BloggoDay 2 December: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 2 грудня 2022 р.

 

(Оновлено 21:00)

Kozak Oko

Расея так громко и долго кричала о необходимости борьбы с пидарасами, что мир, наконец, услышал сей месседж, решив обойтись без российской педерации

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Говорят, у кремлёвских пропагандистов появилось новое обвинение. Якобы это не евреи, а украинцы распяли их русского Христа!

 

Nasha Canada🇨🇦Наша Канада

У России теперь три беды — разбитая армия, потопленный флот и верховный главнокомандующий верхом на чемодане.

 

(Оновлено 20:00)

Александр Коваленко

Бахмут – капкан для российских оккупационных войск

Бахмут продолжает оставаться самой горячей точкой на карте боевых действий и очевидно, что такой он останется ещё очень долго.

Российские оккупанты бросают многочисленные ресурсы на оккупацию данного города, пытаясь из хоть какого-то продвижения в его окраинах создать то, чего им не хватает уже очень долгое время – большую победу.

Но сложно делать победу из того, что затянуло на более чем полгода твои ресурсы в бесконечную мясорубку и не отпускает до сих пор. Понимают в российском командовании или нет, но Бахмут – это капкан, из которого им не выбраться.

За тот период времени, что началось наступление на Бахмут российскими оккупантами, украинские войска освободили более 8,5 тыс квадратных километров Харьковщины, более 6 тыс квадратных километров правобережной Херсонщины… А превосходящие силы РОВ никак не могут пробить оборону ВСУ под Бахмутом и захватить город.

Бахмут это капкан поскольку в его окраинах были перемолоты уже тысячи оккупантов из состава 1 АК и 2 АК, ЧВК «Вагнер», «Лига», «Редут», подразделения 2-й и 41-й ОВА… Эти ресурсы более полугода сконцентрированы в локации Бахмута, который не даёт возможности их использовать на других направлениях, плацдармах.

Сейчас в Беларуси находятся 9 тыс российских частично мобилизованных приписанных к 2 МСД 1 ТА ЗВО. Они проходят подготовку на беларуских полигонах, после чего, преимущественно, их командование планирует отправить под Бахмут. Не на другое направление, а именно под Бахмут.

Это говорит не только о том, что в российском командовании понимают, что до конца 2022 город им не оккупировать, но и о том, что 9 тысяч л.с., грубо говоря 13 БТГр, появятся не на совершенно неожиданном плацдарме, а там где к их встрече давно готовы.

И в настоящее время говорить о том, что под Бахмутом кардинальным образом может измениться ситуация не приходится. Этот город будет продолжать затягивать, как трясина, в себя ресурсы РОВ, в то время как на других направлениях ВСУ будут освобождать тысячи и тысячи квадратных километров территории.

Оборона Бахмута в будущем станет частью военной истории и, её будут преподавать в военных ВУЗах. Ведь именно стойкость этого города, влияет на ситуацию, без преувеличения, всей зоны боевых действий.

 

(Оновлено 17:00)

Каспаров.ру

Андрей Окунь: Пустословие и ложь — два главных спутника политической карьеры несменяемого

Повелитель-пустослов

Президент России Владимир Путин на совещании с главами российских регионов потребовал «вытащить людей из трущоб». Опустим тот факт, что наш Солнцеликий выступает с подобным приказом в седьмой раз за 15 лет, и поговорим о характере российского госуправления.

Несмотря на то, что Россия — федеративное государство, состоящее по Конституции из относительно самостоятельных субъектов федерации, страна давно функционирует в режиме ручного управления.

Путин с первого же своего президентского срока делал всё, чтобы закольцевать ветки власти на себя. Ему не нужна была эффективная модель госуправления, ему нужно было ручное государство.

Так, в 2004 году под предлогом борьбы с терроризмом Путин предложил отменить прямые губернаторские выборы. Всё ради «укрепления вертикали власти». В 2012 году, когда в Кремле убедились, что могут почти гарантированно проталкивать собственных кандидатов, выборы вернули.

Тогда же, ровно под новый срок Путина, в силу вступили поправки о продлении срока полномочий президента с четырёх до шести лет. Не забываем и про поправки к Конституции 2021 года, которые обнулили президентские сроки, так что Путин сможет править до 2036 года.

Без особой конкретики Путин то призывает, то приказывает. Например, в 2018 году президент призвал обеспечить свободу интернета. Или вот в далёком 2011 году Путин в своей предвыборной речи сказал, что страна должна подставить плечо бизнесу «за счёт опережающего развития инфраструктуры». Только проблема в том, что за подобными обтекаемыми формулировками скрывается пустота.

Пустословие и ложь — два главных спутника всей политической карьеры нашего несменяемого президента. Путин может сказать, что Россия должна «обеспечить технологический суверенитет в сфере искусственного интеллекта», но не может предложить способ его достижения.

По такому же принципу президент недавно заявлял, что стране необходимо улучшать характеристики собственной военной техники. Правда, непонятно, куда делось всё то российское, что не имело аналогов в мире.

Как я уже говорил, обращать внимание на слова действующего президента России бессмысленно. Его задача заключается не в том, чтобы сделать жизнь в стране лучше, а в том, чтобы закрепиться в Кремле ещё на годик-другой. А в это время регионы могут утопать в фекальных потоках. Тут и Волгоград, несколько раз за осень остававшийся без канализации, отопления и воды. И микрорайон в Чите, где образовалось целое «зловонное озеро». У нас геополитика, выплывайте как-нибудь сами.

 

(Оновлено 15:00)

Deutsche Welle

Шольц по телефону призвал Путина вывести войска из Украины

Канцлер Шольц осудил ракетные удары РФ по гражданским целям в Украине. Путин назвал назвал обстрелы «вынужденными и неизбежными».

Канцлер Германии Олаф Шольц (Olaf Scholz) и президент России Владимир Путин провели первый с середины сентября телефонный разговор, в ходе которого обсудили российские обстрелы гражданской инфраструктуры, поддержку Украины странами Запада, взрывы на «Северных потоках» и сделку об экспорте украинского зерна через порты в Черном море. Об этом сообщили в Берлине и Москве в пятницу, 2 декабря.

«Часовая беседа была посвящена продолжающейся агрессивной войне России против Украины и ее последствиям», — сообщило ведомство по печати и информации федерального правительства. Как отмечается, канцлер в ходе разговора осудил российские удары по гражданской инфраструктуре Украины и подчеркнул «решимость Германии поддерживать Украину в обеспечении ее обороноспособности от российской агрессии». «Канцлер призвал президента России к скорейшему достижению дипломатического решения, включая вывод российских войск», — говорится в сообщении пресс-службы.

Лидеры стран также обсудили продовольственную ситуацию в мире — «особенно напряженную в результате российской агрессивной войны». «Канцлер и Президент России договорились поддерживать контакт», — добавили в Берлине.

Путин назвал помощь Украине «деструктивной линией»

Как сообщает пресс-служба Кремля, президент Путин заявил канцлеру ФРГ, что «ракетные удары по определенным целям на территории Украины» являются «вынужденной и неизбежной ответной реакцией на провокационные атаки Киева против гражданской инфраструктуры России, включая Крымский мост и объекты энергетики».

Кроме того, Путин назвал «деструктивной» линию западных государств, оказывающих Киеву помощь вооружениями и осуществляющих подготовку украинских военных. По мнению Москвы, «все это, а также всесторонняя политическая и финансовая поддержка Украины приводит к тому, что Киев напрочь отбрасывает идею каких-либо переговоров».

Путин также заявил о необходимости «транспарентного расследования» взрывов на «Северных потоках» с участием российских профильных структур. Кроме того, лидеры стран обсудили реализацию черноморской зерновой инициативы о вывозе из портов Украины зерна и сопутствующих продуктов. «Акцентирована необходимость добросовестного комплексного выполнения «зерновой сделки», что подразумевает устранение всех барьеров и для российских поставок»,- сообщили в Кремле.

Камент админа Oko.cn.ua: — Как говорится, «не выдержала душа поэта»: Запад снова «моргнул первым». Но, конечно, для западных политиков важно, чтобы их никто не обвинил в том, что именно они отказались от диалога с Кремлем.

 

(Оновлено 14:00)

РБК-Украина

Юлия Акимова

Арсенал террора. Сколько ракет осталось у Путина и как долго РФ сможет обстреливать Украину

На сколько еще ракетных «волн» России хватит собственных запасов, чего добивается Владимир Путин и какие дальнейшие сценарии кремлевского террора – ниже в материале РБК-Украина.

Россия без малого два месяца как взяла четкий курс на террористические обстрелы украинской критической инфраструктуры. На фронт подобные действия не оказывают фактически никакого влияния. Как минимум за это время ВСУ провели ряд успешных освободительных операций на Южном направлении, деоккупировав Херсон.

Однако Кремль, судя по всему, не теряет надежды переломить ход войны в свою пользу, продолжая практику массированных ракетных обстрелов энергообъектов, лишая украинцев света и тепла в преддверие зимы.

Запасы для террора

С начала октября Россия шесть раз обстреляла Украину – промежутки атаками составляли от недели до двух. Каждый раз агрессоры тратили приблизительно от 30 до 100 ракет, большинство из которых ВСУ сбивали. Но некоторые все же достигали своих целей. За шесть раз россиянам удалось значительно повредить нашу энергетическую систему – практически по всей стране начались перебои с электроэнергией, что потянуло за собой цепочку сопутствующих проблем.

В ожидании очередных обстрелов возник вопрос – сколько у России есть в запасе ракет и, соответственно, сколько еще ударных волн стоит ожидать. Военные эксперты и журналисты стали предлагать собственные подсчеты, суть которых сводилась к тому, что ракет у РФ еще на 5-10 обстрелов максимум.

Наиболее точную по части количества ракет оценку обнародовал министр обороны Украины Алексей Резников. По его информации, больше всего у Кремля С-300. Их около 7 тысяч, несколькими месяцами ранее они были перепрофилированы на поражение наземных целей, что говорит об истощении общего запаса. Ракетами С-300 россияне могут бить лишь немного дальше прифронтовых территорий (дальность поражения до 300 километров), кроме того, они не высокоточные.

Еще, если говорить о ракетных установках наземного базирования, у России есть «Искандеры» и «Ониксы». Первых осталось 13% от того, что было к началу вторжения в конце февраля – около 119 штук, по информации Резникова. «Ониксов» в три раза больше. Захватчики периодически обстреливают «Искандером» украинские города, но массово его не используют.

Что касается морского базирования, у РФ довольно много «Калибров», которыми они стреляют с кораблей. На сегодняшний день их 37% от общего запаса, но здесь важно то, что в РФ все еще есть возможность их производить. До войны они копили элементную базу и сейчас на ее основании продолжают изготавливать «Калибры», о чем РБК-Украина рассказал военный эксперт Роман Свитан.

«Россияне закупали тогда, когда санкции еще не совсем действовали. Сейчас ищут эти фирмы, наши союзники их уже понаходили. Россияне брали элементную базу у французских, итальянских, немецких, американских фирм. В общем, все страны НАТО «скинулись», – иронизирует Свитан.

Подобная ситуация и с ракетами Х-101, которые оккупанты выпускают из самолетов. Сегодня их в России около 50% – 132 ракеты. Но мощностей у россиян недостаточно, чтобы производить необходимое Кремлю количество Х-101 для массированных и многократных ударов. Которые, как, видимо, полагает Путин, «положат» нашу энергосистему без возможности восстановления.

По оценке экспертов, россияне могут производить сейчас около 15-20 ракет в месяц. И чтобы собрать необходимое для массовости количество, нужно от четырех месяцев до полугода. Это большие перерывы, которые сведут на нет изначальные цели.

Остальных ракет, которые также запускают с воздушных носителей – это Х-555, Х-22,32, Х-35, а также «Кинжалов», у России всего около 670. Меньше всего «Кинжалов» – 43 ракеты. Они считаются гиперзвуковыми, очень дорогие и их в РФ, учитывая санкции, сейчас точно невозможно изготовить. Еще в 2018 году их представил сам Путин, похваставшись возможностями дорогостоящего оружия.

Основное преимущество «Кинжалов» в том, что их практически невозможно перехватить. По мнению экспертов, россияне пока не будут их использовать, уж точно не в попытке лишить украинцев света. «Кинжалы» им нужны для других целей, одна из которых – поражение центров принятий решений. Однако периодически оккупанты поднимают в воздух носители «Кинжалов» МиГ-31К, базирующихся на беларуских аэродромах. Есть ли на борту сами ракеты – неизвестно.

Ракетный потенциал России на сегодняшний день можно разделить на старые советские «закрома», то, что она еще может сама производить и так называемый «золотой запас», который враг использует мало, либо не использует вообще. Помимо этого, московские дипломаты пытаются наладить поставки ракет из тех стран, которые пока поддерживают диалог с Кремлем.

К примеру, некоторое время назад речь шла о том, что Иран поставит РФ баллистические ракеты. Сегодня неизвестно, осуществлена ли поставка, но, по мнению руководителя Центра военно-правовых исследований Александра Мусиенко, Иран пока поставил этот процесс на паузу.

«Что-то их останавливает. Может, Иран хочет оставить запасы для себя. У них там ситуация с Азербайджаном, с Ираком, с Саудовской Аравией, надо же чем-то воевать, если угрожаешь. И потом Иран такая непростая страна, где по-разному принимают решения», – утверждает Мусиенко.

Те же страны, которые, несмотря на санкции, готовы помочь, не могут делать это в промышленных масштабах. Все, на что может рассчитывать Россия, это контрабанда, а ее размеры не покрывают потребностей российских террористов.

В сухом остатке, на сегодняшний день у Кремля, не считая С-300, есть около тысячи ракет на вооружении. По разным оценкам, это от 6 до 10 обстрелов разной степени мощности. При этом, с милитаристской точки зрения, воюющая страна не может «выйти в ноль» – обязан быть определенный «неприкосновенный запас», а значит — количество волн может сократиться. Но в случае с Россией, предугадать ее действия, полагаясь на логику ведения войны, довольно сложно. Потому не стоит исключать, что в стремлении устроить украинцам тяжелую зиму Москва может и вовсе не оставить себе ракетных запасов.

Последний шанс

За месяцы ракетного террора стало очевидно, что основная цель Кремля – морально сломить население Украины, заставить концентрироваться на бытовых проблемах, терпеть неудобства. В перспективе, как, очевидно, полагают в России, Украина должна пережить самую сложную в своей истории зиму и сломаться. А украинцы — покинуть дома и стать беженцами в чужих странах. Либо же склонить власть к переговорам, то есть в сценарии Кремля — к капитуляции.

Более того, по информации британской разведки, ракетный обстрел – это не просто импровизация российских оккупантов за неимением значительных побед на поле боя и попытка отомстить за 9 месяцев сопротивления. Удары по энергообъектам – это ключевой компонент военной доктрины РФ.

«Вероятно, это первый пример попытки России реализовать концепцию стратегической операции по уничтожению критически важных целей (SODCIT), ключевого компонента военной доктрины, которую она приняла в последние годы», – идет речь в заявлении разведки.

Однако на деле, и это подтверждает Минобороны Великобритании, Москве пока не удается добиться желаемых результатов. Ракетные запасы истощаются, а новые производить не успевают. На это указывает и спикер командования Воздушных сил Украины Юрий Игнат.

«Темпы производства несопоставимы с их использованием. Если говорить о сотне ракет в день, даже за неделю-две, ракета – это высокотехнологическая вещь, она стоит миллионы долларов. Нужны недели, чтобы полный цикл производства прошел, и чтобы донести ее до носителя», – говорит Игнат.

Здесь Россия попадает в собственную ловушку – для эффективного подавления критической инфраструктуры им необходимо совершать едва ли не ежедневные массированные обстрелы. Даже если представить, что все имеющиеся запасы доставлены к местам базирования носителей, что физически тяжело, спустя несколько обстрелов российский ВПК останется ни с чем.

Что же касается дальнейших сценариев Кремля, после того, как у них закончатся ракеты, здесь эксперты однозначны в своем мнении – у Москвы нет жизнеспособных сценариев продолжать террор. Тема с возможным использованием ядерного оружия уже не возымеет должного действия, а больше Кремлю угрожать фактически нечем.

«Никто ядерное оружие применять не будет. Не в этом мире. Потому что, если будет применено ядерное оружие, и никто не ответит, то это ядерное оружие будет у всех стран в мире», – утверждает Свитан.

Украинцы, в то же время, приспосабливаются к новым обстоятельствам, бизнес пытается адаптироваться, повсеместно ставя генераторы в кофейнях и продуктовых магазинах. Интеграция в новую реальность, где свет дается по часам, пусть тяжело, но происходит. Мотивация, в то же время, переходит уже в сугубо индивидуальную плоскость, когда каждый украинец, так или иначе, чувствует на себе последствия российского террора, о чем говорит военный эксперт Владислав Селезнев.

«Кейс не работает. Украинцы вспомнили запасы всех матерных слов, но я смотрю сводки нашей пограничной службы – никакого увеличения потока выехавших в страны Европы не наблюдается. Люди приспосабливаются и клянут почем зря Путина», – говорит он в комментарии РБК-Украина.

Не очень работает эта концепция и с внутренней аудиторией. Российская пропаганда все еще пытается подать удары по энергообъектам Украины и, как следствие, осложнение жизни украинцам как очередную победу в так называемой «спецоперации». Но россияне, судя по внутренним опросам, куда больше интересуются собственными проблемами.

«Россияне ориентируются сейчас на несколько иные факторы – повышения цен, опустошение холодильников, риск попасть на войну и там погибнуть. А успехи телевизора и легенды о российской армии – так армия обещала за три дня Киев захватить», – добавляет Селезнев.

Украинские союзники, в свою очередь, все больше отдаляются от мысли о возможных переговорах. С 10 октября ситуация в этой плоскости только ухудшилась для России – никто не понимает, как вести дела с террористами и нужно ли это вообще. Одним из показателей в этом вопросе стало решение Европарламента объявить РФ страной-спонсором терроризма.

США, от которых ждут этого же шага, пока ограничились пакетом «энергетического ленд-лиза», что, учитывая сложившиеся обстоятельства, – существенная помощь. Осуждая ракетный террор, на саммите НАТО в Бухаресте также обсудили вопрос вступления Украины в Альянс и в этот раз были уже более конкретными, отметив, что победа над РФ – один из факторов вступления Украины в Североатлантический альянс.

Помимо этого, не утихают разговоры о предоставлении Украине мощных систем ПВО и ПРО, в частности, ЗРК Patriot. Разговор пока нельзя считать успешным, но его не закрывают, а это дает пусть и небольшую, но надежду на поставку Украине современных систем противовоздушной обороны в необходимых количествах.

Пусть Россия и не достигнет существенных успехов в создании гуманитарной катастрофы мирным жителям Украины, битвы на передовой не утихают. Недавние заявления министра обороны РФ Сергея Шойгу подтверждают, что в России, пусть и со сложностями, но проходит мобилизация, цель которой – набрать побольше «мяса» и кинуть его на позиции. В Кремле продолжают эксплуатировать советскую традицию ведения войны и это, пусть и неэффективно, но все же осложняет работу ВСУ. Бои не прекращаются, они тяжелые и затратные.

Поэтому, несмотря на попытку Кремля акцентировать внимание на обстрелах энергообъектов, Украина ждет от союзников всесторонней помощи – как ПВО, так и артиллерии для передовой, поскольку даже после прекращения массовых обстрелов, война в целом не прекратится.

 

(Оновлено 13:00)

Деловая столица

Алексей Кафтан, редактор отдела международной политики

Пивная, Пифия и заговор. Как Нарышкин полякам Львов впаривал

Когда глава разведсужбы упражняется в жанре стендап-шоу, это всегда выглядит феерично. Особенно когда он серьезен

О том, насколько плохи дела у российского руководства, можно судить по одной маленькой, но красноречивой детали: Сергей Евгеньевич Нарышкин, директор Службы внешней разведки (СВР) РФ, подыскивает себе место в стендап-шоу. Правда, со сценическим псевдонимом пока затык: на созвучное «Наружкин» заявляет права Александр Васильевич. Не тот, который Суворов, а тот который Бортников.

Директор ФСБ также подумывает о сольной карьере, но его репертуар куда скучнее. Ну нет у него драйва Сергея Евгеньевича. Нет той веселой придури, которая делает феерию.

Правда, дальнейшая карьера Сергея Евгеньевича выглядит не вполне безоблачной. Вряд ли его пригреет Камеди-клаб – уж больно жанр специфический: Пифия на минималках. Конечно, вслед за генерал-аншефом Семеном Кирилловичем Нарышкиным, страстно любившим не только императрицу Лизавету Петровну, но и крепостных нимф, он мог бы обзавестись собственным домашним театром, однако здоровье уже не то. А контрабандную виагру после аргентинской подставы с патрушевским коксом принимать откровенно стремно.

Но в какой-нибудь пивной у Казанского вокзала Сергей Евгеньевич определенно будет и сыт, и пьян. А главное – там, в случае чего, и на дно залечь можно.

А в процессе подготовки запасного аэродрома Нарышкин тренируется в конспирологии, оттачивая артистическое мастерство вещуна-предсказателя. Роль в современной России, прямо скажем, плохо совпадающая с гендерной. Но это, очевидно, в рамках операции прикрытия.

Итак, директор СВР дал фееричное интервью РИА Новости, в котором, в частности, разоблачил агрессивные намерения Варшавы в отношении Украины. Опять.

Задум, разумеется, позаимствован у Кремля. Решение, естественно, принято на самом высоком уровне. План, само собой, обречен на успех.

В общем, «Президент Польши Анджей Дуда дал указание профильным службам в сжатые сроки подготовить официальное обоснование польских притязаний на Западную Украину», утверждает главный российский шпион. При этом за точку отсчета, как и следовало ожидать, взяты события 1943 года – Волынская трагедия.

Для подкрепления претензий польские спецслужбы готовят «народные референдумы» в западных областях Украины, поскольку, мол, российский опыт показал, что «возвращение территорий» методом плебисцита является успешным. Соответственно, именно плебисцит обеспечит легитимацию аннексии «Львовской, Ивано-Франковской и большей части Тернопольской области».

Жители остальной части Тернопольщины, а также Хмельниччины явно недоумевают: а им куда? Жителей бывшего воеводства Киевского обуяла тоска: откуда такая немилость? Что плебисцитов-то жалеть?

Волыняки же вообще вознегодовали и явно замышляют недоброе. Ведь Волынь – ключ ко всему! «в Варшаве уверены, что имеющихся в государственных архивах сведений достаточно, чтобы выдвинуть Киеву весомые реституционные требования», — главный путинский штирлиц врать не будет. У польского руководства, конечно, порой случаются проблемы с логикой (одна история с запретом абортов чего стоит), но чтобы настолько – это уже слишком. Как понимать такую расхлябанность?

Тем более что Нарышкин прямо заявил: в Польше нацелены действовать настойчиво, опасаясь кидка партнеров по НАТО. Они, дескать, могут попытаться договориться с Россией зимой, не учитывая интересы не только украинцев, но и поляков. И потом, Варшава, мол, готова выставить Украине счет – и за военную помощь, и за размещение беженцев, и даже за пшеводовский прилет, «который Варшава молча проглотила по наущению США и ведущих европейских стран».

Увы, этот бред – не следствие ни делирия, ни абстинентного синдрома, а вполне продуманный элемент информационной кампании, направленной, прежде всего, на российскую аудиторию. Целей здесь несколько. Во-первых, поддержка путинского нарратива про «не страну даже»: Украина – это территория, не имеющая субъектности, и в намерении ее раздерибанить Россия не одинока. Технология аннексий – это нормально, «все леди делают это». Просто Россия смогла обкатать ее первой, а остальные завидуют и пытаются копировать. Вообще, с начала масштабного вторжения Кремль как минимум трижды запускал информкампании «соседи готовы делить Украину», но этот нарратив с достойной лучшего применения регулярностью повторялся, как минимум, со времен Оранжевой революции. Вполне вероятно, что, попавшись в ловушку Геббельса, российское руководство само поверило, что многократно повторенная ложь является правдой. Так или иначе, «раздел Украины» – это артефакт российских информационных реалий, непосредственно связанный с отказом признавать ее субъектность. И отступить от него означает фактически признать поражение в войне. Тем более что именно безоговорочное признание субъектности Украины лежит в основе ее международной поддержки.

Во-вторых, российскому руководству во что бы то ни стало нужен нарратив народной войны. А в бессмысленный и беспощадный юбилей очередной провальной попытки цивилизовать Московию в 1612 году слепить образ презренного врага-ляха – самое милое дело. Тем более что в российской картине мира Польша так же несамостоятельна, как и Украина. Здесь, кстати, просматривается потенциальная возможность раскрутки российской версии истории о Переяславе, «братских народах» и прочей чуши формата «воссоединение Украины с Россией».

В-третьих, конспироложество от Наружкина знаменует очередную попытку вбить клин между Киевом и Варшавой. Здесь все по древнему темнику: Волынская резня, реституции, Львов – польский город. Что характерно – без малейшего внимания к динамике украино-польских отношений. Имперское высокомерие заставляет Кремль снова и снова демонстрировать то же невежество, что и в середине двухтысячных. И очень печально для России, что глава ведущего разведывательного ведомства не только поддерживает эти стереотипы, но и, похоже, остается в их плену. Забавно, что СВР начала выполнять ту же функцию, что и Первый канал, а Нарышкин конкурирует с Соловьевым. А что печально для России – прекрасно для нас.

Что ж, ждем следующего сеанса разоблачений.

 

Украинская правда

22 листопада 2022-го під крижаним дощем президент РФ урочисто відкрив у Москві пам’ятник людині з сигарою. Новина, яка не варта часу, витраченого на те, щоб її прочитати. Якби не символізм.

Насправді Путін відкривав пам’ятник собі – такому, яким бачить себе в підручниках історії. Грозою світового імперіалізму та непохитним Фіделем Кастро на максималках. Мінус сигара, борода і революційна харизма. Плюс месіанство, вуглеводна та ядерна зброя.

Як і Кастро, єдине, що вдалося йому побудувати за десятиліття правління, це світ альтернативної реальності.

Колхоз животных. Как Путин общался с соколом и индейками, пока его армия бежала из Изюма и Херсона

 

 

(Оновлено 12:00)

Главред

Михаил Ткач, журналист

Русским уже страшно: впереди — поражение и темнота

Россия уже давно на том этапе войны, когда им безнадежно страшно — что бы они ни делали.

Несмотря на то, что над этой русской национальной идеей плодотворно работало миллионов сто граждан, водка никак не могла иссякнуть. А это значит, что для рядовых россиян (под руководством самого богатого человека мира) кроме жалкой жизни, единственным достижением которого является ее завершение не от алкоголя, ДТП с кортежем священника РПЦ или мордобоя за пожмаканий рубль, вообще не существовало угроз.

А теперь им страшно. Всем. И Симоньян страшно, и Соловьеву очень страшно. Тем, кто способен элементарно мыслить, даже страшнее за тех, кто где-то в тайге сейчас спит в обуви.

В российском телевизоре — люди, которые боятся больше, чем те, кого они пытаются убедить, что бояться нечего. Врачам страшнее, чем пациентам. Пунцовые лица выглядят так, словно их обладатели плачут за десять минут до эфира.

Пропагандисты уже прекрасно понимают, что им конец, а потому будут сидеть на этом муравейнике до конца. Готов поспорить, что кто-то из них потянет амбулу с цианидом еще до нашей Победы.

На фронт вместо Тимоти едут Хрюша и Степаша, хотя все трое созданы и используются одинаково.

Путина продолжают рисовать, меняя декорации. Российские олигархи, уверен, уже тщательно описали в дневниках, как их заставили поддерживать рашизм, чтобы потом махать ими в британских судах ради разблокирования денег на филиппинских горничных.

Патриарх Кирилл, возможно, даже впервые в жизни начал молиться.

Медведев, словно собака, продолжает бесцельно бегать за машиной. Лай уже не тот, но инстинкты все равно берут свое.

Лукашенко, похоже, пытался соскочить с этого поезда, который уверенно прет на остатки крымского моста, первым выбросив чемодан фирмы Макей и быстро поняв, что едет дальше — но уже без чемодана.

Тихий дон Кадыров борется с депрессией, награждая дочерей «орденами Кадырова».

По лицу Шойгу видно, что он с удовольствием умер бы от сердечного приступа, но «сердцу не прикажешь».

Патрушев засыпает и просыпается с мыслью как не закончить как Берия.

Медведчук после ужина в ялтинском ресторане забирает объедки с собой чтобы потом разогреть в микроволновке и просит официантов не выбрасывать кости от курицы, потому что надо еще покормить дома Киву.

Они так хотят, чтобы мы испугались жизни без света, но и этот шаг заставит их самих испугаться еще сильнее.

И своего ядерного удара они боятся больше, чем те, кого они хотят напугать.

Им страшно. Им очень страшно. Их ждет поражение, и от этой темноты они не спасутся. Даже если оставят нас всех без света, этот свет никогда не появится там. Потому что он наш.

(Оновлено 11:00)

Обозреватель

Александр Левченко

Не Россия, а Московия. Пора возвращать стране-агрессору её историческое название

В Украине начинаются внутренние дебаты о смене названия государства Россия на историческое понятие Московия. Нынешние украинцы и их предки никогда не называли страну с центром в Москве Русью. Это название государству дал Петр Первый в 1721 году, который лично изменил название Московского царства на Российскую империю или Россия. Непонятно почему, название страны Россия в Белграде перевели как Русь, а название второго государства Киевская Русь (884-1240) получилось как Киевская Россия. Такой перевод был явно пролоббирован Москвой, чтобы представить себя южным славянам наследником исторически великого государства Киевская Русь, где Москва была лишь малой частью завоеванных Киевом территорий и народов.

Москва начала первые фальсификации своего исторического пути ещё в начале XVI века. Когда Псковская земля была завоевана Московским государством, местный монах Филофей, чтобы получить благосклонность от новой московской администрации, придумал афоризм: «Москва станет третьим Римом, а четвертому не бывать». В смысле, что после падения Римской империи Византия и Константинополь приняли её эстафету как второй Рим. А после падения Византийской империи и завоевания Константинополя в 1464 году турками, на историческую арену якобы вышла Москва, которая, по мнению этого монаха, должна взять на себя новое политическое лидерство. Конечно, у каждой империи есть свой период укрепления и геополитического подъема, за которыми следует кризис, раскол и иностранное завоевание. Но когда монах из Пскова придумал свой тезис о том, что четвертому Риму не бывать, то это стало хорошим оправданием для Москвы, что никто и никогда не уберёт её политической строй и влияние. Изречение монаха было воспринято в Кремле с радостью, и это стало первым и очень важным агитационным аргументом, использованным Москвой в пропаганде своего господства в последние 500 лет. Такое оправдывает покорение Москвой сначала близлежащих княжеств, а затем и соседних государств. Однако это только мнение одного Филофея, а не какая-то геополитическая аксиома. Киев исторически никогда не принимал такой тезис, поэтому Москва всегда ненавидела за это Украину и украинский народ.

Что касается истории самой Москвы, то местное население здесь всегда было балтского и финно-угорского происхождения, с преобладанием балтов. Московские и русские историки всегда как-то обходят стороной тему, что до начала IX века на территории нынешней Москвы вообще не было никаких славян. Они прибыли в то время из Польши, и это были племена вятичей. Государство Киевская Русь завоевало территорию нынешнего региона реки- Москвы в 981 году. Но местное балтское и финно-угорское население, а также пришлые вятичи часто поднимали восстания против власти Киева и государства Русь, которые они не считали своими. Такая же ситуация была, когда Киевский князь Владимир хотел крестить население в нынешнем регионе Москвы-реки в 988 году, так как сама Москва в то время ещё не существовала. Местные племена, в отличие от руссов Киева, Чернигова и Переяслава, ещё двести лет сопротивлялись принятию христианства.

Сначала на месте Москвы было село Кучково. Оно был названо по фамилии владельца этих земель, местного боярина Кучки. Позже, в 1147 году, когда село перестало расти, его переименовали по названию Москвы-реки, на холмах которой оно располагалось. Но Москва была третьеразрядным городом в составе сначала Ростово-Суздальского княжества, а затем Владимирского, входивших в состав Киевской Руси. Но в 1240 году Киев был сожжен монголо-татарской армией, шедшей на завоевание Европы. Таким образом, влияние Киева на Москву и Владимирское княжество прекратилось. Сам Киев и большая часть территории, где всегда проживали руссы (Чернигов, Переяслав, Галич, Володимир), то есть нынешняя центральная, северная и западная Украина, переходят под растущее влияние Литовского государства. Нынешняя территория Московского региона вошла в состав другого государства — новообразованного из завоеванных монголо-татарами территорий Золотой Орды со столицей в Сарае на Волге. В составе Киевского государства Русь Москва была ничем, но под властью монголов и татар городишко становится центром небольшого княжества в 1263 году. Именно тогда маленькая Москва начинает свою подлую и коварную политику подчинения соседних территорий. Так что не принимайте слишком близко к сердцу нынешнюю ложь, шантаж и манипуляции Москвы. Это политика длится уже 750 лет.

У московских князей всегда были прекрасные отношения со своим начальством в Золотой Орде, куда им приходилось каждый год привозить подарки. Московские князья подкупили татарских ханов, чтобы те со своим войском не собирали подати. При этом московские князья идут еще дальше. Они передали татарскому хану настолько крупную взятку, что получили право собирать от его имени налоги с других соседних княжеств, входивших в состав Золотоордынского государства. Конечно, часть денег они оставляли себе и могли за этот счёт строить новые форты и высокие городские стены. В 1480 году Москва, уже ставшая Великим княжеством, окончательно освободилась зависимости от Золотой Орды, которая начала медленно распадаться. В 1547 году молодой великий князь Московский Иван IV Грозный провозгласил себя царём. Но в 1571 году, когда крымский хан пришел с огромным войском и сжёг Москву, Иван IV отказался от своего титула как незаконного. Но московские историки продолжали заведомо ошибочно называть Великое княжество Московское Русским царством, что не соответствовало ни по названию, ни по устройству. Все эти годы Киев продолжал называть Москву княжеством, а не царством, не говоря, что уж никак не Русским. Таким образом, до 1721 года Киев и нынешняя Украина называли Москву исключительно Московским княжеством или Московским государством, а население московитами и отнюдь не русскими. А вот руссы, как титульный народ Руси — это, по сути, старое название украинцев как славян, всегда живших на славянской земле, и оно никоим образом не касается потомков балтов и финно-угров из региона Москвы-реки, где также жили племена славян вятичей, прибывших из Польши в начале 9 века.

Так что, когда бывший президент РФ и абсолютно несведущий в истории Дмитрий Медведев заявляет, что Москва планирует вернуть Киев в состав РФ как древний русский город и бывший центр Киевской Руси, он получает лишь один ответ от древнейшего славянского народа по происхождению, который сейчас называется украинцами: Россия может себе вернуть только болота Подмосковья и Петербурга. Это прародина нынешних жителей РФ. По славянской линии украинцам ближе чехи, словаки и балканские славяне, являющиеся прямыми потомками наших же славянских дедов Антов и Склавин, переселившихся из территории нынешней Украины в Центральную и Юго-восточную Европу в V-VI веках.

 

Обозреватель

Лилия Корнилова

Дворник может спать спокойно. Зачем пропагандисты пугают россиян трибуналом

В России пропагандисты начали озвучивать «пораженческие» нарративы. Например, «лебединую песню» затянула главный редактор RT, МИА «Россия сегодня» и ИА Sputnik Маргарита Симоньян. На ток-шоу Владимира Соловьёва она заявила, если РФ проиграет в войне, Гаагский трибунал ждёт даже дворника, который подметает брусчатку в Кремле, и призвала усилить ракетные удары по критической гражданской инфраструктуре Украины.

«Меня изумляют люди наши, которых, я знаю, достаточно, к сожалению, много, в том числе, в очень высоких кругах, которые этого боятся. И, в каком-то смысле, боятся называть вещи своими именами, потому что „как же, что подумают там“. Для них совершенно наплевать, что думают там. Надо бояться проиграть, надо бояться опозориться и надо бояться предать своих людей. Если мы умудримся проиграть — Гаага условная или конкретная — ждёт даже дворника, который брусчатку внутри за кремлёвской стеной подметает. Что [нам] от того, что ещё один район Киева останется без света или не останется? Масштаб катастрофы, которой обернётся наша страна, если мы умудримся [проиграть], даже представить нельзя», — заявила она.

Ей вторит ведущая политического ток-шоу «60 минут» на «Россия-1» Ольга Скабеева. «Если вдруг, не дай Бог, что-то произойдёт, и наша страна не сможет одержать победу, тогда надо исходить из того, что претензии будут предъявлены каждому [гражданину РФ] без исключения. Безотносительно — на территории РФ он находится или за пределами. И те, кто за пределами, наверное, мгновенно будут арестованы. Пособник он путинского режима или мимо проходил — неважно, виноватыми будем все», — заявила пропагандистка. По её словам, чтобы рядовым россиянам «избежать Гааги», надо активизировать боевые действия на территории Украины. «Поэтому, чтобы без Гаагских трибуналов, возбуждения уголовных дел, компенсаций, репараций — чтобы ничего этого не было, нужна такая активизация боевых действий, так надо сжать и давить, чтобы они обращались к нам для перемирия или установления мира», — сказал Скабеева, по сути, повторив нарратив Симоньян.

Смысл таких заявлений понятен. Симоньян, Скабеева и прочие разжигатели войны пытаются навязать круговую поруку и внушить мысль о том, что все 143 млн граждан России будут нести персональную ответственность за военные преступления и преступления против человечности, которые совершает политическое и военное руководство России, а также ВС РФ и наёмники на территории Украины. 22 октября, выступая на форуме классных руководителей, первый заместитель руководителя администрации президента России Сергей Кириенко призвал к «народной войне» и пообещал, что РФ её выиграет: «Россия всегда выигрывала любую войну, если эта война становилась народной. Так было всегда. Мы обязательно выиграем и эту войну. Но для этого необходимо, чтобы это была именно народная война, чтобы каждый человек чувствовал свою сопричастность». Его призыв не нашёл отклика в российском обществе, и власти начали говорить о Гааге, чтобы консолидировать людей перед угрозой трибунала. Заявления в духе «если мы умудримся проиграть, Гаага ждёт даже дворника, который брусчатку в Кремле подметает» звучат прямо как парафаз цитаты Геббельса «Вместе шли, вместе висеть». Причём ложный, по сути, поскольку условного дворника никто трогать не будет, а вот Симоньян, Скабеева и прочие разжигатели войны пойдут по стопам Юлиуса Штрейхера, который был казнён через повешение по приговору Нюрнбергского трибунала за антисемитскую пропаганду и призывы к геноциду.

Вряд ли нынешнее общественное сознание в России примет нарратив о круговой поруке с одобрением. Россияне готовы воевать с украинцами, не вставая со своих диванов, но объявленная в сентябре мобилизация заставила умерить их свой пыл. В частности, как пишет издание «Медуза», закрытый соцопрос Федеральной службы охраны (ФСО) показал двукратное снижение поддержки войны — за её продолжение выступают 25% россиян, тогда как в июле их было 57%. Кроме того, 55% россиян считают, что РФ должна начать переговоры с Украиной, тогда как в июле — 32%. Издание со ссылкой на социологов пишет, что рост числа сторонников переговоров связан с двумя вещами — мобилизацией и неудачами ВС РФ. «Поддержка с самого начала была декларативной на фоне того, что люди это воспринимали как нечто их не касающееся — „жизнь продолжается и даже налаживается“. Сейчас риски выросли и люди хотят, чтобы переговоры уже начались. При этом пока большинство все равно оставляют это на откуп власти: „Мы хотели бы, но решать будут они“», — в частности, прокомментировал опрос директор Аналитического центра Юрия Левады Денис Волков. Вторую волну мобилизации российское общество вряд ли выдержит.

Тем временем вырисовывается перспектива трибунала. С начала полномасштабного вторжения российских войск, по данным министерства юстиции Украины, зафиксировано уже 40 тыс. военных преступлений. Как рассказал в интервью немецкой газете Die Welt министр юстиции Денис Малюська, задача состоит в том, чтобы преследовать конкретно два преступления: «акт агрессии, противоречащей международному праву, и акт геноцида». «Нападение на другую страну является уголовным преступлением, если оно совершено безосновательно и, если страна, подвергшаяся нападению, оказывает явное сопротивление. Для этого мы собираем доказательства», — в частности, сказал министр.

Стало известно, что Париж вместе с европейскими и украинскими партнерами начал работу над созданием специального трибунала для расследования преступления агрессии России против Украины. «Борьба с безнаказанностью преступлений, совершенных в Украине в ходе российской агрессии, является приоритетом для Франции. Мы мобилизовались в поддержку как украинской системы правосудия, так и Международного уголовного суда, которые компетентны проводить беспристрастные и независимые расследования, чтобы виновные в этих преступлениях были привлечены к ответственности», — в частности, сказано в сообщении на сайте французского МИДа.

Кроме того, Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель сообщил, что на заседании глав МИДов стран ОБСЕ представит план Еврокомиссии о создании международного спецтрибунала по Украине. «Я представлю совместное предложение верховного представителя по внешней политике и безопасности и Еврокомиссии по оказанию содействия работе Международного уголовного суда, который уже многое делает для поддержки генпрокурора Украины… а также для поддержки предложения о создании специального трибунала, посвящённого этому вопросу — военным преступлениям в Украине», — приводит слова дипломата пресс-служба европейской внешнеполитической службы. Жозеп Боррель отметил, что предложение сначала должны согласовать внутри ЕС, также для запуска спецтрибунала надо получить «более сильную поддержку в ООН со стороны большего числа стран-членов».

В Кремле сочли заранее нелегитимным международный трибунал. «Что касается попыток учредить какие-то трибуналы, они не будут иметь никакой легитимности и не будут нами приняты, будут нами осуждаться», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, как будто для создания Нюрнбергского трибунала требовалось принятие нацистской Германии. Как и тогда, о трибунале начали говорить до окончания боевых действий. Война продолжается, но её исход вызывает всё меньше сомнений, поэтому закономерно возникает вопрос «что после». Сначала Россию ждёт капитуляция, затем российское политическое и военное руководство — трибунал. Условный «дворник, который подметает брусчатку в Кремле», может спать спокойно. Но он тоже заплатит — своим будущим и будущим своих детей и внуков — за то, что делает Россия в Украине.

(Оновлено 10:00)

«Сито Сократа» (телеграм-канал)

Мир без России

В верхах воцарился всецело минорный лад. Негативный исход для страны от волюнтаристского курса кучки поджигателей войны уже воспринимается, как неминуемая данность. При этом, поскольку российский народ не проявляет каких-либо внятных и массовых признаков антипутинской активности, то именно рядовых обывателей «вне политики» легко сделают крайними в плане разделения бремени ответственности. Тема круговой поруки всех россиян планомерно вводится в мейнстрим. Верно ведь: кто не против нас, тот с нами. Перед лицом неотвратимого международного трибунала путинцы хотят врасти в народ. Хотят представить диктатора-мясника и его кровавых выдвиженцев в качестве служителей народа-богоносца.

В российской вселенной тотальной абсурдности это совсем не сверхзадача. Единственной целью «СВО» теперь является не загреметь в Гаагу! При чем, оказывается,  эта проблема касается 100% россиян. Вероятность проигрыша в войне уже не тайна за семью печатями, а вводная политических реалий. По мнению фронтменки вторжения Симоньян: «Если мы умудримся проиграть, Гаага ждет даже дворника, который в Кремле убирает».

Крайняя форма психоза и передергивания пропагандистки с целью запугать обывателя и заставить его идти убивать/гибнуть. Истощив все имеющиеся аргументы, в дело идёт гиперболизация страшилки «сядем все!» Хотя в действительности международный трибунал – это не басманное правосудие, а крайне сложный процессуальный орган, работающий лишь по выдающимся преступникам на базе достоверной обвинительной базы. Откуда ж сие знать генеральше Z-пропаганды? Ей не привыкать молоть чепуху. Ведь скудоумная тут же говорит: «Украина огромная страна, неприлично огромная, надо бы ее подсократить, чем мы с успехом и занимаемся…» С такими поводырями России и враги не нужны, ведь желающих подсократить ее территорию уйма. Своеобразный призыв к китайцам, туркам, финнам, немцам, японцам смело проводить свои спецоперации по восстановлению исторической справедливости.

Волну страха стала нагонять и сослуживица Симоньян по цеху Ольга Скабеева. Она видит, что в случае отрицательной победы претензии будут предъявлены каждому без исключения. В её больном воображении живут образы ГУЛАГа, ведь всех россиян за рубежом после краха путинского режима сражу же арестуют. «Пособник он путинского режима или мимо проходил – неважно, виноватыми будем все…» Зачем Западу такое вообще нужно, тем более после демонтажа путинизма и освобождения России от существующей скверны, ответа не найти нигде.

Таким же образом кремлевская пропаганда так и не ответила на вопрос о сиюминутном «приеме» частично оккупированных Донбасса, Херсонской и Запорожской областей. А потом РФ от несварения стала отрыгивать куски территории, которые неспособна контролировать. А постройка засечной черты в Белгородской области и вовсе не поддается логическому объяснению, лишь дополнительно подчёркивая средневековый характер гибнущего режима.

Внутри разбалансированной системы усиливается несогласованность. Песков заявляет: «попытки Запада учредить «трибуналы» по Украине не будут иметь легитимности, не будут приняты Россией и будут осуждаться». А Медведев вдруг твердит о колоссальной задаче россиян «сохранить самих себя», страну и своих людей. Ни много ни мало – самая настоящая экзистенциальная задача, которой до полномасштабного вторжения отродясь не было. Как же так, кормильцы? Мир в буквальном смысле теряет Россию, которая только начала выселять людей из трущоб.

Примечательно появление на фоне паники с трибуналом двух мыслей. Во-первых, возможен военный переворот в Москве, ведь ещё до «СВО» произошел раскол в среде военных. Путин скрыл план вторжения от части верхушки армии, которой не доверяет, и от этого все пошло наперекосяк.

Во-вторых, самостоятельность РФ в войне признана сомнительной. Она  игрок, которым воюют в рамках сложносоставной операции, с катастрофическим для нее самой исходом.

 

(Оновлено 9:00)

«Важные истории»

Ирина Долинина

«Моя обязанность — помочь братьям-украинцам расхерачить всю эту орду»

О жизни в России и побеге в Украину

Данил, 28 лет: Я родился на Дону, в Ростовской области — из казаков я. Окончил школу, поступил в военное училище. Проучился там два года, потом перевелся в Донской государственный технический университет, но оттуда меня выгнали. И я решил связать свою жизнь с Вооруженными силами Российской Федерации. Знаешь, как говорят, «я был слеп». Вот и я был истинным патриотом: «Россия — священная наша держава, Россия — любимая наша страна». Отслужил год срочной службы и потом еще три года по контракту. Я был командиром отделения, заместителем командира взвода. Служил не в боевых подразделениях, а в роте почетного караула. Мать и отец гордились мной. Я в разных парадах участвовал, был в знаменном взводе: играет «Вставай, страна огромная!», ты несешь знамя Победы. И диктор на всю площадь: «Знамя Победы в руках сержанта Данила такого-то» — было до дрожи. Сказка! Первый парень на деревне.

[Начавшейся войны России с Украиной в 2014 году] наше подразделение не касалось. Конечно, я знал, что российская армия там участвует. Мы, например, устраивали красивые похороны каким-нибудь полковникам. Но я по методичке думал, что «Америка, НАТО, наемники, „Правый сектор“ захватил Донбасс, а татуировки какие у них страшные!» (смеется). Про Путина я тогда думал: ну, бандит, охеренный менеджер с хорошей охраной. И что эту систему вообще не сломать. Мне очень нравилось смотреть Лешу Навального, его видюшки по раскрытию этого всего [коррупции российской власти]. Ну смотрели, смеялись.

«— И что мы можем с этим сделать?

— Ничего.

— Пошли на работу.

— Пошли».

Я просто зарабатывал на жизнь и в политические моменты не лез. Я не был особо эрудирован в каких-то моментах, учился, как и многие, по методичкам, что вот была Великая Отечественная война, мы всех победили. А, например, про голодомор в Украине нам на уроках истории не рассказывали. В общем, я был аполитичен и гордился тем, что я служу в вооруженных силах, во «второй армии мира».

Я искренне любил свою работу, но в 2018 году уволился, потому что я не смеялся с шуток командира роты и все такое. Уехал в Москву работать в личной охране. Но по определенным обстоятельствам в марте 2021 года мне пришлось срочно покинуть страну («Важным историям» известны подробности этих обстоятельств. — Прим. ред.). Я уехал в Украину, потому что у меня здесь много родственников. Отец вообще родом из Львовской области. Стал жить в Киеве, и устроился работать на стройку.

Дмитрий, 23 года (имя изменено): Я окончил престижную школу с физико-математическим уклоном, она регулярно попадает в топ-100 школ России. В 14 лет я вошел в националистические круги и стал заниматься, так скажем, антиправительственной деятельностью. Поскольку с людьми националистических взглядов российская власть боролась еще с нулевых, ввели антиэкстремистское законодательство и т. п.: нет возможности создать партию, ни общественное движение открыть — за это людей сажают. И так выходит, что у тебя нет возможности выражать свое мировоззрение и нести его в массу, кроме как варианта начать борьбу на радикальном уровне. После выпуска из школы меня и моих товарищей задержала ФСБ за поджог офиса партии «Единая Россия». Я был под подпиской о невыезде, и за несколько дней до приговора мы с моим товарищем спетляли в Украину.

Выбрали Украину, потому что с ней у России одна из самых больших границ. И в целом наш круг был полностью проукраински настроен. У меня лично часть семьи родом из Крыма. И я не понимал, почему власть нам затирала всегда за «братские народы», а потом берет и отжимает у них [украинцев] землю. В Украине нам помог «Русский центр» (создан в 2015 году сбежавшими из России из-за политических репрессий противниками путинского режима, в основном националистических взглядов. — Прим. ред.) с подачей заявлений на беженцев в миграционную службу и с устройством на работу в одну из структур «Азовского» движения (по словам Дмитрия, это неформальное название, объединяющее разные структуры, в том числе Гражданский корпус «Азов». Возглавляет движение один из основателей полка «Азов», украинский политик Андрей Билецкий. — Прим. ред.).

Мой первый культурный шок случился, когда я увидел митинг на Майдане. Там было человек 300, но на них на всех было всего лишь четыре машины патрульные. Здесь как минимум совершенно по иному принципу устроены политическая жизнь и жизнь общества. Тут есть плюрализм мнений, мировоззрений: люди с разными взглядами могут выйти на митинги или заняться политикой. Если утрировать, то Россия сейчас это как будто Северная Корея, а Украина — Южная.

Данил: В России, например, мы приучены, что если идет полицейский, тебя трясет — «тихо, тихо». А здесь с ними вообще говорят на равных. Прекрасная страна. Я жалею о том, что не приехал сюда раньше.

О войне за Украину

Дмитрий: Еще за год [до начала полномасштабного вторжения] я обучался в структуре «азовского» движения огневой и тактической подготовке. Там легко было [начать учиться] этому, потому что много ветеранов [войны в Донбассе] и взаимодействия с самим полком (официально полк «Азов» и «Азовское» движение не связаны. — Прим. ред.). Несколько раз [в течение года] говорили, что вот-вот начнется война, надо готовиться. Я скептически почему-то к этому относился. А в феврале [2022 года] где-то за неделю [до вторжения] нам уже сказали: «Мужики, надо собирать деньги на некоторые вещи для полка, потому что война будет стопудово». Ночью [на 24-е] я был на квартире с товарищами [по движению] и один друг проснулся от звонка жены и кричит: «Война, война, бомбят!» Мы ему сказали, чтобы заткнулся и лег спать, когда вызовут — поедем. Так как нас предупредили, [что будет полномасштабная война], ничего неожиданного для меня не было. Утром поехали ко всем, я еще подумал: «О, метро бесплатное».

Данил: Под конец февраля я переехал в новую квартиру. Начало полномасштабной войны я встретил там. Через несколько дней, может, 28 февраля, ко мне пришла группа инициативных соседей, шесть мужиков: «Ты кто такой?» Сказал, что я из России. Они: «Все, ты — дээргэшник» (участник диверсионно-разведывательной группы. — Прим. ред.). Начали поливать меня грязью, снимать на камеры. Закрыли меня в квартире, вызвали полицию. Приехала полиция — «стреляем на поражение» — затворами щелкали, на колени в угол комнаты меня посадили. Потом замотали меня и отвезли в отдел. Сутки я просидел там, потом приехали эсбэушники (сотрудники Службы безопасности Украины. — Прим. ред.), пообщались со мной и отпустили. В квартиру меня потом все равно не пустили, и даже не все вещи отдали. Мне тогда обидно очень было из-за этой ситуации… Обидно было, что я русский.

Как война началась, у меня ни минуты сомнения не было, что мне надо идти воевать. Я еще в отделении и полицейским, и эсбэушникам сказал, что у меня есть военная подготовка, возьмите меня на войну. Но мне ответили, что «не до тебя, иди отсюда». Потом еще до военкомата дошел, но и там меня послали. Я еще тогда с палочкой ходил, восстанавливался после производственной травмы, но очень хотел быть полезным. Потом появился легион «Свобода России» (по словам представителей легиона, он сформирован из российских военнопленных и добровольцев, перешедших на сторону Украины, и входит в состав ВСУ. — Прим. ред.), и я туда заявку подал. Прошел у них полиграф. Но мне ответили, что служба безопасности меня не пропустила. Почему, так и не объяснили.

Дмитрий: Летом нашу русскую компанию прикомандировали к первой роте 98-го батальона ТрО «Азов» на запорожско-донецком направлении. Нас разделили по разным позициям, то есть на каждой были и мы [русские], и украинцы. Отношения у нас были нормальные, там ровнейшие и вообще классные типы. Если кто-то спрашивал, почему я воюю за Украину, я объяснял так: когда у меня была плохая жизненная ситуация и у меня не осталось ничего, я приехал в эту страну, ко мне отнеслись с полным пониманием — ну, как к своему человеку. У меня тут образовался круг друзей, которые доверяют мне. И они все пошли воевать. То есть в принципе даже по отношению к ним это было бы максимально уродливо — не помогать им защищать их родину.

Данил: Летом я узнал, что еще есть «Русский добровольческий корпус». Туда меня в итоге и взяли. В первых числах сентября я уже получил оружие и уехал на передовую на донецкое направление. Там обучался параллельно, что-то вспоминал. В первую же смену по нам БМП-3 (боевая бронированная гусеничная машина. — Прим. ред.) хорошо отработала.

Дмитрий: В Украине есть грузинские, чеченские, белорусские подразделения [добровольцев], и мы подумали, почему мы [русские] не можем иметь свое? «Русский добровольческий корпус» (РДК официально объявили о формировании в августе 2022 года. По словам собеседников, подразделение входит в состав Вооруженных сил Украины. В распоряжении «Важных историй» есть фотография военного билета Дмитрия, у Данила он еще на оформлении. — Прим. ред.) формируется в первую очередь по этнической принадлежности — это русские люди, проживающие в Украине. Но приблизительно 20% сейчас у нас украинцы. Скоро откроем рекрут и будем набирать людей из других стран [русских, проживающих не в России и Украине]. Точная наша численность — это военная тайна, но могу сказать, что наше подразделение может выполнять функции роты (численность роты может доходить до нескольких сотен человек. — Прим. ред.). Сейчас у нас часть выполняет специальные боевые задачи (по словам Данила, он сейчас среди них. — Прим. ред.), другая часть на переквалификации, обучении, доукомплектации, потому что зима на носу и многие еще не готовы в полной мере воевать в таких условиях.

Об отношениях к ним украинцев

Данил: Отношение ко мне в Украине почти всегда было бомбовое. На стройке со мной случилась серьезная производственная травма, придавило плитой, таз был сломан. Мне и в финансовом плане помогали. И жены, девушки товарищей торты «Киевский» приносили, бульоны варили. Мне даже не верилось, что люди в наше время могут так искренне помогать всем, чем могут. В России, мне кажется, меня могли бы просто скинуть с 16 этажа на стройке, что, мол, сам упал, чтобы списать и не платить мне [за лечение].

Когда я ездил к родне на Западную Украину, там было пару конфликтов из-за моей мовы [языка]. Но я там в итоге играл за футбольную команду. И ребята меня хорошо приняли, рюмки поднимали, что я хороший парень и теперь вхож в их дома и так далее. На свадьбу капитана команды ездил: 100 человек и я один русский.

Многие, кто узнают, что мы здесь русские, просят у нас наши шевроны, поддерживают с нами отношения. Говорят: «Вы молодцы!» — и что поменяли свое отношение [и не думают больше], что все русские плохие. Вот где мы сейчас базируемся [на боевой задаче], все село знает, кто мы такие. Муж с женой из нашего корпуса вообще живут у одних в доме. Многие нам готовят поесть, стирают вещи, машины ремонтируют. Могут и прикалываться типа «скажи „паляница“», например. В другом селе меня вэсэушники познакомили с управляющим села, сказали, что я русский. Он заплакал, начал обнимать: «Ребята, я вами горжусь».

Вэсэушники нам и с боекомплектом помогают: часто дают больше, чем оставляют себе. Мы с командирами подразделений, батальонов [ВСУ] решаем что-то, планируем вместе [задачи]. Они неоднократно просили нас, чтобы что-то заминировали, подсказали, откуда лучше поработать и тому подобное. Но бывают и такие: «Что за кацапы? Их проверяли вообще? Что они тут делают?»

Дмитрий: В начале марта я поехал с Олегом Бутусиным (уехал с семьей из России в Украину в 2014 году, воевал в «Правом секторе». Сыновья Бутусина, Леонид и Роман, в 2020 году подписали контракты с ВСУ. — Прим. ред.) и еще семью людьми под Чернигов. Мы проводили там разведывательную операцию в помощь 58-й бригаде 16-го батальона, подходили к противнику достаточно близко, метров 20–30. Хотели найти сыновей Бутусина, которые по предварительной информации были в деревне, где находился противник. Но у нас не получилось туда зайти (20-летний Леонид и 24-летний Роман Бутусины погибли на Черниговщине. — Прим. ред.).

На обратном пути из Чернигова меня с моим другом, который родом из Донецка, задержали тэрэошники [члены территориальной обороны]. Решили, что мы диверсанты. Просидели мы у них вечер на подвале, наполучали люлей [были избиты] ни за что. Хотели нас забаранить [убить], но приехали эсбэушники. 10 минут разговора им было достаточно, они вменяемые люди, сказали, что это наши парни, и увезли нас на расположение. После этой ситуации я в самоволку перестал ездить. В следующий раз я поехал уже в мае с ветераном «Азова» Абдуллой к его подразделению «Терра» (Николай Волохов (Абдулла) — командир диверсионно-разведывательной группы ВСУ «Терра». — Прим. ред.) в место между Николаевской и Херсонской областями: там надо было с группой разведки выдвинуться на задачу. Но пока мы ожидали их с моим другом, по нам прилетела 82-я мина, и мы получили ранения. В Николаеве в больнице ко мне относились с большим интересом и, что ли, уважением даже относительно военнослужащих ВСУ, например. Говорили напрямую нам с другом, что «пацаны, молодцы».

О соотечественниках

Данил: Меня постоянно спрашивают, почему россияне не выходят массово на протесты. Я в какой-то момент просто начал цитировать нашего командира. Смотрите, когда Херсон захватили, сколько люди выходили на протесты? Потом пришли все эти [силовые] структуры из России и людей сломали. Утащили [на подвалы] у кого отца, у кого сына, брата, и все начали сидеть дома. Может, ночью кто-то флаг Украины на остановку сходит приклеит. И это за несколько месяцев, а мы под такой оккупацией 20 лет.

Первый вопрос на повестке дня [в бою] — это мотивация. Я ее вижу в глазах украинцев, с которыми стою бок о бок. Я знаю, например, одного дядьку, ему 60 лет, а он на таком энтузиазме прет вперед! А у [российской армии] мотивации нет. Есть, конечно, идейные придурки. Но основная масса, особенно мобиков [мобилизованных], никуда не годится. Их высаживают в лесу: «Вот тут окапывайтесь». Ночью приходят вэсэушники, всех перестреляют или похватают и желтым скотчем перемотают [возьмут в плен]. У моей двоюродной сестры в России мужа мобилизовали, и связи с ним нет. Он был на херсонском направлении. Его, наверное, убили уже. А я его знал, и я вот представляю, ну, его мобилизовали, и что он умеет? Копать он умеет. Я через свои руки столько пропустил солдат, когда был командиром отделения, что не исключено, что кого-то из них мобилизовали. Я лично знаю, что они ничему не обученные. Я сам в армии стрелял мало. А солдаты на курсах молодого бойца на полигонах стреляют три патрона — не три магазина, патрона! Три патрона он выстрелил, в упражнении лежа каска на лицо упала, потому что амуниция плохая, сорок раз он еще затупил, ему надавали по башке и все. Я процентов на 98 тут обучился всему за несколько месяцев, а не за все годы службы в армии в России.

Если бы я жил в России [до сих пор], меня бы призвали и уже печень мою вороны выклевывали. Потому что в тюрьму я бы не захотел садиться. Как вот я моему другу [из России] пытался объяснять, что «вы под имперские амбиции этого диктатора и бандита идете [на войну]». А он мне: «Есть приказ, ты же сам прекрасно понимаешь». К сожалению, выбора у большинства ребят, которые тут [воюют против Украины], нет. Кому-то повезет, оторвет ногу, поедет домой. Но сколько их тут молотят — пачками — никто их не считает даже. Вот мы были на позиции, расхерачили их, потом на дроне летали, смотрели, как они там валялись. Максимум их постаскивают в какую-то яму, чтобы не воняли. В какой-то степени у меня есть сочувствие [к российским военным], но это не значит, что я им головы не прострелю. Как только началась война, у меня моментально рубильник переключился. Я считаю, что я на стороне добра. Для меня они террористы и бандиты. Моя обязанность как честного мужчины и, не побоюсь этого слова, воина — помочь братьям-украинцам расхерачить всю эту орду.

Дмитрий: Никаких эмоций [к тому, что противники — это мои соотечественники], у меня нет. В такой работе вообще нельзя допускать эмоции, это мешает анализировать обстановку. Но по своей этнической принадлежности я беспокоюсь в какой-то степени за свой этнос и за его положение в стране [России] и в мире. Мне кажется глупостью наказывать просто за российский паспорт. Если, допустим, человек [c российским гражданством] сейчас живет за границей и никаким образом не аффилирован со структурами Российской Федерации, то какие к нему могут быть вопросы. А вот жители России все вовлечены в данный процесс: они платят налоги, которые идут потом на ВПК [военно-промышленный комплекс], на армию. Это вина каждого. И потом им придется часть своих налогов тратить уже на выплату репараций Украине.

А идея «русского мира» и продвижения каких-то русских интересов [с националистической точки зрения] — это просто словоблудие. В истории Российской Федерации такой идеи вообще не существовало. Вы можете заметить, что в России не особо часто ходят в косоворотках (русская традиционная мужская рубашка. — Прим. ред.). Не часто жалуют народную музыку и всё в этом духе. Поэтому этот «русский мир» — это просто использование националистической повестки с целью манипуляции.

Данил: У меня очень близкий друг остался в России, мы вместе служили. Он остался в армии. Патриот страшный… Я ему — факты, потому что я был с двух сторон, а он мне: «Я общался с ребятами, есть приказы по административным зданиям не стрелять, людей защищают» и все такое. Говорит мне: «Братан, мы же с тобой близки, я по тебе слышу, что ты подпал под влияние пропаганды, тебя завербовали. Ты был одним из тех, кто солдат учил уму-разуму, речи патриотические толкал, давал присягу родине». Я ему ответил, что свою родину люблю, но просто она ебнулась. Он тоже с юга [России], знает, что у нас там постоянно происходят межнациональные конфликты. И я вот ему такую аналогию приводил: «Ну какой „русский мир“? Если у тебя во дворе нагажено, а ты идешь ко мне во двор и говоришь, что „у тебя тоже нагажено, надо тебе убраться“». Недавно он мне сказал: «Я, наверное, поеду [в Украину]». Я ему ответил, что его тут убьют. Он меня спрашивал: «А что ты будешь делать, когда мы с тобой встретимся [на поле боя]?» Я ушел от ответа, просто сказал, что «дай бог, чтобы мы не встретились». Потому что как бы печально это ни было, мне бы пришлось его убить. Пока я прекратил с ним общение.

Дмитрий: Родители отнеслись с пониманием [к тому, что я уехал в Украину]. Понятно, что для них лучше, чтобы сын был на воле, а не в тюрьме. Но они не знают, [что я воюю]. Знает только мой брат, но родителям он не говорит. Брату просто важно, чтобы я живой остался, а так он довольно аморфный человек в плане политической жизни. Для него просто прожить спокойную умеренную жизнь — это предел мечтаний. Власть не любит, но при этом он хочет остаться в России. Хотя в ближайшее время никакую спокойную стабильную жизнь там построить невозможно. А под мобилизацию он не попал, потому что у него бронь с работы.

Данил: Я постоянно скучаю по поселку, где я вырос, откуда родом моя семья, по пяточку, где мы молодежью собирались — это мой кусочек родины. Где я нахожусь сейчас, до Ростова всего 300 километров. Климат, ландшафт — все очень похоже на мой регион. И у нас многие употребляют в обиходе украинские слова, как я сейчас понял. Но с той Россией, которая сейчас есть, я не хочу себя связывать. Иногда я говорю пацанам, что когда погоним их [российских солдат] на территорию России уже — зайдем к моему бате, вина попьем. Но, честно говоря, я не верю в свободное будущее России. Помрет Володя [Путин] — придет такой же ему на смену. Потому что у нас, и у меня в том числе, рабское мышление и все мы в этом виноваты. В России постоянно говорят поговорку «Моя хата с краю — ничего не знаю». А в Киеве я увидел футболку с надписью «Моя хата з краю — першим ворога зустрічаю» («Моя хата с краю — первым врага встречаю» в переводе с украинского. — Прим. ред.). Меня прям до мурашек тогда пробрало.

И Данил, и Дмитрий планируют отказываться от российского гражданства и получать украинское.

 

(Оновлено 8:00)

Лінія оборони

Anti-colorados

Решительный карамболь многоходовщика

В нашем глубоком и скорее американским и европейском тылу, сейчас происходят события, которы сыграют важную роль на фронте пусть не сегодня, но завтра – точно.  Военная промышленность стран НАТО переживает свой ренессанс и кардинально увеличивается выпуск боевой техники, а главное – боеприпасов. Согласно аналитическим данным НАТО, по состоянию на лето, ВСУ за день расходовали по 6-7 тысяч артиллерийских снарядов против 40-50 тысяч, которые выстреливал противник.

Понятно, что эффективность работы нашей артиллерии намного выше, но тем не менее, соотношение говорит само за себя и по сути наши войска выстреливали только за пару-тройку дней, месячную норму производства артиллерийский боеприпасов, промышленностью США. Когда мы говорим о том, что нам поставляется недостаточно тех или иных вооружений, надо себе точно понимать, что одна гаубица или один танк, будут расходовать определенное количество боеприпасов, расход которых должен соответствовать количеству вооружений.

Что толку, если вместо 10 РЗО мы получим 100 и выпуляем все боеприпасы, которые имеются на складах, за пару недель или месяц, что дальше? Если такой лавиной не удастся полностью разгромить противника, то промышленность партнеров просто не успеет пополнять этот запас. Как отмечают военные аналитики на Западе, никто не ожидал такой интенсивности работы артиллерии, которая уже вышла на параметры ее работы во время Второй Мировой войны и стало очевидно, что в общем, концепции ведения современных войн, не предусматривали ни такой интенсивности боевых действий, ни такой длительности интенсивных боев.

Но Запад практически всегда оказывался в подобной ситуации в преддверии войн. Только после того, как приходило осознание масштабов угроз, начинался раскручиваться маховик военно-промышленного комплекса. Нечто подобное происходит и сейчас. Работающие предприятия получают заявки на производство боеприпасов в таком объеме, что переходят на трехсменную и ежедневную систему систему работы.

Более того, сейчас запускается финансирование восстановления работы военных производств на территории Болгарии, Чехии и Словакии. Эти предприятия призваны обеспечить производство не только НАТОвских калибров броеприпасов, но и совковых, для нужд ВСУ. С такой инициативой вышли США и местные власти подхватили эту идею потому, что это – новые рабочие места и кое-где – возрождение депрессивных регионов.

Кроме того, в игру вступает и Германия. Стало известно о том, что концерн Rheinmetall AG, один из основных производителей оружия и боеприпасов в Европе тоже решительно наращивает производство боеприпасов. С этой целью, 14 ноября он за 1,2 миллиарда евро приобрел ведущего производителя боеприпасов в Испании – Expal Systems S.A. из Мадрида. Это приобретение позволит Rheinmetall увеличит мощности по выпуску конечных изделий, но главное – под крышей одного концерна будет собрано производство критически важных компонентов, которые производились смежниками. Вот как этот шаг описывает европейская пресса:

«Приобретение Expal Systems S.A. призвано обеспечить Rheinmetall, например, возможностями в области детонаторов и ракетных двигательных установок, а также боеприпасов среднего калибра и авиационного вооружения, при одновременном снижении зависимости группы от внешних поставщиков отдельных промышленных полуфабрикатов и компонентов боеприпасов».

В общем, прутин снял со стопора гигантский механизм, который всерьез не работал уже долгие десятилетия. Это как раз то, чего бы не стоило трогать никому, кто решил пободаться с Западом. Сложно сказать, дошло ли кремлевцам, что именно они сделали, но теперь это уже не имеет значения, поскольку процесс пошел, в него вливаются миллиарды евро и долларов и обороты системы начали расти. А как только они начнут выходить на нужные обороты, то путинской федерации действительно надо будет думать о Гааге или о каких-то более спокойных местах. Но в таком случае, и Пекину это икнется так, что даже хорошо прожаренную летучую мышь кушать не захочется. Многоходовщик опять всех переиграл.

 

(Размещено 5:00)

BBC News

Бен Тобайас

Удары России по украинской энергетике – можно ли их считать военными преступлениями?

Из-за регулярных массированных ударов России по энергетической инфраструктуре Украины миллионы жителей страны остались без света, тепла и воды — как раз в момент, когда вот-вот наступит зима и ударят морозы. Поскольку в результате таких действий страдает мирное население, многие в Украине и на Западе назвали их военными преступлениями. Но ведь нападения на энергетику и раньше использовались как средство ведения войны — можно ли тогда считать стратегию России нарушением международного права?

Эксперты считают, что размах, причины и последствия российских ударов серьезно сужают возможности юридически оправдать действия российских военных.

Как может оправдаться Россия

Некоторые части энергосистемы Украины действительно могут считаться ограниченно легитимными целями, если они обеспечивают электричеством военные объекты.

Если уничтожение такой цели «приносит четкое военное превосходство», то закон его может оправдать, даже когда этот объект имеет не только военное, но и гражданское назначение.

Военные США наносили удары по энергетике Ирака в 1991 году, за что подверглись острой критике. В 1999 году силы НАТО наносили удары по энергосистеме Сербии. В обоих случаях отключения электричества затронули и гражданское население.

Более того, есть случаи, когда обесточить военный объект считается лучшим, чем непосредственно ударить по нему ракетами или артиллерией. «Предпочтительнее ли на некоторое время лишить гражданское население электроэнергии, чтобы избежать риска для жизни гражданских, связанного с использованием кинетического оружия? Да, я бы сказал, что это так», — считает Майкл Шмитт, почетный профессор Военного колледжа ВМС США.

Россия отрицает, что намеренно бьет по гражданскому населению Украины, и пытается оправдывать нападения на инфраструктуру, называя их ударами «высокоточным оружием большой дальности […] по объектам военного управления, оборонно-промышленного комплекса Украины и связанной с ними топливно-энергетической инфраструктуры». (Такая формулировка использовалась в сводке министерства обороны России от 18 ноября).

Тем не менее, даже когда объект инфраструктуры рассматривается как легитимная военная цель, все равно есть ограничения относительно того, когда и как по ней могут ударить.

«В соответствии с международным гуманитарным правом, государства взяли на себя обязательства выбирать цели и тактику таким образом, чтобы минимизировать ущерб для гражданского населения, — объясняет Мария Вараки, специалист по международному праву из отдела военных исследований Королевского колледжа Лондона. — То есть нужно достигать военного преимущества при минимуме убитых и раненых».

Принцип пропорциональности

Если в результате поражения легитимных военных целей среди гражданского населения есть убитые и раненые, это не всегда считается нарушением международного права. Однако нужно соблюдать принцип пропорциональности: ущерб для гражданского населения не должен быть избыточным в сравнении с масштабами выигранного военного преимущества. Воюющие стороны также должны постоянно делать все возможное, чтобы не навредить населению и гражданской собственности.

После массированных авиаобстрелов украинских городов в ноябре президент Владимир Зеленский заявил, что без электричества остались более 10 млн человек — и половина энергетической инфраструктуры страны вышла из строя.

Как говорит профессор Шмитт, «когда ущерб для гражданского населения настолько огромен, на курок нажимать просто нельзя».

Еще один важный для международного гуманитарного права фактор — это то, какого именно рода преимущество было получено в результате нападения. «Деморализация и терроризирование населения не считаются приемлемой выгодой от военного нападения», — отмечает Мария Вараки. Наоборот, объясняет она: «терроризирование гражданского населения является военным преступлением».

Хотя Россия настаивает, что ее целями являются только военные объекты, представители Кремля намекали, что для этих ударов была еще одна причина — заставить Киев пойти на переговоры. «Нежелание украинской стороны решать проблему, выходить на переговоры, более того, действия украинской стороны по отказу от согласованных пониманий текста и так далее, вот это все последствия, и об этом тоже нужно говорить», — сказал пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.

Нападающая сторона может надеяться на то, что уничтожением гражданской системы энергоснабжения она деморализует врага. Но этого недостаточно, чтобы оправдать атаку с точки зрения международного права: нападение может считаться законным только, если оно направлено на достижение конкретного военного преимущества.

Маловероятно, что российские атаки на инфраструктуру Украины с их гигантскими масштабами и размахом можно было бы оправдать подобным образом, считает профессор Шмитт. «Очень сложно представить, что каждый раз при выборе целей они останавливаются только на энергетических объектах, которые могут считаться военными. Удары наносятся по слишком большому числу целей», — говорит эксперт.

Когда профессор Шмитт служил в ВВС США, он был специалистом по наведению — и на основании своего опыта он сомневается, что российские военные как следует выверяют объекты для ударов — а это еще одно требование международного гуманитарного права. «Просто невозможно проводить операции такой высокой интенсивности, настолько часто и на территории всей страны — и при этом предварительно верифицировать цели согласно требованиям», — объясняет он.

По мнению эксперта, на основании этих выводов становится «довольно очевидно», что свои нападения (или по крайней мере, часть из них) Россия в первую очередь устраивает для того, чтобы терроризировать гражданское население Украины.

Мария Вараки отмечает, что какими бы ни были точные причины ударов России по украинской энергосистеме, за все время войны Россия не продемонстрировала желания минимизировать ущерб для гражданского населения. «Просматривается общая тенденция: российскую армию не особенно беспокоят смерти среди гражданских», — настаивает она.

По данным министра обороны Украины Алексея Резникова, на 28 ноября от российских ударов пострадало более 200 различных объектов энергетической инфраструктуры Украины. Миллионы людей остались без света, подача электроэнергии была ограничена во многих регионах.

Террор против населения

Но несмотря на это, говорит профессор Шмит, если Россия таким образом пытается деморализовать украинцев, эта тактика вряд ли сработает. «С точки зрения истории нет причин считать, что украинцы падут духом… [Действия Путина] только усиливают их решимость выстоять в битве против России. Это стратегический просчет», — отмечает он.

Так можно ли считать, что Россия своими ударами действительно нарушает международное право?

Во время любого судебного разбирательства в будущем, в первую очередь, нужно будет установить, могли ли считаться многочисленные цели российских ударов легитимными с военной точки зрения.

Но даже если их признают таковыми, ущерб гражданскому населению при поражении этих объектов не должен быть избыточным в соотношении с полученным военным преимуществом. А само это преимущество должно быть исключительно военным по своему характеру, то есть терроризирование населения не может считаться легитимной причиной атаки.

 

BBC News

Джо Байден: мы привлечем Россию к ответственности за ее действия в Украине

Президент США Джо Байден заявил, что он и президент Франции Эммануэль Макрон полны решимости привлечь Россию и президента Владимира Путина к ответственности за его «войну с остальным миром».

Он сделал это заявление на пресс-конференции в Белом доме, посвященной государственному визиту президента Франции в США.

«Сегодня мы подтверждаем, что Франция и Соединенные Штаты вместе со всеми нашими союзниками… как никогда сильны в противодействии жестокой войне России против Украины», – заявил Байден на совместной пресс-конференции после встречи двух лидеров.

«Путин думает, что может сломить волю всех тех, кто выступает против его имперских амбиций, но нападение на гражданскую инфраструктуру в Украине, перекрытие энергоснабжения Европы с целью взвинчивания цен, обострение продовольственного кризиса наносит ущерб очень уязвимым людям – не только в Украине, но и во всем мире. И у него ничего не получится», – сказал Байден во время двусторонней пресс-конференции в Белом доме.

«Президент Макрон и я решили, что будем продолжать совместную работу, чтобы привлечь Россию к ответственности за свои действия и смягчить глобальные последствия путинской войны для остального мира», – сказал Байден.

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 2 December: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий