предприятия позволяет конкурировать с такими мировыми производителями авиационного машиностроения как General Electric»  (двигатели для Boeing), «Snecma/Turbomeca» (Франция) и т.д.

«Мотор-Сич» является разработчиком 28 типов серийных двигателей, штатный персонал составляет более 25 тысяч работников, двигатели предприятия используются на вертолетах Ми-2, Ми-8, Ми-24, КА-26, самолетах АН-26, АН-72, АН-74.

Таким образом, завод представляет собой колоссальный депозитарий научно-технических разработок, значительная часть которых относится к военно-промышленному сектору экономики, а его специалисты – носителями уникальных ноу-хау и технических навыков.

Это в западных странах, тот же Илон Маск получает миллиардные дотации от правительства на разработки, а у нас «дурачки-реформаторы» рассказывают на ток-шоу басни о том, что все должен решать «рынок», протекционизм — это коррупция и очень плохо для экономики и если стартегической компании суждено умереть, то так тому и быть.

Им невдомек, где был бы тот же Boeing, если бы не протекционизм по защите внутреннего рынка в США и не госзаказ.

Попробуй в Америке продать Аэробус…

К сожалению, деятельность «реформаторов» четко проходила по методичкам некоторых нащих союзников: Украина не должна выпускать ракеты средней и большой дальности, не должна выпускать боевые вертолеты и беспилотники.

Пусть будет пока без всего этого, а потом воспользуется «нашим».

А украинские технологии пусть медленно умирают вместе с их носителями.

Мы стали свидетелями, когда последние крохи нашего научного и производственного потенциала «подметают» те страны, которые из «мастерских мира» хотят стать лидерами инноваций и научных разработок.

Просто в Китае есть своя промышленная политика, а в Украине пока нет, при чем, даже на уровне проекта.

И если в Поднебесной думают о выпуске авиационных двигателей, то в Украине пытаются заново «зачать и родить» отечественную сеялку.

Дажен Иран, который поставляет в РФ «шахиды» создает на базе нашего АН-140 свой военно-транспортный самолёта Faraz-140T!!!

Во время этой войны, Мотор-Сич подвергся мощнейшим ударам со стороны РФ. Что там осталось целого, узнаем уже после войны.

Сколько инженеров уедут в тот же Китай или даже Иран.

Глядя на то, как Киев горит под ударами иранских шахидов с позывным «герань» охватывает гнев и отвращение.

Гнев к врагу и отвращение к «реформаторам Укроборонпрома», которые оставили стану без защиты накануне войны.

Перефразируя одного неполиткорректного классика: «разруха не в заводах, а в головах»….

На фото взлетает турецкий тяжелый ударный беспилотник Аккинчи.

Наш ударный тяжелый беспилотник так и не взлетел.

Видимо, хорошую аналитику для Укроборопрома подготовили…

 

 

(Оновлено 16:00)

РБК-Украина

Ульяна Безпалько

Бунт против Путина. Когда в России свергнут диктатора и что это изменит для Украины

Путин не готов вывести армию РФ из Украины и закончить войну, несмотря на ту пропасть, в которую он ввергает свою страну. Есть ли у россиян готовность и желание остановить кремлевского диктатора – в материале РБК-Украина.

Владимир Путин в течение двух десятилетий усердно цементировал власть в своих руках, зачищая любые признаки инакомыслия в стране. Российские СМИ систематически рисовали обществу «новый дивный мир» с надуманными успехами и врагами. В какой-то момент Путин, похоже, и сам стал жертвой собственной пропаганды.

Возможно, он рассчитывал утереть нос всему Западу, быстро закончив войну, и на «пике славы» привести в Кремль своего преемника. Но патологическое желание захватить Украину и полнейший просчет в оценках реальности разрушают надежды Путина на управляемую передачу власти своему протеже.

В первые семь месяцев своей авантюры Кремль старался ограждать широкие массы от тягот войны. Но неудачи и огромное число жертв на фронте уже начали пробиваться сквозь отфильтрованное информпространство. К тому же вряд ли пропаганда сможет убедить бизнес, терпящий убытки от международных санкций, что на самом деле у них никаких «потерь нет».

Чтобы продолжать кровавую войну, Кремлю нужно пополнять армию живой силы. Если поначалу в Украину посылали в основном контрактников, то теперь в бой хаотично бросают едва ли не всех мужчин, которых удалось поймать. Принудительная мобилизация подрывает популярность Путина среди россиян, вызывая критику даже у преданных сторонников режима.

Миф о мощи российского президента и его армии, которым десятилетиями пугали мир, разваливается. Неудивительно, что на этом фоне представители московского истеблишмента все чаще откровенничают как в кулуарных беседах, так и в разговорах с иностранными СМИ на тему будущего после Путина. Но есть ли уже почва для того, чтобы россияне заявили, что «акела промахнулся» и отстранили кремлевского диктатора от власти?

Внутривидовой отбор

История знает немало примеров, когда мятежи затевались непосредственно в кулуарах правящих структур. Зачинщики, как правило, либо руководствовались собственными аппетитами и амбициями, либо категорически противились политике действующего режима. В российских органах власти, вполне вероятно, найдется и первая, и вторая категория. Но едва ли кто-то из них в обозримом будущем решится восстать против Путина.

«Сейчас любой переворот в России невозможен. Система там построена так, что люди во власти заинтересованы в сохранении существующего положения вещей. Они имеют свое состояние, свое видение мира. Среди них есть сознательные люди, которые понимают всю критичность ситуации, сложившейся в их стране. Но они никогда не станут рупором каких-либо сдвигов во власти», – объясняет в разговоре с изданием представитель ГУР Минобороны Андрей Черняк.

Путин обеспечил российской «элите», руководителям спецслужб и силовиков достаточно безбедный способ жизни. Любые перестановки в главном кабинете Кремля могут перекрыть их доступ к «кормушке» и «потокам». Тех, кто был бы и не прочь сломать действующий режим, зачастую «убирают» или сажают в тюрьму.

«На протяжении двух десятилетий окружение Путина очищалось от фигур, способных потенциально бросить вызов российскому диктатору, и сейчас оно состоит из полностью контролируемых и не способных на решительные действия людей», – сказал РБК-Украина российский оппозиционный деятель, титулованный шахматист Гарри Каспаров.

По его словам, перспектива переворота внутри российской власти видится как маловероятная. Хотя она, естественно, отлична от нуля, как, например, и возможность применения Путиным ядерного оружия, уточнил собеседник.

«Для меня очевидно, что решение вопроса о власти в РФ напрямую связано с военным разгромом российской армии в Украине. Символом такого поражения станет водружение украинского прапора в Севастополе и это неизбежно запустит процесс радикальных изменений России», – отметил Каспаров.

Бывший вице-премьер-министр РФ Альфред Кох, который последние годы проживает за границей, объясняет: глава Кремля 22 года выстраивал свое правление по принципу «разделяй и властвуй». Разные группировки вокруг Путина между собой не сильно ладят, что позволяет ему балансировать их вес.

Между ФСБ — СВР с одной стороны и ГРУ – с другой идут постоянные «окопные войны». А есть еще Росгвардия и ФСО, которые также представляют отдельные «кланы». То, что сейчас вышла наружу критика Кадырова и Пригожина в адрес минобороны – яркое доказательство этих междоусобиц, уточнил Кох.

«Едва ли можно поверить, что политическая «верхушка», пронизанная компроматами и прослушками, сможет договориться между собой и свергнуть Путина. Они, скорее, выстроятся в очередь у его кабинета, чтобы донести друг на друга», – говорит Кох.

По его оценке, более вероятный сценарий – когда за отстранение Путина возьмутся западные спецслужбы, устроив операцию в духе ликвидации Усамы бен Ладена или Касема Сулеймани. Этот вариант может быть выгоден не только Западу, но и московскому истеблишменту, поскольку тогда можно вернуться к «business as usual».

«Восхищенные генералы и гражданское окружение Путина скажет, мол: «спасибо большое, вы нас спасли, давайте мы заканчиваем войну и все сваливаем на Путина». И всех это устроит: и Запад, и российскую «верхушку», – предположил Кох.

Пока все выглядит так, что заговор внутри политической и военной «элиты» возможен только в том случае, когда их опасение за собственное будущее будет сильнее чем страх перед Путиным. Они, вполне вероятно, могут оказаться перед таким выбором, когда глава Кремля всерьез решится применить ядерное оружие. Более того, можно предположить, что они сразу же побегут договариваться с Западом о своем «иммунитете» в обмен на устранение российского диктатора.

«Побочный эффект» этого варианта в том, что место Путина, вероятно, займут бывшие поборники его же идей. У них могут быть менее «авторитарные повадки» и, чтобы отгородиться от токсичности экс-президента, они попытаются составить новый курс. Хотя и это, в конце концов, не факт.

Бывший постпред Украины при ООН, а также экс-посол в РФ и США Владимир Ельченко допускает: кто бы не пришел вместо Путина, ему вначале будет не до Украины. Поэтому для нас открывается возможность завершить или по крайней мере приблизить конец войны.

«С другой стороны, если посмотреть на окружение Путина, то там не найдется хотя бы одного симпатика Украины – там все придерживаются одинаковых позиций. Поэтому для нас важно даже не сам мятеж, а чтобы Российская Федерация прекратила существование как государство в нынешнем виде. Пока она не развалится, мы все равно будем иметь коллективного «путина» в том или ином виде», – считает дипломат.

Революция снизу

Если говорить о возможности свержения Путина в результате уличных протестов – то такой сценарий пока также не выглядит реальным. Государственная пропаганда слишком долго вскармливает население идеологией «русского мира», основанной на империализме и экспансии.

Активная часть гражданского общества «зачищена» – против «бунтарей» тут же включается репрессивная «машина». Видные представители оппозиции либо уже за решеткой, либо вынужденно уехали из своей страны. В мегаполисах, с которых потенциально могли бы начаться протесты национального масштаба, все находится под тщательным контролем силовиков.

«Когда я работал в Москве, численность силовых структур, без армии, по всей России превышала миллион человек. Из них 80% были сконцентрированы именно в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах. И это мы видим на примерах протестов: когда, условно, выходит 20 человек – 18 из них сразу же «упаковывают» в автозаки», – говорит Ельченко.

Кроме того, для организации революции снизу, так или иначе, необходимы организаторы – они не происходят стихийно. Лидеров, которые могли бы возглавить этот процесс, сейчас в России не просматривается, считает Кох. До ареста Алексей Навальный пользовался поддержкой 10-15% населения. У остальных политиков влияния еще меньше, добавил собеседник. И судя по тому, как медленно снижается поддержка войны, в настроениях людей не происходит радикальных изменений.

«Были локальные протесты против посадки Навального или против мобилизации, но теми силами, которыми сегодня располагает режим, можно подавить эти акции… Людей сажают за перепосты или лайки в Facebook. Артистов обьявляют иноагентами и возбуждают против них дела за песни, выпущенные в 2013 — 2014 году. Ведь все эти репрессивные законы сделали такими, которые обладают обратной силой», – объяснил Кох.

В нашем ГУР полагают, что настоящие бунты в России возможны в том случае, когда количество погибших на войне будет измеряться сотнями тысяч. Когда в регионы массово пойдут известия о смерти отцов, сыновей, мужей, которых насильно отправили на фронт по мобилизации – это даст совсем другой эффект.

«Люди в России, которые тесно сотрудничают с военной разведкой Украины – они сознательны, адекватны и понимают, что их страну ожидает крах. Но в то же время они не могут заставить себя инициировать что-то вроде внутреннего переворота. Они ждут, когда поднимется улица. Когда это произойдет, к бунтам присоединятся и представители правящей «верхушки» из разных структур и министерств», – говорит Черняк.

Учитывая, что основная часть мобилизованных приходится на отдаленные регионы России – то как раз туда пойдет больше всего гробов. Это республики с огромными запасами ископаемых и ярко выраженным национальным колоритом. Именно эти регионы станут отправной точкой дробления России, если там начнутся мятежи из-за гибели мобилизованных, предположил Ельченко.

«Татарстан и Башкортостан – это нефть и газ. Дальний восток – это почти вся таблица Менделеева. Это те территории, которые в принципе могут существовать самостоятельно. Поэтому именно там могут начаться центробежные процессы. Более того, это может раскачать ситуацию даже в Москве и Санкт-Петербурге», – отметил экс-посол в РФ.

***

Путинский режим держится на двух китах – силе и страхе. Россиян годами удерживают в атмосфере страха, внушая им иллюзию внешней угрозы в виде «украинских нацистов» или нападения НАТО. И в глазах широких масс именно Путин всегда выглядел тем единственным сильным лидером, который способен их защитить.

Ту часть общества, которая не ведется на пропагандистские штампы, также сдерживают за счет силы и страха. Страх перед перспективой загреметь в тюрьму или, что еще хуже – повторить судьбу Бориса Немцова или Анны Политковской.

Путин начнет терять власть, когда лишится одной из этих подпор. И, как ни парадоксально, конец его режима может начаться не в России, а в Украине. Разгром оккупационных войск, освобождение Херсона, Луганска, Донецка и Крыма – все это окончательно похоронит миф о всесилии Путина. И каждый день на фронте Вооруженные силы приближают этот момент.

 

(Оновлено 15:00)

The Sunday Times

Mark Galeotti, 15 октября 2022 г

At home and on the battlefield, seven self-inflicted traps are snaring Putin / Дома и на поле боя Путина ждут семь капканов, установленных его же руками

(гугл-перевод)

Справка Oko.cn.ua: Профессор Марк Галеотти — автор книги «Войны Путина: от Чечни до Украины», которая будет опубликована Bloomsbury 10 ноября.

«Сандей таймс» (англ. The Sunday Times, переводится как «Воскресное время») — британская воскресная широкоформатная газета, тираж в 1,3 млн экземпляров

Ракетные удары президента должны были подтвердить его образ крутого парня, но выявили ряд слабостей.

После драматического нападения на Крымский мост в минувшие выходные Владимир Путин стремился вырвать инициативу. С понедельника Россия обстреляла украинские города и инфраструктуру ракетами большой дальности. Однако за шумом и яростью новая тактика показала, как президент попал в серию ловушек, которые сам же и создал, не только на поле боя, но и дома.

  1. ЛОВУШКА НА ПОЛЕ БОЯ

Восемь дней назад генерал Сергей Суровикин был назначен новым главным полевым командиром московской «специальной военной операции». Судя по всему, известный своим сверстникам как «Генерал Армагеддон» — хотя это прозвище появилось в российских таблоидах только после его назначения — он компетентная и безжалостная фигура, руководившая разрушительными воздушными атаками на города в Сирии.

Однако новый командующий мало что может сделать. Инициатива принадлежит украинцам. Они будут использовать последние несколько недель перед зимой, чтобы максимизировать свои успехи, особенно в южной части Херсона. Свежемобилизованные российские резервисты просачиваются на фронт, но зачастую они не обучены и не мотивированы. В лучшем случае они могут помочь удержать оборону, а не начать новое наступление.

Бомбардировка не имеет большого стратегического значения и сжигает истощающиеся запасы оружия в России, которые трудно пополнить. Генерал в отставке и депутат Андрей Гурулев, не голубь, использовал интервью в газете «Комсомольская правда», чтобы донести мысль: «не тратьте ракеты зря». Подсчитано, что более половины российского арсенала уничтожено, в том числе более 80 процентов мощных систем «Искандер». Это встревожило высшее командование, которое хочет сохранить стратегический резерв на какое-то будущее наступление или, что более вероятно, на случай новой украинской атаки.

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА

Это также вызвало гнев региональных лидеров, в чьих владениях расположены военные заводы. Они лоббируют освобождение своих квалифицированных рабочих от путинской неизбирательной мобилизации. Жестокое нападение на украинские города было, как и все остальное, подачкой ястребам внутри России, подтверждением имиджа Путина как крутого парня. Дело было не только в том, что экстремисты в социальных сетях призывали к репрессиям за нападение на мост, ответственность за которое вполне обоснованно возлагается на Украину. Он также отвечал влиятельному лидеру Чечни Рамзану Кадырову. Громко поддержав войну, Кадыров теперь выступает с яростной критикой министра обороны Сергея Шойгу и остального высшего командования, обвиняя их в некомпетентности и кумовстве и даже призывая к применению ядерного оружия в Украине.

Это подчеркивает политическую ловушку, в которой оказался Путин. Когда-то он мог позиционировать себя между крайними ястребами и более умеренными технократами. То он должен угодить одной группе, то другой — не удовлетворив ни того, ни другого.

  1. ЛОВУШКА СОЦИАЛЬНОГО КОНТРАКТА

Когда в прошлом месяце Путин решил аннексировать часть Украины, включая территорию, которую его солдаты даже не оккупировали, и начал частичную национальную мобилизацию, он нарушил не один, а два социальных контракта, связанных с вторжением.

По сути, простым россиянам пообещали, что, пока у Путина есть война, он позаботится о том, чтобы они не сильно страдали. Это больше не соответствует действительности. Мобилизация означает, что у каждой семьи есть основания для страха, и экономические трудности начинают кусаться.

Он также заключил негласную сделку с региональными лидерами и руководителями ключевых учреждений. Если бы они хранили молчание в своих владениях и демонстрировали военный энтузиазм, им не пришлось бы отказываться от притворства, что они здесь представляют местные интересы, а не интересы Москвы.

Теперь эти лидеры чувствуют, что Кремль отказывается от своего обещания. Мобилизация и ужесточение федеральных финансов также изменили это уравнение. Региональные начальники призваны выполнять грязную работу центрального правительства, успокаивая общественное беспокойство, финансируя восстановление завоеванных городов и набирая новые «добровольческие батальоны» для фронта. И они становятся проблемой для Кремля.

  1. ЛОВУШКА РАЗЪЕДИНЕНИЯ

Каждый российский лидер беспокоится о регионах: от царских времен до наших дней борьба за то, чтобы подчинить себе местных лидеров, сформировала историю самой большой нации на Земле. После того, как Путин стал президентом в 1999 году, степень централизованного контроля, которую он восстановил в хаотичном государстве — с помощью войны и искусных политических манипуляций, — стала одним из основных столпов его привлекательности. Но теперь Кремлю приходится выжимать из региональных и местных лидеров больше, чем они могут дать, как раз в тот момент, когда они чувствуют в себе смелость противостоять Москве для защиты своих интересов.

Утечки из внутреннего отчета Следственного комитета, иногда считающегося российским ФБР, свидетельствуют о заметном увеличении в последнее время хищений со стороны региональных элит. Он жалуется, что «во время национальной нужды некоторые [чиновники] концентрируются на защите своих интересов и налаживании горизонтальных союзов с бизнесом и криминальными авторитетами в своих регионах».

Это напомнило мне резкую оценку, которую я однажды услышал от бывшего чиновника из Хабаровска, на Дальнем Востоке России: «Местное руководство должно было сказать, что оно полностью поддерживает войну, хотя они знали, что это глупо и невыигрышно. Они сделали меньшее, что могли сойти с рук, и вместо этого сосредоточились на собственных коррупционных схемах». Это было в 1990 году, и он говорил о том, как региональные руководители Коммунистической партии в СССР отреагировали на советскую войну в Афганистане в начале 1980-х годов.

Сегодня, кажется, существует поразительное сходство: местные чиновники, отчаивающиеся из-за того, что они считают Кремлем оторванным от реальности, на словах поддерживают линию партии, но при этом не поднимают головы — или используют возможность присвоить все, что могут.

  1. РЫЧАГ ЛОВУШКА

Меньше всего слушают тех, кто искренне пытается лоббировать в Москве интересы своих избирателей. Обнищавший Дагестан понес несоизмеримо большие потери в войне, и его лидер Сергей Меликов тщетно просил Кремль об отсрочке от мобилизации. Другим, например хабаровскому губернатору Михаилу Дегтяреву, удалось добиться освобождения некоторых людей, которых не следовало мобилизовывать, но их попытки заставить Путина должным образом взглянуть на этот процесс были проигнорированы.

Как выразился один московский политолог, Кремль «не заботит стоимость [региональных лидеров], он просто хочет, чтобы они делали то, что им говорят». Но в то же время они нужны. Это дает им рычаги воздействия.

Губернатор Тулы Александр Дюмин давно ищет работу в Москве. Чуть не упустив возможность стать новым министром по чрезвычайным ситуациям в мае, бывший телохранитель Путина теперь доказывает, что, учитывая, как хорошо он поддерживает работу тульских оружейных заводов днем ​​и ночью, должность в министерстве обороны может быть подходящей наградой.

Тем временем Кадыров применяет свою обычную тактику по увеличению федеральных дотаций, составляющих более 80% чеченского бюджета. Снова и снова, когда есть некоторый риск для этих фондов, которые увековечивают его правление и оплачивают тщеславные проекты, такие как огромная мечеть, названная в честь его отца, он начинает затевать драки или угрожает уйти в отставку. Кремль, опасаясь сепаратистского хаоса без Кадырова во главе и зная, что он не может позволить себе новую гражданскую войну на юге, каждый раз отступал.

  1. ЛОВУШКА ГАНСТЕРИЗМА

Путин создал систему, основанную на разделении элиты и управлении ею. Он поощрял распри из-за статуса и денег и сделал себя единственным арбитром этих споров. Теперь, когда он поглощен войной на Украине, эти конфликты из-за сокращающихся ресурсов становятся все более открытыми.

Например, недавняя волна таинственных «самоубийств» среди видных бизнесменов и чиновников, похоже, отражает возрождение убийства как деловой тактики, характерной черты допутинских «диких девяностых».

Точно так же Евгений Пригожин, бизнесмен, находящийся под санкциями и стоящий за пресловутой группой наемников Вагнера, давно питает недовольство Шойгу и высшим командованием. Он воспользовался критикой Кадырова, чтобы возбудить собственную вендетту, сказав: «Красиво, Рамзан, так держать. Этих панков нужно отправлять на фронт босиком с автоматами».

Рустам Минниханов, лидер Татарстана, знает, что у многих есть спрос на его нефтяные активы, в то время как Кремль внимательно следит за своим регионом как за индикатором потенциальной региональной и межэтнической напряженности. В результате он предпринимает почти комические усилия, чтобы сбалансировать все интересы, от Кадырова до Шойгу. Как выразился местный политический обозреватель: «Минниханов не знает, откуда может взяться нож, поэтому все время пытается искать во все стороны».

  1. ЛОВУШКИ ВНУТРИ ЛОВУШЕК

Режим не находится под непосредственной угрозой. Региональные и фракционные лидеры по-прежнему в значительной степени соперничают за благосклонность Путина или соревнуются друг с другом. Это еще не открытая оппозиция, и нет никакой реальной перспективы того, что Российская Федерация распадется.

Скорее, возникающие трещины в системе являются как симптомом, так и причиной стресса. Они отражают то, как авторитарная модель, зависящая от одного человека, контролирующего взбалмошную и своекорыстную элиту, страдает, когда он отсутствует, отвлекается или упускает из виду влияние своих действий дома. Его ядерное балансирование на грани войны, например, призвано потрясти боевой дух Украины и Запада. Чего Путин не понимает, так это того, что это не менее страшно для его собственной элиты.

Неудивительно, что они сосредотачиваются на собственных интересах — даже когда это подрывает усилия Кремля по максимизации ресурсов. Согласно отчету Следственного комитета, не менее четверти средств, предназначенных, например, для поддержки набора в армию, могут разворовываться на местном уровне. Но точно они не знают, хотя бы потому, что региональные чиновники заметают следы друг друга.

Зажатый между умиротворением шумных ястребов и успокоением встревоженных технократов, прислушиваясь к профессионалам и изображая из себя сильного человека, пространство для маневра Путина дома становится все более ограниченным, как и на поле боя.

 

(Оновлено 14:00)

«Цензор.Нет»

Юрий Касьянов

Риторический вопрос

Вопрос риторический: интересно, расстреляли того ответственного начальника в военном ведомстве, который годами препятствовал появлению в нашей армии своих украинских «шахедов»?.. По законам военного времени уже должны были хотя бы разжаловать в солдаты, но что-то мне подсказывает, что он/они по-прежнему занимают кабинеты, и ничего не делают для исправления ситуации.

Второй риторический вопрос: где скорострельные зенитные автоматы?.. Где, хотя бы, пулеметы ДШК или «Максим» на зенитных турелях?.. Где прожектора?.. — Уже давно это всё должно стоять на крышах домов в Киеве, на высотах вокруг Киева, вокруг ТЭС, ТЭЦ, электроподстанций, аэродромов. Кто отвечает за объектовую ПВО, и почему он до сих пор не расстрелян, или не разжалован в солдаты, и не отправлен в штрафной батальон?…

Третий риторический вопрос: что делается ответственными государственными мужами для того, чтобы у нас появились, наконец, и прямо сейчас, сотни и тысячи украинских «шахедов»?.. На воздушный террор мы должны ответить ещё бОльшим воздушным террором. И если не делается ничего, то почему люди, определяющие политику воюющей страны в этом важнейшем вопросе до сих пор едят хлеб с маслом, а не тюремную баланду?..

Кадровый вопрос — важнейший в мирное, а, тем более, в военное время. Если дураки, дилетанты, популисты и политические импотенты до сих пор правят бал, когда уже доказана — нашей кровью — эффективность «нелепых простых дронов» (цитата от одного большого командира); когда продемонстрирована всей стране неэффективность ПВО, не имеющей до сих пор низшего звена для борьбы с малоскоростными низколетящими целями; когда до сих пор дроны-камикадзе делаются на коленке безвестными энтузиастами, — тогда, очевидно, что-то не так работает в механизме государственного управления воюющей страны.

И эту проблему надо срочно решать.

P.S. Только не пишите здесь про дроны-камикадзе от Притулы и Стерненко — это совсем другая тема для отдельного разбирательства.

 

«Обозреватель»

Александр Кирш

Кого я смотрю на ютубе каждый день или почти

Поскольку ориентироваться на, мягко говоря, сумасшедшие ютубовские заголовки уже совсем невозможно, принимать во внимание сейчас можно только персоналии, поэтому снова возвращусь к тому, что, а точнее — кого стоит (конечно, с моей собственной точки зрения) на ютубе смотреть и самое главное — слушать.

Живя с 24 февраля в режиме «утром — лента и ютуб, вечером — ютуб и лента», я уже успел и сформировать, и даже чуть подправить свои предпочтения.

Для меня сегодня явный номер один с большим отрывом от всех остальных — это Марк Фейгин. Наряду с безусловной информированностью, в том числе из собственных источников, и грамотностью отметил бы его невероятную артистичность (с неповторимой мимикой), ненавязчивый (и тоже весьма неподражаемый) юмор, а также, конечно, искренность (после обстрелов Украины 10 октября он был сам на себя не похож и лишь спустя день — уже после мощной западной реакции на происходящее — обрёл прежний задорный облик, мне такая эмпатия очень важна, это о многом говорит).

Особенно подкупает его самоирония. Присуща она, кстати, и работающему часто с ним вместе Арестовичу, но лично мне в этой паре гораздо более интересен именно Фейгин (своей нестандартной реакцией и комментариями), поскольку Арестович слишком уж часто то потягивается, то почёсывается, то позёвывает, да и главные новости от «Кашпирестовича» зачастую сводятся к тому, что сказать ему нельзя, хоть и очень хочется, а потому о многом лишь остаётся догадываться, глядя при этом на Фейгина.

Интересен, разумеется, своими американскими эксклюзивами и Андрей Пионтковский — иногда не по годам не менее задорный. Правда, он всё чаще повторяется, причём, как правило, целыми многочисленными блоками минут по 5 каждый, но тут просто надо умело пользоваться прокруткой вперёд.

Ещё отмечу Михаила Шейтельмана с его порой неожиданными мыслями и оценками, комментирующий, кстати, не из-за рубежа, а из Киева, что особенно ценно. Иногда, впрочем, он чересчур пессимистичен, а это в наше бурное время немножко категорически недопустимо, страхов многим хватает и своих, так что множить их с экрана совсем не обязательно — тем более, что оптимистов удача всегда любит больше.

Интеллектуалам (как и тем, кто себя ими считает), умеющим отделять зёрна от плевел, а не просто верить на слово под честное слово, можно смотреть «Честное слово» от «либералов Навального» — качество бывает высокое (я, например, в восторге от программы с Дмитрием Быковым), но это, во-первых, на любителя, а во-вторых, надо фильтровать.

Важно: смотреть хорошее, верить искренним, слушать грамотных, оставаться оптимистами, слава Украине!

 

«Деловая столица»

Игорь Тышкевич, эксперт Института будущего

ХХ Съезд КПК: заявка на мировое лидерство (если не будет 3-й мировой)

В Пекине открылся ХХ съезд КПК. Который начнёт новую декаду трансформации политики КНР

Сразу стоит отметить — заявления части оптимистов либерального крыла о «бунте против СИ» вероятнее всего останутся красивыми мечтами. Китайский «председатель» в своём программном выступлении (доклад съезду) выглядел более чем уверенно. А вот сам доклад заслуживает внимания.

Выделю из него несколько тезисов.

В части достижений страны за прошедшую декаду названы

— модернизация страны

— технологический рывок

— увеличение доходов населения (в терминах Си — построение «среднезажиточного» общества)

— сохранение концепции «одна страна-две системы», причём пример Гонконга приведён как успех «самоуправление остаётся, но к власти в Гонконге будут приходить патриоты»

— Пояс и Путь как способ «открытия» Китая миру, развития торговли и продвижения китайских интересов

А вот разговоры о целях весьма интересны. Напомню, что программным докладом определяются задачи на ближайшие 10 лет, то есть до 2035 года. Среди ключевых задач названы:

— Завершение технологической трансформации и вывод КНР в статус одного из лидеров по инновационному развитию

— Изменение подходов к экономике, где кроме внешней торговли как драйвера активно используется растущий внутренний спрос

— Трансформация и модернизация вооружённых сил страны

— Модернизация системы управления государством (КПК не исчезнет,но заявка интересная — от меня)

— Сохранение подхода «одна страна-две системы» в том числе для решения «проблемы сепаратизма» Тайваня.

— Концепция «здорового китая» и развитие китайской «мягкой силы»

— Переформатирование международной системы с целью «усиления роли» новых центров силы

— Усиление политики «открытия» Китая и предложения сотрудничества с КНР как цивилизационной альтернативы для государств.

И, наконец, финальное, что дам цитатой с официального перевода на «Жэньминь Жибао»: «После того, как модернизация будет в основном осуществлена, КПК будет продолжать бороться за то, чтобы к середине нынешнего века превратить Китай в модернизированную социалистическую державу, которая будет лидировать в мире по совокупной национальной мощи и международному влиянию, говорится в докладе».

Ключевые выводы, которые можно сделать на основе сказанного.

  1. Китай делает заявку на мировое лидерство и на биполярный мир. Очень важный аспект, поскольку биполярный предполагает 2 центра силы. Один — США, второй КНР. Это плохой сигнал для России, поскольку Кремль хотел быть одним из таких «центров». Для него в видении Пекина места не остаётся.
  1. Заявка на мировое экономическое лидерство, в том числе переход от реципиента технологий к его автору. Очень важно, в условиях экономики знаний и конкуренции за технологии: это означает развитие собственной технологической базы со всеми вытекающими.
  1. Слова про «внутренний спрос» который будет балансировать внешнюю торговлю означает подготовку к возможным экономическим войнам.
  1. «Открытость» миру и «мягкая сила». Чрезвычайно интересный тезис, который означает, что КНР более активно будет работать с развитием своего влияния в третьих странах.
  1. Разговор об «одной стране-двух системах» в привязке к Гонконгу и Тайваню означает дальнейшую работу по решению проблемы «сепаратизма» (Кстати, данное определение — «сепаратизм» — весьма активно использовалось впервые). Пекин посылает сигналы о том, что рано или поздно (учитывая планы до 2035, скорее рано, до этого срока) намерен сработать комбинацию объединения с Тайванем. Учитывая наличие на острове сторонников такого пути (в том числе и в парламенте), а так же заявления о «мягкой силе», это будет интересная политическая комбинация (комбинации), которые ранее были типичны, скорее для США.
  1. Модернизация вооружённых сил — посыл о готовности в том числе и к эскалации в борьбе за мировое господство.

И, наконец, краткое резюме. Си заявляет о готовности «расписать мир на двоих» с США, при этом обеспечив доминирование над Штатами в экономике и зонах влияния. Если это произойдёт, получим традиционный биполярный мир с двумя центрами силы — возможно, лайт-версию холодной войны. К этому всё идёт.

Альтернатива такому сценарию — третья мировая война, которая должна начаться ДО того, как КНР «доберёт силы». Инициаторами такого идеального шторма могут быть государства, не слишком согласные с перспективой двух полюсов системы. ЕС — вряд ли — слишком рыхлое и безвольное образование. США — возможно, но встанет вопрос посчитают ли они результат стоящим рисков. Остаётся РФ, которой нечего терять. Но и тут многое будет зависеть от результатов войны в Украине. Если Кремль выйдет ослабленным в финале (проиграв), то попытки качать дальше приведут к тому, что его раздавят как слизняка Вашингтон и Пекин. Совместными усилиями — ведь «раздел мира на двоих» лучше рисковой войны.

По Украине Си не сказал ничего. НО, если учесть расставленные приоритеты, вряд ли Кремлю стоит рассчитывать на всемерную поддержку российских амбиций со стороны КНР. Ведь в биполярном мире есть место только для двоих.

(Оновлено 13:00)

«Апостроф»

Адриан Радченко

Для Москвы наступает интересное время, пусть готовятся — депутат Европарламента

На днях Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, в которой российская федерация названа террористическим режимом. Таким образом, ПАСЕ стала первой международной организацией, которая на официальном уровне признала Россию государством-террористом.

Что изменится для россии после принятия резолюции, станет ли этот акт началом массового признания рф страной-террористом, и какие шаги должен делать ЕС дальше — в эфире Апостроф TV рассказал депутат Европарламента от Литвы Пятрас Ауштрявичюс.

– Накануне ПАСЕ признала российский режим террористическим. Это первый случай признания этого факта на уровне такой влиятельной организации. Станет ли это началом массового признания преступности Российской Федерации? Или это только первые ласточки?

– Я думаю, что признание России террористическим государством со стороны Парламентской ассамблеи Совета Европы – это значимое решение. Это все-таки организация, которая объединяет 46 стран. Кстати, Россию оттуда выдворили, и по хорошей причине. Такое признание может означать, что больше стран индивидуально на национальном уровне будут признавать то же самое. Я слышал, что эстонцы уже размышляют об этом.

Это очень важно, потому что если этот статус будут признавать парламенты на национальном уровне, то он будет еще шире распространяться и иметь политическое значение. Политики будут постоянно повторять, правительство будет иметь это в виду, когда принимается решение. Процесс пошел. Это означает только одно – что Россия вообще теряет свой статус как нормального государства, если еще не потеряла его до этого.

Только у меня всегда остаются вопросы, как по этому поводу себя будут вести большие государства в Евросоюзе и в НАТО. Они еще могут думать о каких-то контактах и так далее.

Кстати, на следующей неделе мы в Страсбурге – Европарламент – будем иметь еще одну очень серьезную дискуссию, резолюцию по ситуации в Украине. Я уверен, что мы услышим много таких призывов на уровне Европарламента называть Россию государством-террористом.

– ООН не признает российскую «аннексию» территорий Украины – Генассамблея приняла соответствующую резолюцию. Какими будут юридические последствия для Украины?

– Я, кстати, был достаточно радостно настроен, когда увидел эти результаты голосования. Что это означает? 143 из 193 государств. Это значит, что три четверти мира, 75% государств признают эту территорию за Украиной. Это очень серьезный сигнал россии.

Россия была очень озабочена, когда увидела вот эти цифры голосования. Посмотрите, сколько государств точно поддержали позицию России – меньше 10.

– Пять стран.

– Это значит, что это поле влияния, воздействия и взаимопонимания уменьшается. Это очень серьезный сигнал для Москвы. Я думаю, что они, наверное, анализировали эти цифры и размышляли, что дальше делать. Но на этом не надо останавливаться.

Мне не понравилось, что несколько десятков государств, особенно Средняя Азия, страны Африки, не определились. Они или не участвовали в голосовании, либо остались нейтральными по этому вопросу. Так нельзя. Я думаю, что это тоже нам не подходит, я буду поднимать этот вопрос.

Знаете, между Евросоюзом и этими государствами есть определенные договоренности. Евросоюз помогает этим государствам в сфере социально-экономического развития, а они себя ведут так, что они нейтральны по отношению к актам агрессии, терроризма и так далее. Так не может быть. Или мы плохо и не до конца говорим с этими столицами, или они ведут себя так, будто ничего не происходило. Поэтому я буду поднимать вопрос о дальнейшей помощи этим государствам. Насколько Евросоюз должен продолжать помощь этим государствам? А если продолжать, то по каким условиям? Потому что заигрываться с этим уже нельзя.

Российская агрессия против Украины – это глобальный кризис. Посмотрите, сколько разных дополнительных процессов это вызвало. Я уже не говорю об энергетике и так далее. Миграция происходит и тому подобное. Здесь надо вести себя очень обдуманно, поэтому я буду продолжать поднимать этот вопрос. Мы будем обращаться и к высокопоставленным руководителям Евросоюза. Пусть они высказывают свою позицию, потому что такая неопределенность со стороны этих столиц мне говорит о том, что надо продолжать диалог с этими государствами и услышать их позицию. В таких условиях прятать голову в песок – это более чем опасно.

– Какими будут последствия резолюции ПАСЕ для России? Речь идет о геополитических моментах, экономике. Станет ли это началом полной изоляции Российской Федерации, если мы говорим условно о европейских странах и всех тех, кто является участниками ПАСЕ?

– Вы очень точно определили вектор действий, который может исходить из этого признания, потому что это ведет к изоляции. Есть несколько таких примеров, когда Евросоюз и Запад называет определенные организации, политические группировки террористами. Это «Талибан», ХАМАС и так далее. С такими организациями у нас нет никаких отношений. Мы просто не поддерживаем никаких дипломатических официальных отношений. Если есть какие-нибудь, то это вызвано гуманитарной или особенной обстановкой, но это не ведет к каким-то систематическим отношениям. Это значит, что Россия получила еще один очень серьезный звонок по поводу дальнейшей изоляции.

Я думаю, что это неизбежно, и к этому надо идти. Я уже говорил на прошлой неделе на сессии Европарламента, что изоляция в сфере торговли – это неизбежно, нам надо на это идти. Полное прекращение торговых отношений с Россией неизбежно, потому что продолжать это наряду с развивающейся и продолжающейся агрессией против мирного населения Украины – это недопустимо.

Я не знаю, как правительства, которые настаивают на продолжении торговых отношений, могут объяснить себе такую ситуацию, особенно когда во второй половине дня они говорят о правах человека, о демократии и так далее. Поэтому это очень серьезный шаг по поводу дальнейшей изоляции России. Это неизбежно. И в политическом плане тоже. Надо понимать, что нам надо продолжать поиск тех решений, которые могут в дальнейшем поставить Россию в более неудобное положение во всех отношениях. Поэтому мы на хорошем пути, только надо делать больше конкретных решений, которые исходят из наших устных положений.

– Мы видим, что Россия впервые начала говорить открыто, что она бьет по объектам инфраструктуры. Таким образом Россия нарушила правила и обычаи войны. Понятно, что так она делает почти восемь месяцев, но раньше в РФ такие удары называли “ударами по военным объектам”. Можно ли считать это признанием в совершении преступлений со стороны самой России? Она уже не оправдывается, не прикрывается, а откровенно заявляет, что наносит удары по тем или иным объектам критической инфраструктуры.

– Знаете, у меня такое впечатление, что Россия всегда продолжала в этом ключе агрессию против Украины. Массовые убийства в Буче, в Ирпене, в Изюме тоже подтверждают, что они принимают такие решения, несмотря на то, что это само по себе является преступлением против человечества и вообще не сопоставимо с военными кодексами и так далее.

Но я хочу сказать, какое это имеет влияние на западных политиков и на тех, кто так или иначе принимает решения. Каждый такой удар по ТЭС или по школе, по детскому садику, по жилому дому вызывает еще более критические высказывания и какое-то систематическое понимание, с кем мы все-таки имеем дело.

Я приведу хороший пример – наш высокопоставленный представитель по международной политике в Евросоюзе Жозеп Боррель. Вы помните, что год назад он даже ездил в Россию и даже старался там очень, я бы сказал, интересным образом начать какой-то диалог с Лавровым. Мы помним, в какую позицию его там поставили, и как Лавров издевался над Боррелем. Ему, наверное, очень после этого неприятно. Теперь если вы послушаете, что Жозеп Боррель говорит и как он описывает ситуацию — это поворот на 180 градусов. Какие факторы привели Борреля к изменению его мнения? Поведение России.

Когда ты видишь ракеты, летящие в жилой дом, не надо никаких объяснений. Само собой ясно, что это акт преступления против гуманности и так далее. Ясно, что министр войны в россии является военным преступником, как и вся элита российского общества, связанная с принятием решений. Поэтому каждая ракета, которая летит не только в гражданские объекты, а вообще в сторону Украины – это выстрел себе и в спину, и в ногу со стороны россии. Она не только потеряла любые цвета в лице… Во многих случаях не хочется даже смотреть в сторону этих так называемых деятелей.

Знаете, наступит время, когда за это придется платить. Мы знаем, что это время придет. Поэтому, готовьтесь там в Москве.

 

(Оновлено 12:00)

Агія Загребельська

  1. У цьому спеціальному випуску з оцінкою кампанії основна увага приділяється конкретним частинам української території, які нині перебувають під російською окупацією та які є важливими для довгострокової життєздатності незалежної України.

Станом на 16 жовтня українські сили ведуть контрнаступ у Херсонській області.

Ми оновимо наші карти після того, як інформація про нові лінії фронту однозначно потрапить у відкрите середовище.

  1. Україна має повернути певні райони, які зараз перебувають під російською окупацією, щоб забезпечити свою довгострокову безпеку та економічну життєздатність.

Здатність України захистити себе від майбутнього нападу Росії потребує звільнення більшої частини Херсонської та Запорізької областей.

Економічне здоров’я України вимагає звільнення решти Запорізької області та більшої частини Донецької та Луганської областей, включаючи, принаймні, частину території, захопленої Росією у 2014 році.

Безпека України суттєво підвищиться за рахунок визволення Криму, що також принесе користь здатності НАТО захистити свій південно-східний фланг.

  1. Україна має повне право боротися за звільнення всієї території, незаконно захопленої Росією, особливо у світлі звірств і етнічних чисток, які Росія робить на окупованих нею територіях.

Наполягання Києва на відновленні контролю над українською територією до міжнародно визнаних кордонів не є абсолютистською чи екстремістською вимогою — це нормальна позиція держави, яка захищається від неспровокованого нападу в рамках загарбницької війни.

Це також стандартна позиція міжнародного співтовариства відповідно до міжнародного права, як і має бути.

Ніщо в подальшому обговоренні не повинно бути витлумачено як підтримка будь-яких спроб спонукати, не кажучи вже про примус, Україну відмовитись або від своїх вимог, або від своїх зусиль зі звільнення всієї своєї землі та народу.

  1. Однак Україна також вимагає звільнення згаданих вище районів із суто військово-стратегічних та економічних причин.

ISW продовжує вважати, що наміри Путіна щодо України навряд чи зміняться незалежно від того, чи станеться припинення вогню чи інше врегулювання.

Кремль скористається будь-яким призупиненням бойових дій, щоб закріпити свої досягнення та заморозити лінію фронту у найкращій конфігурації, яку Путін може отримати, щоб підготуватися до майбутнього примусу та агресії проти України.

Ті, хто прагне міцного миру в Україні, мають чинити опір спокусі заморозити лінії бойових дій за межами міжнародних кордонів України таким чином, щоб створити умови для відновлення конфлікту на умовах Росії.

  1. Річка Дніпро є грізною перешкодою на всій своїй течії в Україні.

Будь-яким військовим буде важко перетнути її перед підготовленими захисниками.

Таким чином, нинішній російський плацдарм на західному березі Херсонської області є життєво важливою ділянкою місцевості.

Якщо припинення вогню або будь-яка угода призупинить бойові дії з росіянами, які все ще контролюють цю територію, перспективи поновлення російського наступу на півдні України значно покращаться.

З іншого боку, якщо Україна відновить контроль над усім західним берегом річки, росіяни швидше за все вважатимуть наземні атаки на південний захід України надзвичайно важкими.

Таким чином, довготривала обороноздатність Миколаєва, Одеси та всього українського узбережжя Чорного моря значною мірою залежить від звільнення західної Херсонщини.

  1. Однак частини Херсонської області на східному березі Дніпра також мають важливе стратегічне значення.

Область слідує по течії річки до її гирла, а потім вдається у Чорне море, наближаючись приблизно до 40 миль від Одеси.

Кінець Кінбурнської коси, найбільш північно-західна точка цієї частини Херсонської області (Кінбурнська коса насправді  знаходиться у Миколаївській області — примітка перекладача), знаходиться менш ніж за 4 км від міста Очаків на західному березі Дніпра.

Російські військові позиції в цих районах дозволяють російським силам вести артилерійський, безпілотний і ракетний обстріл більшої частини українського узбережжя Чорного моря з багатьох систем ближньої дії без необхідності використовувати дорогі засоби далекої дії, які завжди будуть у дефіциті.

Ці короткі відстані також роблять перспективу десантних операцій набагато правдоподібнішою.

Їх буде легше підтримувати вогнем, ніж якби росіянам доводилося проводити їх із баз у Криму.

Контроль України над усім своїм західним узбережжям Чорного моря залишатиметься незначним доти, доки Росія утримуватиме територію на південному заході Херсона набагато на північ від кордонів 2014 року.

  1. Утримання рубежів оборони вимагає постійного звернення до приблизно 25-кілометрової максимальної ефективної дальності 152-мм артилерійської системи.

Усі сучасні армії мають наземні системи з набагато більшою дальністю дії.

Але 152-мм гармати відносно прості та недорогі у масовому виробництві, як і снаряди, якими вони стріляють.

Від них практично неможливо захиститися при масштабному використанні.

Існують системи, які можуть збивати окремі артилерійські снаряди (а також ракети та безпілотники), але не можуть збивати їх тисячі за один раз.

Росіяни показали, наскільки ефективними можуть бути масовані обстріли з такої зброї, коли вони захопили Сєвєродонецьк та Лисичанськ, де вони обстріляли українські війська артилерією, що дозволило відносно слабким російським сухопутним військам просунутися вперед.

Планувальники повинні виходити з того, що українські позиції в межах 25 км від російських позицій можуть зазнати масованого артилерійського обстрілу від початку відновлення бойових дій.

  1. Здорова військова доктрина також вчить, що не можна намагатися захищати позицію, стоячи на ній — надійна оборона має бути встановлена далеко попереду точок або рубежів, які необхідно утримувати.

Річка Дніпро має бути не першою лінією оборони України, а останньою.

Переправи через річки дуже складні, але їх можна полегшити, якщо атакуючий може зробити всі приготування прямо на річці, включаючи створення захищених артилерійських позицій, попереднє розміщення мостового обладнання, накопичення необхідних припасів і, як правило, створення всієї інфраструктури, необхідної для переправи через широку річку, доки захисники відбиваються.

Річка найбільш надійна як захист, якщо росіяни повинні спочатку підійти до неї, а потім підготуватися до її перетину, доки українські захисники зривають їхні зусилля.

  1. Тому Україна повинна мати можливість зайняти та утримувати позиції на східному березі річки.

Однак ці позиції не можуть розташовуватись на вузькій смузі вздовж річки.

Вони мають бути досить далеко від річки, щоб узгоджена російська атака не могла легко відкинути їх до самої води — потенційно катастрофічна позиція для захисника.

Вони також мають бути досить далеко на сході, щоб тримати західний берег поза досяжністю артилерії росіян (близько 25 кілометрів), щоб росіяни не могли обстріляти українських захисників на цьому березі від початку нового вторгнення.

Лінія розмежування в 2014 році на північ від Криму була близька до межі того, наскільки далеко можна дозволити російським силам утримувати позиції на півдні, не наражаючи на ризик українську оборону Дніпра і те, що знаходиться за нею.

  1. Розгляд ключових територій у східній частині Херсонської та західній частині Запорізької областей має враховувати питання безпеки та економіки через розташування Запорізької атомної електростанції (ЗАЕС) в Енергодарі.

Станція забезпечувала значну частину електроенергії України до вторгнення 2022 року, і її втрата вимагатиме значних інвестицій для заміни генеруючих потужностей та, можливо, перепроєктування елементів української електромережі.

Отже, звільнення Енергодару таким чином, щоб станція знову почала працювати, має вирішальне значення для зменшення витрат часу та грошей на відновлення економіки України, що, у свою чергу, має вирішальне значення для того, щоб опіка України не стала надто дорогою для міжнародної спільноти.

  1. Продемонстрована Росією безвідповідальність щодо ядерних об’єктів в Україні також робить відновлення українського контролю над ЗАЕС важливим з погляду безпеки.

Російські війська пошкодили непрацюючі чорнобильські об’єкти, піднявши при цьому радіоактивний пил і опромінившись.

Російські операції під хибним прапором та використання території ЗАЕС як бази для звичайних військових операцій демонструють таке ж безцеремонне ставлення до небезпек війни на великій атомній електростанції.

Дозвіл Москві зберегти контроль над ЗАЕС наражає Україну і всі причорноморські держави на постійний ризик наслідків готовності Росії грати з ядерним вогнем.

Тому росіян також слід тримати поза досяжністю артилерійського вогню Енергодара.

Застосувавши підхід до розрахунку необхідних позицій, аналогічний використаному вище, ми отримаємо лінію, необхідну для того, щоб українські сили могли надійно захистити ЗАЕС приблизно за 50 км на південь від Енергодару.

Ця лінія мала пройти приблизно за 40 кілометрів на північний захід від Мелітополя, наступного важливого географічного об’єкта, який необхідно розглянути.

  1. Мелітополь є важливим вузлом доріг, що йдуть від Дніпра довкола Новокаховської греблі до узбережжя Азовського моря і, зрештою, до Маріуполя, з одного боку, і які йдуть із Криму на північ до міста Запоріжжя, з іншого.

Якщо росіяни збережуть контроль над Мелітополем і дорогами, що йдуть на південь і схід від нього, вони можуть і, швидше за все, перетворять його на велику воєнну базу, звідки можна буде здійснювати механізовані атаки здебільшого рівним степом на північ і захід від нього.

Така база, яка могла б стати схожою на Бєлгород, Росія, за кількістю розміщених військових об’єктів та можливостей, становитиме постійну загрозу для ЗАЕС, українських позицій на східному березі Дніпра та великих міст Запоріжжя та Дніпропетровськ.

З іншого боку, якщо Україна відновить контроль над Мелітополем, Росія буде обмежена Кримом і вузькими та вразливими автомобільними дорогами і залізничними коліями через Перекопський перешийок, що відокремлює Крим від материка.

Захиститися від такого нападу набагато простіше, ніж захиститися від нападу, який міг би використовувати Мелітополь як добре оснащену та повністю підготовлену передову базу.

  1. Далі на схід акцент уваги зміщується в бік економіки.

Донбас — територія Донецької та Луганської областей, розділених лінією фронту з 2014 року, протягом століть був єдиною інтегрованою економічною одиницею.

З його родовищ корисні копалини видобувалися та вирушали залізницею до Маріупольського порту з одного боку та на українські підприємства на заході, з іншого.

Захоплення Росією у 2014 році значної частини Донецької області порушило цю економічну діяльність на шкоду Україні.

Втрата всього Донбасу назавжди завдасть значно серйозніших економічних збитків Україні.

Відновлення життєздатної української економіки, яка не потребує великих обсягів довгострокової міжнародної фінансової допомоги, вимагає повернення економічного району Донбасу під контроль Києва.

  1. Військові вимоги для цього відновлення включають визволення Україною Маріуполя, а також автомобільних та залізничних шляхів на північ через Волноваху у бік Донецька та на захід у бік Мелітополя та Запоріжжя.

Для встановлення надійного українського контролю над Маріуполем необхідно звільнити хоча б частину земель, захоплених росіянами у 2014 році.

Лінія фронтиу, що утворилася внаслідок цього вторгнення, проходила надто близько до міста, щоб дозволити його захисникам уникнути оточення перед рішучими атаками.

Ті самі розрахунки, які використовувалися вище щодо 152-мм артилерійських систем, свідчать про те, що Україна фактично має повернути собі всю свою землю до міжнародновизнаного кордону.

  1. Аналогічні економічні аргументи справедливі і для історично промислових міст Донецька, Сєвєродонецька та Луганська.

В решті районів окупованого північного сходу України баланс зміщується насамперед в аграрний сектор.

Зерно відіграє настільки важливу роль в економіці України, що можна було б прямо підрахувати вартість кожного втраченого гектара та врахувати вимоги для компенсації цих втрат у довгостроковій перспективі як частину ціни передачі будь-якої із цих земель Росії.

  1. Однак на північному сході України теж є кілька стратегічно важливих територій.

Міста Сватове, Старобільськ і Біловодськ розташовані на великих транспортних розв’язках, контроль над якими частково визначає, які бази в самій Росії можуть використовуватися для прямої підтримки майбутніх нападів на Україну.

Росія має великі механізовані бази у Валуйках та Богучарі на північний захід та північний схід від Луганської області.

Російські сили перекидаються зі своїх баз навколо Бєлгорода через Валуйки до північної частини Луганської області дорогою, що веде до Старобільська, а звідти на захід через Сватове до Харківської області.

Залізниця, що проходить на північ від Луганська через Старобільськ до кордону з Росією, має особливе значення, оскільки російські війська значною мірою залежать від залізниці в плані перевезення обладнання та запасів.

Проте база у Богучарі також може перекидати сили в Україну дорогою, що проходить через Біловодськ.

Якщо дозволити Росії зберегти контроль над цими ключовими вузлами, а також автомобільними та залізними дорогами, на яких вони розташовані, це дасть Москві значну перевагу у підготовці до нового вторгнення з північного сходу.

  1. Кримський півострів нарешті стратегічно важливий як для НАТО, так і для України. Російське володіння півостровом дозволяє Росії розміщувати протиповітряні та протикорабельні ракети на 325 кілометрів західніше, ніж вона могла б використовувати лише територію, яку вона юридично контролює.

Це дозволяє Росії розміщувати авіацію в Севастополі приблизно на 300 кілометрів далі на захід, ніж авіабази на території Російської Федерації.

Ці відмінності мають велике значення для масштабу та розмаху повітряної та ракетної загрози, яку Росія може представляти для південно-східного флангу НАТО, а також для здатності Росії підготувати та підтримати майбутні вторгнення в Україну.

З усіх українських земель, які НАТО має бажати повернути Україні з огляду на власні інтереси, Крим має бути на першому місці в списку.

  1. Принципові юридичні, моральні та етичні міркування вимагають підтримки зусиль України щодо повернення втрачених земель та людей, і їх не можна ігнорувати.

Мета цього ессе полягала в тому, щоб показати, що суто військові реалії та стратегічні міркування призводять до одного й того самого висновку.

Якщо Україна хоче вийти з цієї війни здатною захистити себе від майбутнього нападу Росії та з життєздатною економікою, яка не залежить від довгострокової міжнародної фінансової підтримки, вона має звільнити майже всю свою територію.

Ключові зміни у бойових діях, що тривають:

Декілька російських джерел повідомили про відновлення українських атак на херсонському напрямку, а українські джерела повідомили про більшу, ніж зазвичай, кількість щоденних обстрілів і ракетних ударів, але українські сили зберігають оперативну мовчанку про будь-які операції.

Українські військові офіційні особи заявили 16 жовтня, що російські війська помилково стверджують, що за останні кілька днів захопили кілька населених пунктів неподалік Бахмуту — українські сили утримують свої позиції від російських атак.

Російські сили, ймовірно, фальсифікують заяви про наступ в районі Бахмуту, щоб показати свої успіхи хоча б в одному секторі на тлі втрат на північному сході і півдні України.

Головне розвідувальне управління України оголосило нагороду у розмірі 100 000 доларів за впіймання відомого російського блогера і колишнього командира сепаратистів Ігоря Гіркіна і підтвердило його присутність в Україні, заявивши, що «відомо, що один із найвідоміших російських терористів вирішив відновити свою участь у війні проти нашої держави».

Російські та білоруські джерела продовжували повідомляти про те, що російські війська та озброєння прибули до Білорусі.

Українські джерела повідомили, що російська окупаційна влада в Херсоні посилює фільтраційні заходи проти українських партизанів і активізує зусилля щодо евакуації ключових матеріалів та персоналу з Херсона до Криму.

16 жовтня невідомі напали на військкомат у Підмосков’ї з «коктейлем Молотова».

Повідомляється, що місцева влада в Краснодарському краї має намір мобілізувати ще 1 000 осіб до грудня 2022 року і обговорювала пропозиції перенаправити фінансування з розважальних заходів на постачання мобілізованих кадрів, що, мабуть, суперечить заяві Путіна про те, що мобілізація завершиться до кінця жовтня 2022 року.

Погане медичне обслуговування як у передових, так і в тилових російських підрозділах посилює і так серйозні проблеми з моральним духом.

Institute for the Study of War

Переклад Августин Волошин

 

Агія Загребельська

Сьогодні 27 міністрів закордонних справ ЄС зустрічаються в Люксембурзі, де головною темою буде переосмислення відносин з КНР

В документі EEAS, який розглядатимуть міністри, зазначено: «Діяльність і позиція Китаю в багатосторонніх організаціях є прикладом його рішучості систематично просувати альтернативне бачення світового порядку»

Щодо відносин КНР та Росії документ говорить про таке:

«двосторонні відносини між Китаєм і Росією однозначно становлять міцне стратегічне партнерство, засноване на підтримці основних інтересів один одного, і їх не можна ігнорувати»

Країни ЄС «повинні запобігати та ізолювати спроби Китаю застосувати свою тактику «розділяй і володарюй», — міститься чітка вказівка в документі

«Ідеологія бере гору над економікою». — сказав Йорг Вуттке, президент ТПП ЄС в Китаї, назвавши цьогорічний звіт оцінки роботи європейського бізнесу в КНР «найтемнішим [позиційним] документом за всю історію»

За даними палати, з початку пандемії коронавірусу жоден новий бізнес з ЄС не вийшов на китайський ринок. За даними ТПП в даний момент європейський бізнес розглядає та оцінює перенесення виробництва з Китаю додому, ближче до споживачів або країн-союзників.

 

Анатолий Несмиян

Цены на газ в Европе впервые с 24 июня опустились ниже $1400 за тыс.куб.м

Причины остаются прежними. Газовые хранилища заполнены, потребление существенно снизилось. Конечно, никакого возвращения к прежним комфортным трехзначным ценам пока не предвидится, причем на достаточно длительное время, но здесь причина налицо: власти сами заинтересованы в том, чтобы сохранить текущий газовый баланс на относительно низком уровне потребления для того, чтобы иметь резерв и успеть перестроить европейскую энергетику и новую географию поставок. Снижение цен ниже 1000 долларов даст толчок к росту потребления, а это снова включит «качели», которые с огромным трудом удалось как-то, но остановить.

Единственное, что остается неизменным — возвращение российского газа на рынок не рассматривается в принципе. Даже странно, что на таком фоне возникают завиральные идеи строительства новых мощностей «Турецкого потока».

Конечно, «никогда не говори никогда». Но при Путине эта установка теперь будет неизменной. Европейцы твёрдо приняли решение «уйти в завязку» от любой зависимости от Кремля.

Это, конечно, надо было постараться — обнулить политику последних лет шестидесяти на нормализацию и расширение отношений с Европой. А если посмотреть на исторический аспект, то Путину удалось уничтожить большую часть достижений России на европейском направлении за последние лет триста — с Петра Первого точно. А то и дальше по времени. Талант разрушителя налицо.

 

Анатолий Несмиян

На северном направлении, по сообщениям, ВСУ собрали группировку порядка 80-100 тысяч человек для защиты Киева. В Белоруссии продолжается концентрация войск РФ и Белоруссии в районе Пинска.

Вместе с белорусской армией собранная группировка примерно равна по численности украинской. Киев подвергается обстрелам, в воздухе активно работают российские беспилотные аппараты. Сообщают, что белорусская группировка получила и наносит новый тактический знак на всю технику — треугольник с цифрой два (Киев за три дня, второй сезон)

Во всяком случае, признаки возможного наступления достаточно явные. Никакой внезапности быть не может, всё слишком открыто и очевидно. Главный вопрос — это действительно подготовка к наступлению или имитация и демонстрация для отвлечения дополнительных сил ВСУ с других направлений.

Пока российские войска за восемь месяцев сумели взять только один крупный город — Мариуполь. Херсон фактически был оставлен без боя, поэтому он не вписывается в понятие «взят». Однако Мариуполь был наглухо блокирован, в отличие от Киева, который окружить имеющейся группировкой просто невозможно. Предполагать какое-то изящное решение от российского командования — верх наивности, как обычно, всё будет происходить прямо и в лоб.

Возникает второй вопрос — если наступление все-таки состоится, то какую цену придется уплатить обеим сторонам, чтобы решить свои задачи. Считать мирных жителей в такой ситуации не приходится, равно, как и рассчитывать на сохранение города. И главное — а что потом?

Даже если Киев будет взят (вероятность этого пока выглядит призрачной), что дальше? Будут обменивать его на переговоры?

 

(Оновлено 11:00)

«Главред»

Петр Шуклинов, журналист

Это лишь первый акт Третьей мировой войны

За спиной России стоят минимум четыре страны — Китай, Иран, Сирия и КНДР.

Все больше признаков того, что война России против Украины — это лишь первый акт нападения на коллективный, демократический Запад со стороны стран, которые, как мы видим, начинают выходить из тени.

За спиной России стоят минимум четыре страны — Китай, Иран, Сирия и КНДР. Всех их объединяет реваншизм, желание властвовать над миром, покончив с доминированием прав человека и демократических выборов как единственного верного пути. Об этом постоянно говорят авторитарные террористы, такие как Путин, иранские или северокорейские лидеры. Осторожно, но на эту тему говорит и китайский вождь Си.

«Ось зла» предлагает человечеству «другой путь». Разными словами. По словам Путина этот путь не обязательно должен включать права человека или демократические выборы. За этим предложением кроется то, что диктаторы предлагали всегда: тюрьма, цензура, убийства, репрессии, нищета, ограничения, контроль. Все, чтобы диктаторы могли сохранять власть.

Все время российско-украинской войны клуб диктаторов ограничивался незначительными решениями: поддержка России в ООН, признание террористов как власти на Донбассе, признание «новых границ России». Все это мало интересовало мир. Никаких жестких ответных действий Запад не задействовал, очевидно, плохо понимая, что происходит.

Пока Иран и КНДР не начали поставлять оружие России. И это выглядит как начало следующего акта, где «ось зла», наконец, начинает выходить на игровую доску.

Осторожность Запада в поставках оружия Украине имеет свое объяснение. И главное из них, которое, я уверен, мучает многих аналитиков на Западе, это вопрос участия стран-сателлитов России в войне против Украины. Как далеко они зайдут? И какую цель преследуют?

Одна из гипотез может быть следующей. Войну против Украины надо считать прелюдией к третьей мировой войне. Прямо сейчас «ось зла», применяя все возможные инструменты, пытается обвалить коллективный Запад с его принципами и идеями. И нефте-газовые удары — лишь первая часть событий, ожидающих дальше.

Время для похода на Запад выбрано идеально: демократические страны все еще переживают экономические последствия пандемии. Обратите внимание: меньше всего пострадали от пандемии ковида страны, оппонирующие Западу.

Где-то, как в России, людям просто давали умирать без помощи. Где-то, как в Китае, использовали весь инструментарий автократического режима, изолируя людей так, что они умирали с голоду. И вообще как будто единственные в мире были готовы к пандемии. Будто действительно готовились к ней. Где-то, как в КНДР или Иране, вообще отказались бороться с тем, чего «не существует». Во всех случаях неизвестно, сколько на самом деле людей погибли. Ибо человеческой жизни нет в перечне ценностей стран «оси зла».

В то же время Запад боролся с пандемией, пытаясь балансировать между жизнью и правами человека, довольно часто выбирая абсурдные или даже вредны пути для экономики. Впрочем — в полном соответствии с принципами Запада, где права человека — а самым большим правом является право на жизнь — превыше всего. Поэтому «под нож» пошли заработки, а не люди. И это, в целом, было единственное верное решение.

Россия, спешно начавшая свою войну, когда большинство демократических стран все еще находятся под эховым влиянием пандемии, логически дополняет первый акт. Запад ослаблен, «ось зла» — на пике ресурсов и возможностей идет в нападение.

Идеальное время для войны. И теперь, кажется, подходит к концу заключительный этап первого акта.

Я предлагаю подумать вот о чем. Возможно ли, что сейчас «ось зла» ставит целью максимально расшатать Запад? Да. Возможно ли, что сейчас «ось зла» ставит целью утилизировать как можно больше ресурсов Запада на войне в Украине? Да. Возможно ли, что «ось зла» готовится к новому удару — например, на Тайване? Да.

Если перед вами что-то зеленое, квакает, высоко прыгает или ловит насекомых длинным языком — скорее всего это лягушка.

То что происходит у нас на глазах, на что мы смотрим и с кем воюем?

Иран поставляет России беспилотники и ракеты. Также, по сообщениям медиа, ракетное оружие России начинает поставлять КНДР. Начало второго акта. А еще именно в эти дни в Китае окончательно консервируется абсолютная власть вождя Си.

Я попытаюсь предположить, что миру следует ожидать более темных дней, чем были до сих пор. Потому что на фоне роста влияния авторитарных стран все больше режимов на планете захотят присоединиться к клубу диктаторов, набирающих силу.

Например, кто-то верит, что страны Ближнего Востока изберут демократию? Это ошибочное мнение. Нефтяные короли выберут более сильного. Они ни за кого. Одной рукой они голосуют «за» незыблемость мировых правил в ООН, другой — отказываются увеличивать добычу нефти в ОПЕК+, чем помогают врагам демократии.

Каждая страна, которая имеет демократические ценности, или на пути к ним, будет вынуждена делать выбор. И очень скоро. «Ось зла» будет становиться сильнее, находить новых союзников. Чтобы это предотвратить, весь демократический мир, а также те, кто относит себя к свободному миру (например, Индия), должны объединиться и прямо сейчас, пока не стало слишком поздно, начать писать свой сценарий второго акта. Помочь Украине его писать.

Весь мир вдохновляет наш пример. Ведь первый акт переписали именно Вооруженные Силы Украины. Он должен был быть довольно быстрым. Зато превратился в яму, куда свалился миньон Китая товарищ Путин. Украинские мужественные мужчины и женщины, бьющиеся за ценности демократического мира, умирают на поле боя, но ломают задуманное режиссерами из клуба диктаторов.

Однако второй акт требует больше усилий. Он нуждается в вере в то, что мы действительно делаем планету лучше. Что демократия делает мир более открытым и толерантным. А значит — лишает власти диктаторов, убийц, тиранов. Делает мир более безопасным. И делает это с оружием в руках, а не пустыми заявлениями.

Если мы действительно верим в демократию, должны готовиться к войне за свои ценности. Должны вступать в войну за свои ценности. Должны распространять свои ценности. Должны побеждать врагов.

Потому что иначе следующая война будет еще более глобальной. Надо готовиться, чтобы ее предотвратить. «Ось зла» считала, что первый акт будет легкой прогулкой России по Европе. Что Украина станет легкой добычей. Этого не случилось. Россия проиграла и отступила, сбежала на большинстве направлений.

Но это не значит, что второго акта уже не будет. Прямое привлечение оружия Ирана и КНДР говорит о том, что клуб диктаторов будет пытаться отыграться. И рано или поздно на сцене появится Китай. Те, кто тешат себя иллюзиями, будто Пекину это не нужно — вы имеете право на это. Но обязанность любой власти готовиться к худшему, а не закрывать глаза. Готовиться к войне с Китаем. Европа должна это осознать и начать приготовления.

США это уже делают, сплачивая самых доверенных друзей в Союзе AUKUS. Но этого не делает Европа. Даже в локальном противостоянии с Россией страны Европы делают слишком мало, тщетно надеясь на силу США, где скоро снова на выборах будет решаться судьба не Америки, а целого мира.

Чтобы одержать победу во втором акте, вся Европа должна стать сильнее. Европа должна начать говорить языком силы. Европа должна начать писать сценарий второго акта. Писать его. Потому что мира не будет. Мы должны это понять. Мира не будет. И мантра «надо договариваться» не спасет нас всех от войны. Она лишь помогает врагам закреплять позиции и становиться сильнее. Потому что когда враги захватывают еще одну страну, они, конечно, хотят мира, пока не соберут новые силы для следующего нападения.

Если я не прав, напомните мне, когда последний раз демократия побеждала диктатуру. В какой стране. Кажется последний раз это была тоже Украина. А после нашей революции в разных странах мир видел лишь рост популистов, русских лакеев и новых диктаторов. И ни разу никто в мире не становился по-настоящему на защиту людей, которых убивают людоеды-тираны. Украина — это хороший пример, что если не сдаваться, тираны падут. Мы должны бороться дальше. И становиться более решительными.

Мир еще имеет время остановить Россию, Китай, Иран, КНДР и Сирию. Объединенными усилиями мы одолели «ось зла» в первом акте. Это дает нам большое преимущество и вдохновение, веру в окончательную победу, полную и однозначную. Последнее голосование в ООН это подтверждает. Со времени первой резолюции, которая осуждала вторжение России, в мире стало на две страны больше тех, кто не поддерживает разрушение мирового порядка. Это очень много.

Просто подумайте, как изменилось бы мнение планеты, если бы в первом акте победу одержала Россия. Как многие страны захотели бы стать на сторону проигравшего.

Но еще ничего не решено. Еще все впереди. Диктаторы хотят разрушить демократию как явление. И они идут вперед, наступают и перешли к применению оружия. В старые времена, дорогие европейские друзья, мы все вставали к оружию, чтобы защитить то, во что верим. Мы не боялись угроз тиранов. Мы не боялись обещаний террористов уничтожить всех, если им не дадут победить. Это вопрос лишь наш, исключительно вопрос к нашему видению мира и нашей веры в самих себя.

Верим ли мы в мир, который построили. И что мы передадим своим детям. Будут ли они жить в свободном мире. Или через несколько десятилетий будут страдать под гнетом авторитарных убийц.

 

Каспаров.ру

Аркадий Янковский

Живой гвоздик

Аркадий Янковский: Война проиграна, диктатор будет сдан…

После долгого перерыва проявился Явлинский — в гостях у Венедиктова на пару с Бунтманом. В программе оба ведущих были чрезвычайно учтивы с интервьюируемым, не то что в своё время в памятных эфирах — первый с Илларионовым, а второй с Кашиным…

Это и понятно, Григорий Алексеевич спикер заслуженный, усердно топит «за мир» — это квинтэссенция всех его нынешних высказываний. Актуально и в ногу со штатными радетелями переговоров…

Политический ветеран пытается убеждать общественность не как Маск, конечно, вещает в своём выверенно пацифистском стиле, но очень вдохновенно и с присущим лидеру системной партии разрешённым жанровым пафосом — попутно обличая режим как надо.

А главнейшее слово во всех речах отца-яблочника — это абсолютно кричащее: «остановитесь!».

Не остановить Путина раз и навсегда, а остановить неудачное для него сражение и «начать разговаривать»…

Бункерный диктатор уже давно пытается любым способом прекратить проигрываемую им битву и вступить на вязкое поле торга, где он искусный мастер вербовки, подкупа, шантажа и обмана. Привлекает ЛОМов к решению этой экзистенциальной задачи…

Большинство мировых значимых политических фигур отказались от переговоров с кремлевским беспредельщиком, ядерный блеф отвергнут и в повестке исключительно «дожимание» агрессора — ведь очевидно, что затяжную войну он никак не выдержит, а в российском Генштабе уже зреет серьезное недовольство, и совсем не исключено скорое отторжение главнокомандующего тем или иным способом.

Война проиграна, диктатор будет сдан…

Эта доминирующая экспертная оценка никак не устраивает миротворца Явлинского. Сидя под плакатом «Dилетант» в московской студии «Живого гвоздя», он кричит и размахивает руками, фирменно назидает подмякшим собеседникам.

Он в политике вовсе не дилетант и знает свою роль, знает отведённое место…

Место маленького, ржавенького, но нужного гвоздика…

В чудовищной конструкции путинского уродливого государственного дворца!

 

Re: Russia    

Война Путина без Путина: нет гарантий, что даже новый президент сможет закончить конфликт в Украине

Военные неудачи и трагический тупик в затянувшейся войне с Украиной заставляют элиты, экспертов и СМИ все чаще обсуждать перспективы ухода Путина, ставшего главным инициатором этой войны. Предполагается, что новый президент сможет начать мирные переговоры, однако исторический опыт затяжных военных конфликтов говорит, что смена политического руководства не всегда способствует установлению мира, и появление нового лидера — не единственное условие для окончания войны. Жестокая политическая логика затяжных военных конфликтов и «позор поражения» — страх ответственности за неуспешную войну — принуждают политическую элиту продолжать ее даже в отсутствии перспектив победы или благоприятного исхода.

Лидеры, которые начинают войны, редко заканчивают их сами, даже если война затягивается, а перспективы победы становятся все менее реалистичны. Поэтому естественным способом окончания конфликта кажется смена лидера. Однако в действительности эти надежды оправдываются совсем не всегда: смена лидера в ходе наступательной войны не обязательно приводит к ее окончанию, пишет Шон Кокран, аналитик RAND Corporation, в обзоре на сайте War on Rocks. Позор поражения и неуспешного завершения войны, принесшей страдания и жертвы, остается большой политической проблемой и для нового лидера, следует из опубликованной ранее книги Кокрана на эту тему. По его подсчетам, из 85 затяжных военных конфликтов в абсолютном большинстве случаев лидер, начавший войну, либо доводил ее до момента, который можно было хоть как-то счесть за победу, либо прекращал свое пребывание у власти (86% случаев). Но и пришедший ему на смену лидер в 66% случаев продолжал начатую предшественником войну, будучи не в силах выбраться из заданных ею политических рамок. Ключевым фактором, препятствующим принятию решения об окончании конфликта, является «позор поражения» — риск столкнуться с осуждением со стороны избирателей и политических элит, которые могут возложить на «миротворца» вину за поражение и потери, ассоциирующиеся с войной. «Такое давление ждет любого лидера России, который будет стремиться вывести Россию из войны, начатой Путиным, и осложнит поиск решений для установления мира — по крайней мере, решение о выводе войск точно не будет принято быстро», — предполагает Кокран.

Исследование очерчивает четыре обычных нарратива, в которых разворачивается общественное обсуждение и поиск виновных в военном поражении. Первый сфокусирован на том, что само решение о начале войны было ошибочным, и тогда виноватым оказывается предыдущий политический лидер. Второй, напротив, возлагает ответственность за неэффективное ведение войны на новое руководство, вне зависимости от того, кто ее начал. Его аргументы строятся на том, что новый лидер недостаточно обеспечивает армию ресурсами и связывает военным руки. Третий нарратив (в случае если преемник предпринимает активные шаги для прекращения войны) обвиняет его в том, что война была завершена слишком рано, когда победа еще была возможна, и тем самым снимает ответственность с прежнего руководства и военных. Наконец, оппоненты преемника могут апеллировать к тому, что руководству в ходе мирных переговоров не удалось добиться наилучшего разрешения конфликта — война была окончена несправедливым образом, а заключенный мир является предательством в отношении жертв, которые нация принесла во имя победы.

Как можно заметить, для преемника Путина выигрышным может стать только первый нарратив. «Однако новый лидер всегда остается уязвимым для давления по обвинениям, исходящим из других нарративов. Этот риск может заставить нового президента продолжить сражаться в Украине, несмотря на растущие затраты и маловероятность победы, даже если до вступления в должность он не поддерживал войну», — считает Кокран. Исторический анализ демонстрирует, что многие лидеры в аналогичных обстоятельствах решили продолжать затяжную войну или настаивать на мире только для того, чтобы сам процесс мирного урегулирования затянулся на годы.

Поиск виновных уже начался — после того, как российская армия в Украине стала терпеть одно поражение за другим. В стратегии взаимных обвинений в такой ситуации политические игроки, как правило, противостоят военным, и это внутриполитическое противостояние создает для преемника Путина большие трудности. Поэтому для принятия решения об окончании войны, в которой победы достигнуть не удалось, ключевое значение имеет поддержка этого решения военными. Без нее новое политическое руководство будет крайне уязвимым для нападок со стороны оппозиции и обвинений в неспособности защищать интересы страны. Но военные поддержат такой шаг только в случае, если между ними и «гражданскими» будут налажены прочные отношения или заключена «гражданско-военная сделка», как это называет это Кокран, то есть если будут получены взаимные гарантии того, что ни одна из сторон не попытается сделать своего оппонента козлом отпущения в глазах общества.

Так что «Запад не должен рассчитывать, что смена руководства в России автоматически приведет к прекращению войны, — война Путина вполне может продолжаться и без Путина», — заключает Кокран.

(Оновлено 10:00)

Meduza

«В начале войны Путин собирался косплеить 1945 год. Теперь — 1941-й» Интервью политолога Кирилла Рогова — о том, как мобилизация изменила россиян. И о трех «концепциях войны», которые власть придумала после начала вторжения (но все провалила)

Мобилизация и референдумы изменили отношение некоторых россиян к войне. Однако массовых протестов все еще нет, а российские мужчины в большинстве случаев добровольно идут в военкоматы. Что происходит в российском обществе после объявления «частичной» мобилизации, на какие фракции делятся сторонники войны и когда «российские элиты» могут разочароваться во Владимире Путине, «Медуза» узнала у политолога, основателя аналитического центра Re: Russia Кирилла Рогова.

— Один из первых материалов Re: Russia, опубликованный в начале июня, представлял собой обзор социологических данных о поддержке войны в России. В нем вы пришли к выводу, что высокие цифры поддержки (50–75% опрошенных) объясняются тем, что 10–15% респондентов дают безопасный, «общественно приемлемый» ответ. Что изменилось на сегодняшний день? Насколько данные ВЦИОМ последнего месяца о положительных взглядах россиян на войну (70–73%) и высоком рейтинге доверия Путину (81%) оправданны?

— Действительно, «инфляция» (повышение уровня поддержки войны среди респондентов, — прим. «Медузы») в опросах объясняется, с одной стороны, тем, что респонденты часто предпочитают давать социально приемлемые ответы. Как мы писали в начале июня, у данных о широкой поддержке войны в Украине явные признаки навязанного консенсуса: многим сомневающимся кажется, что все вокруг поддерживают Путина и войну, и они смещаются в сторону большинства — не хотят занимать маргинальную позицию по отношению к нему.

Однако есть другая гипотеза — ей сложно найти прямые подтверждения, но и опровергнуть тоже практически невозможно. В условиях войны и усиливающихся репрессий люди, критически настроенные к режиму, менее склонны разговаривать с полстерами. Из-за этого происходит искажение на уровне response rate (частоты отклика) — этот показатель говорит, как много людей соглашаются отвечать на вопросы.

Эта гипотеза подтверждается социологическими данными из разных источников: те, кто не одобряет действия Путина, в два раза реже готовы свободно говорить о своем отношении к политике, по сравнению с теми, кто поддерживает власть.

Мы недавно проанализировали большой массив данных, объединив все опросные волны «Левада-Центра» и частной социологической компании Russian Field. Целью работы последней было именно проверить данные больших полстерских центров. У ее специалистов получилось — им удалось зафиксировать масштаб отказов респондентов отвечать на чувствительные вопросы: люди часто прерывали интервью, когда речь заходила об Украине и войне.

Кроме того, этот анализ дал нам еще один ключ к тому, как устроена поддержка среди тех, кто соглашается говорить. За счет дополнительных вопросов в исследовании Russian Field мы увидели разные градации среди тех, кто за.

Например, 20% респондентов утверждают, что поддерживают СВО, но если была бы возможность вернуться назад и отменить ее, то они бы предпочли это сделать. Соответственно, даже значительная часть коалиции «за войну» хотела бы, чтобы война вообще не начиналась: с их точки зрения, достаточных оснований для боевых действий нет.

Еще одна важная группа — те, кто поддерживает войну, но с оговорками и сомнениями: «надо бы сейчас уже заключить мир», «перейти к переговорам», «остановить обстрелы». Последняя, третья партия — это оголтелые сторонники тотальной войны.

Аргументы всех трех коалиций мы спроецировали на результаты качественного исследования, которое сделала Лаборатория публичной социологии. Они провели более 200 глубинных интервью о войне. Выделенные ими нарративы сторонников войны хорошо накладываются на те три группы, о которых я говорил.

Есть партия «тотальной войны», которая уверена, что Запад не может смириться с существованием России, готовил нападение на нее и руками Украины пытается ее уничтожить.

Партия «справедливой войны» считает, что русские и русскоговорящие жители востока Украины подвергались гонениям со стороны «националистического украинского правительства». И у России есть обязательства защитить их и освободить от этого гнета.

Эта логика соответствует международной доктрине «Responsibility to Protect», по которой внешние силы могут вмешаться для предотвращения геноцида или в других гуманитарных целях. Соответственно, они считают, что существует ограниченная специальная военная операция, которая не является войной с Западом, а имеет ограниченную гуманитарную задачу.

Есть и третья партия — «конформисты». Это те, кто отменил бы специальную операцию, если была бы возможность. Они не уверены в тех аргументах, которые приводятся в поддержку войны, считают, что ее можно было не начинать, но раз она идет, то ее нужно поддерживать: наверху ведь лучше знают. Или — возможно, еще чаще — считают, что ее опасно не поддерживать. Они не хотят вступать в конфронтацию с режимом и его предполагаемым «большинством».

Первые две партии хорошо представлены в официальной пропаганде. На ток-шоу [«60 минут» Ольги] Скабеевой, Соловьева [«Вечер с Владимиром Соловьевым»] и других все бесновались, крича о том, что РФ ведет тотальную войну с блоком НАТО и с коллективным Западом, война на пороге и всем нужно встать грудью на защиту Отечества. Однако в регулярных новостях на центральных каналах рассказывалось о том, что наши высокопрофессиональные силы ведут ограниченную и осторожную операцию по освобождению наших соотечественников, которые страдают от националистического режима в Киеве.

Очевидно, что мобилизация, сделавшая войну всеобщей, стала для партии «справедливой войны» и для «конформистов» шоком, так как сломала принятую ими картину. Она грозит подорвать «навязанный консенсус». Это отразилось в опросах, которые проводились сразу после 21 сентября [когда было объявлено о мобилизации]. Даже в данных ФОМ на вопрос «Какое настроение вы видите среди окружающих вас людей?» до мобилизации 30% с небольшим называли «тревожность», а после нее это значение подскочило в два раза, до 69%.

Общественное мнение находится в шоке от объявленной мобилизации, но еще не выработало определенного мнения относительно того, кого винить. Владимир Путин — опытный манипулятор общественными страхами и массовыми эмоциями. Сейчас он пытается расширить социальную базу первой партии — партии тотальной войны. В этой концепции мобилизация должна «повязать кровью» граждан. В этой логике те, у кого близкие и родственники на войне, получили ранения или убиты, должны стать партией тотальной войны, партией мести. Ощутить свою вовлеченность. В самом начале войны Путин собирался «косплеить» 1945 год и принимать парад победы над Украиной. Теперь он косплеит 1941-й: враг на пороге, Отечество в опасности, братья и сестры; вставай, страна огромная.

С другой стороны, шок от мобилизации для партии «справедливой войны» и «конформистов» может развернуть их от поддержки войны. В их представлении раньше издержки неподдержки войны были высоки — репрессии, конфронтация с большинством, поддерживающим войну, — а издержки самой войны для них — минимальны. Теперь ситуация радикально изменилась.

Соответственно, в общественном сознании сейчас борются две этих тенденции: стремление Путина расширить базу поддержки тотальной войны и шок, разрушающий картину мира умеренных сторонников. Исход этой борьбы будет определять будущий баланс мнений российского общества.

— Как вы думаете, возможна ли в ближайшие месяцы трансформация двух умеренных партий в партию недовольных режимом? И возможны ли вследствие этого массовые протесты?

— Здесь важно отметить, что представители партии «конформистов» и «умеренных сторонников» не очень подвержены аргументации, которая звучит из стана убежденных противников войны. Между ними существует конфронтация и взаимная неприязнь. Первые руководствуются прагматическими соображениями, придумывают объяснения, чтобы не вступать в конфронтацию с режимом. А вторые предъявляют им моральные претензии и раздражают их этим.

В смысле их картины мира, эти партии [«умеренные сторонники» и противники] не так далеки друг от друга и явно отличаются от оголтелых — партии «тотальной войны». Но они враждебны друг другу в поведенческих выводах и стратегиях. Они согласны в том, что не могут изменить ход вещей, но одни делают вывод, что необходимо зафиксировать по крайней мере свое несогласие, пусть это и бесполезно, а другие — что делать это и подвергать опасности благополучие своего ближнего круга глупо.

Из этого следует, что, даже если недовольство войной среди «умеренных» и «конформистов» растет, они не перейдут к риторике антивоенной партии. Скорее, они будут консолидироваться вокруг собственного нарратива о том, что «мы раньше поддерживали войну, а теперь видим, что это нерационально, ведет не туда». Они будут оперировать прагматическими, а не моралистическими аргументами: «люди гибнут», «все затянулось», «в экономике все хуже», «Россия в изоляции», «многих лекарств нет в аптеках, а раньше были», «пора прекращать» и так далее. Эти аргументы будут звучать нелепо для убежденных противников войны. Но именно благодаря им сторонники постепенно будут отходить от поддержки войны. Это возможный сценарий развития событий.

Важно подчеркнуть: это совершенно не значит, что партия публичных противников войны не нужна. Она играет огромную роль. Задает иной полюс, существование которого тревожит поддерживающих войну. По глубинным интервью видно, что аргументация сторонников войны все время строится на полемике с антивоенной партией. Они постоянно вынуждены с ней взаимодействовать и спорить. В этом состоит фундаментальная роль антивоенной партии. Однако дальнейшая динамика развития социальных процессов развивается иначе — ее триггером является раскол внутри сомневающихся, который будет базироваться на прагматических аргументах.

— Можно ли будет увидеть на баррикадах вместе с теми, кто изначально выступал против войны, бывших сомневающихся?

— Да, если тенденция раскола среди умеренных сторонников возобладает, то в будущем это произойдет именно так. Две фракции, несмотря на разницу своих нарративов на первых этапах, затем будут противостоять «оголтелым» и начнут говорить на некоем общем языке. Если только Путину не удастся убедить «умеренных», что партия «оголтелых» — это новое большинство, противостоять которому бесполезно.

— Чем можно объяснить отсутствие массовых протестов сразу после объявления мобилизации?

— Первые протесты после мобилизации были двух видов, которые очень важно различать. В активистских акциях в Москве, Санкт-Петербурге и других больших городах участвовали убежденные противники войны. Однако в Дагестане, Тыве, Якутии и других регионах [на протесты] выходили родственники тех, кого призывают. Как раз они порождают тот прагматический антивоенный нарратив, о котором я говорил: «людей отрывают от работы», «кто семью будет кормить», «нечего было туда лезть» и так далее.

Протесты действительно не были массовыми. У этого есть две причины. Во-первых, влияет репрессивная машина, которую пока боятся. Во-вторых, сдвиги в такой ситуации не происходят одномоментно. Люди переваривают шок постепенно. По опросам 30 сентября видно, что он еще не обрел политическую фокусировку. Гражданам страшно, но они еще не знают, как об этом думать. Еще непонятно, как на это реагировать. Неизвестно, какое мнение станет мнением большинства. Это дело будущего.

— Чем с точки зрения социологии можно объяснить многочисленные видео, в которых мужчины покорно бредут в военкоматы и в мобилизационные автобусы? Неужели они не понимают, что их ведут на смерть? Почему смерть в Украине, с их точки зрения, более социально одобряема, чем бегство от повестки, протесты или, в худшем случае, уголовное дело?

— Это хороший вопрос, ответ на который очень важен для того, чтобы нарративы антивоенной партии и бывших умеренных сближались.

Большое количество людей живет немного в другом мире, чем тот, который видят последовательные противники режима. Для этого большинства вопросы политики, демократических свобод являются менее значимыми, чем потребности их семейного и ближнего круга, идеал «нормальности» жизни. Объем этой «нормальности» в их жизни в последние 20 лет в России постоянно рос. И это очень важно для таких людей. Важно выбраться из бедности, дать детям какой-то старт. Главное для них — это зона комфорта их семейного круга вместе с ощущением принадлежности к стране и к некоему воображаемому «телу» нации. К этому нужно относиться без высокомерия. Так устроены обычные люди, причем далеко не только в России.

Просто на Западе, в странах с устоявшимися демократическими институтами, процесс приучения к другому политическому мировоззрению идет со школьной скамьи. Постоянно подчеркивается важность и ценность демократии, то, что она требует участия, гражданской солидарности, волонтерства и умения отстаивать свое мнение в публичном пространстве. Так формируется политическая культура. А в автократиях и гибридных государствах люди воспитываются по-другому. Им говорят: для того чтобы быть успешным, не надо лезть туда, куда не просят, потому что все равно ничего не изменишь, а только испортишь себе карьеру и перспективы, не сделаешь нормальную семью, не построишь дом, не дашь детям основу для будущего. А они хотят ее дать.

Поэтому они и идут в военкоматы. Опора их комфорта — это представления о благополучии семьи (а оно росло) и принадлежности к некоему общему целому, единству с другими «людьми как мы». Очень трудно порвать с этим и перейти в оппозицию к тому, что всю жизнь считал своей макроидентичностью. Это может принести очень много боли и дискомфорта, [может появиться] ощущение себя как изгоя.

— Вы сказали, что такая покорность не сугубо российская история. Действительно ли в таком случае можно сказать, что сценарий, в котором люди покорно идут на несправедливые войны, характерен для авторитарных государств? В США, например, из-за войны во Вьетнаме были массовые протесты.

— Активное американское участие во вьетнамской войне продолжалось восемь лет. На первых этапах в истеблишменте США был абсолютный консенсус относительно того, что военное вмешательство необходимо. Протестов также довольно долго не было, они начали нарастать очень постепенно. Кроме того, там существовал важный социальный подтекст, потому что в армию в основном попадали люди с более низким общественным статусом и доходами.

В России же до 21 сентября была война тех, кто сам хочет воевать, поэтому потери армии не очень волновали общество: «Кто-то там за деньги поехал и погиб. Ну, что делать». Сейчас ситуация будет меняться, но, как я сказал, тут не нужно выдавать желаемое за действительное. Будут работать два фактора, о которых я уже говорил: с одной стороны, будет попытка мобилизовать общество через вынужденное участие в войне — «там наши погибают, как можно стоять в стороне, как можно поливать их грязью». А с другой стороны, будут накапливаться шок, дискомфорт, боль и вот эти как бы прагматические вопросы. Эти две тенденции некоторое время будут бороться.

— Соответственно, разделение между жителями авторитарных и демократических государств на основании протестов против несправедливых войн не совсем логично?

— Конечно, оно есть. Оно связано с тем, что в авторитарном государстве на человека больше воздействуют сверху, подсказывая, как нужно думать и действовать. Если возвращаться к американской ситуации, то исследователи описывают динамику с войной во Вьетнаме так: сначала элиты были едины в том, что эта война необходима. Потом начались протесты снизу, и через время в политической элите стали появляться фракции, которые все более воспринимали их точку зрения. Из-за этого возникла масштабная публичная дискуссия о войне. Позиция «против» стала распространяться, и в итоге ее начало поддерживать большинство.

В авторитарном режиме консенсус в элитах является гораздо более жестко навязанным. Всех тех, кто против войны, изгоняют, уничтожают и сажают в тюрьмы, а все медиа топят только за войну. Соответственно, переключение, когда элита начинает реагировать на низовые протесты, происходит гораздо более замедленно. Успевает погибнуть гораздо больше людей, пока в элитах формируется антивоенная фракция, и сверху начинают поговаривать, что «не все решения были правильными». Однако все это случается очень постепенно, потому что авторитарный режим пытается заморозить ситуацию и не дать трещине расшириться и превратиться в новую политическую реальность.

— Дискуссия о том, является ли российский режим фашистским, идет с начала войны. Повлияла ли на него мобилизация?

— Идеологически правонационалистический спектр довольно широк. В нем исторически есть разные фракции: итальянский фашизм, немецкий национал-социализм, испанский франкизм и многое другое. Это один бульон, на основе которого делаются разные политические проекты: такой суп или сякой суп. Поэтому переклички, параллели тут естественны. Однако не все они являются подтверждением того, что мы имеем дело с фашизмом. Если говорить о немецком национал-социализме, то в научной литературе считается, что один из важнейших маркирующих его признаков — это идея о перерождении нации через войну.

На Re: Russia была довольно широкая дискуссия об этом — об идеологии режима и ее возможном перерождении. Участвовали [политолог] Екатерина Шульман, [историк и филолог] Андрей Зорин, замечательный американский исследователь русской националистической и консервативной мысли Марлен Ларуэль, другие историки. Они обсуждали, есть ли у режима идеология войны — потенциал для военной мобилизации нации, идеология, которая будет объяснять людям, за что они умирают.

Речь шла о том, что путинский режим широко пользуется агрессивной милитаристской риторикой, которая, однако, носит скорее такой троллингово-мемный характер. Русская философия войны, которую предлагает путинский режим, — это «мемы» Соловьева, [главного редактора RT Маргариты] Симоньян и других про то, что «они сдохнут, а мы — сразу в рай». Можно ли с этой штукой отправиться на фронт?

Марлен Ларуэль подробно рассматривает, какие у режима есть идеологические конструкты в запасе, которые можно было бы предложить как философию войны. Она рассматривает идеологическую продукцию «Зиновьевского клуба», «Изборского клуба» и приходит к выводу, что она довольна экзотическая, маргинальная и не приспособлена к массовому тиражированию. Еще до войны у режима была довольно агрессивная риторика, однако параллельно в гражданах воспитывалась деполитизированность. Власти было выгодно, чтобы люди были «вне политики». А сейчас это прямым образом противоречит новым задачам. Срочно нужно рассказать населению, что оно с государством — одно целое. Сделать это крайне сложно, особенно если это совмещается с тем, что административно-управленческая машина начинает сбоить. В этой ситуации идейная мобилизация является трудновыполнимой задачей.

— После 24 февраля казалось, что никаких группировок внутри элит не существует, а все фракталы могут быть разбиты по желанию Путина. Насколько это ощущение оправданно сейчас? Понятно, что война заставила всех представителей элит приспосабливаться, но сформировались ли в новой, военной реальности отдельные партии внутри нее?

— Партии внутри элиты существуют всегда. Здесь важно рассуждать в рамках корректной теоретической рамки. Фракции элит всегда борются друг с другом — за ресурсы, за представительство, за «близость к телу». Это, как правило, управляемые конфликты. В любой момент арбитр может их прекратить. Раскол элит происходит, когда конфликт становится неуправляемым. Одна из партий не соглашается с верховным решением и начинает апеллировать к людям, их недовольству, доказывать, что ее частные интересы совпадают с общегражданскими. Тогда раскол начинает идти по вертикали вниз, в общество.

В российском руководстве были разные фракции. Более того, я думаю, что партия войны даже в самой близкой Путину группе была явным меньшинством. Все видели, но немногие смотрели заседание Совета безопасности, которое предшествовало признанию ЛНР и ДНР независимыми государствами, ставшее механизмом запуска войны. На нем ключевыми выступающими были министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, секретарь Совбеза Николай Патрушев, премьер-министр Михаил Мишустин и директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

Путин поставил вопрос: «Американцы не хотят с нами договариваться, разговоры с ними бесполезны. Надо ли перейти к решительным действиям по признанию ЛНР и ДНР?» Все эти пять человек сказали, что президент все правильно сказал, но можно еще раз попробовать переговорить с американцами, дать Западу еще один шанс. Это спровоцировало нервную реакцию Путина, который начал «чморить» Нарышкина. После этого Лавров и Шойгу выступили еще раз — у них внезапно поменялась концепция. Путин и элиту, и население поставил перед фактом начала войны, втянул в нее.

Когда началась война, весь вопрос был в том, найдется ли в элите тот, кто публично нарушит единство. Был слух, которому я склонен верить, что Эльвира Набиуллина пыталась подать в отставку. Если вы посмотрите на экономическое совещание с Путиным в конце февраля, то на нем она сидит со скрещенными на груди руками и не смотрит в сторону президента. Это было прочитано и наверху, и внизу как молчаливая попытка бунта. Однако она была сломлена, и через несколько дней Путин демонстративно предложил ее кандидатуру на пост председателя ЦБ. Это было четким сигналом, что протест невозможен, начальник вас сломает, даже если вы Эльвира Набиуллина. А так как большинство из них не Эльвиры Набиуллины и хорошо это знают, то элиты согласились с новой реальностью.

Однако это не означает, что фракции исчезли. Как и в обществе, те разные партии поддержки войны, которые я описывал вначале, существуют в элитах. В последние недели военные неудачи усиливают сомнения и естественным образом подводят к брожению наверху. Самым важным показателем этого являются не выступления Кадырова и Пригожина, а то, что Путин принял третью концепцию войны.

Первой концепцией войны был блицкриг: взять «Киев за три дня». Она провалилась в силу абсолютной некомпетентности расчета.

Второй концепцией стало ограничение военных действий юго-востоком Украины. Она тоже провалилась. С одной стороны, поставки западного вооружения лишили Россию безусловного преимущества в огневой мощи. С другой — контрактная армия в условиях настоящей войны и значительных потерь оказалась неспособна оперативно восполнять потери. И стало понятно, что в этих условиях она не может оборонять такие большие захваченные территории.

Третьей концепцией войны стала всеобщая мобилизация. Она тоже обнаруживает некомпетентность и организационную несостоятельность путинской системы, на что начали указывать даже главные пропагандисты. Правда, выводя Путина из-под удара.

Каскад провалов всех трех концепций подрывает главные элементы имиджа Путина. Все 20 лет его формировали два главных элемента. Первый — представление о его компетентности и об относительной работоспособности его управленческой машины, которая может приносить нужный результат. Второй заключался в том, что он всегда в конечном итоге выигрывает. Даже если он оказывается в неудобном и проигрышном положении, то он идет на эскалацию, перед которой отступают. И таким образом он возвращает себе имидж волевого и успешного руководителя. Но сейчас элиты видят, что все это в третий раз оказывается неудачей, таким эпик фейлом.

Политический комментатор Татьяна Становая в материале для Carnegie очень точно написала, что элиты всегда склонны выбирать сторону Путина-победителя, но сейчас они оказались перед другим выбором. Не перед выбором стороны победы, а перед выбором «стратегии поражения». Тот, кого они считали гарантированным победителем, начинает проигрывать одну комбинацию за другой. И перед элитами встает вопрос, как минимизировать неизбежные потери — следствие этих поражений.

Разумеется, это не гарантирует какого-то одного сценария развития событий. Как бы этого ни хотелось. Путин — упрямый человек, который готов прилагать большие усилия и рисковать, чтобы избежать поражения. Однако среди элиты все больше растут сомнения в его компетенциях и в том, что фортуна осталась с ним.

— А как эта оптика перестраивания стратегий элит сочетается с противостоянием внутри военного блока? Я говорю про события последних недель, когда Рамзан Кадыров публикует посты с критикой высших чинов армии, а Евгений Пригожин его поддерживает. Ложатся ли они в концепцию подготовки элит к поражению?  

— Я называю Кадырова и Пригожина медиамилитантами. Во многом их функции находятся в сфере публичности. Это связано с тем, что в рамках бюрократических порядков путинского режима публично высказываться запрещено. Публичной политики нет. Это открывает возможности перед экзальтированными лоялистами. Я бы не преувеличивал их значение.

В данный момент их сверхзадача — сфокусировать недовольство тем, как идет война, на армии и военном руководстве, чтобы таким образом вывести из-под удара Путина. Они также отражают настроение партии тотальной войны. Но это далеко от раскола элит. Их публичность строится на том, что наверху уверены в их контролируемости. Хотя такая уверенность нередко оказывается ошибочной.

— Рассуждение абсолютно гипотетическое: представим, что прямо сейчас Путин умирает. Как вы думаете, в такой ситуации элиты активизировали бы переговорный процесс с Украиной? Или война продолжилась бы по инерции?

— Будет всеобщее ликование в элитах и одновременно «схватка бульдогов под ковром», потому что весь вопрос будет в том, кто какие позиции себе отвоюет. Важно понимать, что любые переговоры с внешним миром при отсутствующем Путине — это компромисс, при котором надо будет много сдать и во внутренней политике. Поэтому наверху будут действовать очень решительно и отчаянно. Понимая, что речь идет о том, кого сдадут. Смотрели фильм «Смерть Сталина»?

— А почему российская власть так торопилась провести референдумы, несмотря на то, что ощутимая часть территорий, которые «включаются в состав России», остается под контролем Украины? Если рассуждать исключительно с прагматической точки зрения, неужели это не наносит внутриполитического ущерба?

— Российской власти эти территории важны для внешней риторики. Важно представить «присоединение» как новое единение и захватническую войну как оборону. В референдумах интереснее то, что они стали одним из знаков сбоя административно-политической машины Кремля. В этой машине есть внутренний блок администрации президента, который планирует различные кампании. Он два месяца полемизировал внутри себя о том, когда проводить референдумы, чтобы сделать их более убедительными. Потом вдруг все сломалось, и кто-то резко сказал: «Референдумы будут послезавтра, а через несколько дней примем в состав России».

Это явный сбой, потому что раньше эта машина прорабатывала политические кампании основательно и системно. Здесь же начался авральный режим, при котором никто не обращает внимания на убедительность и вообще ни на что — главное поскорее сделать. Сказано слепить снеговика — лепим снеговика, даже если сейчас лето. Это же повторилось при мобилизации. Механизм ее проведения был очень похож на кампании позднесоветского времени. Коммунисты что-то придумывали, на местах понеслись выполнять, но в итоге вышло некое позорище.

— Эта спешка вызвана исключительно желанием Путина? Или есть рациональные причины?

— Она вызвана провалом второй концепции войны, о которой я говорил. Путин вовремя не среагировал на новые угрозы — потерю огневой силы из-за западного оружия и трудности с восполнением людских потерь с нужной скоростью. В итоге все обнаружилось, когда украинцы начали наступление по двум направлениям. Стало ясно, что фронт рушится. В этот момент началась истерика, были приняты поспешные, не проработанные с пиаровской и административной точки зрения решения. Не до того.

— Может ли аврал повториться и привести к дальнейшей эскалации до уровня всеобщей мобилизации или ядерного удара?

— Теоретически всего это нельзя исключать, но всеобщая мобилизация практически невозможна логистически. Не получится в один день призвать в армию 25 миллионов человек. Триста тысяч не могут переварить: мобилизованные умирают до отправки на фронт, их забывают в открытом поле, им нечего есть и не во что одеться. Поэтому не может произойти никакой всеобщей мобилизации, максимум — дополнительные волны. С другой стороны, всеобщая мобилизация уже есть. Надо призвать сотни тысяч человек, но под угрозой находятся 25 миллионов.

Ядерная война — очень сложная, отдельная тема. Мало кто понимает, как это работает в реальной жизни. Единственное, что можно сказать, — нет пределов безумию страха поражения и стремлению уйти от публичного признания поражения и некомпетентности.

Владимир Путин привык к тому, что его карьера и имидж построены на обратном — на том, что его управленческая машина безупречна. И это очень опасно. Но при этом важно помнить, что принять решение о ядерном ударе в одиночку невозможно. А так как элиты видят, что все предыдущие шаги по эскалации только усугубляли ситуацию, убежденность в необходимости ее нового витка уменьшается.

 

(Оновлено 9:00)

«Украинская правда»

Киев: Россия атаковала дронами-камикадзе, прогремели три взрыва

Утром 17 октября в Киеве прогремели три взрыва — россияне атаковали дронами-камикадзе.

Источник: УП, мэр столицы Виталий Кличко, председатель ОП Андрей Ермак

Детали: Как сообщил Кличко, был взрыв в Шевченковском районе — в центре столицы. Все службы следуют на место.

Позже Кличко сообщил, что в Шевченковском районе был еще один взрыв.

Ермак подтвердил, что город россияне атаковали дронами-камикадзе.

По словам Кличко, в результате атаки дронами в нежилом здании в Шевченковском районе вспыхнул пожар. Работают пожарные подразделения.

 

Deutsche Welle

Красный Крест пока не имеет доступа к украинским пленным

МККК готов посетить всех военнопленных на оккупированных территориях Украины, но его сотрудникам должен быть предоставлен доступ, отмечает организация.

Международный Комитет Красного Креста (МККК) отверг критику со стороны Киева в связи с тем, что его представители до сих пор не посетили многочисленных украинских военнопленных. «Обвинение МККК в том, что ему было отказано в полном и немедленном доступе, не помогает ни военнопленным, ни их семьям», — говорится в заявлении организации, опубликованном вечером в воскресенье, 16 октября.

По данным МККК, 11 его сотрудников, включая одного врача, в оккупированной Россией Донецкой области готовы посетить всех находящихся в регионе военнопленных, однако пока не получили на это разрешения. «Те, кто может изменить положение военнопленных в любом международном вооруженном конфликте, — это вовлеченные государства и власти, удерживающие военнопленных. Именно они обязаны обращаться с ними гуманно в соответствии с Женевскими конвенциями и предоставлять МККК доступ ко всем из них», — отмечается в заявлении.

Ранее президент Украины Владимир Зеленский осудил бездействие МККК в вопросе посещения пленных украинцев и потребовал у организации использовать свое международное право доступа к военнопленным, указав, что «Красный Крест имеет обязательства, прежде всего морального характера».

МККК подчеркивает, что почти восемь месяцев безуспешно требует обеспечить его представителям «беспрепятственный и постоянный доступ» во все места, где содержатся военнопленные, включая исправительную колонию в оккупированной Еленовке под Донецком. «Наша решимость непоколебима. Мы никогда не перестанем требовать доступа к военнопленным, пока не сможем увидеть всех их не один раз, а многократно, где бы они ни содержались», — сказано в заявлении МККК.

 

«The Moscow Times»

Россия закрыла семь районов Баренцева моря и проведет учения ядерной триады

Пригрозив использовать «все имеющиеся средства» для сохранения контроля над оккупированными территориями Украины, президент РФ Владимир Путин решил проверить «ядерную кнопку».

Российские военные в ближайшие недели второй раз с начала года проведут учения стратегических ядерных сил, и Пентагон вместе с разведкой США намерены внимательно отслеживать их на предмет необычных или неожиданных действий, рассказали CNN американские чиновники.

Учения «Гром», которые, как правило, включают все компоненты ядерной триады, по данным США, состоятся до конца октября и будут продолжаться несколько дней. Они «будут включать ракетные пуски и размещение стратегических вооружений», рассказал координатор Совета национальной безопасности США Джон Кирби.

По словам высокопоставленного военного источника CNN, в Вашингтоне рассматривают как «безответственное» решение провести учения во время войны и после после прямых ядерных угроз, озвученных замглавы Совбеза Дмитрием Медведевым и лично Путиным.

Зоной учений может стать Баренцево море, где российские военные закрыли для полетов и движения судов как минимум семь районов — в том числе около полуострова Варангер, Медвежьего острова и острова Кильдин (с 18 по 21 октября). Кроме того, извещения NOTAM выданы для двух обширных зон возле архипелага Новая Земля (с 18 по 19 октября) и одной — в Карском море (с 17 по 22 октября), пишет Barents Observer.

«Судя по содержанию NOTAM и соответствующих навигационных предупреждений, по крайней мере некоторые из временно закрытых зон связаны и планируемыми или проходящими испытаниями оружия, либо стрельбами», — говорит Кристиан Атланд, старший научный сотрудник Норвежского центра оборонных исследований.

Предыдущие учения «Гром» Минобороны проводило 17 февраля — за неделю до начала вторжения в Украину, которое задумывалось как победоносный блицкриг, но обернулось военным фиаско, массовой мобилизацией и ядерным шантажом.

Новые учения российские военные проведут почти одновременно с НАТО. Альянс 17 начинает 2-недельные маневры Steadfast Noon» («Непоколебимый полдень»), в которых примут участие 60 самолетов, в том числе стратегические бомбардировщики США B-52 и другие носители ядерных боеголовок.

Полеты будут проходить над Бельгией, а также над Северным морем и Великобританией — на расстоянии менее 1000 км от России.

Одновременно проводимые учения в разгар войны, такой, как имеет место в Украине, крайне опасны, поскольку могут спровоцировать дальнейшую эскалацию, говорит Ханс Кристенсен, эксперт по ядерному оружию Федерации американских ученых.

«Это книжный пример того, что происходит во время напряженного кризиса, когда обе стороны повышают ставки, чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений сдержать друг друга, и не могут пойти на деэскалацию, поскольку в этом случае будут выглядеть слабыми», — поясняет Кристенсен.

 

 

(Оновлено 8:00)

«Радіо Свобода»

Для Росії війна перейшла у стратегічний цугцванг, наближається фінал – Данілов

Для Росії війна в Україні вже вийшла на стадію «стратегічного цугцвангу» – кожний наступний хід лише погіршує ситуацію та наближає до фіналу, написав у фейсбуці секретар Ради національної безпеки й оборони України Олексій Данілов.
За його словами, наразі існує п’ять аргументів, які доводять тезу про майбутню поразку загарбників.

У першу чергу, за його словами, мобілізація, оголошена президентом Росії Володимиром Путіним, перетворилася на втечу більш ніж 500 тисяч росіян й стала «потужним фактором» політичної дестабілізації в Російській Федерації.

«По-друге, спроба анексії українських територій викликала безпрецедентну в історії ООН консолідацію світу навколо підтримки України і засудження Росії (йдеться про голосування в Генасамблеї ООО 12 жовтня, – ред.)», – відзначив він.

Олексій Данілов також наголосив на тому, що ядерний шантаж Росії «означає повне перезавантаження та модернізацію структур НАТО, збільшення бюджету, переозброєння, готовність та здатність до жорсткої та негайної відповіді».

Крім того, на думку секретаря СНБО, ракетні удари загарбників по Києву та інших містах, критичній інфраструктурі спричинили прискорення ухвалення союзниками рішення щодо передачі ЗСУ сучасних систем ПВО.

«І найголовніше: агресивна війна, розв’язана з метою знищення України, привела до формування єдиної політичної української нації, сили якої дедалі зростають, а єдність російської псевдофедерації тане і входить в стадію напіврозпаду», – підсумував Олексій Данілов.

 

Site.ua

Кирилл Данильченко

Украинское ПВО против российского ракетного террора

С одной стороны, войска ПВО Украины неплохо набрали кондиций  за месяцы полномасштабной войны.

Мобилизация, наконец, добила штаты в бригадах  до полного и всё это огромное кабельное хозяйство, мачты, генераторы, сотня машин обслуживается и управляется, как задумывалось.

Это позволяет быстро прыгать на запасные позиции, больше отдыхать дежурным сменам и в целом эффективнее работать.

Растет практический опыт — по Украине выпустили более 3500 крылатых, баллистических и ПРР ракет, мы первая страна в новейшей истории, что переживает такие бомбардировки.

Тактика попыток прорыва ПВО, маршруты пролетов, как противник применяет ложные цели, помехи, как массирует силы и средства  — всё это активно изучается и этому ищется противодействие.

Только США передали нам 4 обзорных 3D радара AN / MPQ-64 Sentinel, плюс были передачи от Австралии, а у них неплохие РЛС воздушного контроля.

Всё это завязано на разведку союзников, что в состоянии выдавать нам такие ювелирные данные, как график дежурств вражеских «глаз», число самолетов на конкретных аэродромах, время вылета стратегических бомбардировщиков в зоны стрельбовых районов.

Вместе с оцифровыванием и поставками тропосферной связи; с АСУ между командными пунктами дивизионов и высшими  штабами;  с мобильными группами вооруженными ПЗРК;  с тревогами, которые у нас звучат еще тогда, когда противник выдвигается в стрельбовые районы, эффективность нашей ПВО  не может не расти.

Отсюда до половины перехваченных крылатых ракет в последнем обстреле по генерации электроэнергии 10-11 октября.

Отсюда 7 из 8 перехваченных «Калибров» в одном налете в августе.

Отсюда десятки сбитых иранских и российских  дронов.

Притом,  что как таковой противоракетной обороны у нас нет — комплексы заточены средне высотным и высотным  скоростным сверхзвуковым целям.

А по  баллистическим сверхзвуковым  и летящим на предельно малой поршневым дронам, всё это чистой воды импровизация.

С другой стороны — каждая выпущенная ракета из «Бука» или С-300 конечный ресурс, мы их не производим, а только обслуживали и могли производить КИПС, переснаряжать твердотопливные двигатели.

Во многом кампания ударами «Геранями» — это попытка заменить спам советскими и новыми российскими  ракетами, которые не бесконечны, на тот же спам дешевыми дронами камикадзе.

Вчера, кстати, размотали иранский  камикадзе с номером  хвостовым 430. Они у них сквозные, есть уже  целая коллекция хвостов с № порядковым 200 — так, что персы подбросили россиянам от четырех сотен машин.

Тактика очевидна — удары камикадзе по  пунктам постоянной дислокации, штабам, обзорным РЛС, котлам ТЭС и распределительным станциям.

Чтобы наносить либо прямой ущерб, либо заставлять разряжаться ЗРК, выстреливать запасы ракет.

Сейчас по сути началась гонка — смогут ли россияне подвести нас к исчерпанию средств доставки, раньше, чем более-менее массово встанут на боевое дежурство западные системы.

Но это, конечно,  будет еще не завтра и не через пару месяцев — СССР, готовясь к войне с НАТО для трех украинских военных округов,  накрутили тысячи и тысячи ракет. Не то, чтобы у нас их  безлимит, но еще присутствуют, даже как для такой интенсивной работы, ударов противника по арсеналам, истекающих сроков хранения.

Ответ на  спам дронами, естественно, будет в большом количестве малой зенитной артиллерии, децентрализации одиночных  пусковых (“Буков», «Торов», «Ос», «Тунгусок», «Мистралей»), мобильных групп,  визуальных постов раннего наблюдения с оптикой и камерами, создание десятков ложных целей.

Огромная насыщенность ПЗРК и невозможность наладить быструю координацию по линии свой-чужой , в ответ может приводить к дружественному огню, особенно во время крупных налетов, когда идет работа по десяткам целей.

Всегда так.

Вечный баланс между централизованностью с  твердостью командования, увеличением каналов комплексов над каждым районом обороны, объектовое ПВО вокруг инфраструктуры и позиций дальнобойных систем  — с риском получить по вскрытой ПРР, кассетную голову или дрон камикадзе.

Или децентрализация, засады, мобильные группы, малая зенитная артиллерия и ПЗРК в свободном поиске  — но с риском, что будут поражены дружественные самолеты и вертолеты.

Да и  сбить, например, например реактивным перехватчиком  поршневой дрон, задача нетривиальная.

Ибо слишком разные скорости, небольшая сигнатура коммерческого двигателя, корпус из пластиков и стекловолокна, не так чтобы идеально захватывался «воздух-воздух», можно свалиться в пикирование в попытке уравнять скорости, попасть под засаду дальнобойных систем россиян из-за ленточки.

Но, в целом — последний удар РФ показал, что несмотря на ущерб единой энергетической сети (несколько дней подачи электричества по часам в Центральной Украине и частичного блэкаута во Львове и Харькове), положить украинскую генерацию как систему, россияне не могут.

 Естестественно, ущерб наносится — котлы на ТЭЦ или, например, трансформаторные станции ремонтируются неделями. Пригодится ограничивать потребление, освещение городов и коммерческое — это нормальные реалии почти любой войны или энергетического кризиса.

Россияне импровизируют — бьют через воздушное пространство Молдовы, уходят в стрельбовые районы над Нижним Новгородом, чтобы не засекло НАТО над Каспием,

В первые сутки было расстреляно до 84 ракет, в следующие в половину меньше, сегодня они уже возвращаются к своим стандартные единичным пускам. 108 ракет за 10-11 октября.

Потому, что запасы не бесконечные, а от того, что на складе  есть изделие из резерва для специальной БЧ (того же ядерного заряда, объемного взрыва или проникающей на большую глубину), когда тебе здесь и сейчас нужен фугасный эффект против массивных объектов ЖКХ, ни холодно,  ни жарко.

Поэтому пуски с колес производства, поэтому доработанные С-300 для стрельбы по земле, поэтому ПКР для огня по земле, поэтому закупки дронов за валюту и договоры на построение Ирану газопровода за 40 млрд. долларов.

Под санкциями, с узкими местами в производстве плат, движков,  лопаток, военной химии, нельзя делать сотни пусков в сутки — это россиянам говорилось многие месяцы до войны, но они только махали «ядерным пеплом» и  хохотали «Искандерами».

В ответ так же горят трансформаторы в Белгородской области, прилеты по железной дороге, по казармам Рос Гвардии с погибшими и ранеными.

 Во многом, конечно, противодействие ударам, это заслуга западной помощи, наравне, с тем, что мы активно ставили в строй 5В55Р на «Визаре» и  модернизировали свое ПВО.

Словацкого дивизиона С-300 ПМУ и поставленных с ними экспортных средств доставки.

Огромной плотности  ПЗРК — 2500 «Стингеров», 2600 немецких «Стрел» с хранения, сотен польских копий «Иглы» и т.д.

Воздушное командование Украины заявило, что 9 из 11 БПЛА «Shahed-136» при атаке 10-11 октября были сбиты благодаря польским системам, советскими ракетами.

Так как это не «Перуны»\”Громы» — у Варшавы есть только 2 дивизиона древних  С-125 и С-200.

Если они нам отгрузили их — честь Польше и хвала. Пока идет перевооружение на «Патриоты» они возможно поставили нам свои неплохо модернизированные пусковые Newa SC. Оцифрованные, способные работать по линии визирования, а не только по наведению РЛС, на гусеничной  базе, с мощными дальнобойными ракетами.

Плюс три десятка немецких «Гепардов». Плюс британские  Starstreak на БТР. Финские модернизированные зенитные орудия с лазерными дальномерами.

Где-то это позволило уплотнить объектовое ПВО,  где-то развернуть дополнительные мобильные группы.

И помощь будет только нарастать, причем тяготея к более тяжелым ЗРК.

Прямо сейчас в Испании наши военные обучаются на батарею MIM-23K и батарею Skyguard-Aspide.

Первая система «Iris-T» передана Киеву Берлином и встала на боевое дежурство на юге.

США готовит к передаче 2 из 8 систем NASAMS, а Британия средства доставки к ним.

Впервые Франция поставит  нам ПВО Crotale.

Надеюсь, сгоревшие российские пилоты армейской авиации и ВВС будут достаточной местью за погибших на улицах наших городов.

Какие решения были приняты в кулуарах Рамштайна и, что кокретно отгрузят Украине, станет понятно в ближайшие недели. В любом случае,  слова   Марка Милли, что обсуждается создание для ВСУ  многоуровневой системы ПВО, однозначно выльются в конкретные действия.

Ибо нельзя в 2022 году сечь города ракетами воздух-земля, по принципу куда попадет, там и штаб националистов, и не получить за это реакцию запада.

Потому, что разбитые офисы,  туристические мосты в Киеве и погибшие пешеходы это такая прямая аналогия с Ковентри, что у западного мира не осталось больше никаких вариантов, кто в 21 веке фашисты и агрессор.

ЗРК будут идти к нам не  потому, что в Вашингтоне или Лондоне так любят Украину, а потому, что из-за вялого противодействия агрессии на раннем этапе, разгорелось обе Мировые войны. И никто на западе не хочет третью.

«Грани.ру»

Стрельба на полигоне в Белгородской области: десятки убитых

Выясняются подробности бойни на военном полигоне в селе Солоти Белгородской области.

По официальной версии, стрельбу открыли двое граждан одной из стран СНГ. Как сообщает Интерфакс со ссылкой на Минобороны, погибли 11 человек, еще 15 пострадали. Ведомство называет стрелявших «террористами». Как утверждается, они были убиты ответным огнем.

«В ходе проведения занятия по огневой подготовке с лицами, добровольно изъявившими желание участвовать в специальной военной операции, террористы открыли огонь из стрелкового оружия по личному составу подразделения», — заявили в Минобороны. Министерство объявило о случившемся лишь в субботу вечером, тогда как, по неофициальным данным, стрельба произошла утром. Sota со ссылкой на очевидца расстрела сообщает, что на полигоне в селе Солоти убиты 22 человека, ранены 16. По сведениям издания, стрелявших было трое, один из стрелков смог убежать. Как утверждает источник Sota, у одного из стрелков был пулемет, еще у двоих — автоматы, а остальные военные в это время были безоружными.

Пророссийский блогер Анатолий Шарий опубликовал фотографии с полигона, на которых видны тела убитых. Всего на фото можно насчитать 13 трупов. Также блогер обнародовал фото справки Минобороны, выданной 11 октября рядовому Амизонда (возможно, опечатка: есть таджикская фамилия Аминзода) Эхсону Тоджиддину о том, что он проходит службу в войсковой части 02511 в поселке Каменка Ленинградской области. Шарий не уточнил, был ли этот человек среди нападавших или пострадавших.
По информации Шария, стрельбу устроили граждане Узбекистана. Пророссийский блогер приводит слова своего источника: «Они пришли в военкомат, сказали: «Хотим Родину защищать, помогать». Им выдали оружие, отправили в часть, четыре дня они были там, потом на огневых начали всех стрелять. Постреляли 28 человек, офицер на огневой, снайпер — убил их».

Российские провоенные телеграм-каналы пишут, что стрельбу, по предварительным данным, устроили уроженцы Таджикистана.

Издание ASTRA приводит свою версию событий. Как рассказал источник издания, все началось с того, что трое солдат — азербайджанец, дагестанец и адыгеец — сказали «это не наша война» и попытались написать рапорты об отказе от службы. Тогда подполковник Андрей Лапин собрал всех военных и стал говорить, что «это священная война». «Все происходило утром у плаца, там, где построение происходит, гимн поют. Начался конфликт, начали толкаться, в том числе и с моей роты несколько человек. А таджики Лапину в ответ сказали, что священная война — это когда война мусульман с неверными. Лапин сказал, что «Аллах, значит, трус, если он не разрешает воевать за ту страну, которой ты дал присягу». Я лично думаю, что это больше всего и задело, фраза, что «Аллах — слабак». Фраза очень многих повергла в шок — из тех, кто там стоял на плацу. Потому что у нас и из офицерского состава есть мусульмане — и башкиры, и татары», — рассказал источник.

После построения русские и мусульмане продолжили конфликт, затем все разошлись, а уже через полтора часа, в обед, военных отправили на стрельбище. Там трое таджиков-контрактников развернули автоматы, застрелили Лапина и затем открыли беспорядочную стрельбу. При этом на полигоне были как мобилизованные, так и контрактники. Источник утверждает, что видел 29 убитых, 30-м был Лапин.

«За две-три минуты до того, как начать стрельбу, нам, мусульманам, сказали отойти в сторону. Я помню, что стрелявших зовут: Бикзот — он старший сержант, другой — Ануше, и третий — младший сержант Ами. Фамилии я не помню, младший сержант Ами убежал», — рассказал источник. Как утверждается, двоих таджиков застрелил прапорщик по фамилии Семенов, который в момент стрельбы находился в комнате, где хранятся ящики с патронами, и вышел, услышав ее. Ему удалось ранить Ами в плечо.
Издание ASTRA отмечает, что не смогло проверить личности рассказчика и других лиц, фигурирующих в его версии событий.
На полигоне в Солотях находится много мобилизованных жителей Брянской области. В начале октября Sota писала, что более 100 мобилизованных жителей Брянщины, находящихся в Солотях, отказываются ехать на войну в Украину. Сообщалось, что вся их подготовка свелась к однократным стрельбам на полигоне. Мобилизованных хотели отправить в Донецкую область отбивать Лиман.

15 октября было опубликовано видеообращение семерых жительниц Брянской области, чьих родствеников, как они заявили, отправили на передовую без подготовки, хотя они «подписывались» на «защиту своей Брянской области». В видеообращении одна из женщин упоминает и офицеров войсковой части в Солотях, угрожавших мобилизованным уголовной ответственностью за отказ «быть пушечным мясом».

В воскресенье вечером губернатор Брянской области Александр Богомаз заявил, что среди погибших в Солотях жителей региона нет.

Следственный комитет сообщил, что возбудил уголовное дело, не назвав статью. По информации «Коммерсанта», дело открыто по статье 105 УК (убийство), но в него «может добавиться» и статья 205 (теракт).

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Закончился двести тридцать пятый день войны. Сегодняшние карты ISW ничем не отличаются от вчерашних. А вчерашние — от позавчерашних. Из чего я делаю вывод, что обе стороны к чему-то готовятся. И вскоре, видимо, что-то произойдет.

Хотелось бы, чтобы ВСУ продолжили свое наступление на юге (на Херсон и Новую Каховку) и на востоке (на Сватово и Кременную). И оснований для такого предположения вполне достаточно. Однако, как оно обернется на самом деле — только одному Богу известно. Но, будем надеятся на лучшее.

А может Путин все-таки начнет какую-то поганку из Белоруссии? И это опять затянет войну, и снова принесет новые жертвы и разрушения. И опять это никак его не приблизит к победе и только оттянет его конец, который все равно неизбежен…

Сегодня Джейк Салливан (помощник Байдена по национальной безопасности) довольно ясно сказал, что ответ США на применение Россией ядерного оружия в Украине точно будет. И он никак не будет зависеть от мощности используемого Россией ядерного оружия. Даже самый маленький ядерный заряд — это ядерный заряд и ответ будет один и тот же вне зависимости от мощности заряда.

Кроме этого, он призвал все страны “ядерного клуба”, включая Китай и Индию, ясно и недвусмысленно высказаться по этому поводу. С тем, чтобы у Путина не было иллюзий, что это ему сойдет с рук. Он также дал понять, что до сведения Кремля довели в чем конкретно будет состоять такой ответ США.

Возможно я ошибаюсь, но мне почему-то кажется, что содержание американского ответа произвело на Путина неизгладимое впечатление. И теперь понятно, почему он заткнул рот российским военным блоггерам, которые требуют от него радикальных шагов. Нет у него в запасе этих шагов. И он не хочет, чтобы на него оказывалось давление в эту сторону. Поскольку в таком случае он будет выглядеть слабаком, который прогнулся под американцев.

Что у Путина осталось в запасе? Иранские мопеды и баллистические ракеты средней дальности? С ними прекрасно умеют бороться израильтяне. И как раз сегодня израильский министр по делам диаспоры Нахман Шай заявил: “Сегодня утром стало известно, что Иран передает России баллистические ракеты. Больше нет сомнений в том, какую сторону должен выбрать Израиль в этом кровавом конфликте. Пришло время Украине получить от Израиля ту же военную помощь, которую передают ей США и страны НАТО.” Так что и эта путинская карта вскоре будет бита…

Мобилизация? Мне кажется даже Путин уже понимает, что она пошла вкривь и вкось и добром это для него не кончится. Правильно написал недавно Григорий Юдин, что мобилизацию нельзя проводить в стране, в которой не было проведено политической и психологической мобилизации.

Путин же с самого начала пытался убедить россиян в том, что «спецоперация» носит локальный характер, в ней заняты исключительно профессионалы и на жизни рядовых россиян она никак не скажется.

И рядовые россияне в это поверили и даже сообщали своим друзьям и знакомым за границу, что в России война никак не чувствуется, что работают рестораны и магазины, на улицах иллюминация и все в полном ажуре. И они вообще не понимают: откуда весь этот кипеш и трэш про какую-то там войну…

И тут вдруг бабах: и на голову совершенно неподготовленного пипла обрушивают новость про то, что шутки кончились и ему надо идти на войну. И что все, что сам Путин своим собственным ртом им сообщал все это время — лажа и это нужно забыть. Забыть про то, что в спецоперации будут задействованы исключительно профессионалы, что не будет никакой мобилизации, что все идет по плану и т.д.

В самом деле: нельзя в одночасье так радикально менять позицию и вместо концепта “военной спецоперации” где-то там, “но не в нашем районе”, вдруг огорошить людей “священной войной”.

К тому же за время, прошедшее с 1945 года, термин “священная война” из области кремлевской пропаганды прочно перешел в руки исламских радикалов, что и вызвало некоторое недопонимание у российских военнослужащих-мусульман. А это в свою очередь привело к различным конфликтам. Например, из-за этого терминологического спора три солдата-таджика убили под Белгородом около тридцати россиян.

Так что с пропагандистскими клише теперь, как говорил Жванецкий “тщательнее надо”. Неровен час из-за этого в путинском войске начнутся религиозные войны. И уж даже не знаю на чьей стороне тогда выступит Рамзан Ахматович.

Дагестанцы, кстати, уже в открытую говорят, что “это не наша война” и не хотят идти умирать за Русский Мир. И тут нужно путинским пропагандистам как-то хитро извернуться, чтобы убедить их в том, в чем убедить нерусского человека практически невозможно: а именно, что, например, спасение донецких сепаратистов — это для него хорошо, и за это нужно умирать, а вот чеченские сепаратисты — это плохо и правильно, что их убили.

В общем, кроме бомбы и мобилизации у Путина больше нет эффективных ходов. Но, как выясняется, и этих ходов у него тоже на самом деле нет. Еще недавно ему казалось, что они у него есть, а теперь понятно, что их — нет. А без них он войну проиграет.

Потому, что наше дело — правое. Поэтому враг будет разбит, а победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 17 Oktober: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий