BloggoDay 23 February: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 23 лютого 2023 р.

 

(Оновлено 19:00)

“The Moscow Times”

Сергей Шелин

Прокрустова лажа: самая несвоевременная исповедь Путина

Правитель России в послании Федеральному собрании не сделал ни того, чего опасались, ни того, на что слабо надеялись. Он не объявил войну и не сформулировал условий мира. Через год после начала своей «СВО» Путин повторил только то, о чем всегда беседует наедине с собой.

Каких-то революционных новостей от восемнадцатого путинского послания не особенно и ждали. Но все же оно было главной по статусу речью за год большой войны. Опасались, пусть и несильно, что Путин повысит градус конфликта и официально объявит о состоянии войны между РФ и Украиной. Чаще предполагали, и даже иногда с надеждой, что он, наконец, сформулирует цели кампании и изложит какие-то условия мира.

Или, например, предложит прекратить огонь и начать «переговоры». Считают, хотя и без серьезных доказательств, что в Кремле уповают именно на перемирие по линиям существующих фронтов. Призывающую к этому статью Явлинского даже расшифровывали как тестирование российской и мировой реакции на такую инициативу.

Ну а некоторые просто ждали речи властителя России с привычным безотчетным ужасом. И хотя один аналитик удачно заметил, что есть люди, которым вообще свойственно заранее испытывать ужас, но послания Путина несколько раз оправдывали ожидания. Ведь хотя Путин всегда врет, но при этом почти каждый раз видно, чего он хочет на самом деле.

Правдивость его лжи

В шестнадцатом своем послании (январь 2020-го) он не вызывающими сомнений намеками объявил о намерении править вечно и о переделке с этой целью прежней конституции. А в семнадцатом (апрель 2021-го)пообещал «организаторам любых провокаций, угрожающих коренным интересам нашей безопасности», что они «пожалеют о содеянном так, как давно уже ни о чём не жалели». Нападение на Украину к тому моменту было делом решенным, войска стягивались к ее границам для генеральной репетиции вторжения, и угроза Путина выражала его мысли о предстоящей, как ему казалось, победе.

В нынешней речи единственное конкретное внешнеполитическое заявление – это «приостановка» Договора о стратегических наступательных вооружениях с Соединенными Штатами. Но это лишь констатация того банального факта, что отношения РФ и США слишком похожи на войну, чтобы изображать видимость контроля над вооружениями.

Что же до фирменных путинских намеков, то были и они. Но в этот раз без малейшего ощущения новизны. Вот например: «Чем более дальнобойные западные системы будут поступать на Украину, тем дальше мы будем вынуждены отодвигать угрозу от наших границ». То есть, аннексионистские аппетиты Путина под предлогом «отодвигания угрозы» будут увеличены. Но о том же несколько раз уже объявлял порученец правителя Лавров.

Путин потому и не конкретизирует свои аппетиты даже сейчас, что по-прежнему хочет захватить всю Украину. И проблема для него вовсе не в способах обоснования этого желания, а только в том, что у него нет сил его осуществить.

В том-то и ирония момента, что Путин в важнейшем якобы выступлении предстает вовсе не государственным деятелем, пусть и со знаком минус, а тем, кто есть, – ограниченным, странным и дежурно уязвленным человеком, который равнодушен к другим и погружен в беседы с самим собой.

Поскольку эти внутренние беседы всегда об одном и том же, а личный быт правителя не приносит ему никаких новых впечатлений, то и в сообщениях Путина всегда очень много повторов. Тем более, что, начиная с эпохи ковида, он ведет жизнь узника, пусть и в роскоши.

Аттестацию своего восемнадцатого послания Путин невольно дал в нем сам – оговоркой «прокрустова лажа». Он сразу поправился, но она совершенно точна. Маниакальный страх за себя не позволил ему не то что побывать на передовой, но даже и посетить тыловые районы в завоеванных землях. Рамки его личного опыта предельно узки. Все, что он знает о действительности, он знает от нескольких приближенных к нему охранников и придворных или вычитывает из верноподданнических докладов.

Речь стала поводом еще разок поделиться с публикой этим знанием, но еще больше – своими опасениями, радостями и печалями. Стилистически путинская исповедь тоже была обычной – привычная смесь откровений юного гопника («это не я», «это они», «они же сами», «это они же») с куртуазностью пенсионера на лавочке («посмотрите, извините меня, в священные писания, в главные книги всех других мировых религий…», «им, извините за моветон, наплевать…» ). Исторические фантазмы и мысли о западных сексуальных практиках – тоже оказались точно такими же, какие Путин уже излагал много раз.

Пусть все идет, как идет

Но это не значит, что послание-2023 было совсем пустым. Вот тезисы, которые явно или неявно в нем содержатся.

  1. Война – навсегда. По крайней мере, до тех пор, пока Путин не решит, что ее пора закончить. А пока он так не решил, никаких намеков на условия ее окончания нет и быть не может. Все его рассуждения о будущих делах подразумевают, что война перманентна и никакого мира нет.
  2. Путин недоволен своими неудачливыми генералами. Поэтому о них ни слова. Как и о победах на поле боя. Режимообразующая для него вера в уникальные якобы российские системы вооружений тоже пошатнулась, но не совсем исчезла. Показа боевых мультфильмов, как в марте 2018-го, под читку 14-го послания, на этот раз не было. Не было повторено и длиннейшее тогдашнее перечисление упоительных для правителя названий: «Авангард», «Пересвет», «Сармат», «Калибр», «Циркон», «Посейдон», «Буревестник»… Но «утверждённый Указом Президента план строительства и развития Вооружённых Сил на 2021–2025 годы» упомянут был. «Работа идет», – утешительно сказал себе Путин.
  3. За неимением военных побед Путин весьма хвалит экономические. Поэтому своих технократов и бывших сислибов он с одобрением упоминает либо персонально («Михаил Владимирович» – о премьере Мишустине), либо списком («Благодаря совместной работе Правительства, парламента, Банка России, субъектов Федерации и, конечно же, делового сообщества…, мы обеспечили устойчивость экономической ситуации»). Подлинной опорой режима оказались вовсе не военные и не чекисты (тоже едва упомянутые в речи), а вестернизированные менеджеры, возглавляющие экономику и финансы РФ. Желая похвастать их успехами, Путин приказал на четыре дня ускорить публикацию приукрашенных цифр о динамике ВВП (о якобы снижении его всего на 2,1%). Следуя своему правилу, он специально подчеркнул в речи, что эта публикация ни в коем случае не была ускоренной. Но в официальной стенограмме эту реплику по совершенно непонятной щепетильности убрали.
  4. Воспроизводя свой постоянный мысленный диалог с потерявшими собственность на Западе магнатами, Путин, сам по совместительству магнат, потерявший там собственность, глумится над неудачливыми собратьями и призывает их работать на его режим и держать активы в РФ. Нравится это магнатам или нет, но правителю очевидно, что у них нет никакого будущего, которое бы отличалось от его собственного.
  5. Думая о судьбах коммерсантов всех категорий, Путин заверяет, что никаких национализаций в советском вкусе он не планирует. По состоянию на сейчас это не ложь. Он явно не знает, как это сделать и кому бы он такое смог поручить.
  6. Размышляя о народе, Путин сообщает, что пушки и масло вполне совместимы и что кажущаяся ему естественной милитаризация всех сфер не означает понижения уровня жизни. Видимо, в настоящий момент он думает именно так и скорее не знает факты, чем искажает их. И уж точно в его повседневных страхах ему видятся какие-то протесты масс из-за ухудшения жизни. В отличие от своего кумира Сталина Путин этого боится.

Вот такая установочная речь диктатора воюющей страны. Весьма интересная для психолога и психиатра, но способная озадачить политического аналитика. Ее произноситель не выглядит ни храбрым, ни владеющим фактами, ни даже просто осмысляющим свои обязанности главы государства. Год назад принял стратегические решения, но на стратега не похож. В каждый отдельный момент его установка – делать как можно меньше, и пусть все идет, как идет. Замкнут в своих маниях, забавах и обидах, а о подданных вспоминает только для того, чтобы минимизировать их угрозу своей персоне. Впрочем, интуитивно исходит из того, что они ему созвучны.

И в день его странного выступления решительно ничто в столичном Гостином дворе не могло подсказать правителю, что он ошибается. Сливки российского чиновничества за неполные два часа больше 50 раз били для Путина в ладоши. А когда в заключение мероприятия включилась запись гимна, послушно вскочили на ноги и шевелением губ имитировали пение официальной песни, слова которой ни они, ни Путин не знают.

 

“The Moscow Times”

Покупатели российского газа в Европе подали иски к «Газпрому» на $15 млрд

Отключение поставок газа европейским странам в попытке «заморозить» некогда крупнейших клиентов на газовом рынке может дорого обойтись «Газпрому». Вслед за немецкими Uniper и RWE иск к «Газпрому» из-за недопоставок газа подала крупнейшая энергокомпания Франции Engie.

Как сообщает Reuters, Engie инициировала арбитражное разбирательство в отношении «Газпром экспорта» и требует признать неисполненными обязательства российской компании по долгосрочным газовым контрактам.

Engie также хочет добиться от экспортной «дочки» «Газпрома» выплаты штрафов и компенсации убытков, возникших после того, как в июле 2022 года прокачка газа во Францию остановилась. «Газпром» объяснил «поворот вентиля» неоплатой газа, поскольку требовал, чтобы платежи осуществляли «в рублях» — на счет в Газпромбанке.

Общий объем исковых требований к «Газпрому» достиг примерно $15 млрд, подсчитал аналитик БКС Рональд Смит.

Сумму претензий Engie, официально не раскрытую, он оценивает в $1,3 млрд, исходя из того, что компания получала 2 млрд кубометров газа по долгосрочным контрактам.

Рекордный иск к «Газпрому» — на $12,5 млрд — подала немецкая Uniper, покупавшая 20 млрд кубометров в год. Будучи крупнейшим импортером российского газа в Германии и одним из инвесторов проекта «Северный поток — 2», Uniper оказалась на грани банкротства и была де-факто национализирована после того, как осталась без ключевого поставщика и была вынуждена закупать топливо по взлетевшим ценам на спотовом рынке. На спасение компании правительство ФРГ потратило 29 млрд евро.

Еще около $1 млрд от «Газпрома» требует RWE — другой немецкий импортер газа, получавший 1 млрд кубометров в год.

Отключая газ, «Газпром» объявил форс-мажор, ссылаясь на то, что Канада задерживает возвращение из ремонта турбины Siemens для трубопровода «Северный поток». Но едва ли это обоснование обеспечит полную защиту в суде, предупреждает Смит из БКС.

«Однако диверсия на газопроводах „Северный поток“ и „Северный поток — 2“ в сентябре прошлого года вполне может привести к снижению оценки ущерба», — полагает он.

По итогам 2022 года «Газпром» продал в дальнее зарубежье 101 млрд кубометров — вдвое меньше, чем годом ранее. При этом поставки в Турцию составили 85 млрд кубов и стали самыми низкими в современной истории России.

В текущем году экспорт «Газпрома» в Европу и Турцию может снизиться до 65 млрд кубометров, прогнозирует Смит. И это будет самый низкий уровень с первой половины 1980-х годов.

В Китай, согласно плану эксплуатации газопровода «Сила Сибири», «Газпром» прокачает 22 млрд кубометров и, по оценке БКС, заработает $6,9 млрд.

 

(Оновлено 18:00)

BBC News

FT: Путин мнит себя Петром I, а окружение боится говорить ему правду

Деловое британское издание Financial Times опубликовало собственное расследование обстоятельств начала войны, развязанной Кремлем год назад. Опросив шестерых представителей ближайшего окружения президента Владимира Путина (все шесть попросили FT об анонимности), издание восстанавливает картину того, как принимались решения по таким вопросам, как аннексия Крыма и вторжение в Украину.

В частности, FT пишет, что решение о начале “специальной военной операции” было принято настолько узким кругом, что поставленные перед фактом начавшегося вторжения высокопоставленные чиновники Кремля, члены кабинета и бизнес-элиты не могли поверить в происходящее.

Один из собеседников FT рассказал изданию, что, когда опешившие олигархи обратились за разъяснениями к министру иностранных дел Сергею Лаврову (который сам узнал о войне за пару часов до ее начала), тот ответил: “У него [Путина] три советчика – Иван Грозный, Петр I и Екатерина Великая”.

“Он [Путин] действительно верит во все, что говорит о сакральности и Петре I. Он думает, что войдет в историю как Петр”, – сказал FT один из бывших высокопоставленных представителей Кремля.

Путин все время ищет оправдания своему решению о вторжении, говорят источники, убеждает себя и окружающих, что у него не было выбора.

“Он говорит своему окружению, что, мол, да, мы оказались совершенно не готовы [к войне], в армии хаос, промышленность в упадке, но лучше понять это таким образом, а не тогда, когда нас будет завоевывать НАТО”, — рассказывает собеседник газеты.

Источники FT сходятся в том, что после начала войны российский президент оказался в еще большей изоляции от своих подчиненных, чем раньше.

“Сталин был злодеем, но хорошим управленцем, потому что ему было совершенно невозможно солгать. А Путину никто не может сказать правду, — объясняет другой источник. – Человек, который никому не доверяет, начинает опираться на мнение очень узкого круга людей, которые ему лгут”.

Что касается возможного применения ядерного оружия, то Путин уже отмел эту опцию, утверждают два человека, близкие к президенту. По их словам, он понял, что даже ограниченное тактическое использование не принесет России пользы в этой войне, а радиоактивное облако принесет на российскую территорию.

При этом он абсолютно готов к затяжной войне, веря в то, что страна найдет способы выдержать экономическое давление.

Он уже понял, что продолжать говорить о том, что война не затронет большую часть населения России, дальше невозможно. Это было приемлемо в первые месяцы после вторжения, когда жизнь большинства действительно продолжала течь в обычном ключе.

Сейчас он выбрал другую риторику – громкие слова о мобилизации сил и необходимости всеобщего объединения перед лицом угрозы.

Однако тот факт, что власти не были уверены в способности собрать полный стадион на недавний патриотический концерт в Лужниках и согнали десятки тысяч путем денежных выплат или угроз, говорит о том, что новая риторика не особенно действует на россиян, пишет Financial Times.

Принимая решение об аннексии Крыма в 2014 году, Путин не поставил в известность даже собственный Совет безопасности, вспоминает один из близких к президенту в то время чиновников.

Советники отговаривали его от идеи послать в Крым войска, рассказывает источник, но Путин сказал буквально следующее: “Это исторический момент. Если вы с этим не согласны, можете удалиться”.

Многие из его окружения вспоминают, что слабая реакция Запада, испугавшаяся дальнейшей эскалации и разрыва экономических отношений с Россией, окончательно уверила Путина в правоте его решения по Крыму.

 

 

Медуза

История на стороне Украины. Но ее ход нужно ускорить. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель рассказывает, что ЕС за год сделал для противостояния российской агрессии

Евросоюз — один из ключевых союзников Украины в ее противостоянии российской агрессии. «Тройная стратегия» ЕС включает в себя поддержку Киева, давление на Москву и помощь остальному миру в борьбе с последствиями крупнейшего за десятилетия военного конфликта на территории Европы. Но, несмотря на все предпринятые меры, война продолжается. Накануне годовщины полномасштабного вторжения верховный представитель Евросоюза по иностранным делам Жозеп Боррель («министр иностранных дел ЕС») размышляет над прошедшим годом — и над тем, что Европе предстоит сделать в ближайшее время. «Медуза» публикует русскоязычную версию его текста.

24 февраля 2022 года навеки запомнится нам как день, когда Россия начала жестокое, неспровоцированное и противозаконное вторжение в Украину. Оно было и остается примером агрессии чистой воды и явного нарушения Устава ООН. Эта война не «просто европейский вопрос» и не «борьба Запада против всех». Она решает, в каком мире мы все хотим жить. Ведь никто не сможет чувствовать себя в безопасности, если незаконное применение силы ядерной державой и постоянным членом Совета безопасности будет как-то «нормализировано». Поэтому действие международного права нужно обеспечивать везде, чтобы защищать всех от силовой политики, шантажа и военных нападений.

Теперь, год спустя, есть опасность, что люди привыкнут видеть столь многочисленные картины военных преступлений и зверств; что используемые нами слова начнут утрачивать значимость из-за того, что нам приходится их так часто повторять; что мы устанем и наша решимость ослабнет — ведь время идет, а задача наша сложна.

Этого допустить нельзя. Ведь Россия продолжает каждый день нарушать Устав ООН, создавая своей империалистической политикой опасный прецедент для всего мира. Каждый день Россия продолжает убивать ни в чем не повинных украинских женщин, мужчин, детей и осыпать города и гражданские объекты градом ракет. Каждый день Россия продолжает сеять ложь и фабрикации.

Для Европейского союза и наших партнеров не существует другого варианта, кроме как продолжить реализацию нашей «тройной стратегии», которая включает:

  • поддержку Украины;
  • давление на Россию с целью заставить ее прекратить незаконную агрессию;
  • помощь остальному миру в борьбе с негативными последствиями этой агрессии.

Этим мы и занимаемся уже год, причем успешно. Мы приняли беспрецедентные санкции; снизили свою зависимость от российского ископаемого топлива; в тесном сотрудничестве с основными партнерами на 50% сократили прибыль Кремля от продажи энергоносителей, за счет которой он финансирует свою агрессию. Работая вместе, мы также смягчаем для мира вторичные эффекты агрессии: цены на продовольствие и энергоносители снижаются, чего частично удалось достичь благодаря нашим «коридорам солидарности» и Черноморской зерновой инициативе.

Недостаточно заявлять, что мы хотим, чтобы Украина была способна защищать себя, — для этого ей нужны средства. Поэтому ЕС впервые в истории осуществляет поставки вооружений подвергшейся нападению стране. Европейский союз сейчас является ведущим организатором военной подготовки украинских военнослужащих, чтобы они могли защищать свою страну. Для поддержки украинского народа мы также выделяем значительные объемы макрофинансовой и гуманитарной помощи. И мы решили ответить согласием на просьбу Украины о вступлении в ЕС. Наконец, мы работаем над тем, чтобы привлечь к ответственности виновных в военных преступлениях, совершенных Россией.

Украина проявляет удивительную стойкость — отчасти благодаря этой поддержке. А Россия оказалась еще более изолированной, что стало следствием глобальных санкций и осуждения подавляющим большинством государств в Генеральной ассамблее ООН. Нашей общей целью была и остается победа демократической Украины, изгнание захватчиков, полное восстановление суверенитета Украины, а вместе с ним и международного правопорядка.

В первую очередь нам нужен мир в Украине — прочный и всесторонний мир, соответствующий Уставу ООН и международному праву. Поддержка Украины и работа ради установления мира идут рука об руку.

Агрессивное вторжение России в Украину представляет собой глобальную угрозу. В самой России оно усилило репрессии против независимых голосов, которые выступают против войны и зверств, совершаемых российской армией в Украине. Российские власти устроили беспрецедентные гонения на журналистов, правозащитников, активистов и даже простых россиян, осмеливающихся выражать несогласие с войной. Примером наказания за то, что человек просто говорит правду о войне, стал закон, предусматривающий тюремное заключение сроком до 15 лет за «публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил Российской Федерации».

Европейский союз будет и дальше поддерживать российское гражданское общество, независимые СМИ, правозащитников, политических заключенных и всех российских граждан, с большим риском для себя защищающих права человека и выступающих против войны России с Украиной.

История и правосудие на стороне Украины. Но, чтобы ускорить ход истории и добиться правосудия, нужно активнее реализовывать нашу «тройную стратегию». Мы понимаем, что это коллективная задача. ЕС рассчитывает на всех своих партнеров, чтобы действовать в духе совместной ответственности и солидарности и добиться того, чтобы агрессия завершилась поражением, а международное право восторжествовало.

(Оновлено 17:00)

“Грани.ру”

Виталий Портников

Марширующий скелет

От выступления Владимира Путина перед Федеральным собранием, от его появления на концерте в Лужниках ожидали новых припадков злодейства, новых сенсационных заявлений, новых обещаний войн и конфликтов. В самом деле, ведь для чего-то же послание откладывалось целых два года, чтобы в момент появления Путина перед депутатами произвести эффект политического взрыва.

Но вместо взрыва получился хлопок. Путин, по большому счету, прочел прошлогодний текст, который вполне мог бы прозвучать, если бы не было войны против Украины. Теперь, собственно, понятно, чего ожидал диктатор. Победы. Он хотел выступить перед откормленной челядью с рассказом о том, как присоединил Украину за три дня. А когда стало ясно, что его “блицкриг” позорно провалился, решил дождаться хоть какого-нибудь разгромленного города, чтобы вновь выглядеть собирателем земель”.

Но поскольку никакого успеха не было и нет, Путину пришлось вскарабкиваться на трибуну – просто для того, чтобы приехавший в Европу к годовщине путинской агрессии Байден выглядел “догоняющим”, “отвечающим”, “реагирующим”. Неудивительно, что и тут Путин, этот великий стратег всех времен и народов, опять просчитался. После приезда Байдена в Киев “догоняющим” и “отвечающим” оказался уже сам российский президент. Этот приезд – вечная гордость Байдана и вечный позор Путина, который рассчитывал еще год тому назад принимать парад на Крещатике. Но вечный город, переживший в своей долгой истории не одну агрессию с севера, и на этот раз оказался в исторической недосягаемости. Маленький бессмысленный диктатор с пустыми амбициями так и остался в Москве.

Мы нередко сравниваем Путина то с Гитлером, то со Сталиным. И сравниваем заслуженно: злодеяния путинской России вполне сопоставимы с преступлениями гитлеровского Рейха и сталинского СССР. Русские убивают, насилуют, грабят, пытаются уморить мирных граждан голодом и холодом – а большинство их населения яростно аплодирует убийцам и, кажется, в восторге от того, что вновь живет в стране, единственное предназначение которой – уничтожать других.

Единственное отличие Путина от других убийц и тиранов – так это то, что те знали, зачем они творят зло и насилие. И Сталин, и Гитлер были политическими революционерами. Они творили страшное, кровавое, беспросветное будущее – но будущее.

Путин – серый невежественный обыватель, который забрался в гитлеровский бункер и натянул сталинские сапоги. Будущее его не интересует. Он хочет в прошлое. Он хочет не построить, а восстановить то, что давно истлело. Когда-то, уже после войны, авторы знаменитых шаржей на фюрера Кукрыниксы продолжали рисовать карикатуры на Гитлера, только изображали его марширующим скелетом. Путин – ровно такой же марширующий и выступающий скелет. Живым человеком он считается по какой-то нелепой ошибке. Ничего живого в нем просто не наблюдается, как, впрочем, и в стране, которую он возглавляет.

И когда мы говорим, что война России против Украины – это типичная война зла с добром, мы должны добавить, что это еще и борьба смерти с жизнью, это сражение мертвецов, боготворящих прошлое, с людьми, которые стремятся в будущее.

Но эта война, запланированная в Кремле как бенефис марширующего скелета, завершится его окончательной гибелью.

 

(Оновлено 16:00)

Главред

Война в Украине может продлиться еще не меньше года – министр обороны Великобритании

Война в Украине может продлиться еще не меньше года. Такой прогноз по срокам завершения войны озвучил министр обороны Великобритании Бен Уоллес.

По его словам, российский диктатор Владимир Путин показал, что человеческие жизни не играют для него роли, причем как в Украине, так и в РФ, передает агентство SkyNews.

Амбиции Путина погубили уже за сотню тысяч военных ВС РФ, но хозяин Кремля не намерен останавливаться на достигнутом.

“Он уже перешел черту и думает, что это нормально поступать так со своим народом, фактически управляя мясорубкой для армии, я думаю, он не собирается останавливаться”, – считает Уоллес.

Когда закончится война в Украине – прогнозы

Президент Украины Владимир Зеленский ожидает, что в 2023 году война в Украине закончится и наступит мирное время.

Есть немалая вероятность того, что окончание активной фазы украино-российской войны произойдет летом нынешнего года. Такой прогноз озвучил руководитель Главного управления разведки украинского Минобороны Кирилл Буданов.

Издание Forbes описало три сценария завершения войны. Это многолетний затяжной конфликт, динамическая развязка или завершение войны к концу года.

Президент Польши Анджей Дуда считает, что страна-агрессор Россия может выиграть войну против Украины, если Запад срочно не поставит оружие Киеву.

 

Главред

Дальнобойное оружие будет в Украине: в Минобороны объявили о решении Запада

Украина продолжает вести диалог с Западом о получении боевой авиации – решение будет положительным, сказала заместитель министра обороны Анна Маляр.

Страны-союзники Украины на Западе уже приняли решение поставить Киеву дальнобойное оружие. Переговоры по предоставлению боевой авиации продолжаются, однако их итог будет положительным. Об этом заявила заместитель министра обороны Анна Маляр.

В ходе брифинга Минобороны в четверг, 23 февраля, она рассказала о том, что в течение года войны удалось добиться поставок Украине западного оружия. Решение о дальнобойном вооружении для ВСУ уже принято.

“С точки зрения вооружения, наша армия де-факто уже стала армией НАТО. В течение года Минобороны решало задачи по обеспечению нашей армии оружием и боеприпасами… Год назад мы получали в качестве помощи от партнеров пехотное оружие. Нам удалось добиться решений о предоставлении тяжелого оружия западного образца. Сейчас уже формируются танковые подразделения, принято решение о предоставлении дальнобойного оружия. Мы имеем противокорабельные и противорадарные ракеты”, – отметила Маляр.

Также она акцентировала внимание на том, что Украина в итоге получит и боевую авиацию.

“Продолжаются дискуссии о самолетах, и это решение также будет положительным”, – добавила Маляр.

Анна Маляр подчеркнула, что в скором времени Украина получит системы ПВО Patriot и SAMP-T, функционал которых позволяет перехватывать вражеские баллистические ракеты.

Дальнобойное оружие для Украины

Советник руководителя Офиса президента Михаил Подоляк ранее заявил о том, что идут дискуссии по поводу предоставления Украине дальнобойных вооружений.

По его словам, страны-партнеры понимают потребности ВСУ и переговоры ведутся уже относительно сроков и количества поставок такого оружия.

Президент Владимир Зеленский сказал, что западный мир уже не против обсуждения темы передачи Украине дальнобойных вооружений. Государство работает над тем, чтобы усилить свои военные возможности.

Главарь Кремля Владимир Путин разразился угрозой “расширения войны” в случае поставок Украине вооружений более дальнего радиуса действий. Страна-оккупант будет, дескать, “отодвигать угрозу от своих границ”.

 

(Оновлено 15:00)

Deutsche Welle

Мануэла Каспер-Клэридж, главный редактор DW

Война России против Украины касается всех нас

В центре Европы уже год идет жестокая агрессивная война. Чтобы мир мог знать правду о страданиях украинцев, как никогда важна работа журналистов, считает главный редактор DW Мануэла Каспер-Клэридж.

Снег в Бахмуте окрашен кровью. Уже несколько месяцев российские военные пытаются захватить этот маленький городок на востоке Украины. Они атакуют с нескольких сторон при поддержке жестоких наемников из ЧВК “Вагнер”. Дома и улицы Бахмута подвергаются беспощадным бомбардировкам – без всякого внимания на жертвы среди мирного населения.

До нападения России на Украину в Бахмуте жило около 70 000 человек. Сколько их сегодня, никто не знает. Но те, кто все еще остаются в городе, не сдаются. Поддерживаемые украинскими войсками они борются за свою свободу. Они не хотят отдавать Бахмут врагу. Небольшой город Бахмут – сегодня символ сопротивления и мужества отчаяния украинцев.

Ужас во всех городах Украины

И Бахмут касается нас всех. Мы не можем закрывать глаза на то, что происходит на европейской земле. Происходят убийства, пытки, изнасилования. Война – это не абстракция. На войне убивают. Гражданское население становится жертвой насилия. В Бахмуте, Буче, Ирпене или Мариуполе.

Мы, журналисты, обязаны документировать эти ужасы. При этом мы очень тщательно должны делать выбор и решать, какие кадры показывать. Жестокую реальность не нужно смягчать. Но одновременно с этим мы должны сохранять достоинство тех, кого это касается.

И, конечно, сообщать о том, как гражданское население в зонах боевых действий справляется с постоянными обстрелами. И с жизнью, в которой ничего больше нет уже из того, что было прежде. Жизнью, в которой, тем не менее, есть моменты радости и силы.

Разоблачать фейки

Что является правдой, а что – ложью? Это не всегда легко выяснить. И особенно, если речь идет о войне. У наших журналистов, доносящих информацию из Украины, не только одна из самых опасных работ. Они также должны вместе со своими редакциями верифицировать фото и видео, беседовать с очевидцами, проверять факты, объяснять контекст, разоблачать фейки. И они каждый день рискуют сами стать жертвами конфликта. Их работу нельзя недооценивать.

У диктаторов эта независимая журналистика вызывает страх. Именно поэтому путинская пропаганда всеми средствами дезинформации пытается предотвратить публикацию правды о российском вторжении в Украину. Ни мир, ни собственное население не должны знать, что в действительности происходит в Украине: сколько жертв среди мирного населения уже унесло это вторжение, или насколько высоки потери российских войск. Обо всем, что не соответствует пропагандистской картине, врут, умалчивают, распространяют фейки.

Трудно одержать победу над российскими троллями. И привлечь внимание к тому, что происходит на самом деле. Но любое усилие того стоит. Потому что правда должна стать явной. Ради этого журналисты DW и коллеги из других медиа многим рискуют. И они ощущают за это поддержку от населения Украины. Люди хотят, чтобы мир знал, скольких жертв стоит их стране российское вторжение и как они пытаются защититься. Знал о том, что на на оккупированных территориях Украины идет активное сопротивлении российским военным. Или что агрессоры совершают ужасные военные преступления. Об этом не говорят в российских СМИ, контролируемых государством.

Эта война – еще и борьба за правду и прерогативу толкования происходящего. Год российского вторжения в Украину означает для многих людей там драматическую борьбу за защиту и свободу своей страны. Борьбу, которая заслуживает поддержку всех европейцев.

Мы, журналисты, даем для этого свободную и независимую информацию. Это наша задача. Мы разъясняем историю, предоставляем важный контекст и прозрачны в отношениях с нашими источниками. Для того, чтобы каждый мог сформировать собственное мнение. О ситуации в Бахмуте и во всей Украине. И о том, что является правдой, а что – чистой пропагандой.

 

(Оновлено 14:00)

Деловая столица

Вадим Денисенко, директор Украинского института будущего

Выборы, Бахмут и наступление. Что происходит в России

В последние два дня прочитал много о бессодержательных речах Путина. Однако позволю себе не согласиться и попробую кратко выделить ряд важных для нашего понимания аспектов того, что сейчас реально происходит в РФ

  1. Выборы, возможно, важнее войны.

Это, на первый взгляд, парадоксальное утверждение является одним из определяющих для предстоящего анализа всего, что уже происходит и будет происходить в РФ. Путин по своей психологии человек-процесс, а не человек-импульс и действие. Для него важнее те процессы, которые обеспечивают его комфорт во власти. Нынешняя, санкционированная им война с Пригожиным и загон Кадырова в Чечню, без права участвовать во всероссийской повестке дня (как минимум в ближайшей перспективе) — это самое важное на сегодняшний день. Путин еще со времен противостояния Ельцин-Горбачев осознал, что человек с мандатом доверия избирателя всегда имеет более высокую легитимность, чем человек с мандатом доверия от элит. Избиратель дает ему возможность манипулировать элитами. Поэтому ему нужно относительно честно выиграть в 2024 году. Война, в контексте выборов, не будет такой страшной, если он в зародыше задушит правую фронду, съедающую его ядерный электорат. Причем это не просто ядерный электорат — самый радикальный электорат, чья идеология стала основой для всей нынешней пропагандистской машины.

  1. Бахмут — это важно для Пригожина, но не Путина.

Пригожин попал в ловушку Бахмута, на взятие которого он поставил все. Для Путина более важно вернуться к формуле “У России есть два союзника — армия и флот”. Пригожин в эту формулу не вписывается. Что для нас более важно, так это то, что после выступлений Путина дата взятия Бахмута для него не имеет большого значения. Он считает, что новое переформатирование армейских округов и новая модель управления армией наконец-то наведут там порядок (возвращаемся к теме процесса как основы мышления Путина), и постепенно российская армия будет двигаться вперед. При этом мы любим зацикливаться на датах (приказал взять Донбасс до 1 мая, например). Ему все равно, когда это будет, ему важно в своей голове воображать, что все идет по плану.

  1. Ставка на накопление боезапасов или блицкриг?

Когда мы говорим о большом наступлении, то должны понимать: россияне действительно к нему готовятся и действительно накапливают живую силу и технику (более подробно об этом в пятницу мы напишем в нашем обзоре Украинского института будущего). Если коротко — у них дилемма. Начать наступление сейчас, пока нам еще не дали достаточно оружия, но и они не до конца готовы, или сделать это в мае-июне, когда они будут готовы, но и мы получим многое. Пока выглядит так, что более вероятен второй вариант.

 

(Оновлено 13:00)

РБК-Украина

Милан Лелич

Три месяца после деоккупации. Как Россия мстит Херсону за свободу и уничтожает город

Херсон сопротивлялся оккупантам восемь месяцев, пока его не освободила украинская армия. Сейчас город свободный, но почти пустой – россияне ежедневно обстреливают его с другого берега Днепра. О том, как херсонцам жилось в оккупации и что происходит в городе сейчас – ниже в репортаже РБК-Украина.

Три с лишним месяца назад, сразу после освобождения Херсона, кадры с центральной площади города разлетелись по всему миру. Пережившие оккупацию херсонцы массово вышли встречать украинскую армию с сине-желтыми флагами, ленточками и слезами радости.

Сейчас на Площади Свободы совсем другая атмосфера. Около двух часов дня в центре города никого нет. За десять минут возле здания ОГА, многократно обстрелянного россиянами, не проходит ни один человек. Даже бродячие собаки встречаются на улицах чаще, чем люди. Магазины, кафе, парикмахерские закрыты. Среди редко проезжающих машин треть, если не больше – военные или полиция.

Постоянно слышны звуки взрывов. Всего с середины ноября город обстреливали более двух тысяч раз, число жертв приближается к сотне.

Херсон вернулся в Украину, но жизнь в город еще не вернулась. Очевидно, и не вернется до тех пор, пока российские войска не отодвинут от него хотя бы километров на двадцать, а лучше на сорок. Как показывает опыт соседнего Николаева, в таком случае жизнь быстро приходит в норму. По крайней мере, в норму военных времен.

Херсон сопротивлялся россиянам с первого до последнего дня оккупации. Поначалу организовать нормальную оборону так и не удалось, хотя добровольцев было много. В чем была главная проблема – в неорганизованности, трусости или предательстве местных властей и силовиков – херсонцы пока так и не поняли.

Пример отчаянного, хоть и заранее обреченного сопротивления – бой в Сиреневом парке 1 марта, когда оккупанты уже непосредственно входили в город. Колонну россиян попытался остановить небольшой отряд легковооруженной теробороны. Автоматы Калашникова, гранаты и коктейли Молотова против минометов, крупнокалиберных пулеметов, бронетехники и беспилотников – шансов у защитников города изначально не было.

В селе Посад-Покровском, на самой границе Херсонской и Николаевской областей, случайно удалось встретить одного из выживших в том бою, местного уроженца Сергея Гаражко. Через село несколько месяцев проходила линия фронта, 90% зданий разрушено, из жителей оставался только каждый десятый.

Возможно, скоро их станет больше – село пытаются восстанавливать, разрушенные крыши домов волонтеры затягивают синей пленкой. Дом Сергея тоже разрушен, он поселился в соседнем, помогает односельчанам как-то обустроиться.

– Наш комбат сказал нам: ребята, не все домой вернутся, вы готовы? Кто не готов, кто в себе не уверен, может положить оружие и идти домой. Но никто этого не сделал, мы все загрузились в автобус и поехали в парк, – рассказывает Сергей.

Российский снайпер разделил отряд теробороновцев на две группы, их обстреливали из всего: танк, БМП, гранатометы, минометы, пулемет. Сергею перебило ногу и руку, под ребро попал осколок, побило плечи. Опираясь на два автомата, как на костыли (второй “калаш” он взял у убитого товарища), он сумел выбраться, местная жительница довезла его до больницы.

Дальше – несколько месяцев в оккупации. Чтобы не попасться оккупантам, которые разыскивали раненых украинских солдат, приходилось даже снимать наложенную шину.

– Когда наши пришли, я поехал пообщался с ребятами, оказалось, что мы никто, мы не ТрО. Меня это очень зацепило, я решил ехать домой. Домой приехал – а дома нету.

После захвата россиянами Херсона местные перешли к мирному сопротивлению, регулярно собираясь на протестные акции с сине-желтой символикой и проукраинскими кричалками. Принцип сбора, в условиях постоянных проблем со связью – как на Майдане: идешь на акцию, увидел знакомого, передал ему, тот передал своим соседям и так далее. Никаких лидеров и централизованных структур, чисто горизонтальная инициатива.

Оккупанты к такой самоорганизации просто не были готовы и не знали, что делать с протестующими. Очевидно, они были в плену стереотипа о том, что раз Херсон в основном был русскоязычным городом (сейчас ситуация плавно меняется в пользу украинского языка, заверяют местные), значит, к российской армии здесь должно быть позитивное отношение.

Где-то на третьей акции россияне наконец-то решили что-то делать. Ответ был ожидаемо карикатурным: в ответ на проукраинские лозунги они громко врубали песни вроде “вставай, страна огромная”. Чтобы перебить оккупантов, протестующие начали собирать деньги на свою колонку, пустив по кругу шапку. За минуту набросали денег сразу на две колонки.

Конечно, россияне не могли долго с таким мириться, акции начали рассеивать, и они постепенно сошли на нет. От публичного протеста Херсон перешел к партизанщине в разных формах: от физической ликвидации оккупантов и передачи ценной информации на свободную территорию до сине-желтых граффити на стенах.

Полностью подавить украинское подполье в городе оккупантам так и не удалось, хотя применялся весь набор методов: слежка, угрозы, обыски, похищения, пытки “на подвале”. Но в целом, рассказывают местные, среди бела дня россияне в городе к повальному террору не прибегали – вероятно, надеялись если не завоевать доверие местных, то хотя бы показать, что их не стоит так уж бояться.

Тем не менее, на всякий случай многие херсонцы во время оккупации ходили с двумя телефонами: один, простой кнопочный, для выхода в город, второй, основной, – спрятан в надежном месте. Прицепиться могли к чему угодно – например, к найденному во время обыска детскому рисунку на проукраинскую тематику.

Но это касается только областного центра. В селах Херсонщины происходил настоящий беспредел. В одном из них, на Бериславщине, местная директор школы, пережившая всю оккупацию, рассказывает, что оккупанты со злости расстреливали даже учебники и искали в них какую-то антироссийскую крамолу.

Не повезло даже учебнику географии, говорит директор, выкладывая перед нами книги по украинской литературе и прочим предметам, которые она смогла вынести из школы под пальто, – оккупанты решили, что на основе полученных из этого учебника знаний местные дети потом сдают ВСУ какие-то “координаты”.

Были в селе и типичные для оккупированных территорий истории. Например, о том, как пьяный россиянин решил пострелять в местных, но попал в своего товарища из другого подразделения, те открыли ответный огонь, убив нападавшего – в итоге, на место событий на разборку съехалась куча вооруженного народа.

В оккупации было, конечно, очень тяжело – директор говорит, что приходилось вспоминать бабушкины рецепты времен Голодомора, чтобы как-то выжить.

– Говорят, что время лечит. Но такое вылечить нельзя, – говорит собеседница. Но через пять минут, уже с оптимизмом и слезами на глазах: Мы все отстроим, ко мне мои дети приезжают, говорят, что хотят стать строителями, чтобы “отстроить нашу Украину”.

Конечно, в разговоре нельзя обойти и неприятную тему коллаборантов. Собеседница говорит, что таких было пару десятков человек, из двухсот с лишним оставшихся в селе местных жителей. Сразу после освобождения они сидели довольно тихо, потом воспряли духом. Кто-то даже осмеливается угрожать проукраинским соседям тем, что “наши еще вернутся”.

Недостаточность фильтрационных мер очевидна не только в селах, но и в самом Херсоне. Облегчило задачу то, что многие коллаборанты и симпатики РФ эвакуировались вместе с отступающими россиянами на левый берег Днепра. Но те, кто остались, в массе своей чувствуют себя вполне комфортно, рассказывают горожане.

– Ходят среди нас, улыбаются, у них все хорошо, просто триколор сняли, повесили наш флаг и все. И нам говорят: “А что нам было делать?!.” Та ничего не делать, я ж ничего не делала, я ж не сотрудничала, – рассказывает волонтер Виктория, встреченная нами возле отделения “Новой почты”, одного из центров жизни на херсонском микрорайоне Шуменский.

Конечно, точно высчитать, какой процент жителей Херсона так или иначе симпатизировал оккупантам, невозможно. С осторожностью можно вывести примерно такую пропорцию: больше половины – однозначно проукраинские, процентов сорок – “болото”, готовое жить при любой власти и под любым флагом, буквально несколько процентов – пророссийские. Из них подавляющее большинство – из меркантильных соображений, идейных симпатиков “России-матушки” в Херсоне был мизер.

Среди бела дня, особенно, при свете солнца, нынешний Херсон производит странное впечатление. Российская армия, кажется, не пытается методично стирать его в пыль, как города на Донбассе. Херсон выглядит, по украинским меркам, даже вполне ухоженным и при этом – удивительно пустым.

За время оккупации, по разным оценкам, из города выехало примерно три четверти жителей, осталось тысяч 80 (из 320 тысяч, которые жили ранее). После освобождения кто-то вернулся, но выехало гораздо больше. В итоге, сейчас в Херсоне живет менее 20% довоенного населения.

Причина – постоянные обстрелы, которые начались на третий день после освобождения. От черты города до ближайших островов на Днепре, где начинается “серая зона” – несколько сот метров, до ближайших постоянных позиций оккупантов – считанные километры. Так что Херсон россияне могут обстреливать фактически из любого вида оружия. Обстрелы не несут никакого военного смысла, чистый террор по принципу “куда прилетит, туда прилетит”. В роли сигнала воздушной тревоги – в лучшем случае звук уже летящей мины или снаряда.

Один из центров городской жизни – супермаркет “Сильпо” на центральной площади, где удается найти единственное открытое кафе. В декабре туда тоже прилетело. Знакомый военный рассказывает, как накануне подходил к бабушке, торговавшей пакетами мобильной связи возле входа, на следующий день приехал на место прилета и увидел лежащую на асфальте бабушку, уже накрытую одеялом.

Конечно, в таких условиях частный бизнес нормально функционировать не может. На весь город открыты несколько супермаркетов, аптеки, в утренние часы – рынок. Людям трудоспособного возраста, если они не задействованы в силовых структурах, гуманитарных организациях или управлении городом, зарабатывать особо негде.

Некоторые районы совсем безлюдны, в частности “Остров” на окраине Херсона, который обстреливают особенно активно. Во дворе между многоэтажками встречаем местного пожилого жителя, который вышел подышать воздухом. Виктор говорит, что на весь его подъезд осталось человек пять-шесть, и такая картина тут повсюду.

– Каждый день обстреливают?

– Иногда бывают выходные, – смеется Виктор.

– Люди вообще обсуждают сейчас, когда будет победа, что будет дальше?

– Та уже так наговорились на все эти темы, что хочется просто сказать “Слава богу, все, закончилось”. А вообще, сто людей – сто мнений, никогда никому ничего не докажешь, только нервы испортишь. Я слышал, там и морды люди друг другу били из-за этих тем…

Виктор рассказывает, как оккупанты в конце своей ротации мародерили местных, особенно интересовал любой транспорт. Вскрывали гаражи, если не находили ничего интересного, ломали следующие ворота. Среди местных жителей мародерство, по его словам, тоже бывало, но в основном этим занимались наркоманы и прочие маргиналы.

Двор Виктора пустел постепенно, примерно с осени – опустел совсем.

– Чувствовалась жизнь настоящая во дворе тут, эх… – вспоминает он довоенные времена, глядя на опустевшую детскую площадку. В песочнице осталось множество игрушек, играть, конечно, давно некому.

Несмотря на довольно грустную картину, гуманитарной катастрофы в городе нет и близко. Есть вода, тепло, электричество было постоянно, без всяких графиков. Продукты также имеются, активно работают волонтеры.

При этом на улице легко можно увидеть длинную очередь за гуманитаркой, в основном стоят люди пожилого возраста. Но голодающих нет – это подтверждают все встреченные херсонцы.

– Те, кто стоят в очередях и кричат, что никогда ничего не получали, это ложь, они все получают, – говорит волонтер Виктория. По ее словам, единственная проблема – это маломобильные жители, потому в фокусе должна быть адресная помощь, которой она и занимается вместе с коллегой.

Иногда проблема не в том, что не за что купить еды, а в том, что негде – маленькие придомовые продуктовые магазинчики почти все закрыты, говорит пенсионерка Виктория Яковлевна, которая всю свою жизнь прожила в доме неподалеку от центральной площади. Она вышла на прогулку с собакой, дома ее ждет 95-летняя мать.

– Я в своем доме живу 63 года, сколько дом, столько и я. Уже всех в округе знаешь. Видишь, одних нету, других нету, а кто же остался?.. И понимаешь, что те, кто остался, те уже свою судьбу и примут, какой бы она ни была, – говорит она

По словам Светланы Яковлевны, приходу оккупантов в городе никто не радовался, “все ходили как мешком прибитые”. Один из самых напряженных моментов оккупации – фейковый “референдум”. В ее круге общения голосовать никто не ходил, “присоединение” Херсонщины к РФ не поддерживал. Но оккупанты организовали надомное “голосование” и местные переживали: а как себя вести, если в дверь постучат несколько вооруженных людей, что делать? К счастью, никто так и не пришел.

– Берегите себя, – говорим в конце беседы. Как раз начался очередной обстрел, прилеты довольно близко.

– А как себя беречь?

– Хороший вопрос.

– Потому что это не пожелание, а формальность. Мусор выбросить нужно, за хлебом ходить нужно. Как убережешься? Люди выходят из квартиры по делам и думают: вернешься ли домой?..

 

(Оновлено 12:00)

Site.UA

Євген Магда

Китайська стіна для Зеленського

Як на мене, це серйозний виклик — «мирний план» від КНР, який публічно не оприлюднений.

І питання не лише в тому, що у Пекіні називають російсько-українську війну «українською кризою».

Проблема в тому, що у нас вже 2 роки немає посла в Пекіні.

І твердження Володимира Зеленського в інтерв’ю італійським медіа, що він «прямо та публічно звертався до китайських керівників», на жаль, трохи не тойво. І однієї розмови Дмитра Кулеби з головою китайської дипломатії Ван Ї недостатньо. Це ж не кіно.

Бо китайські лідери (тобто їх попередники) не для того мартени по городах будували, щоб набуту геополітичну вагу витрачати без належної до них поваги.

Росія, можливо, усвідомлює власний статус молодшого партнера Китаю, але у будь-якому випадку з Пекіном розмовляє, доносить власне бачення.

А ми, що у нас «по Китаю», крім реверансів та фото Арахамії з книжкою Сі Цзіньпіна в руках? Отож.

І США, як я припускаю, невипадково почали говорити про плани КНР надати Росії військову допомогу. Вірогідно, спочатку малими дозами.

Нам потрібно долати цю «китайську стіну», і якомога швидше.

 

Обозреватель

Татьяна Гайжевская

Климкин: война выходит из-под контроля, Китай хочет играть вничью

Китай, который долгое время держал паузу в вопросе отношения к войне, которую развязал в Украине глава Кремля Владимир Путин, наконец решил стать реальным игроком. В последние недели китайские дипломаты активно посещали ключевые страны Европы, куда доносили свою позицию: война в Украине вышла из-под контроля, но ее можно остановить, если в ней не будет Запада.

Пекин стремится не допустить коллапса России и хочет играть “вничью” с Западом. В этом наибольшая опасность для Украины, в том числе и потому, что его аргументы могут положительно восприниматься в Европе. В сложившейся ситуации фундаментальная задача всей Украины – сделать так, чтобы союзники нашей страны объединились вокруг именно нашей логики победы. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин.

– Вопрос, который вам сегодня задают, наверное, все журналисты: зачем Байден приезжал в Киев?

– Я считаю, что это обращение к четырем аудиториям. Во-первых, к нам. Это символ поддержки в канун годовщины вторжения. Это действительно очень важный символ, поскольку все украинцы понимают, что сейчас Соединенные Штаты – это наш союзник и партнер, друг номер один.

Второй момент – это, конечно, сигнал Путину. Байден сознательно приехал также накануне его послания к Федеральному собранию. Это тоже аргумент, хотя и не главный. Он также построил свой визит в Польшу так, чтобы иметь возможность 21 февраля во второй половине дня говорить и, как говорится, забить гвоздь и добить гвоздь. То есть выступить сначала до выступления Путина, а затем еще после. То есть Путин реально находится под давлением. На все, что бы он ни сказал, все равно Байден забьет последний гвоздь.

Третье – это обращение к европейцам о том, чтобы держать солидарность и быть с Украиной, равно как и Штаты, столько, сколько нужно, и настолько, насколько нужно. Это действительно очень важное обращение.

Четвертое, также важное, – это обращение к Соединенным Штатам. Байден хотел показать, что такое президентское лидерство. Это важно для него лично как для человека, как для президента. В конце концов, если он пойдет на второй срок, это будет важным толчком для дальнейшей кампании.

То есть это действительно одновременные, хотя и разные сигналы к четырем большим аудиториям, но прежде всего для нас.

– Действительно, мы бы все хотели, чтобы кто-то забил последний гвоздь в гроб Путина. Вы сказали, что одна из аудиторий, которой было адресовано послание Байдена, – это европейцы. Считаете ли вы, что президент США сегодня является достаточно весомым авторитетом для лидеров Европы? Можем ли мы рассчитывать, что они будут выполнять его пожелания? В частности, можем ли мы рассчитывать на то, что Украина, наконец, получит достаточно оружия, и достаточно быстро, чтобы закончить деоккупацию?

– Да, считаю. Более того, скажу, что еще полгода назад я так не считал. Не обижая европейцев. Кстати, Джорджия Мэлони, которая 21 февраля в Киеве, – это вообще один из немногих для меня приятных сюрпризов, одна из немногих положительных историй. Итальянцы проявили себя гораздо более последовательными и гораздо более способными на симпатию и эмпатию к украинцам.

Вспомните, когда все там хватались за сердце и спрашивали, что будет с нашими кондиционерами, отоплением, Драги сказал: лучше прикрутить кондиционер, чем иметь российский газ. И это, кстати, тоже послужило толчком для европейцев.

За последние шесть месяцев Европа изменилась. Она еще недостаточно амбициозная, недостаточно смелая и недостаточно быстрая. Но в этом мы можем упрекнуть и американцев. Согласитесь, и американцы тянули со многими вещами. Но сейчас мы видим, что на самом деле солидарность есть, и эта солидарность уже о нас и о Западе.

Эта фраза, которая раньше была лозунгом – “Наша безопасность – ваша безопасность”, стала больше чем лозунгом. И это многого стоит.

– Вопрос о позиции Китая. Мы видели на Мюнхенской конференции по безопасности и раньше признаки определенного противостояния – пока на дипломатическом уровне, на уровне определенных предостережений – между США и Китаем. Пекин анонсировал мирный план по Украине. Каким, по вашему мнению, будет этот мирный план? Не считаете ли вы, что Пекин в пику Вашингтону может сделать какой-то шаг навстречу России, который будет очень опасен для Украины?

– Китай не хочет дестабилизации России. Это не выгодно ему геополитически с точки зрения национальной безопасности. Ограничения цен на нефть и нефтепродукты переориентировали эти потоки на Китай. Сейчас он получает около 90 миллионов тонн нефти и, скорее всего, будет получать больше. Это означает, что любая дестабилизация в России станет большой проблемой для самого Китая.

Китай получил себе головную боль, которую имела Европа, но Европа значительное время ею наслаждалась, не воспринимая проблему. Но теперь Китай начал говорить, что война выходит из-под контроля – об этом заявил министр иностранных дел Китая Цинь Ган.

Китайцы были очень активны. Вань И, главный по международным делам, был в Париже, в Риме, на Мюнхенской конференции, затем еще и с венграми пообщался. Они уже обнародовали свой план, но не по Украине, а глобальный. Он называется “Инициатива по глобальной безопасности” и содержит шесть пунктов.

На самом деле он очень долго готовился, но чем-то очень похож на принципы ОБСЕ. Это микс принципов ОБСЕ и ООН, но идет дальше. Я думаю, что этим планом фактически Китай заявил, что он игрок.

Конечно, ему не нужна дестабилизация России. Это не значит, что теперь Китай стал ближе к России. Он просто хочет использовать РФ, и ему не выгодно ее ослабление, причем не только геополитически, в собственных интересах национальной безопасности. Я считаю, что опасность в том, что Китай будет играть на ничью.

Очень важно, чтобы часть Европы – конечно, мы не говорим об Орбане – не принимала китайские предложения. Это будет непростым вызовом солидарности коллективного Запада.

Одна из ключевых геополитических задач Китая – это не иметь коллективного Запада, а отдельно общаться с Европой, отдельно со Штатами, отдельно с австралийцами и т. д. Китай положил на стол принципы, над которыми работал несколько месяцев. Да, они очень общие, в них возвышается роль Китая в разных форматах, но тем не менее эти принципы допускают разные толкования и интерпретации.

Очень важно, что китайцы ссылаются на Устав ООН. Вопрос только в том, как они его будут толковать. Видите ли, Путин также ссылается на Устав ООН, но он вытирает о него ноги. Возможно, китайцам удастся его немного почистить, но пока я вижу нежелание Китая, чтобы в России начался коллапс. В этом Китай может найти определенный общий интерес с европейцами, которые тоже очень боятся частичного или полного коллапса России.

– Вы сказали, Китай будет играть вничью. Могли бы уточнить, о чем идет речь?

– Это ничья между Китаем и Западом. Китай считает, что без Запада войну можно было бы остановить. Проблема только в том, что мы знаем, что эта остановка – отнюдь не победа Украины и отнюдь не в пользу Украины. Нам нужно понять, могут ли говорить между собой Китай и Запад.

Я считаю, что в любом случае китайские предложения заслуживают обсуждения. Это не означает, что мы должны их принимать или не принимать. Они достаточно общие. Отдельные предложения по отношению к нам китайцы обсуждали и в Париже, и в Мюнхене, и на разных закрытых площадках. Но думаю, они не будут их обнародовать. Они оставят их лично на Си Цзиньпина, на его речь.

– Вы сказали, что Китаю не выгодна дестабилизация России. Но ведь мы понимаем, что проигрыш в войне так или иначе приведет к такой дестабилизации. Как может действовать Пекин, если события будут развиваться именно в эту сторону?

– Вопрос, что такое проигрыш в войне и победа. Каждый определяет это для себя сам. У нас одно видение. Наше видение – это освобождение людей, территорий. Неотъемлемое условие – чтобы от России, от ее режима, каким бы он ни был, не исходила угроза. Я считаю, что только при перезагрузке этого режима мы можем говорить о каком-то устойчивом мирном соглашении.

Это не означает, что мы не можем говорить о каких-либо временных, в зависимости от ситуации, договоренностях. Во время войны никогда не говори “никогда”. Но мирного соглашения – подчеркиваю, устойчивого соглашения – с этим режимом я не вижу. Я не вижу его ни политически, ни в контексте безопасности, ни морально, ни как угодно.

С Путиным и так все ясно. А у Запада и других стран может быть свое определение победы.

Я считаю, очень важно, чтобы Запад принял нашу логику победы и чтобы была солидарность именно вокруг этой логики. Это фундаментальная задача всей Украины.

 

(Оновлено 11:00)

Украинская правда

Роман Кравець

Кирило Буданов: У нас є всі шанси для закінчення війни перемогою цього року

За всі роки існування Головного управління розвідки Кирило Буданов, який обійняв цю посаду в серпні 2020-го, є найбільш медійним очільником цієї структури Міноборони.

Інтерв’ю головного розвідника розтягують на цитати стрічки новин, до його прогнозів прислухаються.

“Українська правда” зустрілася з Будановим у день, коли російський президент Володимир Путін виголошував двогодинну промову перед Федеральними зборами.

В інтерв’ю УП Кирило Буданов пояснив, що означає анонс Путіна про призупинення участі РФ у договорі про стратегічні наступальні озброєння, поділився, чому Росія хоче якомога швидше закінчити війну, що відбувається з їхнім наступом, та розповів, коли очікувати на наш контрнаступ.

Також Буданов відповів на запитання про конфлікти в російському військовому керівництві, підготовку “вагнерівців”, про роль Медведчука у Москві, та співпрацю оточення Путіна з ГУР.

І звичайно ж, ми спробували розібратися, як у січні 2023 року керівник ГУР ледь не став міністром оборони.

“Росія зараз не може задовольнити свої збройні сили звичайним озброєнням – куди вже лізти у високотехнологічне?”

– Ми записуємо це інтерв’ю після виступу Володимира Путіна перед Федеральними зборами. На вашу думку, яка була кінцева мета цього звернення?

– Я вам відповім питанням на питання, як то кажуть по-нашому: а яка кінцева мета всього того, що вони зараз роблять? Чи є взагалі ця мета?

Дивіться, чи є кінцева мета в їхньому розумінні? Чи існує вона взагалі навіть в їхніх головах? Це питання суто риторичне.

Цей захід був анонсований заздалегідь, тому вони не могли вже від нього відійти.

Вони мали щось сказати своєму соціуму в річницю великої війни. Вони – це я маю на увазі умовний Путін з компанією тому самому умовному народу на умовній Росії. Це мало бути.

Оскільки казати про щось конкретне приводів особливо не знайшли, вони були змушені з пустого в порожнє переливати.

– Були дві години історичного екскурсу, щоб вплинути на уявлення російського народу. Хіба ні?

– А до чого лекція підвела? Розумієте, лекція завжди має до чогось підвести аудиторію, яка її слухає. А до чого підвели? Ну, ні до чого. Ось війна, вона триває, ну і все. Це просто констатація факту.

– Як ви розумієте слова Путіна про те, що Росія призупиняє участь у договорі про стратегічні наступальні озброєння? Що це означає?

– Це чергова спроба маніпуляції і, на жаль, вже звичного для всіх ядерного шантажу світу. Наголошую: не України, а намагання ядерного шантажу світу.

В теперішній ситуації по факту що це може означати? Нічого. Тому що оборонно-промисловий комплекс Російської Федерації зараз не здатний виробляти в достатній кількості прогресивні зразки ракетного озброєння, особливо стратегічного й оперативно-тактичного призначення.

Тобто якщо б така заява була зроблена десь навіть до 24 лютого 2022 року – то так, тут можна було б серйозно задуматися.

Але цей рік повномасштабної війни повністю зруйнував усю віру світової спільноти в потужність оборонно-промислового комплексу Російської Федерації.

Чи можуть вони виробити, скажімо, якийсь дослідний зразок чогось? До прикладу, оперативно-тактичної ракетної зброї чи стратегічної зброї середнього радіусу дії? Адже коли вони згадують такі речі, зазвичай говорять про балістичні ракети з дальністю пуску в районі п’яти тисяч кілометрів. Ну, теоретично можуть виробити одну-дві.

А що далі? Якщо піти в гонку подібних озброєнь, у Росії немає навіть теоретичного шансу змагатися із Заходом. Вони зараз не можуть задовольнити свої збройні сили звичайним озброєнням – куди вже лізти у високотехнологічне?

“Вагнерівці” діють більш рішуче, хоч і сформовані із зеків”

– Дуже часто в суспільстві говорять про російську армію принизливо. Але люди, які воюють в окопах, кажуть, що ворог у нас досить лютий. Цікава ваша оцінка російської армії.

– Тут не може бути одностайної відповіді, тому що вона різна.

Як порівнювати підрозділ територіальних військ, сформований із мобілізованих, і, скажімо, елітний підрозділ повітряно-десантних військ або підрозділ приватної військової кампанії “Вагнер”?

– Давайте поділимо. Як воює ПВК “Вагнер” і як воюють мобілізовані?

– Це небо і земля. “Вагнер” в усьому вищий. На жаль, це правда.

Так, їхні штурмові загони зазвичай сформовані із зеків, але командують ними досить фахові колишні військові. І вони діють рішуче, досить потужно.

Незважаючи на втрати, вони метр за метром потрошку просуваються вперед. І вони насправді єдині, кому це вдається.

– За рахунок чого вони вмотивовані?

– Певна їхня категорія, досить невелика – це якраз ті, які багато років у ПВК провели. Вони навіть внутрішньо мотивовані, в них є певний кодекс, можна так сказати.

А 90% – це зеки, які мотивовані виключно страхом. У них наказ наступати – вони наступають. Якщо зек не буде наступати, його просто стратять.

Це все у них робиться доволі публічно.

Тими чи іншими методами якось у них це працює, на жаль.

– Скільки “вагнерівців” воюють зараз проти нас?

– В активних бойових діях до 10 тисяч.

– Росія мобілізувала сотні тисяч людей восени…

– Вони мобілізували 316 тисяч. І мобілізацію вони не припиняли – ще раз хочу це повторити. Прихована мобілізація продовжується станом на зараз.

– Як мобілізовані воюють у порівнянні з “Вагнером”?

– Без особливої підготовки, з тим, що дали, з тим, що знайшли десь. Такий і результат.

“Росія планує невеликий ракетний удар”

– Вам відомо, що відбувається в Кремлі напередодні 24 лютого? Умовно кажучи, Путін кричить на всіх, що йому треба швидко результат?

– Знаєте, він кричав раніше. Зараз це вже така констатація: “Мені потрібно хоч щось, ну хоч вийдіть на адмінкордони Донецької і Луганської областей”.

– Ми знаємо любов Російської Федерації до символізму стосовно дат. І, очевидно, багато українців переживають, що на 24 лютого Росія може зробити якусь гучну провокацію. Чи готується щось неочікуване?

– Давайте так: нічого незвичайного не буде. Звичайні намагання… Планується невеликий ракетний удар.

– На 24 лютого саме?

– 23-24 – у них дві дати. Повірте мені, ми таке пережили уже більше 20 разів.

– Вони зараз по-іншому комбінують свої обстріли. У них з одного боку шахеди летять, з іншого боку ракети, і ще так звані повітряні кулі відволікають наше ППО…

– Це вже досить старі методи. А що у них може бути нове?

– Тоді запитаю про 14 січня 2023-го. Того дня у кількох районах Києва були прильоти. Сигнал тривоги увімкнули лише після того, як ракети вже прилетіли. Чи правильно розумію, що тоді росіяни застосували якийсь новий вид озброєння?

– Це був експериментальний пуск ракети. Наскільки я пам’ятаю – це 48Н6ДМ пускової С300 (ракета, що має дальність ураження цілей до 250 км і швидкість 2,5 км/сек – УП).

Вони стояли в Брянській області і це був один з перших зафіксованих таких дослідних пусків. Я підкреслюю, що це дослідні пуски.

– Таких пусків може бути багато?

– Станом на зараз – ні. Це проблема Російської Федерації – вони так само, як і багато інших пострадянських країн, не можуть виробляти в достатніх обсягах зразки озброєння. Штучні екземпляри – будь ласка. А от серію – важко.

Там же з російського, по суті, лише корпус, вибухова речовина, програмне забезпечення. Все інше вироблене точно не в Росії.

Є така програма у них – паралельний імпорт. По суті, це узаконена контрабанда.

– Умовно кажучи, через Африку?

– Так. У багатьох випадках, коли ви тримаєте чіп, то це просто чіп. Коли ви монтуєте його в єдину систему, це стає системою озброєння. Тобто контроль таких елементів – важке завдання для всього світу.

Ви не можете проконтролювати, що, до прикладу, фірма Х придбала в Чехії якісь контролери виробництва Японії, а потім через умовну третю країну продала четвертій, а з четвертої без проходження митного контролю воно заїхало в Росію. Але їм значно ускладнили ці всі процеси. Тому вони не можуть виробляти озброєння в достатніх кількостях.

“У РФ розуміють, що чим довше це буде тривати, тим більше й швидше прийде повна руйнація”

– Перед записом інтерв’ю ми почали говорити про наступ Росії. І ви якось дуже спокійно про це говорите, мовляв, наразі не бачите у них потенціалу для великого наступу. При цьому раніше ви говорили, що навесні будуть тяжкі бої. То що відбуватиметься весною?

– Весною буде дуже багато подій, які, можливо, будуть визначними в цій війні.

– Давайте розкладемо історію. До чого готується Росія на весну?

– До виконання задачі номер один. Тобто до 31.03.2023 – це черговий в них дедлайн – вийти на адмінкордони Донецької і Луганської областей.

– У Бахмуті зараз дуже гаряче. Вони намагаються зайти у місто зі сходу і півночі. Яка зараз там ситуація?

– Наразі більше з півночі. Я б це більше назвав приміські бої. Але в реальності – це переважно приватний сектор.

– Ми маємо силу втримати Бахмут?

– Ну, як ви бачите, Бахмут як стояв, так і стоїть.

– У Бахмуті ми втрачаємо величезні ресурси, насамперед людські. Можете пояснити для аудиторії, чим Бахмут для нас є стратегічно важливим?

– (Дратується) Знаєте, мені таке питання нещодавно задав один журналіст. Я перервав запис і відповів йому, що думаю. І не думаю, що це буде порушувати якусь етику.

Давайте гіпотетично, без прив’язки до країни. До прикладу, уявімо, що я на цій самій посаді у Франції. І от чиїсь війська штурмують умовне місто Марсель.

Ну і ви б мені сказали: “Нащо ми це робимо, давайте просто його здамо, скільки ж людей там знищили”…

– Вибачте, але я не запитував, нащо ми це робимо. Прошу пояснити, чому Бахмут є стратегічно важливим у цій битві.

– Стратегічно важливий кожен міліметр нашої Батьківщини, і це треба зрозуміти.

Я казав багато разів, знову ж вам повторюю, що кожен втрачений метр ситуативно, можливо, врятує життя одному-двом бійцям. Але от при поверненні цього метра – це забере життя у десяти бійців.

– Тобто треба втримати, тому що повертати буде в рази важче?

– Класична тактика каже, що у тих, хто наступає, має бути мінімум трикратна перевага сил, а на ділянках прориву – семикратна.

– Чи правильно я розумію, що Росія все-таки намагається затягнути війну на роки?

– Ні, абсолютно не так. От рівно навпаки. Росія всіляко намагається, наскільки можливо швидше закінчити війну. Але їхній військовий блок все ще намагається довести, що “ми зможемо, давайте вже обмежимося Донецькою і Луганською областями, але ми точно це зробимо, і зупиняємо”.

Там є певна кількість людей, які вважають, що затягування конфлікту йде на руку Росії. А є певна кількість людей, яка вважає, що це йде на руку Україні.

Проблема в тому, що насправді, хоча я ненавиджу цих всіх москалів, але там теж є недурні хлопці і дівчата. І вони чітко розуміють, що часу немає ні в кого. Чим довше це буде тривати, тим більше й швидше прийде повна руйнація і збройних сил, і економіки.

– Кожного дня західні партнери погоджуються передавати нам все більше й більше нової зброї: танки, БМП, артилерія і так далі. Ці поставки вже йдуть?

– Так, вони реально надходять.

– З того, що вже є і має прийти в Україну, нам вистачає на контрнаступ?

– (Посміхається) Провокативне питання. Це точно те, що нам необхідно для успішних дій проти загарбника. Чи потрібно нам більше зброї? Потрібно.

Всі це розуміють і, в принципі, абсолютно відверто про це говорять.

– Раніше ви казали, що він планується навесні. Все йде за планом?

– Плюс-мінус, так.

“Готовий допомагати Пригожину і Шойгу знищувати один одного”

– Ми говорили про “вагнерівців”. Останніми тижнями ми бачимо публічний конфлікт власника ПВК “Вагнер” Пригожина з міністром оборони РФ Шойгу. Що цей конфлікт означає для нас?

– Це нам точно в плюс, скажімо так, в будь-якому випадку. Чим більше буде сварок і серйозних конфліктів у них всередині системи, тим швидше прийде наша перемога.

– Тобто нехай сваряться?

– Абсолютно. Причому готовий допомогти обом одночасно. Тільки щоб вони знищили один одного (посміхається).

– У попередньому інтерв’ю ми з вами детально говорили про Суровікіна. Він був відповідальний за великі обстріли нашої енергосистеми, ви описували його як дуже жорстоку людину. Але так сталося, що його відсунули, і місце Суровікіна зайняв Герасимов. Що там відбулося?

– Це ще один такий приклад внутрішньоусобної боротьби у них.

Восени цей процес пішов. Тоді Герасимова фактично усунули, хоча він у них є другий військовий після Шойгу. Герасимов почав шукати способи, як усунути Суровікіна.

І от ближче до зими він розпочав, не побоюся такого вислову, “спеціальну операцію” проти нього. Вона включала в себе: проведення перевірок, комісій, інспекцій та доведення в правильній формі цих результатів до вищого керівництва Російської Федерації.

Вони намалювали картину, що виключно через пана Суровікіна було втрачено Херсон. Виключно через пана Суровікіна – страшенні втрати Російської Федерації. Виключно через нього з’явилася проблеми наркоманії й алкоголізму в армії.

Ну і там багато таких було прикладів. Єдине, на мій погляд, що вони реально правильно йому інкримінували, це була ненормальна витрата запасів ракет.

Насправді було доведено майже до нулів по всіх категоріях ракетного озброєння. Словом, так Герасимов повернув собі позиції.

“З головою СБУ Малюком ми обговорювали кейс Кірєєва”

– Хочу перейти на тему переговорів. Я розумію, що зараз офіційних переговорів України і Росії немає…

– І не може бути.

– Російські медіа і зараз доволі часто згадують про Романа Абрамовича в контексті обміну полоненими та зернової угоди. Він залишається посередником між Києвом та Москвою?

– Яким посередником, якщо перемовин нема?

– В політиці зазвичай все одно існують тіньові контакти. Хіба неформального спілкування з росіянами через Абрамовича немає?

– Мені про це достовірно не відомо.

– Коли ми говоримо про переговори, не можу не згадати про Дениса Кірєєва. Він входив у склад офіційної делегації України, але 5 березня його вбили. Ви коментували, що Кірєєв був штатним працівником ГУР…

– Я вже публічно відповів на всі питання. Можу лише сказати, що все на стадії розслідування. Давайте дочекаємося результатів.

– Ви публічно говорили, що його вбили в автомобілі СБУ, і знаєте, хто це зробив. Людина, яка це зробила, продовжує працювати в Службі?

– Слухайте, я ж не є працівником Служби безпеки.

Єдине, що можу сказати, що інформаційний сплеск відбувся. Це гарантія того, що розслідування колись закінчиться, бо поховати його неможливо.

– Ви зустрічалися з керівником СБУ Малюком. Чи на тій зустрічі обговорили кейс Кірєєва?

– Звичайно, ми з ним проговорили питання, яке тоді було на перших шпальтах у всіх медіа.

Ми чудово з ним порозмовляли про те, що давайте не розпалювати ворожнечу серед наших організацій і служб, бо нам є чим займатися.

– Чи є конфлікт між контррозвідкою СБУ та ГУР?

– Ми з паном Малюком говорили про те, що такого не може бути. Ми працюємо на єдину державу Україна. І в стані війни це взагалі нонсенс якийсь. Це нереально, так не може бути.

Ми з керівником СБУ зробили всі висновки, публічно все сказали.

Триває слідство, воно розставить всі крапки.

“В адміністрації президента РФ до Медведчука прислухаються”

– Нещодавно працівник української розвідки Андрій Черняк офіційно заявив, що найближче оточення Путіна співпрацює з ГУР. Це було ІПСО для росіян чи правдива інформація?

– Це було питання, яке поставив представник преси. Він на нього отримав абсолютно пряму відповідь. Не розкрили ні прізвищ, нікого. Зрозуміло, і вам я теж їх не назву.

– Чи багато агентів ГУР в оточенні Путіна?

– Про кількість теж не скажу. Вони є.

І оскільки ситуація в Російській Федерації насправді погіршується з кожним днем, то знаходити людей, які йдуть на співпрацю, кожен день стає все легше.

– Яка мотивація найближчому оточенню Путіна співпрацювати з вами?

– Можливість нормального існування в майбутньому. Це не буде, я думаю, великою таємницею для вашої аудиторії, що у нас тісні взаємовідносини з багатьма країнами світу.

– Яка гарантія, що вони вас не обманюють?

– Ну це ж дуже легко перевіряється. Ми віримо не словам, а лише фактам.

Якщо людина каже, що завтра піде дощ, а дощ не пішов. Але він каже: “Помилився, от післязавтра точно буде”. А післязавтра він теж не пішов.

Можливо, він помилився, але в такому випадку, чи буде довіра такій особі? Ні, не буде. Це алегорична відповідь на ваш запит.

– У Москві перебуває ще один персонаж – це Віктор Медведчук. Що він зараз там робить?

– Він намагається нав’язати себе як суперексперта з українського питання і повернутися в обойму активних діячів з боку Російської Федерації. Намагається розробляти якісь концепції вирішення питань з Україною.

Працює великою командою, це всі його знайомі, які в різний час тікали з території України в Росію.

– Можете прізвища називати?

– Прізвища ці відомі, повторюватися немає сенсу. Наприклад, є такий пан Єрмолаєв (український політтехнолог – УП).

Він насправді не дурна людина. Проте чи може він створити щось, не кажу позитивне чи негативне, а щось реальне? Ось запитання саме в цьому.

– Секретар Ради національної безпеки Олексій Данілов заявив, що Медведчук готує для РФ якусь концепцію поділу України. Ви це підтверджуєте?

– Я про це й говорю. Медведчук разом з людьми, яких він хоче показати як суперекспертів з питань України, намагається виробляти різні концепції.

– Хто до нього прислуховується?

– До нього там прислуховуються, тому що з розумінням України у них погано. Вони чіпляються за будь-яку соломинку. Їм потрібна хоч якась надія: давайте слухати – он людина, можливо, розумні думки висловить.

Не буду називати прізвища, але певна категорія з адміністрації президента Російської Федерації прислуховується до його думок. Він не командує там, це не так. Але прислухаються.

– Сергій Кірієнко, наприклад, слухає його?

– Обмін думками там існує.

“Я хочу виконувати ті завдання, які мені ставлять”

– Не можемо обійтися без політичних питань. Кілька тижнів тому голова фракції “Слуга народу” Давид Арахамія у своєму telegram повідомив, що Кирило Буданов очолить Міністерство оборони, а Олексій Резніков йде працювати в Міністерство з питань стратегічних галузей промисловості. Згодом той же Арахамія поінформував, що найближчим часом ніяких звільнень і переводів по міністерствах не буде. Що відбувається?

– Романе, по-перше, це з якого переляку висловлювання певних людей у своїх – я без образ – твітерах, фейсбуках, інших соцмережах стали офіційною інформацією?

– Це ж голова президентської фракції повідомив.

– Я жодним чином не оцінюю висловлювання когось. Розумієте, офіційна інформація – це та, яка доведена офіційними каналами.

Назвати офіційним каналом доведення інформації через ваш чи когось, до прикладу, instagram – це якось дивно.

– Ви зараз хочете сказати, що це була неправда?

– Я абсолютно не знаю. І, до речі, продовжуючи вашу думку, мушу сказати одну річ: від мене ви точно нічого не чули.

– Президент вам пропонував піти працювати в Міністерство оборони?

– Давайте так: виходячи з посади, на якій знаходжуся, зі зрозумілих причин не можу коментувати ті питання, які я обговорюю з тими чи іншими державними функціонерами і в першу чергу з першою особою держави.

– Щоб поставити крапку у цій темі: міністром оборони ви хочете бути?

– Я хочу виконувати ті завдання, які мені ставлять. І, в принципі, завжди це роблю з натхненням.

– Ви не відповіли ні так, ні ні.

– Це кожен зрозуміє, як хоче (посміхається).

“Інколи бувають не зовсім успішні операції, але в яких, як то кажуть, є краса гри”

–  Хто для вас найбільший герой за цей рік повномасштабної війни?

– Ви здивуєтеся, але герой у мене є. Це український народ.

– Якою спецоперацією ГУР ви найбільше пишаєтеся?

– (Замислюється). Максимально важке питання. Розумієте, я пишаюся будь-якою успішною операцією.

Інколи бувають не зовсім успішні операції, але в яких, як то кажуть, є краса гри.

Буває й таке інколи. Я ж не кажу, що в нас тут всі супермени, які тільки перемагають. На жаль, це не так. Тому ухилюся від відповіді.

– Ви неодноразово говорили, що до кінця літа цього року ми вийдемо на кордони 1991 року і війна закінчиться. Все по плану?

– Дасть Бог, всі шанси для закінчення війни нашою перемогою з поверненням всіх наших кордонів зразка 91-го року у нас є.

Це мої думки й оцінки. Від них я нікуди не відходжу.

 

(Оновлено 10:00)

Апостроф

Александр Кочетков

Пойдет к “кузькиной маме”: чего ждать от Путина 24 февраля

Возможный ракетный удар 24 февраля вряд ли будет иметь реальный эффект

По данным разведки, Россия готовит мощную ракетную атаку в годовщину начала крупномасштабной войны 24 февраля. Минобразования Украины даже рекомендовало в эти дни перейти на отдаленную форму обучения. В подтверждение угрозы тот факт, что вот уже 4 месяца подряд враг наносит массированные ракетные удары каждые две недели – именно столько времени нужно врагу, чтобы собрать необходимое количество ракет и зарядить самолеты и корабли. Но всем известна и любовь Путина к эффектным, показательным кровопролитиям – посвящать такие удары каким-то датам. То есть устраивать военную показуху любого уровня, как это когда-то делали вожди СССР. Тем самым Путин, кроме всего прочего, не просто возвращается в худшие времена советщины, а крепко застрял в них.

Чего ждать Украине 24 февраля и состояние ракетного вооружения россии, “Апостроф” спросил у политолога, аналитика, бывшего инженера-конструктора в конструкторском бюро “Южное” им. М. К. Янгеля АЛЕКСАНДРА КОЧЕТКОВА.

Путин – это некий персонаж “позднего Брежнева” с застоем и полным распадом военной экономики. И при ракетных обстрелах и использовании ракетного вооружения это проявляется очень ярко. В первую очередь – в неудачах и недостатках этого вооружения, которым Путин пытается запугивать не только Украину, но и мир.

Простой пример: Россия все реже применяет свои ракеты “Искандер” для обстрелов и возвращает ОТРК “Точка У”, снятые с вооружения России еще в 2019 году. И это доказательство того, что у Кремля не хватает не только ракетных зарядов, но и пусковые установки для “Искандеров” тоже в дефиците.

По состоянию на начало полномасштабного вторжения у России, по официальным данным, было 140 пусковых установок и около 900 ракет “Искандер”. По состоянию на ноябрь прошлого года, согласно сообщениям разведки, самих ракет оставалось около 120. Поэтому “Искандеры” в России еще есть, правда их производят лишь несколько единиц в месяц. Но главное то, что качество этих ракет и точность их наведения – просто ужасная. А где-то до 25% этих ракет, к тому же в лучшей кондиции, они держат как стратегический запас. При этом не у границ Украины, а на других, “потенциально опасных участках” российской территории.

То есть этих ракет не хватает не только для того, чтобы нанести заметный ущерб Украине, а вообще, даже для того, чтобы выполнить по крайней мере какие-то задачи. Именно поэтому в Кремле вспомнили о “Точках У”, именно поэтому переделывают ЗРК С-300 для нанесения наземных ударов и вообще используют то, что есть, как говорится, “под рукой”. Но понятно, что использовать ту же “Точку У” нельзя так, как “Искандер”. Потому что последние рассчитаны на дальность до 500 километров. А “Точки” – до 120 километров. И единственное, что могут оккупанты – это бить по мирным городам у границ и линии фронта, запуская ракеты со своей территории.

Еще один эпический пример – неудачный испытательный пуск ракеты “Сармат” 21 февраля во время обращения Путина к федеральному собранию.

“Сармат” по задумке Кремля, это ракета, которую якобы должны бояться все в мире, потому что это новейший “аналоговнет”.

Так вот “Сармат” – это никакая не новая разработка. Аналогов “Сармата” в мире уже много. Это очередная модернизация старой советской ракеты, которая в свое время производилась в Украине в Днепропетровске. Тогда по западной классификации и терминологии ракета называлась “Сатана”, а теперь это называют “Сатана-2”. Поэтому это не новая ракета, а попытка перейти на собственную элементную базу после того, как КБ “Южное” и “Южмаш” прекратили сотрудничество с враждебной страной. Поэтому они попытались сделать вроде бы что-то свое.

Так вот, возвращаясь к этим пробным лётным пускам. Надо понимать, что для того чтобы ракета считалась успешной, нужно сделать минимум 10 пробных успешных летных пусков. После каждого пуска нужно что-то усовершенствовать, менять. С даты первого пробного пуска не прошло еще года. А это был третий, и он был неудачным.

Кстати, у ракетчиков есть своя примета: если начальство хочет, чтобы пуск был приурочен к какому-нибудь событию, то гарантированно он будет неудачным. И о правдивости этой приметы свидетельствует огромная ракетная статистика, и не только в Советском Союзе.

Неудачный старт, что ракета не полетела – это вполне нормально для ракетчиков, тестирующих новую разработку. Но это очень обидно и очень показательно для кремлевского фюрерка, который хотел сделать по примеру советских вождей, как это в свое время делали Хрущев и Брежнев перед знаковыми событиями. Те в свое время заявляли об удачных пусках каких-либо ракет или испытаниях ядерного вооружения. Путин пытался собезьянничать, но даже это у него не получилось. Ибо технологический уровень современной России в разы ниже, чем даже уровень СССР времен Брежнева. Научный, технический, технологический уровень – в разы отличается. А в свое время США выиграли гонку вооружений у мощного СССР. Поэтому сравнивать современные технологические уровни США и России вообще нет смысла.

Ну, а по поводу угрозы ракетного удара в годовщину полномасштабного вторжения – 24 февраля, то, скорее всего, Путин захочет если не повторить, то по крайней мере сымитировать происходящее год назад.

Если говорить о возможном количестве ракет, которое россия может выпустить по Украине 24 февраля, то наверняка их будет не менее 50. Меньше запускать – просто не имеет смысла, ведь тогда вообще никакого вреда этот удар не нанесет, а ресурс потратится. И в Кремле это понимают.

Поэтому, как это уже они традиционно делают, будут комбинировать пуски с “Шахедами”. Понятно, зачем – чтобы напрячь нашу ПВО.

Что можно ожидать 24 февраля? Это 5 волн ракетных пусков. Обычно россияне делали 2-3 таких волны, плюс предварительно запуск “Шахедов”. А на этот раз могут решиться на 5 волн пусков, применив и самолеты, и корабли. Часть ракетных ударов может быть направлена против радиолокационных станций и систем ПВО, а остальные – по украинским городам. Ну и параллельно могут попытаться совершить авиационный налет на украинские города, если удастся поразить нашу систему ПВО. В чем я совершенно не убежден.

То есть, возможно, Путин попытается сымитировать, ну или по крайней мере ему будут докладывать, что был “мощный удар”, такой, как год назад – по системам ПВО, аэродромам, военным объектам. Хотя все прекрасно понимают, что ракетные удары, которые уже 4 месяца Россия регулярно наносит по энергетике Украины, не имеют успеха. А мы становимся только злее и успеваем отстроиться.

Но ведь для Путина главное не это. Для него главное – “советский” символизм. Показать “кузькину мать”, стать пафосным новым Хрущевым или Брежневым. Путин идет вроде бы вперед, но голова у него повернута назад в советские времена. Поэтому, в конце концов, туда он и приведет Россию, там его и закопают.

 

(Оновлено 9:00)

Грани.ру

Борис Соколов

Ожидания и реальность

Своей стратегической цели – разгрома украинской армии и оккупации Украины – в ходе двухнедельного блицкрига Владимир Путин не достиг. В то же время на оперативном уровне российская армия ценой больших потерь к концу первого года войны смогла удержать многое из завоеванного, а именно: почти всю территорию Луганской области и значительную часть Донецкой, а также сухопутный коридор в Крым через территорию Херсонской, Запорожской и Донецкой областей.

По всей видимости, Путин временно отказался от идеи оккупировать всю Украину. Сейчас его цель – захват остающейся под контролем Украины территории Донецкой области, после чего Россия попытается заключить долгосрочное перемирие, чтобы переварить завоеванное, попытаться реорганизовать армию и накопить вооружения для новой большой войны против Украины через несколько лет. Если же заключить перемирие не удастся, то Путин готов вести многолетнюю войну на истощение, рассчитывая, что со временем решимость Запада помогать Украине ослабнет, а украинские ресурсы живой силы исcякнут.

Согласно оценке Генштаба ВСУ, с начала полномасштабной войны по 20 февраля 2023 года потери российской регулярной армии составили 143 680 убитых. Мы предполагаем, что потери “Вагнера” и других российских ЧВК в сумме с потерями двух армейских корпусов ДНР и ЛНР примерно в 1,8 раза меньше потерь регулярной армии. Их можно оценить в 79 820 убитыми, а суммарные потери российской стороны – в 223 500 убитых и 447 000 раненых, что дает в сумме 670 500 человек. Коэффициент соотношения потерь бронетехники сухопутных войск по данным расследовательского сайта Oryx на 20 февраля составлял 3,1:1 в пользу Украины. Но мы более репрезентативным считаем значение этого коэффициента 4:1, каким он был до начала массированных российских ударов по энергетической инфраструктуре Украины. В этом случае общее число убитых и раненых в рядах ВСУ с начала войны можно оценить в 167 600 человек, в том числе 41 900 убитых. При таком соотношении потерь людские ресурсы России и Украины истощаются примерно в одинаковой пропорции.

Согласно оценке украинского Генштаба, с начала войны Россия потеряла 3316 танков, 299 самолетов и 287 вертолетов. Данные сайта Oryx, учитывающего только потери, подтвержденные видеофиксацией, несколько скромнее: 1746 танков, 72 самолета, 77 вертолетов. Украинские же потери в технике, по данным Oryx, составили 467 танков, 58 самолетов (все – безвозвратно), 29 вертолетов. Если учесть, что количество боеспособных танков в российской армии накануне вторжения составляло от 3000 до 3300 машин, то, если верна украинская оценка, за год войны почти все они были уничтожены, и сейчас российская армия воюет главным образом танками, поступившими с ремонтных баз или из консервации.

Украина же накануне войны имела порядка 90 боеспособных боевых самолетов. Можно оценить, насколько соответствуют действительности заявления Минобороны РФ об уничтожении аж 386 украинских самолетов. После начала войны в Украину поступило некоторое число самолетов советских конструкций в разобранном виде для последующей сборки. Кроме того, были отремонтированы некоторые самолеты, которые не были боеспособны в начале войны. Но все равно у ВСУ сохраняется острая нужда в современных боевых самолетах, решение о поставках которых до сих пор не принято США и их союзниками. С другой стороны, перед началом войны численность боеготовых российских самолетов поля боя, которые можно было использовать против Украины, оценивалась в 300 машин. Если верить данным украинского Генштаба, к настоящему времени практически все эти самолеты уничтожены. Однако сейчас, по оценке экспертов, Россия использует против Украины 700-800 самолетов, большинство из которых – самолеты поля боя. Это говорит о серьезной недооценке потенциала российской боевой авиации в начале войны.

Почему же Путин и российское военное командование так просчитались в оценке способности украинской армии к сопротивлению? Думаю, не последнюю роль сыграло то, что Герасимов, Суровикин и другие российские генералы, а также подавляющее большинство российских офицеров, от лейтенантов до полковников, если и имели боевой опыт, то только “колониальных” войн, вроде двух чеченских кампаний, пятидневной войны с Грузией, войны в Сирии и разного рода миротворческих операций. Лишь немногие из них, вроде погибшего в ходе специальной военной операции генерал-лейтенанта Романа Кутузова, имели опыт войны в Донбассе в 2014-2022 годах, которая по характеру боевых действий больше походила на нынешнюю войну, но была несопоставима с ней по масштабу. Поэтому и на войну с Украиной смотрели как на очередную колониальную войну, только с несколько большим числом участников.

Самое интересное, что сначала США и их союзники воспринимали российско-украинскую войну примерно так же. Во всяком случае, первые поставки американского вооружения Киеву – “стингеров” и “джавелинов” – были примерно такими же, как и поставки вооружений афганским моджахедам для борьбы с советской интервенцией. Эти вооружения предназначались прежде всего для ведения партизанской войны, которая, как полагали в Вашингтоне, разразится в Украине, особенно в городах. Лишь когда стало ясно, что армия Украины устояла и ведется “обычная” большая война, Киеву стали предоставлять необходимые для такой войны тяжелые вооружения.

Российским генералам и офицерам опыт, полученный, например, в Сирии, мало чем мог помочь, поскольку характер сопротивления и используемые для этого вооружения были совсем другими. В ВСУ же большинство офицеров и генералов на основе ротации побывали в зоне АТО и имели боевой опыт, гораздо более адекватный нынешней войне. К тому же система управления, снабжения и боевой подготовки ВСУ была в значительной мере перестроена по стандартам НАТО. Все это, наряду с гораздо более высокой мотивированностью личного состава, позволило противостоять российским агрессорам.

Переход ВСУ в контрнаступление и освобождение украинской территории всецело зависят от темпов и номенклатуры поставок западных вооружений. При этом, несмотря на декларируемую веру в победу Украины, под которой в Киеве понимают выход к границе 1991 года, от западных лидеров можно слышать порой несколько странные заявления. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что поражение России не должно привести к ее краху. Видимо, имеется в виду крах политического режима (Макрон полагает, что преемник Путина может быть еще хуже, чем он сам) и возможный распад России. Но здесь мы вступаем в область непредсказуемого, поскольку невозможно предвидеть, как и в какой срок военное поражение может сказаться на внутреннем положении России. Да и когда закончится российско-украинская война, сегодня никто не возьмется предсказать.

Для примера возьмем советскую военную интервенцию в Афганистане. Она длилась 9 лет и 2 месяца и закончилась поражением Москвы. Это была типичная колониальная война с привлечением очень ограниченной части советской военной мощи, и, казалось, неудача афганской кампании не должна была серьезно повлиять на устойчивость коммунистического режима в СССР. Тем не менее всего через два с половиной года после вывода советских войск из Афганистана, когда в Кабуле еще держалось поддерживаемое Москвой правительство, коммунистический режим в СССР рухнул, и Советский Союз распался. Согласимся, что в тот момент, когда последний советский солдат пересекал Пяндж, никто не предвидел, чем обернется это поражение.

Российско-украинская война по своему характеру не является колониальной войной. С учетом того, что военную помощь Украине оказывают полсотни государств, нынешняя война по своему значению приближается к Третьей мировой. Но вряд ли Россия выдержит ее в течение 9 лет. Думаю, Москве придется завершить ее гораздо раньше, и не в свою пользу.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Пресс-центр ISW

Оценка российской наступательной кампании, 22 февраля 2023 г.

Президент России Владимир Путин возродил свой империалистический нарратив о том, что Россия сражается за «исторические границы» России. Нарратив, который он аналогичным образом озвучил в своей речи перед масштабным вторжением в Украину 24 февраля 2022 года. Путин произнес четырехминутную речь на митинге в честь Дня защитника Отечества в Москве, заявив, что в настоящее время «идет битва за исторические рубежи [России], за [русский] народ», назвав прилегающие к России территории «[российской] исторической землей». Путин не делал других заметных замечаний о ходе войны и не обсуждал конкретные задачи на фронте. Понятие «исторические границы» России может быть использовано для оправдания агрессии практически против любого из соседей России, а также Молдавии и государств Центральной Азии, не имеющих общей границы с Россией, поскольку все они содержат территории, принадлежавшие в какой-то момент либо в Советский Союз, либо в Российскую империю, либо в обе страны.

Речь Путина последовала за его указом от 21 февраля об отмене его указа от мая 2012 года о позиции России в отношении территориальной целостности Молдовы.  Путин отозвал свои приказы МИД России от 2012 года о твердом соблюдении принципов Устава Организации Объединенных Наций, которые требуют развития дружественных отношений между государствами на основе равенства, уважения их суверенитета и территориальной целостности— и обязательство России активно искать пути решения проблемы Приднестровья на основе уважения территориальной целостности Молдовы. Отмена указа 2012 года не означает, что Путин намерен атаковать Молдову — для этого у него нет военного потенциала, — хотя это указывает на эскалацию его непрекращающихся усилий по подрыву молдавского государства.

Новый указ также отменил положение о «последовательном выполнении» Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) с США. Путин заявил, что подписал указ «в целях обеспечения национальных интересов Российской Федерации в связи с глубокими изменениями, происходящими в международных отношениях».

Представители украинской разведки продолжают считать, что России не хватает боевой мощи и ресурсов, необходимых для продолжения ее новых наступательных операций в Украине. Представитель Главного управления военной разведки Украины (ГУР) Вадим Скибицкий сообщил АР,  что  в начале февраля российские силы активизировали свои наступательные действия как минимум на четырех-пяти направлениях в Луганской, Донецкой и Запорожской областях, но до сих пор не добились значительных успехов. успехов, несмотря на то, что их персонал и ресурсы продолжают истощаться. Скибицкий добавил, что российские силы концентрируют свои усилия на захвате Купянска, Лимана, Бахмута, Марьинки, Авдеевки и Угледара.

Об этом в интервью  Forbes заявил начальник ГУР Кирилл Буданов. что российское наступление настолько неэффективно, что его почти незаметно, и отметил, что российские силы нормировали снаряды и боеприпасы для поддержки атак на бахмутском, лиманском и угледарском направлениях, сохраняя снаряды на других участках. Заявление Буданова совпадает с оценкой ISW о том, что российские силы отдают приоритет бахмутскому и лиманскому направлениям и еще не предприняли значительных усилий для продвижения в районах к западу от Донецка.

Буданов добавил, что российские артиллерийские запасы сократились до 30 процентов от общего количества снарядов. Он заявил, что Россия импортировала из Ирана пробную партию артиллерийских снарядов и в настоящее время пытается закупить еще одну партию из 20 000 снарядов.

По данным украинской разведки, в конце декабря 2022 года российские войска выпускали около 20 000 снарядов в день, по сравнению с 60 000 снарядов в сутки на начальных этапах войны. Буданов также заметил, что российская тактика вокруг Бахмута и Угледара в значительной степени перешла от артиллерийских и механизированных атак к атакам пехоты из-за нехватки снарядов и бронетехники.

Буданов отметил, что Россия направила на передовую более 90% из своих 316 000 мобилизованных военнослужащих, что еще раз подтверждает оценки Запада и ISW о том, что у российских вооруженных сил нет значительных неиспользованных боеспособных резервов.

Буданов отметил, что заявленная Кремлем цель производить 800 танков в год нереалистична, и заявил, что Россия может производить только 40 крылатых ракет в месяц, которые они израсходовали за один раунд ракетных ударов. Россия уже потеряла не менее 1500 танков и, возможно, до 2000, как ранее сообщал ISW.

Буданов также заметил, что российская тактика вокруг Бахмута и Угледара в значительной степени перешла от артиллерийских и механизированных атак к атакам пехоты из-за нехватки снарядов и бронетехники. Буданов отметил, что Россия направила на передовую более 90% из своих 316 000 мобилизованных военнослужащих, что еще раз подтверждает оценки Запада и ISW о том, что у российских вооруженных сил нет значительных неиспользованных боеспособных резервов.

Финансист группы Вагнера Евгений Пригожин прямо обвинил Министерство обороны России (МО) в жестоком обращении с силами Вагнера, вызвало сильную негативную реакцию в информационном пространстве и поддержало предыдущие оценки ISW о растущем расколе между Вагнером и МО.

Пригожин обвинил Минобороны во лжи о снабжении всех нетрадиционных частей запрошенными артиллерийскими боеприпасами, заявив вместо этого, что силы Вагнера получают только 20 процентов обещанных им артиллерийских боеприпасов. Пригожин заявил, что заявление Минобороны является «плевком в адрес частной военной компании (ЧВК) Вагнера» и попыткой скрыть «преступления» Минобороны против боевиков, добивающихся боевых успехов под Бахмутом.

Пригожин опубликовал досье, в котором противопоставляет использование артиллерийских боеприпасов силами Вагнера тому, что МО раздает силам Вагнера, изображение, на котором бойцы Вагнера погибли предположительно из-за отсутствия артиллерийской поддержки во время штурмов, и ответ на интервью, в котором утверждалось, что поддержка некоторых региональных глав, в том числе оккупационный губернатор Крыма Сергей Аксенов, помог повысить осведомленность о нехватке боеприпасов в войсках Вагнера.

Пригожин призвал Минобороны выполнять свои обещания, а не «обманывать» российскую общественность. Многие видные российские миллогеры бросились защищать Пригожина, распространяя заявления Пригожина и обвиняя Минобороны в неспособности поддержать якобы наиболее эффективные российские силы в Украине.Один milblogger отметил, что МО РФ теперь относится к силам Вагнера так же, как МО относится к своим обычным силам на Украине, что является явным шагом вниз по сравнению с прежним позиционированием Пригожина как истинного победителя под Бахмутом. Жалобы Пригожина также подтверждают, что его более раннее хвастовство независимостью Вагнера от Минобороны России было ложью.

Официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что правительство США обеспокоено потенциальным укреплением российско-китайских отношений.   Прайс заявил, что Соединенные Штаты обеспокоены тем, что «эти две страны разделяют видение … в котором большие страны могут запугивать малые страны, [и] границы могут быть изменены силой».  Президент России Владимир Путин и иностранные 22 февраля в Москве министр Сергей Лавров встретился с директором канцелярии Центральной комиссии по иностранным делам ЦК Коммунистической партии Китая (КПК) Ван И. Кремлевская новостная лента  ТАСС  сообщила, что И сказал, что «независимо от того, как изменится международная ситуация, Китай по-прежнему привержен … сохранению позитивных тенденций в развитии своих отношений с Россией» .

Ключевые выводы

  • Президент России Владимир Путин возродил свой империалистический нарратив о том, что Россия сражается за «исторические границы» России 22 февраля, нарратив, который он аналогичным образом озвучил в своей речи перед повторным вторжением в Украину 24 февраля 2022 года.
  • Речь Путина также последовала за его указом от 21 февраля об отмене его указа от мая 2012 года о позиции России в отношении территориальной целостности Молдовы.
  • Представители украинской разведки продолжают считать, что России не хватает боевой мощи и ресурсов, необходимых для продолжения ее новых наступательных операций в Украине.
  • Финансист группы Вагнера Евгений Пригожин прямо обвинил Министерство обороны России (МО) в жестоком обращении с силами Вагнера, вызвало сильную негативную реакцию в информационном пространстве и поддержало предыдущие оценки ISW о растущем расколе между Вагнером и МО.
  • Официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что правительство США обеспокоено потенциальным укреплением российско-китайских отношений.
  • Российские войска, вероятно, пытаются увеличить темп своих наступательных операций на рубеже Купянск — Лиман.
  • Некоторые российские источники опровергли другие заявления России об активизации наступательных операций на западе Луганской области.
  • Российские войска продолжали наносить наземные удары по всей линии фронта в Донецкой области и обеспечили незначительные территориальные успехи вокруг Бахмута.
  • Российские и оккупационные власти продолжают публично указывать, что российские силы сосредоточены на оборонительных операциях на восточном (левобережье) Херсонской области и в Крыму.
  • Представители разведки США заявили, что президент России Владимир Путин может мобилизовать значительно больше российских сотрудников.

 

(Оновлено 7:00)

Игорь Эйдман

Спасти утопающего Путина

В кампанию по спасению кремлёвского пациента включилась тяжёлая артиллерия. Си Цзиньпинь послал в Москву в качестве спасателя члена своего политбюро. Судя по предыдущим заявлениям Китая, сегодня Ван И уговаривал Путина перестать затягивать удавку на своей шее, то есть остановить войну, которую он фатально проигрывает. 

У Путина в последние месяцы было два варианта действий, дававших ему хоть какие-то шансы хотя бы отодвинуть надвигающееся поражение.

  1. Тотальная война

Объявить отечественную войну, милитаризацию производства, всеобщую мобилизацию, назначить на ключевые посты молодых и энергичных “ястребов” вместо старых коррупционеров.

К счастью, у Путина для этого “кишка тонка”. У него нет ни смелости, ни воли. Ему просто лень. Он никому не доверяет, кроме таких же старых пердунов. Он просто не способен работать в стрессовой ситуации, требующей мгновенной реакции, радикальных решений.

  1. Псевдомир

Объявить о завершении войны и бессрочном одностороннем прекращении огня. В этом случае Путину удалось бы в какой-то мере переложить ответственность за продолжение войны на украинское руководство и, возможно, ослабить международную поддержку Украины.

Однако Путин на это тоже не может решиться, потому что неадекватно  оценивает ситуацию, надеется победить и боится, что такой шаг воспримут как проявление слабости. А показаться слабым, он боится больше всего, ведь, как он любит говорить, “слабых бьют”.

В результате Путин выбрал абсолютно тупиковый вариант, способный привести только к краху – продолжать заведомо проигрышную войну, ничего не меняя, ни в армии, ни в тылу.

Эрдоган давно пытается спасти Путина, добившись его согласия на псевдомир. Абрамович интригует через друзей в Стамбуле, Киеве и Москве с той же целью. Явлинский пишет рецепт спасения Путина, замаскированный как призыв к миру (псевдомиру).

Теперь к этой спасательной команде подключился Китай, который стремится прекратить войну, резко усилившую позиции США и сплотившую коллективный Запад. Китай долго ждал, но сейчас уже, видимо, не сомневается, что путинский режим идёт к катастрофе, и пытается ее предотвратить. Китайское руководство не хочет в результате поражения России оставаться один на один с западными противниками. Именно на то, что бы избежать такого развития событий, направлен китайский “мирный план” (предлагающий вариант псевдомира, ведь настоящий мир с путинским режимом невозможен), о котором сообщал Блумберг.

Китай пытается спасти невменяемого утопающего. Однако, вероятно, тот и дальше будет отталкивать руку помощи (псевдомир), утверждая, что у него все идёт по плану и ему море по колено. Ну и ладненько, скоро на воде появятся пузыри.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Закончился триста шестьдесят четвертый день войны. Линия фронта за прошедшие сутки изменилась мало. Стабильно тяжело в Бахмуте. Но это ни для кого не новость. На остальных направлениях ничего сверхординарного не случилось.

Российские паблики сообщают, что сегодня ночью неизвестными ракетами/снарядами (?) был обстрелян Мариуполь и другие города Донецкой и Луганской областей (Макеевка, Харцызск и др.). Военкоры пишут, что был какой-то необычный звук: такого, мол, раньше не слышали. Короче, все они сходятся на том, что это к ВСУ пришли обещанные бомбы-ракеты GLSDB и теперь россияне должны будут менять всю свою логистическую схему.

Не знаю как насчет Макеевки и Харцызска, но Мариуполь точно находится от линии фронта дальше тех 70-ти километров, которые до сих пор были пределом досягаемости стандартной ракеты для HIMARS и его аналогов. Поэтому я скорее склонен верить, что это были действительно GLSDB или какое-то другое дальнобойное оружие, про которое нам пока ничего неизвестно.

О результатах этих обстрелов никакой информации я не нашел, как и о том, смогли ли российские ПВО эти ракеты/бомбы хотя бы частично сбить. Но общий тон российских военкоров был тревожный, в интервале от досады до паники.

Похоже, что действительно вся эта информационная каша про сроки поставок того или иного оружия для ВСУ – специальная операция по введению противника в заблуждение. Вот взять хотя бы эти самые дальнобойные  GLSDB. Про них только из пылесоса нам не сообщали, что не надо их ждать раньше четвертого квартала. А оно вишь как вышло…

Наверное, и со всем остальным оружием такая же картина. Думаю, кстати, что дезинформация может быть и с другую сторону: наобещают в паблике что, мол, вот-вот, русские засуетятся, перестроят всю свою работу, потратят время и ресурсы, а окажется, что это шняга. И опять им перестраивать все обратно. Так и будут бегать туда-сюда…

Сегодня краем глаза посмотрел я на путинг в Лужниках. Ну, чо: путинг как путинг. Дорого-богато. Людей нагнали полный стадион. Стоило это, говорят, по 500 рублей (7$) “на рыло”. Итого полмиллиона долларов за целый стадион клакеров – считай даром.

Флаги, стикеры и вся остальная атрибутика, плюс гонорары артистам и охрана, электричество и пр. Короче, думаю в десятку грина организаторы  уложились. И в этой десятке (не забудьте!) минимум пятерка – чистый спиздинг. А как без этого? За спасибо что ли всю эту клоунаду развели, из патриотических соображений? Не смешите мои хаймерсы, гы…

Никому, кроме Путина, вся эта свистопляска не была нужна. Идущего на путинг парня по ходу спросили: “Как вы? Наверное переживаете, что сейчас руzzкие солдаты в окопе мерзнут?” А пацанчик в ответ без всякой паузы: “А че мне за них париться? Это был их собственный выбор!” Вот вам и “весь народ как один человек сплотился перед лицом общей угрозы”.

Путин приехал на стадион в обнимку в ЗРК “Панцирь-1”, покривлялся немного перед трибунами, наговорил с три короба и убежал говно роняя: страшно, а вдруг убьют? Пели все подряд без разбора. Даже Цоя с Окуджавой. Даже украинские песни. Это был реальный стилистический и идеологический  винегрет и фирменная российская халтура.

Мне особенно доставили жирные, старые дядьки в костюмах воинов разных эпох, делающие суровые лица. Хорош был Кутузов с лицом спившегося в конец бомжа и Петр Первый без усов, но с огромным пузом. Это было очень трогательно: что только не сделает путинский человек за мелкий прайс: вот хоть в клоуна  нарядится и выставит себя на посмешище…

Короче, на концепцию путинга и идеологически выдержанный сценарий денег пожалели. И то верно: кому оно надо? Все равно никто ничего не слушал. И как только стало можно – все, побросав флаги и шильдики, убежали домой…

А про китайцев по-прежнему ничего не понятно. Сегодня Ван И встретился с Лавровым и Путиным но никакой ясности эти встречи не принесли. Говорились округлые фразы про нерушимую российско-китайскую дружбу, но это все я пропускал мимо ушей: я такой дружбы богато видел. Совсем еще недавно в тех же стенах звучали слова о российско-украинской дружбе, у которой нет начала и которой не будет конца…

А вот на прямой вопрос журналистов обсуждали ли стороны китайский план мирного урегулирования, Лавров ответил: “нет”. А на нет, как известно, и суда нет. Поэтому ждем 24 февраля, когда выступит со своим планом товарищ Си.

Судя по тому, что мы знаем (в основном – со слов Кулебы), в письменном виде никакого китайского плана пока не существует и Ван И как раз и совершает свой вояж по Европе и России для того, чтобы понять: какой план окажется приемлемым для обеих сторон конфликта. Глупо предлагать план, который будет отвергнут, верно? Си Цзиньпин себя не на помойке нашел, чтобы выступать посмешищем. Ему сейчас нужны лавры миротворца, не не прожектера.

Он хочет быть мудрым арбитром в этом конфликте, а не стороной (как американцы). Это резко повысит его авторитет в глазах т.н. “Глобального Юга”, и не только. А это ему как раз и нужно. Если ему удастся найти приемлемую для всех формулу мира (или хотя бы – перемирия), то он автоматически станет мировым лидером N1, со всеми вытекающими из этого факта последствиями.

Впрочем, все это лишь мои измышления. Я уже много раз писал, что я невысокого мнения о моих прогностических способностях и поэтому легко соглашусь с теми, кто скажет, что я гадаю на кофейной гуще и мотивы китайцев оцениваю неправильно.

Но будет ли китайский план работоспособным, не будет ли, я думаю не так важно. Гораздо важнее то, что наше дело – правое. Поэтому враг будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

1 комментарий читателей статьи "BloggoDay 23 February: Russian Invasion of Ukraine"


  1. Джордан 2005
    23.02.2023
    в 19:19

    Эти прогнозы, Ыксперты всех видов и направлений, “арестович” с Приднестровьем за три дня и так далее и тому подобное… – просто тошнит.

    0

Добавить комментарий