BloggoDay 26 September: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 26 вересня 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

Cито Сократа (телеграм-канал)

Худшее место на земле

Горстка больных на всю голову изуверов, состоящая из политических недоносков из КГБ/ФСБ, зарвавшихся нацменов, сатанинствующих попов,  доконала российский народ. Источавшие вонь недовольства пропагандистские Z-элементы, вроде Гиркина, наконец, добились своего: безумие возведено в норму, Россия пошла в тотальный разнос.

На дохлой кобыле фейковых «рефендумов» и запущенном процессе внутренней хаотизации силы тьмы из партии войны рвутся в Кремль. Создаются идеальные условия для трансфера и сноса Путина.

Одна за другой схлопываются все несущие конструкции режима. Совсем исчез из поля зрения сдувшийся силовой гигант Шойгу. А вслед за ним тонет в проклятьях «вторая армия мира». Сеть пестрит видеороликами с пьяными российскими резервистами, которые, как будто едут не на войну, а на Вудсток. Оптимизма не придают истории с раздачей ржавых калашей или с мобилизацией инвалидов. Судьба студентов частных ВУЗов, которых лишили отсрочек, будоражит молодежь.

Завывания «ястреба» из Госдумы Володина про опасность формального отношения к частичной мобилизации только накаляют страсти. На володинскую горячую линию по мобилизации дозвониться невозможно: там всё время играет музыка! Позерство думского  «новобранца» Милонова вообще как харакири власти кремлевских убийц.

Похоже, что с любительской армией Кремля будет покончено быстро, ведь профессиональные бойцы Шойгу уже удобрили украинские черноземы, а пополнение ущербно чуть менее, чем полностью. Издержки на армию забитой черни выше, чем профит от нее.

ФСБ также поломалось, ведь неспособно отслеживать поток бегущих за рубеж российских мужиков. Удрали уже около 300 тысяч, а в бегах ещё несколько миллионов. Чекисты направо и налево заворачивают половозрелых россиян на границе от Хабаровска до Калининграда.

Люди просто в бешенстве и скоро сметут приграничные КПП. Попытки перебить тему провала очередным шутером от Лубянки в Ижевске с 9 погибшими детьми никого не цепляют.

Набирает популярность идея могилизации могилизаторов. Поджоги военкоматов – это хорошо, но надёжнее, когда выкорчовывают очумевших чинуш. Сами военкомы стали объектом охоты. В Усть-Илимске на концерт Кобзона отправили военкома. Теперь уроды в погонах – законная цель ликвидации со стороны народа. На очереди «патриоты» войны из зомбоящика, а также попы-провокаторы.

Трещит экономика. Предприятия коллапсируют без персонала, которого уводят на убой. Мобилизация спровоцировала банковскую панику: россияне вынесли из банков рекордный объем наличных с первых дней войны. Только за последние  сутки со счетов и карт люди сняли 132,1 млрд рублей! Кромешный ад, всепожирающая геенна.

Начинаются восстания в регионах. Пока в центре водят хороводы, на Северном Кавказе уже митинги и блокирования могилизации с автоматной стрельбой. Вот-вот может взорваться Дагестан,  который из-за путинской политики расходования многонационалов уже обескровлен. То ли ещё будет!   Вырисовывается картина, когда в качестве жеста доброй воли Москва уйдет с Кавказа.

Да и то спрашивается, ради чего? Разве стоит того аннексия частей Донбасса и двух других областей Украины? Никто в мире не поддержит подобной смертоносной авантюры. В ОДКБ уже все открестились от этого. Сами россияне считают клоунские фарсы с «референдумами дурной и губительной акцией.

Полностью туфтовой затею с «референдумами» оценивает и Лавров. Хотя на публику он озвучивает месседжи АП, в душе понимает, в каком дерьме страна. Нелегитимная аннексия «Лаосской» и «Запорожной» республик – невиданный удар по всей системе международных отношений после 1945 года. За такое РФ просто порвут. Даже оккупированный Лукашенко открещивается от психбольных рашистов. Беларусь в текущих условиях ослабления Московии и царящего там хаоса готовится не только закрыть границу, но и выйти из состава «Союзного государства». Другого шанса у Бацьки не будет. Кто хочет быть частью худшего места на земле?

 

(Оновлено 18:00)

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

СцукО…

який довгий шлях ми подолали…

від кинутого кимось яйца в Януковіча, внаслідок чого він отримав «черепно-мозгову травму тупим, важким предметом»…

до майже реально-гіпотетичного ядерного АпокаліпЗдеца…

 

Анатолий Несмиян

В определенном смысле шок, который испытал глубинный народ после объявления мобилизации, вполне сравним с шоком от повышения пенсионного возраста. Ядерный электорат снова чувствует себя жестоко обманутым.

Тогда ему обещали и клялись честью офицера (да, я понимаю, смешно — фюрер и честь офицера, но «ядерный-то воспринимал это на полном серьезе), что никогда и ни в жисть. После чего развели руками и предложили отнестись с пониманием.

В этот раз история прежняя: глубинному народу пообещали: вы увидите войну только по телевизору, там всё будет просто и красиво, клейте на машины буквы Z и продолжайте заниматься своими делами, не пропуская вечерней пятиминутки ненависти по телевизору.

И — снова соврали. Теперь ядерному электорату предложено залезать в сапоги и идти в эту кровищу и грязищу самому. Что, в общем-то, в договоренности категорически не входило.

Неудивительно, что глубинный народ начинает роптать. Не за каких-то там неведомых ему украинцев, на которых ему, в сущности, глубоко наплевать. А вот за себя, любимых — очень даже обидно.

 

Анатолий Несмиян

Последняя осень

Российское общество остается переохлажденным. Достаточно серьезные усилия, которые предпринял режим по его принудительному охлаждению, продолжают держать социум в прежнем состоянии, поэтому даже очень серьезные потрясения не способны вызвать резкий рост социальной температуры и его нагрев.

Однако можно констатировать, что события последних месяцев, а в связи с объявленной мобилизацией — и дней — действуют на этот переохлажденный социальный субъект как удары молотком по льду: лёд начинает трескаться и крошиться. Он всё еще сохраняет свое твёрдое состояние, однако трещины резко — буквально на порядки — увеличивают площадь соприкосновения с окружающей средой, что само по себе способствуют появлению готовности к быстрому и резкому фазовому переходу. Закрытие границ с обеих сторон в таком случае будет дополнительно разогревать разрушенное такими ударами общество.

Принудительно атомизированное общество, в котором нет объединяющих его структур, начинает реагировать на катастрофу в «индивидуальном порядке» — именно поэтому люди вместо сопротивления насилию предпочитают уехать из страны, не считаясь с издержками. Сопротивление, имеющие хотя бы зачаточные формы, возникает только там, где еще существуют остатки самоорганизующихся структур — семейных. Поэтому в национальных республиках, где еще работают традиционные формы самоорганизации, именно женщины берут на себя роль защиты семейного благополучия. Понятно, что целью таких всплесков протестной активности является не смена режима, а защита родных и близких, поэтому за пределы деревни, города или максимум — своей республики — все эти протесты не пойдут.

В этом плане не столько власть контролирует обстановку (она уже почти ничего не контролирует), сколько инерционность процессов пока на ее стороне.

Однако не стоит забывать, что каждое решение власти, направленное на угрозу витальным страхам — в первую очередь страху за безопасность — это дробящие удары по социуму, быстро крошащие его относительную цельность. Угрозы ядерного конфликта, которые озвучиваются уже открытым текстом, ускоряют процессы разложения такого переохлажденного общества и способствуют его быстрому нагреву.

Можно сказать, что до тех пор, пока не начнут в массовом порядке приходить известия о гибели родных, близких и соседей, брошенных в мясорубку на Украине, разогрев общества и его расслоение будут происходить под воздействием латентных страхов. Но когда сообщения о гибели людей пойдут густо, потенциальная готовность к протестам и недовольству будет трансформироваться в деятельную.

Особую роль начинает играть внешний фактор, который на самом деле почти никакого значения не имел до текущей поры. Внешний фактор носил, скорее, виртуальный характер и служил аргументом для низкопробной пропаганды, чем реально влиял на общество. Однако если страны НАТО, США или кто еще действительно начнут реагировать на угрозы Путина о применении ядерного оружия, причем реагировать деятельно, с применением прямых средств военной угрозы, внешний фактор может на какое-то время стать определяющим — в случае ударов по российской армии или объектам инфраструктуры власть в ряде территорий попросту исчезнет, и тогда вопросы выживания переведут самоорганизацию населения на качественно иной уровень.

Скорее всего, достаточно будет посыпаться где-то в одном-двух местах, как события начнут приобретать обвальный характер. С учетом того, что никаких организационных структур не существует, они будут формироваться «с колес» и очень быстро их структуризация будет затухать. В основном будут создаваться стихийные органы местного самоуправления, распространение организации «вверх» крайне сомнительно. Это станет прологом для стремительного обособления территорий на уровне регионов максимум.

Иными словами — в случае превентивного или ответного удара НАТО сложится парадоксальная ситуация: вместо объединения населения против внешнего врага оно, скорее, создаст мощный запрос на обособление («Москва это заварила — пусть она сама и разбирается») Конформизм, который насаждал режим, отстранение людей от любого реального участия в любой политике, не является патриотизмом ни в коей мере. У людей нет чувства сопричастности себя со страной, за исключением фантомных представлений, которые испарятся, как капля воды на раскаленной сковороде.

Характерной особенностью всех фашистских режимов всегда была их достаточно высокая внутренняя устойчивость, но крайняя хрупкость при появлении мощного внешнего фактора. Я думаю, что кремлевские фашисты уже неприятно удивлены реакцией населения на объявленную священную войну, а события последних дней, когда народ буквально побежал из страны и точно не выражает никаких верноподданических чувств, ставят режим буквально в ступор — там вряд ли предполагали такую реакцию.

Думаю, что эта неделя будет развиваться по принятому проекту эскалации, который был запущен 21 сентября. 30 сентября Путин должен будет на своем послании (если оно, конечно, состоится) выдвинуть ультиматум Западу и подкрепить его каким-то действием. После чего наступит критическая точка, определяющая направление текущей катастрофы: либо Запад предпочтет больше не рисковать и ответит максимально жестко вплоть до полной аннигиляции кремлевского режима, либо предпочтет дать время на его еще большее ослабление. Пока оба варианта равновероятны, и каждый из них несет в себе свои собственные внутренние риски.

В размен ядерными ударами стратегических сил я пока не слишком верю (хотя вера в данном случае — зыбкая почва). Тем не менее, уверенность базируется на понимании того, что в ситуации, когда Кремль явно уничтожил все государственные и экономические институты, рассчитывать на то, что система стратегических ядерных сил находится в полном порядке и готова к применению, не приходится. Что-то готово, но в целом — однозначно нет. Очень не хочется выяснять это на практике, конечно, но пока мне кажется, что во многом угрозы тотального уничтожения со стороны Кремля — блеф. Что не исключает абсолютно авантюрной возможности применения единичных зарядов в качестве демонстрации готовности. Вот как раз в это, учитывая полную невменяемость российского руководства и его отрыв от реальности, верится достаточно серьезно.

 

(Оновлено 17:00)

США по-русски

Государственный орган (Соединенные Штаты): Донецк, Луганск, Запорожье, Херсон и Крым – это Украина. Никакие бутафорские «референдумы» этого не изменят.

 

TIME

Новая обложка TIME: Внутри украинского контрудара, который изменил ход войны

 

Максим Мирович

Это уже не война Украины и России. Это в чистом виде борьба добра со злом планетарного масштаба. Или мир покориться скотам, которые в итоге уничтожат планету, или до основания сметёт этот чекистский концлагерный режим.

 

Сержант ЛиС

«Нынешний добровольный отказ от возможности быть свободным — гораздо страшнее атмосферы 30-х годов. Он знаменует полную деградацию, возможно, уже необратимую» — Олег Басилашвили. 88 ему сего дна. Долгих лет, Олег Валерианович, и спасибо Вам за тот глоток страшной правды! Браво!

 

Михaил Бaх 

В аэропорту Домодедово плакат «Счастливого полёта» заменили на «Даже не рыпайтесь».

 

Михaил Бaх

Похоже, что и Макрон уже понял, что лицо лучше всего сохраняется в формалине.

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Интересно получается. Путин испражняется в чемодан,

а его дерьмом измазана вся страна!

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Это не правда.

Путин не поднимал Россию с колен.

Потому, что Россия не была на коленях.

Она, как лежала, так и лежит!

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Один выстрел в военкома и отсрочка от армии на много лет.

До чего люди изобретательны!

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Открылся сезон охоты на военкомов.

Правда у стрелка не было лицензии.

 

ТЁТЯ РОЗА 🌹

Я не военспец, но на месте командования оружие мобилизованным, я бы не раздавала.

 

AndreySmetanenko

Руслан Зинин. Выстреливший в военкома.

Гос СМИ пытаются представить его психом и украинским диверсантом одновременно

На самом деле, простой рабочий из бедного региона. Со слов матери, близкому другу Руслана пришла повестка, хотя друг даже не служил. Это и стало последней каплей

 

Догоняй!

Военкомы, #безпаники.

Убьют только 1%.

 

Ray

Один россиянин, пристреливший военкома, который тянул россиян убивать украинцев.

Сделал для репутации рФ больше, чем совокупно все стадо «хороших» русских за 22 года правления Путина!

Зинин Руслан Александрович Герой!

 

восхищённый болгарин™

Умная Мобилизация от Руслана Зимина.

 

восхищённый болгарин™

Песков заявил что военного положения не будет.

Твердо и четко как всегда.

 

Ёшкин Крот

❗️Казахстанско-российскую границу со стороны Петропавловска закрыли

Об этом сообщает корреспондент Orda-kz, который сейчас находится на границе. По словам таксистов и источников, мужчин призывного возраста перестала пропускать через границу российская сторона

 

Ёшкин Крот

⚡️СК: жертвами стрельбы в ижевской школе стали девять человек (Baza сообщает о 10), среди них два охранника учебного заведения и двое учителей, а также пятеро несовершеннолетних, есть раненые

 

Радио Свобода

В Ижевске в результате стрельбы в средней школе погибли 13 человек

 

🦂SCORPION🦂

Ижевск далеко не последний. Сейчас на фоне этой могилизации крышняк будет сносить у каждого пятого. Старый еблан додумался ещё и осенью её объявить, когда у шизиков и без того обострение.

 

🦂SCORPION🦂

Итак, по Ижевску.

У стрелявшего мудака абсолютно логично на одежде нашли нацистскую символику.

Кажется, всё встало на свои места: гэбня решила прорекламировать мобилизацию — мол, уже детей наших бьют. Чтобы вата ещё больше пропиталась ненавистью к «нацикам» и охотно шла на войну.

 

Профессор Талк

Поджоги, взрывы, расстрелы. Такое ощущение, что Российская Федерация пошла в разнос.

 

Проф. Преображенский

Важно понимать.

Мобилизуют всех подряд.

А, значит, повестки получает ОГРОМНОЕ число людей с проблемами с психикой.

Многих таких из-за повесток переклинит.

Некоторых — настолько, что они в помутнении пойдут стрелять в метро, торгцентры, школы, детсады.

«Всё идёт по плану».

 

Капитан Кенгуру

К нам в дом пришла мобилизация

Сидят решают мужики

Один кричит: я в эмиграцию!

Другой орёт: примкнуть штыки!

 

А третий молвит, успокойтесь

Давайте дальше, епт, бухать

Четвёртый, не, вы как хотите

А я не буду воевать

 

Тут пятый важно произносит

У меня связи — не возьмут

Шестой: немного сомневаясь

Пойду, ну если призовут

 

Седьмой: да ладно, братцы, тише

Берут лишь тех, кто воевал…

Тут военком с нарядом вышел

Свинтил их всех и в бой послал

 

(Оновлено 15:00)

«Главред»

Юрий Романенко, руководитель политических программ Украинского института будущего

Когда Россия исчезнет, всем станет легче

Чем быстрее русские примут свою судьбу, тем менее кровавым будет конец их империи. Совсем без крови уже не получится.

Владимир Путин, похоже, делает все, чтобы у России не было ни одного шанса отбиться. Не останется ни оружия, ни армии, ни технологий. Взорвется Кавказ, взорвется Поволжье, тряханёт национальные республики. Русские сделали все, чтоб весь мир их разоружил, лишил остатков статуса СССР и превратил в резервацию для имбицилов то, что останется от России.

Тюрьма народов сдохнет тупо из-за мелкой зависти и злобного ресентимента ради которого россияне готовы положить благополучие, которого никогда не было в их истории. Это не укладывается в голове — как можно было слить все так быстро только из-за того, что целый народ вбил себе в голову, что он исключительный из-за факта наличия ядерного оружия и газа с нефтью.

Когда Россия исчезнет всем станет легче. Но легче всего будет русским. В эти дни многие из них начинают понимать, а в следующие месяцы и годы поймут еще больше, что бремя империи для них невыносимо. В свое время это поняли британцы и французы, а еще раньше испанцы, австрийцы и немцы. Все рано или поздно кончается.

Но это не означает, что после исчезновения жизнь заканчивается. Наоборот, жизнь может заиграть новыми доселе неведомыми красками. Окажется, что можно вкладывать ресурсы в мелкие бытовые радости, а не в ядерную чушку, потрясая которой яростно пугать мир и убеждать самих себя в том, что это и есть величие. Россиянам придется научиться получать удовольствие от наведения порядка в собственном дворе, а не насилии над детьми и женщинами в оккупированных странах.

России придется сжиться с мыслью, что внутренние проблемы не решаются оккупацией других стран, а системной работой над своими ошибками. Признанием этих ошибок.

В этом плане для России Украина стала той роковой ошибкой, которая выбила гнилые зубы полудохлой Российской империи.

Теперь Россия может заценить, чем была для нее Украина. Бжезинский был прав, как империя без Украины Россия не может состояться. Без Украины Россия — просто азиатская орда в худшем ее понимании слегка покрытая европейским лоском. И как только лоск слетает, то там остается только тупая звериная злоба и желание все крушить на своем пути. Россия так долго смотрела в бездну отрицания всего сущего, что превратилась в Химеру.

Премьер Индии Моди прав, в нашей эпохе нет места звериным инстинктам. Нормальные страны не воюют просто потому, что утром какое-то х@йло встало не с той ноги и решило, что можно просто так взять и разрушить жизнь нескольких десятков миллионов человек.

Поэтому России конец. Казаться империей и быть империей — две разные вещи. Русские мужики, бегущие от военкомов, убедительно это доказывают. Одно дело сделать татуировку Z на жопе любимой (хотя, может ли быть любовь у изнасилованного народа, разве что очень специфическая) самки, а другое дело, когда любимый Путин загоняет тебя в позе Z гнить на дне окопа под Херсоном или Лиманом.

Чем быстрее русские примут свою судьбу, тем менее кровавым будет конец их империи. Совсем без крови уже не получится. Слишком много страданий принесла «тюрьма народов» соседям и завоеванным этносам. Но рано или поздно осознание должно прийти, а мир должен помочь освободиться от имперского бремени народу, который слишком бездуховен, чтобы давать Вселенной что-то полезное. Русской нации придется пересобрать саму себя на меньших территориях, с меньшими ресурсами, как это сделали другие имперские народы. России не избежать этой судьбы и придется ее принять. А если не примет, то исчезнуть, как исчезла Ассирия, империя монголов, государство Тимура и много кто еще. Таковая неумолимая логика истории. Кто не соответствует духу времени, тот исчезает.

 

«Цензор.Нет»

Александр Кочетков, аналитик, политтехнолог

Ситуация на фронте и угроза ядерного удара

На месте западных журналистов, которых волнует апокалипсис, я бы задал кремлевскому фюрерку вопрос: считает ли он Никиту Хрущева слабаком или ответственным политическим деятелем?

Ответ (даже просто реакция на вопрос) многое бы для Запада прояснил. Потому что во время Карибского кризиса, поставившего мир на грань ядерной катастрофы, у Хрущева хватило ума отступить и найти компромиссное решение. Хотя некоторые подталкивали к войне с США, Мао Дзедун, например.

В целом события, связанные с варварской войной недоимперии против Украины, закономерно перерастающей в мировой кризис, стремительно ускорились. Если раньше я считал, что все выкристаллизуется не ранее середины будущего года, то теперь расклад может стать очевидным в конце этого. И вот когда все участники событий, включая фюрерка, окончательно все поймут, и начнется самое важное и драматическое.

Но пока на фронте — тяжелые позиционные бои.

На Донбассе наши грамотно и не спеша окружают Лиман — важный опорный пункт в обороне противника, ждем оттуда хороших новостей. Там же на Донбассе, но на Бахмутском направлении враг постоянно предпринимает попытки наступления, наши отбивают атаки. Часть населенных пунктов на этом направлении превратилась в какой-то обменный фонд — с боями переходят от одной стороны к другой и обратно. Уверен, что самый последний переход окажется в нашу пользу.

На Херсонском направлении — в основном, артиллерийские обстрелы. ВСУ медленно и упорно продвигаются вперед, задача прорыва фронта нашим командованием пока не ставится.

Враг продолжает обстреливать наши города всеми видами оружия, терроризирует Одессу и не только иранскими «Шахидами 136». Но этих беспилотников сбили уже полтора десятка, нет сомнений, что никакого перелома на фронте они не сотворят.

Комментировать убогий фарс под названием «референдумы» смысла не вижу. Честно не пойму, ради кого Кремль старается, имитируя «волеизъявление»? Неужели признание псевдореферендумов Северной Кореей Путину настолько важно? Сложно представить, но карлик мельчает просто на глазах.

Могилизацию в недоимперии тоже комментировать пока не хочу. Но по противоположной причине: ее надо осмыслить. Потому что идиотизм настолько зашкаливает, что это впечатлило даже меня, наслышанного про сгнившую еще при «совке» мобилизационную армейскую систему РФ.

Вот не думал, что там повестки будут рассылать пятидесятилетним инвалидам и девушкам-педиатрам двадцать пяти лет от роду. И что разъяренные дагестанские женщины начнут гонять мобилизаторов по улицам. А среди военкомов появятся первые расстрелянные. И это еще до первых похоронок на призывников!

Понятно, что все пошло не так, если военкомов уже на третий день собрали в Москве для снятия стружки. А часть из них сразу поменяли. И зама по тылу всей армии РФ заодно. Уже несомненно, что дебильная могилизация станет одним из факторов краха Кремля, наряду с военным поражением в Украине.

Про угрозу ядерной войны сформулирую таким образом: если на нас напала ядерная страна во главе с маньяком, одержимым миссией, то риск применения ЯО априори существует. Но пока фюрерок лелеет надежду забросать нас пушечным мясом и таки пройти парадом по Крещатику, то этот риск минимален. Он будет расти по мере осознания Путиным поражения и краха всей своей жизни. Но и в этом случае у Путина нет возможности единолично реализовать решение о ядерной атаке.

Применение ЯО — хоть стратегического, хоть тактического — это сложный организационно-технологический процесс, в котором предусмотрена защита и от дурака, и от маньяка. Этот процесс невозможно скрыть. Соответственно, США уже предупредили РФ, что при первых признаках подготовки удара со стороны недоимперии они запустят свои меры — как превентивного, так и ответного характера.

Пока никаких действий в отношении ЯО недоимперия не предпринимает. А на неконтролируемое словоизвержение оттуда обращать внимания не надо.

Кстати, все развивается в точности по сценарию Карибского кризиса.

И если я начинал с аналогии, то ею и завершу: в отличие от Гитлера, Путин, проиграв войну, с собой не покончит. Окружающих отравит, а себя в последний момент пожалеет. Так что с обнулением ему придется помогать.

 

«Обозреватель»

Віктор Каспрук

Путін наближає кінець Росії

Пісочний годинник “величі Путіна» показує, що час його стрімко закінчується. Але збожеволівши від своєї ідеї фікс – знищити українську державність, він лякає, що може стати першим, хто застосує ядерну зброю за майже 80 років. Не обтяжений моральними міркуваннями, диктатор здатен легко привести світ на поріг Третьої світової війни. Не дивлячись на те, що усі його ядерні погрози є визнанням слабкості, він, кидаючи виклик всьому колективному Заходу, почав грати у дуже небезпечну гру. Сподіваючись на те, що коли він лякає застосовуванням тактичної ядерної зброї на території України, американці і європейці будуть за цим з жахом спостерігати, але нічого не зроблять в разі реалізації цього лякання.

Але безумство однієї особи не має спричинити світової катастрофи. Загнаний у кут щур збирається боротися  до кінця. Якщо Путін програє, з ним покінчено, й він це знає. І всі близькі до цього масового вбивці це знають. Знають, що зараз найкраще для Росії, щоб Путін пішов швидко, і коли він не захоче це зробити сам, то йому можуть у цьому допомогти.

Він часто повторює про “екзистенційну загрозу», яка надходить від України. Проте це більше є наслідком його воєнної невдачі та того факту, що через це він може бути змушений залишити владу. Крики про ядерну війну – це розпач дуже слабкого політика.

Ситуація динамічно розвивається таким чином, що стає очевидним – підтримку України з боку США і Європи потрібно збільшити в рази. Необхідно оперативно поставити більш далекобійні ракети і зброю, щоб зламати хребет тирану, котрий зарвався.

Путінський режим побудований на основі надзвичайної жадібності керівної верхівки, погроз, насильства та брехні. Його пітерська мафія десятиліттями змушувала державну систему працювати виключно на неї, фінансувати всі їхні незаконні “бізнесові оборудки» та оплачувати примхи “царя» і його “бояр-олігархів».

За кордоном Росія зараз використовує те, що їй вдалося розвернути розгалужену пропагандистську мережу і створити глобальну шпигунську сітку, яка проникає в уряди та суспільства інших країн, підриваючи їхні демократії та послаблюючи їх здатність блокувати зусилля і намагання РФ відновити колишню радянську імперію.

Однак, не дивлячись на псевдопатріотичну вакханалію на телебаченні, вже важко стає приховувати величезні втрати серед російських солдатів, військової техніки і деокупацію захоплених раніше українських територій, які московіти вже порахували своїми.

Проведення на окупованих землях фіктивних референдумів не встановить нового міжнародного кордону, як на це сподіваються у Кремлі. Визволення військовим шляхом окупованих частин України ЗСУ будуть продовжувати, як би там в Москві не намагалися проголошувати, що це вважатиметься нападами на територію Російської Федерації.

Росіяни просто побачать, що на тій частині України, яку в РФ почали вважати своїми “новими територіями», російські війська є так само уразливими, як і тоді, коли цього проголошення ще не відбулося.

Путінське нерозуміння реальності мусить лякати його подільників. Оскільки наганяння великої кількості некомпетентних і немотивованих нових солдатів, лише різко збільшить число тих росіян, яких ця війна швидко приведе на кладовища.

У середовищі західних партнерів України, поки що, превалює думка, що дозоване постачання зброї нашій державі з часом здатне підвищити вартість війни до такого рівня, який Путін буде вважати для себе неприйнятним. Біда тільки в тому, що такого “рівня» просто не існує.

Для реалізації своєї мети – знищити Українську державу, він готовий піти на все. І чим швидше на Заході це усвідомлять, тим більш відповідною вимогам цієї ситуації може бути військова допомога та надання додаткової зброї Україні.

На цей момент Росія спроможна проводити терористичні атаки на цивільне населення та інфраструктуру за допомогою артилерії і ракет, паралельно знищуючи  життя власних солдатів у подальших невдалих і безнадійних наступах. Та продовжуючи свій ядерний шантаж.

І тут варто зазначити, що динаміка цієї війни змінила фундаментальну мету Заходу, а України – ні. Путіна потрібно перемогти. Російська Федерація повинна програти цю війну. Тому, що все, що Путін зможе визначити як перемогу, стане для нього стимулом продовжувати свою агресію – в Україні та в інших місцях.

Він не зрадив своїй меті, знову поглинути всі колишні радянські республіки та відновити кордони Радянського Союзу. Він прагне  розвалити Європейський союз, каструвати НАТО і витіснити його з країн Східної Європи.

Захід не повинен коливатися і вигадувати “об’єктивні причини», з яких більш руйнівна для російських загарбників зброя буде поставлятися, не зараз, а, можливо, через декілька місяців, а то й взагалі десь у 2023 році. Україна кожного дня демонструє на полі бою свою волю до перемоги над московськими окупантами, тому гальмування надання  модерної зброї тільки затягує тривалість самої війни.

 Що стосується погрози Путіна застосувати ядерну зброю чи іншу зброю масового знищення, ні Сполучені Штати, ні держави Євросоюзу не повинні піддаватися на ці його залякування. Необхідно чітко сказати Путіну: якщо він хоч раз застосує таку зброю, то Америка і Захід не тільки повністю ізолюють Росію, коли не буде ні дипломатичних відносин, ні торгівлі, ні поїздок за кордон для російських громадян, а й завдадуть удар по військовим цілям у самій Російській Федерації.

Зараз не час демонструвати відсутність рішучості або намагатися знайти аргументи, котрі б переконали масового вбивцю українців, який засів в Кремлі. Україна повинна повернути всі свої території, включаючи Крим і райони Донбасу, які Росія захопила ще в 2014 році.

Путін не знає слова мораль, і  використання ядерної зброї не становить моральної проблеми для Путіна. Єдине, чого він реально боїться, то це відповідальності за наказ її застосувати.  Тому він має точно знати, що від відповідальності йому ніде сховатися не вдасться. Ні в жодній зі своїх багаточисленних резиденцій, ні в бункері.

Він мусить бути поінформованим, що  на ядерну атаку на Україну – Захід відповість контратакою. Диктатор своїми ядерними погрозами переформатовує ситуацію таким чином, що війна Росії в Україні, з локального конфлікту, як це вважали до цього у Москві, стає глобальною небезпекою. Адже весь світ не може жити під постійною загрозою того, що ще може прийти йому в голову.

Небожителю із Красної площі явно не зрозуміти, що Захід йому залякати не вдасться. Тому на ймовірне “ядерне ракетомитання», чи спробу такого, відповідь західного світу мусить бути швидкою і гучною.

Це гра, де будь-хто, хто починає, що б він не робив, програє. Всі це знають, і Путін не є тут винятком. Використання ядерної зброї означає покінчити життя самогубством і викликати апокаліпсис.

Очевидно, що сценарії подальшого розвитку подій можуть бути неочікуваними і різними. Проте, якщо припустити, що тяжкохворий Путін, про що свідчить його зовнішність, знає, що він приречений і засуджений медициною, тоді стає зрозуміла причина, з якої він втягує всю Росію в колективне самогубство. Але неможливо навіть уявити, що іншим чиновникам, які закликають його натиснути на ядерну кнопку, також вже немає чого втрачати.

Тепер багато чого буде залежати від того, чи дасть можливість тирану його оточення й далі проводити політику найгіршого. І тільки воно здатне надягнути на нього “гамівну сорочку». Лише у цьому випадку існує можливість його заспокоїти.

Необхідно визнати, що сьогодні ми впритул підходимо до фуркаційного моменту російсько-українського протистояння. Путін здатен готувати те, що можна було спрогнозувати ще на початку війни.

Тактичний ядерний удар по українській території, а  після цього заява Кремля, що гру закінчено – або Україна капітулює, або це початок справжньої тотальної ядерної війни. Мовляв, ви віддаєте нам Україну на розтерзання, чи хочете пройти весь шлях до кінця, – тобто Третю світову війну, яка стане кінцем нашої цивілізації.

Хоча існує ймовірність, якщо Путін наважиться віддати  наказ застосувати тактичну ядерну зброю проти України, то  генеральний штаб Російської Федерації відмовиться підкоритися, оскільки такий крок однозначно буде злочином проти людства, і за це їм доведеться відповідати.

Він не розуміє того, що у такий критичний для світу момент, Вашингтон прийматиме остаточне рішення дуже швидко. А американські генерали ніколи не допустять того, щоб божевільні геополітичні марення імперського маніяка знищили світовий порядок, що існує.

Путін має знати, що йому краще тримати кришку на скриньці Пандори закритою. Якщо ж він застосує ядерну зброю, це буде не тільки жахливо для українців, але й явно кінцем для нього, Росії та росіян.

 

 

(Оновлено 13:00)

«Planeta.Press»

Сергей Климовский, кандидат исторических наук

Две роковые ошибки Кремля

Кремль, объявив мобилизацию без объявления войны и начав ускоренную аннексию части территории Украины, перешёл два роковые для себя линии, чем запустил процессы, ведущие к ликвидации РФ как третьей российской империи.

В Кремле это осознают и боятся, что не смогут долго ходить по лезвию ножа. Поэтому постарались создать себе возможность для отступления и очередное объявление войны Украине совместили в один день со знаковым обменом пленными.

Объявленная мобилизация – это первая роковая линия, которую пересекли рашисты из Кремля. Угроза массовой мобилизации была тем фактором, который полгода удерживал руководство Украины от принятия решения о нанесении ответных и превентивных ударов по территории РФ. Руководство Украины старалось максимально избегать их, несмотря на все провокационные обстрелы пограничных районов армией РФ, не имеющие никакого военного смысла. Избегало, несмотря на регулярные варварские ракетные удары устрашения, которые рашисты наносили по украинским городам и объектам их жизнеобеспечения. Методичные обстрелы жилых кварталов Харькова и Николаева, удары по плотинам на реках Ингулец и Оскол – наиболее резонансные примеры.

Союзники предоставляли Украине полную свободу выбора, как на них реагировать. Если США рекомендовали воздерживаться от ответных и превентивных ударов по территории РФ, то Великобритания, наоборот, неоднократно заявляла: все военные объекты в РФ являются законными целями для украинской армии. Руководство Украины, опасаясь вызвать такими действиями массовую мобилизацию и новый всплеск военной истерии и украинофобии в РФ, от них воздерживалось. Это воздержание стоило Украине сотен жизней людей, разрушений и других потерь, а её руководству потерь в имидже.

Подрыв репутации властей Украины в глазах её граждан был одной из основных целей таких обстрелов и сознательным выбором генштаба и властей РФ. Этот план предполагал вызвать чувство обречённости и бесполезности сопротивления агрессии у граждан Украины и подтолкнуть их к давлению на правительство заключить мир любой ценой. Ракетные обстрелы, методичное разрушение Харькова, угрозы взрыва ЗАЭС и радиационного заражения – это те психологические атаки, которые должны были, по мнению генштаба РФ, в кратчайшие сроки принудить руководство Украины к капитуляции. В Кремле и его генштабе были уверены на 101%, что этот план выполним, особенно в контексте дезавуирования бравурных заявлений руководства Украины накануне вторжения.

Но Кремль и его генштаб фатально ошиблись – регулярные соцопросы показывают, на переговоры о капитуляции согласны были в разные месяцы не больше 18-10% украинцев. У Кремля есть возможность проверить эти цифры, и объявленная 21 сентября мобилизация в РФ доказывает – они соответствуют реальности. План Кремля по деморализации Украины провалился, так же, как и план захваты Киева за три дня, и объявленная им мобилизация – признание этого факта.

В Кремле, когда окончательно осознали этот провал, а также то, что штатная росармия не может победить Вооружённые силы Украины, ни в этом году, ни в следующем, выложили три своих последних «козыря» – массовую мобилизацию, аннексию захваченных районов и одной области Украины, и угрозу начать ядерную войну. Всё, никаких других «козырей» у кремлёвцев в запасе не осталось, а Североатлантический и Рамштайнский Альянсы даже не начинали ходить со своих «козырей».

Украина тоже ещё не достала резервный «козырь» в виде забытого в Карпатах ядерного оружия, о чём говорил перед вторжением Зеленский, и что ему обидчиво припомнил путин в речи 21 сентября. Зеленский сказал это, забыв, что он президент, а не актёр «95 квартала», но как говорится – «Нет худа без добра». Теперь Зеленский может уверенно ответить: «Я же тебя предупреждал, что в Украине что-то осталось. Если русская пушка выстрелит снарядом с ядерной боеголовкой, то мы ответим тем же. Подумай, я тоже не блефую». Под Белгородом есть АЭС в 40 км от границы, что вполне досягаемо даже для советских ракетных систем. Мало ли чего там может случиться и не лучше ли уже ввести на неё украинский спецназ для защиты станции от террористов, а их на россии немеряно. Даже лавров не сможет обвинить Украину в нарушении Будапештского меморандума, поскольку сам с весны 2014 г. твердит, что это пустая бумажка никого и ни к чему не обязывающая. Где найдёт Украина ядерное оружие – значения не имеет, особенно когда КНДР объявила себя ядерной державой. Можно взять напрокат у Израиля, чтобы в Москве не ныли о НАТО, и вернуть, если не понадобится, или купить у той же КНДР.

В таком контексте коллективный путин оказывается в ситуации одиночного Гитлера, которого Великобритания и США категорично предупредили, если он применит химическое оружие, в том числе и на Восточном фронте, то немцы об этом сильно пожалеют. В условиях господства англо-американской авиации в небе над Германией это было более чем серьёзное предостережение. Коллективного путина уже дважды или трижды публично предупреждали не тянуть руки к «красной кнопке» и неизвестно, сколько таких предупреждений он получил непублично. В случае её нажатия не удастся свалить всё на трясущиеся руки одного путина от болезни Паркинсона или ещё чего-то.

Кремль, объявив с 21 сентября массовую мобилизацию на «священную войну» с Украиной, избавил её руководство и население от страха перед ней, поскольку нет смысла бояться того, что уже произошло. Объявив 20 сентября аннексию через сверхскоростные «референдумы», он совершил свою вторую роковую ошибку, так как поставил Украину перед фактом, что возвращать оккупированные территории придётся военным, а не дипломатическим путём. Москву не раз предупреждали, что аннексия исключит всякую возможность переговоров, но она сама 20-21 сентября отрезала себе дорогу к ним, пусть и не окончательно, как думают в Кремле.

Эти псевдо-референдумы можно назвать действительно сверхскоростными в сравнении с просто высокоскоростным псевдо-референдумом 2014 г. в Крыму. Решение о нём огласили 27 февраля, а голосование провели уже 16 марта. Спецоперация ФСБ «референдум в Крыму» заняла всего 17 дней. Показательно, ни одного голоса не было подано против присоединения Крыма к РФ это графа просто отсутствовала в бумажке. Сейчас на такую спецоперацию дали три дня – решение принято 20 сентября, а голосование начато 23 сентября. Референдум за три дня – сверхзвуковая скорость. Русские опять демонстрируют талант к извращениям любых слов и процедур в назидание всем. Субъекты РФ могут последовать этому примеру и тоже за три дня отмежеваться от неё как от опасного соседа.

Демарши Кремля 20-21 сентября это комплексный шантаж Украины в трёх направлениях. Первое – сейчас аннексирует территорию, если не хотите сами её отдать, и попробуйте после этого её вернуть, мы пошлём против вас полумиллионную армию. Если вы её уничтожите, то мы нанесём удар ядерным оружием, но сами пока не знаем куда. Но нанесём, не блефуем.

Кремль, пригрозив аннексией, вторжением полумиллионной армией и ядерным ударом, рассчитывает, что Украина испугается, предложит переговоры и согласится на его условия. Кремль готов торговаться на них и отказаться от правобережной части Херсонской области и пока оккупированных районов Харьковской области взамен на признание собственностью РФ остальной оккупированной территории и прибавление к ней районов Бахмута, Славянска и Краматорска. Энергодар и Запорожскую АЭС отдавать не хочет, поскольку планирует так снабжать электроэнергией аннексированные районы и частично продавать её Украине, чтобы иметь рычаг давления.

Не все «башни» Кремля разделяют мнение, что этот план в таком виде вообще реализуем, и полагают, было бы разумней закопать поглубже бренд «путин» и начать пока не поздно переговоры с Украиной и Рамшайнским альянсом о возврате к отношениям до 20 февраля 2014 г. как даты начала оккупации Крыма. Некоторые из них считают, чем раньше сделать это, тем лучше. Но в ночь с 20 на 21 сентября в Кремле победили сторонники плана шантажа. О колебаниях и борьбе в нём можно судить по переносу выступления путина, недоступности пескова, который по статусу должен был сообщить о переносе, и обмене 215 украинцев и иностранцев на Медведчука и ещё 54-рёх с ним. Пропорция 1 к 4 невиданная в обменах с РФ и это показатель желания части «башен» Кремля оставить дверь к переговорам полуоткрытой.

Первая часть этого плана с шантажом аннексией была изначально обречена на провал по всем пунктам. Если стояла задач спровоцировать неподготовленные наступления ЗСУ, то это не произошло. На следующей неделе Кремль будет решать проблему: Госдуме объявить об аннексии или подождать месяц, может быть Украина предложит начать переговоры. Кремль может начать их и после объявления Госдумой аннексии и назвать возврат Херсона «жестом доброй воли», если будут приняты другие его условия. Всё, что путин наговорил 21 сентября об Украине и референдумах не имеет никакого значения. Лавров на переговорах тихо скажет: «Путин ху.ло, слушайте меня» и начнёт торговаться.

Месяц выжидания – это тот срок, который нужен ультраимперцам, перехватившим в ночь на 21 сентября бразды правления в Кремле, чтобы влить мобилизованных в армию вторжения и перейти ко второй части плана – начать наращивать наступательные действия. Вторая часть будет включать не только попытку захватить любой ценой Бахмут, Славянск и Краматорск, но и продвинутся по другим направлениям. Вполне вероятно, ультраимперцы строят планы блицкрига-2 и продвижения если не до Одессы, то до Николаева. Вопрос в том, насколько они будут реально готовы к их реализации. Проверку начнут с середины октября с серии локальных наступлений, роста числа обстрелов Сумской, Черниговской и Харьковской областей, а также боестолкновениями на украинско-белорусской границе. Организовывать материально-техническое обеспечение блицкрига-2 был назначен 24 сентября «сириец» – генерал Михаил мизинцев, известный как «мариупольский мясник» и «любимец путина». Это назначение 10%-ая гарантия провала.

Смысл всех этих действий добиться впечатляющего разгрома ЗСУ до начала декабря, принудить Украину к капитуляции, отказу от части территории и попытаться до нового года официально закончить войну. Неофициально РФ продолжит войну и после официального её завершения на переговорах, если они состоятся. Кремль паникует и спешит, так как военную зиму он и РФ переживут с большим трудом, если вообще переживут. Поэтому поставлена цель – попытаться разбить армию Украины раньше, прежде, чем она разобьёт армию РФ. Для её достижения решили никаких ресурсов не жалеть, что не всем в Кремле нравится, и даже не дать на этот раз воинству лукашенко отсидеться в стороне.

В этот план неудачно для Кремля вклинивается 7 октября как юбилей путина. Юбилей планируется скромным в связи с тем, что маленькая спецоперация превратилась в большую войну с мобилизацией, которая неприятно ударила по имиджу юбиляра. Аннексия земель Украины, объявить о которой Дума думает 30 сентября, призвана, кроме всего прочего, исправить и это неудобство. Похоже, что между пышными похоронами и скромным юбилеем кремлёвцы выбирают второе, если не переиграют всё в оставшиеся две недели. Такой вариант ещё остаётся возможным, а с ним отмена мобилизации и других русских «чудес».

Юбилей планируется скромным, но затратным, поскольку юбиляр должен швырять деньги в народ, как это бывало на царских коронациях. Поэтому в Госдуме витает идея выплатить по 300 тыс. «деревянных» каждому мобилизованному в виде одноразовой премии. По крайней мере, обещать их выплатить, а там как выйдет. Премии в 10-15 тыс. нужно дать пенсионерам, многодетным семьям и кому-нибудь ещё, чтобы сгладить общее уныние от мобилизации, войны и санкций. Ситуация такова, что юбиляр обязан раздать всем подарки, а не наоборот.

Не буду анализировать уязвимые места всего этого плана, особенно его военной части, некоторые из них уже очевидны, а другие вскоре станут очевидными. Отмечу лишь то, что Кремль объявлением войны, мобилизации и аннексии земель Украины сам санкционировал удары по территории РФ. Украина и вся Рамштайнская коалиция тоже заинтересованы в том, чтобы побыстрее закончить войну, но на своих условиях, а не на условиях агрессора, и это ещё вынудит кремлёвцев пересмотреть свои захватнические планы.

 

(Оновлено 12:00)

«Фокус»

Агия Загребельская

Италия сделала выбор. К власти пришла партия, чей лидер восхищается Путиным и Муссолини

«Итальянцы впервые со времен Второй мировой войны проголосовали за правое правительство. «Братья Италии» — постфашистская партия, а ее лидер Джорджия Мелони восхищалась Муссолини».

По данным экзит-пола государственного вещателя RAI, блок консервативных партий, в который входят «Братья Италии» Джорджии Мелони, «Лига» Маттео Сальвини и Forza Italia Сильвио Берлускони, набрал от 41 до 45%. По данным экзит-полла, проведенного социологическим агентством SWG для телевидения La7: от 43% до 47%. Этого достаточно, чтобы гарантировать контроль в обеих палатах парламента.

Результат «Братьев» Мэлони внутри коалиции, по данным экзит-полов, от 22 до 26% голосов (23% — 27%). «Лига» Сальвини — 9,5 — 13,5%. «Forza Italia» Берлускони 6 — 8%. Левоцентристский альянс бывшего премьер-министра Демократической партии Энрико Летта набрал 29,5% голосов. Официальные результаты должны сообщить сегодня.

Еще несколько недель премьер-министром будет Марио Драги. В середине октября новые парламентарии будут утверждены и созваны в парламенте. Затем президент Серджо Маттарелла приступит к консультациям со спикерами обеих палат и представителями партий о кандидатуре премьер-министра.

Если результаты экзит-полов подтвердятся, то почти гарантировано, то им станет Мелони, если только не прилетит черный или белый лебедь.

Это тяжелое и существенное для Европы, мира и нас изменение. Вот краткие выводы:

  1. Итальянцы впервые проголосовали за правое правительство страны со времен Второй мировой войны. «Братья» — постфашистская партия, а сама Мэлони восхищалась Муссолини. Но вряд ли они голосовали именно за ультраправых. Скорее, это постоянное влечение итальянцев к изменениям и новым лицам. Конкурентным преимуществом Мелони было то, что она единственная оставалась в оппозиции несколько последних правительств подряд.
  2. Мелони может стать первой женщиной премьер-министром Италии. Но женщин вряд ли это очень вдохновит, потому что у Мелони не четкая позиция по поводу права женщины на аборт и она негативно относится к гендерным квотам.
  3. Если экзит-полы подтвердятся, сама Мелони получит сильный результат, а наиболее опасный союзник по коалиции – Сальвини, слаб. Это должно уменьшить возможности влияния Сальвини на политику Мелони.
  4. Мелони еще недавно:
  • восхищалась Путиным;
  • выступала против Сороса и США;
  • считала, что сговор международных корпораций и банкиров действует против итальянцев, в том числе в политике эмиграции;
  • дружила с Орбаном и Ле Пен;
  • выступала за существенное уменьшение влияния ЕС на политику Италии…

После 24 февраля, особенно с приближающимися выборами, риторика и поведение Мэлони кардинально изменились:

  • она стала союзником Драги в вопросе поставок оружия Украине;
  • поддерживала полное выполнение Италией своих обязательств как члена НАТО;
  • существенно уменьшила свой евроскептицизм;
  • обещала продолжать повестку дня Драги;
  • тихо отреклась от Муссолини.

Один из самых главных вопросов: действительно ли Мэлони стала умеренной, или позже старая Мэлони вернется.

  1. Драги оставил после себя институты и барьеры, которые должны не позволить Мелони ощутимо выйти за пределы определенного им курса. Наибольший пакет помощи ЕС был одобрен для Италии (сотни миллиардов евро). Но предоставляется он траншами, каждый из которых привязан к реформам и мерам, которые должен выполнить Рим.

Без денег ЕС с долгом 150% ВВП Италии почти невозможно пережить эту сложную зиму. Поэтому влияние ЕС на соблюдение курса Римом остается прочным. Энергетические проекты, ослабляющие зависимость Италии от российских энергоресурсов, запущены Драги до уровня, с которого почти невозможно их развернуть. Аналогично со многими реформами.

Действующий президент поддерживал Драги и его политику, что также будет служить сдерживающим фактором. Рынки при таком уровне итальянского государственного долга будут резко и нервно реагировать на любой шаг Мэлони в сторону разворота политики. Все это в комплексе делает сверхсложным и невыгодным для Мелони в ближайшие месяцы отклоняться от курса.

  1. Но результатам голосования итальянцев точно обрадуются в Кремле. В третьей по размеру экономике ЕС победили силы, которые ближе к нему, чем к Украине, Брюсселю или Вашингтону. Однако вряд ли ожидания Кремля по поводу их эффективности в достижении желаемых для Москвы целей оправдаются.

 

(Оновлено 11:00)

Юрий Касьянов

Не могу припомнить ни одного случая в мировой истории, чтобы агрессор, оккупировав часть территории соседней страны, объявил захваченное своим, а обороняющуюся сторону захватчиком. Тут, однозначно, новаторство.

Но не только в этом. Нет ни одного случая в современной истории, кроме Холокоста, когда бы захватчик отказывал народу в самом праве на существование.

Кремль отрицает и существование Украины, и самих украинцев. Нас нет, и мы не имеем права жить.

Даже большевики признавали Украину и украинцев. Даже немецкие нацисты не отрицали.

Эти, уже получив по ушам от украинской армии, по-прежнему гнуть свою линию — украинцев нет, Украина не существует.

На что они рассчитывают, непонятно. Даже захватив всю территорию Украины, превратив цветущую страну в руины, они не смогут победить.

Даже Гитлеру не удалось уничтожить всех евреев. А Путин далеко не Гитлер. Он всего лишь сумасшедший.

 

Леонид Волков

Истерика пропагандистов про «перегибы на местах» и даже сливы про то, что Минобороны якобы «устраивает разносы» нижестоящим органам за хреновую организацию могилизации — вполне возможно имеют под собой основания.

Путин продолжает пребывать в иллюзии, что сидит на верхушке управляемой вертикали власти, которая четко и организованно умеет выполнять внезапные приказы.

Но это не так. Кремль управляет лишь кашеобразными ошметками государства.

Они-то бы может и хотели, чтобы система за два дня нашла, одела, вооружила, обучила и направила на фронт 300 тысяч мужчин с опытом, причем желательно таких, кто точно не повернет оружия против Путина.

Они-то бы может и хотели…

Но их государство — изнасилованное и убитое ими государство — может только так, как может, или никак.

Загребая одноглазых и больных, женщин и стариков; продавая «брони» и «отмазки», устраивая облавы и гоня план по валу; выдергивая людей за час, чтобы потом неделю они сидели без жрачки неизвестно где, выдавая ржавые калаши; выпуская одну за другой противоречащие друг другу инструкции; сводя с ума жен и матерей; и, конечно, воруя, воруя, воруя.

Путинское государство — это недоразумение, в котором губернатор одного из самых бедных и дотационных регионов может публично слать Путина на три буквы; в котором тупой районный военком решает больше, чем министр обороны, фсбшник или известный на всю страны пропагандист.

Мобилизация еще раз показала: Путин теряет контроль над Россией. Увы, цепляясь за власть он переработает на удобрения еще сколько-то десятков тысяч вдобавок к уже им убитым — но остановить гниение и распад этим не сможет.

 

Анатолий Несмиян

За четыре прошедших дня мобилизации страну покинуло около 300 тысяч мужчин возраста, подлежащего истреблению на Украине. Как раз то количество, которое требуется Путину, чтобы уложить его в украинских черноземах в первой волне.

Желающих умирать за яхты и миллиарды путинских друзей в стране не слишком много. Остаются, скорее, те, кто просто не может уехать в силу бедственного положения, в которое их и загнал этот самый режим, за который они теперь должны отдать жизни.

Мотивация — это ресурс. Серьезный ресурс, особенно, когда с другими напряженка. И вот его-то как раз внезапно перестало хватать.

 

Агія Загребельська

  1. У цьому спеціальному випуску з оцінкою кампанії основна увага надається зусиллям російської військової мобілізації.

Значні перегини, які ISW зазвичай висвітлює у своїх регулярних звітах, будуть коротко викладені сьогодні та розглянуті докладніше завтра.

  1. Президент Росії Путін навряд чи подолає фундаментальні структурні проблеми, намагаючись мобілізувати велику кількість росіян для продовження своєї війни в Україні.

“Часткова мобілізація», яку він розпочав 21 вересня, створить додаткові але неефективні сили і з великими внутрішніми соціальними та політичними втратами.

Вкрай малоймовірно, що сили, сформовані внаслідок цієї «часткової мобілізації», суттєво збільшать чисту бойову міць російських збройних сил у 2022 році.

Путіну доведеться виправити основні недоліки в системі відбору особового складу та спорядження російських військовослужбовців, якщо він хоче, щоб мобілізація мала хоч якийсь суттєвий вплив навіть у довгостроковій перспективі.

Його дії досі припускають, що він набагато більше переймається доставкою тіл на поле бою, ніж усуненням цих фундаментальних недоліків.

  1. Російські Збройні Сили не створювали умов для ефективної широкомасштабної мобілізації принаймні з 2008 року та не створювали резервних сил, необхідних для раптової мобілізації, призначеної для негайного впливу на полі бою.

Швидких розв’язань цих проблем немає.

  1. Проблеми, з якими стикається Путін, частково пов’язані з давніми невирішеними протиріччями у підході Росії до формування особового складу збройних сил.

Російська та радянська кадрова політика з 1874 по 2008 рік була розроблена для підтримки повної масової мобілізації всього російського та радянського населення для повномасштабної війни.

Загальний військовий обов’язок та мінімальний дворічний термін служби були спрямовані на те, щоб практично всі чоловіки призовного віку отримали достатню підготовку та досвід роботи з бойових спеціальностей, щоб їх можна було закликати на дійсну службу після відбуття терміну та швидко відправити на війну як ефективних солдатів.

Більшість російських та радянських бойових частин у мирний час зберігалися у статусі «кадрованих» — у них зберігався майже повний склад командирів та багато молодших офіцерів, а також невелика кількість солдатів.

Російська та радянська доктрина та стратегія вимагали широкомасштабної мобілізації резервів для поповнення цих кадрових підрозділів у воєнний час.

Цей кадрово-резервний підхід до формування збройних сил був поширений серед держав континентальної Європи з кінця XIX століття до періоду Холодної війни.

  1. Російські військові намагалися перейти на цілком добровільну основу в умовах фінансової кризи 2008 року і не змогли цього зробити.

Закінчення Холодної війни і демонстрація під час війни в Арабській затоці 1991 року переваг добровільної армії змусили багато держав відмовитися від моделей військової повинності.

Російська армія залишалася прихильною до кадрово-резервної моделі до 2008 року, коли Путін доручив своєму нещодавно призначеному міністру оборони Анатолію Сєрдюкову перевести російську армію на професійну модель і реформувати її, щоб скоротити витрати після фінансової кризи 2008 року.

Один із таких заходів щодо скорочення витрат стало зменшення  терміну обов’язкової служби за призовом до 18 місяців 2007 р., а потім до одного року 2008 р.

  1. У результаті російські військові отримали гібридну модель, у якій змішалися призовники та професійні солдати.

Професійні збройні сили коштують дорого, бо держава має пропонувати потенційним новобранцям набагато вищі зарплати та пільги, ніж призовникам, які не мають іншого вибору, окрім як служити.

Сєрдюков швидко виявив, що російський оборонний бюджет не може дозволити собі запропонувати спокуси, достатні для подолання багатовікового спротиву Росії військовій службі.

Таким чином, російська армія стала сумішшю професійних солдатів-добровольців, яких росіяни називають контрактниками і однорічних призовників.

  1. Скорочення обов’язкового терміну служби призовників зробило російські резерви менш боєздатними.

Призовники зазвичай досягають мінімуму військової компетентності протягом року – втрачений другий рік – це період, протягом якого кадрові та резервні збройні сили зазвичай доводять своїх призовників до значного рівня боєздатності.

Перехід на один рік обов’язкової військової служби у 2008 році означає, що останнім російським чоловікам, які відбули дворічний термін, наразі близько 30 років.

Молодші чоловіки основних вікових груп, що підлягають мобілізації, відбули лише скорочений річний термін служби.

  1. Пріорітизація створення професійних сил і відмова від служби за призовом, ймовірно, призвели до ерозії бюрократичних структур, необхідних для мобілізації.

Мобілізація завжди є бюрократично складним заходом.

Це вимагає, щоб місцеві чиновники по всій країні добре виконували завдання, яке вони, можливо, ніколи раніше не виконували і тренували рідко, якщо взагалі тренували.

Підтримка бюрократичної інфраструктури, необхідної для проведення великомасштабного призову до резерву, потребує значної уваги з боку вищого керівництва — увага, мабуть, не приділялося цьому в Росії протягом останніх 15 років або близько того.

  1. Путін уже здійснив щонайменше чотири спроби мобілізації за останній рік, що, ймовірно, виснажило пул доступних боєздатних (і бажаючих) резервістів перед «частковою мобілізацією».
  • Восени 2021 року російські військові виступили з ініціативою під назвою «Боевой Армейский Резерв Страны» (російська абревіатура — БАРС) з метою набрати 100 000 добровольців до організації, яка навчатиме їх та підтримуватиме боєздатність, поки вони ще перебувають у резерві.

Ця спроба значною мірою провалилася, і на момент російського вторгнення у лютому 2022 року було досягнуто лише невелику частину мети.

  • Збройні Сили Росії провели вимушену мобілізацію частини свого регулярного резерву в рамках підготовки до вторгнення та паралельно з діями БАРС.

Подробиць про той призов до вторгнення мало, але західні офіційні особи повідомили, що російські військові призвали «десятки тисяч» резервістів для поповнення частин перед тим, як вирушити в Україну.

  • За самим вторгненням відбулася третя, менша хвиля мобілізації, коли з’явилися повідомлення про те, що на початку березня 2022 р. були призвані тисячі резервістів для поповнення значних втрат Росії.
  • Путін зробив четверту спробу мобілізації свого населення на війну у червні 2022 року, прискорену у липні, закликавши до формування «добровольчих батальйонів».

Це підприємство було спеціальною спробою прихованої мобілізації.

Кремль доручив усім «суб’єктам федерації» Росії сформувати як мінімум по одному добровольчому батальйону і виплачувати зі своїх бюджетів призовні і бойові надбавки.

Ці зусилля породили низку добровольчих батальйонів, деякі з яких воювали в Україні, хоч і погано.

Institute for the Study of War

Переклад Августин Волошин

 

(Оновлено 10:00)

Meduza

Путин правда может применить ядерное оружие? Его хоть что-то может остановить? И что будет, если случится самое страшное? Пытаемся найти ответы на эти вопросы с экспертом по российской ядерной политике

После начала войны в Украине Владимир Путин, а также многие российские чиновники, политики и пропагандисты регулярно угрожают Западу ядерным оружием. Иногда они говорят об этом напрямую, иногда — завуалированно. В очередной раз Путин озвучил эту угрозу совсем недавно — 21 сентября, в своем заявлении о «частичной мобилизации» в России. О том, действительно ли он может решиться на ядерный удар и какие у этого могут быть последствия, «Медуза» поговорила с Максимом Старчаком — экспертом по российской ядерной политике, научным сотрудником Центра международной и оборонной политики Университета Куинс в Канаде.

— Есть ли у мира хоть какая-то система сдержек и противовесов на случай, когда ядерное оружие оказывается в руках агрессивно настроенных и не готовых идти на уступки людей? Возможна ли такая система в принципе?

— Я бы сказал, что нет. Теоретически Путин может почти все. Статус ядерной державы открывает простор для военной безнаказанности.

Есть доктрина взаимного гарантированного уничтожения. Согласно ей, применение ядерного оружия (ЯО) одной из сторон против другой, имеющей сопоставимое количество ядерных боезарядов, приведет к ответному удару, то есть полному уничтожению как нападающего, так и обороняющегося.

На этой основе выстраивали отношения СССР и США, и сейчас это базис военной безопасности между РФ и США. И даже если стороны не равны в своем ядерном потенциале, угроза ответного ядерного удара сдерживает от агрессии в отношении ядерной страны. Пример — отношения США — КНДР.

Но это в отношениях между ядерными державами. А если ядерная держава захочет нанести ядерный удар по неядерному государству, она сможет это сделать. Да, будет международное осуждение, но фактических препятствий нет.

[При этом] неядерные страны НАТО защищены пятой статьей устава альянса (нападение на одного есть нападение на всех). В остальных случаях можно рассчитывать только на помощь по двусторонним каналам. В частности, есть двусторонние соглашения о взаимной обороне США с Японией и Южной Кореей. Россия в рамках ОДКБ и Союзного государства [с Беларусью] также обеспечивает безопасность соответствующих государств. В остальных случаях ничего не произойдет. Надо оказывать всестороннее дипломатическое давление. Как кажется, не только Запад давит на Путина, но и Индия с Китаем, и другие участники ШОС, как показал саммит в Самарканде.

Если же размышлять на тему, может ли один неуравновешенный лидер начать ядерную войну, то осуществить это можно, но сложно.

В США отдать приказ о запуске ядерных ракет может только президент. Но какой-либо неуправляемый президент в одиночку такое решение принять не сможет. Если президент нездоров, вице-президент при поддержке других членов правительства может взять управление на себя. В любом случае президент (или исполняющий обязанности) должен через обмен кодов пройти процесс идентификации своей личности, его приказ должен быть подтвержден министром обороны, далее связываются с председателем Объединенного комитета начальников штабов, который, в свою очередь, отдает приказ Национальному военному командному центру и штабу стратегического командования США на пуск ядерных ракет.

Во времена Трампа этот вопрос был актуален. Тогда глава стратегического командования говорил, что не будет выполнять приказ, если посчитает его незаконным. В случае первого ядерного удара (то есть если США ударят первыми, — прим. «Медузы») его законность будет определяться необходимостью с точки зрения того, объявил или нет конгресс США войну какому-либо государству.

В России президент должен передать кодовый сигнал на разблокировку ЯО и тем самым разрешить его применение. Этот сигнал передается через портативную систему управления «ядерный чемоданчик». Такие же устройства есть у министра обороны и начальника Генштаба. Фактическая возможность ядерного удара осуществима, если разрешение поступает со всех трех устройств.

Далее сигнал поступает в специальную службу Генштаба, которая, в свою очередь, передает приказ конкретному командованию, в чьем расположении находятся ядерные силы. Далее — от командования к конкретному офицеру, ответственному за фактический пуск. Кроме этого, стоит отметить, что президента всегда сопровождает группа офицеров Генштаба, ответственных за «ядерный чемоданчик».

Цепочка достаточно длинная, так что защита от дурака вроде бы есть. С другой стороны, если, например, президент и Минобороны недоступны, с ними нет связи, начальник Генштаба вполне может самостоятельно принять решение о ядерном пуске.

Что касается нестратегического (тактического) ЯО, то там цепочка еще больше. Тактического боезаряда нет в войсках. Его надо забрать со склада централизованного хранения, транспортировать, подготовить носители, загрузить, провести инструктаж военных. Это длинная цепочка, и на каждом этапе могут быть сомнения, действительно ли мы этого хотим. [Кроме того] все это отслеживается. Разведка США и НАТО быстро это обнаружит.

— Могут ли не исполнить приказ Путина? Или это фантастический сценарий?

— Такие сценарии могут быть. И они могут быть разными. Как я уже говорил, цепочка от приказа до выполнения может быть длинной. И на уровне командования, и на уровне офицеров, осуществляющих практический пуск. Хотел бы рассказать следующую историю. Во время Карибского кризиса 1962 года советская подлодка Б-59 подверглась бомбардировке противолодочных самолетов США. Подлодка, не имеющая оперативной связи с высшим военным командованием, имела право на самостоятельное решение о ядерном ударе. Но для этого необходимо было согласие капитана и еще двух офицеров. Подвергнувшись бомбардировке, капитан подумал, что началась ядерная война, и с согласия своего зама хотел отдать приказ открыть огонь. Но третий старший офицер наложил вето.

Так что решение о ядерном ударе — это все же решение людей. Хочется верить, что рациональность будет побеждать эмоции.

— США и СССР (а потом и РФ) заключали ряд договоров об ограничении стратегических и наступательных вооружений и так далее. Насколько они оказались эффективны, если смотреть из той точки, в которой мы находимся сейчас?

— В целом любое соглашение о контроле над вооружениями можно рассматривать как благо. Если, конечно, оно соблюдается всеми сторонами. Например, СНВ-3 дал возможность сократить количество боезарядов с примерно 2500 у каждой из сторон до 1550 единиц. Чуть меньший эффект был связан с сокращением развернутых носителей ЯО с 882 до 686 единиц у США (на настоящее время). У России количество практически не изменилось — так как она проводит модернизацию вооружений и взамен устаревших вводит новые носители. По последним данным, у нее 526 развернутых носителей, хотя договор допускает до 700 единиц.

Договор сроком на 10 лет с возможностью продления на пять лет вступил в силу в 2011 году. В феврале 2021-го он был продлен до 2026-го. США хотели бы заключить новый договор. Даже в нынешних условиях США посылают сигналы о том, что хотели бы возобновить переговоры по стратегическим вооружениям.

Однако стороны слишком далеки в своих стартовых позициях. США хотели бы включить в переговоры весь арсенал ЯО. Россия не готова разговаривать о своих нестратегических (тактических) ядерных вооружениях, пока США не вывезут на национальную территорию свое ЯО из Европы. ЯО США в Европе дает НАТО ядерный статус, а отказываться от него, тем более в условиях агрессивной внешней политики Москвы, она тоже не хотела и не захочет.

Есть масса других проблемных вопросов, мешающих возможному будущему соглашению в сфере контроля над вооружениями. В целом контроль над вооружениями в большом кризисе. Кроме СНВ-3, столь же важных действующих соглашений в сфере контроля над вооружениями уже не осталось. Это все требует большого переговорного процесса, который намечался в 2021 году, но был остановлен войной на Украине.

Контекст Украины еще долго будет влиять на возможность договоренностей. Любые соглашения с Москвой, даже их возможность, будут сейчас иметь противодействие среди части политического и военного истеблишмента США. Добиться даже возможности сесть за стол переговоров будет сложно. Доверия между сторонами не было и до войны, нет его и сейчас. Подобное может продолжаться сколь угодно долго.

— Владимир Путин угрожает ЯО уже в довольно обыденном режиме. Такие ситуации были в новейшей истории? Как из них выходили?

— Даже во времена холодной войны не было такой риторики, направленной на возможное использование ЯО. Тогда все понимали, что ЯО есть и может быть использовано. Было серьезное понимание, что ядерный удар одной стороны приведет к ответному ядерному удару, а это приведет к взаимному уничтожению. И никто лишний раз не напоминал об этом.

Ядерная риторика Путина давно шокирует и западные, и восточные государства. Но ничего поделать с ней нельзя. Наверное, это от отчаяния, что мир и отношения России с этим миром развиваются не так, как он хочет. Это где-то разочаровывает зарубежных руководителей или шокирует, но уже воспринимается как ужасное естество Путина. Ничего нового.

— Что будет, если Путин все-таки ударит — например, по Киеву? Как будут реагировать другие страны? Если Россия применит ЯО, даже точечно, это обязательно влечет за собой ядерный ответ других стран? Или возможны другие сценарии? А кто будет бить по России — только США или все страны с ЯО?

— Если до этого момента Киев и правительственные объекты не подвергались существенному ракетному обстрелу, то странно ожидать уничтожения Киева ЯО. [На мой взгляд] если удар по Киеву и будет, то пока высокоточным [неядерным] вооружением.

Ни США, ни НАТО не хотят прямого военного столкновения с Россией и надеются, что ЯО не будет применено. Но [в случае удара] военная реакция будет. Общественность в западных странах ожидает, что применение ЯО не может остаться безнаказанным. Будут требования наказать Россию.

Вероятно, США уже разрабатывают варианты своей реакции на такое развитие событий. Их может быть несколько. Вхождение сил НАТО в Украину, неядерный удар по российским войскам в Украине, удар тактическим ЯО США по российским войскам и так далее. Думаю, подобные сценарии уже доведены до Путина и должны стать прежде всего механизмом сдерживания от ядерного удара.

Да, во времена Трампа ядерная стратегия США допускала ограниченный ядерный удар для завершения конфликта или восстановления стратегической стабильности. Но вряд ли это и сейчас так — тем более в отношении другой ядерной державы. Развязывания ядерной войны никто не хочет, и реальный военный ответ будет осторожным и ограниченным.

— То есть начало третьей мировой маловероятно даже в случае применения ЯО?

— Это будет зависеть от того, как ему [Путину] ответят, чем ему ответят. Без прямого вовлечения НАТО такое невозможно. Надеюсь, даже ограниченный военный ответ НАТО не перерастет в мировую войну. Но при этом сценарии невозможно предсказать, как будут развиваться события.

— Применение ЯО — это, очевидно, довольно высокая эскалация. Какие шаги теоретически должны ему предшествовать?

— Считаю, что выбор мобилизации — это своего рода спасение от ядерного удара. Выбрав мобилизацию, Путин как бы говорит, что будет решать вопрос Украины живой силой. Если условные 300 тысяч не помогут, следующим шагом может идти или второй этап мобилизации, или полная мобилизация. Россия располагает многомиллионным мобилизационным резервом — в отношении Украины этого может хватить. Не думаю, что решение вопроса Украины посредством ядерного удара рассматривается всерьез. Помимо ЯО у Путина есть и другое преимущество перед Украиной — это 140-миллионное население.

Если есть цель разрушить [страну] до основания, то для быстрой победы необходимо разрушать электростанции. Без электроэнергии невозможно осуществлять любую военную, промышленную и человеческую деятельность. Но даже во время Второй мировой немецкие войска не разрушали электростанции, так как планировали их использование своей оккупационной администрацией. Вероятно, так же и Россия имеет цель захватить территории для дальнейшего использования.

Считается, что [следующий] уровень до применения ЯО — это применение высокоточного оружия, которое считается альтернативой ядерному (нестратегическому). Оно уже применяется [Россией], но страдает недостатком количества и качества.

[Перед применением ЯО] Россия могла бы атаковать Киев и правительственные объекты. Но уверен, такой сценарий отработан Украиной и сильно на военное положение не повлияет. Расстреливая вооружения по Киеву, ты не даешь им быть использованными на театре военных действий в Донбассе, Херсоне и Запорожье. Эффективность таких действий неочевидна. Взять Киев без большого количества ракет не представляется возможным, а влияние этого на общую ситуацию на фронте сомнительно.

[Также] Россия может атаковать линии снабжения Украины, пункты переброски западного оружия. Это может привести к убийству персонала НАТО, что, вероятно, будет достаточным для прямого ответа альянса. Уровень эскалации повысится. Но, возможно, сохранится на стабильном уровне — если после одиночного ответа сил НАТО не последует ответ России. [На мой взгляд] этого не будет, если ответ НАТО будет включать переброску своих сил на Украину. Высокие риски втягивания НАТО в конфликт не дают Москве действовать по этому сценарию.

Если НАТО вступает в войну на стороне Украины, уровень эскалации повышается. Но угроза прямого вмешательства НАТО ужасает как в Москве, так и в Вашингтоне. С одной стороны — прямой причины применения ЯО нет, с другой — прямого военного столкновения России и НАТО еще не было. Могут ли ядерные державы удержаться от применения ЯО в конвенциональном конфликте, неясно. Узнавать это никто не хочет.

Судя по всему, главная озабоченность Москвы — [именно] не дать НАТО или США вступить на стороне Украины в прямые военные действия с Россией. Ядерные учения перед войной, приведение сил сдерживания в особый режим боевого дежурства. Все это политика сдерживания, направленная на недопущение вмешательства НАТО и США.

Поэтому не осуществляются удары по Киеву, пунктам переброски вооружений для ВСУ — хотя, надо заметить, угрозы и тому и другому были. Были угрозы и в целом в отношении вооружений НАТО, поставляемых Украине, что должно было стать красной чертой. Но так как ответной реакции не было и угрозы не были восприняты, рисковать втянуть НАТО реализацией этих угроз Москва не стала. Вероятно, угроза участия сил НАТО могла бы даже стать фактором принуждения к миру. Но стороны боятся друг друга. Например, НАТО восприняла угрозы Путина и не закрыла небо над Украиной. То есть стороны согласились, что прямое вмешательство НАТО недопустимо и невозможно. Хотя формально о ЯО речи нет, стороны боятся рисковать.

В своем выступлении о мобилизации Путин заявил о готовности использовать все имеющиеся средства для защиты территориальной целостности страны. Это специальное двусмысленное заявление, направленное на сдерживание НАТО и США. Ядерная доктрина России говорит о возможности применения ЯО в случае агрессии против нее с применением обычного оружия — когда под угрозу поставлено само существование государства. В войне с Украиной такой сценарий в принципе невозможен. Но Путин как бы искусственно расширяет понятие «само существование государства» и в то же время не говорит конкретно о ЯО. В своем выступлении он прежде всего делает акцент на том, что у России есть ЯО и она готова его применить в случае ядерной агрессии НАТО. Готовности применить ЯО первым не видно.

Но еще один уровень эскалации, на который может пойти Путин, — это сделать более четкое публичное заявление о том, что если Украина сумеет «захватить российские территории», то для восстановления своей территориальной целостности Россия может применить ЯО. Разумеется, это заявление будет сдерживающим фактором, а не реальным сценарием, но никто не захочет проверять это. Давление на Москву и Киев о необходимости переговоров усилится. Возможно, на это и рассчитывает Путин.

— Применение нестратегического ЯО — это целый спектр возможностей для эскалации. Что конкретно могла бы сделать Россия?

— В российской военной теории первый шаг в ядерной эскалации — это демонстративный одиночный удар по пустынным территориям или акваториям, по второстепенным военным объектам (возможно, без персонала).

Теоретически это можно осуществить над Северным Ледовитым океаном — понятное «пустынное» место, без больших рисков для своих войск и граждан любых государств. Ядерный взрыв оказал бы психологическое влияние вне зависимости от места применения и не подвергая население радиации. Но что дальше? Не думаю, что это повлияло бы на сопротивление Украины. Но, возможно, дипломатическое давление как на Москву, так и на Киев усилилось бы.

Если бы это не оказало воздействие, следующей ступенью была бы демонстрация-устрашение, когда ядерный удар наносится по какому-нибудь военному объекту Украины. Но опять же, совсем не очевидно, что это должен быть за объект. В теории оно применяется против укрепленных районов и инфраструктурных объектов или существенных сил противника. В Украине нужно еще поискать такие объекты, чтобы КПД применения тактического ядерного боезаряда был бы высоким. Да, таким ударом можно полностью разрушить город, но это тоже не приведет к краху украинской армии.

Применение тактического ЯО не означает абсолютной победы. Это создаст радиационное заражение местности, которую Россия не сможет использовать в своих целях. Поэтому вряд ли применение ЯО на территории Украины имеет военную ценность.

Такое безрассудство возможно по принципу «если Украина не может быть моей, так не доставайся ты никому». Но опять же, любой ядерный удар — это риск втягивания в конфликт НАТО или США. Слишком рискованно для человека, который озабочен своим здоровьем, интересуется практиками вечной молодости и по-прежнему ожидает, что желающие встретиться с ним пройдут карантин.

— То есть тактическое ЯО дает чисто психологический эффект?

— Тактическое ЯО не поможет Москве в обороне занятых территорий. Сдерживающего эффекта для Украины оно не имеет. Применять его в разряженной среде текущей войны неэффективно. Психологический эффект скорее окажет на страны НАТО, чем на Украину. Потому возможность его применения хоть и существует, но по-прежнему низкая.

— Если она все же реализуется, можно ли хоть что-то сделать для собственной безопасности?

— Не оказывайтесь в зоне ядерного удара! [При ударе] на вас будет оказано воздействие пяти факторов.

Воздушная ударная волна разрушит все на своем пути: строения, технику, уничтожит людей и животных. Наземный ядерный удар также приводит к сейсмовзрывным волнам, которые тоже несут разрушающий эффект.

Световое излучение приведет к воспламенению горючих объектов и к ожогам различной степени.

Проникающая радиация приведет к лучевой болезни. Полностью защититься от нее невозможно, но возможно существенно снизить эффект, если укрыться в специальных бомбоубежищах.

Произойдет радиоактивное заражение местности, грунта, воздуха, различных объектов и техники. На десятилетия.

Электромагнитный импульс от ядерного взрыва выведет из строя все электронные и радиоприборы, технику и связь.

Выжить можно, если вы в специальном бункере и потом покинули его в костюме радиационной защиты. Без защиты все будет зависеть от силы взрыва, расстояния от эпицентра взрыва и времени.

Сначала погибают непосредственно от взрыва. Далее, в течение нескольких месяцев, — от сопутствующих факторов взрыва (от радиационного заражения). В течение нескольких лет после события количество жертв возрастет кратно — от онкологических заболеваний и других сопутствующих болезней. Берегите себя.

 

(Оновлено 9:00)

«Главред»

Путин хочет закончить войну до 15 ноября: Жданов объяснил, на что надеется диктатор

Мобилизация в РФ может продлиться до весны. Поэтому Путин надеется, что Украина согласится на условия оккупантов и не станет возвращать захваченные территории.

Российский диктатор Владимир Путин все еще надеется, что Украина капитулирует и согласится на условия Кремля. Он якобы считает, что это может произойти до 15 ноября. Об этом сообщил военный эксперт Олег Жданов, сославшись на источники.

По словам Жданова, Россия не сможет в кратчайшие сроки мобилизировать миллион человек и отправить их на фронт. Мобилизация в России может продлиться и до весны. Поэтому Путин надеется, что Украина согласится на условия оккупантов и не станет возвращать захваченные территории.

«Первые 300 тысяч они до ноября или до конца года мобилизуют. Хотя Россия почему-то ориентируется на 15 ноября. Есть информация, что якобы до 15 ноября Путин хочет закончить войну. Но в его понимании окончание войны – это когда Украина согласится на переговоры и подпишет капитуляцию на условиях РФ. То есть Украина должна согласиться с потерей территорий, признать их российскими и не вступать в НАТО», – сказал Жданов в видеоблоге на Youtube-канале, опубликованном 25 сентября.

Военный эксперт считает, что Путин не отказался от планов захватить всю Украину и может осуществить повторное нападение. Это может произойти в том случае, если наша страна не будет возвращать уже оккупированные населенные пункты.

Послесловие админа Oko.cn.ua: — Версия заслуживает внимания, ибо 15–16 ноября  2022 года на Бали (Индонезия) должен пройти саммит G-20 — семнадцатая встреча глав государств Группы двадцати (G20). Вполне возможно, что Путин дал обещание Индии и Китаю завершить войну и заключить перемирие к этой дате.

Если этого не произойдет, то на саммите главной темой будет вопрос устранения самого Путина.

 

(Оновлено 8:00)

«Зеркало недели»

Сергей Савченко

Харьковское наступление: как и почему локальная операция изменила мир

Как удалось сохранить тайну замысла, и ВСУ, нарушив все каноны соотношения сил, смогли добиться неожиданного успеха?

Мы верили в освобождение нашей земли и ждали этого момента. Но стремительность продвижения наших войск в Харьковской области превзошла самые оптимистичные ожидания. Мастерство наших Вооруженных сил особенно ярко выглядит на фоне предыдущих бестолковых попыток россиян продвигаться вперед по трупам своих солдат.

И отечественные, и иностранные эксперты выдвигают свои версии, объясняя секрет успеха наших Вооруженных сил.

Составляющих успеха несколько. Здесь и мастерство, и боевой опыт как рядового состава, так и командиров нижнего звена управления; и мужество бойцов, ломающих врагу позвоночник прямо на поле боя; и возможности высокотехнологичного оружия, полученного от партнеров в рамках поддержки. Отдельно стоит отметить высокий боевой дух нашего войска, базирующийся на понимании, что мы бьемся за нашу свободу.

Но едва ли не важнейшей составляющей успеха является мастерство высшего военного руководства Вооруженных сил, проявившееся в подготовке операции и управлении войсками во время ее проведения. При этом я имею в виду не только конкретных командующих, чью роль, безусловно, невозможно преувеличить, но и штабы стратегического и оперативного уровней, которые вложили свои знания и силы в создание этого военного шедевра.

Практически все эксперты соглашаются, что ключевую роль в успехе сыграла неожиданность удара.

Интеллектуальное соревнование генеральных штабов и оперативная внезапность

То, что сейчас происходит на фронте, имеет конкретное название — стратегическая наступательная операция. Она состоит из ряда операций низшего уровня, в частности из операций по оперативным направлениям, одна из которых проводится на Херсонском, а другая — на Харьковском направлениях. Эти операции представляют собой единое целое, они разработаны и проводятся по единому замыслу и плану.

Каждую из этих операций на основе общего замысла Генерального штаба разрабатывали штабы соответствующих командований оперативных группировок войск. Они отличаются друг от друга, к чему вернемся позже, как и к другим составляющим стратегической операции.

Во время подготовки операций перед командованиями стояла проблема: как обеспечить тщательную подготовку операции и сохранить ее в тайне от врага.

Такая проблема стояла и перед высшим руководством агрессора в процессе его подготовки к вторжению в Украину.

Подход сторон к решению этой проблемы был разный, как и результаты.

Первое, что нужно выполнить, готовя операцию, — принять решение и спланировать операцию (действия) во всех звеньях управления войсками, участвующими в операциях.

Мы все сейчас интересуемся ходом событий на фронте, даем «экспертную» оценку действиям войск. Но, не имея соответствующих знаний и опыта деятельности в военной сфере, большинство понятия не имеет, что стоит за этим процессом. Представление, будто командир принимает решение наступать, ставит задачу подчиненным, и войска пошли вперед — очень упрощенное.

Я не ставлю цель осветить основные положения военного искусства, хочу лишь продемонстрировать сложность, многоступенчатость процесса.

К примеру, после принятия командующим решения о наступлении и постановки задач начинается планирование по каждому из видов боевого (семь составляющих), тылового (по крайней мере пять основных составляющих), технического (девять составляющих) обеспечения.

Проиллюстрирую сложность этого процесса на одном маленьком примере.

Командир принимает решение, какие объекты противника должны быть поражены.

По линии разведки организовываются и планируются мероприятия по выявлению этих объектов как до начала наступления, так и во время его проведения.

Офицеры-операторы распределяют объекты, запланированные к поражению, между средствами поражения (артиллерией, авиацией), в зависимости от их возможностей и характера целей.

Артиллеристы планируют огневое поражение, рассчитывают потребность в боеприпасах в рамках выделенных затрат и планируют затраты боеприпасов по этапам операции (боя), с учетом перемещения своих подразделений во время боя и характера целей, запланированных к поражению.

Специалисты по ракетно-артиллерийскому вооружению делают расчеты, из каких складов, какие боеприпасы, в какие районы огневых позиций и когда подать.

Офицеры тыла, отвечающие за организацию подвоза, рассчитывают потребность в транспортных средствах, планируют подачу боеприпасов и включают в план подвоза.

Офицеры-операторы определяют пути подвоза и эвакуации, исключительно по которым будут перемещаться войска на освобожденной территории.

Офицеры тыла организуют на этих путях комендантскую службу, охрану и оборону, офицеры инженерных войск организовывают удержание маршрутов, офицеры противовоздушной обороны — прикрытие критических объектов инфраструктуры от ударов с воздуха.

И все это должно быть объединено устойчивой системой связи.

Это крайне упрощенно описывает очень небольшую составляющую процесса планирования, но дает понимание его сложности.

Перечень мер подчеркивает, что, во-первых, процесс сложный, все его составляющие взаимосвязаны, и, хотя его описание слегка теоретизировано, игнорировать (выбросить, упустить) какое-то отдельное звено невозможно. Это на определенном этапе боевых действий приведет к сбою всего процесса.

Во-вторых, в нем задействованы сотни людей, тем более, если учитывать, что процесс планирования боевых действий проходит последовательно в штабах стратегического, оперативно-стратегического и оперативного уровней. Из-за наличия в органах как государственного, так и военного управления вражеской агентуры, которая наращивалась годами, утечка информации неизбежна.

В-третьих, во время сложного процесса планирования обязательно происходит обмен информацией между штабами, что создает дополнительные предпосылки для ее утечки.

Как в таких условиях обеспечить внезапность действий?

Очередной этап подготовки наступления — создание группировки сил и материальных запасов. В условиях современных средств разведки утаить такие действия весьма сложно. Особенно с учетом единого информационного поля, в котором живет современное общество. Вспомните, как во время длительного развертывания группировки рашистских войск близ наших границ мы считали батальонные тактические группы агрессора, его танки, самолеты, вертолеты. Даже не органы разведки, а общественные организации отслеживали по сообщениям и снимкам в Интернете загрузку войск в эшелоны где-то за Уралом, перемещение их к границам Украины, разгрузку и выход в районы. В современном мире видно все.

И снова та же проблема: как обеспечить внезапность действий?

Вызов на грани возможного!

Как этот вызов решал противник, когда готовил агрессию и как его решали во время подготовки нашей наступательной операции на Харьковщине?

Агрессор, чтобы предотвратить утечку информации во время планирования, пошел невероятно простым путем. Его авантюрная простота граничит с идиотизмом. Враг отказался от тщательного планирования действий соединений, частей и подразделений, провел планирование агрессии только на стратегическом уровне. Даже на оперативном уровне, не говоря уже об уровне бригад и батальонов, планирование наступления не проводилось. Об этом свидетельствуют как документы, захваченные у врага на начальном этапе войны, так и практические действия войск агрессора: отсутствие военной разведки, растерянность в действиях во время столкновения с противником, отсутствие системы тылового и технического обеспечения группировки вторжения, периодическая потеря управления войсками.

Что касается оперативного развертывания группировки вторжения, тут агрессор выбрал классический способ действия так называемым распорядительным порядком (хорошо и подробно описанным еще в период Советского Союза), растянув этот процесс во времени. Войска в районы боевого назначения выводили под видом учений, там накапливали технику и материальные запасы, что в дальнейшем, по замыслу авторов плана, должно было сократить время на непосредственную подготовку к агрессии.

Но даже планирование в таком, так сказать, минимальном объеме, а тем более применение давно и хорошо известных способов оперативного развертывания войск не позволили сохранить в тайне план агрессора.

Как мы сегодня знаем, планы врага были известны нашему военно-политическому руководству до малейших подробностей.

Не зная деталей подготовки наступательной операции украинских войск на Харьковщине, невозможно наверняка сказать, как удалось достичь оперативной внезапности во время ее проведения. Об этом впоследствии подробно будут писать в учебниках военного искусства.

Но вариантов действий для достижения такого результата не так уж и много, и здесь мы предлагаем один из возможных.

Планирование стратегической наступательной операции Вооруженных сил Генеральный штаб проводил обычным для военного времени способом, с максимальным соблюдением режима секретности. Так же низшие звенья управления планировали операции по оперативным направлениям. Вероятно, такие операции планировались не только на Херсонском и Харьковском, но и еще на одном-двух направлениях, например удары на Мариуполь, Мелитополь или на других участках фронта. Естественно, что стратегический план в этих условиях предполагал последовательность ударов, при этом удар на Харьковщине в плане стратегической операции мог стоять на завершающей фазе ее проведения.

В таких условиях военное руководство агрессора оказалось перед необходимостью создать группировку войск для обороны на каждом из запланированных для нашего наступления направлениях. Но достаточных сил, чтобы быть сильным на каждой из участков фронта, у агрессора уже нет.

Нет сил даже на проведение оборонительных действий, не говоря уже о наступлении. Тем временем политические факторы вынуждают «бункерных», не считаясь с потерями, гнать войска вперед для захвата всей территории Донецкой области. Поэтому часть сил сосредотачивали для наступления на Бахмутском и Изюмском направлениях за счет ослабления других участков фронта. Естественно, что войска забирали в первую очередь с участков, на которые, по убеждению оккупантов, украинские войска будут наносить удары на завершающей стадии стратегической наступательной операции.

Одновременно была проведена мощная широкомасштабная операция для введения противника в заблуждение о направлении наступления. Мне неизвестно, разрабатывали ее формально как отдельную операцию или ею управляло, так сказать, в ручном режиме высшее руководство, державшее ее замысел в голове.

Но ее эффективность поражает.

Надо понимать размах этой операции. Это не только публичные заявления Верховного главнокомандующего о постановке задачи освободить юг Украины. Такие операции охватывают экспертную среду, средства массовой информации, социальные сети. При этом направление обсуждения задается сознательно, а дальнейшая информационная волна катится стихийно. Допускают дозированную утечку информации среди личного состава военных частей, она превращается в слухи и распространяется в социальных сетях и каналах личного общения военнослужащих с родными.

Все это подкрепляют и связывают с реальными демонстративными действиями войск.

Операция по введению противника в заблуждение проведена с блеском и принесла результат. Самые боеспособные военные части агрессор перекинул на правый берег Днепра, ослабив при этом другие участки фронта.

В таких условиях командованию Вооруженных сил Украины оставалось только наблюдать за перемещением войск агрессора и определить, какое из направлений обороны противника самое ослабленное. Как следствие, изменили всего-навсего последовательность нанесения заранее подготовленных ударов по оперативным направлениям. И был нанесен удар в самом слабом месте обороны — на Харьковщине. Удар, которого враг ждал лишь на завершающей стадии наступательной операции. И это стало для агрессора роковой неожиданностью. Высшее военное командование Вооруженных сил Украины в который раз переиграло противника и заложило основы успеха еще до первого выстрела запланированного наступления. В этом и заключается мастерство полководцев.

Наверняка неизвестно, правильны ли эти предположения.

Точно можно сказать, что мероприятия по введению противника в заблуждение и достижение оперативной внезапности намного шире описанных. Они охватывают не только стратегический, но и оперативный и тактический уровни. Но бесспорно можно утверждать, что внезапность удара была едва ли не главной составляющей успеха.

Еще одной составляющей была особенность и нестандартность выбранного способа наступления войск.

В средствах массовой информации появлялись сообщения о выходе наших войск к населенным пунктам, размещенным в довольно глубоком тылу врага. Эти сообщения подкрепляли снимками групп наших бойцов перед стелами с названиями этих городов. И только спустя продолжительное время сообщали о боях за освобождение или об освобождении этого населенного пункта. Были все признаки того, что командованию группировки войск в наступлении на Харьковщине удалось создать активный фронт впереди наступающих войск. Такой фронт можно было создать, проведя специальную операцию ССО как составляющую общей наступательной операции войск. Того же эффекта можно было достичь широким использованием действий передовых и рейдовых отрядов. Независимо от того, на каком способе остановились, замысел командования был мастерски воплощен в жизнь командирами и бойцами и принес успех.

Что дальше? Выводы и перспективы развития событий

Безусловно, нам хотелось бы, чтобы наступление наших войск с минимальными потерями непрерывно продолжалось вплоть до полного освобождения нашей земли. Но так не бывает. Точнее, попытки бывают, однако заканчиваются плачевно.

Исторический пример развития событий на этом же театре военных действий.

После окружения немецких войск под Сталинградом в ноябре-декабре 1942 года советские войска продолжили наступать, стараясь продвинуться как можно дальше на Запад, выйти к Днепру на участке Днепропетровск—Запорожье. При отсутствии мостовых переправ через Днепр ниже по его течению это отрезало от путей снабжения практически всю вражескую группу армий Юг. В начале февраля 1943 года передовые отряды советских войск были уже в 60 км от Запорожья.

Но, воспользовавшись растянутостью коммуникаций наступающих войск, их неплотным построением, группировка войск противника под командованием Манштейна нанесла контрудар из района Мариуполя. Контрудар перерос в контрнаступление, которое завершилось еще одной потерей советскими войсками Харькова. Войска, которые зашли далеко на Запад, были отрезаны и должны были беспомощно отступать, бросая технику, оставшуюся без горючего и боеприпасов. Лишь малое количество войск не дало возможности немцам создать плотное окружение, похожее на котлы 1941 года.

На этом тогда фронт остановился. И новое наступление началось лишь в июле на Курской дуге.

Таковы правила войны. Операции планируют, исходя из имеющихся для их проведения сил. Операция на Харьковском направлении имела целью разгромить противника в определенном районе и выйти на какой-то определенный рубеж. Исходя из того, что мы наблюдаем, задача операции выполнена. Продолжать операцию в том же темпе, в котором она развивалась, можно при наличии на этом направлении оперативных резервов, предусмотренных для развития наступления. А их, к сожалению, наверняка нет. С другой стороны, как мы видим, и у врага нет достаточно войск, чтобы создать рубеж обороны. В таких условиях следует ожидать медленного продвижения наших войск, что мы и видим.

Важно также отметить, что блестящую наступательную операцию провели при отсутствии преимущества в воздухе, преимущества в огневых средствах и даже ощутимого преимущества в общем соотношении сил. В связи с этим я бы не стал преувеличивать роль западных партнеров в планировании операции, хотя в целом не исключаю их помощи в отдельных аспектах применения сил. Но если взять в целом, взгляды партнеров не предполагают ведения наступательных операций без многократного преимущества в силах, и в первую очередь без господства в воздухе. По их убеждению, преимущество должно быть таким, чтобы гарантированно обеспечить разгром противника.

Едва ли не важнейший показатель операции озвучил секретарь СНБО Алексей Данилов. Соотношение наших потерь и потерь врага — 1:9, 1:10. Показатель поражает. Нет ничего важнее, чем максимально возможное сохранение жизни наших героев.

Операция на харьковском направлении, судя по разгромленной группировке рашистских войск и площади освобожденной территории, не внесла коренного перелома в эту войну. В то же время ее молниеносность и достижение результата вызвали изменения в мире, которые будут иметь далеко идущие последствия.

Мир увидел, что у российской армии не только нет ни сил, ни способности вести наступательные действия на украинском фронте. Ее можно громить, и делать это не так уж и трудно. Ощущение, что Россия может потерпеть поражение в войне против Украины, переросло в крепкую уверенность в этом. Поражение, как выяснилось, может быть намного ближе, чем казалось до сих пор.

Эти перемены настроений сразу проявились на Самаркандском саммите ШОС.

Агрессору указали его место. Его больше не боятся. И пренебрежение, которое под давлением страха еще недавно скрывали, вышло наружу. А катализатором этого процесса, безусловно, стали победы наших Вооруженных сил на поле боя.

Кажется, понял, а скорее, почувствовал неизбежность своего поражения и сам диктатор. Анализ причин разгрома на Харьковщине показал даже «бункерному», что сил для ведения войны нет. Для создания обороны на направлении нашего наступления нужны войска, которых нет. Если снять их с другого направления, получишь еще один такой же мощный удар.

Выход один — немедленно остановить боевые действия. А отсюда поспешные, казалось бы, неожиданные шаги: мобилизация, псевдореферендумы с аншлюсом оккупированных территорий, шантаж с угрозами применения ядерного оружия в случае продолжения украинского наступления на захваченные территории, которые провозглашены присоединенными к России. Все это — лишь попытка ответить на наше наступление и начало разгрома врага.

Больше у «бункерного» ничего не осталось. Ни козырей, ни шестерок.

Мир приблизился к кульминации развития событий. Российская пропаганда формулирует ситуацию так: «Или победа России, или ядерная война».

Мы формулируем ее иначе. Запад не может капитулировать перед шантажом. Мы точно будем биться до победы. Путинизм будет уничтожен. Мы победим.

Наступление под Харьковом — это только начало. Стратегическая наступательная операция продолжается. Ждем наших следующих победных ударов.

Слава Вооруженным силам Украины!

 

 

(Оновлено 7:00)

«Новая газета. Европа»

Алёна Балаба, специально для «Новой газеты. Европа»

«Хочется вернуться в свой родной украинский Херсон»

Жительница города — о том, как ей жилось в оккупации и как удалось оттуда вырваться

Херсонцам приходится выживать в условиях российской оккупации с начала марта — уже более полугода. Они очень стараются поменьше общаться с новыми властями, нечасто выходят на улицу и надеются на скорейшее освобождение города.

В первый день проведения так называемого референдума в Херсоне нам удалось пообщаться с местной жительницей, которая сумела выехать с семьей в начале этой недели. Как бывает в таких случаях, просто чудом, потому что эвакуационные автобусы попадают под обстрелы, а оккупационные войска зачастую не только досматривают или снимают мзду с украинцев, но и могут развернуть обратно.

Евгении 50 лет. Херсончанка оставила в оккупации родных, друзей и близких, уезжали с мужем и детьми. Женщина не хочет «светить» свои связи, поэтому мы общаемся с ней анонимно.

— Как удалось выехать — ведь это сейчас дорого (проезд стоит от шести тысяч гривен за одного человека, троим уехать — около 500 долларов) и опасно. Как решились?

— Решались мы долго. Не знали, в Украину или дальше в Европу. Нам с мужем по 50 лет, дочке восемь, не хотелось уезжать в неизвестность, а тут мужу предложили работу в Кременчуге, поэтому мы сразу выехали. Там уже шесть с половиной месяцев никакой работы нет, кроме как быть грузчиком на рынке. Как русские захватили Херсон — так почти все остались без работы. Муж мой работал на заводе «Данон» — его сразу заняли оккупанты, всех выкинули на улицу. Я была сиделкой у пожилой женщины — ее вывезли в первые дни, я тоже осталась без работы. Так что мы рассчитывали, где нам будет чем заняться. Сейчас, после того как разбомбили Антоновский мост, еще и от погоды зависит, можно ехать или нет. Реку мы пересекли на катере до Олешок, а оттуда бусиком до Мелитополя. Только дотуда я насчитала 16 блокпостов русских, а потом сбилась считать. На каждом надо выходить из автобуса, показывать документы, показывать телефон: они смотрят звонки, фотографии, что кому отправляли, переписки читают.

Мужчин раздевают, ищут татуировки. Особенно цепляются к молодым — до 30 лет, вопросы задают, стараются на чем-то поймать.

— А было такое, что кого-то не пропустили?

— С нами не было, но молодых допрашивали минут по 15 минимум. Но никого не задержали: нам повезло. В Мелитополе мы пересели в другой автобус: у нашего водителя от Олешок была донецкая прописка, и его бы туда не пустили. Там дальше тоже было много блокпостов. Опять везде останавливали и проверяли.

— Водители договариваются с оккупационными властями? Что-то им платят отдельно?

— Мне кажется, что они давно ездят и уже хорошо друг друга знают: на блокпостах русские махали рукой — узнавали. Возможно, это давно наработанные договоренности, уже всё-таки шесть с половиной месяцев прошло.

— Оккупационные войска вошли в Херсон 3 марта. Первые почти два месяца в городе проходили активные проукраинские митинги. Вы ходили на них?

— Ходили всегда. Вплоть до того митинга, когда русские стали расстреливать людей и кидать дымовые шашки. После этого никто не выходил.

— Скажите, а на что люди выживают сейчас в оккупации?

— У кого-то остались сбережения, у кого-то родные успели выехать и перечисляют на карточку, в Херсоне сейчас можно обналичить на рынке с карточки под процент: сначала был 10%, сейчас уже немного меньше — даже за 5–6% обналичат. Работникам некоторых заводов и бюджетникам перечисляли деньги на карты тоже. Но теперь, прямо перед наши выездом, этих частников стали гонять.

Некоторые магазины тоже принимали наши карточки, например, сеть «Сыта хата» — там мы украинской картой платили. Снять в банкомате невозможно, но расплатиться, перечислить деньги на карту, пока есть интернет, можно. Оккупанты нас упорно всё время хотели перевести на рубли. Курс был 1 к 25, а некоторые магазины даже специально ставили один к одному — чтоб рубли платили, вытесняли гривну. Но херсонцы — люди упрямые, просто переставали туда ходить. Хотя в маршрутках я заметила: стали уже расплачиваться рублями, даже молодые люди.

— Но ведь рубли же где-то надо зарабатывать?

— Ну, русские кидают денег. За паспорта РФ, кто приходил, им давали по десять тысяч. Кто детей в русские садики или школы повел — им тоже давали по 10 тысяч. У нас в семье двое детей, мы даже не думали отдавать их в русскую школу, всё время занимались онлайн с украинскими учителями. Так закончили учебный год, с 1 сентября так же стали заниматься, но интернет стал пропадать: провайдеров перекрыли еще три месяца назад, но мы все ловили мобильный, даже симки российские купили, но там мало интернета — и тут обманывают. У них же симки с паспортом, так мы одну с рук взяли без документов, а вторую — на подставной паспорт, попросили знакомого. Там интернета было больше, но всё равно, когда начались занятия онлайн в украинской школе, интернет стал прерываться из-за плохой связи на русской симке — это тоже стало причиной поскорее уехать.

— А как вообще ситуация в Херсоне?

— Город пустой. Некуда пойти: опасно. Даже в выходные на центральных улицах единицы. Среди белого дня может прилететь, уже особо никуда не пойдешь. Ну, оккупанты ведут себя вальяжно: в кафе сидят и ресторанах, на рынок закупаться ходят. Как хозяева себя ведут.

— Почему вначале войны не уехали?

— Не смогли. В Херсоне с 24 февраля начались взрывы и стрельба, мы бегали в подвал. И спали там, когда совсем страшно было. Поэтому многие и остались. И ехать было страшно, и оставаться страшно. Когда мы уже ехали по пути в Васильевку, столько по обочинам обгоревших машин, столько полностью разбитых домов по селам — это ужас, страшно, очень страшно, сколько горя они нам принесли.

— Как в оккупированном Херсоне с медициной?

— Часть медиков остались работать. У меня есть знакомые медсестры, они никаких заявлений на работу в РФ не писали, просто остались и работают, получают украинскую зарплату на карточку, и рубли им платят наличными. Врачи многие уехали. Мы за это время обращались в частную клинику — там все остались.

— Сегодня много людей вышли на «референдум»?

— Мы не там, но могу сказать, что всё сделано для картинки. Ну показали они гауляйтера Стремоусова — что он «голосует». Но это ничего не значит.

 Все мои друзья и родные не пошли. Соседи не пошли. По домам они еще у нас по улице не ходили, но «референдум» же растянули на несколько дней, так что всё еще может быть. Посмотрим.

— Расскажите, как было с продуктами всё это время? У нас в Одессе, например, этим летом из-за оккупации сильно подорожали овощи, которые всегда везли из Херсонской области.

— Ой, это был кошмар. Как к нам зашли русские, цены в магазинах сразу поднялись в три-четыре, иногда и в пять раз. В марте мы стояли в очередях за макаронами, за манкой — всё кончалось. Километровые очереди за хлебом — его пекли раз в три дня. Чтобы сохранить, мы его замораживали. А потом стали завозить русские товары: качество намного хуже, а цены намного выше. Выживали за счет дешевых овощей и фруктов — фермеры всё нам везли, а не как раньше, по стране. Поэтому цены были низкие.

— Что разрушено в городе? Или руины не бросаются в глаза?

— Нет, бросаются. Около железнодорожного вокзала в районе Бериславского шоссе сгорело здание — там оккупанты жили, технику держали. Школа полиции — здание разрушено, они там держали своих людей. Гостиница на Розы Люксембург — там они жили. Апелляционный суд — туда прилетело. Есть жертвы среди наших — прохожие. Каждый день там ждали, куда прилетит. Война же.

— Работа украинских партизан видна?

— Листовки не видела, но я и не бывала нигде особо. Когда ездила на маршрутке к своей бабушке, замечала только, что столбы и заборы с сине-желтыми полосами. От этого на душе теплело. А так мы в основном дома сидели и старались не выходить.

— Какое у вас сейчас настроение?

— Хочется вернуться в свой родной украинский Херсон. Надеемся и верим в Вооруженные силы Украины. Когда мы уже после всех этих русских блокпостов приехали в Васильевку, мы стали кричать «Слава Украине!» от радости и кинулись обнимать наших защитников. Как обрадовались, когда увидели наши билборды с призывами, — так соскучились. Почувствовали свободу и прилив сил. Тут хоть можно спокойно разговаривать и не бояться, а там все шептались, своих встречали и тихонечко говорили «Слава Украине!», чтоб никто чужой не услышал. А дети? Мы так боялись, чтоб дети не сказали русским ничего лишнего, инструктировали их постоянно, чтоб не сболтнули ничего. Но, слава Богу, добрались. Надеюсь, вернемся в украинский Херсон.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Подошел к концу двести четырнадцатый день войны. ВСУ все продолжают окружать Лиман и все никак его не окружат. На остальных направлениях никаких изменений нет.

Российские власти предсказуемо пытаются ограничить выезд мужчин из России. Впрочем и соседние государства тоже думают над ограничением въезда российских уклонистов.

Тем временем в Дагестане женщины вышли на улицы Махачкалы и митингуют против мобилизации своих мужчин. В ответ Кремль оправил московскую Росгвардию разгонять дагестанских женщин. Интересно, как на это прореагируют дагестанские мужчины?

Что еще нового? Вот я прилетел в Америку. У меня опять начинается большая прогулка в места, где плохо со связью. Так что я должен перед вами, мои дорогие читатели, извиниться и предупредить вас, что следующий мой пост будет не раньше 12 октября.

По мере возможности, буду слать фотографии с маршрута. Не теряйте меня!

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

 

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

«Професор Соловей»… вже прямо транслює «думки» Кремля…

— «продовжите відбивати свою територію» — вдаримо ТЯО…

— нам потрібні ВСЯ території Херсонської, Запорізької, Донецької та Луганської області…

І робить він це, вже не особо маскуючись…

товаріСЧ Сі явно поквапив свого «кремльовського партнера»…

з його «українським проектом»…

 

Анатолий Несмиян

Насильственная мобилизация начинает встречать не просто открытое недовольство, но и открытое сопротивление. Пока наиболее явно это произошло в Дагестане, однако сейчас закончился лишь четвертый день мобилизации, что будет далее — трудно сказать.

Задача Путина понятна: он хочет замазать кровью весь народ, сделать его соучастником своих преступлений. Осталось только заставить людей убивать и умирать. Эволюция режима прошла все стадии, далее — только неприкрытая агрессивная фашистская диктатура. Предел.

Но на этом пределе начинаются критические проблемы и неизбежные сбои самой административной машины. Управление может выдержать единовременное и короткое напряжение сил, но теперь всей вертикали предлагается существовать и действовать только на таком напряжении. При этом нет ни мотивации, ни понимания, ни смысла всей деятельности. Нет понимания цели, которую режим хочет достичь через террор. Насилие ради самого насилия — довольно странная цель, под которую желающих подписываться будет все меньше и меньше.

Воровская вертикаль была выстроена для спокойного и комфортного разворовывания захваченных рентных угодий. Там цель была очевидна: личное обогащение и сверхпотребление. За такое можно было демонстрировать лояльность, исполнять не всегда понятные приказы. Сейчас всё изменилось кардинально. Теперь вопрос стоит принципиально иначе: от аппарата требуют перманентное открытое насилие, причем никакого конца ему никто обозначать не намерен.

По инерции аппарат какое-то время будет исполнять решения, однако сопротивление людей неизбежно приведет к саботажу самого аппарата, и все эти орды чиновников и силовиков начнут искать тех, кто возьмет на себя ответственность всё это прекратить, сняв с них самих ответственность за исполнение решений, которые они не понимают.

Вторая сторона — те, кого, собственно, мобилизуют. Уже есть сообщения, что людей отправляют без какого-либо прохождения минимального обучения и слаживания непосредственно на передовую:

«…Жена мобилизованного из Липецка Татьяна Доценко рассказала «Медиазоне», что ее 45-летнего мужа Андрея Козырева «отправляют на линию фронта с Донбассом» после одного дня обучения.

Татьяна рассказала, что ее муж получил повестку в пять утра 22 сентября, к семи часам пошел в военкомат. «В 10:30 где-то собрали два автобуса и повезли в Белгородскую область», — добавила она.

По словам женщины, «учения были один день», а сегодня ее муж сообщил, что их отправляют на линию фронта.  «Их 1 000 человек, медкомиссии не было», — добавила она…»

Понятно, что мотивация таких солдат близка к нулю, и выше в ходе боевых действий вряд ли станет. Если учесть, что мобилизованных почти в полтора-два раза больше тех, кого они будут усиливать своих приходом, моральное состояние российских войск станет совершенно никаким. Нетрудно предположить, что части, обильно разбавленные таким контингентом, будут крайне неустойчивыми. Впрочем, Путину деваться уже некуда: без срочного пополнения его оборона и так близка к развалу.

Скорее всего, очень быстро начнут возникать проблемы логистики, так как резко увеличившееся количество солдат нужно снабжать, а логистика и снабжение без того на пределе.

Людей, конечно, никто считать не собирается, тем более, что пока удается официально не признавать потери: заявленные Шойгу пять тысяч вызывают просто недоумение: если потери настолько невелики, то какова причина для мобилизации такого огромного числа резервистов? Потери первой волны мобилизованных при таких подходах обещают быть катастрофическими, поэтому неизбежны последующие волны. А вот здесь военкоматам и властям придется столкнуться уже с прямым и открытым сопротивлением, тем более, что к тому времени могут массово начать приходить сообщения о гибели огромного числа мобилизованных первой волны. Тогда фактор «бабьих бунтов» может выйти на первый план повсеместно. А это чревато срывом планов мобилизации.

Впрочем, вполне возможно, что к тому моменту Путин может решиться и на последний довод — ядерный шантаж. И тогда проблемы мобилизации и устойчивости работы аппарата могут стать несущественными, так как счет пойдет уже даже не на недели, а на дни. А возможно, что и на часы.

События ускоряются, как это и происходит во время кульминации. И тогда даже самые смелые предположения становятся бледной тенью реальности.

 

Анатолий Несмиян

Власти США «на очень высоком уровне» заявили Москве, что последствия применения РФ ядерного оружия будут иметь катастрофические последствия, Вашингтон даст решительный ответ.

Это заявил помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан.

По факту Кремлю дают выбирать одну из двух реакций на подобное предупреждение: «Да вы чё, пацаны, мы же не взаправду, мы просто шутим так» или «А чё вы нам сделаете?». Учитывая, что в Кремле нет государственных деятелей, а есть просто братва с соответствующим психологическим портретом, и та, и другая реакция вполне возможны.

Если раздавать налево-направо угрозы без малейшего учета последствий таких действий, то такого субъекта рано или поздно, но подловят, предложив их осуществить. Примерно так произошло в феврале, когда Кремль выкатил неадекватный ультиматум про возвращение НАТО к границам 97 года. НАТО спокойно послала кремлевских, предоставив им навыбор два плохих решения: утереться и сделать вид, что ничего не было, или попытаться привести угрозу в исполнение. Кремль решил привести — откуда и возникла идея «Киев за три дня».

Сейчас всё повторяется. В Кремле так часто произносят угрозы про ядерное оружие, что им предлагают либо заткнуться, либо ответить на свои же угрозы. А так как кремлевские крайне слабо отдают себе отчет в последствиях своих действий, то вероятность «пацанского» ответа после подобных предупреждений только возрастает. По всей видимости, Штаты уже в открытую провоцируют Путина, сознательно идя на обострение и, главное, не давая ему «соскочить».

3 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 26 September: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий