BloggoDay 2 April: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 2 квітня 2023 р.

 

(Оновлено 18:00)

Игорь Эйдман

РПЦ и ФСБ – близнецы и братья

В Украине взялись наконец за местный филиал РПЦ (УПЦ МП). Давно пора. ФСБ, ТВ и РПЦ – три кита, на которых стоит путинский режим.

РПЦ – неотъемлемая часть системы, которая начала войну против Украины. А казённое российское православие вместе с победобесием ответственно за идеологическое обоснование этой агрессии.

Высшие иерархии РПЦ и её филиалов – агенты КГБ-ФСБ ещё с советских времён. Поэтому нет ничего удивительного, что РПЦ работает на ФСБ в качестве крыши для шпионажа и диверсий против Украины.

Было бы просто странно, если бы Украина продолжала терпеть в своей столице филиал шпионско-идеологического ведомства агрессора. Это было бы, как легализовать там что-то типа Украинского управления московского ФСБ.

Восемь лет назад их с потрохами сдал небезызвестный  Гиркин-Стрелков. Об этом ниже в моем тексте 2015 года.

Данайские “Дары волхвов” и русский православный джихадизм

Больше года назад под патронатом РПЦ был организован гастрольный тур некой “священной реликвии” “Дары волхвов”. Побывал этот артефакт в Москве, в Киеве, в Минске и других городах. Свою прошлогоднюю заметку об этом событии я назвал: “Дары волков”. Оказалось, и вправду, волков. Профинансировал это шоу широко известный теперь спонсор войны за “русский мир”, православный олигарх Константин Малофеев, на которого работали Гиркин и Бородай. А недавно Гиркин признался, что эти “гастроли” были ширмой для шпионской спецоперации. В середине января 2014 г., под прикрытием легенды об обеспечении безопасности привезенных в Киев “Даров волхвов”, он (и, видимо, не только он) находился в столице Украины, в том числе на Евромайдане, где осуществлял разведывательные мероприятия.

Тогда многие говорили, что история с Дарами волхвов – безобидное шоу, на которое не стоит обращать внимания. Оказалось, все гораздо серьезнее. Совершенно неслучайно, что у подобных шоу и агрессии против Украины одни спонсоры. Из ларца с Дарами волхвов, как черт из табакерки, выскакивает поп с разложенным на торговом прилавке религиозным опиумом для народа. За ним – спятивший от неумеренного потребления этого опиума олигарх с пачками долларов на “освобождение русского мира”. “Третий из ларца” – фсбэшный террорист с гранатометом, мозги которого одурманены поповскими бреднями, а карманы наполнены деньгами православнутого олигарха.

Нападение на Украину было бы невозможным без распространения в России своеобразного русского джихадизма, типичные представители которого Гиркин, Малофеев и т.п. Эта идеология имеет серьезное влияние в силовых структурах, недалек от нее и сам Путин. В центре русского джихадизма идея борьбы с Западом, как с мировым злом, за объединение русскоязычных территорий в рамках одной великой империи, своеобразного “православного халифата”. Как и исламский, русский джихадизм  держится на клерикализме, обскурантизме, религиозно-племенной архаике.

Российские власти, вслед за Оруэллом, убеждены в том, что “невежество – сила”. Государственные СМИ давно насаждают в стране самое примитивное средневековое мракобесие. Именно для этого и устраивается бесконечный “Праздник святого Йоргена” с поклонением разному хламу под видом “святых реликвий”.  Клерикальная госпропаганда делает людей беззащитными перед  манипуляцией, готовыми поверить в любую чушь с экрана и амвона. Невежественные, оболваненные религиозными мистификаторами обыватели с восторгом принимают “русских джихад”.

Вся эта вакханалия – еще и прикрытие пропагандистских, шпионских и террористических спецопераций. Агенты в рясах по прежнему в чекистском строю. Иерархи РПЦ и православнутые олигархи тесно связаны со спецслужбами. Все вместе они – ударный отряд “русского джихада” против европейской цивилизации.

(Оновлено 17:00)

Медуза

The Wall Street Journal рассказала историю украинского военнопленного Александра Мациевского, расстрелянного за слова «Слава Украине» В декабре он попал в окружение под Бахмутом

6 марта в соцсетях начало распространяться видео, на котором, как утверждается, зафиксировано убийство украинского военнопленного российскими бойцами. Герой ролика произносит: «Слава Украине» — после этого слышен звук автоматной очереди, и он падает. Голос за кадром говорит: «Сдохни, сука». Где, когда и кем была сделана запись, неизвестно. Спустя три дня ВСУ подтвердили личность военнослужащего, чей расстрел попал на видео: им был боец Черниговской теробороны Александр Мациевский. С конца декабря он считался пропавшим без вести вблизи поселка Красная Гора в Донецкой области. По данным ВСУ, он был расстрелян 30 декабря; его тело вернули домой в феврале 2023 года. Издание The Wall Street Journal рассказало историю Мациевского. «Медуза» публикует пересказ этой статьи.

«Он показал, что дух Украины несокрушим», — сказала The Wall Street Journal Прасковья Демчук, мать 42-летнего Александра Мациевского, получившая орден «Золотая Звезда» от его имени. Вместе с орденом Мациевскому посмертно присвоили звание Героя Украины. Демчук считает, что решимость ее сына и его позиция укрепили дух жителей Украины в момент, когда натиск России становится все сильнее.

Александр Мациевский родился и вырос в Молдавии, куда его мать в советское время отправили работать на обувную фабрику по распределению. В юности он был спортсменом. Выучившись на электрика, Мациевский переехал работать в Россию и женился там на женщине из родного города его матери — украинского Нежина, в 150 километрах от Киева. В России пара прожила восемь лет, а в 2008 году вернулась в Нежин с маленьким сыном. Однако позже Александр развелся с женой и переехал к матери: она к тому моменту уже тоже жила в Нежине. Там они встретили начало войны.

Мациевский вступил в тероборону несмотря на то, что мать пыталась его отговорить. «Он был настроен решительно», — рассказывает Прасковья Демчук.

В составе сил теробороны он должен был контролировать блокпосты и обеспечивать безопасности деревень. Однако по мере того как шла война, в армии рос спрос на бойцов, которые могли бы удерживать позиции на востоке страны. Мациевский решил отправиться на передовую и в начале декабря прибыл в Бахмут.

Сослуживцы Мациевского вспоминают, как он говорил, что никогда не попадет в плен. Как и многие украинцы, выросшие в Советском Союзе, Мациевский в основном говорил по-русски. Его навыки электрика пригодились и на фронте: он помогал 163-му батальону, в котором служил, налаживать работу генераторов.

Утром 30 декабря Мациевский и еще 15 человек направились к лесополосе у поселка Красная Гора, чтобы поддержать танковую бригаду, оборонявшую север Бахмута. Они только начали копать окопы, когда их атаковали российские войска. По словам сослуживца Мациевского сержанта Василия Замолы (он не был в пятерке бойцов, удерживавшей позицию), российские войска наступали волнами, затаптывая тела тех, по кому попадали стрелявшие украинцы. В конце концов россияне совершили маневр и показались слева от группы Мациевского. Оставшиеся девять человек пытались связаться с пятью бойцами, но безуспешно.

Бой продолжался весь день, но артиллерийский огонь россиян был слишком сильным, приборы ночного видения не помогли бы вести его в темноте, и девять человек получили приказ отойти на более укрепленные позиции. Пятеро, включая Мациевского, остались позади. Василий Замола считает, что, если бы украинские военные не отошли, они погибли бы вместе с сослуживцами.

Прасковья Демчук в последний раз общалась с сыном 29 декабря. Спустя несколько дней она уже не могла дозвониться ни ему, ни командиру роты. Вскоре по Нежину стали ходить слухи, что 163-й батальон, в котором служил Мациевский, понес большие потери. В военкомате, полиции и на военной базе Александра матери военного ничего не смогли сказать о судьбе ее сына.

В начале января батальон вернулся на базу в Чернигове, один из сослуживцев Мациевского связался с Демчук и рассказал, что тот пропал без вести и, вероятнее всего, погиб. 9 февраля Прасковья Демчук получила звонок из полиции и вскоре по шраму над бровью и родимому пятну на ноге опознала в морге своего сына. У него не было части головы, а тело было изрешечено пулями. Спустя несколько дней Прасковья похоронила сына, гадая, как он погиб. «Матери должны знать [как погибли их сыновья], как бы ни было больно», — сказала она в беседе с журналистом The Wall Street Journal.

В марте она случайно увидела 12-секундное видео с убийством украинского военного, которое появилось в телеграм-канале, связанном с ЧВК Вагнера, и вскоре разошлось по интернету. На видео ее сын стоял по колено в яме, затягивался сигаретой и говорил: «Слава Украине». Затем неизвестные открыли по нему огонь. Основатель ЧВК Евгений Пригожин поставил под сомнение подлинность видео и заявил, что прямых доказательств участия его бойцов в расстреле военного нет. Владимир Зеленский в своем обращении к нации пообещал найти убийц человека, запечатленного на видео.

Сослуживцы Мациевского сразу узнали его и сообщили об этом своему командиру. Украинским спецслужбам потребовалась почти неделя, чтобы установить его личность. Через несколько часов после того, как они это сделали, Зеленский присвоил погибшему рядовому Мациевскому звание Героя Украины. В Нежине в честь погибшего планируют переименовать улицу и поставить ему памятник.

Судьба двух солдат, пропавших без вести вместе с Мациевским, остается неизвестной. Еще два его сослуживца, чьи останки были обнаружены рядом с телом Мациевского, похоронены рядом с ним в Нежине вместе с остальными более чем 80 украинцами, которые были убиты в бою во время полномасштабного российского вторжения в Украину.

«У каждого бойца в украинской армии такой дух, — говорит Прасковья Демчук. — Возможно, многие из них говорили такие же слова [перед смертью], но они не были записаны».

 

(Оновлено 16:00)

Главред

Алексей Копытько

Не стоит категорично клеймить тему переговоров

Когда возникает соблазн что-то категорично заклеймить, вспоминайте, как в июле прошлого года мы мощно готовились наступать на юге.

Всё больше сигналов, что народ как-то подзабыл события годичной давности. В ленте мелькнуло уже несколько постов на тему мартовских переговоров в Стамбуле. Мол, ганьба, готовили зраду, чудом спаслись.

Избирательная память и мигающая работа мозга – это очень характерно для многих комнатных экспертов. Поэтому стоить напомнить.

У переговоров всегда есть цель. Часто это – достижение договорённостей. Не менее часто сам процесс ведения переговоров является самодостаточной целью, потому что решается другая задача (например, россияне как раз очень хотят переговоров ради переговоров).

В прошлом марте у всех, кто видел более-менее общую картину, было чёткое понимание, что ресурсы украинской армии закончатся через 1,5-2-месяца. Тогда Минобороны двигалось двумя параллельными треками. Во-первых, покупало всё оружие и боеприпасы, до которых могло дотянуться. Во-вторых, убеждало в необходимости поставок тяжелого оружия западного образца. Тогда никто не горел желанием его передавать (да и получать не все хотели).

21/22 марта был визит министра обороны Алексея Резникова в Лондон, где произошёл важный сдвиг – британский министр обороны Бен Воллес поддержал идею с западным оружием. Это была стадия намерений, которые по живому облекались в решения.

26 марта в Варшаве состоялась встреча Резникова и Кулебы с американскими визави – Остином и Блинкеном. К диалогу присоединился президент США Джо Байден. Тогда он озвучил 4 принципа, на которых США строили коммуникацию с партнёрами для оказания помощи Украине (из этих принципов вырос формат “Рамштайн”). Это тоже была стадия намерений, которые облекались в решения.

29 марта состоялась встреча в Стамбуле.

31 марта в Лондоне (через 10 дней после общения Воллеса с Резниковым) состоялась донорская конференция под эгидой Британии – это был первый конкретный механизм поддержки нашей армии в условиях войны. Тогда впервые прозвучали заявления “об артиллерии большей дальности, средствах береговой обороны” и т.д.

В начале апреля мир узнал о трагедии в Буче, Бородянке, Ирпене. Что ускорило принятие решений по трекам, которые были запущены к тому моменту.

Как следствие – уже 7 апреля Лавров заверещал, что Украина вероломно от чего-то там отказалась. Хотя никаких обязательств не было – был диалог. Потом была истерика на тему “красных линий”, “эскалации” и т.д. Но поезд уже ушёл.

26 апреля состоялась первая встреча в Рамштайне. Потом был жуткий месяц май. Но процесс уже катился – из ресурсного тупика удалось выскочить.

В марте 2022 года нужно было как можно больше переговоров с россиянами. Можно было обсуждать документы, играть в нарды или в лапту – не имеет значения. Главное – чтобы двигалось по ключевому направлению.

Когда возникает соблазн что-то категорично заклеймить, вспоминайте, как в июле прошлого года мы мощно готовились наступать на юге. Мы честно об этом говорили в западных СМИ. Россияне перебросили на юг лучшие войска. А потом планы чуть поменялись. На войне так бывает.

 

(Оновлено 14:00)

Настоящее Время

“Ни структурно, ни канонически, ни ментально УПЦ от РПЦ не освободилась”. Религиовед – о связи двух церквей и вовлеченности их в войну

В Киеве продолжается противостояние духовенства Украинской православной церкви и украинских властей: чиновники предлагают монахам выселиться из Киево-Печерской лавры, старейшего монастыря Украины. Те это делать отказываются и даже угрожают президенту Украины “карой божьей”. Почему у украинских властей большие претензии к монахам УПЦ (Украинской православной церкви), насколько тесно эта церковь связана с Русской православной церковью? И что будет с монахами после выселения? Настоящее Время задало эти вопросы украинскому религиоведу, доктору философских наук Людмиле Филипович, профессору Института философии имени Г. С. Сковороды Национальной академии наук Украины. Также мы поговорили с ней о том, почему РПЦ и ее лидер патриарх Кирилл одобряют войну, которую Кремль ведет в Украине, и к чему этот церковный милитаризм приведет.

“УПЦ ни автономная, ни автокефальная: она в материнско-дочерних отношениях с РПЦ”

– Почему власти Украины считают УПЦ Московского патриархата угрозой для национальной безопасности?

– Потому что она такой и является в силу того, что до сих пор эта церковь себя не вписала в ту реальность, в которой сейчас находится Украина. А эта реальность очень простая: она определяется словом “война”. И теперь мы можем в этой церкви видеть определенный инструмент, который достаточно мудро и успешно используется Россией, именно политической властью России, для достижения своих милитаристских целей.

Почему-то ни одна другая церковь в Украине не породила такое количество коллаборационистов, такое количество изменников Родины, сколько мы имеем именно из этой среды – Украинской православной церкви. Я знаю, что на сегодня собран материал и передан в суд, открыто около 50 дел, которые будут иметь свое продолжение.

Это конкретные случаи, в которых обвиняются представители этой церкви, в основном это священники этой церкви в восточных и южных регионах Украины.

Они не просто сотрудничали. Там священники не просто так благословляли. Они составляли списки бывших участников АТО, составляли списки тех людей, которые занимали ответственные позиции в местных органах власти, списки учителей украинского языка, украинской литературы или истории. То есть их руки – в крови тех людей, которых они предали. Хотя мы прекрасно понимаем, что это абсолютно противоречит любым христианским принципам и любым христианским требованиям.

– Я бы хотел продолжить, поговорить о роли именно УПЦ Московского патриархата. Они вроде бы официально открестились от Московского патриархата. Как вам кажется, все-таки насколько они находятся под влиянием Москвы и насколько активно велась работа по распространению так называемого русского мира в приходах УПЦ?

– Я являлась членом той рабочей группы, которая была создана для того, чтобы провести экспертизу нового, обновленного устава Украинской православной церкви. Мы очень внимательно изучили этот документ. И хочу сказать, что да, механически любые упоминания о принадлежности к Московскому патриархату из этого документа извлечены. Но при этом ни единого раза не упоминается в этом документе, что эта церковь украинского народа, что она действует на территории Украины! А этот устав является рабочим документом, фактически конституцией для деятельности Украинской православной церкви.

И когда мы углубились в изучение устава этой церкви, то мы увидели, что неупоминание Московского патриархата не говорит о том, что он там не присутствует своим духом. В грамоте Алексия II, которую получил Украинский экзархат Русской православной церкви, митрополит Филарет на своеобразную автономию в управлении этой церковью, абсолютно четко говорится, что связь с иными православными церквями осуществляется исключительно через Русскую православную церковь. Это – открытое явное прямое подтверждение того, что УПЦ (МП) не является ни автономной, ни автокефальной, что она все равно находится в родственных, материнско-дочерних отношениях с Русской православной церковью.

Кроме того, мы изучали и другие документы. Например, то, что предстоятель Украинской православной церкви является членом Синода Русской православной церкви, а многие клирики Украинской православной церкви входят в разнообразные структурные подразделения Русской православной церкви. То есть много таких есть подтверждений, аргументов, которые свидетельствуют о том, что ни структурно, ни канонически, но, самое главное, ментально члены этой церкви, особенно руководство, от РПЦ не освободились.

И сложно себе представить, как можно разорвать эти отношения, когда ты, например, являешься воспитанником московских духовных школ. Когда все твои сокурсники, все твои друзья до сих пор находятся в России или в Санкт-Петербурге. Эти отношения, мне кажется, сохраняются до сих пор. Они поздравляют друг друга с праздниками, с днями рождения и так далее. Так называемые синодалы, то есть руководители этой церкви, – это люди уже достаточно преклонного возраста, которые являются продуктом именно той общей советской системы духовного воспитания, которое разрешено было советской властью по отношению к Русской православной церкви.

Сейчас рождается новое поколение священников, и оно уже приходит постепенно к управлению этой церковью: это тридцатилетние-сорокалетние священники. Они уже за тридцать лет выросли в независимой Украине, и ясно, что у них совершенно другое отношение к Московской патриархии. Но до сих пор ее влияние осуществляется, оно присутствует, и признаки этого влияния были обнаружены в результате тех действий, которые предприняла Служба безопасности Украины, когда походила по монастырям, поинтересовалась той литературой, которая распространялась, которая присутствует в библиотеках и их храмах.

– Священники УПЦ заявляли, что эту литературу им во время обысков подбросили…

– Я вам расскажу более, я сейчас нахожусь в обычном украинском селе, где построен храм и присутствует община Украинской православной церкви. Богослужение тут осуществляется на церковнославянском языке, а проповедь идет на суржике, на ломаном русско-украинском. А вот вся литература, которую я нашла в библиотеке этого храма на полке, – русскоязычная. Там одна-единственная книжка была на украинском языке: она рассказывала о вреде раскола и о вреде митрополита Филарета Денисенко. Вот эта книжка была написана на украинском языке! А все остальное – абсолютно русскоязычное.

И что мы читаем в такой литературе? Естественно, там изложена историософия исключительно Русской православной церкви. И вся концепция далека от украинских представлений, о том, где была крещена Русь, кто стал теми первыми христианами в речке Почайне (Почайна – река, с которой началось историческое крещение Киевской Руси – ред.), как дальше развивались события. Мы видим, что в течение достаточно длительного периода навязывалась эта идея “русского мира”. Может быть, не так ярко и так явно, но за последние тридцать лет по той литературе, которую мы анализируем, мы можем сказать, что “русский мир” тут процветал. Даже на уровне таких обычных сельских парафий, где я сейчас пребываю.

И ничего, кстати, не изменилось с момента начала острой фазы войны, то есть с 24 февраля 2022 года: как стояла эта литература на этих полках, так она и стоит. Единственная у меня надежда – на то, что народ не очень читает и не очень любит читать, просто там стоит и стоит эта литература. Хотя вы же понимаете, что, может быть, какой-то один человек нашелся, прочитал. И какой литературе он будет верить? Той, которая находится в церкви.

“Лавра не принадлежит УПЦ и РПЦ. Нужно было восстановить историческую справедливость”

– Я хотел бы спросить вас по ситуации вокруг Киево-Печерской лавры. Вы недавно заявили, что в первую очередь это место, куда приходят люди на молитву, это общий дом для верующих и он не может быть собственностью какой-то одной конкретной церкви. Как вам кажется, как завершится этот конфликт?

– Я прочитала обнадеживающую новость о том, что назначен исполняющий обязанности наместника Киево-Печерской лавры новый человек от Православной церкви Украины. Это архимандрит Аврамий, который имел большие проблемы с руководством, то есть с митрополитом Павлом Лебедем. Он обратился к предстоятелю Православной церкви Украины Епифанию и принял личное решение, я считаю, смелое и непростое: перейти в ПЦУ. И он обратился к братии со своим словом. Мне кажется, такое очень хорошее обращение, конструктивное. В этом я вижу знак все-таки снятия напряженности, потому что никто не знал, чем завершится противостояние государства, Киево-Печерского заповедника и монастыря.

Но теперь ясно, что монахам предоставлена возможность присоединиться к новоназначенному наместнику, который сейчас просто исполняет обязанности. То есть это приведет, конечно, к расколу монашеской братии, но надо делать выбор, потому что дальше так продолжаться не может.

Мне известно, что бывший наместник Киево-Печерской лавры, митрополит Павел Лебедь выехал с территории Киево-Печерской лавры и вывез оттуда все свое имущество. Благо ему есть куда это вывезти: есть у него таки достаточно большой и хороший добротный дом, человек не останется на вокзале или у ворот, под стенами Киево-Печерской лавры, не замерзнет.

Посмотрим, как братия отреагирует на это назначение, насколько авторитетным окажется новоназначенный наместник Киево-Печерской лавры, но ситуация непростая. То, что лавра не принадлежит Украинской православной церкви, а через нее и Русской православной церкви, – это абсолютно очевидно. Нужно было восстановить историческую справедливость. И я думаю, что она восстановлена тем, что разорван договор о бесплатной и бессрочной аренде.

Пришло время, когда власть вспомнила, что она украинская власть и что она сейчас защищает Украину на фронтах. И нельзя допустить присутствия силы, которая работает против Украины, которая единственным врагом для себя обрела именно украинское государство, украинский народ. И понятно, что история не завершена, она будет иметь продолжение в тех судебных исках, которые уже подали представители Украинской православной церкви. Будем надеяться, что все-таки суд у нас справедливый и примет правильное решение.

“РПЦ превращается в агрессивную религию, которая освящает, сакрализирует войну”

– Я хочу переключиться с УПЦ на РПЦ и спросить: насколько характерен милитаризм для современных религий, в частности для православного христианства?

– Вы хотите узнать, как обстоят дела во всех православных церквях, или вас интересует только Русская православная церковь?

– В первую очередь меня интересует, конечно, же Московский патриархат и роль патриарха.

– Анализируя те метаморфозы, которые переживает Русская православная церковь, особенно в современный период, т.е. с начала российско-украинской войны, мы можем сказать, что московское православие становится все более, как вы сказали, милитаризованным. И мы понимаем, с чем это связано. Это связано с тем, что в России невозможно свободное существование церкви без влияния государственного аппарата, без влияния политики государства.

Поэтому: каков политический бомонд, такой же самый и по своему направлению должен быть руководящий состав Русской православной церкви и идеи, которые проповедуются этим руководящим составом.

Современная Россия ведет сегодня борьбу и войну со всем абсолютно миром: я имею в виду цивилизованный западный мир, который в представлении россиян является врагом российской цивилизации. Поэтому, я думаю, только будет нарастать вот эта степень, уровень этой милитаризации, что проявляется в каких-то таких внутренних, скажем, концепциях, идеях, которые проповедуются.

Во-первых, строительство известного военного храма в Подмосковье – это очень яркая демонстрация того, что изменяется сама суть христианства. Того, что эта религия из миросозидательной (это основное предназначение христианства) превращается в такую воинствующую, очень агрессивную религию, которая освящает войну, ее сакрализирует, представляя ее как священную войну, которая борется со вселенским злом. Представляет это так, что сегодня только россияне и Русская православная церковь стоят на страже мира, на страже справедливости, на страже истины и только они являются единственными правильными исповедниками христианского вероучения.

Во-вторых, священники РПЦ принимают прямое участие в военных действиях. Мы неоднократно видели, например, тех же священников, которые в руках держат оружие, что, мне кажется, запрещено самим пацифистским духом христианства:

Как представить себе вообще, что христианин, который действительно исповедует христианство, в то же время является убийцей? Причем вы же понимаете, что война со стороны Украины и война со стороны России – это две разные войны. Со стороны Украины это оборонительная война, поэтому она является справедливой. Потому что мы у себя на своей территории защищаем наш способ жизни, наш способ мышления, нашу культуру, наши традиции, наш язык в конечном итоге. А со стороны России это агрессивное, вероломное нападение на суверенную державу, какой являлась Украина и является.

– Вы назвали конкретные примеры милитаризма, который мы могли наблюдать со стороны священников РПЦ Московского патриархата. Это и освящение оружия, ракет, танков, которыми убивают, в том числе мирных жителей. Священники РПЦ благословляют солдат и призывают свою паству к священной войне с Западом, сатанистами, как они говорят. Что все это говорит обществу, простым мирянам, как миряне могут это воспринимать, как они должны это воспринимать?

– Дело в том, что Русская православная церковь – это очень специфическая структура. Она мало напоминает тот прообраз церкви, о которой мечтали первые христиане. Это достаточно вертикально структурированная система очень сложных взаимоотношений между мирянами и клиром, где миряне, как мы говорим, фактически не имеют никаких прав.

В какой форме обычный православный верующий может выразить свое согласие или несогласие, свое принятие или непринятие того, что он слышит из уст своего священника или епископа, я уже не говорю о патриархе? Никак. То есть в РПЦ отсутствует свобода в церкви. Любое проявление несогласия там расценивается как ересь, как клятвопреступление, как отпадение от церкви. Как правило, такие люди просто-напросто запрещаются. Если это священник – запрещают в священнослужении, если это мирянин, то на него накладываются определенные ему наказания.

Но мы же понимаем прекрасно, что очень многое не соответствует тому, с чем должны были согласиться или не согласиться обычные верующие. И кроме того, мне кажется, что для православного христианина в меньшей степени характерно присутствие критического мышления. К рациональности в православии всегда относились очень подозрительно, потому соотношение рационального и эмоционального, веры и знания – это был, знаете, тот узел неразрешимых противоречий, где для себя до сих пор не только обычные миряне, но, наверное, и священнослужители Русской православной церкви не могут найти определенный баланс. Это не католики, для которых знание и вера – это два крыла единой, как они говорят, веры, единой церкви. И там обязательно должны присутствовать элементы знания, которые укрепляются верой. В православии, к сожалению, к знанию относятся очень подозрительно.

– Можно ли знак равенства ставить между позицией патриарха Кирилла и Русской православной церковью в целом?

– Думаю, нет. Вы абсолютно правильно задаете вопрос, потому что, несмотря на эту выработанную столетиями систему взаимоотношений в середине церкви, все равно находились люди, которые были не довольны и не согласны со своим единоначалием. И мы знаем, скажем, как радикально левых, так и радикально правых в составе Русской православной церкви. Кстати, они одинаково осуждались руководством церкви: такие люди, скажем, как Глеб Якунин или тот же Александр Мень, всегда были вне обычного церковного [понимания]. К ним всегда относились как, давайте скажем правду, к паршивым овцам, которые могут просто-напросто испортить все стадо. Точно так же с большим недоверием относились и к правым радикалам: мне помнится такой был епископ Чукотский.

Церковь старается сохранить какое-то серединное состояние, но, к сожалению, мы очень мало знаем об этом, то есть все, что происходит внутри церкви, это покрыто определенной тайной, и церковь старается не выносить, как они говорят, сор из избы. Русская православная церковь – очень закрытая среда. Тенденции, которые появились в этой церкви в середине 60-х годов (мы помним митрополита Никодима), были глотком свежего воздуха . Но очень скоро этому свежему западничеству нашли ограничение. Ну и мы знаем, чем это закончилось: вместе с брежневщиной в политическом измерении та же самая брежневщина пришла и в церковную жизнь.

– С началом войны несколько священников РПЦ написали открытое письмо патриарху Кириллу, в котором осудили доктрину “русского мира” и насильственное распространение, навязывание этой парадигмы. Те священники, которые молчат в данной ситуации, заняли выжидательную позицию, совершают преступление?

– Трудно сказать, преступление ли это, но то, что они несут ответственность, – в этом нет сомнения. Виноваты ли они? Обстоятельства настолько сложные, что я бы скорее эту вину заменила на слово “ответственность”. Да, они ответственны без сомнения за то, что происходит в церкви. И в конечном итоге им предстоит ответить на страшном суде за это молчание. Но, как правило, раскаяние за такое молчание приходит достаточно поздно.

Мы знаем точно такие же страницы в истории и католической церкви, которая в свое время допустила фашизм в Германии. Можно привести [в пример] другие ситуации, например когда американские католические епископы молчали и никак не реагировали на случаи педофилии в церкви, и даже папа римский, собственно говоря, теперь, оказывается, тоже знал об этих ужасающих событиях.

Молчание – это не самый лучший способ. Но всегда перед человеком стоит вопрос: я промолчу и останусь жить? Или я все-таки выступлю против, но это грозит мне смертью? Очень далеки нынешние христиане от тех христиан первых веков существования, потому что мы помним, что тысячами люди шли для того, чтобы утвердить веру Христа, жертвуя собой, жертвуя своими жизнями. Сегодня таких, мне кажется, среди христиан почти не осталось.

– Мы возвращаемся опять к ситуации вокруг патриарха Кирилла и РПЦ. Как изменилась позиция Русской православной церкви за год этой войны? Какие имиджевые потери понесла церковь и насколько уменьшились ее роль и авторитет в мире?

– Вы правильно говорите об имиджевых потерях. Кстати, точно такие же имиджевые потери имеет и Украинская православная церковь. И это выражается в количестве симпатий, в количестве тех, кто себя идентифицирует с этой церковью.

Есть результаты опроса известного аналитического Центра имени Александра Разумкова: он каждый год проводит опрос среди украинцев и спрашивает их, как люди относятся к церкви? Так вот: количество приверженцев Украинской православной церкви за последние несколько лет стремительно упало. Мы видим, как приблизительно уравниваются сейчас как количество приверженцев двух православных церквей в Украине, так и количество тех парафий, которые регистрируются органами власти.

Падение популярности касается, без сомнения, и Русской православной церкви. Я думаю, что авторитет этой церкви во вселенском православии с каждым годом падает. Все идет к тому, что, наверное, будет, как сегодня мы говорим, создана параллельная структура вселенскому православию. То есть будет создан иной диптих: перечень тех церквей, которые будут признаваться либо вселенским православием, либо Московской патриархией.

Сейчас весь мир отказывается от политики и стратегии двуполярности. Все стремятся любые конфликты, которые возникают, решать мирным путем – путем переговоров, диалога. Но сегодня с такими ярыми представителями агрессивного отношения к другим, с их непринятием других, восприятием себя как единой истины церкви, не дают нам никаких надежд на то, что такой диалог с РПЦ возможен. Это печально. Не так много православных в мире. По самым оптимистичным ожиданиям их насчитывается не более 150 млн человек. И в этой ситуации, на фоне того, что католиков на сегодня насчитывается уже 1,5 млрд, православные должны были бы уже задуматься о необходимости сохранения православной традиции. Но это возможно, мне кажется, только на пути взаимопонимания.

Но, опять-таки, так как перед украинцами вставал вопрос: с кем можно достигнуть этого взаимопонимания, кто должен быть тем другим, который придет к тебе на переговоры, который готов вести с тобой этот диалог? Точно такая же ситуация сейчас складывается и в Русской православной церкви. Кто те церкви православного круга, которые входят в это вселенское православие, и другие христиане – кто сегодня готов с вами общаться и разговаривать? Папа римский имел идею и мечту встретиться с православным патриархом России. Но мы не видим со стороны РПЦ реакции и не видим шагов навстречу.

Мне кажется, что это просто тупиковый путь, который для себя избирает Русская православная церковь. Такой эксклюзивистский подход к проблемам, когда мы замыкаемся, капсулируемся в своей жизни, на сегодня абсолютно бесперспективен. Хотелось бы призвать людей к тому, чтобы переосмыслить нынешнюю ситуацию. Но то, что складывается, мне напоминает реакцию маленького ребенка. Ясно, что ему пока не хватает сил понять, что он себя сможет сохранить и защитить не путем агрессии и отрицания этого мира, а все-таки найдет пути принятия. Давайте будем думать, мечтать и рассчитывать, что такое может произойти.

 

(Оновлено 13:00)

Гордон

Ивар Калныньш: Я всю Украину объездил. Поэтому мне очень сложно слышать, что мариупольский театр взорвали, что бомбят Чернигов, Херсон

Какие настроения преобладают в Латвии в связи с полномасштабной агрессией России против Украины, был ли распад Советского Союза “геополитической катастрофой”, почему российские деятели культуры поддерживают войну. Об этом, а также о нарративах российской пропаганды, “нацистах” в странах Балтии в интервью основателю издания “ГОРДОН” Дмитрию Гордону рассказал известный латвийский актер Ивар Калныньш. “ГОРДОН” публикует текстовую версию интервью.

– Ивар, добрый вечер.

– Добрый вечер.

– Я очень рад вас видеть. Но намного больше рады вас видеть миллионы женщин, которые смотрят на своего кумира и вспоминают прекрасные минуты встречи у экранов телевизоров и в залах кинотеатров.

– Ну, спасибо за такие добрые слова (смеется)… Давно это было.

– Ивар, хочу поблагодарить в вашем лице Латвию, братскую, дружескую нам страну, которая с первых же дней полномасштабной агрессии России протянула руку помощи Украине. Спасибо всем жителям Латвии. Мы в неоплатном долгу перед ними и никогда не забудем этого порыва граждан Латвийской Республики.

– Спасибо большое. Я тоже очень рад за моих соотечественников и всех, которые выражают не только духовную помощь, но и материальное что-то делают. Мы очень переживаем.

– 24 февраля – для вас каким был этот день? Вы помните свои ощущения, когда узнали, что Россия развернула такую агрессию против Украины?

– Вы имеете в виду, год назад?

– Да.

– Мне не верилось, что это возможно. Ну, я чувствовал, что по отношению и к нам, и вообще бывшим республикам Россия имеет какое-то странное отношение… Ну, скажем, делает какой-то мой портрет в телевидении и говорит: “В Юрмале зимой пройдитесь по пляжу”. Я в пальто каком-то иду… Я потом смотрю эту передачу. Закадровый текст: “Никого на пляже нет. Он там один. Ходит…” Я к этому относился как-то с юмором: “Ну, наверное, какой-то редактор… Что-то недосказал когда-то”. А это, оказывается, на самом деле люди так и думают.

– Когда вы узнали, что война началась, что на сердце было у вас?

– В этот момент нельзя было оценить, что это будет так масштабно, что будут такие жертвы и так долго, и что вранье заполонит весь мир, весь эфир. Люди поначалу были в шоке: “Не может быть такого”. Но это прошло через какое-то время. Не сразу, да.

– Вы были звездой. Не просто звездой – секс-символом советского кино. Вы снимались с лучшими советскими артистами из разных республик, вы снимались у разных режиссеров, у выдающихся режиссеров. Скажите, на излете советского времени можно было представить, что Россия будет такое творить? Были какие-то предпосылки к тому, что она может на это пойти?

– Ну я не замечал ничего такого. Я не был в этой единственной партии, поэтому информации у меня, как и у любого обывателя… Нам казалось это невозможным. И даже в 91-м, когда рухнул Советский Союз, мы-то радовались, а оказывается, многие не радовались: по их мнению, геополитическая катастрофа произошла. Но нам казалось, что катастрофа – сам Советский Союз. Мне лично показалось, что все это мышление ушло куда-то, и все отношения более человечными становятся. Но конфликт ваш, украинский, доказал, что наоборот все.

– Когда Латвия вышла из Советского Союза, ей пришлось тяжелее, чем Эстонии и Литве. В Эстонии все-таки более однородное население было, в основном эстонцы, в Литве – литовцы. В Латвии все-таки было много русских, и по-прежнему много русских. Это проблема для Латвии? Русскоязычное население, насколько я знаю, в Латвии занимало позицию более пророссийскую и мешало проведению европейских реформ в Латвии. Есть эта проблема сейчас?

– Я думаю, частично есть. Просто молодые люди не знают, что такое депортации. Они не знают истории, потому что не учили, что происходило в 1940–1941 году. Вчера, например, мы отмечали День памяти жертв коммунистического геноцида 1949 года.

– Депортации.

– Депортации. Операция называлась “Прибой”. Вывозили из Балтии 90 тысяч человек. И почти половина – из Латвии, 42 тысячи, по-моему. Притом семьями вывозили. В основном в Омск, Томск, Красноярский край.

– Сибирь.

– Да, Сибирь. Я вчера еще посмотрел в своем родном театре премьеру грузинского режиссера “Кавказский меловой круг”. И там детская проблема… Вчера я посмотрел, как возвращают в Украину детей. Я был в шоке, что это дети не умерших, а живых родителей. Как их вывозили? Украли детей – и вывезли, а родители остались. Ну эти факты шокируют.

– Как вам кажется, почему Россия пошла на разворачивание полномасштабной агрессии против Украины? Что стало причиной?

– Неизвестно. По-моему, абсурд, абсурдная ситуация. Не знаю. Неужели какая-то империя создается таким образом?

– Удивительно другое: большая часть населения России поддерживает это. И, в общем-то, поддерживает Путина, говорит: “Давай, дави Украину, дави Польшу, и страны Балтии дави”. Откуда это, как вам кажется?

– Это какая-то чертовщина. Приходит на ум “Собачье сердце” Михаила Булгакова. Просто профессор Преображенский не успел правильную пилюлю дать, и Шариков и Швондер стали отлавливать кошек вдруг.

Инстинкты какие-то страшные сработали.

– Ужасно еще, что интеллигенция, которая, казалось бы, должна быть за добро, за жизнь, за справедливость, которая должна понимать, что такое сохранение жизни, в массе своей… Причем артисты, которых мы когда-то любили, режиссеры, эстрадные исполнители стали поддерживать агрессию, поддерживать Путина. Что с ними произошло? Их купили? Или они всегда были такими?

– Среди них есть мои знакомые. Я уже не буду называть их друзьями.

– Например, кто?

– Их много. Я со всеми по каким-то фестивалям… Помню застолья разные. Странно, странно. То ли демагогия и пропаганда так сильна и нет другой, или не хочется другую слушать… Или так глубоко сидит этот “большой брат”, скажем мягко, который не хочет помогать, а просто покорить. Иногда кажется, что если вор обокрал чужой огород и украл картошку, сожрал – и вдруг подумал: “Огород мой. Я же картошку съел”… Ну, не стоит ему второй раз приходить.

– Что говорят в Латвии ваши знакомые, друзья? Я не сомневаюсь, что это главная тема, когда люди встречаются и что-то обсуждают. Что говорят в Латвии?

– Сильно сопереживают, естественно. И мои близкие, и мои друзья, и менее знакомые люди. Это большая проблема и для нас. Потому что нет точного ответа, почему это происходит, почему надо убивать, чтобы доказать, “какой я сильный”. Нет ни такого бога, ни такой религии, ни такой идеи – национальной, государственной, имперской, – ради которой стоило бы убивать людей. Сегодня XXI век. Я в одном интервью вспомнил свое студенческое время. Я помню одного лектора… Это было больше 40 лет назад, в первой половине 70-х. И он смотрел куда-то отстраненно через окно… И сказал: “XXI век – это будет век духовности, больших открытий человечества, человечество войдет в какое-то особое время… Или не будет вообще”. Таким образом он призывал нас думать о хорошем, о прекрасном. Тогда была страшная информация. XX век… Уже 100 лет, по-моему, не было дня, чтобы на планете не было военного конфликта. XX век – вообще страшноватый век.

– Скажите, Ивар, в Латвии понимают, что если Украина не сможет, не дай бог, одолеть русский фашизм, то Латвия следующая на очереди?

– Ну конечно. Или Казахстан, или Польша… “Исконно русские земли”, как я в интернете слушал одного. Это значит, и Финляндия, и Польша – царские угодья. Но эти никакие не Романовы, понимаете?

(Смеется).

Так.

Это откуда-то другие люди.

– А вы с нынешним российским “царем” Путиным встречались когда-нибудь?

– Нет.

– Как вам кажется, что он за человек?

– Я думаю, что не надо особым психологом быть, чтобы нарисовать его портрет. Россия – страна с проблемами. Им надо решить внутренние проблемы. Я думаю, этот человек не создан для созидания. Он убирает всю оппозицию, потому что не способен спорить и боится проиграть в споре. Поэтому ему все это надо убирать. Он понимает только приказ и его исполнение. Приказ, который не обсуждается.

– Как вы думаете, чем закончится полномасштабная война?

– Добром.

– Долго еще ждать, пока добро восторжествует?

– Вот этого я не знаю. Я могу сказать только, что хочется, чтобы сразу заканчивалось это все. Как вчера, по-моему, призвал заканчивать эту войну турецкий президент.

Я всю Украину объездил. Нет таких городов, где я не был. Поэтому мне очень сложно слушать вести, что мариупольский театр взорвали или Чернигов обстреляли

– Вы совершили мужественный шаг, я считаю. Вас так любит российская аудитория… Вы герой-любовник, секс-символ советского, российского кино. Я могу только представить, сколько у вас было ежегодно выступлений в России. Любовь зрителей неподдельная. И после начала полномасштабной агрессии вы объявили, что отказываетесь работать в России, отказываетесь участвовать в российских фильмах. Помимо гражданского поступка, вы еще сознательно отказались от денег. Это огромный рынок. Каково вам было пойти на этот шаг?

– Ну как по-другому? Недавно звонит телефон, и мужской голос говорит: “Здрасьте”. – “Здрасьте. Вы кто?” – “Мы из Израиля”. Но не представляется. “Я слушаю вас”. И он задает какого-то политического содержания вопросы. Но я постепенно понимаю, что это провокация какая-то. И когда он задал мне вопрос, не боюсь ли я, что меня включат в какой-то черный список и в странную номинацию “иностранный агент”, я ему сказал, что мне чихать на него и на его вопросы, и на все эти номинации. Я, правда, там сказал немножко другое слово, более откровенное, нецензурное. Обиделся человечек. Но стоило все-таки кого-то послать. Потому что сразу взорвалось несколько таких гнойных образований, и этот гной в интернете на меня напал. Там, и мои коллеги какие-то высказываются.

– Да?

– Да. Какой я мерзавец. Потому что появился на экране человек в возрасте моего внука и рассуждает, что я ему должен, что за период советский своей жизни…

– Вы должны?

– Да, я ему что-то должен. Вы понимаете, о чем человек говорит-то? Я сказал, что я имел в виду технический уровень советского кино с моим участием: я не собираюсь детям показывать, потому что технически устарело все и по звуку, и по картинке. Потому что мои дети пользуются такими технологиями, которые нам и не снились тогда. Сказал, что я упакую это все и выброшу. И это их затронуло. И я, значит, тоже в каком-то списке. Эти гнойные образования показали, кто это и откуда. Так что полезно иногда.

– Вы впечатлительный человек вообще? Когда вас начали травить в соцсетях, вы реагировали или абстрагировались?

– Я сам не выставляю ничего в соцсетях: ни свои фотографии, ни семейные истории. Это не мое немножко. Я не страдаю от отсутствия внимания. Я занимаюсь своей профессией по совсем другим причинам: не потому, что какая-то популярность мне нужна.

– Но были какие-то обидные для вас выступления людей, от которых вы не ожидали такой реакции?

– Я с юмором к этому отношусь. Я думаю, что многие просто это делают за деньги. Жаль, что это так.

– Прекратив ездить в Россию, прекратив там сниматься, вы стали беднее?

– Нет. Есть и другой мир. Я жду, когда откроется Украина.

– А Украина откроется.

– Да. Потому что столько друзей у меня… Я 20 лет сотрудничаю с полтавской продюсерской группой. Это на какое-то время закрылось, но и остальной мир есть. Европа, Америка.

– Вы сегодня играете в театре?

– Я на пенсии. И поэтому тоже пофиг это все (смеется). Какой-то список…

– Я смотрю на вас и думаю: “Все бы пенсионеры так выглядели” (смеется).

– Спасибо. Я старался. Помылся и побрился перед эфиром (смеются).

– Вы знаете, как вас любили женщины? Ну знаете, конечно. Вы были как пришелец – не советский человек, черт побери. Даже в “Зимней вишне” – человек-инопланетянин. Таких у нас не было.

– (Смеется). Неужели? Ну “Зимняя вишня”… Я там эпизод сыграл. По-моему, три-четыре раза появляюсь на экране. Ну да, надо было изображать принца на белом “Мерседесе”. Ну да, хорошая, правильная драматургия была.

– Да.

– Встретился с прекрасными артистами. Я потом с Сафоновой и Соломиным продолжал в других проектах.

– Я больше всего люблю вашу роль в фильме “Театр”. И вообще фильм “Театр” по Сомерсету Моэму люблю.

– Ну да.

– Прекрасная работа.

– Да. Там режиссер попал в десятку. Много чего: отбор артистов, музыка потрясающая…

– Атмосфера.

– И создана была атмосфера. Это не так часто бывает. Я видел по этому же роману и голливудский вариант, который снял Иштван Сабо. Ну да, там другие деньги. Например, можно было воссоздать Лондон 30-х годов. То, чего мы не имели…

– Но Рига была не хуже Лондона. Все было нормально.

– Театрализм, театральные какие-то штучки надо было придумывать, чтобы выйти из положения. Очень бедная картина была, в общем. Костюмы даже не дошиты были до конца иногда, особенно женские. Какие-то булавки и так далее. Художница очень смело подходила к этим вопросам – и все решила. С одной стороны, можно было снимать, с другой – нельзя было. Такие костюмчики тоже были. На мне смокинг или фрак был, костюмчики, которые я старался красиво нести.

– Сегодня вы снимаетесь в каком-то кино?

– Нет. В прошлом году снимался в сериальчике. Ну такая детективная история про гангстеров, наркотики… В таких историях можно сниматься, а можно и не сниматься.

– Не Сомерсет Моэм.

– Нет.

– Свои старые фильмы вы пересматриваете иногда?

– Ну, то, что я не выбросил. Какие-то я оставил. Может быть, детям покажу. Во время пандемии я старался посмотреть, что же я натворил за свою жизнь. Ну, не все смотрибельно. Нам же не дарили копии наших фильмов, поэтому я сам покупал где-то левым способом. Но большинство – можно забыть об этом.

– Что больше всего вам нравится? Какое кино с вашим участием?

– Есть и мордобойчики неплохие. Есть и парочка сериалов более-менее приличных. Каких-то 20 картин, проектов, которые детям показать, бабушкам.

– Вы часто по Украине ездили с гастролями. Какие города вам больше всего нравятся в Украине?

– Я всю Украину объездил. Нет таких городов, где я не был. Поэтому мне очень сложно слушать вести, что мариупольский театр взорвали, Чернигов и так далее. Мне друзья прислали: “Вот гостиница, где ты жил”. Она наполовину…

– В Чернигове. “Украина”.

– Взорвана. Херсон… Все те города, которые в зоне боев. Все это больно слушать. Но надеемся, что это кончится, весь мир сбросится – и Украина станет прекрасной новой страной.

– Второй президент Украины Леонид Кучма свои воспоминания назвал “Украина – не Россия”. Вы объездили всю Украину и наверняка объездили всю Россию. Скажите, чем Украина отличается от России?

– В первую очередь людьми. Они говорят на своем языке. Песнями и просто географией. Мне песни очень нравятся, фольклор украинский. Эта мелодичность… Я в Карпатах на лыжах катался. Так что я знаю и те края: Львов, Мукачево, Славское.

– Я спрошу вас как человека, который пережил безумную популярность. Скажите, в чем для вас счастье заключается?

– Для меня счастье – когда ты чувствуешь, что хорошее дело сделал, что это людям нравится, что ты принес какие-то положительные эмоции… Если это актерское дело: спектакль или фильм какой-то. А так – это любовь, конечно, дети, семья, твой родной дом… Там должен быть порядок вещей, который приносит счастье. Это очень емкое понятие. И друзья тоже. Хорошее настроение – тоже счастье.

– У нас сейчас люди говорят: “Счастье – это когда не бомбят, когда не убивают, когда нет войны”. Кто мог подумать, что в XXI веке такое вообще возможно? Ужас.

– Ужас, ужас. Конечно, это тоже счастье.

– Вы много поездили по миру. В какой стране вам было легче, лучше, теплее? Кроме Латвии, разумеется.

– Наверное, Украина. Я недавно был в Америке… Я там был много раз, должен вам сказать. Но вдруг мне показалось, что чересчур много бетона. Зачем человек забетонировал столько пространства, чтобы трава не росла? Скажем, едешь по дороге – от трех до 10 полос в одну сторону. Заезжаешь в Чикаго, например. Там речушка вся забетонирована. Ты по бетону приехал – и там тоже забетонировано. По обе стороны этой речушки бетонные небоскребы с очень сложной инфраструктурой внутри. И дерево растет. Но оно в специальном ящике бетонном. Деревьев несколько, а травы нигде нет. Кажется, не может быть такого. Надо выезжать из города куда-то, коттеджный поселок какой-то. Вот у меня такие размышления были.

Весь советский период мою маленькую родину хаяли. И даже после 1991-го до сих пор хают. Настраивают российскую публику против нас, что у нас маршируют фашисты все время…

– А вы человек природы?

– Ну я люблю природу, естественно. Мне не хватает свежего воздуха, когда долго нахожусь в таком пространстве, где все искусственно. В лесу ты чувствуешь себя по-другому.

– Латыши – люди очень достойные, сдержанные, скупые на эмоции, их трудно вывести из себя, трудно заставить проявить эмоцию. Что вас может заставить заплакать?

– Я не знаю… Я плакал последний раз, по-моему, когда мама умерла. Но это было давно. На сцене иногда, бывает, открываешь эмоцию. Но сейчас у меня нет проектов, где такие эмоции нужны.

– Театральная постановка, кинофильм способны были когда-либо заставить вас заплакать?

– Да. Если я смотрю спектакль, фильм, и если меня это затронуло, если я вспомню это произведение… Или на выставке картину увидел… Я недавно был в Лондоне и посмотрел в Национальной галерее несколько картин. Прошло какое-то время – я чувствую, что хочу посмотреть эти картины. Значит, они хорошие, они затронули мою душу. Так и со спектаклем, фильмом. Я жду, когда меня тронет мой коллега. Может быть, актер, музыкант, певец…

– Вы заставили меня улыбнуться, когда сказали, что вы пенсионер. Сегодня многие пенсионеры в России и других постсоветских странах говорят: “В Советском Союзе было лучше”. Вы были суперпопулярным человеком в Советском Союзе. И вы тоже, как вы сказали, пенсионер. Вас в Советский Союз не тянет?

– Нет, ни в коем случае.

– Почему?

– Потому что это время было жестоким. Весь советский период мою маленькую родину хаяли. И даже после 91-го до сих пор хают. Настраивают российскую публику против нас, что у нас маршируют фашисты все время… Никто тут не марширует. Даже наши национальные праздники, когда раз в четыре года выходят люди в национальных одеждах и поют народные песни, танцуют народные танцы, преподносят как проявление фашизма. То, что ты говоришь на своем родном языке, – это какой-то нацизм. Это с нацизмом никак не связано. Эта странная цензура, которая убирала и джазовую музыку, и фольклор. И если даже были какие-то народные песни, то заставляли писать слово “трактор” или “колхоз”, как будто естественно случилось, что эти слова появились в народных песнях. Поэтому я абсолютно по этому времени не скорблю.

– Мне посчастливилось дружить с выдающимся актером Вахтангом Кикабидзе. В 2008 году, после того, как Россия оттяпала часть территории Грузии, Вахтанг Константинович сказал: “Больше ноги моей в России не будет”. И слово свое сдержал. Настоящий мужчина. Он отказался от денег, он отказался от российских орденов. Тогда российская пресса, соцсети, коллеги Кикабидзе в России говорили: “Мы его сделали, мы ему дали известность, популярность. Благодаря нам он снялся в фильмах. А теперь он оказался предателем”. То же самое сейчас, уверен, говорят в ваш адрес. И после этого интервью будут тоже говорить: “Предатель. Мы его сделали. Кем бы он был в Латвии? Только благодаря России…” Вы чувствуете себя предателем по отношению к России?

– Кикабидзе тоже не вернул ничего из своих советских лет тем людям. Ну, шутка не получилась. Потому что грустная история. Я уже все это читал…

– Я видел несколько раз, как вы пели в Киеве на сцене Дворца “Украина”. У вас прекрасный голос разговорный, но когда вы поете – это что-то волшебное. И я, как рояль в кустах, хочу в конце нашей программы попросить вас экспромтом хоть куплетик чего-нибудь спеть, чтобы порадовать женщин, которые смотрят эту программу с особой радостью.

– Ну, я не считаю себя певцом. Я просто балуюсь иногда, особенно в последнее время. Потому что я другим не мог придумать заниматься. Я собираю старенькие мелодии, фиксирую… Я могу одну постараться… Вспомню ли? (Поет) “Ніч яка місячна, зоряна, ясная…”

– Браво. Ивар, спасибо вам большое. Слава Латвии, слава Украине.

– Слава Украине.

– И дай бог, чтобы мы скорее победили. Это будет победа всего цивилизованного мира, победа добра над злом. Спасибо вам.

– Спасибо вам за звонок. Удачи.

 

(Оновлено 12:00)

РБК-Украина

Данилов назвал 12 шагов по деоккупации Крыма

В СНБО уже разрабатываются основные шаги, которые будут применяться при деоккупации украинского Крыма. В частности, предлагается убрать Керченский мост и ограничить коллаборантов в праве участвовать в выборах – выбирать и быть избранными.

Об этом сообщает РБК-Украина со ссылкой на Facebook секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Алексея Данилова.

“Русский гауляйтерский хлам во временном оккупированном Крыму что-то слишком разошелся в истерическом z-припадке – то собираясь захватить Киев или Одессу, то впадая в совковый маразм возрождения “крымского смерша”. Для этого московского мусора хочу доходчиво нарисовать пока широкими” деокупировать Крым, где они и им подобные будут целями номер один – чтобы навсегда отбить любому желание даже смотреть в сторону московии или открывать рот, прежде не подумав, комментировать что-то связанное с Украиной”, – написал он.

По словам Данилова, эти 12 шагов заключаются в следующем:

  1. На общественное обсуждение будут вынесены вопросы по проекту и местоположению в Крыму памятника “русский военный корабль идет на@уй”. В целях экономии государственных средств может быть использован пьедестал памятника затопленным кораблям в Севастополе.
  2. Кроме уголовного преследования за коллаборационизм и госизмену разрабатывается люстрационный механизм персональной оценки, которым, в частности, определяется уровень ответственности и степень привлечения конкретных лиц, граждан Украины, жителей Крыма к поддержке деятельности оккупационных администраций, что предусматривает ограничение прав участия в выборах – избирать и быть избранными.
  3. Относительно государственных служащих, судей, прокуроров, работников правоохранительных органов и других категорий лиц, которые на 2014 год находились в штате органов власти Украины, МВД, СБУ, МОУ и др., а после февраля 2014 работали в российских оккупационных структурах, украинские суды определят, подлежат ли они уголовной ответственности.

“Но если не подлежат, они лишаются государственных пенсий, в том числе с запретом дальнейшего трудоустройства на работу в госорганах и органах местного самоуправления Украины. “Волчий билет” – навсегда”, – пояснил он.

Кроме того, предоставление Силам обороны Украины и следствию важной информации, касающейся вопросов национальной безопасности, может стать основанием для смягчения уголовного наказания.

  1. Россия или иное формирование, которое будет претендовать на правопреемство, обеспечивает безусловную и полную выдачу всех подозреваемых в государственной измене и других уголовных преступлениях лиц, как граждан Украины, так и граждан России, причастных к военным преступлениям (международные преступления, не имеющие сроков давности – геноцид, военные и против человечности), совершенных на территории нашего государства в целом и в частности.
  2. Пропагандисты-журналисты, медийщики и разного рода эксперты, способствовавшие оккупации, милитаризации детского воспитания и разжиганию вражды против Украины украинцев, крымских татар и других национальностей – группа особого внимания, преступления которых будут расследованы украинскими, а при необходимости международными правоохранительными структурами.

“Законно по приговору суда будут лишены свободы, званий, пенсионного обеспечения, имущества, чести и уважения”, – констатировал секретарь СНБО

  1. Граждане Российской Федерации, незаконно приехавшие проживать на Крымском полуострове после февраля 2014 года, должны немедленно покинуть территорию Украины в определенный законом срок.
  2. Сделки, совершенные не по украинскому законодательству после февраля 2014 года, в том числе по недвижимому имуществу, признаются ничтожными – закон, действующий уже 9 лет. Право собственности на имущество остается за гражданами Украины. Если имущество присвоено или национализировано оккупантами, оно возвращается владельцам.

“Важно помнить (!) – дома, квартиры, земельные участки и другая недвижимость, приобретенные гражданами России в Крыму, достойны не более чем будущего Аксенова или надежды на выход Константинова и подобного коллаборантского хлама по условно-досрочному увольнению”, – добавил Данилов.

  1. Транспортный переход в городе Керчь Автономной Республики Крым демонтируется с целью обеспечения полной свободы мореходства в рамках программы возмещения ущерба.
  2. Реализуется комплексная программа “Детоксикация” – нейтрализация последствий многолетнего действия российской пропаганды на общественное сознание части населения полуострова. В частности, используя опыт применения действенных методов денацификации Германии в 40-х годах, среди которых участие выявленных групп активной поддержки российской оккупации в общественных работах по восстановлению разрушенных украинских городов, процессах эксгумации и перезахоронения жертв российской агрессии (для лиц, признанных виновными в таких преступлениях судом). Предоставление максимально широкого доступа к информации о преступлениях путинского режима.
  3. Создание документальной базы фактов российских преступлений против украинских граждан, сопротивлявшихся оккупации. Восстановление в правах украинских и крымскотатарских активистов.
  4. Немедленное освобождение всех граждан Украины, крымских татар, украинцев, преследуемых РФ по политически мотивированным признакам с 2014 года с возмещением нанесенного морального ущерба.
  5. Учитывая место и роль в идеологии рашизма, системе негативного мифообразования и переписывания истории, так называемый “город русской славы” (имеется в виду Севастополь – ред.) переименовывается в “Объект № 6”.

“Верховная Рада Украины позже принимает решение о новом названии города. Возможно, Ахтиар”, – предлагает он.

Напомним, ранее РБК-Украина сообщало о том, что российские военные очень активно готовятся к обороне временно оккупированного Крыма. Они вырыли вдоль пляжей полуострова сотни километров окопов.

Также российские оккупанты начали строить фортификационные сооружения в глубине Крыма. Там наблюдается скопление войск РФ.

 

(Оновлено 11:00)

Новая газета. Европа

Алена Ицкова, корреспондентка «Новой газеты Европа»

«Граждане, одобряющие войну, виноваты больше, чем многие солдаты»

Что теория справедливой войны может рассказать нам о вторжении России в Украину? Объясняет профессор философии Оксфордского университета Джефф Макмахан

17–19 марта состоялась благотворительная онлайн-конференция «Зачем нужна философия?» с целью сбора средств для создания Центра гражданской активности на базе Киево-Могилянской академии. В конференции участвовали писательница Маргарет Этвуд, историк Тимоти Снайдер, а также украинские философы Михаил Винницкий и Владимир Ермоленко и многие другие.

После конференции «Новая-Европа» поговорила с одним из спикеров, профессором моральной философии в Оксфордском университете Джеффом Макмаханом. Он изучает мораль и этику войны. Мы обсудили с ним, что такое справедливая война, возможно ли испытывать сочувствие к мобилизованным солдатам и должны ли россияне, выступающие против войны, жертвовать деньги на закупку беспилотников для украинской армии.

— В какой-то момент казалось, что войны стали пережитком прошлого (по крайней мере в странах глобального Севера) и в мире начал преобладать прогресс. Однако теперь есть ощущение, что войны вернулись, и нам снова нужно их осмыслять. Что философия говорит нам о войне?

— Войны никуда не исчезали. Даже в Европе в конце 90-х были войны — в бывшей Югославии, в Чечне. Россия вела менее масштабные войны в Грузии, в Крыму. Войны очень часто происходят на Ближнем Востоке, в Африке и в других регионах. Мы часто не замечаем войны, которые происходят далеко от нас. Но огромное число людей погибает в конфликтах по всему миру.

Некоторые философы и теоретики права пытаются лучше понять мораль войны: когда война может быть оправдана, а когда — нет. Эти концепции изучаются уже очень давно в рамках теории справедливой войны.

Очень немногие думают, что насилие в любой его форме не имеет оправдания. Большинство людей считают, что в ситуации, когда кто-то собирается убить маленького ребенка, не только можно, но и нужно использовать силу и насильственные методы, чтобы остановить злоумышленника. Сейчас дети гибнут в Украине. И мы должны понять, что мы можем сделать, чтобы это остановить.

Есть люди, для которых война — профессия. Эти люди — солдаты. Для них особенно важно изучать моральные теории войны, потому что именно солдаты напрямую участвуют в боевых действиях. Например, в США, Великобритании, Германии и многих других странах люди, оканчивающие военные академии, изучают мораль войны. Такой предмет точно есть в Военной академии США, Военно-морской академии США и в Академии ВВС США. Книга Майкла Уолцера «Справедливые и несправедливые войны» вышла еще в 1977 году, и она входит в обязательную программу этих учебных заведений.

— Путин и другие российские чиновники уделяют много времени тому, чтобы рационализировать и оправдать войну в Украине (или, как они ее называют, «специальную военную операцию»). Большая часть их аргументов сводится следующему: Россия лишь обороняется и ни на кого не нападает. Почему они настаивают на такой аргументации? Потому что в XXI веке справедливой может быть только оборонительная война?

— Существует распространенное мнение, и в какой-то степени оно находит подтверждение в международном праве, что война может быть справедливой только тогда, когда государство обороняется от агрессора. При этом агрессором не обязательно должно быть другое государство, так как у стран также есть право обороняться от негосударственных акторов, например, террористических организаций.

Также существует доктрина коллективной обороны. Согласно ей, если на одно государство несправедливо нападают, другие государства могут прийти ему на помощь, особенно если у них есть совместные обязательства по договорам. Всё это является частью международного права и правил ведения войны.

В течение многих лет теоретики войны сходились на том, что единственная справедливая причина вступления в войну — это оборона в ответ на агрессию против государства. Но здесь есть исключения. В особенности это касается доктрины гуманитарной интервенции.

Если правительство государства атакует или преследует собственных граждан или определенную часть своего населения, зачастую считается, что у других государств есть моральное право вмешаться в ситуацию и защитить людей, которые оказались в опасности.

В текущей ситуации Россия не подвергалась нападению другого государства. Существует понятие упреждающего удара: то есть некоторое государство вступает в войну, когда против него неизбежен акт агрессии, когда силы противника мобилизуются у его границ. Например, в 1967 году, когда арабские государства сосредотачивали силы для атаки на Израиль, Израиль совершил упреждающую атаку на эти страны. Но никто не мобилизовывал силы для атаки на Россию, так что эту войну нельзя назвать упреждающей.

Кроме того, существует доктрина превентивной войны. Это значит, что государство считает некую угрозу неизбежной. Кремль сейчас вынужден заявлять, что у них имелись доказательства того, что в обозримом будущем на Россию нападут через территорию Украины или с помощью украинских вооруженных сил. Были ли этому доказательства? По всей видимости, нет. Кроме того факта, что обсуждения возможного вступления Украины в ЕС, а возможно, даже в НАТО и правда велись.

Я считаю, что в какой-то степени США и страны НАТО повели себя безответственно, позволив этой идее распространиться. США и европейские страны должны были сказать прямо: «Нет, мы не будем двигаться в сторону принятия Украины в НАТО, мы не будем размещать оружие НАТО в Украине».

Нет, я не говорю, что отсутствие такого заявления со стороны США и стран НАТО оправдывает действия России. Я сам не вижу возможности вступления Украины в НАТО в обозримом будущем. Но всё же я полагаю, что безответственно было такое заявление не сделать. Таким образом, у Кремля появилось оправдание для начала агрессивной войны против Украины.

— Сейчас в России активно обсуждается то, как нужно относиться к мобилизованным солдатам. Некоторые считают их военными преступниками, другие же считают их жертвами российского режима. Возможно ли испытывать сочувствие к мобилизованным?

— Это сложный вопрос, так как солдаты подвергаются давлению в разной степени. Я считаю, что в большинстве случаев у солдат или комбатантов, которые участвуют в несправедливых войнах, есть оправдывающие обстоятельства. То есть мы не должны считать их злыми преступниками. Конечно, это не относится к тем, кто совершает военные преступления — те, которые мы сейчас наблюдаем в Украине.

Здесь есть два вопроса. Первый из них фундаментален: допустимо ли то, что они [солдаты] делают? И второй: в какой степени они виноваты в своих действиях? Я предполагаю, что многие российские солдаты, которые отправились воевать в Украину, поверили в ложь, которую им говорило собственное правительство. «Украина представляет угрозу. В украинском правительстве засели нацисты, которые преследуют наших русскоговорящих братьев. Мы должны спасти их. Это гуманитарная интервенция».

Еще одна ложь — то, что это оборонительная война, потому что Украина представляла для России страшную угрозу. Некоторые солдаты могут в это верить. Если они в самом деле верят в то, что они защищают невинных людей, то, возможно, они не заслуживают порицания. Их можно обвинить только в том, что они недостаточно скептически относятся к тому, что им говорит правительство. Правительство, которое держит под контролем большую часть СМИ и закрыло доступ ко многим медиа и онлайн-источникам.

Если ваше правительство так поступает, стоит задуматься почему. Почему они не дают вам услышать информацию из других источников?

Почему, если вы назовете действия России войной, вас посадят в тюрьму? Людям стоит задаться вопросом: мы и правда верим в то, что нам говорят? Почему наказание за недоверие настолько сурово?

Некоторые солдаты воюют, потому что они находятся в заблуждении, они не знают правды. Другие же воюют, потому что они находятся под давлением или им угрожают. Если солдаты откажутся воевать, что случится с их семьями?

Конечно же, такое происходит не только в России. То же самое происходило и в США во время Вьетнамской войны и во время других войн, в которых участвовала Америка. Во всех войнах солдат обманывают. Ими манипулируют, им угрожают, их заставляют действовать против своей воли. Очень часто солдаты сражаются по принуждению. В какой-то степени к ним можно испытывать сочувствие. В каком-то смысле они тоже жертвы.

К кому сочувствие испытывать нельзя, так это к политическим лидерам, которые всё это начали, которые несут ответственность за массовые убийства невинных людей и которые продолжают врать всему миру, притворяясь, что они делают добро. Хотя на самом деле на их совести жизни огромного числа людей.

— Как эта «дилемма поддержки солдат» решается в США? Антивоенное движение в США обычно не ведет себя откровенно враждебно по отношению к военнослужащим. Активисты выступают против войны, но общество не готово осуждать своих солдат. В то время как в России антивоенные активисты часто выступают за пожертвования Вооруженным силам Украины.

— Возможно, тем, кто протестовал против Вьетнамской войны, стоило это сделать [пожертвовать деньги вьетнамской армии] хотя бы в качестве репараций жертвам того, что, по моему мнению, являлось американской агрессией. И многие в США также осуждали солдат. Многие солдаты, вернувшиеся с Вьетнамской войны, в то время чувствовали сильную обиду на своих сограждан. Над ветеранами издевались, их принижали. Я думаю, что граждане, которые готовы вести себя так по отношению к солдатам, должны подумать, не стоит ли им так же относиться к своим согражданам, которые поддерживают войну и не протестуют против нее.

Если люди осуждают солдат, они должны в той же степени осуждать всех тех, кто поддерживает действия солдат или не отрекается от них. Как я уже говорил, солдаты действуют по принуждению. Они действуют под огромным давлением.

Мирные граждане, поддерживающие войну, возможно, виноваты в ней больше, чем большинство солдат.

Любые меры, насильственные или нет, предпринимаемые против людей из-за их вклада в войну, должны иметь конкретную цель — положить конец этой войне и снизить уровень насилия. Если меры предпринимаются только ради того, чтобы кого-то наказать, в них нет смысла. Важно учитывать последствия каждого действия. Но это не значит, что последствия — это единственное, что имеет значение. Есть люди, которые могут быть виновны, — российские граждане, которые поддерживают эту войну и везде вывешивают букву Z. Но применять меры против них имеет смысл только в том случае, если это приближает конец войны.

Поэтому я думаю, что экономические санкции могут быть оправданны несмотря на то, что они причиняют вред мирным гражданам. Этот вред относительно невелик. Однако санкции доносят что-то до людей. И если эти меры снижают уровень поддержки войны в обществе, в них есть смысл.

— А что, если из-за санкций россияне еще больше возненавидят Запад?

— Если у санкций будет такой эффект, то в них нет смысла. Я знаю хороший пример подобной ситуации. Некоторые утверждают, что российские войска сбрасывали бомбы на электростанции и энергообъекты в украинских городах, чтобы лишить украинцев тепла, еды и воды. Целью этих действий было деморализовать население, настолько ухудшить людям жизнь, что они начнут призывать правительство поскорее остановить войну на условиях России.

Если цель и в самом деле была такова, я считаю, в этих действиях не было никакого смысла. Они лишь заставляют людей еще больше ненавидеть тех, кто так с ними поступает.

Если корпорации и правительства вводят санкции с целью лишить россиян привычных им вещей, то граждане должны задуматься: «Почему весь мир думает, что то, что мы делаем, неправильно? Почему они так поступают с нами? Почему мы настолько изолированы? Почему мы не получаем поддержки, если наше правительство говорит нам правду?»

У экономических санкций саморазрушительный эффект ниже, чем у российских атак на украинские энергостанции. Вспомним бомбардировки гражданских объектов Англии нацистами во время Второй мировой войны: эти атаки тоже не достигали желаемого эффекта. Целью бомбардировок было снизить моральный дух британцев. То же самое можно сказать и о бомбардировке немецких городов британскими войсками. Они должны были снизить моральный дух немцев, но в обоих случаях эта цель не была достигнута. Такие действия лишь повышают градус ненависти к тем, кто сбрасывает бомбы, и мотивируют людей сопротивляться.

— В этой войне часто используют беспилотники. Кажется, это одна из самых изучаемых тем в философии вооруженных конфликтов. Как использование дронов влияет на этику войны?

— Дроны, используемые в войне в Украине, автономны и запрограммированы на поражение определенных целей, их никто не пилотирует. Это значит, что они могут быть использованы без какой-либо опасности для тех, кто их запускает. Их можно отправлять с дальних дистанций.

Некоторые отмечают это как очень важный фактор, потому что, по их мнению, применение силы солдатом на войне оправданно только в том случае, когда это самозащита. То есть когда солдат находится на поле боя, он может убивать других солдат, так как они представляют для него угрозу. Но перед оператором беспилотника не стоит прямой угрозы, потому что он находится в безопасном месте. Но я считаю, что это ошибочное мнение. Самозащита во время войны относится не только к солдатам на поле боя. Справедливая цель войны — сохранить право народа Украины на самоопределение, защитить права тех, кто не хочет жить под контролем и оккупацией России.

— Некоторые критикуют Запад за снабжение Украины оружием. Они призывают к дипломатическому и ненасильственному решению, даже если это приведет к потере украинских территорий. Другие же, напротив, говорят, что Украине нужно еще больше военной техники. И всё это сводится к тому, что решит Запад. В какой степени исход этой войны зависит от западных стран?

— Если увеличение поставок более мощного оружия в Украину не повышает риск ядерной войны, если оно помогает достичь лучшего результата, то есть полного отступления российских войск, то да, Запад должен продолжать поставки.

Я считаю, что любой исход этого конфликта, при котором Россия получит несправедливую выгоду, нежелателен. Это будет катастрофическим решением для тех, чьи дома и чьи жизни будут разрушены.

Для тех, кто хочет оставаться украинцами, кто не хочет быть под контролем России, но чьи дома будут находиться на захваченной территории, присоединенной к РФ. Им придется либо получать российское гражданство и жить под властью Путина, либо покидать свои дома и становиться беженцами. Это ужасный исход для многих людей.

Пока что можно сказать, что поставки оружия имели положительный эффект, так как они не позволили Путину добиться легкой победы, как он того хотел. Я считаю, что пока поставки оружия Украине помогают сохранить суверенитет Украины, пока они повышают цену продолжения войны для Путина и кремлевских чиновников, заставляют их идти на компромиссы, у этих поставок есть значительный эффект.

Я хотел бы добавить, что важным решением, которое может повлиять на окончание войны, может быть обещание стран НАТО не принимать Украину в альянс. Очевидно, для россиян присутствие вражеских сил НАТО на границе является источником паранойи.

— Но продолжение войны ведет к новым жертвам.

— Это правда. Но с другой стороны, нужно учитывать, что украинцы могут самостоятельно принимать решения. Складывается ощущение, что большинство украинцев не хотят сдаваться. Они предпочитают рисковать своей жизнью и продолжать войну.

Мы не можем точно знать, чего хочет каждый украинец, но, насколько я знаю, в стране сейчас нет массовых волнений и протестов. Украинцы не говорят Зеленскому: «Сдавайтесь, капитулируйте, идите на переговоры, давайте закончим эту войну».

Мне не кажется разумным, что люди в Украине должны жертвовать своим правом на самоопределение, чтобы избежать смерти большего числа российских солдат. Возможно, именно российские солдаты меньше всех хотят рисковать своей жизнью.

Послесловие админа Oko.cn.ua: — Как видим, даже в головах западных философов успешно взошли зерна кремлевской пропаганды об якобы агрессивном блоке НАТО, который спит и видит, как напасть на мирную расеюшку.

 

(Оновлено 10:00)

Уніан

Богдан Петренко, первый заместитель руководителя Украинского института исследования экстремизма

Что стоит за заявлением Орбана о миротворцах для Украины

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что страны ЕС близки к обсуждению направление миротворцев в Украину. Казалось, простая фраза, но за ней кроется огромная подоплека.

Первое. Миротворцы могли бы остановить боевые действия. Ну, как могли? Скорее бы, они зафиксировали остановку боевых действий, а не остановили их. То есть, обе стороны дают согласие, потому что выдыхаются в этой войне, а миротворцы просто фиксируют своим наличием это согласие. Также есть еще один вариант, когда на миротворцев дает согласие Совет Безопасности ООН, и тогда оно не требует согласия сторон. Но, мы все помним, что в Совете Безопасности ООН сидит Россия, которая имеет право вето. Поэтому вариант – только по соглашению сторон.

Второе. Не вспомню ни одного случая, когда бы введение миротворцев способствовало восстановлению целостности страны. Скорее, наоборот: они закрепляли то разделение, которое складывалось на момент ввода войск. то есть, РФ в таком случае, продолжает контролировать оккупированные территории Украины и продает это россиянам как победу в войне. Это либо фиксация навсегда такого разделения, либо возможность передышки и аккумуляции усилий перед следующим наступлением. То есть, это снижение рисков до дальнейшей эскалации конфликта, но не гарантия.

Третье. Орбан – это рот Путина. Поэтому, скорее всего, именно Путину сегодня выгодно введение миротворцев (что говорит о том, что в РФ понимают нецелесообразность, или, точнее, несостоятельность продолжения выигрышной войны, а это возможность хоть как-то зафиксировать те увлечения, которые они уже осуществили). Это уже хорошая весть, потому что если враг хочет перемирия, это говорит о том, что он ослаб и чувствует дальнейшее поражение.

Даст ли Украина согласие на миротворцев? Понятно, что сейчас – нет. Но если это заявление Орбана открывает “окно Овертона” (начинает дискуссию о предстоящих действиях), то будем ожидать, что этот вопрос не один раз будет подниматься и обсуждаться в западном обществе – в обществе, которое чем дальше, тем больше будет чувствовать усталость от российско-украинской войны. И, возможно, со временем действительно начнет обсуждаться официально.

Нельзя исключать, что на Украину может осуществляться давление – в том числе и путем ограничения поставок оружия и финансов на войну. И не исключено, что мы будем вынуждены пойти на такое решение. Но только если мы не одержим победу до сих пор. Поэтому, двигаемся вперед и выгоняем эту оккупационную заразу из нашей страны. Тем более в условиях, когда Кремль опосредованно уже начал демонстрировать свою слабость.

 

Лінія оборони

Anti-colorados

Сага об аптечном хаосе

Наверное, многие сегодня (31 марта – прим. админа Oko.cn.ua) наблюдали одну и ту же картину, в разных уголках Украины – очереди в аптеки. Я это наблюдал в разных местах столицы и под вечер, когда люди ехали с работы, выглядело это таким себе издевательством, поскольку шел дождь, а очереди ожидаемо выстроились хвостами на улицу. Но те, кто в них стояли именно под вечерним дождем, еще не знали того, что час или полтора стояния закончится ничем, поскольку то, за чем они стояли, было раскуплено еще до обеда.

И в общем вся эта картина выглядела предсказуемо и вот почему. Вчера вечером я лично обошел несколько аптек поблизости и поговорил с провизорами о том, что и как будет с этими самыми рецептами. В одной аптеке мне пояснили, что видимо, коррупционные схемы, которые были отработаны на антибиотиках, уже устоялись, и практику будут распространять на все. Ведь известно, что любые запретительные меры тут же вызывают волну коррупции. Для того, чтобы понять, как оно работает, просто вспомните о том, как некоторые дельцы от медицины «поднялись» на вакцинации, когда без ковид сертификата никуда не пускали. Никто даже не попытался оценить объем бабла, который тогда удалось прокрутить. А теперь это выведено на промышленные масштабы. Это – не мое мнение, а мнение одного из провизоров.

В другой и третьей аптеке, где меня знают в лицо, уверенно сказали, что с 1 апреля ничего не изменится, поскольку им ничего такого не сообщили. Одна из барышень оказалась более разговорчивой и пояснила свою позицию так, что если какой-то идиот решит разослать аптекам это уведомление завтра, то это будет коллапс и что за день такое не делают. И если бы такое окончательно решили сделать, то публично об этом предупредили бы за несколько дней, чтобы подвести больший запас самых ходовых позиций, но ничего такого не было и они перешли в 31 марта с обычными остатками, а их сметут за час ажиотажа, а то и меньше.

Но как видим, так оно и случилось. Указания по аптекам прошли утром и начался тот хоррор, который мы наблюдали весь день. В данном случае нет нужды бодаться по теме, чем и как это оправдано, но достаточно посмотреть на комментарии Минздрава, чтобы понять, что они это делают, потому что могут, и не боятся ответственности, как ее не боится тот деятель, который постоянно инициирует урезание бюджета министерства обороны и грозится вернуть налоговые проверки уже летом, а все же знают, что это такое.

Это мы оставим за скобками, а обратимся к общим правилам, которые гласят о том, что во время войны нельзя делать каких-то резких движений и новшеств, отягощающих жизнь населения страны, если это не связано с нуждами обороны. Между прочим, это касается изменений конституции и даже проведения выборов, а вот такие фокусы не прописаны, поскольку даже идиоту должны быть понятно, что пока не закончится война, такие инициативы не просто неоправданны, но и вредны в принципе.

Просто для примера приведем Францию и те события, которые там происходят прямо сейчас. Народ вышел на протесты против пенсионной реформы, но там нет войны, тяжесть которой наваливается на большую часть населения, а потому – дополнительные, явно глупые ограничения, должны быть исключены в принципе. Но тем не менее, мы видим, что степень невежества, которая сейчас присуща нынешней власти, приводит к тому, что она, эта власть, такие вещи вообще не учитывает, а как видно из интервью, ссылку на которое мы привели выше, эти деятели вполне довольны собой и еще троллят населения, мол – а мы ничего не меняли, с чего вы взяли, что мы делаем что-то новое?

У вас болит голова? Отлично, завтра запишитесь к врачу, через три дня попадете на прием, расскажете ему об этом и он вам выпишет рецепт – нет проблем. Вы постоянно покупали и отправляли медикаменты на передовую? Нет, это уже категорически запрещено. Без рецепта – никак, пускай военные сюда приедут, выпишут рецепт и тогда… Кому вы покупали, тем кто рядом у линии фронта, они не могут купить лекарства поскольку негде и не за что? Отлично, пускай приедут в минздрав и им там выпишут рецепт…

И что самое главное, эти деятели на полном серьезе рассказывают о том, что весь этот бред вызван заботой о населении Украины. Дело в том, что до 31 марта оно травило себя таблетками и мазями до такой степени, что на это уже было невыносимо смотреть, а вот с 1 апреля все станет хорошо и кошерно. Правда, очереди к врачам растянутся уже не на дни, а на недели, но это уже потому, что врачей мало, а не идут они потому, что кто-то когда-то оговорился о зарплате в 4 тыс долларов, а теперь не хочет ее платить. Вот на пенсионерах все и держится, поскольку несознательные врачи ушли в частные клиники, где прием врача будет стоить ровно столько, чтобы хватило денег еще на лекарства и больше ни на что.

Ну а мы возьмем и примем те аргументы, которые дает Минздрав и люто поверим ему в той части, где он утверждает, что люди могут извести себя жаропонижающим, анальгетиками или препаратами от повышенного давления. Вот так они о нас заботятся и не хотят, чтобы мы принимали всякую гадость, вдруг это негативным образом отразится на нашем здоровье. И все бы это было замечательно, если бы они представили статистику того, сколько же людей пострадало от того, что они приняли таблетки, купленные без рецептов. Кстати, а как быть с аптеками, которые давно и бодро себя чувствуют на входе в каждую больницу, поскольку там лечить же нечем и попавший туда сам должен был покупать лекарства. Ему прямо на месте будут выписывать рецепты или как? А если он лежачий? Ну да ладно – нету такой статистики и все тут.

Зато есть другая статистика и она как раз совпала в один день с этой вакханалией. Сегодня исполнился ровно год со дня освобождения Бучи и обнаружения того ужаса, о котором теперь знает весь мир, как знает и само слово Буча. А ведь был Гостомель, Ирпень и десятки других городов, которые были оккупированы врагом и позже освобождены. Так вот, ровно эта же власть палец о палец не ударила для того, чтобы спасти жизни тех людей, которых просто убили оккупанты или перед этим пытали. Враг прошел десятки и сотни километров по нашей территории без боя, захватывая сотни тысяч или даже миллионы наших граждан, о которых власть не позаботилась, разминировав мосты, отведя войска, сняв заграждения и так далее.

И вот тут возникает вопрос о том, почему в том случае власть не беспокоило то, что людей расстреливали и давили танками, а тут они озаботились пилюлями, которыми якобы, кто-то, когда-то может быть себе навредит? Откуда такая избирательность? Реальная и смертельная угроза власть не озаботила, а за надуманную она уцепилась мертвой хваткой. На вопрос о том, почему все обстоит именно так, и так ли мы это видим, каждый может решить для себя самостоятельно, а мы для себя этот ответ нашли уже давно и сейчас он только подтвердился.

 

(Оновлено 9:00)

Украинская правда

Павел Казарин

Дружественный огонь

Я помню, как в первые недели войны был риск угодить под friendly fire.

Соцсети были завалены историями про то, как враг ограбил где-то автосалон (или волонтеров, или спасателей) и теперь перемещается на трофейных машинах конкретной марки и цвета. Какие-нибудь горячие головы могли принять подобное за руководство к действию – и в результате случалась беда.

Год спустя нечто похожее происходит уже в тылу.

Наша страна обожжена войной. Война копит в людях стресс. Стресс ищет выход. Причем чем дальше от фронта, тем порой сильнее фрустрация.

Большое число людей в тылу уже второй год живут внутри ощущения, что делают недостаточно.

В ситуации, когда до реального врага дотянуться нельзя, возникает соблазн бороться с теми, до кого можно. На этом черноземе способны прорастать самые разные метастазы.

Украина всегда отличалась умением яростно спорить по разным поводам. Просто теперь чужую позицию можно объявить вражеской ИПСО, а ее носителя – агентом влияния.

Возникает соблазн назначить себя дежурным по стране – чтобы затем в соцсетях бороться со скверной и ересью

Роль жупела может быть переходной. Но если кто-то решит примерить на себя мантию инквизитора, то под свои знамена он гарантированно соберет людей с факелами.

Можно обвинить украинцев из восточных регионов в том, что война началась из-за них. Можно объявить крестовый поход против бизнеса – и требовать, чтобы он отдавал свои товары армии бесплатно. Можно играться в социализм и ставить знак равенства между коррупционерами и богатыми.

На роль внутреннего водораздела можно назначить что угодно. Адрес прописки. Язык повседневного общения. Использование больших букв в названии страны-агрессора.

Любое высказывание можно упрекнуть в недостаточности. Любую эмоцию – в легкомысленности. “Все, что вы скажете, будет использовано против вас”.

Порой кажется, что многие люди начали воспринимать идентичность как право обижаться от имени большинства. И в этот момент общество становится очень уязвимым.

Потому что в атмосфере охоты на ведьм общественные интересы могут легко подменяться личными. Вы можете полагать, что участвуете в войне за общее дело, а на самом деле воюете за чей-то частный интерес.

Солидарность – огромная сила, но, как и любая сила, ее итог зависит от вектора приложения.

Заряженная эмоциями страна может собрать деньги на лечение бойца и на дроны для передка. А может разогнать фейковый скрин, разрушить жизнь или остановить реформу.

Правило футбольного стадиона доказывает, как легко превратить людей в толпу. Как только место дискуссии занимают дебаты, то всякий, кто выходит на них, сражается не за истину, а за то, чтобы не проиграть.

Более того: когда общество превращается в стихию – спорить с которой себе дороже – многие решают промолчать. В результате побеждает не тот, кто говорит правду, а тот, кто говорит громче.

“O sancta simplicitas” – святая простота. Считается, что приговоренный к сожжению Ян Гус произнес эти слова, когда увидел, как религиозная старушка кинула в его костер принесенную с собой вязанку хвороста.

Спорить с соцсетями – все равно что сечь море розгами.

Общество это стихия и призывать его к сдержанности – дело пустое.

Но тем выше спрос с тех, кому выпала роль гейткипера в новых информационных реалиях. Речь о средствах массовой информации и лидерах общественного мнения.

Всегда есть соблазн решить, что лайки не пахнут. Что кликбейт важнее сдержанности. Что Vox Populi это и есть тот самый Vox Dei, а потому резонанс оправдывает средства.

Но кататься на общественном мнении – все равно, что ездить верхом на тигре. В какой-то момент он тебя стряхнет и придется знакомиться с его зубами.

По идее ЛОМы и стейкхолдеры должны это учитывать, когда выступают публично. Но кто-то охотится за популярностью; кому-то застит глаза убежденность в собственной правоте; кому-то кажется, что промежуточная личная победа важнее общей финальной.

Вот только популярность точки зрения совсем не гарантирует ее правильности.

Порой страна впадает в кому – и тогда эмоции нужны ей как удар дефибриллятора. Но в нашем случае все строго наоборот.

Четыре года назад ажиотаж президентской гонки сменялся ажиотажем парламентской. Следом пришла пандемия. За пандемией последовало вторжение.

Мы живем в урагане страстей оглушительно долго – и нам бы не повредила сдержанность и рациональность.

Те, кто сегодня продолжают торговать эмоциями, прикрывая это “общественным интересом”, похожи на мародеров.

Мы можем победить лишь в том случае, если наши внутренние противоречия будут меньше, чем наши отличия от врага.

Мы сможем не проиграть лишь при условии, что наши внутренние заборы не станут выше, чем крепостная стена по периметру страны.

Мы можем не совпадать друг с другом в тысяче нюансов – и все равно быть по одну сторону баррикад.

Прежде, чем открывать огонь, нужно быть уверенным в том, куда ты целишься.

Меньше всего хочется, чтобы Украина победила себя самостоятельно.

 

(Оновлено 8:00)

Главред

“Китай не даст разрешения”: Данилов заверил, что Россия не будет размещать ядерное оружие в Беларуси

Секретарь СНБО отметил, что россияне уже не хотят дальнейшей эскалации конфликта, а хотят как можно быстрее его закончить.

Страна-агрессор Россия может разместить ядерное оружие на территории Беларуси, только если соответствующее разрешение российскому диктатору Владимиру Путину даст Китай. Однако, вероятнее всего, что КНР этого не допустит. Об этом заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов в эфире Суспільного.

“Я могу сказать, что никакого размещения ядерного оружия на территории Беларуси не будет и быть не может до тех пор, пока Китай не даст разрешения Путину размещать там ядерное оружие. Предоставит ли Китай разрешение Путину размещать ядерное оружие на территории Беларуси? Я более чем уверен, что нет”, – сказал Данилов.

По его словам, ядерное оружие на территории Беларуси не нужно ни Китаю, ни самой России, а заявления Путина – это просто шантаж для того, чтобы американцы соглашались как можно скорее идти на какие-то переговоры, договариваться, чтобы остановить эту войну на условиях России.

Кроме того, секретарь СНБО отметил, что россияне уже не хотят дальнейшей эскалации конфликта, а хотят как можно быстрее его закончить.

“Не надо здесь ничего придумывать, здесь нет никакой конспирологии. Это такая тупая игра России, которая всегда для того, чтобы заставить американцев, англосаксов идти на переговоры с русскими именно по нашему кейсу”, – добавил Данилов.

Россия собралась разместить ядерное оружие в Беларуси

Директор страны-оккупанта России Владимир Путин 25 марта сказал, что Москва намерена разместить в Беларуси свое тактическое ядерное оружие.

По словам Путина, Минск не получит контроля над ядерным оружием – им будет управлять Москва.

В Главном управлении разведки Минобороны Украины назвали планы Путина по тактическому ядерному оружию в Беларуси попыткой отреагировать на провалы своих оккупационных войск в Украине. Путин повышает ставки, но западный мир не пойдет на его условия.

В МИД Китая решительно выступили против передачи ядерного оружия другим странам. В Пекине утверждают, что все конфликты нужно решать дипломатическим путем. Следует воздерживаться от ситуаций, которые могут спровоцировать вероятность ядерной войны.

 

Зеркало недели

Виктор Константинов

Между США и Китаем разворачивается холодная война: где сейчас главный фронт  

Пекин занимает место рядом с Вашингтоном на Ближнем Востоке

Многие месяцы после полномасштабного российского вторжения в нашу страну Китай оставался по большей части безмолвным и почти незаметным на глобальной арене. Но в конце прошлого года ситуация поменялась и официальный Пекин вышел из фактической самоизоляции, снова став одним из самых заметных игроков в мировой политике. Для нас в фокусе внимания оказались китайский «мирный план» и китайско-российские переговоры на высшем уровне. Но самые масштабные сдвиги в политике Пекина последних месяцев произошли на Ближнем Востоке.

Собственно, нынешний китайский камбэк начался в этом важном регионе: в декабре Си Цзиньпин отправился в Эр-Рияд с первым зарубежным визитом постковидной поры. За насыщенной поездкой китайского лидера на Аравийский полуостров последовал визит иранского президента Ибрахима Раиси в Пекин и наконец подписанное при посредничестве КНР саудовско-иранское соглашение. Все эти события уложились в неполные три месяца, что говорит не только о тщательной подготовке этих шагов, но и о наличии у Китая стратегического плана.

Важность Ближнего Востока для самого Китая не вызывает вопросов уже давно. Отсюда на протяжении нескольких десятилетий идут основные поставки нефти, регион является одним из ключевых рынков сбыта для китайских IT и телекоммуникационных компаний, а также для вооружений. Естественно, что активность китайской дипломатии в регионе — одна их наиболее высоких. И все-таки до недавнего времени основой региональной политики было развитие двусторонних отношений. Отличие последних шагов Пекина в том, что их непосредственная цель — изменение структуры отношений на Ближнем и Среднем Востоке, новый баланс сил в регионе.

Китай продемонстрировал, как долговременные инвестиции в экономическое и технологическое партнерство превращаются в политическое влияние. Торговля, инвестиции и совместные инфраструктурные и промышленные проекты сделали КНР ключевым, а то и вовсе главным экономическим партнером для большинства стран региона — Ирана и Турции, Саудовской Аравии и Кувейта, Египта и Иордании. Китай сейчас крупнейший инвестор в регионе и главный поставщик современных технологических решений во многих секторах — от энергетики и связи до сельского хозяйства. Все эти достижения подкреплены дюжиной соглашений о стратегическом партнерстве, каждое из которых реально работает.

Именно на такой солидной базе Пекин совершил переход к влиянию на всю ближневосточную политику. Дело в том, что Китай необходим многим странам, зависимым от него, по крайней мере в экономике, а сам он достаточно силен и активен, чтобы региональные государства воспринимали его политические амбиции серьезно.

Насколько серьезно воспринимают Китай в регионе? Чуть больше года назад Вашингтон потребовал от ОАЭ отказаться от соглашения с Huawei, согласно которому китайская компания должна была развернуть в эмиратах сеть связи стандарта 5G. В противном случае американцы угрожали заблокировать поставку самолетов пятого поколения F-35 и других вооружений. Выбор был сделан в пользу соглашения с китайцами. Речь идет не о маргинальном режиме, а об одном из наиболее доверенных союзников США в регионе, партнере НАТО и редкой арабской стране, имеющей доступ к самым современным американским вооружениям. Чтобы было ясно, что эмираты не встали на путь джихада против американцев — приблизительно в то же время они пошли навстречу другому американскому требованию и запретили китайцам сооружать новый терминал в порту Халифа неподалеку от Абу-Даби.

Страны региона, особенно из лагеря американских союзников, не поменяли флаг — они по-прежнему опираются на партнерство с Вашингтоном в обеспечении своей безопасности. Но сближение с Китаем делает их менее зависимыми от США, заставляет американцев идти на уступки, следовательно ощутимо усиливает региональные державы. Многие десятилетия такой альтернативы в регионе вообще не было, США были здесь гегемоном. Это не нравилось ближневосточным странам не из-за врожденного антиамериканизма — просто такое положение дел означало, что регион целиком зависит от того, насколько в текущий момент он интересен Вашингтону. И когда интерес пропадал, с кризисами региону приходилось справляться самостоятельно. Получалось, как правило, не очень.

Ближневосточные страны ждут от Китая, что тот станет «запасным вариантом» решения региональных проблем как раз на тот случай, когда американцы в очередной раз потеряют интерес к Ближнему Востоку (как это случилось при Обаме) или, наоборот, будут слишком настойчиво и без учета мнения региональных партнеров «умиротворять» регион (как при Буше-младшем). Во время первого китайско-арабского саммита и первого саммита КНР со странами Организации сотрудничества арабских государств Персидского залива, прошедших в декабре прошлого года, региональная безопасность и миротворческие инициативы на Ближнем Востоке были главными политическими темами.

Поэтому и соглашение между Саудовской Аравией и Ираном, подписанное в Пекине, для региона наиболее значимо как символический акт — с согласия всех заинтересованных сторон Китай занял место рядом с США как держава, ответственная за происходящее на Ближнем Востоке. До этого момента американцы были единственной силой, мирившей враждующие стороны и устанавливающей региональный порядок. Даже СССР это было не по плечу. Теперь весь мир увидел картинку, когда ту же роль выполняет Китай.

Да, роль эта за Китаем — авансом. И о единоличном перекраивании Ближнего Востока Пекином речь не идет и не пойдет еще долго. Так что никакой угрозы «изгнания» США с Ближнего Востока или превращения Китая в регионального гегемона на горизонте нет. Но несомненно, что Китай будет очень стараться. В регионе у него есть не просто стратегический интерес, а интерес глобальный, связанный с главным вызовом — конфронтацией с США.

Американцы при Обаме ушли с Ближнего Востока не в пустоту, они перенесли акцент своей политики в Восточную Азию, на задний двор Китая, заставив того обороняться почти что в собственном доме. Когда американцам в прошлом году после российского вторжения удалось сколотить мощную и действенную коалицию в поддержку нашей страны, для Китая это стало неприятной неожиданностью. Снова Китай должен был действовать вторым номером, снова он лишь оборонялся. Стратегический союзник проигрывает, антикитайские настроения в Европе растут. Причем перехватить тут инициативу у Китая шансов нет — отсюда и «мирный план», цель которого состоит в заморозке войны в Украине во избежание дальнейших ударов по его интересам.

Ставка на Ближний Восток — по сути попытка КНР перехватить стратегическую инициативу в противостоянии с американцами. Угроза «китайского Ближнего Востока» должна заставить США выделить часть ресурсов, чтобы парировать китайские шаги. Ресурсов экономических, военных, дипломатических. Эти ресурсы придется снимать с других направлений — как минимум уменьшая давление на Китай в Восточной Азии. Разумеется, пока значительной угрозы для США на Ближнем Востоке нет. Но Китай точно не остановится на достигнутом и будет лишь наращивать свои усилия в регионе. Оставить эту опасность без внимания Вашингтон не сможет, как бы скептически там ни относились к перспективе потерять регион.

На фоне нашей войны полным ходом разворачивается другая — холодная война США и КНР. Ближней Восток стал первой заявкой на превращение ее в действительно глобальный конфликт. И, возможно, не последней.

 

(Оновлено 7:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка российской наступательной кампании, 1 апреля 2023 г.

Российские, украинские и западные источники заметили 1 апреля, что российское зимнее наступление не смогло достичь целей Кремля по захвату административных границ Донецкой и Луганской областей к 31 марта. Начальник российского Генерального штаба Валерий Герасимов заявил 22 декабря, что российские войска сосредоточили основные усилия на захвате Донецкой области, а в начале февраля российские войска начали зимнюю наступательную операцию на линии Купянск — Сватово — Кременная — Лиман и на выберите линии фронта на западе Донецкой области. Министерство обороны Великобритании (МО) отметило, что Герасимову не удалось расширить российский контроль над Донбассом во время его назначения командующим театром военных действий в Украине, и он добился лишь незначительных успехов за счет расходования мобилизованного персонала. Представитель украинской разведки Андрей Юсов заявил, что Герасимов сорвал установленный Кремлем срок по захвату Донбасса к 31 марта.

Российские блоггеры обеспокоены тем, что российские войска должны завершить свои наступательные операции в Бахмуте и Авдеевке, чтобы подготовиться к украинским контрнаступлениям, которые они ожидают между православной Пасхой 16 апреля и Днем советского труда 9 мая. Миллогеры выразили свое разочарование тем, что зимой не было решающих боев, и отметили, что Россия не сможет продолжать крупномасштабную наступательную операцию, если не сможет захватить Бахмут и Авдеевку в ближайшие недели. Заместитель начальника Главного управления Национальной гвардии (Росгвардии) в оккупированной Донецкой области Александр Ходаковский заявил, что согласен с бывшим командующим ТВД генералом армии Сергеем Суровикиным в том, что России необходимо перейти на оборонительные позиции. (ISW не знает о каких-либо публичных заявлениях Суровикина по этому поводу) Ходаковский отметил, что неудачи во время наступления приводят к потерям в живой силе и вызывают негативные настроения среди личного состава, и утверждал, что неназванные субъекты могут пытаться продолжить наступление. по личным причинам, а не рационально подходить к проблеме. Комментарий Ходаковского, вероятно, подразумевает, что Герасимов преследует личную заинтересованность в продолжении наступления, чтобы сохранить благосклонность российского президента Владимира Путина. Недавнее назначение Ходаковского 30 марта заместителем главы региональной Росгвардии и возвращение Суровикина (хотя бы по доверенности) в информационное пространство может свидетельствовать о том, что неудачное наступление Герасимова на театре военных действий уже может стоить ему благосклонности Путина.

Просьбы Ходаковского и блоггеров о том, чтобы российские силы уделяли приоритетное внимание оборонительным операциям, небезосновательны и указывают на то, что националистические группы чувствительны к меняющейся динамике на передовой. ISW уже давно считала, что зимнее наступление русских вряд ли будет успешным из-за постоянной неспособности российского командования понять временные и пространственные отношения, связанные с такой кампанией. ISW также оценила, что России не хватит боевой мощи, необходимой для проведения более чем одной крупной наступательной операции в Донецкой и Луганской областях, а продолжающиеся вербовочные кампании в России и на оккупированных украинских территориях могут указывать на то, что Россия готовится к нехватке резервов.

Растущие предположения России о смене российского военного командования, вероятно, указывают на то, что Россия может вскоре провести перестановки в высшем военном командовании из-за неудачного зимнего наступления. 1 апреля российские миллогеры заявили, что Минобороны России отозвало командующего Воздушно-десантными войсками (ВДВ) России генерал-полковника Михаила Теплинского из отпуска 30 марта после того, как МО России, как сообщается, заменило его 13 января генерал-лейтенантом Олегом Макаревичем. Минобороны России так и не подтвердило увольнение Теплинского, и вполне вероятно, что Минобороны отправило его в отпуск, чтобы иметь возможность отозвать его для командования ВДВ, когда сочтет это необходимым. Российские миллогеры утверждали, что Теплинский немедленно вылетел в штаб объединенной российской группировки в Ростове-на-Дону Краснодарского края, чтобы принять на себя командование ВДВ, и что он уже планирует будущие операции. Один из милблогеров утверждал, что начальник Генерального штаба Сухопутных войск, бывший командующий Центральным военным округом (ЦВО) генерал-полковник Александр Лапин летал с Теплинским в штаб объединенной группировки. Минобороны России официально заменило Лапина генерал-лейтенантом Андреем Мордвичевым на посту командующего ЦВО 17 февраля после резкой публичной критики Лапина за его управление линией Святово-Кременная осенью 2022 года.Однако еще неизвестно, вернется ли Лапин к роли командующего силами в Украине. Начиная с 27 марта российские источники предположили, что Минобороны России также недавно уволило командующего Восточным военным округом (ВВО) генерал-полковника Рустама Мурадова в ответ на резкую критику его командования за значительные потери в наступательных операциях под Угледаром в начале 2023 года.

Ключевые выводы

  • Российские, украинские и западные источники отмечают, что зимнее наступление России не смогло достичь целей Кремля по захвату всех Донецкой и Луганской областей к 31 марта.

  • Растущие предположения России о смене российского военного командования, вероятно, указывают на то, что Россия может вскоре провести перестановки в высшем военном командовании из-за неудачного зимнего наступления.

  • Российские войска провели ограниченные наземные атаки на линии Святово-Кременная.

  • Российские войска не добились подтвержденных успехов в районе Бахмута и продолжали наступательные операции вдоль линии фронта Авдеевка-Донецк.

  • Российские войска продолжали строить оборону на оккупированном юге Украины.

  • С 1 апреля в России начался полугодовой призыв на военную службу, что стало крупнейшим призывом с 2016 года.

  • Российские оккупационные власти продолжают депортировать украинских детей в Россию по программам отдыха и реабилитации.

  • Российские националисты раскритиковали президента Беларуси Александра Лукашенко за то, что с середины 1990-х годов он не продолжил усилия по созданию Союзного государства между Россией и Беларусью.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Прошёл один год и тридцать шесть дней войны. На фронте все по-прежнему. За сутки ничего существенного не произошло. Русские давят в Бахмуте и медленно продвигаются к центру города. В Авдеевке они тоже атакуют, но там продвижения никакого не видно. На всех остальных участках – без изменений.

Я так понимаю, что Залужный ждёт, когда полностью иссякнут силы у вагнеровцев, и последние всплески анонсированного еще перед новых годом «грандиозного русского наступления» – затухнут.

Затухнут, так толком и не начавшись. И вот тогда нужно будет начинать контрнаступление ВСУ. Никаких не раньше. Прежде, Путин должен еще спалить последние российские роты в этом своём провальном наступлении. Потому, что каждый не уничтоженный солдат наступающего противника, это солдат, который, перейдя к обороне, убьёт минимум троих твоих, когда уже они пойдут в наступление. Такова простая и жестокая арифметика войны.

Поскольку уже всем совершенно ясно, что российское наступление провалилось, то Путину давно бы уже было пора перейти к обороне. И не тратить ресурсы в бессмысленной битве за тот же Бахмут. И то, что он продолжает наступать – это большой подарок для ВСУ. И поэтому пока он его дарит, не мешайте ему это делать, не требуйте от Залужного наступления.

Тут давеча случился довольно забавный случай. Западные политики (уж не помню кто конкретно) что-то такое сказали, про возможность введения в зону российско-украинского конфликта миротворцев под флагом ООН.

Боже! Что ту началось у кремлевских жаб! Какой-то кошачий концерт. Они буквально визжали о том, что это совершенно невозможно. Что это попирает основы. Что даже обсуждать это кощунственно. И главное: никогда, никакие миротворцы не войдут в зону конфликта без согласия России и ее национального лидера – великого полководца Владимира Владимировича Путина.

И буквально следом, без всякого зазора, на Лукашенко нашали кнопочку и он заученной скороговоркой выпалил про необходимость перемириях и немедленного прекращения огня.

Это вызвало такой прилив энтузиазма у путинской обслуги, что они наперебой заворковали, что Лукашенко это нужно немедленно обсудить с Путиным и они должны принять решение, и что вопрос важный, а инициатива – своевременная. И теперь нужны консультации между этими двумя союзниками…

Ау, убогие! А с Зеленским вы не хотите это обсудить? Если миротворцев нужно обсуждать с Путиным, а без этого идея не работает, то как может работать перемирие и прекращение огня без согласия на него Украины? У вас все хорошо с головой? Вы не видите как глупо вы смотритесь отрицая одну возможность и предлагая взамен еще более странную?

О каком перемирии может идти речь, когда Украина сто раз на дню говорит одно и то же: никакого перемирия не будет пока россияйская армия не уйдёт на границы 1991 года. Что тут непонятно, а, Лукашенко? Разве тут есть простор для фантазии?

Или, может, вы хотите прекратить огонь в одностороннем порядке? Это – пожалуйста. В этом есть рациональное зерно. Действительно: если конец неизбежен, то пусть он наступит быстро. К чему эта затянувшаяся агония? Как говорится: лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. Прекращаете огонь, ВСУ приходит, вы сдаётесь – финита ля комедия. Только тогда такое перемирие называется капитуляцией.

Или, может, вы хотите объявить перемирие с одновременным отступлением на границы 1991 года? Что ж, тогда да. Такой вариант перемирия действительно не нужно согласовывать с Зеленским. Но это единственный вариант, который с ним не нужно согласовывать. Однако, сдаётся мне, что не его предлагает Лукашенко. Ой не его…

В общем, болтовня очередная. Надувание щёк. Это на фоне того, что даже самые оголтелые путинские пропагандисты поняли, что победой уже давно не пахнет. А вовсе даже наоборот. Что светит им в обозримом будущем «отрицательная победа», которая в простонародье называется разгромом. Со всеми вытекающими последствиями.

А все началось в Буче. Годовщину трагедии в которой мы сегодня вспоминаем. Именно резня в Буче привела к срыву переговоров с Стамбуле. Именно после этого для украинцев вопрос победы над путинским войском стал принципиальным. Именно после Бучи западные лидеры отбросили последние сомнения и приняли решение о военной поддержке Украины.

Путин! Поблагодари своих мародеров, мясников и садистов за Бучу. Именно там из лидера агрессивной страны ты превратился в военного преступника. Именно с этого момента начался для тебя обратный отчёт. И теперь твоя шагреневая кожа неумолимо сжимается. Все твои дни сочтены. «Мене, текел, фарес».

Впрочем, ты их и в самом деле отблагодарил: вручил ордена и медали, а воинской части присвоил звание гвардейской. И тем самым подписал себе приговор. Потому, что стал соучастником. Справедилвости ради нужно сказать, что ты им и до этого был, но наградив этих садистов ты дал показания против себя самого и теперь ни у кого нет никаких сомнений, что все это они делали с твоего согласия, а скорее всего – по твоему приказу.

И сегодня, через год после трагедии в Буче, я могу сказать только одно: эти смерти точно будут отомщены. Потому, что наше дело правое, враг будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

3 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 2 April: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий