BloggoDay 19 December: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 19 грудня 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

Апостроф

Валерий Карбалевич

Чужая война: за каким бальзамом Путин приехал к Лукашенко

Путин привез Бацьке аргументы для участия в войне, но у того есть свои контраргументы

Российский диктатор владимир путин прибыл в Минск на встречу с самопровозглашенным президентом Беларуси Александром Лукашенко. Вполне вероятно, что “бункерный дед” будет уговаривать “картофельного фюрера” открыть новый фронт на севере Украины и вступить в войну на стороне россии. Пойдет ли Лукашенко на поводу у путина – свое мнение в эфире Апостроф TV высказал белорусский журналист и политолог ВАЛЕРИЙ КАРБАЛЕВИЧ.

Безусловно, на встрече Лукашенко с путиным будут обсуждаться разные экономические вопросы и другие проблемы в двухсторонних отношениях. Конечно, тема участия Беларуси в войне против Украины будет стоять на повестке дня. Россия хотела бы более активного участия со стороны Беларуси, но я сомневаюсь, что Лукашенко даст приказ своим вооруженным силам начать наступление на Украину. Это плохо воспринимается в белорусском обществе, при чем и среди противников, и среди сторонников Лукашенко. То есть для белорусов – это чужая война и в этом принципиальное отличие белорусского общества от российского.

У путина, конечно, много аргументов, как надавить на Лукашенко. Во-первых, экономический – он может поднять цену на газ и нефть до уровня европейских. Плюс Беларусь не возвращает долги, которые берет у россии. Во-вторых, на территории Беларуси находятся российские вооруженные силы. Их всего 10 тысяч, но это тоже аргумент. В-третьих, сегодня Лукашенко очень зависим от российской поддержки, особенно после протестов в 2020 году, когда Кремль помог ему удержать власть. Поэтому у путина аргументов много, но другое дело, что и у Лукашенко они есть, и один из них – это отсутствие поддержки таких действий со стороны белорусского народа.

Авторитарный режим в Беларуси фактически эволюционирует в тоталитарный: людей хватают и судят за инакомыслие, лайки в соцсетях, за проявление солидарности с Украиной и многое другое. Сейчас ядро протестов в Беларуси фактически разбито. Часть людей выехала за границу опасаясь преследований, а часть уже сидит в тюрьмах. В такой ситуации ожидать какого-то взрыва от белорусского народа очень сложно. Но решение Лукашенко отправить белорусскою армию на войну может стать тем обстоятельством, который вызовет недовольство среди общества. А во что это выльется, никто не знает.

Украинское военное руководство тоже пока не видит серьезной подготовки к какому-то наступлению. Сейчас на белорусских полигонах тренируются около 10 тысяч российских мобилизованных. Они находятся по всей территории Беларуси и даже не на границе с Украиной. Часть из них уезжает воевать на Донбасс, а на их место приезжают новые.

При этом Беларусь остается единственным союзником россии в войне против Украины. Россия это ценит и платит за это. Для путина важен такой союзник и вот эти встречи с Лукашенко, мне кажется, это у них такой элемент психотерапии, особенно, когда белорусский президент потом на публику говорит, мол, как все правильно делает путин. В условиях международной изоляции такие слова и поддержка для российского президента, как бальзам на душу.

 

(Оновлено 18:00)

Обозреватель

Александр Кочетков

Мы обеспечим мрачное будущее недоимперии. Уже скоро

В связи с происходящими стремительными событиями находится время только на вопросы, а на ответы уже не остается.

Например, бункерный фюрерок фактически осужден мировым сообществом за развязанную неспровоцированную войну, военные преступления и зверства на территории Украины. Дает ли это право Путину поступить в ЧВК “Вагнер” и потом претендовать на амнистию? Ведь зоны он пока не нюхал, под шконкой не ползал. Хотя погоняло “Моль” уже имеет. В общем, вопрос пока открыт. Как и скамья подсудимых в Гааге.

Или еще один: хорошо ли, что наши ракетчики в Мелитополе ударом “Хаймарса” обнулили кучу командования 58 армией агрессора? Нет, конечно, то, что высокопоставленных оккупантов стало меньше — это отлично. Но не придут ли вместо них к командованию относительно умные? Потому что эти уничтоженные были откровенно тупыми. Организовали штаб у всех на виду, в дорогой гостинице — ресторан, бассейн, джакузи. Они из джакузи нас победить хотели. А теперь их останки можно складывать в краденную стиралку — и на родину.

США Украине противоракетный комплекс “Пэтриот” дают, а России дальнобойные ракеты “Зольфагар” Иран не дает. Это что, Иран больше опасается США, чем уважает Путина? Или Иран подло примкнул к тем, кто, как внезапно открыл кремлевский Песков, не любит Россию? Лучше бы путинский пресс-папье задался вопросом: а кто вообще способен любить и уважать наглую агрессивную невменяемую недоговороспособную страну с людоедским народом и маньячной властью?

Есть вопрос, который ставит в тупик даже кремлевское православие. Безмозглые тамошние пропагандисты распространяют брошюрки, что Путин — это земное воплощение архистратига Михаила, этакого победительного воителя. Но как он может быть Михаилом, если по паспорту он таки Владимир? Хотя не ахти стратегом он уже стал — когда начал немотивированную проигрышную войну против Украины. Значит ли это, что Путин намеревается постричься в монахи и, соответственно, поменять имя? Но ведь тогда он перестанет быть воплощением киевского князя Владимира Красно Солнышко? Вопросы, вопросы, вопросы…

Вот еще. Военно-идиотические эксперты недоимперии долго придумывали, как подтвердить, что все у них “идет по плану”. И придумали — мол, Россия наконец-то улеглась в свою излюбленную позицию — войну на истощение, в которой ей нет равных. Потому что Россия — большая. Ну да, динозавры тоже были большими и как оно им помогло? Теперь вопрос: они что, намерены выиграть экономическую гонку у крупнейших экономик мира? Вопрос номер два: какой неисчерпаемый ресурс есть у России, кроме агрессивного варварства? Которое заключается в том, что взбесившаяся недоимперия хочет уничтожить весь цивилизованный мир, но при этом хочет пользоваться всеми благами цивилизации… Если бы варварство можно было преобразовать в энергию, то Россия засияла бы ярче солнца. Но пока они пытаются экспортировать свое варварство в Украину. Безуспешно.

И наконец, вопрос вопросов, связанный с тем, что Гиркин вызвал на дуэль Соловьева. Дуэль пропагандистскую, разумеется, потому дуэлянты будут фехтовать на дерьмометах. А вопрос — не кто победит, нет. Вопрос: какое будущее может быть у страны, где за общественное признание сражаются увязшие в дерьме по пояс Гиркин с Соловьевым? А, и еще Навальный, который “Крым не бутерброд, нечего его туда-сюда перекладывать”. И вот это мрачное будущее мы недоимперии и обеспечим. Уже скоро.

А пока реагируем на воздушные тревоги и экономим электричество — для светлых преобразований после победы.

 

Деловая столица

Евгений Журавлев, редактор ленты новостей

Мундиаль Зла. Как FIFA поддержала кремлевского агрессора и террориста

FIFA, не позволив транслировать обращение президента Украины Владимира Зеленского перед финалом Чемпионата Мира, окончательно продемонстрировала, что перешла на сторону России

Футбольное окончание чемпионата – история в духе лучших блокбастерных драм Голливуда. Леонель Месси — стареющая легенда в беспрецедентно зрелищном финале забирает вожделенный кубок, проводя последний матч в футболке родной аргентинской сборной. Венец карьеры великого аргентинца, который до этого выигрывал все, кроме, собственно, чемпионата мира. Заявка на звание величайшего футболиста в истории.

Катарские же шейхи вместе с бонзами ФИФА потирают руки – на фоне ослепительной картинки соблюдены все каноны жанра, а стриминговые гиганты стоят в очереди – такой сценарий для новых документальных эпопей готов.

Да, страна-хозяйка своего добилась: зрелищный турнир, хоть и не обошелся без скандалов, но с имиджевыми вистами подсобил. И подвиг Месси со товарищи затмил массовые смерти строителей-мигрантов, торжество коррупции в процессе получения права на Мундиаль. “пивное” табу, в конце концов. Даже бойкот со стороны европейских политиков не случился – на стадион в Лусаиле отправился болеть за своих президент Франции Эммануэль Макрон.

В то же время, главная футбольная организация на планете давно не заморачивается вопросом сохранения лица ввиду явного отсутствия такового. А президент FIFA Джанни Инфантино не просто так внешне напоминает Доктора Зло – тут совпадения не случайны. Совпадения поистине инфернальные, весьма созвучные с фамилией данного персонажа. Кстати, в Катар прибыл еще и известный “миротворец” с московским акцентом Илон Маск. А, говорите, в Штатах “соккер” — игра не популярная. Как бы не так.

В том самом антивоенном послании президента Украины Владимира Зеленского увидели крамолу. FIFA все еще размахивает лозунгом “Спорт вне политики” — таковой, например, посчитали символику полка “Азов” на мундиальских трибунах. Но это ладно – опустим даже тот факт, что сборные комплектуются в рамках международно-признанных — политических границ.

Флаг Украины ведь тоже под запретом. Еще в сентябре легенда украинского футбола Андрей Шевченко передал капитанскую повязку в сине-желтых цветах “шкиперу” поляков Роберту Левандовскому. Тот обещал взять ее на турнир, но на поле с этим предметом капитанской амуниции так и не появился. Не иначе, злая воля миньонов Инфантино.

Четыре года назад за такое доставалось хорватам. Бывшие киевские “динамовцы” Домагой Вида и Огнен Вукоевич стройным дуэтом исполнили “Слава Украине!” после победы над хозяевами-россиянами – в FIFA тогда не побрезговали оставить турнир у Кремля даже после захвата Крыма и развязанной бойни на Донбассе. Санкции по отношению к хорватам последовали незамедлительно. Вукоевича под давлением российских организаторов Мундиаля/функционеров FIFA уволили из тренерского штаба команды, а действующий футболист Вида (на катарском форуме присутствовал в качестве запасного) тогда “отделался” предупреждением.

Год нынешний: песнопения аргентинцев после победы над теми же хорватами. Рефрен — “вы еще за Мальвинские острова ответите”. А вот, собственно текст: “Вот такой я, я – аргентинец. Английские ублюдки из Фолклендов – я их не забуду. Вот такой я – приезжаю, чтобы петь и поддерживать Аргентину повсюду”. Реакция FIFA? А нет таковой. Месси на всех парах мчит к трофею, тут не до таких мелочей. Хотя игрокам манчестерских “Сити” и “Юнайтед” соответственно — Хулиану Альваресу и Лисандро Мартинесу (особенно рьяно упражнялись в вокале на видео из раздевалки аргентинцев) будет несколько неудобно возвращаться на Альбион. Ладно еще этнический ирландец Мак Аллистер. Его-то после турнира купит из скромного “Брайтона” кто-то посолиднее. И, наверное, не из Англии.

Но призыв остановить войну в Украине – это уже слишком. Видеообращение Зеленского в итоге все равно распространили по всему миру футболисты, остальные селебритис и прочие простые смертные. В эпоху соцсетей живем. А что Инфантино? Назвал чемпионат лучшим в истории? В его организации после каждого так говорят. Российский — не исключение. Ролики с Зеленским сеньора Инфантино, очевидно, смущают. А вот фото с президентом России Владимиром Путиным (которыми гордо делился сайт Кремля четыре года назад) – ничуть. Но что Путин, что Инфантино свое лицо в вверенных им организациях потеряли давно. Тут уж никакой Макрон не поможет.

 

«Радио Свобода»

Сергей Медведев

Перемены в России может вызвать только раскол элит

Специальный гость «Радио Свобода» – Сергей Алексашенко, независимый экономист, бывший первый заместитель председателя правления Центрального банка России.

Сергей Медведев: Начнем подводить итоги страшного 2022 года. С точки зрения экономики для России он оказался, видимо, не таким уж страшным. Экономика показала гораздо большую устойчивость, чем предполагалось в марте-апреле.

Сергей Алексашенко: Как сказал, насколько я понимаю, Чжоу Эньлай в беседе с Генри Киссинджером, итоги Великой французской революции подводить еще рано. Российская экономика действительно не рухнула, но, честно говоря, и не должна была рухнуть. Вообще, я плохо представляю себе ситуацию, когда экономика какой-либо страны может рухнуть, исчезнуть в тартарары, послужить причиной исчезновения государства. Я не могу вспомнить такого на моей памяти за последние несколько сотен лет. Куда уж тяжелее для России период Октябрьского переворота, Гражданской войны, но и там экономика продолжала функционировать.

Я бы привел такую аналогию: мы едем на скорости километров 100, у нас не очень современная машина, не очень понятная дорога, это не немецкий автобан, 220 мы ехать не можем. Темно, плохо видно, была хорошая дорога, вдруг выбоины, какие-то шумы, мы чувствуем – что-то случилось с машиной, а что именно, не понимаем. Но мы точно видим, что скорость с желаемых 100 (а мы все-таки хотим куда-то добраться вовремя) упала километров до 85. С одной стороны, вроде бы хочется посильнее нажать на газ, а с другой стороны, какие-то звуки, шумы, дорога скользит…

Короче говоря, экономика потеряла скорость. На этот год Минэкономики планировал 2,5-4% роста, а получилось минус 3, но это – «средняя температура по больнице». В первом квартале 2022 года экономика еще росла, потом начала снижаться. Потеря роста на 11% – это существенный удар по экономике.

Сергей Медведев: Сюда же, наверное, включены и транспортировка мобилизуемых, и выплаты гробовых, и увеличенные медицинские расходы? Если говорить про реальный сектор, то это никакие не 7%, а гораздо больше.

Сергей Алексашенко: Да, конечно. Мы же сейчас можем опираться только на оценки, итогов года у нас еще нет. Достаточно напомнить, что военные расходы увеличены в бюджете примерно на полтора триллиона рублей, а это 1% ВВП. Эти военные расходы с точки зрения экономического потенциала не только ничего не создают, но, вообще говоря, разрушают, вся война разрушает будущее российской экономики. Но, как бы мы ни относились к военным расходам, в конечном итоге на производстве вооружений люди получают зарплату, платят налоги, то есть это все равно экономика. Путин, конечно, разрушает экономический потенциал России, но в текущем режиме это улучшает статистические показатели.

В любом случае потеря 11% экономической динамики – это очень серьезный удар по экономике. Другое дело, что российская экономика очень примитивна, в мировых цепочках она стоит в самом начале, производит сырье. Если бы она производила какие-нибудь компоненты для автомобилей, самолетов, компьютеров, то есть стояла бы где-то посередине, то теоретически это был бы вопрос времени и денег: сколько нужно времени на то, чтобы построить предприятие и обойти Россию с разных стороны, чтобы кто-то другой (Польша, Чехия, Турция, Уганда) начал производить все эти комплектующие, только не Россия.

Без российского сырья мировая экономика сегодня прожить не может. Поэтому скорость наш автомобиль потерял, но мы точно знаем, что двигатель работает, колеса не пробиты, руль у нас в руках. Смотрим, что будет дальше. При этом у нас пока нет понимания, будет скорость нашего движения дальше снижаться или в какой-то момент мы сможем подняться хотя бы с 85 до 90, а может быть, даже до 95.

Сергей Медведев: Всегда казалось неким апокалиптическим сценарием: закончится российский экспорт углеводородов, будет обрублена труба на Запад. И вот сейчас газовая труба действительно на 80% обрублена, и в эти дни начинают в полной мере работать нефтяные санкции против России. Насколько велики потери российского нефтегазового сектора и той доли доходов, которую он дает в российской бюджет?

Сергей Алексашенко: Пока ни о каких потерях для российской экономики говорить невозможно. Санкции в отношении российских углеводородов пока всерьез не работают, вплоть до ноября российская экономика производила и продавала нефти и нефтепродуктов больше, чем в прошлом году. Суммарная цена проданной нефти на экспортных рынках была выше, чем в прошлом году, несмотря на то что с апреля российская нефть продается с дисконтом 25%, просто в прошлом году цены на нефть были очень низкими. И они росли: в начале 2021 года цена на нефть была ниже 60 долларов за баррель и поднялась до 80 долларов к концу года. То есть это был практически выход из постковидного состояния. Даже российский бюджет как-то умудрился получить чуть больше нефтегазовых доходов.

Главный удар по доходам российского бюджета нанесли не западные санкции, а укрепление рубля. За продажу нефти и газа российская экономика, компании получают доллары, а Минфину идут рубли, пересчет долларов в рубли происходит по обменному курсу. 22 февраля доллар стоил 75 рублей, сейчас – 60.

Сергей Медведев: Мне доводилось слышать, что санкции вообще имели противоположный эффект. Они ограничили импорт России, при этом существенных ограничений по экспорту не наложили, нефть резко выросла, и у России совершенно потрясающее положительное сальдо торгового баланса, поэтому и укрепился рубль.

Сергей Алексашенко: Я позволю себе не согласиться. Начиная с апреля российская нефть продается с дисконтом 25%. Если бы не было ограничений, то российская экономика, компании, бюджет получили бы денег в долларовом выражении на 20% больше. Поэтому нельзя сказать, что нет вообще никакого эффекта. Вторая часть – это то, что укрепилось торговое сальдо. Но рубль укрепился не потому, что торговое сальдо в России прочное, оно в принципе всегда прочное. Рубль укрепился из-за того, что Центральный банк сделал его неконвертируемым и закрыл практически все капитальные операции для нерезидентов, закрыл многие текущие операции. То есть рубль из состояния свободно конвертируемой валюты, каковой он являлся 23 февраля, стал ограниченно конвертируемой валютой. Из-за того, что Центробанк не дает покупать и вывозить любую валюту из России, спрос на нее искусственно ограничивается. Поэтому укрепляется рубль, а не потому, что санкции не работают. Они работают.

Посмотрите на статистику деревообрабатывающей промышленности – производство фанеры упало на 40%, калийные удобрения упали на 40%, производство стали – на 10%, добыча угля – на 7%. Это те санкции, которые реально работали в отношении российской экономики. Говорить, что они оказали противоположный эффект, – не знаю, мне кажется, они оказали ровно тот эффект: как отмерили, так и отрезали.

Сергей Медведев: В дальнейшем они будут еще сильнее бить по российской экономике? Или потолок санкций уже достигнут и Россия к нему адаптировалась?

Сергей Алексашенко: По-моему, Запад в принципе исчерпал свои возможности или уже близок к их исчерпанию в ограничении российского сырьевого экспорта. Мы еще не знаем эффекта от запрета со стороны Евросоюза на импорт российских нефтепродуктов, который вступит в силу 5 февраля. Если нефть в танкерах и ей по большому счету все равно, куда плыть: то ли в Роттердам, то ли в Шанхай, то ли в Индию, то ли в Сингапур, то ли в Индонезию , – то с нефтепродуктами ситуация другая, далеко не все страны готовы покупать нефтепродукты вместо сырой нефти, потому что они хотят загружать свои нефтеперерабатывающие заводы. Кроме того, для перевозки нефти Россия закупила танкерный флот, а для перевозки нефтепродуктов это уже может не получиться.

Из того, что остается неизвестным и может оказать серьезное воздействие на российскую экономику, это экспорт нефтепродуктов. Россия, условно, добывает 100 единиц нефти, из них примерно 50 единиц идет на экспорт в виде сырой нефти, а еще 25 единиц идет на экспорт в виде нефтепродуктов. Это очень значимый кусок для экономики и с точки зрения загрузки мощностей нефтеперерабатывающих заводов, и с точки зрения экспортной выручки. Эксперты говорят, что будут проблемы, но насколько серьезными они будут, насколько сильно упадет российский экспорт, мы пока не понимаем.

И второй эффект, который тоже не до конца понятен. Падение экспорта российского газа в Европу, падение добычи газа в России – это личная заслуга президента Владимира Путина, который еще в августе 2021 года приказал постепенно сокращать поставки газа в Европу. Досокращались до такой степени, что теперь практически все европейские страны приняли решение отказаться от импорта российского газа. Сегодня мы говорим, что экспорт в Европу упал на 70%, а в следующем году он будет продолжать падать.

Сергей Медведев: По итогам года газ же скакнул, был скачок 450%, то есть в абсолютных терминах, в ценностном отношении газа опять-таки продали больше, чем в 2021 году.

Сергей Алексашенко: Да, в деньгах это получается больше, но эта игра, сокращение продаж в обмен на рост цен, не может продолжаться бесконечно. Если вы в это арифметическое уравнение заложите падение экспорта в 5 раз, до которого осталось уже совсем чуть-чуть (сейчас он снизился на 70%, а нужно, чтобы снизился на 80%), то, в принципе, уже выйдете в нулевую сумму. Как только у вас падение экспорта будет еще сильнее, в десять раз, предположим, то тут уже вы точно будете в минусе. А если добавить к этому, что Минфин обложил «Газпром» дополнительными налогами, то финансовое положение «Газпрома» будет тяжелым, ему будет уже тяжело поддерживать текущие проекты. Не все санкции вступают в силу мгновенно. Владимир Путин такой гениальный стратег, что заложил мину отложенного действия под «Газпром», то есть она может взорваться в несколько эпизодов и последовательно: в этом году, в следующем, возможно, и в 2024-м еще какие-то отголоски дойдут.

Сергей Медведев: Насколько вообще по карману России эта война?

Сергей Алексашенко: Цена войны имеет несколько измерений. Можно просто тупо считать, насколько увеличены военные расходы, расходы на правоохранительные действия (та же Росгвардия), общегосударственные расходы. Но все это уложилось в 2022 году примерно в 2% ВВП. Будет неправдой сказать, что это неподъемная сумма для российского бюджета, ведь в том же Фонде национального благосостояния даже сегодня имеется где-то 5,5% ВВП. Понятно, что можно профинансировать войну в течение еще какого-то времени.

Есть другое измерение войны. Для того чтобы ее продолжать, нужно все большую часть экономического потенциала страны направлять на производство вооружений, перераспределять ресурсы в пользу оборонных предприятий, мобилизовывать 300 с лишним тысяч мужчин работоспособного возраста. Мы уже видим статистику: количество мужчин в возрасте от 19 до 45, ищущих работу, резко упало. Еще добавим к этому, что 300–500 тысяч молодых и работоспособных россиян уехали из России из-за своих антивоенных настроений. Это цена, которая в текущем режиме подрывает экономический потенциал России и нарушает равновесие. Когда вы направляете деньги на пушки вместо масла, понятно, что масла будет меньше, жизнь будет хуже. Ресурсы не бывают бесконечными, а экономика, вместо того, чтобы тратить деньги на развитие, тратит их на производство никому не нужного с точки зрения долгосрочного будущего железа, которое тут же превращается в осколки.

Сергей Медведев: Можно посчитать стоимость этой войны? Сколько были военные расходы СССР на пике холодной войны, во время войны в Афганистане? Сейчас, как я понимаю, Россия тратит на войну где-то 5% ВВП.

Сергей Алексашенко: В 1987–88 годах Советский Союз тратил на вооружение 10% ВВП. Там была гонка вооружений, связанная со стратегическими вооружениями, немножко другая структура расходов. На войну в Афганистане, конечно, денег уходило меньше, потому что интенсивность боевых действий была другая, затраты на снабжение армии были существенно меньше, и мобилизации никакой не было, воевали призывники. Поэтому напрямую сравнивать невозможно. Я думаю, текущие расходы сильно превышают расходы на афганскую войну.

Есть еще одно измерение расходов на войну. Россия тратит деньги на пушки вместо масла. То, что в отношении России, ее компаний, банков, бизнесменов вводятся санкции, подрывает долгосрочный потенциал роста. Россия выкидывается из проектов, связанных с получением современных технологий, современных знаний, современных менеджеров, теряет возможности выхода на наиболее развитые, перспективные, богатые рынки. Это подрывает экономический рост на десятилетия вперед.

Сергей Медведев: Экономика – это не то, что может вынудить Путина остановить войну, а тем более элиту – пойти на какие-то изменения?

Сергей Алексашенко: Это совершенно точно не будет представлять в 2023 году для Кремля настолько серьезного вызова, чтобы менять политические цели, не говоря уже о том, что вызывать раскол в элитах. Я вообще очень скептически отношусь к тому, что даже серьезные ухудшения в экономике могут привести к политическим изменениям. Посмотрите на Северную Корею, Венесуэлу, Зимбабве: есть много примеров стран, которые находятся в катастрофическом экономическом положении, но при этом никаких политических изменений там не происходит.

Сергей Медведев: Что тогда может быть драйвером перемен?

Сергей Алексашенко: Причиной радикальных политических изменений может быть только раскол элит. Когда то, что называется правящей элитой России, расколется по вопросу о том, куда идти стране в будущем. Нужно ли продолжать упорно биться головой в бетонную стену, на чем настаивает Владимир Путин, или все-таки прекратить этот бессмысленный процесс, сменить водителя нашего автомобиля, попытаться если не объехать эту бетонную стену, то по крайней мере перестать биться в нее головой.

Почему может случиться раскол элит – это, безусловно, серьезное военное поражение России в агрессивной войне против Украины. Давление на членов путинской политической элиты возрастает, все введенные персональные санкции, все ограничения изменяют качество жизни. Причем для этих людей качество жизни падает гораздо сильнее, чем для крестьян или пенсионеров в Тамбовской области или Магадана. Резкое падение качества жизни, готовность терпеть, соглашаться на то, что тебя уже не воспринимают как нормального человека за пределами одной восьмой части суши, только нарастает. У чиновников есть жены, дети, любовницы. Детей выгоняют из университетов, у жен конфискуют квартиры, они не могут полететь куда-то на шопинг и так далее. Один месяц можно, три месяца можно, даже один год можно, но когда эта ситуация продолжается и продолжается, да еще и на фронте идут поражения за поражениями, конечно, это может стать… Я не говорю, что обязательно станет, но это в моем понимании единственный сценарий, который ведет к расколу элит, единственный сценарий политических изменений в России, который мне сегодня представляется реалистичным.

Сергей Медведев: Если смотреть на 2023 год, вероятен сценарий медленного продолжения опускания Россия?

Сергей Алексашенко: Военные успехи Украины, ее победа на фронте зависит от количества и качества тех вооружений, которые получает украинская армия от стран Запада. Если поставки вооружений будут идти такими же темпами, как в этом году, то решительного военного успеха, разгрома российской армии я пока не готов ожидать. Объем американского бюджета, который утвержден на помощь Украине, не сильно превышает объемы этого года. Поэтому тот сценарий, который вы назвали медленным сползанием России дальше, но при этом с продолжением агрессивной войны и сохранением политической конструкции, по состоянию на сегодня более вероятен, чем сценарий военного поражения России.

 

 

(Оновлено 17:00)

Лінія оборони

Anti-colorados

Налет и цугундер

Эта ночь стала очередной с массовым налетом на столицу и другие города Украины. На момент, когда пишутся эти строки, прошел второй отбой тревоги и пока последствия налета не вполне понятны. Военные пока не отчитались о количестве Шахедов, которые были запущены по Украине и сколько из них удалось сбить, а местные власти – об ущербе, нанесенном налетами. На этот момент вроде бы обошлось без убитых, хоть раненные уже точно есть. Известно о том, что прокуратура уже документирует это как военное преступление и за него безусловно ответят соответствующие преступники.

Вопрос о том, что эта публика, которая сейчас прикидывается властью федерации, заедет в международный, военный трибунал, мировое сообщество уже закрыло. То есть, обсуждение о возможности и необходимости осудить военно-политическое руководство страны террориста, дебаты закончены и решение принято однозначное – чудить непременно. Другое дело, что сейчас возникла некая конкуренция в плане «принимающей стороны». На эту роль претендуют как Гаага, так и Париж.

Французы говорят о том, что у них имеется более развитая пенетенциарная инфраструктура и они могут принять намного большее количество подсудимых. Плюс к тому, у них существенно лучшие условия для прессы, которой будет очень много, когда дело дойдет до суда над главными военными преступниками, наподобие Шойгу, Лаврова, Медведева и самых близких к прутину вдохновителей войны. Скорее всего, самого прутина там не будет, поскольку практически нет никаких вариантов захватить или довезти его живым до суда.

Если именно этот аспект рассматривать чисто субъективно, то Париж конечно же выглядит более привлекательно, по разным причинам. Тем более, наверное заседания будут проходить в историческом комплексе на острове Сите, где работал комиссар Мэгре и где свои последние дни перед казнью провели Людовик 16 и Мария-Антуанетта. Но если речь идет об исторической справедливости и символичности, то скорее всего ни Гаага, ни Париж, на эту роль не годятся.

Мы уже с десяток раз обращали внимание на то, что во Второй Мировой войне, не было поставлено последней точки, поскольку из двух зачинщиков войны – Германии и совка, осужден был только Рейх и остаток его военно-политического руководства. А вот совок, удивительным образом, оказался судьей на этом процессе. Мы подробно описывали именно этот узел, а здесь лишь напомним, что инициаторами процесса были США и им было важно формализовать концовку войны, чтобы поставить на ней точку, а не многоточие, как после Первой Мировой.

Формат же суда предполагал присутствие сторон обвинения от всех стран-победительниц и совок, на тот момент, входил в их состав. Но зная, как война началась, совок наотрез отказался от участия в трибунале. Однако в результате долгих переговоров и уговоров, он согласился но при том условии, что как только кто-то будет поднимать вопрос о вине совка, в начале этой войны, судьи должны жестко пресекать эти подачи, не давая процессу выйти из-под контроля и выйти на полную картину начала войны.

Только получив гарантии такого плана, совок и согласился на его проведение. И как потом стало понятно по ходу процесса, это условие было исполнено жестко и беспрекословно. Подсудимые многократно пытались поднимать вопрос о том, что совок несет равную с ними ответственность, именно за развязывание войны, но им жестко затыкали рот. Причем, эти условия продвигала и Франция, поскольку она тоже имела и имеет полный шкаф скелетов, по этому поводу.

Так что на лопате, закапывающей всю правду о причинах начала войны, а также о военных преступлениях, которые творила не только Германия, но и совок, в поте лица трудились обвинители как из москвы, так и из Парижа. Очевидно, что тот самый трибунал, который должен был сократить многоточие в однозначную и жирную точку, не выполнил своей мисси. Более того, многоточие получилось подлым и грязным и если первое привело к развязыванию новой войны в Европе, то и второе обещало вылиться в следующую войну. Как мы видим – так оно и случилось.

Именно поэтому, как бы мне лично ни был симпатичен Париж, он не подходит в качестве места проведения трибунала, как в связи с ролью Франции, в предыдущей войне, так и с тем, что по сути, тот процесс не был закончен и существенная его часть осталась потомкам, то есть – нам. По этой же причине и Гаага выглядит не очень логичным местом для проведения такого процесса. В данном случае важны как форма, так и содержание процесса, а формально он должен стать окончанием того, что не было сделано как следует, после окончания Второй Мировой войны.

Кроме того, Гаага ассоциируется уже с другими судами, над военными преступниками другого масштаба. Возможно там и можно судить мелкую сошку, наподобие палачей, насильников или той дряни, которая лично устанавливала в качестве целей, гражданские объекты, а вот верхушку надо везти в Нюрнберг и там судить ее в продолжение того давнего трибунала, хотя бы формально, а не процессуально.

Символичным стало то, что министр юстиции Германии тоже решительно высказался за то, что без трибунала и безусловного осуждения военных преступников, эта война уже не может закончиться для цивилизованного мира. А раз так, то наверняка Германия согласилась бы принять трибунал именно в Нюрнберге.

Тем более, что уже все основные игроки этого, цивилизованного мира, не просто признали факт массовых военных преступлений, творимых войсками федерации в Украине, но и то, что это явление уже обрело форму геноцида, который творит как руководство взбесившейся бензоколонки, так и его военные. А это уже назад не отмотаешь и очевидно, что пока вся эта публика резвится и делает заявления, которые безусловно лягут в основу их обвинений, механизм правосудия уже приходит в движение и за геноцид прийдется отвечать невзирая ни на что, включая и на время, которое потребуется на доставку фигурантов в зал судебных заседаний.

Но все это будет завтра или послезавтра, но в данном случае уже можно твердо говорить о том, что это безусловно будет, а сегодня срочными являются несколько другие вопросы. Уже всем понятно, что наши системы ПВО показывают какие-то фантастические результаты, которые не гарантировали даже производители соответствующих вооружений. Мы об этом не раз читали в американской, немецкой и французской прессе, но тем не менее, стабильные 100% перехвата, нынешние системы ПВО пока дать не могут, при всем мастерстве тех, кто управляет этими системами.

Да, наши военные эпизодически выходят на такие показатели, но к сожалению это не может повторяться каждый раз, просто из-за того, что такие возможности пока не предусмотрены даже для самой совершенной техники, если речь идет о массовых обстрелах, что мы видим сейчас. Но массовость этих обстрелов противник обеспечивает концентрацией этих вооружений в определенных местах, откуда и производятся пуски ракет. Наверное пришло время выжигать именно эти места, где бы они не находились, на территории самой федерации, либо Белоруссии. Только таким образом можно свести количество пусков до такого уровня, когда остатки ракет или дронов, уже разберут наши зенитчики. Наверное мы это увидим в самое ближайшее время.

Ну а пока – помогаем нашим военным и фиксируем все, что может пригодиться для военных трибуналов. Ми переможемо!

 

(Оновлено 15:00)

Главред

У Зеленского предупредили о подготовке оккупантами РФ массированных пехотных атак

Оккупанты уже обучают солдат, которые могут быть задействованы в массированных атаках, сообщил Михаил Подоляк.

Оккупанты РФ планируют проводить массированные пехотные атаки, похожие на те, которые Советский Союз практиковал во время Второй мировой войны.

Об этом заявил в интервью The New York Times советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк.

Он подчеркнул, что оккупанты уже набрали и обучают солдат, которые могут быть задействованы в массированных атаках пехоты.

По мнению представителя ОП это свидетельствует о том, что кремлевская верхушка отказывается признавать уже имевшие место тактические поражения и цепляется за любые, даже самые призрачные, шансы изменить ситуацию в свою пользу.

“Мы понимаем, что они будут хотеть этого, реваншистских шагов. Они постоянно хотят узурпировать наше государство, оккупировать наше государство. Я думаю, они еще не бросили подобные мнения”, — добавил Подоляк.

Вероятные направления новых атак РФ

Советник главы ОП не исключил, что новое наступление РФ может произойти не на Донбассе.

Он считает, что атака может быть в направлении Киева со стороны Беларуси, также он не исключает атаки на южном направлении.

Напомним, командующий Объединенных сил Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Сергей Наев прокомментировал информацию о планируемом визите президента Российской Федерации Владимира Путина в Беларусь.

Он уверен, что российский диктатор едет на встречу с самопровозглашенным главой Беларуси Александром Лукашенко для более широкого привлечения белорусской армии в войне против Украины.

Ранее Марк Фейгин заявил, что глава Кремля Владимир Путин пытается заставить Беларусь принять участие в войне с Украиной. Зато сам белорусский диктатор Александр Лукашенко не желает этого и стремится “уклониться” от давления Москвы. Как отметил российский оппозиционер, самопровозглашенный президент Беларуси понимает, что в случае активизации его роли в войне с Украиной, территория РБ также станет объектом этой войны.

Он также считает, что на фоне внезапной смерти министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея у белорусского диктатора Александра Лукашенко мог возникнуть страх за свою жизнь. По его словам, Москва считает Лукашенко очень хитрым. Он маневрирует десятилетиями и надоел еще до войны, потому что получал деньги и постоянно что-то обещал.

 

Главред

Максим Миронов, профессор финансов, доктор Чикагского университета

У Путина намечаются большие проблемы

Введение военного положения и отмена выборов может ещё больше подорвать желание его же ядерного электората ему подчиняться.

Путин боится провести пресс-конференцию, боится обратиться с посланием к Федеральному собранию. Я не понимаю, как он через год собирается идти на выборы. Ведь ситуация и на фронте, и в России будет только хуже.

Есть мнение, что Путин может легко отменить выборы, хоть через военное положение, хоть как-то еще. Я не согласен. Мы видели, что возможности его репрессивного аппарата крайне ограничены. За 20 лет он выстроил очень мощную машину, но узконаправленного действия. Конкретнее, он научился эффективно запугивать “вшивых интеллигентов”, или образованный городской средний класс, которому есть что терять.

Машины репрессий, чтобы запугивать остальных, у него нет, и он вряд ли успеет ее построить. Посмотрите, сколько контрактников с начала войны отказались идти воевать в Украину, и сколько, когда их выводили на отдых, отказывались возвращаться. И какие репрессии были применены против этих бунтарей, кто в открытую восстал против режима? Сколько уголовных дел было возбуждено против уклонистов от мобилизации? Мы видим, что у Путина явные проблемы с управлением своим ядерным электоратом.

Введение военного положения и отмена выборов может ещё больше подорвать желание его же ядерного электората ему подчиняться. А ничего сделать с глубинным народом, если тот просто пошлет его на хер, Путин не может. Да и элиты совсем не факт, что захотят выполнять приказы. Путин и так им уже жизнь изрядно попортил. Короче, если даже Путин попытается отменить выборы и назначить себя пожизненным президентом, совсем не факт, что он сохранит управляемость страной. Вернее, я думаю, что не сохранит. Народ и элиты перестанут ему подчиняться. Без особого бунта. Просто перестанут.

 

РБК-Украина

Юрий Дощатов

Что будет с экономикой Украины в 2023 году. Есть ли риски для курса гривны и инфляции

Россия под конец года усилила атаки по энергетике Украины, оказывая еще большую нагрузку на экономику. Какие прогнозы по ВВП, курсу доллара и инфляции на 2023 год и в чем их главные риски – ниже в материале РБК-Украина.

Удары российских войск по энергетическим объектам, продолжающиеся уже третий месяц, существенно отразились на экономической ситуации текущего года и ожиданиях на следующий.

Весной падение ВВП прогнозировали на уровне 32-33%. Но экономика показала высокие адаптивные способности в условиях войны, что позволило улучшить ожидания. Однако сейчас, после резкого снижения деловой и производственной активности из-за нехватки электроэнергии, ситуация поменялась и приходится возвращаться к пессимистическому варианту.

Еще в начале декабря первый вице-премьер – министр Юлия Свириденко заявила, что макропрогноз следует откорректировать, поскольку после очередной атаки на энергетическую систему часть предприятий приостановила свою деятельность. Новые атаки, которые случились уже после этого заявления, едва ли позволяют рассчитывать на стабилизацию ситуации.

“Мы как Министерство экономики несколько ухудшили наши перспективы и, к сожалению, вернулись к нашему предыдущему прогнозу: до конца года падение ВВП может составить 32-33%, даже 33,5%”, – говорила Свириденко.

Что будет с экономикой Украины в 2023 году. Есть ли риски для курса гривны и инфляции

Премьер-министр Денис Шмыгаль не исключил вероятность еще более негативных последствий. “Сокращение украинской экономики прогнозируется на уровне 35-40%. Если террористическая деятельность России в отношении нашей инфраструктуры будет продолжена, то мы можем потерять еще плюс 10% к этим цифрам, то есть до 50% нашего ВВП”, – заявил он на экономическом форуме в Париже.

Несмотря на то, что после уже девяти массированных атак на энергосистему, ситуацию удалось немного стабилизировать, она остается достаточно сложной. Повреждено 40% объектов высоковольтной сети, дефицит генерирующих мощностей остается довольно большим и отключений электроэнергии зимой избежать вряд ли удастся, предупредил Шмыгаль.

Между ростом и падением: что ждет экономику

В Национальном банке тоже ждут более глубокого падения экономики в текущем году, по сравнению с октябрьским прогнозом в 32%, и ослабления роста в следующем.

“Даже в нашем базовом, относительно оптимистическом, сценарии рост ВВП (в 2023 году – ред.) будет очень вялым, намного ниже, чем те 4%, которые мы предполагали в нашем октябрьском прогнозе”, – заявил заместитель главы НБУ Сергей Николайчук.

При этом базовым сценарием определен самый оптимистический из возможных. По нему предусматривается оперативное восстановление энергетической инфраструктуры и успешная защита таких объектов. Остальные два предусматривают более серьезные разрушения энергосистемы – более глубокое поражение критической инфраструктуры при медленном их восстановлении и масштабные перебои в энергосистеме.

Эксперты группы ICU отмечают большие риски негативных сценариев. “Наш макроэкономический прогноз сейчас тоже базируется на предположениях, которые легли в основу первого сценария НБУ. Но вероятность перехода ко второму или третьему сценарию будет оставаться очень высокой практически в течение всей зимы”, – заявил в комментарии РБК-Украина глава департамента макроэкономических исследований группы Виталий Ваврищук.

Глава аналитического департамента ИК Concorde Capital Александр Паращий ожидает более негативный сценарий. “На сегодняшний день я бы ориентировался на предположение, что быстрого восстановления энергетической инфраструктуры не будет, то есть имеющаяся мощность будет где-то на уровне декабря (около 11 ГВт). Это ограничивает экономический “рост” в следующем году уровнем минус 8-10%”, – отметил он в комментарии изданию.

Основное внимание правительства и операторов системы передачи и распределения (“Укрэнерго” и облэнерго) сейчас сосредоточено на поиске финансовых и технических ресурсов для оперативного возобновления генерации и поставок электроэнергии.

На восстановление разрушенной энергосистемы выделяют средства США и другие партнеры Украины, в частности, Швейцария – 100 млн долларов, ЕБРР – кредит на 300 млн евро, Нидерланды – грант на 75 млн.

Буквально на днях на конференции в Париже достигнута договоренность о помощи еще нескольких партнеров в общей сложности на 1 млрд долларов. “Наш результат конференции – около 500 млн долларов грантовых средств, абсолютно новых средств, о которых договорились на этой конференции, и еще около 500 млн долларов в товарах, услугах и дополнительных кредитов для дополнительной поддержки предприятий государственного сектора экономики”, – сообщил Шмыгаль.

По его словам, Франция выделит 125 миллионов евро на генераторы, LED-лампы и техническое обслуживание Южноукраинской АЭС. Испания предоставит 163 единицы различного оборудования для подстанций, Канада – 50 осветительных вышек для ремонта энергообъектов в ночное время.

Партнеры Украины прекрасно понимают, что потребность в финансовой помощи может увеличиться, если атаки на энергосистему продолжатся. В МВФ не исключают, что дополнительно нужно будет минимум 1 млрд долларов в месяц. Однако эксперты надеются, что дефицит будет покрыт.

“Что касается дефицита бюджета, то сейчас трудно оценить влияние на экономику (атак на энергообъекты – ред.). Но если не будет длительного блэкаута в крупных городах с отключением отопления на несколько месяцев, то влияние будет умеренным. В крайнем случае НБУ напечатает пару десятков миллиардов гривен в месяц – мы по опыту 2022 года видим, что это не проблема. Но, конечно, лучше получить дополнительные внешние деньги”, – считает исполнительный директор Центра экономической стратегии (ЦЭС) Глеб Вышлинский.

Ваврищук пока не видит оснований для пересмотра бюджетных показателей. Но если придется корректировать параметры – снижать планы по доходам или увеличивать расходы, то правительство, по его мнению, вероятно, будет просто более активно привлекать ресурсы на внутреннем рынке.

“Текущая версия бюджета предполагает, что инвесторы будут снижать портфель ОВГЗ, однако это очень консервативный прогноз. На практике можно будет достичь полного ролловера (продление срока кредита – ред.) внутренних долгов”, – отметил он.

Сохранение дефицита бюджета в первые месяцы 2023 года будет на текущем уровне – в 4-5 млрд долларов в месяц, ожидает Паращий. “Если война закончится летом, то общий дефицит по году может и останется на уровне прогнозов правительства (38 млрд долларов). Но в первой половине года он может составить 24-30 млрд долларов”, – отметил эксперт.

Дефицит будет финансироваться за счет внешних поступлений. ЕС и США будут покрывать нехватку средств в 38 млрд долларов регулярными ежемесячными траншами.

Что будет с курсом гривны и ценами

Из-за неопределенности, переход на плавающий валютный курс в скором времени маловероятен, считает Паращий. “Мое видение – НБУ будет держать официальный курс на уровне 36,6 гривен/доллар в течение всего 2023 года. Пока поступления от международных партнеров (3,5-5 млрд долларов в месяц) будут перекрывать расходы НБУ на валютные интервенции (2-3 млрд долларов в месяц), то нет смысла менять курс”, – отметил эксперт.

Говорить о новом снижении официального курса, по его мнению, можно будет лишь, если расходы на валютные интервенции вырастут, и в течение нескольких месяцев будут превышать валютные поступления от партнеров.

Не ожидает изменения курса в скором времени и Ваврищук. Как минимум до конца первого полугодия курс гривны по отношению к доллару будет сохраняться на текущем уровне, считает он. “В дальнейшем НБУ будет учитывать состояние платежного баланса и динамику притока международной помощи”, – отметил эксперт.

Ваврищук считает наиболее вероятным, что во втором полугодии будет корректировка официального курса. “Думаю, будет понижение курса на 10-15%. Не думаю, что по результатам 2023 мы выйдем на средний курс, который заложен в бюджет. Вероятно, гривна будет оставаться дороже, чем планирует правительство (42,2 грн за доллар)”, – отметил эксперт.

Кроме того, может несколько увеличиться инфляция, считает Вышлинский. “Темпы инфляции вырастут из-за роста затрат, гривна может немного ослабнуть из-за сокращения экспорта”, – допускает он. Противоположная оценка у Ваврищука. Он считает, что инфляция увеличиваться не будет, поскольку правительство изначально в своем прогнозе завысило этот показатель.

“Прогноз инфляции от правительства (28% – ред.) кажется завышенным. Он едва ли не самый пессимистический среди всех опубликованных прогнозов. У меня ожидания, что инфляция будет меньше”, – отметил он.

Более четких прогнозов по развитию экономики Украины пока дать практически невозможно. Именно поэтому МВФ и не выделяет кредитных средств, ограничиваясь мониторинговой программой сотрудничества. Но уже после завершения войны ситуация в экономике может кардинально измениться, уверен советник президента по экономическим вопросам Олег Устенко.

Он считает, что за два года Украина сможет выйти на довоенный уровень развития – для этого нужно будет обеспечить рост ВВП на 15% в год. Это, по его мнению, будет возможно, поскольку увеличатся инвестиции для восстановления разрушенных объектов, но уже на технологически новом уровне.

 

(Оновлено 14:00)

“Информационное сопротивление”

Александр Коваленко

Куда делись чмобики: занимательная арифметика

Немного занимательной математики на тему частичной мобилизации…

28 октября министр обороны рф сергей шойгу, отчитываясь о проведении частичной мобилизации заявлял, что из 300 тыс. призванных, 87 тыс. человек уже находятся в зоне боевых действий в Украине.

31 октября путин устно, без подписания указа, объявил о завершении частичной мобилизации, заявив, что было призвано 300 тыс. человек, из которых 260 тыс. уже проходят подготовку.

4 ноября владимир путин заявил о перевыполнении плана частичной мобилизации, а именно – призвано было 318 тыс. чел., из которых 49 тыс. уже находятся в зоне боевых действий, а остальные, 269 тыс. проходят подготовку…

Как видим, цифры были у официальных лиц страны-оккупанта всегда разные, но согласно имевшейся на тот момент информации, в рамках частичной мобилизации удалось привлечь немногим больше 230 тыс человек, но никак не 300 тыс.

В свою очередь динамика потерь РОВ стала резко расти именно с сентября – начала частичной мобилизации, что говорило об отправке в зону БД большого количества неподготовленных военнослужащих.

Суммарный прирост с сентября по ноябрь невозвратных потерь РОВ составил почти 20 тыс человек. Расчётный прирост санитарных потерь мог составить 30-40 тысяч. То есть, суммарные потери чмобиков составляют за этот период 50-60 тыс.

Иными словами, четверть от реально частично призванных. При этом не забываем о компенсации потерь и поддержании боеспособности подразделений. То есть, в зоне БД должно быть столько же л.с. сколько убыло, для сохранения боеспособности подразделений. Грубо говоря, 120 тыс.

Но, эти 120 тысяч это ресурс утраченный и компенсирующий, а кроме того следует учитывать тот, что находился на протяжении этого времени, либо поступавший, как компенсация потерь не входящих в прирост посредством частично мобилизованных, а ресурса формировавшегося до них.

Иными словами, через зону БД в Украине уже должно было пройти от 150 до 180 тысяч частично мобилизованных, со всеми вытекающими последствиями. С учётом находящихся в россии и Беларуси чмобов, пока на полигонах, мы приходим к выводу, что на сегодняшний день они исчерпали свой компенсационный потенциал.

Что это значит? А это значит, что у частичной мобилизации в россии есть начало, но нет конца. Но главное то, что отправив эту массу в мясорубку, РОВ не добились каких либо успехов или стабилизации, а наоборот, лишь ухудшили своё положение в зоне БД.

 

(Оновлено 11:00)

Proekt.media

После нападения на Украину российским властям не удалось одержать ни одной серьезной победы на поле боя, зато они добились невероятных успехов на информационном фронте внутри страны. «Проект» рассказывает три истории о том, как граждане лишились последней возможности узнавать хоть что-то о действиях Кремля.

Непубличный дом. Рассказ о том, как Кремль воюет с плохими новостями

 

 

(Оновлено 10:00)

BBC News

Воздушные силы Украины утверждают, что ночью сбили 30 из 35 запущенных Россией дронов-камикадзе

Украинские агентства сообщают со ссылкой на командование Воздушных сил Украины, что в ночном налете участвовало около 35 иранских дронов-камикадзе “Шахед-136” и “Шахед-131”, и 30 из них были сбиты.

В условиях войны Би-би-си не может оперативно проверять утверждения воюющих сторон.

Тем временем киевские власти объявили, что из-за повреждения дронами очередных объектов инфраструктуры в столице снова будут экстренные отключения электричества.

 

Новая газета. Европа

Ричард Хаас, президент Совета по международным отношениям, директор по планированию политики Госдепартамента США в 2001–2003 годах

Путин, Китай, бессилие

Десять уроков возвращения истории в 2022-м от Ричарда Хааса

ОТ РЕДАКЦИИ

Оригинал текста был впервые опубликован на сайте Project Syndicate. Редакция «Новой-Европа» благодарит коллег за возможность перевести и опубликовать этот материал с незначительными сокращениями.

Вряд ли кто-то всерьез будет скучать по 2022 году, который отмечен затянувшейся пандемией, прогрессирующим изменением климата, галопирующей инфляцией, стагнирующей мировой экономикой и, прежде всего, началом полномасштабной войны в Европе и опасениями, что вскоре может вспыхнуть вооруженный конфликт в Азии. Какие-то из этих проблем были вполне ожидаемы, но большинство — нет. Тем не менее из всех этих событий можно извлечь уроки, которые нам всем было бы важным не проигнорировать. Вот первые десять из них.

Во-первых, война между странами, которую многие ученые уже считали анахронизмом, на самом деле оказалась вполне возможной. То, что мы наблюдаем сейчас в Европе, — это старомодная имперская война, в которой президент России Владимир Путин стремится уничтожить Украину как суверенное, независимое государство. Его целью является сделать так, чтобы демократическая страна с рыночной экономикой, стремящаяся к тесным связям с Западом, не смогла бы процветать у границ России и подавать пример, который может показаться привлекательным для россиян.

К своему сожалению, вместо того чтобы одержать быструю и легкую победу, на которую он рассчитывал, Путин обнаружил, что его собственная армия не так сильна, а его противники гораздо более решительны, чем он и многие на Западе ожидали. Десять месяцев спустя война продолжается, и конца ей не видно.

Во-вторых, крайне популярная в последнее десятилетие идея о том, что экономическая взаимозависимость является антидотом от войны, поскольку ни одна из сторон не заинтересована в том, чтобы разрушить взаимовыгодные торговые и инвестиционные связи, утратила свою убедительность. Теперь кристально ясно, что политические соображения могут стоять на первом месте. Вероятно, на решение Путина о вторжении повлияла сильная зависимость Европейского союза от поставок энергоносителей из России, что привело его к выводу о том, что Европа не сможет противостоять ему в достаточной мере.

В-третьих, идея постепенной интеграции, которая десятилетиями определяла политику Запада в отношении Китая, также потерпела неудачу. Эта стратегия, опять же, основывалась на вере в то, что экономические связи — наряду с культурными, научными и другими обменами — будут стимулировать политическое развитие Пекина, что приведет к появлению более открытого ориентированного на рынок Китая и сделает его более умеренным во внешней политике.

Ничего этого не произошло, хотя можно и нужно спорить о том, насколько происходящее в 2022 году с Китаем связано с концепцией постепенной интеграции или с тем, как она была реализована. Однако очевидно одно: политическая система Китая становится всё более репрессивной, роль государства в экономике только увеличивается, а его внешняя политика становится всё более напористой.

В-четвертых, экономические санкции, которые во многих случаях являются основным инструментом ответа Запада на нарушения прав человека или военную агрессию, редко приводят к значимым изменениям в политике государств, против которых они вводятся. Даже такая вопиющая и жестокая агрессия России против Украины не смогла убедить достаточное количество стран изолировать Россию на экономическом и дипломатическом уровне. И хотя санкции под руководством Запада могут подорвать экономическую базу России, они даже не приблизились к тому, чтобы убедить Путина изменить свою политику.

В-пятых, термин «международное сообщество» должен быть отправлен в утиль. Его нет. Право вето России в Совете Безопасности сделало Организацию Объединенных Наций бессильной [против войны в Украине], а недавняя встреча мировых лидеров в Египте для борьбы с изменением климата потерпела фиаско.

Более того, мало что можно сказать о совместном скоординированном реагировании на COVID-19, и мало что сделано для подготовки к борьбе со следующей пандемией. Мультилатерализм [тип организации международных экономических отношений, в котором преобладают многосторонние договоренности и членство в организациях вместо двусторонних торговых связей. — Прим. ред.] по-прежнему имеет важное значение, но его эффективность будет зависеть от формирования более узких договоренностей между правительствами-единомышленниками. Этот год показал, что мультилатерализм по принципу «всё или ничего» ни к чему не приводит.

В-шестых, демократии, очевидно, сталкиваются с большим количеством проблем, но вызовы, которым пытаются противостоять авторитарные режимы, намного более серьезные. Идеология и задача выживания автократий часто определяют принятие решений в таких системах.

Диктаторы не могут отказаться от откровенно неудачной политики или признать свои ошибки, поскольку это будет выглядеть проявлением слабости и подпитывать общественный запрос на перемены. Поэтому такие режимы должны постоянно исходить из угрозы массовых протестов, потенциальной — как в России, или вполне реальной — как мы недавно видели в Китае и Иране.

В-седьмых, потенциал интернета в расширении возможностей отдельных лиц бросить вызов правительству гораздо выше в демократических странах, чем в авторитарных системах. Авторитарные режимы, как в Китае, России и Северной Корее, могут изолировать свое общество, отслеживать и подвергать цензуре контент или делать и то и другое.

Появилось нечто похожее на «разделенный интернет» (splinternet) или несколько отдельных интернетов. Между тем социальные сети в демократических странах подвержены распространению лжи и дезинформации, которые усиливают поляризацию и значительно затрудняют управление и проведение нужных изменений в этих государствах.

В-восьмых, по-прежнему существует Запад — термин, основанный скорее на общих ценностях, чем на географии, — а альянсы остаются важнейшим инструментом для укрепления мирового порядка. США и их трансатлантические партнеры по НАТО эффективно отреагировали на российскую агрессию против Украины. Вашингтон также наладил более тесные связи в Индо-Тихоокеанском регионе для противодействия растущей угрозе, исходящей от Китая, главным образом, через активизацию сообществ QUAD (Австралия, Индия, Япония и США), AUKUS (Австралия, Великобритания и США) и расширение трехстороннего сотрудничества с Японией и Южной Кореей.

В-девятых, лидерство США в мире по-прежнему имеет важное значение. Если США хотят оставаться влиятельными, они не могут действовать в мире в одностороннем порядке, но мир не объединится для решения общих проблем безопасности и других проблем, если США будут пассивны или отодвинуты на второй план. Этот год показал, что от Америки требуется готовность постоянно быть на передовой.

Наконец, нам надо быть скромнее в своих оценках того, что мы действительно знаем и можем узнать. Весьма прискорбно отмечать, что год назад некоторые из уроков этого года были предсказуемы и общеизвестны. Но в 2022-м мы узнали не только то, что история возвращается, но и то, что, к лучшему или к худшему, она сохраняет свою способность нас удивлять. С этим пониманием — вперед, в 2023-й!

 

(Оновлено 9:00)

Радіо Свобода

Віталій Портніков

Путін летить до Лукашенка в Мінськ: навіщо це йому та чого очікувати Україні

Чи не збирається російський диктатор Володимир Путін змусити білоруського правителя Олександра Лукашенка до безпосередньої участі у війні проти України?

19 грудня президент Росії Володимир Путін має прилетіти до Мінська для переговорів із білоруським правителем Олександром Лукашенком. Путін та Лукашенко зустрічаються дуже часто, але у самій Білорусі російський президент не був уже три роки. І саме ця обставина викликає у багатьох запитання: чи не збирається Путін змусити білоруського диктатора до безпосередньої участі у війні проти України.

Сама постановка такого запитання вже поза політичною логікою. Якби Путіну потрібно було посилювати тиск на Лукашенка, йому набагато комфортніше було б робити це на власній території, а не у Білорусі.

Російський президент має багато можливостей знову і знову запрошувати білоруського колегу в гості, а ось у Лукашенка можливості відмовлятися від путінських запрошень немає, він цілком залежить від політичної та економічної підтримки Москви.

Тоді навіщо Путін летить до Мінська

По-перше, місць для офіційних візитів у Путіна не так вже й багато, а “державну діяльність” показувати треба. Кожен такий візит для Путіна – демонстрація того, що міжнародна ізоляція Росії провалилася, просто тепер російські керівники спілкуються зі “справжніми друзями”. А Лукашенко – це взагалі приятель номер один.

По-друге, візит Путіна необхідний самому Лукашенку.

Після фальсифікації президентських виборів 2020 року та придушення народних протестів у Лукашенка ще більші проблеми з легітимністю, ніж у Путіна.

Лукашенка не визнає президентом Білорусі більшість держав цивілізованого світу, навіть їхні посли не вручають йому вірчі грамоти. Приїзд Путіна до Мінська – ще одна “демонстрація легітимності”, візит “президента до президента”.

Ну і також Лукашенко може продемонструвати, що він все ж таки не голова суб’єкта Російської Федерації, а керівник справжньої держави, до якої з візитом приїжджає “сам Путін”. Тож можна вважати цю поїздку російського президента до білоруської столиці новорічним подарунком Путіна своєму найближчому союзнику в цій жорстокій загарбницькій війні.

По-третє, у цьому візиті дійсно є психологічна складова. Якщо у Києві справді побоюються нового нападу Росії на українську столицю вже цієї зими та участі у цьому нападі білоруської армії, кожен новий контакт білоруського та російського правителів – тим більше у Мінську – наближає можливість такого нападу. Нехай у Києві почнуть хвилюватися, Путін любить створювати такі приводи для занепокоєння, для нього це також “спецоперація”.

Ненависть обох диктаторів до України

І саме тому чергову путінську подорож не варто сприймати як політичну сенсацію.

Для України небезпечний сам тандем Путіна та Лукашенка: ненависть обох диктаторів до України та готовність за допомогою сили спробувати завадити українцям будувати власну державу.

Але візит Путіна до Мінська залишається на цьому тлі, імовірніше, даниною протоколу, ніж подією, яка покликана змінити хід війни.

 

(Оновлено 8:00)

Украинская правда

Роман Кравець, УП

Олексій Данілов: Путін – наче загнаний щур. Його життя стало суцільним жахом

Попри нові загрози з боку РФ та регулярні ракетні обстріли України, секретар РНБО Олексій Данілов завжди виглядає спокійним.

У ході зустрічі з “Українською правдою” він випромінює впевненість та майже не проявляє емоцій.

Минулого року у передноворічний час УП так само записувала інтерв’ю з Даніловим.

Тоді повномасштабна війна з Росією виглядала чимось нереальним, у що ніхто особливо не вірив. Тому більша частина розмови стосувалася не підготовки до захисту країни, а внутрішньої політики та боротьби влади з олігархами.

Зараз ми вирішили записати інтерв’ю з Даніловим, аби дізнатися, чи готує Росія терористичні атаки на новорічні свята, та що українців може очікувати в найближчому майбутньому.

Олексій Данілов розповів про ракетні загрози, про те, як українці вчаться захищатися від “шахедів” та блекаутів, пояснив, чому Путін боїться Кадирова, наголосив, що Україна готується до різних сценаріїв атак ворога, і застеріг Валерія Залужного від політичних спокус.

“Ми навчилися боротися із “шахедами”, але є проблема, що Росія веде перемовини з Іраном щодо ракет”

– Зазвичай у другій половині грудня українці готуються до святкування Нового року та Різдва. Цього року нам не до святкування. Чи готуються росіяни тероризувати Україну на свята?

– Я ж не є мольфаром, щоб казати, що буде там синє, або біле, або червоне.

У війні немає вихідних, немає якихось свят, немає речей, на які ми можемо не звертати уваги. Мусимо бути готові до всього.

Це складний період для нашої країни.

– Раніше ви заявляли, що росіянам вистачає ракет ще на декілька масованих обстрілів території України. Яка ситуація зараз?

– Росіяни не володіють великою кількістю ракет. Але є проблема, що вони ведуть перемовини з Іраном про поставки.

І це для нас виклик. Наш президент, люди, які займаються міжнародними контрактами, міністр закордонних справ роблять все можливе, щоб цього не відбулося. Але ми не можемо гарантувати, що цього не станеться.

Тому що Іран з 1979 року живе, скажімо так, у власній парадигмі, у власному світі.

Але якщо Російська Федерація уже просить ракети у цієї країни, тоді мова йде про те, що внутрішніх спроможностей з виробництва у них немає.

Вони виготовляють якісь свої ракети, але та кількість, яка у них була на початку війни, і те, що вони виробляють – це неспівставні речі.

 – На скільки ракетних атак їм вистачає потенціалу?

– Якщо рахувати на великі атаки, які у нас уже відбулися, то у них залишилося максимум на дві-три, може, на чотири нашкребуть.

Але тоді вони повністю залишаться без ракет, що є неприпустимо, адже у них можуть з’явитися зовсім інші виклики і вони мають хоч якийсь запас залишити.

Щоб ви розуміли, ту межу, яку по нормативах вони б мали втримувати, вони її вже пройшли і пройшли доволі давно.

У них залишилися ракети С-300, які вони використовують зараз, на превеликий жаль, по наших містах. Цих ракет у них більш-менш достатньо.

– “Шахеди” ще в них є. І їх багато, якщо я не помиляюся.

– У них є “шахеди”, але хочу зауважити, що ми навчилися з ними боротися.

Якщо немає якихось форс-мажорів, то нещодавно був випадок, коли ми всі 100%, які вони направляли, збили.

– Коли було збито 13 з 13?

– Так.

Але в будь-якому випадку проблема залишається, тому що навіть, якщо одна людина загинула від цих “шахедів”, для нас це трагедія.

– Росіяни продовжують прицільно бити по енергосистемі. Ми навчилися, як не допустити блекауту? Чи все ще можливий повний блекаут України?

– Не буду розповідати, чого ми навчилися, бо не хочу наврочити.

Можу точно сказати, що всі викладаються на 100% по будь-якому напрямку щодо забезпечення життєдіяльності нашої країни.

Ворог може робити все, що завгодно, з урахуванням того, що вони поставили на кін руйнацію своєї країни.

І це не наше рішення, це вони вирішили зруйнувати Російську Федерацію. І вони самі потужно цим питанням займаються.

У нас єдине до них було питання і прохання – відчепіться від нас, поверніться на свою територію. Але це було колись.

Зараз вони мають зробити повністю всі сатисфакції, контрибуції, всі репарації і так далі. Після того ми можемо з ними щось говорити на майбутнє.

При цьому наголошу, що Російська Федерація має бути позбавлена ядерної зброї.

Ми ж не даємо людям із хворою психікою, наприклад, гострі предмети або сірники. Таких людей ізолюють від суспільства.

Російську Федерацію через ядерну зброю треба ізолювати від цивілізованого суспільства. Вони дуже небезпечні і довели, що хворі.

“Путін насправді боїться Кадирова”

– Що відбувається у російській владі? Після того, як їхні війська вийшли з Херсона, російські медіа писали, що еліта РФ остаточно усвідомила програш війни. Чи в РНБО є дані про те, чи насправді у російській політичній й бізнесовій еліті зростає невдоволення Путіним?

– Не розумію, де у словах “еліта” і “Росія” можна знайти якусь спільну річ. Це не еліта, а люди, які завдяки наближенню до Путіна і до цього терористичного консорціуму, мали можливості набивати собі кишені.

Якщо б це була еліта, то 24 лютого вони мали сказати, що так не можна.

Там є частина еліти, яка покинула країну. Цих людей я ще можу відносити до еліти, бо у них є позиція. А люди, які, знаєте, сьогодні кажуть одне, завтра – друге, а післязавтра – третє, це не еліта.

Те, що стосується незадоволення процесами, які відбуваються на їхніх болотах, можу сказати, що дійсно – це відбувається з квітня, коли в кінці березня ми їх викинули з території Київської, Сумської, Чернігівської областей, частини Харківської області.

Потім була потужна операція всього сектору оборони на Харківщині – це ж іде цілий ланцюг.

Зараз вони розуміють, що шансів виграти в цій війні у них нуль. І не тому, що нам хтось допомагає, а тому, що це світоглядна війна. Вона нагадує війну, яка була в минулому сторіччі, коли проти фашизму об’єдналися всі країни без виключення.

Путінська Росія на сьогоднішній день – це суцільний сучасний фашизм.

І якщо Гітлер свого часу хотів знищити євреїв, і для нього це було завдання, то Путін не скриває, що він хоче знищити нашу націю.

Звичайно, ми не дамо йому це зробити, будемо робити все від нас залежне, щоб у них нічого не вийшло.

– Можемо говорити, хто саме зараз незадоволений Путіним у владі Росії?

– У них дуже багато процесів відбувається, і вони, як завжди, підкилимні. Там немає відкритої публічної дискусії, публічної демократії, яка є в багатьох країнах світу, в тому числі і в нашій – там все відбувається підкилимно.

І може так статися, що в будь-який день ми з вами прокинемося, а там уже все змінилося. Як приклад, нагадаю, що відбувалося 1 травня 91-го року на Червоній площі.

Там були традиційні на той час події: парад, прапори, керманичі стояли там на Мавзолеї і так далі.

Але за чотири місяці те, що називалося СРСР і вважалося, що ніколи не розвалиться, припинило існування.

І треба було зробити якесь одне ЧП, як воно там називалося російською мовою. Треба було від’їхати Горбачову в український Крим, і відразу все почалося і закінчилося.

Тому давайте очікувати певних подій, які там будуть відбуватися. Вони там будуть відбуватися обов’язково.

– Хто зараз у Росії головні лобісти війни? Кирієнко і Патрушев?

– Насправді найстрашніше для нас те, що підтримка війни населенням Російської Федерації є головним чинником її продовження. Ми ж маємо соціологію і більшість їхнього населення підтримують це все.

За 22 роки знущання і ґвалтування російського народу з боку Путіна вони їм так запарили мозок, що вони зараз підтримують дії влади.

При чому вони кажуть, що ми нібито їм “брати, сестри” і таке інше. Дивна така річ, коли вони так до нас відносяться.

Якщо у росіян немає зовнішнього ворога, вони дуже швидко розпадаються. В Радянському союзі був зовнішній ворог – це країни капіталістичного укладу життя. Я маю вік і пам’ятаю, що колись по неділях була така програма “Міжнародна панорама”.

Вона йшла до 20 хвилин і ведучий майже постійно казав, що “вот, загниваючий капіталізм, от зараз їм прийде кінець, у них там нічого немає, у них безробіття, вони там голі, босі, вони там страждають” і таке інше.

Це було таке жахіття із жахіть. При цьому всі хотіли поїхати у відрядження у капіталістичну країну, щоб привезти звідти якесь взуття, штанці, куртку тощо.

Я думаю, що Путін, з урахуванням його дитинства й усього життя, був пронизаний цими речами і до цього часу він живе в такій парадигмі.

– Кадиров і Пригожин: чому їм дозволено критикувати військове командування? Кремль їм це дозволяє, чи вони вже самостійні?

– У Російській Федерації є окремо російська армія, є окремо армія Кадирова. Якщо Путін не дав би повну свободу дій, не дозволяв би Кадирову та всім його спільникам безкарно робити все, що їм заманеться в будь-якому місті Російської Федерації, тоді б Ічкерія давно повстала і була уже вільною.

У них є така домовленість, що Путін дає все: гроші, преференції, можливості, ордени, ну все. Взамін Ічкерія залишається у складі Росії.

Як тільки не стане Путіна, Ічкерія стане вільною країною. Чи то з Кадировим, чи то без Кадирова, повірте, це відбудеться обов’язково і дуже-дуже швидко. Тому що це – окрема країна, яка не має відношення до Російської Федерації від слова зовсім.

Інша ситуація – всі знають, в тому числі Кадиров, що саме Путін дав команду убити батька Кадирова. І по законах, які є в цього народу, має бути обов’язкова відповідь. Чому це Кадиров не робить, вже окрема розмова.

Насправді Путін боїться Кадирова. Тому що це людина, яка може створити йому дуже величезний клопіт.

– З Пригожиним яка історія?

– Це людина, яка була допущена до величезних фінансових спроможностей через освоєння бюджетних коштів, грабувати, в тому числі і російську армію на харчуванні, та багатьох інших процесах.

І так само зараз він має свою армію під назвою “Вагнер”, яка виконує доволі неприємну роботу. Тому що це ж наймані вбивці, терористи.

І, звичайно, у Пригожина ніякого життя в майбутньому не буде, тому що ця людина очолює терористичну організацію. Загалом нинішня Росія – це терористична організація.

– У РНБО є дані стосовно того, як взагалі зараз Путін живе, де перебуває, чи взагалі він при здоровому глузді?

– У нього життя – це суцільний жах. Тому що він прокидається зранку, не знаю в якому бункері, і не розуміє, що йому далі треба робити.

Важливо, щоб ми кожного дня робили те, аби його життя ставало все жахливішим, жахливішим і жахливішим. І воно так відбувається.

– Путін наче загнаний звір?

– Наче загнаний щур. При чому, що він спочатку загнав сам себе, а потім його стали заганяти дії нашого президента, дії збройних сил, і всього нашого народу.

Ми не починали цієї війни, цю війну почав Путін проти власного народу.

Тому що своїми діями він знищить Російську Федерацію, вона припинить існування в тих межах, в яких вона на сьогоднішній день є завдяки діям Путіна і його оточення.

“Позитивно ставлюся до прогнозів Будванова. Дуже хочу, щоб Кирило не помилився”

– Повернемося до війни і загроз. В останні дні лунає ряд заяв від представників нашої влади, що впродовж січня-лютого може статися масштабний наступ росіян. Про що мова?

– Можуть бути посилення тих позицій, які на сьогоднішній день є. У нас є розуміння, що це може відбутися.

Більш того, ми не відкидаємо варіант, що вони можуть оголосити загальну мобілізацію, щоб якомога більше було знищено їхніх громадян.

Для чого? Для того, щоб у них не було якихось неприємностей на їхній території. Тому що люди, яких вони сюди відправляють, повертаються у зовсім іншому стані фізичному.

Ми то розуміємо, за що ми воюємо, ми воюємо за свою країну, за своїх дітей, за свою незалежність. А за що вони воюють? За що їх тут вбивають, за що їх тут кожного дня молотять наші хлопці і дівчата? Так у них побудовано суспільство, що їх все влаштовує.

– Росіяни спробують ще зайти вглиб України?

– Вони можуть мати бажання на все, що завгодно. А ми маємо бути готовими до будь-якого розвитку подій, включно і з Білоруссю, і іншими територіями.

І ми готуємося, готуємося і ще раз готуємося.

– Коли росіяни почали повномасштабну війну, їхньою ціллю був Київ. Ми пам’ятаємо про “три дні” та чим це все закінчилося. Станом на сьогодні вони відмовилися від ідеї взяти Київ, чи ця загроза все таки існує?

– Я хочу, щоб ми всі з вами розуміли: вони не відмовилися від ідеї знищити нашу націю. Якщо у них немає в руках Києва, у них в руках немає нічого – ми маємо це розуміти.

Але чи будемо ми їм віддавати Київ, чи надамо ми їм таку можливість? Ні.

На що вони розраховували 24 лютого? Вони розраховували, що буде паніка, що люди будуть тікати, що не буде кому захищати Київ.

Але величезна кількість людей лишилася. І важливо, те, що залишився президент.

І я можу зараз вже сказати, що була величезна кількість бажаючих з боку різних країн, щоб президент звідси поїхав, тому що їм на той час так було би набагато простіше.

У мене була така, знаєте, не зовсім приємна роль, коли кожен раз, коли я отримував офіційні повідомлення про небезпеку життя президента, то мав його інформувати.

Ви розумієте, коли якийсь раз вже приходиш до людини, кажеш: “пане президенте, є загроза вашому життю”. А він каже: “Мячеславовичу, скільки можна, вони мені вже набридли”…

– До речі, коли вам востаннє, як секретарю РНБО, надходила інформація про небезпеку життю президента?

– 7 березня було останнє повідомлення. Чому? Тому що на 7 березня вони планували закінчення цієї “операції”.

– Кирило Буданов сказав, що війна має закінчитися до початку літа наступного року. Ви вірите в такий прогноз?

– Я хочу, щоб Кирило не помилявся. Позитивно ставлюся до цього прогнозу.

Я б хотів, щоб це сталося раніше. Але з урахуванням того, що я реаліст, розумію, що раніше весни-літа у нас навряд чи буде таке свято. Але воно обов’язково буде на нашій вулиці.

– Луганськ, Донецьк, Сімферополь – наступного року ЗСУ заходять у ці міста?

– Вони мають обов’язково бути повернуті до нас, це буде наша територія, там буде наша влада.

“Нам треба буде будувати, будувати і будувати. Треба розуміти, що під словом “будувати” я маю на увазі не лише будівництво. Нам треба буде будувати країну. Це дуже складний процес”

– Я точно не військовий експерт, але мені видається, що Донецьк, Луганськ, Крим – це досить важкі цілі. Можете привідкрити карти, як наступного року ми реально можемо повернути всі наші землі?

– Давайте я дам відповідь доволі просту: в житті немає нічого неможливого. Головне – це не лякатися.

Має бути розум, розрахунок і дія. Якщо у вас є розум, розрахунок і дія, то перемога буде обов’язково за вами.

І головне – якщо на вашому боці правда, а правда на нашому боці

– Після Херсона наступна наша ціль – це Мелітополь?

– Наступна наша ціль – це наша країна. Такі питання визначає Ставка верховного головнокомандувача на чолі з нашим президентом, це визначають наші збройні сили, це визначають наші спроможності, це визначає наша стратегія і тактика, як ми будемо це робити.

І якщо хтось вважає, що він знає, що буде наступним, то я дуже дивуюся, адже така людина не присутня на цих засіданнях.

– Про Мелітополь пише видання The New York Times…

– Дивіться, я не знаю, що вони там пишуть.

Це військова справа, тут неможливо робити анонсів. Чекайте і побачите все.

– І прямої відповіді, чи справді війна закінчиться наступного року, ви не дасте, правильно?

– А як я можу? Послухайте, я дуже хотів би, щоб вона взагалі не починалася.

Нам  треба здобути перемогу не тільки у війні, але й після війни, адже у нас  багато викликів.

Це окремий напрямок, яким ми зараз займаємося в Апараті Ради національної безпеки і оборони.

Тому що ті процеси турбулентні, які можуть початися після війни, можуть так само бути для нас дуже небезпечними.

– Поясніть, про що ви?

– Найбільший запит у суспільства після війни – це буде справедливість. І ми маємо розуміння, що цю справедливість маємо забезпечити. І якщо хтось вважає, що він буде продовжувати так судити, так керувати, здійснювати ті чи інші речі, не відповідаючи перед суспільством по справедливості, тоді буде велика проблема.

Ми не маємо залишити країну в несправедливому стані. Більш того, я більш ніж впевнений, що Володимир Олександрович це усвідомлює і робить все можливе для того, щоб ми заздалегідь розуміли, як ми будемо поводитися в тій чи іншій ситуації, тому що це для нас буде виклик.

Нам треба буде будувати, будувати і будувати. Треба розуміти, що під словом “будувати” я маю на увазі не лише будівництво. Нам треба буде будувати країну. Це дуже складний процес.

“У Залужного буде великий іспит і спокуси”

– В одному з останніх інтерв’ю Володимир Зеленський сказав, що після перемоги хоче поїхати на море і випити пива. А чого після перемоги хоче Олексій Данілов?

– З урахуванням того, що я маю дев’ять онуків, я б з великим задоволенням зібрав би їх усіх у себе вдома на день-два-три, щоб вони мені розповідали, розповідали, розповідали. Мені дуже не вистачає живого спілкування з своїми онуками. І це моя така мрія – два-три дні з ними провести.

Вони стільки корисного нарозповідають, що ми навіть собі уявити не можемо. Знаєте, є таке прислів’я: “Коли каже дитина, говорить Бог”.

Ви через них можете дуже багато корисного дізнатися. У нас дехто каже малечі: “Не на часі, не заважай”. Слухайте дітей!

– Насамкінець хочу попросити вас дати характеристику трьом людям, які стали дуже популярними за останні 10 місяців. Перший –  це головнокомандувач Залужний. Як би ви його охарактеризували?

– (Замислюється). Валерій Федорович на сьогоднішній день знаходиться в певному ореолі і це велика відповідальність.

Треба бути дуже-дуже уважним, обережним і я поясню, чому.

Тому що з урахуванням того статусу, в якому він зараз знаходиться, кількість людей, які будуть мати велике бажання скористатися цим статусом, буде зростати в геометричній прогресії.

Це дуже важливо для Валерія Федоровича, для його майбутнього – щоб він це мав на увазі і розумів.

“Я хочу, щоб ми всі з вами розуміли: вони не відмовилися від ідеї знищити нашу націю. Якщо у них немає в руках Києва, у них в руках немає нічого – ми маємо це розуміти”

– Як можна скористатися його статусом? В політику затягти?

– Ми ж така країна, що у нас все потім повертається до якогось політичного процесу.

Можуть почати з’являтися поруч якісь люди, які будуть розповідати, радити, писати, таке інше. Їх просто дуже багато може з’явитися. У Валерія Федоровича буде великий іспит і багато спокус.

– Що скажете про Буданова?

– (Посміхається) Кирило Олексійович? Бойова людина!

– У нього спокус так само багато зараз?

– Я так не думаю.

– І остання людина – це Олексій Арестович.

– Та що ж ви мені… (сміється) Я його не знаю. Цю людину бачив один раз в житті в коридорі в Офісі президента.

– Як ставитеся до його прогнозів?

– Щоб ви розуміли, якось я рахував, що в день отримую від 80 до 120 повідомлень тільки на телефон.

Уявляєте собі той обсяг документів, який я отримую ще й через інші речі? В мене немає часу. Може я щаслива людина, що на все це не звертаю уваги.

– І останнє: як не впасти духом?

– Це точно не до мене. А чому ми маємо падати духом? “Батько наш Бандера, Україна – мати, ми за рідну землю будем воювати”.

Така наша доля, у нас іншого немає. Падати духом – це гріх.

Треба жити власним життям. З урахуванням того, що воно і так складне, собі внутрішньо його ускладнювати не треба. Не треба внутрішньо себе пожирати.

Треба йти тільки вперед. Так, може бути важко, але все буде Україна.

 

(Оновлено 7:00)

Игорь Эйдман

Война долго не продлится?

Прогнозы на наступающий год можно разделить на оптимистические (Украина победит и путинский режим рухнет) и пессимистические (война не закончится). Скорую победу России не прогнозируют теперь даже упоротые ватники.

Мне ближе оптимистические прогнозы. Поясню почему. Да, кровавая стагнация на фронте могла бы продолжаться достаточно долго. Ресурсов на это у России хватило бы. Однако Путин же в полном неадеквате. Он себя новым Петром 1 воображает и ждать не будет. Ему “виктория” нужна. Правящая верхушка и население, воспитанное на победобесии, тоже от своего фюрера скорой победы ждут. Иначе такого вождя съедят свои же, как Дугин обещал.

Поэтому в наступающем году Путин может предпринять очередную военную авантюру и тем самым ускорить крах российской армии. Этим самострелом способна стать попытка нового наступления на севере Украины, в которую втягивают Беларусь.

Такое наступление обречено закончиться крахом (сейчас Украина готова к нему много лучше, чем в феврале 2022 года). Кроме того, оно может спровоцировать восстание против режима Лукашенко части его же регулярной армии (так оценивают ситуацию мои знакомые-беларусы). Тогда воевать россиянам придётся уже не только в Украине, но и в Беларуси, не только против украинского, но и против белорусского народа. Этого второго фронта российская армия точно не выдержит.

Я считаю, что вероятность победы Украины уже в будущем году достаточно велика. Если в первой половине 2023 года не будет широкомасштабного победного украинского наступления, такое наступление попробует предпринять Путин. И это обернётся для него катастрофой.

 

(Оновлено 6:00)    

Факты

Екатерина Копанева

«Мне казалось, что я в сумасшедшем доме»: 25-летняя учительница из Броваров провела в плену рашистов более полугода

25-летняя Виктория Андруша провела в плену у оккупантов полгода и четыре дня. Виктория — учительница, работает в школе в Броварах Киевской области. В первый же день полномасштабного российского вторжения, 24 февраля, поехала к родителям в село Старый Быков Черниговской области, которое спустя несколько дней было оккупировано. Россияне ворвались к Виктории домой, перевернули все вверх дном, а саму Вику забрали и увезли в неизвестном направлении. Полгода родители Виктории понятия не имели, где их дочь. А Викторию, как оказалось, вывезли в россию, где посадили в СИЗО. О том, что пришлось пережить, как удалось выжить и не сойти с ума в плену, Виктория рассказала «ФАКТАМ».

«Выдвигали разные абсурдные версии — даже о том, что меня еще в 2014 году завербовали украинские спецслужбы и на самом деле я не учительница, а разведчица»

Викторию освободили из плена два месяца назад, и она пока проходит реабилитацию. Несмотря на то что вспоминать пережитое сложно, несколько недель назад учительница выступила на Международном форуме европейской Украины в Берлине, где рассказала о преступлениях россиян.

— Для меня важно, чтобы мир знал правду о том, что творят оккупанты с мирными людьми, — говорит «ФАКТАМ» Виктория. — Я пока работаю с психотерапевтом. Но это скорее просто для поддержки, а не для того, чтобы вывести себя из депрессии. Депрессии нет и не было. Я перевернула эту страницу и живу дальше. Что касается моего физического состояния, то реабилитация продолжается. К сожалению, физическое воздействие со стороны оккупантов тоже было, и сейчас приходится лечить его последствия. Врачи пока не отпускают меня на работу, хотя чувствую я себя уже гораздо лучше, чем раньше.

Виктория не скрывает: когда родное село оккупировали россияне, она пыталась помочь ВСУ и передавала информацию о перемещении вражеской техники.

— Я давно живу и работаю в Броварах, но в первый день полномасштабной войны уехала к родителям, — говорит Виктория. — Хотелось быть рядом с родными. К тому же я думала, что в селе в собственном доме будет безопаснее, чем в многоэтажке… В первый же день, когда россияне вошли на территорию соседнего села, они расстреляли шестерых мирных жителей. Четверо из них были местными, а еще двое, как и я, приехали к родным. 27 февраля наше село уже было оккупировано.

За несколько дней до того, как россияне ворвались в наш дом, по селу пошел слух о том, что оккупанты планируют зачистку. Никто не понимал, что это такое. Затем друзья, которым удалось выехать из соседнего села, рассказали, что россияне заходят в дома, забирают людей и вывозят их в россию. Вскоре то же самое началось и у нас. Когда они ворвались к нам, дома были мои родители, а также соседка со своей старенькой мамой, которых мы забрали к себе. Нас развели по разным комнатам, стали все перерывать, полезли на чердак. Ничего не найдя, ушли. А затем ворвалась еще одна группа солдат. Мы сказали, что у нас обыск уже был, на что их командир заявил, что он этого не видел, поэтому они будут искать еще. На этот раз они буквально перевернули все вверх дном. Нашли мой телефон со сделанными из окна фотографиями военной техники, после чего один из них сказал: «Это она. Забирайте ее». И меня забрали. Думаю, они меня искали. Позже они заявляли, что «всё обо мне знают», что «им обо мне сказали». Правда ли это, не знаю. После моего похищения они еще дважды врывались в родительский дом и искали какие-то документы. Возможно, мой диплом педагога, потому что не верили, что я учительница. Они выдвигали разные абсурдные версии — вплоть до того, что меня еще в 2014 году завербовали украинские спецслужбы и на самом деле я не учительница, а разведчица.

Первую ночь после похищения я провела в погребе частного дома. Сидя там и не зная, что меня ждет, считала каждый час по секундам. Больше всего боялась не за себя, а за родных. Меня забрали, это уже случилось. Но что дальше произошло с родителями? Россияне могли сделать с ними все, что угодно. Не пострадали ли мои друзья? Это меня пугало больше всего.

Потом меня перевезли в палаточный городок — это был лагерь для пленных, где я пробыла несколько недель. После этого было курское СИЗО.

— Оккупанты применяли силу?

— Да, такое было. До того, как перевезли в рф, они меня не трогали. Потом была ситуация, когда меня везли в машине, у меня были связаны руки. Неожиданно подошел россиянин и ударил. Еще и спросил после этого: «А тебя раньше не били?» Когда я ответила, что нет, он переспросил: «Так я что, первый, кто это сделал?» Я ответила, что да, и он отошел в сторону. После этого избиения были еще неоднократно… В СИЗО в Курске все зависело от того, кто ты и в чем тебя обвиняют. Меня россияне называли наводчицей, корректировщицей огня. А таких они ненавидят. Поэтому был постоянный моральный прессинг, унижение, угрозы. Одна из самых частых угроз — побрить наголо. Когда меня только привезли в СИЗО, следователь заявил: «Я позвонил по телефону и сказал, чтобы твои волосы оставили». После чего меня повели на так называемую санитарную обработку, где посадили рядом с ведром, наполненным волосами других пленных, и включенной машинкой для бритья волос. Заявили, что сейчас подстригут и меня. Я испугалась, но старалась этого не показывать. В результате они меня не подстригли, но угрожали этим еще не раз — особенно когда им не нравился какой-нибудь мой ответ на их вопросы. Многие вопросы были более чем странными. К примеру, они могли спросить, сколько заповедей Божьих. Когда я отвечала, что десять, спрашивали: «А может, все-таки двенадцать?».

«Россияне говорили, что «везут нас в Сибирь отстраивать города»

— В Курске нас в камере сначала было трое, потом двое, — продолжает Виктория Андруша. — От нечего делать мы рассматривали там каждый уголок. Помню, мы нашли выбитый на стене номер камеры и рядом надпись «МОРГ». С тех пор мы так нашу камеру и называли. Затем нас перевели в карцер, который вроде как был переоборудован под обычную камеру. Мы называли это жуткое место камерой пыток.

Сотрудники СИЗО давали нам «задания» — заставляли петь российские патриотические песни, целовать георгиевские ленты. Постоянно твердили нам, что мы «не уважаем ветеранов Великой Отечественной войны, воевавших против нацизма», что мы теперь сами «пропагандируем нацизм». На вопрос о том, как мы пропагандируем нацизм, естественно, ответить не могли. Требовали, чтобы мы учили стихи про войну. Первый стих, который они заставили нас выучить, назывался «Простите, дорогие русские». Иногда мне казалось, что я нахожусь не в СИЗО, а в сумасшедшем доме. Оккупанты на полном серьезе проверяли, выучили ли мы стихи, иногда просили «придумать под них душевную мелодию». Мы с девочками, другими пленными выполняли эти дурацкие задания только потому, что понимали, что у нас одна задача — дожить до обмена. Россияне же, похоже, всерьез думали, что они нас перевоспитывают. Они даже говорили что-то о том, что «здесь (среди нас) есть с кем работать» и что они «вернут нас к нормальной жизни». Кроме нотаций из серии «деды воевали», они постоянно рассказывали нам, что «при Советском Союзе всем было хорошо», что «Украиной правит Запад» и что наш президент — «американская марионетка». Всё — как по пропагандистской методичке.

— Как вам удавалось не сойти с ума в этом дурдоме?

— В первую очередь силы давали мысли о том, что дома меня ждет семья. У меня не было связи с родными, но я была абсолютно уверена, что они делают все возможное, чтобы скорее меня оттуда вытащить. Не менее важной задачей было ни в коем случае не верить оккупантам, которые рассказывают, что «в Украине вас никто не ждет», «ваша власть о вас забыла» и так далее. Еще одним нашим с девочками способом выжить были разговоры о чем угодно, кроме войны и плена. Мы говорили о быте, семье, работе, вспоминали любимые фильмы, книги, детские игры. Это отвлекало и помогало не думать о происходящем. Позже, когда нас перевезли в женскую колонию, я увидела там пленных, которые только и говорили, что об обмене, Женевской конвенции. И я поняла, что мы с девочками все делали правильно. Нельзя думать только о том, когда тебя обменяют, — так можно запросто сойти с ума.

Еще весной я сама жила в этом ожидании. В начале мая россияне зачитали выводы их «расследования» по статье «Шпионаж», которую мне инкриминировали. «Расследование» показало, что мои действия «не нанесли вреда россии», и мне вынесли что-то вроде предварительно приговора о том, что если, вернувшись в Украину, я повторю нечто подобное, то они найдут меня и будут судить по всей строгости российских законов. После этого было сказано, что во время ближайшего обмена меня отправят домой. Я ждала, ставила себе какие-то даты, но обмена не происходило. В середине июня мы с девочками решили, что так дальше нельзя. Больше никаких дат и ложніх надежд. Просто будем жить и верить, что когда-нибудь это все же произойдет.

Освобожденные из плена

В середине сентября нас перевезли в женскую колонию, но через пять дней вернули обратно в СИЗО. Потом снова куда-то повезли, но это уже делала военная полиция. Когда я услышала, что нас везут в Брянскую область, сразу подумала: «Ведь недалеко граница». Две ночи подряд мне снилось, как открывается дверь и нам говорят: «С вещами на выход». На третий день так и произошло. И хотя россияне говорили, что «нас везут в Сибирь отстраивать города», я уже догадывалась, что может случиться обмен. По дороге мы познакомились с пленными, которых держали в других местах. Рассказывали друг другу, кто что пережил и кто как выживал. Наверное, самым большим счастьем было услышать поздравление на украинском языке «”Раді вітати вас вдома, в Україні». А потом — родной голос мамы в телефонной трубке…

(Размещено 5:00)

Кох Альфред

Вот и стал уже историей двести девяносто восьмой день войны. На фронте никаких изменений. И к этому мне добавить нечего.

На фоне сложившегося на фронте цугцванга,  вслед за главнокомандуюим ВСУ генералом Залужным, дал интерьвью все тому же журналу The Economist его правая рука – командующий сухопутными силами генерал Сырский. Оба интервью одинаково комплементарны к противнику и оба генералы рассказывают о том, как сильна российская армия и как мужественно и храбро деруться ее солдаты. И что, мол, российскую армию нельзя недооценивать. Что она вот-вот перейдет в наступление и т.д.

При этом они утверждают, что украинские силы обороны теперь стали сильнее, чем были раньше, а российская армия уже никогда не будет такой, какой она была в начале войны.

Они также добавляют, что даже если Путин ликвидирует появившийся осенью хронический дефицит боеприпасов и полностью вооружит мобилизованных, то все равно это будет старое оружие и победы он не добьется.

Я нахожу в этих интервью внутреннее противоречие. Если в начале войны российская армия была на максимуме своей силы, а украинская армия была слабее, чем сейчас, то Украина должна была проиграть войну еще в марте-апреле. Но она не только ее не проиграла, а вела ее на равных и в конечном итоге, заставила российских генералов отвести войска от Киева, Сум и Чернигова. То есть на первом этапе мы имели примерное равенство сил.

Теперь украинцы стали сильнее, чем раньше, а россияне – слабее. Тогда почему ВСУ не переходят в наступление? Почему опять ни у одной из сторон нет перевеса?

Давайте еще раз: силы сторон были более-менее равны и у них вырисовывалась ничья. Потом один стал слабее, а другой сильнее – и у них опять все идет к ничьей. Разве так бывает?

Впрочем, оставим эти все противоречия военным экспертам. Пусть выясняют, что все это значит. Я все равно ничего путного и дельного сказать по этому поводу не могу и, так же как и вы, просто верю украинским генералам. Мне они кажутся людьми, которым нет никакой необходимости рассказывать небылицы.

Впрочем, есть вероятность того, что их высокие оценки российской армии имеют своей целью лишь привлечь внимание западных лидеров к тому, что Украине нужно резкое увеличение поставок необходимого ей оружия.

Но боясь переборщить в описании возрастающей мощи путинского войска (а то неровен час запаникуют украинцы от этих страшилок), они всякий раз в конце всегда добавляют, что оружие у россиян старое, его мало, боеприпасы на исходе и т.д.

Короче, дай Бог, чтобы эти интервью достигли своей цели и Запад сделал, таки, новый рывок в поставках Украине тяжелого вооружения. А то все боеприпасы и боеприпасы. А где Abrams’ы? Где Leopard’ы? Где F-16? Где БМП и прочее оружие? Хотелось бы послушать какого-то внятного западного политика на этот счет. А то все какие-то сумбурные высказывания Шольца из которых решительно ничего невозможно понять.

Ок, допустим Запад не хочет эскалации и поэтому не поставляет Украине ракеты дальностью хотя бы 200 километров, чтобы та не перенесла войну на территорию России. Многие с этой позицией не согласны, но в ней хотя бы есть какая-то логика.

Но танки и БМП как могут вызвать эскалацию? Или эскалация (по замыслу западных умников) произойдет не только от бомбардировок западными ракетами российской территории, но и вообще – в случае любой неудачи путинской армии? Даже если такая неудача постигнет ее на территории Украины?

Но как нанести поражение противнику, оккупирующему твою землю, и умудриться это сделать так, чтобы его при этом не постигла неудача? Или западные поставки не преследуют целью освободить всю территорию Украины от агрессора?

Если это так, то это будет первый раз в моей практике, когда слова западных политиков так драматически разошлись с их практическими действиями. И если честно, то я в это не верю не верю. Конечно, западные политики, даже на высоком уровне, иногда лукавят, недоговаривают, уходят от темы и т.д. Но чтобы вот так открыто врать? Нет, такого я еще не встречал. Так умеет только Путин.

Тем более, что это ведь невозможно сохранять в тайне: невозможно много месяцев подряд клясться в том, что вся необходимая помощь Украине будет оказываться до тех пор, пока она не изгонит врага со своей территории, и при этом эту самую необходимую помощь поставлять не всю, а лишь частично.

Рано или поздно публика узнает, что ее водят за нос и такому политику будет трудно заручиться поддержкой избирателей. К тому же у него есть серьезный риск прослыть тайным симпатантом Путина. А Путин в сознании западного обывателя уже давно превратился в мем “Доктор Зло” и не дай Бог заиметь репутацию его сторонника или даже просто его невольного помощника. Тогда на своей карьере можно будет точно ставить жирный крест.

Нет, я думаю, все значительно прозаичнее и печальнее. Скорее всего все значимые резервы западных стран по необходимой номенклатуре уже исчерпаны, а военная промышленность только приступила к производству новых партий оружия. Многие годы она занималась мелкосерийным производством в режиме замещения морально устаревших образцов оружия и к массовому его производству оказалась не готовой.

И даже если есть какое-то количество, допустим, танков, которые можно было бы передать ВСУ, но к ним нет необходимого количества боеприпасов, запчастей и т.д. А без них это просто груда железа.

Вся антипутинская коалиция встала перед дилеммой: либо ждать, когда раскрутится маховик западного ВПК (это будет потом отдельная тема как его остановить: заказы, рабочие места, затраты на конверсию и т.д.), либо снимать необходимое Украине оружие с боевого дежурства и вместе с боекомплектом передавать ей, ослабляя, тем самым, свою армию.

Могу себе представить с какой фрондой своих генералов придется столкнуться тем западным политикам, которые решатся пойти по второму пути. Могу заранее сказать, что это будет точно не Шольц. Он еще весной заявил, что бундесвер нуждается в радикальном усилении, что он не отвечает вызовам времени, правительство выделило для этих целей 100 млрд. евро и т.д. И в этот момент вдруг вместо усиления своей армии взять ее и ослабить? Надеюсь, вы понимаете, что он этого не сделает.

Думаю, аналогичная картина и в других странах НАТО. Никто не собирался воевать. Тем более так долго и в таких масштабах. В этом, возможно, и был коварный расчет Путина. Но в любом случае, он просчитался: западная промышленность перестроится быстрее, чем путинская. А с учетом драматического разрыва в качестве оружия это даст огромное преимущество ВСУ перед российской армией.

Вот, собственно, и причина, по которой два главных украинских военачальника дали похожие одно на другое интервью одному и тому же журналу. Они готовят общественное мнение к зимней паузе и дают понять, что ожидать в ближайшее время от ВСУ каких-то наступлений не стоит. (Впрочем, всегда есть вероятность, что это всего лишь видимая нам часть операции по дезинформации противника).

Так или иначе, но весной должны уже пойти первые партии нового оружия не со складов, а с заводов. (Здесь кстати и лежит ответ на вопрос многих моих читателей о том где же пресловутый ленд-лиз). И вот тогда все встанет на свои места, а ВСУ опять начнут наступать.

И тогда враг будет разбит и победа будет за нами. Иначе и быть не может: ведь наше дело – правое!

Слава Украине! 🇺🇦

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 19 December: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий