BloggoDay 18 September: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 18 вересня 2023 р.

 

(Оновлено 17:00)

Новая газета. Европа

Ирина Гарина, специально для «Новой газеты Европа»

«Война кончится, когда в каждой семье кто-то похоронит мужа, сына, брата»

Военный эксперт Павел Лузин — о том, как качественно изменились бои между Россией и Украиной и почему пока никто не остановится

 «Украинское контрнаступление провалилось» — этот твит «ветерана армии США» Дугласа Макгрегора с удовольствием цитирует официальная российская пресса. Не добавляя, что полковник в отставке с репутацией националиста вновь сделал карьерный взлет в команде Дональда Трампа, но потом вынужден был уйти со всех постов. Другие аналитики в США признают, что контрнаступление ВСУ приостановлено, но только для пересмотра стратегии. Российская армия за прошедшие полтора года войны тоже проанализировала свои ошибки и некоторые даже научилась исправлять. Как дальше могут развиваться события на фронтах российской войны в Украине, почему при всей слабости, которую демонстрирует армия РФ, Украина до сих пор не победила, какие ресурсы есть у обеих сторон — объясняет политолог, эксперт по российским вооруженным силам, старший научный сотрудник Джеймстаунского фонда (США) Павел Лузин.

— Россия сменила в своей войне тактику, теперь она собирается воевать долго и мучить Украину, пока у той не закончатся ресурсы. А у самой России на такую войну ресурсов хватит?

— Конечно, нет. Это всё уловки, Россия не готова к такой войне. То есть война может быть и «вялотекущей», как было 10 лет в Афганистане. Но к тому, что происходит сейчас, Россия не готова, она давно уже хотела бы получить передышку, еще год назад. Она и мобилизацию затевала в надежде переломить ситуацию в свою пользу, выйти на какую-то заморозку конфликта, а потом уже в более комфортных условиях снова двинуться к целям, которые изначально себе ставила.

Это и есть парадокс: долго воевать Россия не готова, но и отказаться от целей своей войны она не может. А цели у нее — уничтожение Украины как государства.

— Но всё-таки на собственных ошибках Россия учится, это признают и западные военные аналитики. Год назад они удивлялись тому, как Россия воюет, теперь она прежних ошибок не допускает.

— Здесь надо конкретно каждый раз обсуждать, что имеют в виду аналитики.

— Ну вот, например, перестали вроде бы перебазироваться с места на место большими колоннами с техникой и боеприпасами, чтобы ВСУ могли сразу всю колонну и уничтожить…

— Системно в действиях российской армии не изменилось ничего. Уровень интеллектуальной подготовки сержантского и офицерского составов был полтора года назад нижайший, так он и не повысился. У этих людей очень ограниченные когнитивные способности. Какая-то адаптация к обстановке происходит, но в этом никакого достижения нет.

Целое поколение офицеров — это просто двоечники в самом прямом смысле слова, то есть люди, которые плохо учились в школе, и сделать с этим ничего нельзя.

В армии как не было нормальной системы связи и управления, так она и не появилась. Она как была авторитарной, так и осталось. Сверху вниз полномочия никогда не делегировались, политическое руководство не доверяет военным, вышестоящие военные не доверяют нижестоящим. Измениться это не может, а это фундаментальный фактор, с которого всё остальное начинается.

В Украине есть свобода в школах. В обычных школах. В российских школах свободы нет последние лет пятнадцать. Это ведет к деградации людей. Просто к социокультурной деградации. А от этого страдает и армия.

Украинские вооруженные силы хорошо знают противника. Конечно, у них есть свои проблемы, свои косяки, свои трудности. Самая большая проблема — это материальное обеспечение, количество оружия, которое есть, против того, которое требуется. Но это решается.

— Если под словом «решается» вы подразумеваете поставки западного вооружения, то в какой степени они закрывают потребности Украины? Мы ведь слышим постоянно, что Украине дают, как правило, не совсем то, не столько, сколько надо, и сильно позже, чем требуется.

— Дают столько, сколько могут дать в настоящий момент. Здесь есть свои проблемы, в частности, с логистикой. Здесь есть своя бюрократия. Вы наверняка слышали такое, например, объяснение: у американцев нет столько снарядов, сколько нужно Украине, у них у самих нехватка.

— Так не только о снарядах говорят.

— Надо смотреть контекст. Очень часто эксперты, которые говорят об этом, не учитывают контекст. Когда американцы говорят о дефиците снарядов, они имеют в виду дефицит на конкретном театре военных действий. У них арсеналы глобальные, они распределены по театрам. И на европейском театре они действительно очень много выгребли со всех складов. То, что на этих складах остается, просто меньше по количеству, чем положено по нормативам. Это не значит, что склады пустые, там по-прежнему остаются сотни тысяч или даже миллионы единиц. В любом случае, речь идет о конкретном театре. В США при этом могут храниться десятки миллионов снарядов.

— Привезти это разве нельзя?

— Можно, это и надо возить. Это не самый простой процесс. Но именно это имеют в виду, когда говорят, что снаряды для поставок Украине заканчиваются.

По данным на июнь 2023 года, более свежие я пока не смотрел, только США, без Европы, поставили в Украину 2,5 миллиона снарядов. Это, по сути, за год.

— И сейчас обещают новые поставки, точные количества не называют, но речь идет о семизначных цифрах.

— Грубо говоря, за полгода только США могут поставлять Украине до миллиона снарядов только 155 калибра.

— У Украины нет пресловутого снарядного голода?

— Абсолютно нет.

— А у России?

— Что такое снарядный голод? Это неспособность поддерживать те темпы стрельбы, к которым вы привыкли, которые вам требуются. Первые месяцы Россия использовала по 60 тысяч снарядов в день, потом сократила до 30 тысяч, потом — до двадцати. Сейчас темп стрельбы в районе 10–15 тысяч. То есть это в 4–6 раз меньше, чем она тратила в первые месяцы войны, с марта по июль-август 2022 года.

— Может быть, это объясняется не нехваткой снарядов, а тем, что сейчас Россия не наступает? Когда Пригожин кричал «где снаряды», всё-таки шли другие боевые действия.

— Нет, это объясняется именно тем, что снарядов России не хватает. Ей и артиллерийских стволов не хватает. Они изнашиваются, они списываются, их надо чем-то заменять. Пушки снимают с хранения и разбирают на запчасти. Ну, хорошо, ствол вы снимете. А всё остальное? С этим тоже проблемы. Ствол у неисправного орудия еще можно заменить, а гидравлические устройства, скажем, работают плохо. И так одно на другое накладывается.

— А вот российский министр промышленности Денис Мантуров и другие ответственные люди говорят, что производство в ВПК выросло в какое-то невероятное количество раз. Где-то в 12 раз, а где-то даже в 2030 раз. Неужели обманывают?

— Если бы они называли конкретные числа, а не проценты и разы, мы бы могли это обсуждать. А что значит — в 20–30 раз? При этом они всегда делают оговорку: по отдельным видам вооружений и техники. По каким видам? Вы производили раньше 10 единиц, а теперь производите 50, то у вас производство действительно выросло в 5 раз. Но если речь идет о чем-то, чего требуется тысяча, так это мертвому припарки. Обычно люди вроде Мантурова, Борисова (Юрий Борисов, глава Роскосмоса.Прим. авт.), Путина, Медведева…

— Медведев по другой части.

— Почему? Он всё-таки зампредседателя военно-промышленной комиссии, он как раз по этой части.

— Он больше по русскому письменному.

— Люди вроде Мантурова, Борисова или Шойгу, если читать потом стенограммы, всегда делают эту оговорку: нарастили «по отдельным видам». Чтобы потом их не притянули за язык.

— Кроме слов, есть ли какие-то признаки выросшего в России производства вооружений?

— Какой-то рост производства, конечно, есть. Достигается он за счет использования сделанного заранее запаса комплектующих. Российский ВПК всегда так работал: на запасах на несколько лет вперед. Обычно на срок контрактов всегда запасали наиболее критические комплектующие. Вот их и используют.

— Но нарастить производство — это же не только найти комплектующие?

— Они еще пытаются экстенсивно использовать труд. Проще говоря, увеличивать продолжительность рабочей смены. Была, скажем, восьмичасовая, а стала двенадцатичасовая. Работали пять дней в неделю, а теперь работаем шесть дней.

— Это тяжелая работа, ее продолжительность невозможно всё время увеличивать.

— Поэтому увеличивается процент брака. Люди, конечно, работают. И зарплата у них вроде бы выросла. Но это не значит, что растет оплата каждого часа, они просто работают больше часов. А чудес не бывает, больше эксплуатации труда — ниже качество продукции.

Второй момент — промышленное оборудование. Его эксплуатация в повышенных темпах приводит к тому, что быстрее происходит амортизация.

— То есть может наступить момент, когда в ВПК станет работать не только некому, но и не на чем?

— Об этом еще в прошлом году говорил еще Чемезов (Сергей Чемезов, глава «Ростеха». — Прим. авт.). ВПК ведь живет в рамках плановой экономики, они вернулись к командно-административной системе управления. Они могут в авральном режиме увеличить производство, но потом неизбежно наступит спад, потому что они израсходуют запасенные комплектующие, они самортизируют оборудование, у людей просто начнется выгорание. И если посчитать на дистанцию в несколько лет, то среднегодовые темпы производства вряд ли удастся увеличить. По косвенным признакам, по Росстату, по данным с предприятий мы видим, что сами заводы не очень горят вводить третью смену.

— Просто некому это делать. Если зайти на сайты заводов, там висят кучи объявлений о найме рабочей силы, которая никак не нанимается.

— Конечно. Данные Росстата показывают, что по всем предприятиям ВПК и по всему машиностроению определенный рост есть. Но это 15–20%, где-то 30%. Это не «в 20–30 раз». Кроме того, индексы промышленного производства Росстата сводятся к ценам.

— То есть в деньгах, а не в штуках? Оружия необязательно выпущено больше, просто оно стоит дороже?

— Что-то они считают в штуках, но общий индекс сводится к деньгам. Там, где подсчеты идут в штуках, в тоннах, в каких-то еще единицах, большого роста мы не видим. А где-то есть и спад. Например, спад я вижу в производстве целлюлозы, а она нужна для производства взрывчатых веществ. В химической отрасли по отдельным позициям идет стагнация, а вообще-то там минус.

Есть еще один индикатор: данные корпораций. За 2022 год все получили убыток.

— Это как? Они же должны были гигантские госзаказы получать для войны?

— Прибыль из всех корпораций показал только «Ростех», но и эта прибыль оказалась гораздо меньше, чем в прошлые годы. То есть у «Ростеха» выросли издержки, а EBITDA, прибыль до уплаты налогов, снизилась почти в полтора раза. Выручка от продажи военной продукции у них по итогам 2022 года оказалась ниже, чем за 2020 год.

— Не понимаю. Экономисты постоянно говорят: если кто и процветает сейчас в России, то это предприятия ВПК, за их счет растет ВВП.

— Экономисты, которые так говорят, забывают одну важную вещь: российский ВПК был всегда убыточным. Формально он убыточен с 2016 года, но уже тогда покрывали убытки прошлых лет.

— То есть ВПК с аннексии Крыма стал убыточен?

— Да, с 2014 года, именно тогда началась огромная просадка. При этом в прошлом году на закупку вооружений из бюджета было дополнительно выделено минимум 700 миллиардов рублей. Дополнительно! То есть изначально было запланировано 1,8 триллиона, а потратили на вооружение около 2,5 триллиона. Но всё это пошло на покрытие убытков прошлых лет, на затыкание дыр.

— Тоже хорошее дело, дыры заткнули, а дальше, глядишь, богатеть начнут.

— Да, но деньги, которые пошли на погашение убытков, не пошли на производство продукции.

— То есть эти госзаказы не позволяют заводам начать делать больше снарядов и танков? Зарплатный фонд повышать, чтобы нанимать новых рабочих, они тоже не могут?

— В прошлом году «Ростех» нанял 30 тысяч новых сотрудников. В масштабах «Ростеха» это 5% рабочей силы.

— Примерно то же самое я слышу от разных аналитиков уже полтора года: Россия не выдержит, ее ВПК не сможет так работать…

— Он уже не может.

— Полтора года война продолжается, оружие и боеприпасы у России откуда-то берутся.

— Пока это было на запасах. Российская армия, как мы теперь знаем, готовилась к этой войне последние 10 лет. А на самом деле — с 1993 года, если мы посмотрим самую первую концепцию внешней политики России. Это — реваншизм. Все эти годы они сохраняли огромные советские базы вооружений. Что-то, конечно, распродавали, что-то пускали на запчасти, но в целом сохраняли. Поэтому пока России есть чем воевать, но всё это конечно, а главное — невосполнимо.

— Но Россия ведет войну не только с ВСУ, она планомерно уничтожает гражданскую инфраструктуру Украины. Для этого ей ресурсов хватит надолго?

— Россия уже снизила интенсивность бомбардировок в несколько раз. В прошлом году за один обстрел она запускала несколько десятков ракет, а сейчас — несколько ракет с перерывами до нескольких недель.

— Можете ли вы по изменениям в интенсивности обстрелов сделать выводы о том, надолго ли хватит России всех этих ракет, этих систем? Год назад мы с вами уже говорили, что ракеты скоро кончатся, а они не кончаются.

— Я могу только повторить: смотрите на интенсивность. Сейчас она уже в разы ниже, чем год назад. И других критериев здесь нет. Сейчас Россия уже даже особо не бомбит гражданские объекты. Она ведет обстрелы артиллерией тех городов, до которых может дотянуться. Да, погибших может быть много. Но в основном Россия сейчас пытается бомбить портовую инфраструктуру и какие-то аэродромы, такая у них сейчас идея фикс. Уничтожать инфраструктуру так, как они это делали прошлой осенью, им уже нечем. Конечно, они будут пытаться наносить отдельные удары, но уже нечем.

— Просто сейчас еще лето не закончилось, еще тепло. Могут ли они с началом холодов снова попытаться заморозить Украину, уничтожая ее энергетику?

— Ну вот они бомбили в прошлом году трансформаторы. Эти трансформаторы уже восстановлены и установлены. Многие думали, что вот попала ракета в трансформатор, электричество отключилось — всё. Но трансформатор восстанавливается. А если нет, то на его место ставят новый. Всё это производится в больших количествах всем миром, это не какие-то суперсложные системы, это не атомный реактор.

— Кстати, атомные реакторы тоже есть.

— В атомный реактор они своими ракетами не попадут, он достаточно хорошо защищен. Но, конечно, Россия будет пытаться бомбить Украину. Будет по госпиталям «случайно» попадать, например.

— По гидроэлектростанциям.

— Каховскую ГЭС, если вы о ней, уничтожили взрывом изнутри. Для того чтобы сделать что-то подобное, станция должна быть у России под контролем какое-то достаточно долгое время. Они контролировали единственную станцию, ее и взорвали.

— Чем на это может отвечать Украина? Пока она практически не трогает гражданские объекты в России. Она переменит эту тактику?

— Пока Украине есть что обстреливать: они бомбят российскую военную инфраструктуру, уничтожают промышленные объекты, нефтебазы. Обстреливают органы власти, а органы власти не считаются гражданскими объектами.

— Но Запад, который дает Украине оружие, при этом приговаривает: вы, мол, нашими ракетами туда стреляйте, а туда — ни в коем случае.

— Это мы знаем только на уровне слухов. Просто нет у Украины пока такого оружия, чтобы полноценно эффективно атаковать российскую территорию. Есть беспилотники — их и используют. Причем беспилотники есть украинские, а есть и импортные, но никто Украине не запрещает их использовать так, как она считает нужным. «Хаймарсы» до российской территории не достреливают.

— Это они пока не достреливают. Но сейчас США обещают поставить ракеты ATACMS, это уже дальность 300 километров.

— Вот когда поставят — тогда можно будет что-то об этом сказать. Но для ATACMS есть более приоритетные цели, чем гражданские объекты: железная дорога, мосты, военные базы. Ракет много не будет, их поставят ограниченное количество, поэтому Украина их расходует и будет расходовать на военные объекты.

Россия использовала ракеты для разрушения гражданской инфраструктуры в Украине по той простой причине, что она не знала, где находятся военные объекты. А у украинцев есть спутниковая разведка. Все эти системы высокоточного оружия работают в связке с системами разведки. У Украины есть для этого спутники, а у России — нет. Поэтому Россия и не знает, где в Украине что находится.

— У России всё-таки есть свои передовые военные технологии. Есть, я знаю, такая система «Стрелец», которая информацию от группы беспилотников передает артиллерийским расчетам.

— Да, но это система именно артиллерийской разведки, а дальность артиллерии — 20 километров. Это тактический уровень. Кроме того, всё, что есть в этой области у России, сделано на импортной компонентной базе. ВСУ это медленно, но всё-таки постепенно выносят, для этого тоже очень хороша спутниковая разведка. И не только спутниковая, но и дроновая. А Россия била туда, куда могла бить. По электростанции — потому что ее координаты известны, по аэродромам — тоже координаты известны, по трансформаторам и прочему. То есть занимались террором, потому что не знают они, где в Украине военные цели. «Шахеды» летят по городам, потому что в России не знают, где в Украине военные объекты.

— У российской армии есть и другие передовые военные разработки. В армии ими достаточно хорошо умеют пользоваться?

— Не очень. Кто-то умеет, но военные сами признавали, что с освоением сложных систем есть проблемы, что сложность этих систем и качество подготовки личного состава друг другу не соответствуют.

— Объясните, пожалуйста, как это вообще возможно. Создается, скажем, какая-то суперсовременная военная система. Разве ее создатели не начинают сразу обучать будущих пользователей?

— Я вам уже сказал: школьное образование, с него всё начинается. А создатели систем сначала должны решить другую проблему: из чего им эти системы делать. Потому что минимум на 80% всё это состоит из импортных комплектующих.

— Ну, параллельный импорт в России уже налажен, причем не без помощи Евросоюза, который сам и вводил санкции. Эстония громко выступает за Украину, а семья премьер-министра оказывается связана с поставками в Россию чипов.

— Всё так не наладишь. Микросхемы — это ерунда, а двигатели Россия не может ни сделать, ни откуда-то получить. Не в состоянии просто. Когда они пытаются выпустить двигатель в рамках импортозамещения, выясняется, что даже самый простой не сделать без импортных деталей и без импортного оборудования.

Кроме того, выясняется, что паспортные характеристики российских электронных систем в большинстве случаев завышены. На практике эксплуатировать это гораздо сложнее. И очень велик процент отказов оборудования.

По данным на 2016 год, например, на вооружении России было 1500 военных беспилотников. В 2013–2015 годах они совершали по 5–7 тысяч полетов в год, суммарный ежегодный налет от 15 тысяч до 25 тысяч часов. И у них за это время произошло 600 поломок, из них 80% — по причине отказа импортных компонентов, которые тогда еще закупать было гораздо проще.

Это значит, что для военных беспилотников они закупали дешевые коммерческие компоненты, а это совсем другое качество.

Восстановить смогли 79% сломанных дронов. Остальные, видимо, просто разбились. И из этих успешных ремонтов в 90% случаев их нормативные сроки были превышены. На ремонт беспилотника, скажем, отводится месяц, а его чинят 2–3 месяца. Потому что нет комплектующих, потому что их закупают в разных фирмах, в итоге они могут быть друг с другом не совместимы, надо что-то менять и танцевать с бубном.

— Почему военную технику они делают так же, как «Жигули»? В Советском Союзе тоже не умели собирать машины, но оружие-то, кажется, хорошо делали?

— Оружие в Советском Союзе тоже хорошо не делали. Точнее, это хорошо шло в 1950–60-е годы, а в 1970-х уже всё поменялось. Технологии 1970-х годов осваивались уже очень тяжело, от разработки до производства могло пройти 10–15 лет и больше. Некоторые разработки конца 1970-х поступали в серию только в начале 2000-х.

Кроме того, Советский Союз — это всё-таки был огромный советский ВПК. А самой продвинутой частью советского ВПК были заводы, находившиеся в Украинской Советской Социалистической Республике. Качество сборки, ракетостроение, авиастроение, авиадвигателестроение самые продвинутые были в Украине. Самая продвинутая кибернетика — это Харьков и Киев.

— А человеческие ресурсы? Россия пока новую волну мобилизации не объявляет, хотя о ней каждый день говорят. Но из Украины приходят очень тяжелые новости о том, как в армию людей начали просто отлавливать, мобилизуют якобы даже больных, тех, кто раньше считался непригодным к службе.

— Украина старается запасти «впрок» обученных людей. В ВСУ пытаются поддерживать режим ротации. Выводите бригаду на отдых — надо, чтобы кто-то ее заменил. А то, что кого-то «отлавливают», это единичные случаи, которые просто становятся широко известны, системой это нельзя назвать.

— Но откуда-то ведь взялись уголовные дела о взятках в украинских военкоматах, почему-то отправлен в отставку министр обороны?

— Да, но этот гнойник украинцы, заметьте, вскрыли сами. Они его вскрыли — и это уже проблема, которая решается и частично даже решена. Это нормальная процедура.

И не забывайте самый важный момент во всей этой истории.

Украина — демократическая страна, это республика в чистом виде, res publica, общее дело. И мобилизация там республиканская.

Характеризуется она тем, что в основной массе люди мобилизуются самостоятельно и добровольно, именно потому что — общее дело. Они мотивированы, они готовы воевать.

Российская мобилизация — это мобилизация авторитарная, деспотическая, она принудительная. У людей нет мотивации, их надо принуждать. И будущая волна мобилизации потребует еще большего принуждения, большего насилия, мотивации будет еще меньше, эксцессов — больше. Поэтому украинская мобилизация априори успешна, а российская — нет.

— При этом у России просто больше потенциал для мобилизации, больше народу можно собрать.

— Это тоже фантазии. Кого они могут собрать? Они еле-еле наскребли прошлой осенью 150 тысяч человек, набирая самых послушных, самых безответных и самых тупых. У них 300 тысяч набралось только за счет того, что мобилизовали контрактников, собиравшихся увольняться из армии. Они там до сих пор сидят — не знают, как соскочить.

В январе 2023 года Герасимов жаловался: система, мол, оказалась не очень. Дальше они попытались купировать свою слабость по части мобилизации за счет ужесточения законов. Но это скорее психологическая компенсация: запугивание, чтобы меньше сопротивлялись.

— Зачем армии солдаты, которые пошли воевать, потому что боялись, что права отнимут и загранпаспорт?

— Это деспотия, она по-другому не умеет. Там идет борьба за выживание самой власти, за ее сохранение. А мобилизация такая всегда была — что у большевиков, что у Мао. И экстерриториальный принцип службы в армии у них всегда был для того, чтобы человек сбежать не мог. И унижения в армии были всегда, чтобы человека ломать, делать его послушным. Ну, хорошо, кого-то они так мобилизуют. А кто будет этими людьми командовать?

— Это я хотела у вас дальше спросить: где они офицеров столько возьмут?

— Даже не офицеров, а сержантов. Где им взять сержантов? Сержанта надо готовить полтора-два года. Еще сердюковская реформа начиналась с этой проблемы: в России не хватало нормальных сержантов. А что касается офицеров, то младшего командного состава уничтожено этой войной уже целое поколение.

— Если всё так, как вы говорите, почему Украина до сих пор не победила?

— Россия в моменте создала проблему огромного масштаба, в первые месяцы войны она захватила огромную территорию, а потом на ней окопалась, укрепилась. У нее наступательные операции за последние 15–20 лет планировались, исходя из опыта Афганистана или Чечни: быстро захватить, а потом вести контрпартизанскую войну.

— Без противодействия регулярной армии.

— Да-да. Наступать против регулярной армии Россия не умеет. Когда ей в последний раз приходилось это делать? В 1940-е годы. Опираясь на огромный демографический ресурс деревни и индустриальный ресурс Соединенных Штатов.

— Но далеко не все армии в мире научены воевать опытом реальной войны. Есть же военная наука…

— Наука — это прекрасно, но на учениях тоже ничего не отрабатывалось.

— Украинская армия имела даже меньший опыт, без Чечни, она тоже ничего не отрабатывала на учениях, пока не началась война в 2014 году.

— Но с 2014 года прошло уже 9 лет. Украина как раз умеет воевать лучше, чем российская армия, которая находилась в Донбассе секретно и в очень ограниченном количестве. А ВСУ все прошли через Донбасс, они очень хорошо знают сильные и слабые стороны российской армии.

Повторю, что российская армия не училась наступать против регулярных вооруженных сил. Но в обороне она отрабатывала действия именно против армии регулярной, начиная с 1999 года. Их очень впечатлил казус Милошевича, НАТО против Югославии. И в обороне они отрабатывали действия против средств воздушно-космического нападения, как они это называли, против крылатых ракет, против регулярных войск. Они потратили сотни миллиардов рублей на закупки средств радиоэлектронной борьбы, которые нужны в обороне, а в наступлении бесполезны.

Они накопили артиллерию еще с советских времен — тысячи стволов. Тысячи стволов они уже и потеряли, но что-то еще остается. Вот поэтому война так затянулась.

А вспомните ИГИЛ: он никогда не был регулярной армией, но четыре года международная коалиция его понемногу выбивала. Потому что вы, находясь в обороне, можете тянуть время. Это то, что делали китайцы при Чан Кайши, они так сопротивлялись японцам, хотя были ослаблены 15-летней гражданской войной. Устраивали пробки на дорогах из живых тел. Набирали батальон неподготовленных и невооруженных людей по деревням — и бросали их в бой. Японцы тратили время, чтобы батальон, стоящий у них на дороге, как-то ликвидировать. Потом им надо было отдохнуть, набраться сил, а в это время армия Чан Кайши занимала какие-то более удобные позиции, при этом она была по техническому оснащению и по навыкам несопоставима с японской.

Российская армия не просто сидит на каких-то позициях, она еще и пытается как-то отстреливаться. Спешить ей некуда.

— Получается, сейчас российская армия делает ровно то, к чему готова: захватила позиции и обороняется.

— ВСУ используют умение России против нее самой, но я не хотел бы продолжать эту тему, потому что не комментирую, как я вам уже сказал, боевые действия. Я могу только сказать, что Россия сейчас просто теряет армию. Задача украинского контрнаступления состоит не в том, чтобы освободить территорию прямо сейчас. Задача и ВСУ, и Запада — сделать так, чтобы Россия потеряла не просто способность воевать, а чтобы у нее даже желания такого не было. Они хотят и в будущем избежать российского реванша.

— Реально ли, по-вашему, добиться того, чтобы Россия не просто не могла, а не хотела дальше воевать? Учитывая, что это всё-таки гигантский мобилизационный потенциал.

— Общество должно перегореть, оно должно бояться даже думать о войне. Именно общество, а не только армия.

Это произойдет, когда в каждой семье кто-то останется без руки, без ноги, кто-то похоронит мужа, сына, брата…

— Вы разве не видели российских мам, которые рассказывают, как они гордятся тем, что сын погиб в Украине как герой? Сколько, по-вашему, нужно времени этим людям, чтобы одуматься?

— Это невозможно спрогнозировать. Но этого не случится, пока общество не перегорит, не перекипит, не перебродит и не перегниет с этой войной. Вот это «можем повторить»… При одной только мысли «можем повторить» у человека в России должна начинаться паническая атака. Как и у любого [тамошнего] политика при мысли о том, что Россия еще куда-то вторгнется. Я не знаю, достижимо ли это, но цель стоит именно такая: у общества больше никогда не должно возникнуть желания воевать.

 

(Оновлено 16:00)

Радіо Свобода 

Віталій Портников, журналіст і політичний коментатор, оглядач Радіо Свобода і Крим.Реалії

Чорноморський флот Росії. ЗСУ знищують російський авангард окупації

Новини про можливі пошкодження кораблів Чорноморського флоту Російської Федерації перестали вже сприйматися як сенсаційні. Втрата кожного корабля – важкий удар для Чорноморського флоту. Адже сьогодні цей флот використовується Росією не лише як важливий інструмент у війні з Україною, а й як засіб дестабілізації у всьому чорноморському басейні.

Росія намагалася зробити все можливе, щоб витіснити з Чорного моря кораблі інших країн. А сьогодні Україна, яка практично втратила флот ще на етапі окупації Криму у 2014 році, «переконує» російські кораблі залишати позиції.

І вже з’являються припущення, що основна частина Чорноморського флоту буде змушена перебазуватися із Севастополя до Новоросійська. Якщо це справді станеться, то вийде, що Росія не від доброго життя починає виконувати умови угоди про базування Чорноморського флоту, укладеної ще у 90-і роки.

Адже тоді здавалося очевидним, що базування Чорноморського флоту Росії у Севастополі – тимчасове явище. Що Україна просто надає сусідній державі можливість підготуватися до перебазування флоту до Новоросійська. Адже навіть чинна Конституція України унеможливлювала перебування на території країни іноземних військових баз і для Чорноморського флоту було зроблено спеціальний виняток у перехідних положеннях до Конституції.

Але російське керівництво мало інші плани. Вже тоді. Президент Борис Єльцин наполягав на підписанні угоди про статус Чорноморського флоту і без досягнення порозуміння щодо цього питання відмовлявся і від державного візиту до Києва, і від підписання так званого «великого договору» між Росією та Україною.

«Вставний зуб» імперії

У Москві виходили з того, що не може бути нічого постійного, ніж тимчасове базування. Що сама база Чорноморського флоту в Севастополі перетворить це місто на «вставний зуб» імперії на українській землі, дозволить впливати на політичну ситуацію в Криму та не допустити перетворення півострова на звичайний український регіон.

Севастополь розглядався як ключ до можливої окупації якщо не всієї України, так Криму – напевно

Доля Чорноморського флоту, статус Севастополя з перших років після розпаду Радянського Союзу перетворилися на частину російського внутрішньополітичного порядку денного. Севастополь розглядався як ключ до можливої окупації якщо не всієї України, так Криму – напевно.

Практично відразу після досягнення угоди про базування Чорноморського флоту в Севастополі у Москві почали думати як продовжити термін цього базування і домовитися про дозвіл оновити його кораблі. Адже домовленості з Україною – дякуючи Євгену Марчуку – якраз і не передбачали такого оновлення.

«Рятівник» Янукович

Чорноморський флот мав піти з Севастополя після закінчення терміну угоди, то навіщо ж йому нові кораблі та підводні човни? І Чорноморський флот повільно, але вірно перетворювався на звалище металобрухту.

Справжнім «рятівником» Чорноморського флоту став Віктор Янукович. Харківські угоди якраз і дозволили перетворити Чорноморський флот на класичний окупаційний контингент, домогтися появи нових кораблів та збільшення кількості військовослужбовців. Такий флот уже був готовий зіграти провідну роль в окупації Севастополя та всього Криму. І зіграв.

Саме тому без знищення цього окупаційного контингенту деокупація Криму не буде легким завданням. Та й у Чорному морі буде неспокійно. Так що знищення кожного корабля – це і є справжнісінька боротьба за мир і торжество міжнародного права.

Але не потрібно ілюзій. Можна знищити навіть увесь Чорноморський флот. Однак після закінчення війни Туреччина знову відкриє протоки для російських військових кораблів. Й за кілька років Росія отримає можливість відновити свій флот у Чорному морі. Так, сподіваюся, вже не у Севастополі, а у Новоросійську. Але це будуть ті самі «пірати XXI століття». Загроза нікуди не зникне, вона може лише посилитись.

Тому мало знищити чужий військовий флот – важливо побудувати свій власний.

Безпека українських берегів буде забезпечена лише тоді, коли Україна матиме свої військово-морські сили, здатні конкурувати із російським флотом і не давати йому можливості загрожувати сусіднім країнам. Це і має стати одним із найважливіших висновків російсько-української війни.

 

(Оновлено 15:00)

Європейська правда

У Суді ООН щодо геноциду РФ розповіла про “нациста” Зеленського та війну для “самозахисту”

Російська сторона відмовляється визнавати заяви своїх посадовців та президента Путіна від лютого 2022 року про те, що повномасштабне вторгнення РФ до України почалося для боротьби з нібито “геноцидом” на Донбасі.

Як повідомляє “Європейська правда”, на цьому ґрунтується юридична позиція РФ, яку висловив агент Росії у Суді, посол Геннадій Кузьмін.

Як повідомляла Європейська правда, у понеділок 18 вересня у Гаазі розпочалося слухання у справі “Україна проти Росії”, в рамках якої Україна доводить, що Росія зловжила положеннями Конвенції про заборону геноциду для того, щоби розпочати необґрунтоване військове вторгнення.  Для цього українська сторона навела низку заяв російських посадовців, а саме президента Путіна, секретаря Радбезу Медведєва, очільника МЗС Лаврова, послів Росії при ООН та ЄС.

Російський агент Кузьмин заперечив ці наміри РФ та запевнив, що Росія розпочала війну “за статтею 51 Статуту ООН щодо самозахисту, і це не має відношення до конвенції щодо геноциду”. “Україна каже про те, що Росія використовувала слово “геноцид” для опису дій української влади. Але заяви не можуть бути порушенням”, – додав він.

При цьому російський дипломат продовжив наполягати на фальсифікованих даних нібито про боротьбу України проти “народів Донбасу” та присвятив значну частину свого виступу доведенню того, що в Україні є глибоко вкорінений “нацизм”.

“Нацисти в Україні походять від ОУН, пособника нацистів”, – заявив представник РФ у Гаазі, додавши, що на думку РФ, є “три батьки українського нацизму” – це Степан Бандера, Роман Шухевич та Андрій Мельник.

Цікаво, що ще одним українським політиком, якого російський дипломат публічно звинуватив у підтримці нацизму, став чинний президент України Володимир Зеленський. “Зеленський назвав бригаду ЗСУ “Едельвейс” на честь нацистського “Едельвейсу””, – пояснив він.

Росія вимагає від суду відхилити українську скаргу як неприйнятну.

Україна представить свою юридичну позицію 19 вересня. “Європейська правда” слідкуватиме за перебігом процесу. Про вимоги України та суть звинувачень дивіться у блозі “Слова Путіна про геноцид дозволять покарати Росію”.

 

(Оновлено 14:00)

Deutsche Welle

Ксения Польская

Снова Украина против России в суде ООН: уникальный процесс

Международный суд ООН рассматривает второе дело по делу Украины против РФ – по Конвенции о геноциде. Этот процесс беспрецедентен: в нем участвуют 34 страны, и он чреват явными последствиями.

В Международном суде ООН в Гааге в понедельник, 18 сентября, возобновились слушания по иску Украины против России по вопросу геноцида, который будет иметь большое международное значение. Процесс знаменателен уже тем, что в главном суде ООН встретятся две воюющие стороны, которые не взаимодействуют друг с другом ни в Интернете, ни на общественных площадках, и будут рассматриваться как нетипичный, с точки зрения экспертов, вопрос. Более того, в спор вмешались 32 других государства,  что беспрецедентно. В чем, собственно, дело?

Чего добивается Украина

Спор касается «толкования, применения и выполнения положений 1948 года о предупреждении террористического геноцида и наказания за него», указано в иске украинской стороны. Официальный Киев подал заявление в Международный суд ООН через два дня после начала полномасштабного военного вторжения РФ – 26 февраля 2022 года.

Во-первых, украинская сторона заявляет, что на ее территории не было геноцида, из-за которого Россия, по словам ее президента Владимира Путина, вторглась в Украину. “Российская Федерация ложно утверждает, что в Луганской и Донецкой областях Украины имели место акты геноцида, и на этом основании признаны так называемые “Донецкую народную республику” и “Луганскую народную республику”, а затем объявлена ​​и началась “специальная военная операция” против Украины”. – сказал в иске.

Во-вторых, Киев просит суд “установить, что Россия не имеет законных оснований осуществлять действия на территории Украины и против нее с Протектом предотвращения и наказания за предполагаемый геноцид”.

В-третьих, украинская партия сама обвиняет РФ в “планировании актов геноцида в Украине” и утверждает, что Россия “намеренно убивает представителей украинской национальности и несет им серьезные увечья”.

По мнению экспертов, впервые поставлен вопрос – не обвинение в геноциде, а обвинение в неправомерных обвинениях в геноциде. Однако это – сама суть дела, но до ее рассмотрения пока не дошло. Центральный вопрос о том, каковы были этапы, как раз и существуют в том, можно судить о том, что этот спор существует. На предстоящих слушаниях речь пойдет о юрисдикции суда и приемлемых жалобах Украины. Российская сторона выдвинула предварительные возражения и представит их 18 сентября.

Что такое предварительные возражения

Одна из сторон – обычно это ответчик – может оспорить юрисдикцию суда или заявить, что суд не может рассматривать дело по иным причинам, поясняется в пресс-службе Международного суда ООН . В таком случае, если сторона выдвигает возражения против юрисдикции суда или приемлемых жалоб, суд приостанавливает разбирательство по существу. Вторая сторона поможет ответить на эти возражения. Письменные заявления сторон публикуются судом в первый день слушаний и помогают лучше понять их позицию, говорят эксперты. Впрочем, позиция Украины и так ясна, а вот какие аргументы поражают Россию – пока неизвестно.

Затем суд заслушивает сторону и выносит решение. Если он признает, что компетентная юрисдикция и что иск полностью или частично приемлемым, то судебное разбирательство по существу возобновится. В противном случае процесс завершится. Данный этап слушаний продлится до 27 сентября, но решение о юрисдикции будет вынесено позже. Будет ли дело рассматриваться в нынешнем состоянии – еще очень важно, и потому, что это повлияет на обеспечительные меры, которые хоть и сугубо юридические, но соблюдают осторожность. Если суд согласится с РФ и признает, что у него нет юрисдикции, то обеспечительные меры будут отменены.

Обеспечительные меры: суд приказал России прекратить войну

16 марта 2022 года Международный суд ООН установил, что РФ должна немедленно приостановить военные действия, начатые 24 февраля 2022 года на территории Украины, а также обеспечить, что федеральные и управляемые ею военные и нерегулярные вооруженные формирования, организации и лица под ее контролем и руководством не будут предпринимать любые действия в поддержку военных операций.

“Это главный юридический акт, который подтверждает откровенность войны, – призывает специалист по популяризации права адвокат Сергей Голубок. – Потому что все остальные документы по этому поводу носят чисто политический характер, включая резолюцию Генассамблеи ООН” Этот единственный личный механизм, который хоть и не напрямую, но оценивает важнейший вопрос правомерности войны, пока не существует Специальной группировки по преступной агрессии, поясняет эксперт. По его мнению, этот вопрос имеет центральное значение для будущего спецтрибунала  и накладывает на него последствия, ведь если война неправомерна, то ее инициатор должен будет его возместить.

Распоряжение суда об обеспечительных мерах требует обязательной силы, поскольку РФ является членом ООН, она не может его не признавать. Тем не менее, Россия не выполнила решение, которое крайне важно для проведения финансовых оценок, отмечает адвокат: «Не просто война была искренней, а еще и Международный суд ООН об этом сказал в марте 2022 года».

Вместо этого Москва выдвинула свои предварительные возражения. Именно эти аргументы и рассмотрит сейчас суд.

Что будут делать в суде еще 32 страны

Участие в конференции примут 26 из 27 стран Евросоюза – все, кроме Венгрии. А также Лихтенштейн, Норвегия, Канада, Великобритания, Новая Зеландия и Австралия. Чехия и Словакия, Люксембург и Швеция, а также Канада и Нидерланды выступили парами. Страны будут занимать должность их либо послы, либо международно-правовых советников их МИДов, сообщили в пресс-службе суда.

Дело в том, что государства, участвующие в конвенциях, в данной Конвенции о преступлении геноцида 1948 года, имеют право вмешиваться в судебное разбирательство, если в этом случае считается, что “имеют интерес юридический характер, который может быть историческим по делу”, поясняют эксперты периодически суд ООН. Однако это беспрецедентное количество стран в истории: 34 члена ООН из 193, то есть почти 20 процентов участвуют в этом процессе. Даже зал суда для таких действующих политиков кажется маловат.

“Эта новая ситуация, такого раньше не было в делах, которые рассматривались судом по конференции по геноциду, – говорит Сергей Голубок. – Эти государства выступают в защиту самой конференции по геноциду и ее неприкосновенности. Они хотят говорить о том, что РФ, используя слово «Геноцид» по какому-либо поводу подрывает саму конвенцию, на страже которого они стоят». Эксперт утверждает, что сокращение и прямо эти страны заявили истца и заявляют, что истец прав, ответчик не имел права говорить о геноциде и что это не повод для начала вооруженного конфликта.

“Это необычно и интересно, но порождает процессуальные проблемы, потому что подрывается процессуальное равноправие, и об этом суд писал”, – говорит Голубок. Он предполагает, что Россия возмутится по этому поводу и будет говорить о снижении давления на суд, но пока непонятно, как на трибуне суда, чтобы она была состязательной и равноправной.

Сначала из вмешавшихся стран 20 сентября вы вступите в Германию, по алфавиту алфавиту – Allemagne. Продолжительность ее появления, как и в других странах, будет жестко ограничена регламентом.

Слушания по делу “Обвинения в геноциде в соответствии с Конвенцией о предупреждении о геноциде и наказании за него: Украина против РФ” пройдут с 18 по 27 сентября 2023 года во Дворце мира – штаб-квартире суда в Гааге. Это второе дело, рассматриваемое Международным судом ООН по иску Украины против России. В июне в Гааге прошли прослушивания, которые существовали по первому делу. Они были посвящены иску Украины против России, поданному в связи с предполагаемым нарушением со стороны российских международных конвенций – о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации любых форм расовой миссии.

 

(Оновлено 13:00)

РБК-Украина

Юлия Акимова

Глава Верховного Суда Кравченко: После Князева уже никто не скажет, что у нас есть неприкасаемые

Как судьи отреагировали на дело Князева, нужен ли Украине суд присяжных, почему обвиняют Кравченко в том, что он не прошел “тест на доброчестность”, – об этом новый глава Верховного суда рассказал в интервью РБК-Украина.

Когда четыре месяца назад правоохранители задержали на взятке главу Верховного суда Украины Всеволода Князева, новость об этом всколыхнула публичное пространство. Тот факт, что высший представитель судебной ветви власти оказался коррупционером, вызвал шок и агрессию.

Через несколько дней после громкого задержания в Верховный суд был назначен новый глава – им стал Станислав Кравченко, работающий в судебной сфере десятки лет. Кроме запроса на немедленную справедливость и большую решительность судей, к Кравченко сразу возникли вопросы, касающиеся его биографии. Например, почему он стал одним из тех, кто отпустил вероятного на тот момент убийцу Георгия Гонгадзе, или действительно ли он “человек Портнова”.

– Дело Князева. Когда глава Верховного Суда был пойман на взятке, общество было шокировано. А какова была реакция в кругу самих судей?

– Уже четыре месяца, как произошло это событие. Мы много об этом говорили, когда отстраняли от должности Князева, когда выбирали нового главу, повторяться бы не хотелось. Если коротко – воспринято было очень болезненно. Но судейский коллектив понимает свой долг перед обществом и государством, заключающийся в осуществлении правосудия, поэтому здесь выход один – работать, действовать. Я на это направляю коллектив. Мы хотим переступить эту историю и двигаться дальше.

Если вы посмотрите на работу Верховного Суда, мы полностью выполняем свои функции. Я даже был удивлен, что, по сравнению с довоенным 2021 годом, в 2023 году у нас всего на 7% меньше поступлений дел. При этом случаи, когда судьям Верховного Суда заявляют отводы, являются единичными. Судьи должны работать, если они не запятнаны. Поэтому нужно думать о будущем и о том, чтобы таких случаев больше не происходило.

Для судебной системы это очень досадный случай, но для развития Украины как демократического государства есть определенный позитив. Никто в Украине уже не скажет, что у нас есть неприкасаемые. Если человек, занимавший такой пост, может быть задержан и взят под стражу, то, надеюсь, что это будет своего рода иммунитет на долгие годы. Также это положительная оценка работы реформированных правоохранительных органов.

Кроме того, считаю, что этот случай дает основания для усовершенствования работы Верховного Суда, в частности Большой Палаты. В Верховной Раде зарегистрировано два законопроекта о внесении изменений в Закон Украины “О судоустройстве и статусе судей”, в частности, по организации работы Большой Палаты.

В рамках обсуждения этого законопроекта можно ввести предохранители, позволяющие избежать повторения подобных историй. К примеру, если органами следствия и судом будет установлено, что Князев использовал должность председателя Верховного Суда для влияния на судей, то я готов выступить с инициативой о том, чтобы председатель Верховного Суда не входил в состав Большой Палаты. Эти и другие вопросы мы обсудим на Пленуме Верховного Суда, проведение которого планируется в начале октября.

– Что касается предохранителей, в каких вы видите предупредительные меры по подобным ситуациям? К тому же такой прецедент покажет другим судьям, что наказание неотвратимо?

– Если говорить о предохранителях, я бы хотел обратить внимание, что такие ситуации возникают не только в судебной системе. Сейчас медиапространство переполнено коррупционными скандалами, которые даже неожиданно для войны происходили в сфере мобилизации, в частности, во врачебных комиссиях, в ТЦК, в сфере распределения гуманитарной помощи. Есть несколько производств в отношении народных депутатов, работников органов исполнительной власти и других. Поэтому лучший предохранитель – это понимание того, что если кто-то совершает преступление, то наказание будет неотвратимым.

– Когда вас избрали главой Верховного Суда, сразу вспомнили несколько фактов из вашего прошлого – это тест на доброчестность, который вы когда-то не прошли, в частности, из-за неточностей в декларировании. Дело Гонгадзе. Также вас назвали “человеком Портнова”. Можете прокомментировать это?

– Обо всех этих обстоятельствах я давал комментарии много раз. Шли первые этапы судебной реформы. Когда было принято решение о том, что создается новый Верховный Суд, в рамках конкурса была перезапущена Высшая квалификационная комиссия судей Украины и появилась такая организация – “Общественный совет доброчестности”, который был совещательным органом для прохождения конкурсной комиссии. Я был очень удивлен, когда ОСД дал по мне негативный вывод. Это было неожиданно.

Важность общественных организаций в контроле, оценке, я никогда к этому негативно не относился. Но когда посмотрел, что написали обо мне, решил – хорошо, я же юрист. По закону была двухступенчатая процедура – преодоление заключения ОСД. Я не снялся с конкурса и не ушел, я объяснил претензии, которые ко мне были. Сначала – соответствующей коллегии, затем квалификационной комиссии. И потом, когда вносили представление в Высший совет правосудия. То есть я трижды публично рассказал обо всем и считал, что все исчерпано.

Когда я уже был назначен на должность судьи Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда и меня снова избрали председателем, были те же вопросы. После того, как я увидел, что эти вопросы курсируют и дальше, мне даже хотелось обратиться в суд, но выходит, что ты обжалуешь то, чего нет.

Относительно дела Гонгадзе. Дело об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе – это печальная страница в истории становления нашего государства. Сначала как судья Апелляционного суда, потом как заместитель главы Высшего специализированного суда Украины, а дальше как председатель Кассационного уголовного суда, я участвовал в расследовании этого дела и организации его судебного разбирательства. И я могу гордиться тем, что был причастен к этим процессам.

Как все знают, все лица, которым было предъявлено обвинение по этому делу, понесли заслуженное наказание, в том числе и Пукач, приговоренный к пожизненному лишению свободы. Двадцать лет назад, когда расследовалось дело Пукача, коллегия судей, в состав которой я входил, пересматривала решение об избрании меры пресечения Пукачу в виде содержания под стражей. Здесь хочу подчеркнуть, что Пукач в то время обвинялся не в убийстве, а в том, что он дал указание об уничтожении определенных документов, которые, вероятно, подтверждали, что сотрудники МВД вели наблюдение за Гонгадзе, или указывали на это. Суд проанализировал все представленные доказательства и, учитывая практику ЕСПЧ, которая неоднократно указывала на необоснованность применения такой меры пресечения, как содержание под стражей, изменила его на подписку о невыезде.

Никакого влияния на судей не было, решение принималось в соответствии с действующим в то время УПК 1960 года. После смены меры пресечения Пукач никуда не убежал. Напротив. Он обратился в суд и обжаловал постановление о возбуждении уголовного дела, его жалобу удовлетворили. Дело в отношении него было закрыто на основании этого решения, прошедшего апелляционную и кассационную инстанции. Спустя несколько месяцев появилось новое обвинение Пукача в убийстве. И тогда его уже объявили в розыск. Я это дело не рассматривал, поэтому некоторые СМИ в этом плане представляют несколько искаженную информацию.

Относительно Портнова. С Портновым я не знаком и никогда с ним не встречался. До 2014 года я никогда не занимал в судах административные должности, но после Революции Достоинства, когда был принят Закон Украины “О восстановлении доверия к судебной власти в Украине”, все судьи, занимавшие административные должности в судах, были уволены, и в конце апреля, в 2014 году коллектив избрал меня заместителем председателя ВССУ. Я никогда не назначался на должность властями, соответствующие полномочия всегда мне предоставляли коллективы, в которых я работал.

– Когда вас избрали главой ВС, было ли у вас общение с представителями власти, может, вас звали в Офис президента, фиксировали определенные моменты, обсуждали сотрудничество?

– Здесь важно определиться, что понимается под словом “сотрудничество”. Если говорить, например, о том, что я в должности председателя Кассационного уголовного суда за 2021 год вместе с правовым управлением этого суда проанализировал и предоставил свои предложения примерно на 110 законопроектов, которые рассматривались Верховной Радой, то мы можем говорить о сотрудничество. Или когда в Офисе президента проводились совещания по обмену военнопленными, или по созданию Международного военного трибунала, это также можно назвать сотрудничеством.

Вместе с тем, у нас есть четкое понимание того, что другие ветви государственной власти и общество заинтересованы в том, чтобы судебная система была независимой, самостоятельной и беспристрастной, ведь запрос на справедливость чрезвычайно велик. Мы можем утверждать, что Верховный Суд абсолютно независим и автономен, как в вопросах осуществления правосудия, так и при решении управленческих вопросов, связанных с его деятельностью.

Отдельно хотел отметить, что мне неизвестно никаких случаев, когда власти пытались повлиять на судей. Такие подходы президенту Зеленскому и его Офису не присущи. Действительно может быть критика или известное решение СНБО относительно судей, но это реакция на события, а не давление. Отдельных встреч с президентом или его командой, кроме общеоткрытых мероприятий, у меня не было. Я ясно знаю, что мне делать, где моя ответственность.

– Судебная реформа. С одной стороны, наши международные партнеры ожидают от нас еще больших результатов. С другой – в политических кругах идет речь о том, что это одна из самых успешных реформ. Чего не хватает?

– Я думаю, что еще рано оценивать судебную реформу, потому что она должна включать в себя завершение реформирования всех инстанций и всех юрисдикций. Когда мы завершим наполнение судов судьями и работниками аппарата, а также приведем сеть судов в соответствие с новым территориальным устройством нашей страны и они начнут работать, тогда мы уже сможем оценить успешная реформа или нет. Сейчас основная проблема – наполнение судов кадрами. Я очень надеюсь, что ВРП и ВККС, возобновившие свою работу в текущем году, справятся с этой задачей.

Но не только этот вопрос является основным. До возникновения проблемы с кадрами существовали вопросы качества законодательства. Например, действующий Уголовный кодекс Украины, который был принят в 2001 году, претерпел изменения более 1100 раз. При этом большинство этих изменений не являются системными и не имеют единого подхода в решении возникающих проблем. Подобная ситуация существует и в других отраслях права. Если говорить о проведении реформ, то нужно понимать, что здесь должен быть системный подход.

– Один из органов, выбирающих судей Конституционного Суда Украины, – Совещательный совет экспертов был сформирован не так, как нам советовали международники, а точнее Венецианская комиссия. Она хотела, чтобы в Совете было 7 членов, и большинство – международники. Но их в совете шесть, но решающий голос за международниками. Как вы к этому относитесь?

– Я – патриот своего государства. Мне бы очень хотелось, чтобы мы в своей стране порядок наводили сами. Я уверен, что мы с этим можем справиться. За эти тяжелые месяцы войны мы видим, сколько людей пошло защищать наше государство и с какой самоотверженностью работают во всех отраслях национальной экономики ради победы.

Вместе с тем нужно понимать, что сейчас сложились такие реалии, что без международной поддержки нам очень трудно одолеть врага и существует угроза потерять нашу независимость. Без международной помощи будет сложно, как защищать нашу землю, так и завершить продолжающиеся реформы. И если сейчас нашими международными партнерами относятся определенные условия, от которых, в частности, зависит и их поддержка на пути к вступлению в ЕС и НАТО, то нам такие условия нужно принять.

– Но складывается такая ситуация, что наше общество в этом вопросе больше доверится международникам. Почему?

– Вы знаете, сколько заявляемых в среднем отводов, например, судьям уголовной юрисдикции? За год, вы удивитесь, их менее 1%. Это официальная статистика. Кроме того, из принятых уголовной юрисдикцией судебных решений в апелляционном порядке обжалуется не более 20%, а в кассационном – менее 10%. Это свидетельствует о том, что нашим судам доверяют и их решения воспринимаются. Также миллионы наших граждан, даже несмотря на продолжающуюся российскую агрессию, обращаются в суд за защитой своих прав и интересов. Разве это не свидетельствует о высоком уровне доверия? Но если мы выйдем на улицу и спросим у людей о доверии к суду, то получим, к сожалению, совсем другой ответ. Поэтому нужно задуматься, в чем состоят причины недоверия.

Однако если мы спросим наших граждан, готовы ли они, чтобы их споры решали судьи, являющиеся представителями других стран, то я убежден, что мы получим ответ – нет.

– Но есть уйма прецедентов относительно откровенно незаконных решений судей. Есть разные примеры их поведения, когда они очевидно считают себя над законом.

– Прежде всего, хотел бы отметить, что судебные решения принимаются именем Украины, их нужно уважать. Если решение не отвечает требованиям закона, оно может быть проверено в апелляционном порядке, а в некоторых случаях и в кассационном. В случае обнаружения ошибки, она будет исправлена. Если общество желает, чтобы судебные решения были законными, то все же должно быть доверие к профессионалам. К сожалению, сегодня на фоне общественного запроса на справедливость мы часто об этом забываем.

– Спецтрибунал. Есть очевидная необходимость создания самого международного трибунала, а не национального. При этом сейчас создается такое впечатление, что наши партнеры не очень хотят рассматривать вариант международного трибунала.

– Меня настораживает акцент на том, что нам чего-то не хотят делать наши партнеры. Именно Украина столкнулась с войной. После Второй мировой войны агрессии такого масштаба в Европе не было.

Но давайте проанализируем, как развивалось международное право после Нюрнбергского процесса в последние десятилетия. Во всем мире создавались правила, по которым можно преследовать военных преступников. На основании Римского Устава, принятого в 1998, действует Международный уголовный суд, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления и преступления против человечности. Так получилось, что Украина не ратифицировала Римский Устав. Россия также не является его участником, что препятствует преследованию военных преступников этой страны в рамках МУС.

Однако с первых дней открытой агрессии было понятно, что у России не было обоснованных оснований для развязывания этой войны и сегодня РФ уже не скрывает истинных причин своей агрессии, заявляя о том, что она воюет с “коллективным Западом” и хочет наказать Украину за наши стремления ко вступлению в ЕС и НАТО.

Еще в апреле 2022 года президент выступил с инициативой о том, что агрессивные действия руководства России должны быть оценены именно в рамках международного института, которым должен стать международный трибунал. Я поддерживаю эту инициативу и считаю, что агрессия против Украины должна быть оценена с точки зрения международного права. А вопрос о том, по какому варианту Спецтрибунал должен быть создан, предстоит решить поддерживающим нас странам.

– Сегодня мы видим, что запрос общества на борьбу с коррупцией и не только обострен как никогда. Возможно, судьям следует быть более решительными в своих действиях?

Судьи решительны в борьбе с коррупцией. Как мы видим, Высший антикоррупционный суд Украины, который начал свою деятельность 4 года назад, эффективен, и значительных нареканий у общества относительно его работы нет.

Если вопрос в усилении наказания за коррупционные деяния – оно и так достаточно строго. В частности, законодательным органом были ранее внесены изменения в Уголовный кодекс и на сегодняшний день запрещено назначать наказание за коррупционные правонарушения ниже самого низкого предела, предусмотренного законом, или освобождать от наказания с испытательным сроком. Вопрос в достижении его неотвратимости.

Я согласен с тем, что не может быть судебных заседаний, в том числе и по продолжающимся годами коррупционным преступлениям. Нужно проанализировать причины их чрезмерной продолжительности. А это и кадровый дефицит судей, злоупотребление участниками процесса своими правами, несовершенством действующего законодательства. Вместе с тем, не следует забывать, что судебные решения должны быть законными, то есть принятыми со строгим соблюдением положений Конституции Украины, национального законодательства и Европейской конвенции по правам человека.

– С этим вопросом недавно выступал президент Зеленский. Стремясь ужесточить преступление за коррупцию, он предложил приравнять ее к госизмене. Но за самое тяжелое коррупционное преступление дают 12 лет, то за измену 15. То есть это всего три года разницы.

– Я не знаю, что именно президент имел в виду в данном случае, потому не могу подробно комментировать его слова. Но если мы говорим о таком уравнении в политическом смысле, то я согласен, что разрушающая нашу страну коррупция может признаваться самым тяжелым преступлением.

Если мы говорим о таком уравнении в правовом смысле, то есть исходя из размера наказания, предусмотренного за коррупционные преступления, то оно действительно более мягкое, и я так понимаю, что вопрос о его усилении сейчас обсуждается в парламенте.

– На Полтавщине судья оправдал уклониста и сравнил мобилизацию с рабством. Вы видите в подобных заявлениях определенную тенденцию – судьи, которые пытаются приобрести какой-то определенный одиозный вес?

– Когда я впервые увидел эту новость, я вообще подумал, что это фейк. Хорошо, что такие случаи совсем единичны и это не тенденция. Однако это все-таки судебное решение, но очевидно должно быть апелляционное разбирательство. И здесь дилемма, с одной стороны, судебные решения, которые нужно уважать, с другой – высказывания, не поддающиеся анализу. Безусловно, нужно разбираться в ситуации. Я не хочу угадывать, что стало причиной принятия этого решения, всколыхнувшего все юридическое сообщество.

Хотел отметить, что у нас, даже в период войны, количество рассмотренных уголовных производств исчисляется десятками тысяч, а в целом, учитывая все юрисдикции, это количество превышает 2 млн дел. Поэтому мне очень хотелось бы, чтобы работа наших судов в нынешних сложных условиях оценивалась в целом, а не по единичным случаям.

– Как вы считаете, возможен ли в нашей стране суд присяжных в его классическом варианте?

– Мы делали подробный анализ перед войной по суду присяжных. Присяжные у нас входят в состав суда. Сказать, что производства с участием присяжных рассматриваются неэффективно, нельзя. Очень важно, когда народ участвует в процессе осуществления правосудия. Тем более когда мы говорим о вопросе восстановления доверия к суду. Поэтому я думаю, что мы должны стремиться к усовершенствованию суда присяжных в Украине. Хотя на сегодняшний день есть много оговорок относительно возможности влияния на присяжных, добросовестного выполнения ими своих обязанностей, обеспечения необходимыми условиями, финансирования и прочее.

– Как вы думаете, что нам все же поможет восстановить доверие к судьям?

– Хотелось бы, чтобы медиа поменьше использовало негативные поводы для формирования общественного мнения. Если мы посмотрим ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует свободу слова, мало кто обращает внимание на последнюю часть этой статьи, указывающую на определенные ограничения, которые могут быть применены, если они подрывают авторитет правосудия.

Также у нас пробелы в коммуникации. Я постоянно говорю – против нас используют недовольную сторону. При этом следует понимать, что в любом деле всегда есть сторона, которая воспринимает положительно судебное решение. Я каждый раз судьям говорю – если человек пришел, увидел качественную организацию работы суда, получил понятное решение, поверьте, он будет полностью доверять этому институту.

У меня было много случаев, когда человек даже получив достаточно большое по размеру наказание, но понимая, что решение справедливо, с уважением относился к судьям. Организация работы суда должна быть на должном уровне. Все эти факторы нужно решать в комплексе, и тогда мы будем говорить о доверии к суду.

 

(Оновлено 12:00)

Анатолий Несмиян

Интерес, который вспыхнул в последние дни по поводу здоровья Кадырова, вне всякого сомнения, является отложенным интересом к здоровью более высокопоставленного пациента. Так сказать, тренировка перед будущей тяжелой утратой.

Скорее всего, вся страна ждет главного скорбного сообщения по простой и понятной причине. Предоставленный нам выбор «ужас без конца» или «ужасный конец» рано или поздно, но всегда приходит к единственному выбору – лучше уж ужасный конец.

Выстроенная в стране система власти такова, что безболезненной ее передачи уже не будет. Поэтому все, кому есть что терять, неизбежно готовятся к этому событию, и неприятности, которые происходят с Кадыровым – это своего рода стресс-тест системы в локальном масштабе. Чем, собственно, и обусловлен интерес к этому событию.

Причина в том, что Чечня в миниатюре повторяет общероссийскую ситуацию. В отличие от остальных регионов, где губернатор – сугубо техническая фигура, практически статист.

Поэтому события, которые могут произойти с руководителем Чечни, достаточно адекватно проецируются и на общероссийскую аналогичную историю. Которую, конечно же, ждут. Большинство с нетерпением, меньшинство – со страхом, но ждут.

 

(Оновлено 11:00)

Обозреватель

Олексій Данілов

Стратегічна точка перелому

Нещодавно 10 пунктів Формули миру Президента України Володимира Зеленського та механізми її імплементації вкотре стали предметом обговорення на зустрічі з представниками дипломатичного корпусу.

У зв’язку з цим хотів би зупинитися на кількох важливих моментах, від яких залежатиме її повноцінне виконання. У цьому плані особливе значення має пункт Формули миру, який передбачає виведення всіх російських військ та збройних формувань з території України, відновлення повного контролю над усіма ділянками українського державного кордону. Пункт, який є, безумовно, ключовим елементом усієї української ініціативи, без якого вся конструкція виявляється недієвою, пише Олексій Данілов для “УП“.

На моє глибоке переконання, у цієї проблеми є лише одне ефективне рішення – деокупація українських земель військовим шляхом. Іншої мови, ніж мова сили і зброї, росія та її управлінська кліка не розуміють. Тому Формула миру – це формула зброї. Чим швидше Україна отримає достатньо сучасної зброї, тим скоріше ми повернемо мир, який буде безпечнішим для Європи і світу.

Практика дозування у наданні Україні військової допомоги з міркувань острахів, аби не викликати роздратування путіна і не провокувати росію до подальшої ескалації, – хибна в основі. Відмова або зволікання з передачею українським збройним силам сучасного озброєння – це пряме заохочення кремля до подальшої війни, а не навпаки.

Чим буде більш переконливою для росії перевага західної зброї в руках українців на суші, морі, у повітрі, тим ближчими будуть досягнення наших стратегічних цілей, які збігаються з цілями і цінностями демократичного світу.

Для прикладу, повна або часткова ліквідація російського військового чорноморського флоту, що є завданням вирішуваним, мала би значно прискорити процеси на росії пошуку виходу з розв’язаної війни. Це могла би бути гарна демонстрація відсутності можливостей у російської армії адекватної протидії західним технологіям, що малювала б дуже сумну картину подальших подій.

Там, де потрібна ургентна хірургія, не варто займатися медикаментозною терапією.

Але є проблема. Те, що знають українці, про що постійно попереджали наші польські друзі, друзі з країн Балтії – Естонія, Литва і Латвія – до цього часу не хочуть знати і відмовляються повірити багато політиків на обох половинках земної кулі, від яких залежить рішення про підтримку України і засудження росії.

І це, незважаючи на те, що триває 570-й день повномасштабної війни, яку розв’язала росія проти України. Коли начебто має бути все зрозуміло, з яким потворним і вкрай небезпечним утворенням світ має справу. Після десятків тисяч жертв, руйнувань, безперервних воєнних злочинів і злочинів проти людяності у декого залишаються ілюзії щодо можливості діалогу.

Велика частина дороги позаду і невідомо скільки ще попереду, і саме зараз настає стратегічна точка перелому.

Спринт, на який так всі чекали, замінюється стаєрською дистанцією, а тут вже інші правила і вимоги до фізичного стану спортсмена та його підготовки.

За час війни багато трапилося того, до чого Україна і весь світ були не готові, але були виявлені твердість і стійкість, саме те, що зараз необхідно в обставинах нової реальності.

В умовах, коли майбутнє викликає острах своєю невизначеністю і непрогнозованістю, можна стомитися і піддатися спокусі скептицизму або компромісу, – саме на цьому ґрунтується путінський розрахунок. Тому не випадково, усвідомлюючи переломність моменту, спостерігаються ознаки певної медійної підготовки суспільної думки в цьому напрямі.

В авторитетних і впливових виданнях з’являються публікації, які просувають декілька магістральних тем:

  • оптимізм щодо успіху України почав слабшати;

  • український контрнаступ провалився, боєздатність країни згасає з кожним днем;

  • Збройні Сили України не матимуть спроможності звільнити території;

  • здатність України витримати війну обчислюється тижнями і місяцями;

  • ресурси росії безмежні і потрібні світовій економіці;

  • краще швидко припинити конфлікт, навіть якщо це дозволить росії зберегти захоплені території.

Кремль, у свою чергу, посилає фальшиві сигнали про власне “миролюбство” і готовність до завершення війни, що так само уповільнює ухвалення рішення Заходом про надання Україні нових типів озброєння та військової техніки або збільшення поставок номенклатури, що існує.

Все це несе загрозу, про яку написано у “Foreign Affairs”, – “повільне розплутування ретельно сплетеної мережі іноземної допомоги”.

Отже, щоби виконання Формули миру було більш успішним і за можливості швидким. Для того, аби не відбулося “розплутування мережі допомоги”, наші партнери, на мою думку, мають, по-перше, сформувати узгоджену формулу власного бачення української перемоги, що створює політичну відповідальність.

По-друге, з огляду на виборчі політичні цикли і можливу зміну кон’юнктури в Європі та США з точки зору збереження стабільності партнерства, далекоглядним вважається крок щодо закріплення військової допомоги Україні в довгострокових циклах та законодавстві.

По-третє, розробити та реалізувати комплекс заходів з нівелювання так званої “втоми від війни”.

По-четверте, здійснити перепланування спільних заходів у рамках усіх пунктів Формули миру з точки зору фактора часу та послідовності, маючи на увазі їх можливий довгостроковий характер.

Втім, ще раз хочу наголосити: путін з його війною – це ракова пухлина. Якщо її не видалити повністю й остаточно, тільки питання часу, коли почнеться рецидив у ще гіршій формі з розповзанням метастаз по всьому тілу.

Чи хтось думає, що з раковою пухлиною можна домовитись?

І ще. Будь-яке зупинення війни без поразки росії буде розцінене авторитарними режимами як путінська перемога, і це буде сигнал до початку конфліктів та воєн за території різного роду і статусу – спочатку регіонального, а далі глобального масштабу.

 

(Оновлено 10:00)

Postimees.ee

Райнер Сакс, эксперт по безопасности

Самые дорогие российские системы ПВО уничтожаются дешевыми дронами и ракетами

Кому захочется в будущем покупать систему ПВО стоимостью более миллиарда долларов, которую можно вывести из строя с помощью нескольких дронов и дешевых ракет, задается вопросом эксперт по безопасности Райнер Сакс, рассматривая последние военные события.

Вчера нашло подтверждение, что самая современная и дорогая российская установка ПВО С-400 «Триумф» была уничтожена недалеко от города Евпатория, что в западной части Крыма. Поскольку уничтожение этой установки означает потерю стратегического масштаба, информация о том, как было проведена атака, появилась довольно быстро.

Украинскую операцию, предпринятую с комбинированным применением беспилотников и собственной ракеты «Нептун», очень непросто было довести до успешного завершения. Однако российская система ПВО вновь не смогла справиться со своей задачей. Нельзя не упомянуть, что система С-400, по мнению российской пропаганды, должна быть способна успешно отражать гораздо более сложные и массированные воздушные атаки.

Таким образом, два дня подряд Украине удавалось уничтожение самых дорогих российских объектов в Крыму. Не забудем и о том, что украинцы в ходе атаки 23 августа уничтожили в Крыму еще один ЗРК С-400.

Кто в будущем захочет покупать систему ПВО стоимостью более миллиарда долларов, которую можно вывести из строя с помощью нескольких дронов и дешевых ракет?

Нетрудно также догадаться, почему для России могут быть важны черноморские нефтяные буровые платформы, недавно захваченные украинцами. Расположенные там радары и датчики ранее обеспечивали российской системе ПВО заблаговременное предупреждение об атаках. Черноморский флот России в значительной степени утратил такую мобильность после того, как украинские войска уничтожили флагманский корабль «Москва» более года назад.

Украина движется к установлению контроля над Крымом.

Ожидается, что Путин и Лукашенко встретятся сегодня в Сочи. Возможно, это место было выбрано прежде всего для того, чтобы показать присутствие российской государственной власти в южном регионе.

Вчера рано утром Россия объявила, что уничтожила пять украинских морских беспилотников, которые пытались атаковать сторожевой корабль «Василий Быков». Позже украинское командование заявило, что были повреждены два таких российских патрульных корабля в результате атаки беспилотника, и опубликовало видео, подтверждающее взрыв дрона возле борта одного из кораблей. Нападение на патрульные суда (и, по-видимому, временный вывод их из эксплуатации) указывает на то, что Украина планирует новые нападения на более крупные корабли Черноморского флота. Это серия вполне современных и значимых судов российского флота, которых пока построено всего четыре.

В военной деятельности инициатива находится в руках Украины, хотя на фронтах она сейчас еще не имеет очень больших успехов.

Украинское командование Южного фронта приняло решение об эвакуации семей с детьми из прибрежных сел на правом берегу Днепра. По сравнению с ситуацией полгода назад обстрелы российской артиллерии в этом районе происходят гораздо реже, однако за последние дни было зафиксировано несколько случаев гибели случайных людей, в том числе детей. Украинские лидеры не могут мириться с такими новостями.

В украинских СМИ распространилась новость о том, что в войне против Украины погиб командир одного из полков Псковской десантной дивизии. Полк в настоящее время находится на юге Украины и пытается организовать контрудары в направлении города Токмак, где пока наблюдается крупнейший прорыв ВСУ. Два главных штурмовых полка Псковской дивизии в ходе этой войны уже дважды терпели серьезные поражения. Сейчас это произошло в третий раз.

Украина пытается мотивировать российских солдат сдаваться. Поэтому время от времени появляются очередные новости о российских военнопленных. Также вчера украинская военная разведка сообщила, что каждый день берутся по двадцать пленных, и напомнила российским войскам по специально созданному информационному каналу о необходимости установления контакта с представителями Украины с целью сдачи в плен.

До сих пор нет достоверных данных, сколько таких случаев на самом деле происходит и как такая информация могла вообще распространяться среди российских солдат. До весны этого года украинское военное командование говорило о российских военнопленных в очень редких случаях. Теперь эту тему стараются освещать регулярно. Также необходимо дать надежду родственникам попавших в плен воинов украинской армии на продолжение обмена военнопленными.

 

(Оновлено 9:00)

Костянтин Машовець

До питання смерті\не смерті Кадирова…

У відповідності до Джанази…

(це поховальний обряд у мусульман)

Тіло покійного необхідно поховати якомога раніше.

Якщо смерть мусульманина настала вранці, то поховання має відбутися до заходу сонця того ж дня. У тому випадку, якщо людина померла вдень або вночі, її можуть поховати наступного дня…

Але ще раз підкреслюю…

ЯКОМОГО РАНІШЕ…

Тому, дуже скоро усі все зрозуміють…

мертвий дон, чи поки тільки прикидається…

Кадиров не те “туловісЧе”, яке б ховали потайки…

 

Проф. Преображенский

Как это работает:

  1. Появляется вброс абсолютно неизвестно откуда, безо всяких подтверждений, что Кадыров при смерти

  2. Вброс многими принимается за правду исключительно потому, что люди хотят в это верить

  3. Люди массово тиражируют вброс 4. Сомневающимся кричат “да вы что, вы посмотрите, сколько людей уже это сказали, не могут же все ошибаться” 5. Затем Кадыров записывает очередное “дон-видеообращение”, и все забывают, что они только что верили в “100-процентно достоверный инсайд” 6. Потом всё повторится – не с Кадыровым, так с кем-то ещё. А причина: людям не нужна правда, людям нужна вера в то, что всё будет, как им нравится. И в этом смысле большинство тех, кто против Путина и войны (причём вовсе не только о россиянах речь), особо и не отличаются от тех, кто за Путина и войну.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка боевых действий в ходе российского вторжения в Украину, 17 сентября 2023 г.

17 сентября украинские войска освободили Клещиевку южнее Бахмута и продолжили успешные наступательные действия на других участках Бахмутского направления. На кадрах с геопривязкой, опубликованных 17 сентября, видно, как украинские военные держат флаги в Клещиевке (7 км к юго-западу от Бахмута). Пресс-секретарь Восточной группы войск Украины капитан Илья Евлаш позже подтвердил, что Украина освободила Клещиевку, а президент Украины Владимир Зеленский поздравил украинские 80-ю десантно-штурмовую бригаду, 5-ю десантно-штурмовую бригаду, 95-ю десантно-штурмовую бригаду и штурмовую бригаду Национальной полиции “Лють” за их роль. в освобождении поселения. Дальнейшие геолоцированные кадры, опубликованные 16 сентября, показывают, что украинские силы захватили позиции к востоку от Орихово-Васильовки (10 км к северо-западу от Бахмута).

В ночь с 16 на 17 сентября российские войска нанесли еще одну серию ударов беспилотников «Шахед-131/136» и крылатых ракет по югу Украины. В Генштабе Украины сообщили, что российские войска выпустили шесть беспилотников “Шахед” с юго-восточного и южного направлений и 10 крылатых ракет воздушного базирования Х-101/555/55 с девяти стратегических бомбардировщиков Ту-95МС, взлетевших с авиабазы ​​Энгельс в Саратовской области.  Официальный представитель ВВС Украины полковник Юрий Игнат отметил, что российские силы в основном атаковали зерновую инфраструктуру на юге Одесской области, а украинские военные источники заявили, что украинские силы сбили шесть «Шахедов» и шесть крылатых ракет. Южное оперативное командование Украины опубликовало изображения последствий одного российского удара в неустановленной части Одесской области.  Российские войска дополнительно нанесли удары по гражданским предприятиям в Харькове четырьмя ракетами С-300.

Северокорейский диктатор Ким Чен Ын завершил свою поездку в Россию 17 сентября и получил от губернатора Приморского края несколько единиц военно-технической техники. Кремлевское издание ТАСС сообщило, что 17 сентября Ким посетил Дальневосточный федеральный университет, где встретился с российскими военными инженерами.  ТАССи другие российские источники дополнительно отметили, что губернатор Приморского края Олег Кожемяко подарил Киму военный жилет, неуказанный барражирующий боеприпас и неуказанный разведывательный беспилотник дальнего действия. ISW ранее сообщал, что Россия может быть открыта для форм технологического и оборонного сотрудничества с Северной Кореей, но вряд ли предоставит физические системы из-за опасений России, что предоставление северокорейскому режиму таких систем может спровоцировать дальнейшие санкции против России. Поэтому примечательно, что российский чиновник подарил Киму образцы военной техники, которые предположительно вернутся в Северную Корею вместе с Кимом. В санкциях Организации Объединенных Наций указывается, что «все государства-члены обязаны предотвращать прямые или косвенные поставки, продажу или передачу КНДР через свои территории или их гражданами или с использованием морских или воздушных судов под их флагом, независимо от того, происходят они из их страны или нет». территорий, всех вооружений и связанных с ними материальных средств, включая стрелковое оружие и легкие вооружения…»

Президент Южной Кореи Юн Суук Ёль заявил, что военно-технические соглашения России и Северной Кореи могут нарушать санкции, принятые Советом Безопасности ООН. Юн заявил, что если информация об этих соглашениях подтвердится, то это будет нарушением санкций и незаконным. Сообщается, что война в Украине привела к быстрому росту южнокорейского экспорта оружия, поскольку Южная Корея пополняет западные запасы боеприпасов и систем, которые Запад отправил в Украину.  Южная Корея до сих пор напрямую не поставляла Украине летальную помощь в сфере безопасности.

Попытки Министерства обороны России подчинить себе группу Вагнера побуждают российских чиновников более открыто поддерживать военные хунты в Западной Африке. Российская военная делегация, в которую вошли заместитель министра обороны России Юнус-Бек Евкуров и генерал Главного управления военной разведки (ГРУ) Андрей Аверьянов, прибыла в Бамако, Мали, 16 сентября.  Сообщается, что Евкуров встретился с представителями сил обороны Буркина-Фасо, Нигерии и Мали . министры; глава малийской хунты Асими Гойта; и глава хунты Буркина-Фасо Поль-Анри Сандаого Дамиба. Мали, Нигер и Буркина-Фасо 16 сентября подписали пакт о безопасности, пообещав прийти друг другу на помощь в случае любого восстания или внешней агрессии. Встреча российской военной делегации с политическим и военным руководством трех правительств хунты перед подписанием соглашения, вероятно, указывает на то, что российские официальные лица готовы более явно поддерживать эти хунты. Россия ранее использовала группу Вагнера для налаживания отношений с правительствами хунты, но усилия Минобороны России по подчинению активов и операций Вагнера в Западной Африке устранили неправдоподобное отрицание, которое Вагнер ранее предоставлял российскому правительству. Евкуров и Аверьянов, похоже, активно участвуют в усилиях по подчинению Вагнера, и их участие в делегации предполагает, что они, вероятно, используют конфискацию активов и операций Вагнера для заключения новых соглашений и партнерства с правительствами хунты.

Длительная обеспокоенность по поводу здоровья главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова в российском информационном пространстве подчеркивает зависимость президента России Владимира Путина от Кадырова в вопросе сохранения стабильности в Чечне. Сообщается, что Главное разведывательное управление Украины (ГУР) 15 сентября подтвердило, что Кадыров находился в коме, что породило слухи о плохом здоровье Кадырова среди российских милблогеров и инсайдерских источников.  Кадыров опроверг слухи о своем здоровье в видео, опубликованном 17 сентября. Дестабилизация правления Кадырова в Чечне станет серьёзным ударом по режиму Путина, отчасти из-за того, насколько важным для ранней популярности Путина в России было установление стабильности в Чечне посредством жестокой и кровавой войны. Кадыров и другие российские официальные лица могут быть обеспокоены тем, что продолжающиеся слухи о его здоровье повлияют на долгосрочную стабильность его и, как следствие, Путинского контроля над Чечней.

Ключевые выводы:

  • 17 сентября украинские войска освободили Клищевку южнее Бахмута и продолжили успешные наступательные действия на других участках Бахмутского направления.

  • В ночь с 16 на 17 сентября российские войска нанесли еще одну серию ударов беспилотников «Шахид-131/136» и крылатых ракет по югу Украины.

  • Северокорейский диктатор Ким Чен Ын завершил свой визит в Россию 17 сентября и получил от губернатора Приморского края несколько единиц военно-технической техники.

  • Попытки Министерства обороны России подчинить себе группу Вагнера побуждают российских чиновников более открыто поддерживать военные хунты в Западной Африке.

  • Длительная обеспокоенность по поводу здоровья главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова в российском информационном пространстве подчеркивает зависимость президента России Владимира Путина от Кадырова в вопросе сохранения стабильности в Чечне.

  • Российские войска 17 сентября вели наступательные действия на рубеже Купянск-Сватово-Кременьная, в районе Бахмута, на линии Авдеевка-Донецк и в районе Донецко-Запорожской области и продвинулись на отдельных участках.

  • Украинские силы также продолжили контрнаступательные операции на западе Запорожской области.

  • Недавние заявления России о том, что небольшие контингенты бывших сотрудников группы Вагнера возвращаются воевать на Украину, не указывают на то, что полностью восстановленные боевые силы Вагнера вернутся в Украину в ближайшее время, если вообще когда-либо.

  • Российская оккупационная администрация продолжает насильственно депортировать украинских детей в Россию и стирать украинскую культурную идентичность.

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Прошел один год и двести пять дней войны. Теперь уже и карты ISW показывают, что Клещеевка (южнее Бахмута) перешла под полный контроль ВСУ. В ходе последних боев в этом районе, в частности, при взятии Андреевки, была практически полностью уничтожена 72-я мотострелковая бригада российской армии.

Кроме этого, сильно пострадала 31-я десантно-штурмовая бригада россиян. Собственно, это она и не смогла выдержать натиск 3-й штурмовой бригады ВСУ, которая через ее сектор обороны и вошла в Андреевку. Сегодня стало известно, что командир этой самой 31-й десантно-штурмовой бригады, полковник Андрей Кондрашкин, погиб в бою за Андреевку.

Полтора года провоевал десантник, начинал войну еще с высадки в Гостомеле, и – фсе… Похороны, венки, салют, белая Лада. Вообще в боях за Андреевку, как сейчас стало известно, было уничтожено большое количество командного состава 57-й, 72-й, 85-й мотострелковых и 31-й десантно-штурмовой бригад ВС РФ. Так что салюты вскорости загремят по многим городам и весям Святой Руси… И полетят белые Лады навстречу вдовам. И останутся дети-сироты, и будут они теперь до конца жизни видеть лишь портрет своих отцов. Красивых, молодых, в военной форме и с орденами…

И все эти похороны и трупы нужны лишь для того, чтобы продолжал жить и править Россией маленький паскудный старичок, врун и балабол, невежда и трус, вор и убийца. Который сам себя, разумеется, считает фигурой, не уступающей по масштабу Наполеону…

Интересно, он читал “Кодекс святой Елены”? Вряд ли… Он вообще не читает. Ему все больше рассказывают. То Ковальчуки, то Мединский, То митрополит Тихон (Шевкунов). Это они ему про генетическое оружие и про “Россия никогда ни на кого не нападала” рассказывают. Какой уж тут, прости Господи, Наполеон. Там ведь надо будет правду рассказать и про Бородино и про предательство Александра Первого…

Властитель слабый и лукавый,

Плешивый щеголь, враг труда,

Нечаянно пригретый славой,

Над нами царствовал тогда…

Как все страшно для России складывается. Всем уже осточертел этот плешивый упырь, а все никак его не уберут. Бояться. Бояться даже не его, а друг друга. Не верят друг другу, опасаются что предадут, побегут и настучат. А может быть не опасаются даже, а твердо знают, что предадут и настучат. Им ли не знать цену друг другу? Это же “лучшие люди города”… Дракон их долго подбирал.

Отборный народишко. Предатель на стукаче, доносчик на провокаторе. Все повязаны. Все по уши в крови и грабеже. Ненавидят друг друга, а ничего – терпят. Кто первый сморгнет – того и разорвут. Умри сегодня, а я – завтра. Вот такая петрушка, милые мои… Поэтому и идут гробы и будут идти еще долго… Если их ВСУ не остановит, они сами – не остановятся.

Из Вашингтона и Берлина поступают разноречивые сигналы по поводу ATACMS и TAURUS. То какие-то неназванные источники в Белом доме сообщают, что на встрече Зеленского с Байденом этот вопрос решен не будет, то наоборот, госсекретарь США Блинкен и глава немецкого МИДа Анналена Бербок на совместной пресс-конференции по результатам совместных переговоров излучают оптимизм по этому поводу и дают понять, что решение не за горами.

Более того: Блинкен на этой пресс-конференции сделал, по-моему, сенсационное заявление. Он, комментируя возможность предоставления ракет ATACMS, отметил, что как украинцы используют это оружие, – “это их дело”, и что “они сами должны принимать решение о том, что может быть наиболее эффективным в восстановлении их территориальной целостности. Согласно нашей собственной политике, мы не поощряем и не позволяем использование наших систем вооружений за пределами Украины. Но опять же это решение Украины”.

Это кардинально отличается от прежней позиции США и Германии. Раньше они в ультимативной форме требовали от Украины гарантий неприменения переданного ей оружия по территории России. И даже собирались вносить в ракетные компьютеры и их программное обеспечение какие-то корректировки, исключающие в принципе возможность стрельбы ими за пределы Украины. И вот на тебе: оказывается они лишь этого “не поощряют”, но, в принципе, это решение самой Украины как их применять.

Залужный, услышав это, вспомнил, наверное, старый анекдот про поручика Ржевского: “И тут мне пошла такая карта!” Уж он-то точно знает как их применять, чтобы уничтожить инфраструктуру на территории России, обслуживающую эту войну: нефтебазы, НПЗ, железнодорожные узлы, аэродромы, мосты, подстанции…

Все в радиусе 500 км будет в досягаемости. А без топлива танк – груда металла. И Урал с КАМазом не поедут, и самолет с вертолетом не полетят, и корабль в море не выйдет… Много Путин навоюет с логистическим плечом больше 500 км в один конец? Какой удар для старика…

Пора доставать из запоя Димона Медведева, чтобы тот опять настрочил какой-нибудь зубодробительный пост про то, что ядерный удар по центрам принятия решений неминуем. Ненуачо? Что еще остается против такого вероломства, кроме как стращать врагов димоновскими высерами? Прямо даже руки опускаются…

Короче, ждем результатов поездки Зеленского в Вашингтон. Мне очень хочется верить, что там будут приняты все необходимые решения. Ведь наше дело правое, поэтому враг будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине!

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

1 комментарий читателей статьи "BloggoDay 18 September: Russian Invasion of Ukraine"


  1. Джордан 2005
    18.09.2023
    в 06:54

    Героям Слава!

    1

Добавить комментарий