BloggoDay 27 September: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 27 вересня 2022 р.

 

(Оновлено 18:00)

«Обозреватель»

Андрей Окара

Три наперстка Кремля: «референдум», «могилизация», «ядерка»

«Вы за выход Запорожской области из состава Украины, образование Запорожской областью самостоятельного государства и вхождение ее в состав Российской Федерации на правах субъекта Российской Федерации?» — именно эти слова (с одной синтаксической ошибкой в русскоязычном варианте и одной грамматической в украиноязычном) превратили тему «референдумов» на «новых российских территориях» из бессмысленного трепа журналистов и политтехнологов в грозный рев ядерного апокалипсиса.

Говорить о юридической стороне «референдумов» в Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областях бессмысленно — эта тема не о праве и не о госстроительстве. Это о ядерном шантаже.

Кремль мог бы без всякого стеснения пугать Запад и весь мир фаллоимитаторами и новыми Хиросимами. Однако сознание этих людей устроено странным образом: им хочется быть респектабельными бюрократами, «законниками», правовыми казуистами. Им хочется видеть всенародную поддержку на «новых территориях», Киев за 72 часа и тех самых девушек с цветами и «паляніцамі», которых им обещали распильщики российского военного и «конторского» бюджета. Но, будучи глубоко аморальными людьми, они всегда пытаются придать своим действиям хоть какое-то подобие соблюдения если не права, то юридической процедуры — типа, мы же не просто так отжали «Новороссию»! Ведь это местные жители сами проголосовали на референдуме и попросились в состав России! А мы только реагируем на мольбу о «воссоединении» — душа-то ведь у нас широкая, русская! И результаты фальсифицировать не будем! (Просто нарисуем, сколько, чтобы на сердце было веселей: по 80% в Херсонской и Запорожской и по 90% в «ЛНР» и «ДНР». Ну или сразу — везде по 99,8% — как в СССР.) А то, что вместе с урной для бюллетеней по квартирам местных жителей автоматчики ходят — ну это же мы от украинских нацистов-террористов охраняем «результаты народного волеизъявления»!

Однако политическое измерение этих нарисованных «референдумов» не такое безумное, как кажется на первый взгляд.

Понятно, что никто в мире их не признает — кроме Северной Кореи и Эритреи — даже Беларусь. Ну и не надо!

Сначала можно было полагать, что после «референдумов» Кремль сразу не пойдет на оформление аннексии в Федеральном Собрании и Конституционном суде РФ, а получит «весомые» аргументы для переговоров с Западом, намекая на ядерный потенциал. Однако крысу загнали уже в самый дальний конец угла! Поэтому оформление аннексии («присоединение») «Новороссии» осуществится сразу же после «голосования». И сразу же — над четырьмя истязаемыми областями будет раскрыт «ядерный зонтик». На данный момент кремлевские обитатели полагают, что и Запад, и Украина боятся ядерного диалога, а потому — будут сговорчивыми и внимательными к кремлевским «пожеланиям».

Однако всего неделю назад ничто не предвещало подобной эскалации военного конфликта! «Референдумы» были отложены — или на неопределенное будущее или, по версии Турчака, — на 4 ноября, «День народного единства». Кириенко заверял, что «референдумов» не будет. Песков — что не будет мобилизации.

Действительно, ни о какой мобилизации в России никто всерьез не говорил — считали, что это поздно, нерационально, непопулярно и малореально.

И вдруг!

Внезапное и яркое Харьковское контрнаступление ВСУ, освобождение Балаклеи, Купянска и Изюма создало ситуацию перелома — не то чтобы во всей войне, но в том, как воспринимать российскую армию и ее командование: осталось очень мало тех, кто еще верит в возможность победы России. Ну а поездка Путина на саммит ШОС в Самарканд стала грандиозным «отрицательным триумфом» российской внешней политики: России дали понять, что ее зона влияния на постсоветском пространстве скукоживается — и что у Центральной (Средней) Азии уже другие приоритеты — дружба с Китаем и Турцией.

Однако, как известно, «Россия — страна победителей», она «не может проиграть», а «Путину надо дать сохранить лицо и достоинство» — ведь он тоже «не может проиграть»! По крайней мере, так выглядят главные кремлевские пропагандистские тезисы, которые Кремль пытается (не без успеха) продвигать по всему миру. Занятно, но благодаря этой пиар-кампании в самых разных странах вскрылись десятки и даже сотни «спящих» — тайных и небескорыстных «друзей Кремля»: они нашлись и среди президентов и премьер-министров, и среди ведущих американских и европейских журналистов и политологов, и среди кинорежиссеров и общественных деятелей.

Дальнейшие события, происходившие в течение нескольких дней, всё сильнее затягивали Российское государство и воронку небытия.

Лукашенко жестоко обманул Кремль и не повел белорусское войско умирать за «демилитаризацию» и «денацификацию» Украины.

Жителей «ЛДНР» тоже мобилизировали до упора — теперь уже некого.

Загадочный человек по имени Евгений Пригожин, которого все без исключения называют «поваром Путина», хоть ничего не известно о его кулинарных способностях, был замечен в колонии строгого режима — занимался вербовкой зэков на фронт. Однако и зэки не спасли Россию! (Более того, история с «тюремной «мобилизацией» нанесла колоссальный репутационный ущерб России во всём мире, выставив ее как «failed state»: человек без внятного статуса обещает зэкам расстрел — при уходе с позиций, и помилование, если выживут (которое может осуществлять лишь президент!).

И что еще остается делать в этом случае? Кто будет воевать? Кто завоюет победу? Где человеко-мясо, чтобы один-единственный человек на Земле мог бы удовлетворить свое самолюбие и доказать всему миру, что Украину придумали враги и расчленители России?

А тут еще, как специально, откуда ни возьмись — Алла Пугачева с хитрым антивоенным меседжем! Ее, конечно, кремлевская пропаганда начала мочить со всей мочи, но как бы то ни было, она — чуть ли не единственный живой и вечнозеленый символ СССР! И, кроме того, она — не Ахеджакова и не Гребенщиков: ее любит не только городская интеллигенция! Ее любит «глубинный народ» — от Москвы до самых до окраин — тот самый, который любит Путина, до сих пор благодарен ему за «Крым в родную гавань» и который полгода преимущественно радостно поддерживал «спецоперацию на Украине». И часть которого в последние дни покидает Россию во всех мыслимых и немыслимых направлениях: в Грузию, Казахстан, Монголию, Финляндию…

И что делать в этой безнадежной ситуации? Как выигрывать войну у «придуманного Лениным несуществующего государства»?

Тут и было принято решение срочно, пока ВСУ не освободили Херсон, нажать на три запасные кнопки. Точнее, достать и покрутить три наперстка: под каким из них шарик? Наперсток первый — «референдумы»; второй — мобилизация («могилизация»); третий — «ядерка». В этом «бермудском треугольнике» трех наперстков все три темы хороши — взаимосвязаны и вытекают одна из другой. Так, «референдумы» нужны для ядерного шантажа — мол, будем защищать «российскую Херсонщину» и «русское Запорожье». И одновременно многие мобилизованные россияне окажутся не на передовой, а где-нибудь в «российском Мелитополе» или «русском Бердянске» — с целью удержания «новых территорий».

Ну а те херсонские и запорожские мужчины от 18 до 60 лет, кто получил паспорт РФ, видимо, окажется на передовой. А те, кто не получал, — скорее всего, получит повестку чуть позже — даже без гражданства. По крайней мере, из тех 300 тысяч новых солдат, о которых первоначально говорил Шойгу (потом оказалось, что речь вроде бы шла об одном миллионе), 80 тысяч предполагается призвать именно в пределах этих двух областей.

Путин — мастер неожиданных, внезапных, точечных ударов. И в ситуации, когда все расслабились и устали ждать чего-нибудь нового, когда Киев отказался от каких-либо переговоров (кроме переговоров об обмене пленными), он молниеносно переиграл ситуацию и добился тактического преимущества: мобилизация началась сразу же — в день объявления, а на подготовку к «референдумам» было дано три дня. Сначала казалось, что 21 сентября — это попытка повторить 24 февраля и еще раз вдарить по Украине со всей мочи! Однако уже на следующий день стало очевидным: это не 24 февраля. Это 19 августа 1991 года. И тогда, и сейчас в Кремле победила партия войны. Правда, от тех остались в памяти лишь трясущиеся руки председателя ГКЧП Геннадия Янаева.

Многим казалось, что российское общество инертно по своей природе и безучастно смотрит на ужасы войны, но ровно до того момента, пока это не коснулось его самого — мол, хорошо быть диванным патриотом. Но вот когда за тобой самим придут, когда призовут «наших мальчиков», вот тогда терпение лопнет — и народ взбунтуется!

Призвали.

Не лопнуло.

Не взбунтовался.

Много разных вариантов пассивно-покорного поведения и домашнего ворчания. Хаос, неразбериха, часто скотское отношение к мобилизованным. Бурятских мужчин отлавливают в тайге. Самым популярным запросом рунета стало: «как правильно сломать себе руку». Единичные случаи протеста (за исключением Дагестана, где, кажется, началось!). Самосожжение в Рязани. Ижевский школьный стрелок-психопат. Ну и за несколько дней из России выехало более 300 тысяч потенциальных мобилизантов.

«Референдумы» были придуманы, чтобы показать, что Украина — это «ненастоящее государство», «failed state», фикция, бессмысленное нагромождение органов и институций. Но трагедия России в том, что, организовывая подобные перформенсы, она сама превращается в то, чем считает Украину. Предлагая не только ей, но всему человечеству сыграть в «три наперстка», она рискует быть окончательно затянутой в воронку исторического небытия.

Помнится, «наперсточники» появились на вокзалах, рынках и иных людных местах по всему Советскому Союзу в конце 1980-х. Доверчивому «лоху» предлагалось определить, под каким из трех наперстков, которые активно перемешиваются, лежит шарик. Прикол состоял в том, что под тем наперстком, на который указывал «лох», шарика никогда не было — его незаметно подкладывали в другой. Сейчас игра в политические наперстки иная: под наперстками «референдум» и «мобилизация» шарики уже лежат и вынимать их никто не собирается. Человечеству предлагается отгадать — есть ли «шарик» под «наперстком» «ядерка» или это очередные «понты» и «развод лохов»? В общем-то, теперь наперсточная игра стала проще. Зато ставки возросли до небес — почти как у Гамлета: «To be or not to be?».

 

(Оновлено 17:00)

«Радио Свобода»

Михаил Соколов

«Демографический ущерб превысит потери от ковида»

Михаил Соколов: Сегодня экономические и демографические последствия мобилизации в России обсудят эксперты. В эфире у нас сегодня будут Максим Миронов, профессор финансов мадридской IE Business School, и экономист Дмитрий Некрасов. Спустя 7 месяцев войны России против Украины в Кремле решили объявить мобилизацию резервистов. Решения этого ждали, но многие считали его политически нерациональным. Тем не менее, оно принято. Каковы основные причины объявления мобилизации в том варианте, как мы это видим в путинской сегодняшней России.

Максим Миронов: Причины очевидны, они назревали давно. Потому что явно, что изначально Путин планировал такой блицкриг, за неделю всю Украину захватить, Киев за три дня. Быстро выяснилось, что неделя сначала превратилась в месяц, потом в два месяца и так далее. Солдат стало не хватать, потому что выяснилось, что это не вторая армия мира, а в принципе не подготовленная к современной войне армия. Люди просто не то что не готовы воевать, у них нет каких-то базовых навыков, оборудования. Многие стали отказываться возвращаться в Украину, пошел призыв контрактников, которые готовы за деньги идти, выяснилось, что и их недостаточно, при том, что достаточно большие деньги предлагали, но, видимо, все равно люди не хотят умирать даже за большие деньги. В конце концов, когда украинская армия пошла в наступление довольное успешное, буквально за неделю отвоевали больше территорий, чем российская армия захватила за последние два месяца, то стало понятно, что если не заткнуть эти дыры срочно кем-то в больших количествах относительно, то война будет проиграна довольно быстро. Путин понимает, что последний ресурс – это просто силком гнать людей на фронт. Оттягивает свой конец и хочет забрать в могилу не только украинцев, но и россиян. Вот это в принципе короткое объяснение, почему он объявил мобилизацию сейчас.

Михаил Соколов: Контрактников, наемников и заключенных не хватило. Эта попытка нарастить силы – это действительно последний сильный козырь Путина в этом противостоянии? С точки зрения соотношения сил Украины и России, Украину поддерживают десятки стран Запада, насколько это реалистичный подход?

Максим Миронов: Это реалистичный с точки зрения оттянуть конец на несколько месяцев. Потому что переломить ход войны, очевидно, не удастся, потому что проблема России была с первого дня – недостаток солдат. Даже если уйти от того, что эта война преступная, в которой нет смысла, Путин просто пытается захватить в агрессивной, жесткой манере эту страну, эта война сразу была дилетантской. Путину очень понравилось, как он захватил Крым. Крым он захватил, пользуясь неразберихой в Украине, когда там была смена власти, когда были люди на улицах, просто пришли военные российские без опознавательных знаков, украинским военным даже не было, кому отдавать приказ сопротивляться, они просто сложили оружие. Путину очень понравилось, у него была модель такого захвата стран, что просто колонна въезжает в город – и военные сдаются. У меня впечатление, что они примерно к такой войне готовились, а на самом деле Украина за 8 лет сделала большой прогресс с точки зрения построения армии, выстраивания отношений и с гражданским населением – это была уже совсем другая страна. Для Путина была огромная неожиданность, что он встретил сопротивление. Поэтому проблема, что Россия и тогда не была готова, и сейчас тем более. Если туда кинуть еще 100-200 тысяч, миллион – это просто будут бессмысленные жертвы и с украинской стороны, и с российской. Потому что нет ни организации, ни офицеров, ни техники. Главное, нет идеи, за что этих людей отправляют умирать. Ни у кого нет мотивации, никто не будет просто помирать за путинские дворцы в Геленджике и яхты. Поэтому это никак не позволит переломить ситуацию – это просто оттянет на несколько месяцев конец с кучей человеческих жертв.

Михаил Соколов: Есть такое мнение, что главную роль играет прежде всего западная техника на поле боя, а в стабилизации Украины – финансовая помощь. Как вы оцениваете масштаб этой помощи сейчас?

Максим Миронов: Я бы отметил, что западная техника в таких нормальных масштабах пошла только в мае-июне. Все-таки первые дни и месяцы украинцы держались сами, благодаря тем вооружениям, которые у них были на тот момент. Война была выиграна именно благодаря мужеству украинского народа, украинской армии. Люди действительно стояли в очереди в военкоматы. Можно посмотреть картину, как сейчас все из России бегут массово от войны и как в Украине чуть ли не взятки платили, чтобы в тероборону записаться, защищать свою страну. Безусловно, западное оружие важно, оно позволит избежать многочисленных жертв. Президент Зеленский сказал, что в июле потери упали в три раза благодаря технике, благодаря тому, что новая техника, они могут накрывать и склады военные российские, и много чего могут. Западное оружие скорее позволит украинцам быстрее выиграть эту войну и с меньшими жертвами. Но мне кажется, даже без западного оружия Украина бы не сдалась, просто были бы более кровавые бои. Как это ни парадоксально, западное оружие позволяет сократить количество жертв, потому что всем понятно, что быстрее все это закончится.

Михаил Соколов: Есть такое мнение, что мобилизацию объявили не только по объективным причинам, но и субъективную роль важную сыграло желание задобрить радикальные элементы рядом с властью, Гиркин и прочие военкоры, которые давно этого требовали. Как вы думаете, этот фактор важен, попытка успокоить своих поклонников, тех, которые давили на власть?

Максим Миронов: Я считаю, это абсолютно фантастическая версия, нереальная. Очевидно, что возмущение в обществе огромное. Для того чтобы задобрить три-пять фриков, вызывать возмущение во всей стране. Госпропагандисты с намного большей аудиторией, Симоньян и прочие товарищи пишут, что в военкомат гребут всех подряд – это ужас, это неправильно. Даже госпропагандисты с большой аудиторией возмущаются, потому что видят возмущение общества, они пытаются как-то перехватить повестку медиа, которые возмущаются, что все плохо. Поэтому история, что мобилизацию объявили, чтобы кого-то задобрить, какого-то Гиркина, каких-то еще фриков, я считаю, просто не подтверждается волной возмущения, которая была поднята после мобилизации.

Михаил Соколов: Дмитрий, хочется ваше мнение услышать о происходящем, именно о причинах мобилизации.

Дмитрий Некрасов: Причины довольно очевидные – действительно не хватает людей на фронте. Никаких других причин более глубоких не существует. То, что это оттягивает конец этой войны, наверное, можно с этим согласиться. Я, конечно, так оптимистично не смотрел бы на события. Я думаю, что путинский режим может просуществовать довольно долго, это может тянуться еще годы и годы в таком режиме. Понятно, что если бы не было мобилизации, война бы длилась дольше. Значение военной помощи, без нее долго Украина бы не протянула. С учетом запасов как оборудования, так и финансов, другая сторона тоже может воевать достаточно долго. К моему глубокому сожалению, я вижу, что этот конфликт просто растягивается на неопределенный срок.

Михаил Соколов: То есть выигрывает время власть?

Дмитрий Некрасов: Это решают свои, пусть и вымышленные задачи, они смотрят на мир не так, как мы с вами смотрим. Если бы они смотрели так, как мы, они вряд ли бы начали эту войну. Соответственно, в этой вселенной есть другие идеи, ради которых они считают необходимым воевать, они в них действительно верят.

Михаил Соколов: Максим, вы в своей статье, я в фейсбуке это видел, с профессором Олегом Ицхоки из Калифорнии делаете определенные расчеты о предстоящей мобилизации. Скажем, власти объявили единственную цифру устами Шойгу, что будет призвано 300 тысяч человек, у вас совсем другие расчеты. Как вы подошли к этим цифрам, что это за цифры сейчас?

Максим Миронов: Точных цифр никто не знает ни по начальной группировке, ни по потерям, ни по прочим параметрам. Есть разные оценки, скорее всего Россия явно занижает, Украина скорее завышает. Опять же это разумно с точки зрения военной пропаганды завышать потери противника. Мы брали относительно независимые источники, по ним можно оценить потери совместной группировки России, ЛНР, ДНР порядка 150 тысяч человек, 35–40 убитыми, 120 тысяч раненых. Плюс 200 тысяч группировка, которая была изначально. Грубо, нижнюю границу военнослужащих, которые прошли через эту историю, можно оценить в 350 тысяч человек, скорее всего больше, потому что кто-то не был убит, но отказались воевать, их пришлось искать. Чтобы их заменить в течение полугода, а заменить придется даже тех, кто не умер, не ранен, потому что через три-четыре месяца вы должны выводить людей, давать им какой-то отдых, они не могут бесконечно находиться на линии фронта, нужно не 350 тысяч человек, а существенно больше.

Первая группировка была в основном контрактники – это люди, у которых профессия воевать, профессия убивать, они готовы к каким-то невзгодам, несмотря на коррупционную и неподготовленную армию, у них есть элементарная физическая подготовка. Это значит, что новые люди будут намного менее эффективны. Придется призвать в два-три раза больше в течение полугода людей, чтобы просто тупо их заменить. Принимая во внимание то, что это за 6 месяцев, то, возможно, в первые пару месяцев призовут 300 тысяч, как сказал Шойгу. Все пропагандисты будут говорить, что либералы говорили, что миллион человек будет призван, видите, только 300 тысяч. Я не верю, что через два месяца эта война закончится. Поэтому, если мы растянем это на 6 месяцев, то нужно будет призвать в два-три раза больше людей, чем уже прошло. Особенно принимая во внимание, что Украина собирается идти в наступление и уже успешно пошла в наступление. Последние три-четыре месяца это была такая позиционная война без больших жертв. Отсюда взялась оценка призыва от 700 до миллиона человек.

Михаил Соколов: Какие возрастные характеристики, по вашим расчетам, какая целевая группа этого призыва, вероятность в нее попасть для тех, кто к этим возрастам подходит?

Максим Миронов: Формально, как мы видим по разным данным, призывают мужиков чуть ли не до 50 лет. Опять же мы видим по комментариям пропагандистов, что недовольны, что призывают мужчин старше 40, с детьми, которые негодны. Скорее всего, машина сделает корректировку и будет призывать тех, кого, с одной стороны, проще призвать, с другой стороны, тех, кто более физически годен. Естественно, в России это категория до 30, может быть до 35 лет. Во-первых, это люди, которые не обременены семьями, у них не так много детей, у них не такое социальное общество, у них лучше физическая форма. С точки зрения этого чудовища – каких людей вперед пускать в топку, намного выгоднее пускать молодых. Вы посмотрите, кто там воевал, возраст людей, и кого автобусами отвозят – это в основном молодые люди. От 20 до 30 лет в России всего около 7 миллионов человек из-за демографической ямы 1990-х годов, резко упала рождаемость, если расширить до 35, 12 миллионов. Но опять же они не все пойдут воевать. Если брать, сколько людей призывалось, чуть больше 250 тысяч в год. Часть уходит служить по контракту.

Мы понимаем, что, скорее всего, ядро, среди которого могут набирать, – это примерно 200 тысяч человек, если возьмем до 30 лет – это примерно два миллиона. Это целевая группа людей, у которых, скорее всего, есть военные билеты, с какой-то подготовкой и специальностью. До 35 лет это будет три миллиона, может быть, чуть больше. Соответственно, если мы понимаем, что этот пул два-три миллиона, призывать собираются от 700 тысяч до миллиона, то мы получаем вероятность от 25%. Если вы мужчина до 35 лет, вы служили или у вас есть какая-то военная специальность, вы здоровы, вы просто два раза кидаете монетку, если два раза падает решка, то вы будете призваны. Люди менее подготовленные будут воевать плохо. В армии ДНР потери оценивались 55%, убитые и раненые, еще примерно вероятность две трети, если вас призывают, что в течение шести месяцев либо вас убьют, либо вы будете ранены.

Михаил Соколов: Вы как-то корректируете ваши расчеты в связи с указом, который предлагает не призывать студентов вузов, колледжей с государственной аккредитацией?

Максим Миронов: Мы оцениваем, что сейчас власти будут максимально стараться сбить эту волну и говорить, что никого призывать не будут. Айтишников вроде как не будут, еще категории граждан не будут призывать. Но мы отталкиваемся от спроса. Если есть спрос от 700 тысяч до миллиона, то власть всеми силами постарается их призвать. Поэтому даже если какие-то категории уберут, например студентов, это значит для тех, кого не берут, вероятность повышается, значит, это будет не 25, а 30%. С другой стороны, если будут у местных военкоматов недоборы, им нужно будет отчитаться, будут брать, в том числе и закрывая глаза на какие-то категории, которые запрещено призывать. Здесь надо плясать от спроса, а не от каких-то заявлений властей, которым верить нельзя. Мы уже знаем, что Путин врет постоянно. Путин говорил, что не будет мобилизации, она есть. Все, что сейчас говорит Путин, Песков, это просто чтобы снизить волну недовольства.

Михаил Соколов: Дмитрий, как вам эти расчеты количественные, они убедительно выглядят?

Дмитрий Некрасов: Относительно убедительно. Спрос – это же не константа, он будет зависеть от того, что будет происходить на линии фронта. Сейчас спрос один, завтра он может быть другим. Понятно, что есть ограничители чисто технические сейчас. Они физически вряд ли могут в моменте призывать больше 300–400 человек, потому что их невозможно так быстро укомплектовать, но это не значит, что их не призовут завтра. Ограничители есть объективные с точки зрения возможностей учебок, возможности пропустить через ту или иную систему обучения. Тоже не знаем, насколько их будут учить, сколько в это будет вкладываться ресурсов. Потому что есть разные сообщения по поводу того, что чуть ли не на следующий день людей отправляют на фронт.

Длительность обучения тоже сильно влияет на возможности переваривать людей, которых призывают, направлять их в войска. я думаю, на сегодня объем мобилизации, можно было бы посчитать объем мобилизации на Первую мировую войну по состоянию на сентябрь 1914 года, но что бы ни посчитали, оказалось, что эти расчеты были недостаточны по объему. Понятно, что это будет зависеть от ситуации. Понятно, что в российских условиях есть еще и коррупция, и головотяпство на местах. Я допускаю, что кого-то из тех, кого сейчас совершенно без причин призвали просто из соображений как можно быстрее набрать как можно больше людей, чтобы отчитаться, кого-то из них действительно, может быть, и вернут. Кого-то вернут просто потому что родители вмешаются, еще как-то. То есть это будет процесс в разные стороны. Понятно, что в целом расчеты, что в течение полугода призовут 700 тысяч человек, вполне разумны, могут больше, могут меньше, миллион человек, вполне возможные цифры со всех точек зрения.

Михаил Соколов: Как вы все-таки рассчитываете потери новой мобилизационной армии, которая должна заменить или скорректировать контрактников, и вообще демографический ущерб прогнозируете для России от этой акции Путина?

Максим Миронов: Мы потери рассчитывали из пропорций, которые текущие российские войска ведут, один к трем примерно раненых и убитых. Когда мы публиковали свою статью, ко мне в комментарии пришел Ян Матвеев – это известный аналитик, который много пишет по поводу войны, он говорит, что скорее всего, потери будут намного больше, потому что когда совсем неподготовленные люди, то они намного больше умирают. Может быть, не очень тяжелые ранения приведут к смертям, потому что не подготовлены будут не только войска, но и госпитали и так далее. Мы считаем, что потери будут 20% от призванных, еще примерно 450–500 – раненые, он считает, что смерти будет от 30 до 50.

Есть достаточно оснований полагать, что они будут еще больше, чем мы рассчитываем, потому что это совсем не подготовленные люди, которые не предназначены для войны. Если мы посмотрим за год, то суммарные потери в этой категории от 20 до 35 лет будут примерно 500 тысяч человек, примерно 150 тысяч убитыми и 350 тысяч ранеными.

Мы наблюдаем уже сейчас, что границы все просто заполнены молодыми россиянами, которые бегут из страны, аэропорты все переполнены много дней. Первая волна была в феврале, когда была похожая ситуация. По данным ФСБ, после объявления мобилизации выехало 250 тысяч человек. Вполне возможно, что как минимум миллион молодых мужчин просто покинет страну, потому что они не хотят быть призванными. Это никак не повлияет на спрос, это сверх этой цифры. Мы можем оценить, что полтора миллиона человек Россия может потерять просто как минимум за год, молодых мужчин. Это на самом деле больше, чем 10% от всех россиян мужского пола от 20 до 35 лет. Это будет огромный демографический удар, это нельзя будет восполнить никак.

Те люди, которые умерли и стали инвалидами, понятное дело, их никак не вернуть, а те, кто уехали, они же не вернутся, основная масса. Я много лет живу в других странах, у меня хозяйство здесь, пять детей, для меня переезд в другую страну – это огромные издержки. Люди, которые уезжают, они создадут семьи, встроятся. Даже если в России все наладится, придет, условно, Навальный или еще кто-то, то все санкции могут снять очень быстро. Россия договаривается о репарациях, выводит войска, за несколько месяцев можно все санкции обнулить фактически. Но человеческий капитал за три месяца в страну не вернешь – это не годы, это десятилетия. Ущерб демографический, который мы сейчас наблюдаем, он может превысить ущерб от ковида и, вполне возможно, будет намного более глубоким, чем в 1990-е. Путин часто говорит «хотите как в 90-е?», похоже, что эта война принесет больший демографический ущерб, чем и 1990-е, и ковид.

Михаил Соколов: Дмитрий, ваш комментарий о демографических потерях катастрофических, которые видит Максим?

Дмитрий Некрасов: Констатируются довольно очевидные вещи – люди уезжают. Они и раньше уезжали, но с учетом войны их уедет больше. Да, кто-то погибнет. Да, это невосполнимо. Демографический спад в России и так был в последние несколько лет по естественным причинам, население сокращалось на несколько сотен тысяч человек в год. Соответственно, эта тенденция усугубится. Тут надо понимать, что существует, условно, прекрасная Россия будущего, которую мы хотели бы построить, в глазах которой большие потери, проблемы, потеря даже будущего, потому что лучшие, квалифицированные люди уезжают, которые могли бы создавать добавленную стоимость. С точки зрения режима это может выглядеть немного по-другому: уезжают недовольные, соответственно, те, кто мог бы активно протестовать или что-то подобное делать. Понятно, что если у них не хватит айтишников и других узких специалистов – это проблема, но с точки зрения того, что они таким образом снижают степень напряжения в обществе – это выигрыш.

Михаил Соколов: Я привел бы цитату свеженькую из Александра Лукашенко.

Михаил Соколов: Тут вопрос, как поведет себя система: пусть бегут или начнут сейчас закручивать гайки и закрывать границы?

Дмитрий Некрасов: Сложно предсказать. Я думаю, полного перекрытия границ не будет, потому что они всегда придерживались логики всех выдавливать из страны, всем давали возможность уехать. Соответственно, сейчас менять эту логику и начинать увеличивать количество людей в тюрьмах, если можно этих же самых людей просто, заведомо недовольных и несогласных с проводимой политикой, из страны отпустить, я думаю, они эту возможность так или иначе сохранят. Понятно, что в России любые решения, как бы они ни были приняты, их реализация всегда сталкивается с коррупцией, которую тоже никто не отменял, которая будет процветать в том числе в этом вопросе. Пример Украины, наблюдаем тоже очень большое количество людей, даже при совершенно другом отношении населения к войне, большей популярности идеи того, что надо защищать свою страну, что это праведно и правильно, все равно большое количество людей уехало за границу, в том числе и полулегальными и другими способами. В России будет еще больше таких. Какие-то будут вводить ограничения, но я не думаю, что сплошные. Если даже будут ввозиться, я не думаю, что они будут работать сплошным методом, как это было в Советском Союзе. В текущих условиях это очень сложно реализовать.

Михаил Соколов: Выглядит ли для системы мобилизация таким стрессом? Можно ли приблизительно хотя бы понять, какой экономический будет ущерб от дезорганизации производства, управления? Например, не знаю, корректно ли считать ВВП, но Владислав Иноземцев увидел, что падение будет вдвое больше, чем ему казалось, вместо 5% аж 10%. Как вы это видите?

Максим Миронов: Короткий ответ: эффект будет очень большой. Но даже приблизительную оценку на данном этапе, мне кажется, дать невозможно. Большой он будет и долгосрочный, и краткосрочный. Все санкции можно снять очень быстро, тогда Россия быстро начнет развиваться, через месяц уже будет эффект, если будут отменены санкции, если будет какой-то адекватный правитель, который не будет махать шашкой и угрожать всем ядерной гранатой. Люди, человеческий капитал, его быстро не возместишь. Поэтому даже если придет завтра условный Навальный, то он не сможет родить полтора-два миллиона образованных мужиков. Дмитрий абсолютно правильно сказал, что уезжают одни из лучших, уезжают люди, у кого есть деньги и на билеты, и на устроиться. Мы все знаем, что в России нефть и газ, но все равно две трети ВВП – это услуги, а услуги именно хорошие, дорогие создаются образованными людьми. Россия как раз теряет сейчас намного больше, чем теряет нефти и газа, некоторые долгосрочные ресурсы экономики, которые невозможно будет возместить.

В краткосрочном этапе эффект будет связан с тем, что, во-первых, многих молодых людей забирают прямо сейчас, они, естественно, не будут работать нигде, они будут гнить в окопах и умирать. Но также это эффект на всех остальных. Потому что, если я работаю где-то и у меня знакомых призвали, то я лучше уволюсь и сбегу на дачу, на другую квартиру и не буду показываться на работе. В Москве уже выдана инструкция работодателям, что, пожалуйста, вручайте повестки, потому что это ваша обязанность. Если ты работаешь, тебя могут прямо на работе взять и отправить на фронт. Конечно, бизнес прямо сейчас потеряет кучу ресурсов, люди постараются спрятаться. Следующий вопрос, почему нельзя точно оценить. Потому что мы видим, что несмотря на сумасшедшего Путина, у него все-таки очень толковые чиновники, они циничные, толковые, и Набиуллина, и Силуанов, и Юдаева, она разбираются в экономике. Мы видим, как они отработали санкции, экспроприировали часть валютных вкладов, заморозили активны иностранных инвесторов, ввели другие ограничения, удалось избежать коллапса экономики, которого многие ожидали, включая меня.

Аналогичная история здесь. Они, например, могут оценить: есть люди, которые нужны для системы, есть айтишники, есть те, кто обеспечивает инфраструктуру, давайте мы им дадим бронь. Тогда будут призываться люди, которые менее важны для экономики. Возможно, в течение ближайших недель будет какая-то такая схема отработана, именно поэтому нельзя сказать точную цифру. Потому что точная цифра падения ВВП будет зависеть от того, кого будут призывать. Если они будут призывать всех скопом без разбора, то это одна цифра, если же они смогут скорректировать, например, призывать тех, кто занят в менее важных секторах, то это будет цифра в два раза меньше. Поэтому я считаю, что невозможно дать конкретную цифру.

Михаил Соколов: Дмитрий, какие будут экономические эффекты от этой дезорганизующей мобилизации? Что-то они еще будут придумывать, может налоги повышать.

Дмитрий Некрасов: Я бы не преувеличивал. Я и в начале войны придерживался той точки зрения, что все очень сильно преувеличивают тот эффект, который на российскую экономику окажут санкции, оказался, по крайней мере, на текущий момент прав. В долгосрочной перспективе, конечно, мобилизация, которая нормальных людей из нормальной жизни вытащила на фронт, кто-то погибнет, у кого-то с психикой что-то произойдет, кто-то потеряет компетенции и так далее, конечно, долгосрочные эффекты будут однозначно негативные. Но в какой-то обозримой перспективе, мне кажется, такое понятие, как ВВП, плохо применимо к воюющим странам. ВВП Германии в 1943 году был больше, чем в 1939-м, однако от этого жизнь в Германии в 1943 году была гораздо хуже, чем в 1939-м. В позднем СССР ВВП рос, но при этом объем полезности, который обычный советский человек мог приобрести, не увеличивался. ВВП может расти в разных направлениях.

Соответственно, тот факт, я считаю, что по этому году падение ВВП будет гораздо меньше, чем предсказывали, я удивлюсь, если падение будет больше 4%, я это говорю с марта, но это будет другой ВВП. Говорить о том, что ВВП действительно в силу того, что государство предъявляет огромный дополнительный спрос не только на военную технику, на логистические услуги, на услуги врачей, много его покупает, у государства есть деньги, ему не нужно много занимать для того, чтобы приобретать дополнительные вещи, это будет компенсировать то падение, которое связано с санкциями. Поэтому в номинальном выражении ВВП скорее всего и в этом, и в следующем году сократится гораздо меньше, чем предсказывает большинство либеральных экономистов. Жизнь населения при этом все равно ухудшится, причем ухудшится именно в том же ключе, потому что это ВВП, который тратится не на создание полезности для обычных людей, а на танки, самолеты и тому подобное. В целом российская экономика довольно устойчива именно в силу своей простоты, того, что она заточена на ресурсный экспорт, доходы от этого экспорта просто перераспределяются государством. У нас, если сравнить, это удивительно, но даже если сравнить реально располагаемые доходы населения по второму кварталу 2022 года и 2021-го, мы увидим падение всего на два с небольшим процентов, при этом мы увидим резкий рост социальных выплат населению на те же два процента.

Государство, платя тем же самым военным, платя те же самые выплаты за убитых и так далее, вбрасывает достаточно большое количество денег в самые бедные слои населения. В этих условиях оно микширует те проблемы, которые связаны с санкциями. Какое-то время, пока у государства есть деньги, ближайшие год-полтора точно хватит, они будут продолжать в том же духе. Я никаких катастрофических событий в этой сфере в обозримой перспективе, если цены на нефть не упадут радикально, я бы не видел, я это последовательно говорил и с начала войны. Наблюдатели склонны недооценивать запас прочности российского режима. Совершенно согласен с тезисом, что экономическое правительство является очень профессиональным, абсолютно адекватно реагирует на то безумие, которое делает, условно, геополитический блок, поэтому это тоже дополнительный запас прочности, который позволит многие из шоков, по крайней мере, смягчить. Но долгосрочно, я ни на секунду не спорю, конечно, это уничтожает российскую экономику во всех смыслах, эффект будет только накапливаться, люди будут больше уезжать, терять свою квалификацию, гибнуть и так далее, с этим спорить бессмысленно. Но это все прилетит через годы и десятилетия, пока не повлияет на способность путинского режима продолжать свое существование.

Михаил Соколов: Максим, как вы считаете, Россия может себе позволить полуторное увеличение военных расходов в условиях санкций, на 50% бюджет силовиков увеличивается по тем данным, которые утекли?

Максим Миронов: Может ли Россия позволить? Короткий ответ: да, может. Может ли она позволить рост расходов в полтора раза, не сокращая другие расходы? Ответ: нет, не может. Потому что уже и в августе, и в июле был огромный дефицит бюджета, он был 800 с лишним миллиардов рублей, если переводить на годовой ВВП – это примерно 10% ВВП. Это огромный дефицит, Россия никогда не видела такого размера дефицита. В августе он был меньше, 350 миллиардов рублей, порядка 4%. Занимать на долговых рынках России сейчас тяжело, международный рынок закрыт, только внутренние источники. Не факт, что их много, потому что народ беднеет – это видно и по официальной статистике, которая, мне кажется, занижает. Если увеличивать военные расходы, то это будет возможно только, если начинать резать другие расходы. Насколько у Путина есть политический ресурс в реальном выражении сокращать пенсии, пособия и прочее? Наверное, какие-то можно.

Михаил Соколов: А если налоги поднимут?

Максим Миронов: Хороший вопрос про налоги. Почему я считаю, что на самом деле Росстат начинает привирать по поводу падения ВВП, я считаю, что падение ВВП будет больше 10%, потому что начиная с апреля сбор налог со всех секторов резко просел, минус 20-30% в реальном выражении падение налогов. Потребление рухнуло, все налоги упали очень сильно. Государство действительно помогло немного, и компании несколько месяцев продолжали выплачивать зарплаты. Люди фактически не работали по целому ряду отраслей, автомобильная отрасль, производство упало в 5-6 раз, а сокращения были незначительными, этим людям продолжали выплачивать зарплаты. Но они не могут продолжать выплачивать бесконечно. Авиационная отрасль, кинотеатры, посмотрите, сколько закрывается, торговые центры – это все очень много людей. Вопрос: на что вы будете поднимать налоги? Они уже пали очень сильно, потому что активность падает. У вас уже буренка умирает от того, что вы ее плохо кормите, а вы еще пытаетесь надои молока увеличить. Я считаю, что рост налогов – это точно не поможет закрыть дыру в бюджете, придется сокращать другие расходы.

Михаил Соколов: Еще хотелось услышать по поводу нефтегазового противостояния с Европой. Кто в этой войне сейчас выигрывает или проигрывает, особенно в новой ситуации?

Дмитрий Некрасов: Если мы говорим про эту зиму, понятно, что проблемы, которые Европа постепенно потом решит, тем не менее, в этом году будут острее проявляться. Долгосрочно понятно, что Европа так или иначе за несколько лет найдет другие источники энергии, обойдется совершенно без российских поставок. Россия нефть и газ перенаправить в достаточных объемах никуда не может, никаких альтернативных маршрутов, чтобы тот объем, который поступал в Европу, перенаправить в Китай, их не существует. Сжиженный газ в таких объемах в обозримой перспективе мы тоже никуда поставлять не сможем. Поэтому это история про краткосрочный выигрыш Путина, долгосрочный проигрыш России.

Про бюджет хотел пару слов сказать. Очевидно, что налоги повышать не будут, просто необходимости в ближайшей перспективе нет. Если мы говорим про войну на горизонте одного-двух лет, то просто средств, тех запасов прочности, которые были накоплены, на войну в этом режиме с тем объемом затрат, которые мы видим в последние месяцы, у Путина хватит. Пока еще по итогам августа общий профицит, последние два месяца сильный дефицит бюджета, но с начала года еще 130 миллиардов сохранилось профицита бюджета за 8 месяцев. Соответственно, в ФНБ будут залезать только в конце этого года, там ликвидных денег больше 8 триллионов, что в этом режиме хватит на минимум полтора-два года. Потом будет сложнее, но пока у них деньги есть.

Михаил Соколов: Максим, что вы скажете про нефтегазовую войну, кто впереди?

Максим Миронов: В краткосрочном периоде пока Путин, как шантажист, чувствует себя таким мачо. Потому что он почувствовал слабость Европы. Одна из причин, почему та же российская экономика не навернулась к катастрофе так быстро, как прогнозировали многие экономисты, включая меня, Сергея Гуриева и других, потому что в начале первых двух недель войны мы видели, как Европа очень быстро вводит санкции – это была лавина очень жестких санкций, которые Путин не ожидал. Самая жесткая была – это заморозка резервов Центробанка, целый ряд других санкций. Все ожидали, что такой темп будет до тех пор, пока война не остановится, то есть Путину будут фактически каждую неделю выкручивать руки, чтобы он остановил войну. Но по факту выяснилось, что Путин нашел больное место, что Европа не готова была сокращать потребление нефти и газа, уже в марте этот процесс застопорился.

Сергей Гуриев много статей писал, включая на немецком, обращаясь к немецкому обществу, что это не так дорого вам обойдется, если вы сейчас перекроете газ или ограничите по цене, чем потенциальные издержки для вас же долгой войны. Но не достучались. Включились и политики, и проплаченные агенты Путина, которых не зря он кормил много лет, которые стали рассказывать, как всем будет без русского газа плохо. Фактически эта война финансировалась Евросоюзом, объем денег, которые Евросоюз заплатил за нефть и газ. Да, заморозили резервы, но за этот же период отправили денег даже больше, чем Путин потратил на войну. Путин почувствовал слабину, что Европа не готова отказаться. Мы видим, что летом, в июле-августе он сам стал ограничивать продажу газа. Ему пытается «Сименс» впарить турбину, Канада отправила, он говорит: нет, не буду брать турбину, потому что пока вы все санкции не снимаете. Потом закрыл еще, по-моему, полностью по «Северному потоку-1» остановлена энергия. Он сейчас таким шантажом наслаждается.

Тут я согласен с Дмитрием, что в краткосрочном периоде неоткуда взять Европе газ, все равно что-нибудь придумают, в конце концов, будет не так тепло в квартирах. Но в долгосрочной Россия полностью теряет этот рынок. Потому что Европа строила отношения с Россией на тех принципах, как с Советским Союзом, считала, что какая война ни будет, и афганская война, и чеченские войны, беспорядки, но газ Россия всегда стабильно поставляла, получала свои доллары и евро. Газ и нефть всегда были вне политики. Было исключение, что Россия отключала газ Украине и Беларуси, какие-то были внутренние разборки, но это проходило по статье «милые бранятся, только тешатся», нас, Европы, это не касается. А выяснилось, что Путин готов обрубать газ и Европе. Естественно, сейчас вся политика Евросоюза и Британии будет полностью отказаться от газа, и через год-два они могут это сделать. Возможно, им придется дать слабину и в декабре делать какие-то уступки Путину, если у них совсем не будет газа. Потому что они все демократы, они не хотят, чтобы люди на улицу выходили.

Михаил Соколов: Мы подошли к опросу, вернемся к теме мобилизации.

Михаил Соколов: Разные мнения, но большинство как-то продолжает верить власти. Люди не знают, наверное, о ваших расчетах, о гибельных цифрах чудовищных. Что бы вы им сказали в связи с вашими расчетами про гибель 10% мужчин?

Максим Миронов: Выводы очень грустные. Естественно, если вы можете сбежать, то бегите любыми средствами. Но если вы не можете и вам вручили повестку, я тут скажу нашу солидарную позицию с Олегом Ицхоки, мы много обсуждали, что ситуация дошла до того, что если вы находитесь в этой категории, вас призвали или вас собираются призвать, для вас активное сопротивление становится выигрышной стратегией. Если просто не пойдете или готовы к еще более активным действиям, вы получите какой-то срок, но вам выгоднее отсидеть, чем пойти гарантированно либо умереть, либо стать калекой. Подчеркиваю, это не для всех, а для тех, кто в этой группе, у которых на руках повестка, возможно, выгоднее сделать что-то более активное, чем идти гарантированно умирать. Потому что если вы сядете в автобус, вас увезут на границу, то вероятность смерти или быть калекой 50-70%. Поэтому решайте сами. Я надеюсь, что Путин скоро уйдет так или иначе, потому что он сам ускоряет этот процесс, вероятно, что всем этим людям будет амнистия.

 

(Оновлено 16:00)

Альфред Кох

Прошел двести пятнадцатый день войны. А у меня есть сейчас свободное время и хороший интернет (пока). И я подумал: а почему бы мне взять и не написать свой очередной пост? И вот я его пишу.

Обстановка на фронте симметричная: ВСУ медленно продвигаются северо-западнее Лимана, российские войска — южнее Бахмута. Но в целом, ситуация мало отличается от вчерашней.

Я пока летел в Америку, все размышлял о том, что мне постоянно говорят некоторые мои собеседники: мол, нынешний ярко выраженный антизападный курс Москвы в целом, и война с Украиной в частности, своими корнями уходит в девяностые и там нужно искать причину того, что случилось с Россией. И что я, как член тогдашнего правительства, должен разделить ответственность за произошедшее и (как водится у Кадырова и московских либералов) покаяться перед ними и извинится.

Да еще и не абы как извинится, а чтобы все было по ихнему канону, а уж после они решат: прощать меня или нет. А может статься, что и не простят они меня. И тогда пропала моя бедная головушка. А без этой рефлексии я вовсе не интеллигент и недостоин их высокоинтеллектуального и высокоморального круга.

Времени пока я летел было много. В самолете не было интернета (хоть он и гарантировался) и можно было спокойно размышлять на эту тему. И вот к каким выводам я пришел.

Вообще, наверное, в мире все из всего вытекает. И как любой человек знаком с любым другим человеком через три (или сколько там?) рукопожатия, так и любое сегодняшнее явление можно с помощью десятка логических шагов вывести из любого события в прошлом. Это явление хорошо описано в рассказе Рэя Брэдбери «И грянул гром» и называется «эффект бабочки».

Так и Путина в его нынешней безумной и кровавой каденции можно вывести из 90-х. А значит во всем виноват Ельцин, Черномырдин, Гайдар, Чубайс. А значит и я (хоть я был в то  время фигурой помельче, но тоже, все-таки, не дворником трудился). А если еще и историю с НТВ мне припомнить, то и вовсе получается законченная картина и источник нынешнего злодейства обнаружен!

Я знаю все аргументы в пользу этой конструкции. И я знаю тех, кто ее активно артикулирует. И было бы неправдой, сказать вам, что я не думал о своей отвественности в связи с той катастрофой, что сейчас случилась. Я попытаюсь сейчас написать о том, что я по этому поводу думаю.

Во-первых, я сразу хотел бы успокоить моих московских либеральных критиков: для меня было бы оскорблением и унижением быть частью их круга и мне отвратительна сама идея стать частью их круга.

Я считаю этих людей говном нации в самом что ни на есть ленинском понимании этого термина. Лицемерными ублюдками, которые возомнили себя судьями всем смертным при том, что сами они не стоят ногтя последнего бомжа на вокзале.

Люди, которые ровном счетом ничего не делали всю жизнь и поэтому остались чистенькими (в рамках, разумеется, их собственных представлений о чистоте). Они только лишь побирались у разных богатых столов и торговали своей способностью болтать языком. Но при этом всякую секунду изнывали от осознания собственной «порядочности».

И вправду: как можно за что-то нести ответственность, если ты никогда в жизни ни за что не отвечал? А раз ты не за что не ответственен, значит ты чист…

Поэтому этот мой текст не оправдание перед ними. Этот мой текст — попытка изложить мое понимание той отвественности, которую несу я и, возможно (я их, правда, не спрашивал), мои товарищи и коллеги по правительству 90-х.

Много чего мы делали. И либерализацию цен (ограбление народа), и приватизацию (тоже ограбление народа) и многое другое. Да, наверное, нам можно ставить в упрек падение жизненного уровня населения в тот период. Наверное и еще многое другое.

Но применительно к сегодняшней трагедии и ужасу путинизма, что бы я не стал предъявлять себе сам? Я бы не стал предъявлять ни себе, ни моим коллегам вот этот надсадный антиамериканизм, и антизападничество, которое, собственно, и стало питательным бульоном сегодняшней войны.

Вот не было его ни у нас ни при нас. Мы стремились к открытости и хотели дружить и с Америкой и с Европой. И даже когда Козырева сменил Примаков, в нашем кругу все его антиамериканские выверты воспринимались как блажь старого дурака, каковыми они тогда и были в действительности.

Все наши реформы делались для того, чтобы Россия могла спокойно торговать со всем миром, чтобы инвесторы всех стан могли вкладывать деньги в Россию и чтобы они чувствовали себя уверенно и безопасно. Мы создали с нуля фондовый рынок, рынок недвижимости, всю инфраструктуру для этого, Могли ли это сделать люди, которые везде и во всем видят планы коварного НАТО?

Безусловно, антизападничество было и при нас. Оно глухо ворчало голосами генералов из министерства обороны, туповатых фээсбэшников и алчных директоров ВПК. Но они были тогда маргиналами, которых никто не слушал. От них отмахивались как он представителей древней фауны, которые чудом выжили и представляли из себя просто забавные экспонаты уходящей натуры.

Режьте меня на куски, но я не помню ничего, что можно было хоть отдаленно назвать антиамериканизмом из уст, например, Черномырдина. Не говоря уже о Гайдаре или Чубайсе. Даже Ельцин, которого иногда по пьяни прорывало на спичи о «Великой России», о «гегемонии США» и о ужасах «однополярного мира», тем не менее когда приходил в себя, всегда уверял США в неизменной любви и дружбе и всячески расшаркивался перед Клинтоном.

Я ушел из правительства в 1997 году. Я не знаю, что случилось потом. Но то правительство «молодых реформаторов» во главе с Черномырдиным (которому тогда было 59 лет) Чубайсом и Немцовым, членом которого я имел честь быть, не могло оставить такого наследства, из которого выросла бы сегодняшняя война.

И если это наше правительство не было бы разгромлено Березовским и Гусинским  (с помощью ОРТ и НТВ), то можно  было бы с уверенностью сказать, что прозападный курс был бы продолжен. Впрочем, вряд ли кто-то это сейчас ставит под сомнение. Надеюсь, это все понимают и я написал банальность.

Можно было бы углубиться в исследование вопроса почему Ельцин позволил медиаолигархам нас разгромить. Но это тема отельного разговора и к поднятой сейчас теме это прямого отношения не имеет.

В чем же я себя виню? Моя вина состоит в том, что мне нужно было уходить в отставку, когда Ельцин начал войну в Чечне. Я не буду сейчас говорить, что это должны были сделать и другие мои коллеги. Бог им судья.

Я не буду сейчас говорить кто и как меня уговорил остаться и продолжать работать. Люди, которые понимают контекст того, о чем я сейчас пишу, примерно представляют кто мог бы меня уговорить. Но важно здесь сказать, что да, разговор был и я поддался на уговоры.

Это все не имеет значения. Так или иначе, но это было мое личное малодушие. Я был молод. Я был амбициозен. Моя карьера тогда, в декабре 1994 года, только начиналась. И я услышал только те аргументы, которые были в пользу того, чтобы остаться и не захотел услышать аргументы против. Я их знал. Иначе бы и разговора не было. Но не посчитал важными.

Разумеется, моя отставка ни на что бы не повлияла. Я был тогда мелкая сошка, заместитель председателя Госкомимущества. Но если говорить о том, в чем я себя обвиняю, так вот в этом: я работал в правительстве, которое вело войну в Чечне.

И не важно, что правительство ее не вело. Войну вели силовые ведомства, которые напрямую, после принятия конституции 1993 года, подчинялись Ельцину, минуя правительство. Так или иначе — вело. Финансируя ее, изыскивая средства для ее продолжения и т.д. Могло бы и не изыскивать, а изыскивало. Могло бы саботировать, а не саботировало. Как говориться: зачем ты был лучшим учеником?

А то, что нынешняя война в Украине напрямую связана с чеченскими войнами Ельцина и Путина — в этом нет никаких сомнений. В том числе и потому, что все эти войны замышлялись как «маленькие и победоносные» и все они были задуманы для поднятия пошатнувшегося (или вообще — отсутствовавшего к тому моменту) рейтинга правителей и все они вернули к власти силовиков, которые и были носителями того «антизападного гена», о котором я писал выше.

И немаловажно еще и то, что эти войны (как любые войны вообще) породили дикие зверства, которые властью скрывались, а может быть — и поощрялись и которые остались безнаказанными.

Если бы Первой Чеченской войны не было, не было бы и Второй. Не было бы мифа о благотворности силовиков у власти. Они так бы и остались скучными фриками, бурчащими свою мезозойскую ху…ню про «коварную Омерику», а так они выступили убедительной альтернативой незадачливым завлабам и доцентам.

Таим образом, видите, я отнюдь не лишен рефлексии. Только виню я себя не в том, в чем меня винят мои оппоненты. А за то, в чем они меня винят — я ни минуты не раскаиваюсь.

Да, я знаю, моя отставка тогда, в декабре 1994 года, войны бы не остановила. Этой моей отставки даже никто бы не заметил. Но она спасла бы меня от участия в этом грехе. И если и гореть мне в аду, то за это. И тогдашнего малодушия я себе никогда не прощу.

И может быть поэтому я так эмоционален сейчас. Мы не должны проиграть еще и этот бой. Потому что наше дело — правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

 

Дмитро Снєгирьов

У Харківській області український БПЛА зафіксував знищення українськими вояками російської  автоматизованої станції постановки перешкод Р-330Ж «Житель».

Станція перешкод Р-330Ж «Житель» призначена для вирішення наступних завдань:виявлення, пеленгування і радіозаглушення мобільних станцій систем рухомого супутникового зв’язку Інмарсат і Ірідіум; виявлення, пеленгування і радіозаглушення базових станцій систем стільникового зв’язку стандарту GSM 1900;радіозаглушення навігаційної апаратури споживачів систем супутникового зв’язку NAVSTAR (GPS).

Черговий екземпляр «аналоговнет» був успішно  утилізований ЗСУ.

Віримо ЗСУ і тримаємо стрій!

 

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

Головна різниця між українською армією та російською у цій війні полягає в тому, що перша воює, а друга — «дерётся», по достатьно влучному вислову кремльовских пропагандистів…

Доброго ранку, шановні…!!!

Я не знаю хто саме командує у росіян на Сватовському напрямку, однак мушу відзначити — у цієї людини проглядаються явні холерічні ознаки його характера…

Принаймні, про це говорить та поспішність і нервова нестриманість, з якою противник почав ще 3 дні тому кидати безсистемно і розрізнено у зустрічні контр-атаки під Лиманом останні резерви свого Сватовського угрупування, аби лише за будь-яку ціну утримати лінію Лиман — Ямполь…

Результат відомий вже…

ЗСУ просто відмовились від лобовго штурму Лиману та обійшли його північніше… й тепер, їм залишається зробити пів-кроку до того, щоб уся конструкція російського командування, щодо оборони «по Осколу» та між Лиманом та Кремінною… завалилася…

Я думаю, в залишках двох «моб-батальйонів» 2-го АК, які зараз намагаються утримуватись на своїх позиціях в районі Лиману… та  у «ротних тактичних групах», у які перетворилися БТГр-и 20-ї ЗВА, що намагалися «контр-атакувати» передові підрозділи ЗСУ, задля того аби відкинути їх на лінію Рубці — Кримки — Олександрівка — Ярова дуже «зрадіють» такому розвитку ситуації…

Обстановка для російського командування на Сватовському напрямку й у загальному сенсі починає набувати, скажимо так, певної «отрицательной динамики». Справа в тому, що йому до сих пір не тільки так й не вдається поки що, а ні зупинити просування ЗСУ північніше  Лиману, а ні відсунути їх… а взагалі —   утримати свою вже примарну «оборону по Осколу»…північніше цієї ділянки

Так, я маю на увазі  ті події, що відбувається на відтинку між Лозовим і до самого російського кордону  по лівому берегу Осколу…

Там, зараз, зразу в декількох місцях ЗСУ форсували цю річку й не тільки утримали на ній невеликі плацдарми, відбивши успішно низьку спорадичних контр-атак 1-ї гв. ТА та ряду «приданих» залишків 11-го АК, а й почали їх активно розширяти протягом останніх 2-х діб… І якщо цей процес продовжиться у тому ж темпі, який я спостерігаю зараз, то уся ця «героїчна оборона» рубежу Лиман — Ямполь російськими військами ризикує геть втратити оперативно-тактичний сенс…

Звісно, що все це розуміють й у російських штабах… Зокрема, у штабах 20-ї ЗВА та 1-ї гв. ТА, які повинні за задумом російського командування скласти основу новго потужного угрупування «Сватово». Судячи зі всього, підрозділам саме останньої армії поставлене недвозначне завдання — не допустити розвитку наступу ЗСУ на захід та північний захід від Сватово…

Однак, у них це явно не виходить…

— контр-атаки «під Куп’янськом», м’яко кажучи… не вдалися, довелося залишити Кучерівку, Подоли та «змиритися» із проривом ЗСУ у Куп’янськ — Вузловий…

— в районі Тавільжанки у противника також, не усе «слава богу»… ЗСУ явно розширюють свій плацдарм у Дворічного…

— ЗСУ вже просунулись до південих околиць Борової, а це 37.51 км до Сватово, по прямій з заходу на схід… тобто НАБАГАТО ближче ніж від Лиману й ближче навіть чим з Кремінної…

За великим рахунком, у російського командування зараз, зважаючи на усе це вище мною перераховане, є два найбільш адекватних рішення…

  1. Перестати «драться за каждую пядь земли» у районі Лиману, бо чим більше це триває, тим більша вірогідність того, що ЗСУ просто переріжуть дорогу, яка йде на північ з Лиману та Ямполя через Зарічне (десь приблизно у районі Невського) чи навіть взагалі переріжуть дорогу Р-66 між Кремінною та Сватово, та відвести те, що ще залишилось від «мобілізаційного резерву 2-го АК» та 3-ї мсд 20-ї ЗВА у північно-східному напрямку…
  2. Або продовжити «пручатися» в районі Лиману… і тоді розмір та обсяги майбутньої поразки зростуть на порядок і явно затмарять собою те, що трапилось під Ізюмом… Бо «порепані» 4 БТГр 1-ї гв. ТА, розтягнуті на північ та захід від Сватово… просто в силу того, що їх рівень боєздатності, скажимо так… нині є достатньо «дискусійним», явно не дозволить їм успішно та ефективно блокувати активні наступальні дії ЗСУ зразу, принамйні, на 3-х ділянках\напрямках… особливо тоді, коли усі вузлові пункти основної логічстичної комунікації Уразово — Троїцьке — Сватово — Старобільск опиняться під обстрілом ЗСУ.

«По уму», російському командуванню варто взагалі замислитись над кардінальним рішенням всієї Сватовської проблеми…

Якщо відштовхнутися від тактичного рівня й спробувати у більшому масштабі проаналізувати те, що зараз відбувається у північній частині Луганської області України, то стане зрозуміло, що рішення — утримати район Сватово- Старобільск… є, м’яко кажучи, досить «спорным»… По двом простим причинам…

— ЗСУ ВЖЕ контролюють район Білогоровки і ВЖЕ ведуть бої за Золотарьовку та Шипілівку… а за неперевіреною інфою (яку я сьогодні спробую перевірити) бої вже їдуть навіть у районі Лисичанського НПЗ…

— ЗСУ ВЖЕ знаходяться на лівому березі Сіверського Донця в районі Ямполя і їм навряд чи щось завадить просунутись до Кремінної, обходячи «героический казачий плацдарм» вздовж річки…

Якщо докласти ці реаліїї одну до одною, думаю ті, хто має хоч мінімальне  відношення до планування та організації ведення бойових дій, зразу зрозуміють, до чого  я хилю… і чому рішення командування противника, щодо утримання району Сватово — Старобільск я вважаю, м’яко кажучи,  «спорным» і достатньо позитивним для нас… бо в такому разі, второго «харьковского драпа» (на цей раз,  сватовского)… кремлівский режим може й не пережити…

 

Алексей Копытько

Расстрел детей в Ижевске случился удивительно вовремя для Кремля.

Вообще вся история «колумбайнов» в России выглядит как управляемый властями процесс, как своего рода эрзац — замена подрыва домов.

Сам «колумбайн» произошёл 20 апреля 1999 года. Но лавины последователей не образовалось.

В СССР/России и других странах единичные трагедии в школах случались и до колумбайна, и после. Но с 2018 года в РФ что-то прям прорвало. В 2017 г. случилось нападение-подражание в Инватеевке (Московская область). А потом словно кто-то опробовал технологию и поставил на поток. Инциденты стали регулярными.

2018 г. – Пермь (январь), Улан-Удэ (январь), Стерлитамак (Башкортостан, апрель). В октябре случился инцидент в Керчи – исключительно как часть российской повестки и практики.

2019 г. – Вольск (Саратовская область, май), Благовещенск (Амурская область, ноябрь).

2020 г. – условная пауза.

2021 г. – Казань (май), Пермь (сентябрь), Серпухов (Московская область – взрыв в монастыре, декабрь).

В РФ эти инциденты пропаганда в один-два хода выводила на «украинских нацистов», которые либо прямо участвовали, либо вдохновляли.

Путин использовал инциденты в школах как способ для наезда на неподконтрольные РФ социальные сети с целью понудить их владельцев работать по российским правилам.

Расстрел в Ижевске, который уже разгоняется как полная калька и подражание «колумбайну», станет ещё одним примером тлетворного влияния запада. От которого нужно защититься.

Увидев, что инструментов для внутренней консолидации населения не хватает, Кремль начал приносить в жертву российских детей.

Что может быть интересно.

Это мы задаём логичный вопрос – а где же хвалёное ФСБ, которое бросает в тюрьмы за лайки и репосты? Почему оно не способно предотвратить эти трагедии?

В России такие вопросы ранее задавал узкий круг ограниченных людей. Но сейчас в эмоциональном плане ситуация непростая. В воздухе висит вопрос о виновниках всего этого ужаса с войной.

Либо армия, либо спецслужбы.

После инцидентов в Крыму, которые устроили «диверсанты», часть рунета организованно задумалась – а куда смотрит гэбня?

Другая часть начала не менее организованно рассказывать, как это сложно – выявить одинокого диверсанта в Крыму, который был в «спящем» режиме 8 лет!

Думаю, и сейчас найдутся интересанты в самой России, которые помогут сфокусироваться на неэффективности гэбистов.

Болеем за обе команды.

 

Анатолий Несмиян

Сегодня последний день референдумов на подконтрольной армии РФ территории. Никто не скрывает, что это чистой воды формальность и уже рассуждают в терминах пост-присоединения этих территорий к России.

Пока ожидается, что состоится выступление Путина (неясен формат — либо послание Федеральному собранию, либо просто запись из бункера), где он заявит о присоединении и, понятно, выдвинет ряд требований и угроз.

Скорее всего, после выступления Путина число людей, побежавших к границе с намерением сбежать из страны, увеличится кратно. Учитывая, что уже сейчас перейти границу крайне сложно, можно ожидать прорывов и массового нелегального перехода. Оценивать количество беженцев сейчас сложно, но счет может пойти на миллионы.

Понятно, что экономика, в которой вымывается работоспособное население с одной стороны мобилизациями по принципу «кто не спрятался, я не виноват», а с другой — повальным бегством, перейдет в состояние полного хаоса. Это, в свою очередь, потребует введения тех или иных видов чрезвычайного или военного положения в отдельных территориях как минимум. Выдержит ли управление дополнительную нагрузку к уже имеющимся, тем более, что оно и без того дышит на ладан — это вопрос.

В случае, если оно не выдержит, стихийным образом регионы начнут спасаться самостоятельно.

Думаю, что события начинают стремительно ускоряться. Динамика, по крайней мере, вполне говорит об этом. Наступает время самоорганизации, так у одиночек в таком хаосе шансов крайне мало.

 

Анатолий Несмиян

То, что Запад (это условное понятие, но в данном случае оно пока обозначает «ту сторону» конфликта и ничего более), в общем, то что наши партнеры довольно бодро создают коридор для Путина, в который они его заталкивают, и в конце которого — применение ядерного оружия, видно, что называется, невооруженным глазом.

Пользуются они все тем же методом персонализированного управления, который прекрасно работает с примитивными существами: давят на болевые точки. Какие болевые точки у человека, который из себя ничего никогда не представлял, но о котором создан миф об Альфа-самце? Любые точки, где он снова становится самим собой — невзрачным, неумным и никчемным бездарем и слабаком.

Серьезному самодостаточному человеку безразлично, что о нем думает кто-то, для слабого чужое мнение — основа его жизни. Это довольно распространенная жизненная стратегия — казаться, а не быть. Поэтому люди покупают дорогие люксовые автомобили, строят непомерно большие по площади дома (я вот не пойму, как можно ощущать уют на 10 тысячах квадратных метрах только жилой площади). Им крайне важно, что о них подумают.

Поэтому управлять примитивными существами несложно, и англо-саксы прекрасно умеют в это управление, благо на протяжении своей истории имели дело в основном с такими дикарями и туземцами.

Есть две возможные причины, по которым американцам от Путина сейчас требуется решение на применение. Первая — вполне техническая и текущая. Семь месяцев боевых действий утомили западные правительства, у которых и своих проблем выше крыши. Ну, то есть основные решения приняты, помощь Украине поставлена на поток, машина работает, здесь просто нужно рулить. Необходимый баланс тоже в целом создан: Киев получает ровно столько помощи, чтобы удерживать обстановку, в которой Кремль стачивает свой потенциал вполне приемлемыми для Запада темпами.

Но рутинизация конфликта создает риски тех или иных сепаратных шагов отдельных стран, которые могут поставить под сомнение или усложнить всю стратегию Запада в этом конфликте. Поэтому резкая эскалация, медийный повод достаточно высокого уровня — то, что нужно, для того, чтобы вернуть обратно в команду всех сомневающихся. Плюс дополнительные очки в карму Путина, который, в общем-то, и без того выглядит в глазах обывателя исчадием ада, лишними не будут. Ядерное оружие сакрализовано, а потому в глазах обывателя человек, отдавший приказ на его применение, будет выглядеть понятно как. В конце концов, есть же в истории Химический Али, будет Атомный Влад. Американцы вообще не заморачиваются, действуют по тем же шаблонам, которые сработали в случае с Ираком — тем более, что интеллектуальный уровень этого куда как ниже, чем у того.

Вторая причина, по которой Путина толкают к применению ядерного оружия, более серьезна: нужен повод для того, чтобы провести молниеносную, системную и масштабную операцию по изъятию у России ядерного оружия как такового. Однако для этого должны быть созданы условия: до предела истощена «обычная» армия, полностью деморализована вся правящая верхушка Кремля, перманентно идущие внутренние катастрофы в самой России. Собственно, боевые действия на Украине ведут в этом направлении, и многое уже достигнуто. Многое, но недостаточно.

Поэтому я не думаю, что НАТО будет рисковать сейчас — в такой ситуации полгода уже ничего не решают. Путина толкают к применению ядерного заряда, чтобы интенсифицировать боевые действия, дополнительно стимулировать союзников на оказание помощи, ну, и предотвратить любые попытки провести любые мирные переговоры, если на них попробует пойти Кремль. Ну, а где-то к весне следующего года клиент созреет окончательно, вот тогда и можно будет решать ключевую задачу этой войны.

 

(Оновлено 15:00)

«Украинская правда»

У 2022 історія Тетяни, тендітної дівчини, яка не виглядає на свої 26 років – вже, на жаль, не унікальна.

Тетяна – одна з тисяч жінок, яких російське вторгнення залишило вдовами. Її чоловік загинув, захищаючи Україну.
Але Тетяна при цьому ховає від зайвих очей свій паспорт. Оскільки він – російський.
Вона народилась і виросла у Москві. Її мати – колишня балерина. Сама Тетяна вивчилась спершу на художника-модельєра, потім – на косметолога.

В Україні дівчина працює візажистом. Вона розповідає, як війна змінила попит у її професії: росіянка за походженням із задоволенням створює українським дівчатам весільні образи з національними мотивами.
Її чоловік – Максим Квапиш – був хлопцем з націоналістичними поглядами родом із Кам’янця-Подільського. На момент загибелі йому було 22 роки.

Максим з дитинства займався спортивним туризмом. Юнаком зацікавився військовим навчанням і парамілітарними організаціями. Так опинився в «азовському русі», куди входить і права організація «Авангард культурна спілка».
Максим очолював її київський осередок. Влаштовував туристичні походи, брав участь в акціях, літературному клубі. При цьому значився в резерві «Азову» і в 2021 році був на фронті як доброволець.

У перший день повномасштабного вторгнення хлопець пішов воювати з «Авангардом» у складі полку «Азов». Отримав поранення на Київщині, але повернувся на фронт. У червні загинув на Запорізькому напрямку.

На його молоду дружину ж чекало не лише горе й шок, а й додаткове випробування.

У Тетяни спливав термін законного перебування в Україні, а продовжити його без чоловіка було складно.
Зараз статус вдови азовця досі «підвішений». Повернення в Росію вона навіть не розглядає, а легальне життя в Україні обмежене в часі.

У розмові з УП Тетяна розповіла про те, як вийшла заміж за українського націоналіста під час їхньої третьої зустрічі в житті, як почула звістку про його смерть, сварилась із рідною матір’ю через війну і як бореться за українське громадянство.
Далі – її пряма мова.

«Мама в Росії вважає, що мого чоловіка вбили самі ж українці». Історія вдови азовця і росіянки за паспортом

 

(Оновлено 14:00)

BBC News

Высокая явка в пустых сёлах. Как проходят «референдумы» на захваченных территориях Украины

23-27 сентября на территориях, которые в Украине контролирует Россия, проходят «референдумы» о вхождении в состав РФ — причем в их административных границах — Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей. Российские власти полностью не контролируют ни один из этих регионов. Это не помешало оккупационным властям отчитываться о рекордной явке и желании людей поскорее стать частью России. Для Украины эти «референдумы» означают, что переговоры с Россией больше невозможны.

Голосование под дулом автоматов

На оккупированных Россией территориях Украины во вторник завершаются «референдумы», по итогам которых Кремль, вероятно, объявит о присоединении этих регионов к России. На протяжении всех пяти дней «голосования» оккупационные власти рассказывали об очень высокой явке, хотя Россия до сих пор не контролирует на 100% ни одну из областей и тем более не располагает данными о том, сколько именно жителей осталось на занятых ею территориях

«Все четыре референдума о вхождении в состав России состоялись», — сообщал зрителям «Первый канал» уже в понедельник утром, хотя формально «голосование» на оккупированных Россией территориях Украины завершится только во вторник.

На протяжении четырех дней «референдумы» в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также на оккупированных частях Запорожской и Херсонской областей проходило на выезде, в последний день открыться для телевизионной картинки должны и традиционные.

Впрочем, с убедительной картинкой все эти дни у российских пропагандистов получалось не очень. В первый же день «голосования» RT опубликовал из Донецка ролик: женщина в розовом дождевике ставит на землю мигающую колонку из которой бодрый голос сообщает: «Избирательная комиссия готова принять ваши голоса прямо возле вашего дома, уважаемые жители Калининского района», — оператор снимает радостную колонку, а затем улицу, на которой нет ни одного человека.

В тех сюжетах, где избиратели все же присутствовали, в глаза бросалось, что «голосовать» идут в основном женщины и пенсионеры. Отсутствие мужчин среди избирателей в «республиках» объяснимо тем, что их там после нескольких месяцев мобилизации либо не осталось, либо они продолжают прятаться от призыва. В Херсоне и оккупированных городах Запорожской области, где мобилизация только анонсирована, с мужчинами ситуация на картинках госканалов обстояла чуть лучше.

Константин (имя изменено по его просьбе) живет в Луганске. В его районе было открыто два пункта для голосования, но он сам не ходил на «референдум» в целях безопасности — «чтобы не забрали на передовую»: «Знакомые [которые ходили] рассказывали, что ничего особенного не было. Сидели люди из избирательной комиссии, был один вооруженный охранник. Попросили паспорт и выдали бланк. Никаких заранее поставленных отметок в бланках не было. Все как при обычном голосовании. Утром небольшие очереди, ближе к вечеру людей почти нет», — рассказал он.

Пока российская пропаганда убеждала, что на оккупированных территориях «Россия навсегда», агентство РИА «Новости» в своих сюжетах на всякий случай заблюривало лица избирателей в Бердянске, потому что после бегства российской армии из Харьковской области, голосовать с открытыми лицами может быть не безопасно.

Голосовавшие в Мелитополе (Запорожская область) монахини местного монастыря признавались, что им «немного страшновато» — и понять их было можно: 25 сентября украинская армия нанесла удар по гостинице в центре Херсона, где жили приехавшие освещать «референдум» российские журналисты. В результате погиб бывший депутат Верховной рады от «Партии регионов» Алексей Журавко, проживавший после 2015 года в России, но вернувшийся в Херсон и успевший проголосовать.

Сообщая о явке в 90% среди жителей самопровозглашенной ЛНР, российские государственные агентства параллельно выпускали сюжеты о голосовании, например, в поселке Новотошковское, где до войны проживало более 2 тыс. человек, а к концу сентября 2022 года осталось десять жителей — и не видели в этом ничего особенного.

О том, что на «референдум» у оккупационных властей не удается собирать людей, говорил и украинский мэр Мелитополя Иван Федеров. По его словам, в городе осталось около 60 тыс. человек из 150 тыс., проживавших там до войны. За три дня «референдума» проголосовать решили только 20% оставшихся жителей, заявил Федоров. По его словам, оккупационные власти ходят по адресам прописки и заставляют жителей города голосовать за родственников или вообще чужих людей.

Популярной стала запись с камеры наружного наблюдения в Энергодаре, запечатлевшая, как сотрудники «избирательной комиссии» проводят надомное голосование в сопровождении двух вооруженных военных — буквально иллюстрируя популярное после аннексии Крыма в 2014 года выражение «голосование под дулом автоматов».

В самопровозглашенных республиках хватало и людей, которые шли голосовать вполне искренне. Кристина (имя изменено) со своим партнером переехала в Ивано-Франковск в июне 2014 году, но мама Кристины осталась в Луганске. «Попала под сильное влияние пропаганды», — говорит про женщину семья. После начала полномасштабного наступления России мать написала Кристине: «Все будет хорошо, скоро мы увидимся». Какое-то время Кристина не могла общаться с матерью, потому что та верила: «везде будет Россия». Но 26 сентября Кристина написала матери — спросила про «референдум». «Ходила, — прислала сообщение в ответ женщина. — У нас теперь Россия, у нас тишина и спокойствие. Донецку [только] худо, много людей гибнет…».

Еще одна 62-летняя жительница Донецка рассказала Би-би-си, что проголосовала на «референдуме» за вхождение в состав России: «Никто меня не заставлял, я сама. Часть моей семьи живет в Москве, часть — в Севастополе. Я просто хочу быть вместе со своей семьей. И чтобы был мир», — сказала она.

«Сами удивлены, насколько здесь все демократично»

Оккупационные власти всех четырех областей заявляли о том, что ВСУ пытается помешать проведению «референдумов» на этих территориях

Об постоянным обстрелах с первого дня референдума говорили власти самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Глава ДНР Денис Пушилин заявил, что Украина «бьется в истерике», потому что видит, как проходят референдумы в республиках. А проходят они, по словам Пушилина, вообще без нарушений: «Все абсолютно легитимно, и сейчас это становится понятно и для тех наблюдателей, которые присутствуют и всё фиксируют. Порой они даже сами удивлены, насколько здесь всё демократично происходит».

В первые дни «референдумов» масштабных обстрелам подвергся Херсон, сообщали пророссийские власти города и журналисты российских СМИ. О взрывах в первые дни «референдума» сообщалось и в запорожском Мелитополе.

При этом ситуация на фронте, по всей видимости, помешала проведению референдума в оккупированном селе Снегиревка Николаевской области. За несколько дней до начала «референдума» оккупационные власти Херсонской области заявили, что несколько захваченных Россией николаевских сел были присоединены к Херсонской области, и там тоже пройдет референдум. Российские СМИ писали, что на этих территориях голосование проходит «штатно», однако 25 сентября в херсонском избиркоме сообщили, что из-за обстрелов голосование в селе Снигиревка пришлось приостановить.

Жители Снигиревки, которым удалось уехать из села, записали видеообращение с заявлением о том, что они выступают против присоединения к России.

25 сентября, когда до конца «референдума» оставалось еще два дня, крымский социологический центр РИПСИ обнародовал результаты «экзит-пола» в Запорожской области. По этим данным, за присоединение к России проголосовали 93% участников референдумов. Эти же крымские социологи еще до начала голосования опубликовали и результаты социологического исследования, по которому результаты «референдумов» покажут 80-90% поддержки России во всех четырех оккупированных областях.

Реакция Киева на происходящее была ожидаемой. Президент Украины Владимир Зеленский заявил 25 сентября, что после окончания «референдумов» будет считать невозможным «продолжение каких-либо дипломатических переговоров» с Россией.

В остальном же в Киеве считают, что плебисцит никак не поменял ситуацию на фронте и на планы Украины по деоккупации захваченных территорий.

 

(Оновлено 13:00)

«Настоящее время»

Алексей Александров

«Нельзя мясом воевать против железа». Украинский военный эксперт – о том, поможет ли мобилизация российской армии

Появились сообщения о первых отправленных в армию россиянах, призванных в рамках мобилизации, объявленной Путиным 21 сентября. Жена призванного из Липецка рассказала «Медиазоне», что ее 45-летнего мужа «отправляют на линию фронта с Донбассом» после одного дня обучения. По словам Татьяны Доценко, ее муж получил повестку в пять утра 22 сентября и к семи утра пошел в военкомат. Около 10:30 два автобуса мобилизованных повезли в Белгородскую область. Татьяна рассказала, что «учения были один день», а в воскресенье ее муж сообщил, что их отправляют на линию фронта: его отправили в 237-й танковый полк, а призвали как гранатометчика. Других сообщений об отправке мобилизованных на фронт пока не поступало.

Украинский военный эксперт Роман Свитан в эфире Настоящего Времени рассказал, действительно ли могут мобилизованных на прошлой неделе уже отправить на фронт и поможет ли это российской армии.

— Можно ли сейчас верить сообщениям и допускать, что мобилизованных в среду, четверг и пятницу уже сейчас отправляют на фронт?

— Технически это возможно, так как в течение всей службы и после службы военнообязанные должны проходить определенные сборы так называемых резервистов. И это сборы плановые, они проводятся раз в три, пять или семь лет – в зависимости от той ВУС [военно-учетной специальности], которую имеет военнослужащий. Те военнослужащие российской армии, которые проходили эти сборы резервистов в этом году, проходили медкомиссию, проходили боевые стрельбы. В принципе, этих военнослужащих можно на второй день после мобилизации сразу отправлять на фронт, так как они в этом году уже прошли сборы и считаются подготовленными.

По тому, что мы видим в первой волне, которая сейчас идет на доукомплектование частей, которые выведены из зоны боевых действий и укомплектовываются вновь прибывшим составом, мы видим этих резервистов, которые уже в этом году как минимум прошли сборы резервистов в России.

— А что с военной точки зрения значит тот факт, что этими людьми доукомплектовывают, как вы говорите, те подразделения, которые сейчас уже есть на линии фронта или рядом с фронтом? Это как-то влияет на наступательные или оборонительные способности этих подразделений?

— Это нормальная практика в любой армии – доукомплектование. Единственное, что после доукомплектования они должны пройти еще боевое слаживание. Но боевое слаживание можно проводить уже и недалеко от линии фронта, может быть, и на самой линии фронта. Естественно, есть моменты, связанные с тем количеством людей, которые будут введены на доукомплектование.

Если, допустим, подразделение потеряло более 50% личного состава, доукомплектовываются более 50% личного состава, то это подразделение нельзя считать боеспособным, пока не пройдет полный этап боевого слаживания на определенных полигонах. Но этого времени, естественно, нет у россиян, поэтому, скорее всего, эти подразделения в таком неготовом виде будут сразу отправлять на фронт, так как фронт для россиян сейчас действительно рыхлый, плотность войск там очень маленькая. Есть определенные опасные направления для российских войск – украинские войска наступают довольно таки успешно. Потому они, скорее всего, будут неготовыми подразделениями сразу закрывать бреши фронта, будет много потерь.

— Они не готовы, потому что не прошли это боевое слаживание, или есть еще какие-то причины, почему они не смогут эффективно обороняться?

— Не готовы и потому, что они не провели боевое слаживание, и доукомплектование может быть неполным или не тем составом. То есть тех же гранатометчиков будут использовать в другом качестве.

Очень много таких моментов, на которые в боевой обстановке внимание не обращают, но именно невыполнение таких указаний и распоряжений, как правильно должно быть укомплектовано, проведены слаживания, проведены боевые стрельбы, – если этого не происходит, то, естественно, это подразделение, попадая на поле боя, сразу может быть отминусовано в полном составе.

— Телеканал «Дождь» в выходные сообщал, что Кремль планирует провести три волны мобилизации, последняя закончится 10 ноября. Призвать в армию на эту войну якобы собираются 1 миллион 200 тысяч человек. Объясните, этим людям будет чем воевать?

— Миллион человек они однозначно не призовут, тем более до ноября, это просто нереально. Мобилизационная система России не модернизирована. Максимум, что она может произвести, – это сто тысяч в месяц, а то и меньше – 50-70 тысяч в месяц. Миллион и больше – это пока голословные заявления. Общий мобилизационный ресурс россиян – около 15 миллионов. Но их призвать можно за несколько лет, подготовить и вооружить.

А самый правильный вопрос – вооружить нечем. Практически все боеготовое вооружение уже на линии фронта, оно уже отминусовывается нашими украинскими войсками. Естественно, эти люди могут выполнять только задачи доукомплектования каких-то подразделений либо выполнять полицейские функции внутри фронта: стоять на блокпостах, проводить какие-то фильтрационные мероприятия. Вряд ли они будут вооружены. Но тут надо просто понимать цифры, которые сейчас озвучиваются.

Если по-простому объяснить, что сейчас происходит, – это как накачивать лопнувшее колесо, лопнувший скат. Если хорошая дырка в скате и она выпускает много воздуха, то сколько ты его ни накачивай – не накачаешь. Скорость сейчас отминусовывания российских войск дошла до уровня от роты до батальона в сутки – от 100 до 500 человек в сутки.

— Потому что у них нет оружия, чтобы отвечать украинской артиллерии?

— Нет, немножко не так. Дело в том, что нельзя мясом воевать против железа. Сейчас идет война мяса и железа. Украинская армия сейчас нашпигована железом – у нас очень много боеприпасов, у нас есть хорошее натовское оружие – а с российской стороны идет просто мясо. Против взрыва мясом эту брешь не закроешь. Контрбатарейная борьба практически везде россиянами проигрывается, так как натовская артиллерия как минимум на 10 километров дальше и точнее в том числе.

Мы можем доставать до 50-70 километров фронта и Excalibur, и HIMARS. Прожаривать всю ширину фронта до дивизионного уровня. Поэтому они просто не успевают попасть на передок: они погибают, еще не увидев ни одного украинца. Они погибают от железа, которое украинцы высыпают им на голову еще до того, как они вообще даже попадут на доукомплектование.

 

 

(Оновлено 12:00)

«Радіо Свобода»

Ми боротимемось «до останньої краплі крові», але наша перемога «не буде фіналом» – Залужний для TIME

У травні американськй журнал Time визнав головнокомандувача ЗСУ одним зі 100 найвпливовіших людей світу у 2022 році

Україна боротиметься «до останньої краплі крові», але її перемога у війні з Росією «не буде фіналом». Про це в інтерв’ю американському TIME заявив головнокомандувач Збройних сил України, генерал Валерій Залужний, фото якого тижневик розмістив на головній сторінці.

«Виходячи з того, що я безпосередньо знаю про росіян, наша перемога не буде фіналом. Наша перемога буде можливістю видихнути і підготуватись до наступної війни», – сказав Залужний TIME.

Журналісти видання зазначають, що на початку широкомасштабного російського вторгнення американський колега Залужного – голова об’єднаного комітету начальників штабів Сполучених Штатів, генерал Марк Міллі – запитував українського головнокомандувача, «чи планує він евакуюватись до більш безпечного місця».

«Я сказав йому: «Я вас не розумію». Для мене війна розпочалася у 2014 році… Я не втік тоді і я не збираюсь тікати зараз», – цитує відповідь Залужного TIME.

За словами журналістів, головнокомандувач ЗСУ розумів, що війна неминуча.

«Запах війни неможливо сплутати. І він уже був у повітрі», – передає слова Залужного TIME.

У розмові з журналістами видання він підтвердив, що Україна готувалась до війни, однак не хотіла, щоб про це дізнались росіяни.

«Я побоювався, що ми втратимо елемент несподіванки. Нам треба було, щоб ворог думав, що ми всі розміщуємось на своїх звичайних базах, куримо траву, дивимось телевізор і розміщуємо дописи у фейсбуці», – цитує слова Залужного американський тижневик.

У 2021 році Валерій Залужний наголошував, що йому комфортно бути головнокомандувачем ЗСУ при верховному головнокомандувачі Володимиру Зеленському, і він з ним «чудово розуміється»

«Ми не мали допустити, щоб впав Київ. А на всіх інших напрямках нам довелося пролити їхню кров, навіть, якщо у певних місцях це вимагало втрати територій», – передає слова Залужного TIME.

Журналісти видання пояснюють: ЗСУ «хотіли дозволити росіянам просунутися, а потім знищити їхні колони на фронті та лінії постачання в тилу».

«Вони просто загнали своїх солдатів на бійню. Вони вибрали сценарій, який найбільше влаштовував мене», – цитує слова Залужного TIME.

У квітні 2022 року видання Politico назвало генерала Залужного «залізним генералом», який стане «історичною постаттю» в українській армії.

Ще через місяць американський журнал Time визнав головнокомандувача ЗСУ одним зі 100 найвпливовіших людей світу у 2022 році.

Станом на початок червня ЗСУ, якими під час війни керує Залужний, очолили рейтинг довіри українців.

7 вересня головнокомандувач Збройних сил України Валерій Залужний та перший заступник голови парламентського комітету з питань нацбезпеки, оборони і розвідки Михайло Забродський опублікували спільну статтю про те, як можуть надалі розвиватися події в контексті широкомасштабного російського вторгнення. На думку генералів, у 2022 році війна, швидше за все, не завершиться, а головною її особливістю є те, що «засоби ураження Збройних сил України мають досяжність майже в 20 разів меншу, ніж має противник». Саме тому вони закликали іноземних партнерів надати Україні «системи озброєння або певні найменування боєприпасів із відповідною дальністю дії».

 

«Медуза»

В Киеве было около пяти утра, когда Путин объявил о начале «специальной военной операции». Ее причины президент РФ объяснил россиянам тем, что страна «не может чувствовать себя в безопасности, развиваться и существовать с постоянной угрозой, исходящей с территории современной Украины». А еще — необходимостью прекратить «геноцид миллионов людей», которые живут в Донбассе и «надеются только на Россию».

Сразу после этого по всей Украине раздались взрывы. Россия бомбила Киев и Харьков, Краматорск и Сумы, Днепр и Николаев, Херсон и Одессу, Винницу и Мариуполь. Военные и техника с литерами Z и V, вскоре ставшими символами «спецоперации», пересекали украинскую границу, вторгались в города и села, продвигались к Киеву. Так 24 февраля 2022 года Россия начала полномасштабную войну с Украиной.

На наших глазах Россия превращается в антиутопию. Как это стало возможно?

 

«Новая газета. Европа»

После объявления Владимиром Путиным «частичной мобилизации» россияне в спешном порядке начали выезжать за пределы страны, справедливо опасаясь отправки на фронт. Одним из самых популярных мест для эвакуации людей стал Казахстан, поскольку на 7500 километров общей с Россией границы в республику множество пунктов проезда, а проживание в стране не требует визы. Но уже к вечеру 21 сентября стало понятно, что у приграничных казахстанских городов проблемы: они перестали справляться с потоком уезжающих из России людей. Наиболее экстремальная ситуация сложилась в Уральске — городе на западе Казахстана, менее чем в 300 километрах от Самары. Кроме того, в город можно заехать со стороны Саратова и Оренбурга. Количество приехавших из России столь велико, что некоторым из них даже пришлось ночевать на улице (при том, что в последние несколько дней в городе — резкое похолодание). По просьбе «Новой газеты. Европа» уральский журналист Лукпан Ахмедьяров походил по городским улицам и поговорил с некоторыми из приезжих.

Граница нервного срыва

 

 

(Оновлено 11:00)

«Грани. Ру»

Дмитрий Галко

Флаг как улика

На вопрос «где вы были восемь лет» Александр Озерянский мог бы ответить: бежал от вас, чтобы жить по-человечески, и у меня все получилось, но тут снова пришли вы… Но он не сможет ответить. Потому что оккупанты схватили его в апреле и больше родные его не видели.

4 мая Озерянскому исполнился 61 год. Из них восемь лет он прожил в селе Левковка в 15 километрах от Изюма. Вместе с женой, тещей и падчерицей они поселились здесь в 2014 году, бежав из родного Донецка. Там Озерянский был шахтером, работал на шахте Новогродовской. На семью у них было три квартиры. Как и почти всем дончанам, вынужденным бежать от «гибридной» оккупации, все нажитое пришлось оставить и начинать с нуля. Как и у многих других «перемещенных лиц», которых мне доводилось встречать, у Озерянского все получилось. На склоне холма он развел огромное хозяйство, с размахом. Только винограда — 55 сортов. Вино из него получалось «не хуже, чем французское». Так говорила его падчерица Виктория, которая сейчас живет во Франции. Кроме винограда, Озерянский выращивал табак, снабжая им все окрестные села. До того как сюда пришли оккупанты, в хозяйстве держали 150 кроликов: дородных, красивых, породистых. На них у Озерянского была своя клиентская база в Изюме.

Виктория говорит, что вынужденный переезд, хоть и был болезненным, в личном и профессиональном плане оказался для нее благотворным: если в Донецке она была «не очень активным человеком», то в Левковке стала вести кружки — танцевальный, английского языка, фотокружок, группу «Возможности для молодежи». Занялась гражданским активизмом, волонтерской работой. Не вполне понятно, кто от кого «заразился» — Виктория от отчима или наоборот.

«Слава богу, что она уехала. А то ее бы тоже… Седьмого февраля свадьба у нее была во Франции», — говорит ее мама.

О похищении Озерянского нам рассказали в соседнем селе Счастливое. (До этого мы заезжали в Веселое, где было совсем не весело; для полноты картины осталось заехать в Забавное, когда подсохнет дорога.) У нас, говорят счастливцы, «ничего такого» не происходило: ну забирали мотоциклы, скутеры и велосипеды; искали собаку, побольше да пожирнее, вроде как съесть хотели; беженцы из Руднево, откуда россияне всех жителей выгнали, пришли сюда, кому-то из рудневских оккупанты сломали челюсть, кто уходить не хотел. А так все нормально было.

Дорогу к дому Озерянского пришлось переспрашивать несколько раз, а на последнем отрезке пути спешиться — на машине было не проехать. Жил он не на виду, сине-желтый и красно-черный флаги, которые развевались до войны над его угодьями, жена Аня попросила снять еще 25 февраля, когда стало понятно, что дела плохи. Приехали за ним на БТР. Вероятно, по чьей-то наводке.

Старостой села при оккупантах стал некто Сергей Симоненко, бизнесмен, у которого в Изюме были киоски с кондитерской продукцией. «Его сначала самого повязали, кинули в кутузку. Потом он, видно, понял, что с ними можно вась-вась. Договорился, получил должность. Саше предлагал — иди, говорит, ко мне замом. Он отказался, конечно. Потом уже, когда Саша пропал, друг нашей семьи у Симоненко спрашивал, не может ли он что-то сделать. Тот руками замахал только: какое там, самому бы не попасть под раздачу», — рассказывает Аня.

Она полагает, что сдать Александра мог человек, которого в селе все называли Рогиком. Офицерский состав оккупантов занял дом «ахметовских», а Рогик с женой жили по соседству и обслуживали их. «Он им баньку организовывал, поставлял спиртное и продукты. Жена обстирывала их, борщи им варила. Рогик такой, что по трупам готов идти, мать родную продаст и жену подложит. Это я потом уже все про него поняла… Во время оккупации мы ему дали большие деньги, чтобы он привез зерна для кроликов. Саша их только чистым продуктом кормил, не комбикормом. Нам провезти через их блокпосты было невозможно. А Рогик всюду без мыла влезет. Ну, он деньги взял — и с концами. Вскоре Сашу и забрали», — говорит Аня.

Позже, когда она встретила Рогика и спросила, когда он деньги Саше отдаст, тот ответил: так его нету в живых. Аня в это не верит. «В селе все думают, что я помешалась, а я уверена — он жив».

Анна так часто ездила в военную комендатуру, которая находилась в Изюме, узнавать про мужа, что вокруг начали говорить: она, дескать, доездится, саму заберут. «Так они вообще не знали, где он и что он. Только морали мне читали…»

Командиром подразделения, которое стояло в селе, был некто с позывным «Чеснок». «Дурной до невозможности. Настолько, что мог взять и гранату кому-нибудь по пьяни кинуть. Невысокий, полный. А зубы красивые, ровные… Так и хотелось ему вмазать по зубам. Соседи говорили, что морда у него такая, знаете, сразу из памяти стирается. Ну, я-то не забуду эту рожу, всю жизнь помнить буду. Он луганскими командовал. Но эти луганские были все чуть ли не в обносках. И когда из комендатуры ко мне приезжали, я говорю, извините, но вы как-то скромно очень одеты. А те, кто за Сашей приходил, во всем новеньком, с иголочки, вышколенные такие. Соседи мои говорят: это белорусы были», — рассказывает Аня.

Позже «Чеснок» ей сказал, что мужа забрала ФСБ. Виктор Ильинский из Балаклеи нам говорил, что это их фирменный стиль: не давать никакой информации.

Во время обыска в доме Озерянского разбили молотом печь. Заставили поднять с постели и перенести 85-летнюю тещу, которая еле передвигается на ходунках. Рыскали в подвале в поисках тайных ходов. А успокоились на найденных флагах: Украины и Евросоюза. Дело раскрыто.

Передайте кто-нибудь европейским политикам, если они засомневаются, не лучше ли вернуть все как было, что европейский флаг что-то да значит, пока его хранят, несмотря на смертельный риск.

 

 

(Оновлено 10:00)

«Цензор.Нет»

Юрий Бутусов, главный редактор интернет-издания «Цензор.НЕТ»

Первый выстрел мобилизованного россиянина в войне

25-летний Руслан Зинин застрелил не украинца, как думал Путин, а путинского военкома.

25-летний мобилизованный Руслан Зинин сегодня взял обрез охотничьего ружья и застрелил военкома города Усь-Илимск Иркутской области, который направлял россиян убивать украинцев.

Руслан Зинин теперь навсегда вошел в историю России, и теперь стал одним из символом путинской мобилизации.

Не писал гневные посты, не пытался уехать, откупиться, его поставили перед выбором — и он выбрал, в кого будет стрелять в этой войне.

Не в нас, а в них, в реальных врагов россиян.

Путин гонит россиян как баранов на войну, большинство не знает как этому сопротивляться или по многим причинам не смеет так поступить. Вот так надо — чтобы вас не гнали на убой на чужую вам войну, наведите порядок в своей стране.

Тех, кто поедет в Украину, бесславно прикопают в посадке или разорвет снарядом, а Зинин, надеюсь, останется жив, хоть и в тюрьме.

Это мужественный поступок, достойный уважения.

Камент админа Oko.cn.ua: — Уточню, что по сообщениям телеграм-каналов мобилизовали не Руслана Зинина, а его лучшего друга никогда не служившего в армии.

 

«Буквы»

Як зазначається у виданні, військова допомога Києву стала чимось на кшталт лакмусового папірця здатності канцлера Федеративної республіки Німеччини Олафа Шольца провести Європу через найзначнішу безпекову кризу з часів Другої світової війни.

Олаф Шольц заявив, що Німеччина свідомо не дає Україні танків, аби не «втягувати НАТО у війну» – NYT

 

«Гордон»

Александр Невзоров

Как россиянам окосить от призыва? Для этого требуется поступок, но большинство из них на это не способны

Как россиянам быть с повестками и призывом? На халяву откосить не получится. И забудьте про всякую фиготень с адвокатами и состоянием здоровья – военкомам плевать на права, законы и состояние здоровья.

Чтобы не пойти на бойню, требуется поступок – то самое, на что большинство категорически не способно. Есть указание не брать неблагонадежных и всяких вольнодумцев – грубо говоря, иноагентов. Что и понятно – режим боится агитации в частях. Они боятся брать дерзких, способных в лицо сказать комиссии, что война преступна, идиотична, что украинский народ ничего плохого России не сделал, а Путин – шизофреник.

Да, у таких храбрецов будут проблемы. Но именно эти проблемы – это пропуск в будущее. Вот думать что-то антивоенное – бессмысленно. Если человек не может решиться выговорить эти простые слова и мысли – значит, в украинском перегное ему самое место.

 

 

(Оновлено 9:00)

«Главред»

Максим Яли, эксперт-международник, профессор кафедры международных отношений Национального авиационного университета

Чего ожидать от Путина после «аннексии» новых украинских территорий

Части Запорожской и Херсонской областей Путину необходимы, чтобы иметь сухопутный коридор в Крым.

Подходят к завершению т.н. «рехферендумы» в 4-х украинских областях. Уже появилась информация в официальных российских СМИ о том, что законы о принятии в состав рф новых территорий будут приняты уже в течение нескольких следующих дней после оглашения результатов.

Каковы они будут- очевидно.

А вот что будет дальше?

Естественно, в любой ситуации есть несколько вариантов развития.

  1. Наиболее вероятный — путин начнёт размахивать «ядерной дубиной» и требовать вывода ВСУ с территории этих областей. В первую очередь — Донецкой и Луганской.

Части Запорожской и Херсонской областей ему необходимы, чтобы иметь сухопутный коридор в Крым.

Хотя возможно он и оставит «окно для маневров» для торгов с Западом, по-прежнему твердя только об «освобождении» Донецкой и Луганской областей как целях «спецоперации».

Способны ли протесты в Иране свергнуть власть и привести к смене режимаСпособны ли протесты в Иране свергнуть власть и привести к смене режима

Путину очень необходима оперативная пауза, потому как основная часть боеспособных сил ВС рф уже могилизирована или введена из строя, а оставшихся не хватает для достижения даже минимальных задач по удержанию линии фронта. Путлер прямым текстом это признал в недавнем обращении, т.о. оправдывая «частичную мобилизацию «.

Естественно, Украина не пойдёт на такой самоубийственный шаг, прекрасно зная истинные намерения путина — доукомплектовать войска, провести мобилизацию, обеспечить в зимнюю паузу необходимым вооружением и нанести новый удар если не зимой (вспоминаем Дебальцево 2015), то весной. 300 тысяч — это, естественно, не финальная цифра. И рассчитана она далеко не для укрепления обороны по линии фронта.

  1. А вот что будет, если Украина и Запад не согласятся на условия Кремля? Нанесёт ли ядерный удар ?

Как мне кажется, в ближайшие недели-месяц — крайне маловероятно. Это «последний аргумент» , который путин использует только когда поражение на фронте будет очевидным. Пока этого нет. Для избежания новых прорывов ВСУ и проводится мобилизация.

Есть огромные риски для путина — оказаться в полной изоляции. А без рынков Китая и Индии поддерживать экономическую стабильность окажется невозможным. Китай, кстати, также присоединился к Будапештскому меморандуму. И не заинтересован в крушении миропорядка, который позволил ему достигнуть небывалых экономических успехов.

Так что пока путин наблюдает за реакцией. Никто не признает аннексии, даже Турция и Китай. Поэтому кричать о том, что это «российская территория » — которую таковой никто не признает и обосновывать тем самым право нанести ядерный удар — это самоубийство, чего путин не может не понимать.

Но по мере того, как на полях сражения успехи ВСУ будут (если) возрастать , риски нанесения удара тактическим ядерным зарядом будут возрастать. Но это уже ближе к зиме.

Пока мир входит в череду крайне важных выборов в двух самых могущественных держав мира — КНР (16 октября съезд КПК, на котором могут переизбрать Си на 3-й срок) и в США в Конгресс (8 ноября).

От их итогов будет очень многое зависеть как лично для путина (Китай), так и для Украины (удержат ли демократы контроль над Сенатом и Нижней Палатой).

Поэтому путин решил не ждать и пошёл на опережение, чтобы вести переговоры с позиции силы и постараться по итогам года закрепиться на захваченных позициях, чтобы оправдать целесообразность войны перед населением, которое активно сейчас отправляет на убой абсолютно неподготовленным в Украину.

Вариантов развития событий появляется, конечно же, больше. Но это основные в краткосрочной перспективе.

Также очень многое будет зависеть от того, дадут ли результаты протесты в рф против могилизации на Северном Кавказе. В таком случае может ускориться внутренняя дестабилизация в рф и появятся шансы «дворцового переворота».

Входим в новую турбулентность после относительного летнего затишья. Война набирает обороты и переходит в новую фазу — полномасштабную.

Вполне допускаю, что путин после попытки аннексии может и официально объявить войну в случае, если Украина и Запад не согласятся на его «мирный план».

Так что следим за развитием ситуации не только на фронте, но и в самой рф.

 

(Оновлено 8:00)

Deutsche Welle

Константин Эггерт

Сонин: Все скажут, что Путин послал наших ребят на смерть

Экономист Константин Сонин рассказал DW о влиянии санкций Запада на экономику России, о том, когда в РФ холодильник победит телевизор, и кто может остановить войну в Украине.

Экономист и политолог Константин Сонин преподавал в самых известных российских гуманитарных вузах, был проректором Российской экономической школы (РЭШ) и Высшей школы экономики (ВШЭ). В начале 2000-х был признан «Лучшим экономистом РАН», в 2020-м был награжден премией Егора Гайдара за выдающийся вклад в области экономики.

Сейчас Сонин работает в Чикагском университете. В программе DW #вТРЕНДde он рассказал о том, какие западные санкции — самые заметные для Россиян, почему не стоит называть олигархов «путинскими кошельками» и кто может остановить войну в Украине.

Константин Эггерт: Константин, как авторитарные режимы справляются с социально-экономическими вызовами? Если мы посмотрим на нынешнюю Россию, то возникает ощущение, что Владимир Путин сейчас неплохо справляется. Это так?

Константин Сонин: Мы можем обсуждать детали, но в итоге знаем, что Путин втянул Россию в совершенно кошмарную войну. Уже сейчас у экономики значительный спад на ровном месте. Это не кризис, который ударил из-за цикла, мировых внешних факторов, падения цен на нефть, это рукотворный кризис. Собственно, при высоких ценах на нефть уже минимум спад ВВП (в России. — Ред.) в этом году будет 4%. Последний раз такой спад был в США почти сто лет назад во время Великой депрессии. Спад производства и ухудшение уровня жизни случились из-за того, что путинский режим принял неадекватные решения.

— C точки зрения Путин, государственная бюрократия подчиняется, люди как жили так и живут, первый шок от скачка цен на рынке прошел. Правда, ваш коллега экономист Сергей Алексашенко назвал это стабильностью кладбища. Вы согласны с этим?

— Мысли, которые вы пересказали, не мысли президента страны, это мысли барина. Что крестьяне оброк и барщину сдают и не бунтуют. Вот и хорошо. Но президент должен заботиться о благосостоянии граждан, а оно ухудшается. В целом он уже был неудачным президентом, но может стать еще хуже. Я думаю, что война — это преступление. Но вот даже без этого преступления он сдаст страну в худшем положении, чем принял.

—  А вот когда он ее сдаст, по-вашему?

— Пока что еще ни одного лидера, который остался править вечно, в истории не было. И я думаю, что и Путин таким не будет. Я думаю, это произойдет в ближайшие пять-десять лет, это его горизонт.

— То есть Путин переживет эту войну?

— Он может остановить войну и объявить победу в любой момент. Вот ключевая вещь, Путин — это единственный человек, который может эту войну закончить в любой день. Но это разные вещи — мочь и делать. Это выбор. Он выбирает сейчас посылать на смерть русских ребят, бомбить украинские города, уничтожать мирное население. Это его выбор. Он каждый день делает этот выбор. Мы Зеленского, Байдена, Лиз Трасс можем обсуждать, говорить, чего они хотят, но они не могут остановить эту войну. А Путин в любой момент может.

— Сейчас против России введены международные санкции и будут вводиться еще. Когда россияне почувствует их эффект?

— Возможно, что не почувствуют никогда. Жизнь будет хуже и хуже. Закрылась «ИКЕА» и «Макдоналдс», ушли другие компании. Это что означает? В «ИКЕА» ежегодно отоваривались сотни тысяч людей. Вот этим людям стало хуже, потому что они покупают то, что они раньше не хотели покупать. Точно так же вместо «Макдоналдса» они теперь едят в месте, в котором раньше бы не стали есть, потому что они предпочитали ходить в «Макдоналдс». То есть всем становится хуже. В то же время по опыту моего советского детства вот это «хуже» может продолжаться десятилетия до того уровня, как люди в Советском Союзе жили.

— Какие из санкций наиболее опасные для Путина, какие лучше всего работают?

— Мне кажется, действует персональные санкции. То, что касается семьи, людей, которые непосредственно работают в правительстве и на войну. Потому что мы знаем из расследований Навального, что у огромного количества так называемых патриотических чиновников недвижимость за границей, их семьи живут там. Когда целятся в это, то войну останавливают.

Кроме того, люди видят санкции, связанные со спортом. Отказ спортивных федераций допускать Россию к участию (в соревнованиях. — Ред.). Вот это заметно. Люди понимают, что «Спартак» занял второе место в чемпионате России по футболу, а в Лиге чемпионов в этом году не борется. Олимпийская чемпионка по прыжкам в высоту на чемпионат мира не поехала и на следующий не поедет. У нас есть лучшие в мире фигуристки, а у них единственный турнир — это чемпионат России. И так далее. Это видит каждый.

— Получается, что пока что холодильник не побеждает телевизор. Почему?

— Потому что, когда мы говорим про телевизор и холодильник, то должны думать историческими эпохами, десятилетиями. Эти вещи связаны с когнитивным диссонансом: моя страна хорошая, и если со мной происходит что-то плохое, это делает кто-то другой, а не моя страна. Это не только из пропаганды идет, это идет очень сильно изнутри.

— Есть ли что-то, что может это резко поменять?

— Массовая психология — сложная вещь. Могу напомнить из своего советского детства про потери советских войск в Афганистане. Главные потери были в самом начале 80-х, в первые годы (после вторжения. — Ред.). Вот к 1987 году эти потери уже были минимальны. Меньшие потери по сравнению с тем, что было в начале. Тем не менее это вдруг стало острой темой. Когда случилась перестройка, Афганистан в тот момент уже не приносил новых гробов, но все про них только и говорили, все только про это и думали.

Это тоже было постепенно. Вот я думаю, что осознание того, что происходит на Украине, сколько российских солдат там гибнет и сколько мирных жителей там убивают, произойдет также скачком. Сейчас все не замечают этих гробов, а потом вдруг будет момент, когда все будут только и говорить про то, что Путин послал наших ребят на смерть.

— Что еще может сделать Запад? Например, Билл Браудер, один из инициаторов акта Магнитского, говорит, что не все олигархи находятся под санкциями. Надо их еще больше загонять под ограничения, потому что они — «кошельки» Путина. Вот почему Запад далеко не всех отправил под санкции?

— Я понимаю, что это звучит жестко по отношению к тем, кто рассчитывает, что Запад сделает больше, но вот в этой истории с нападением России на Украину Запад делает очень много.  Мы видели, что Запад делал в Сирии гораздо меньше, где не стал защищать мирных сирийцев. И в других странах тоже делалось гораздо меньше. Здесь это, конечно, благодаря мужеству украинцев, благодаря силе украинского правительства, они являются очень хорошим реципиентом. Но Запад делает очень много.

Теперь про олигархов. К бизнесменам относятся в России плохо. Причем к ним и Путин относится плохо, и путинисты относятся плохо, и многие либералы тоже относятся плохо, потому что вообще к богатым относятся люди плохо. И вот людей винят в том, что они -«путинские кошельки». При том, что никакие они не «кошельки». Для них Путин — как бандит с большой дороги. Вы их обвиняете в том, что они бандиту отдают деньги за то, чтобы он их не грабил и не убивал. Но это виктимблейминг (обвинение жертвы в том, что она ответственна за совершенное в отношении нее правонарушение. — Ред.).

Я понимаю, что, когда мы говорим про миллиардеров, у которых особняки в Лондоне и под Москвой, мы говорим, что они не очень жертвы. Как там Петр Авен с Михаилом Фридманом смешно пожаловались, что у них не хватает денег, чтобы нанять уборщицу. Но реально отношение многих бизнесменов (даже очень богатых, очень удачливых) с Путиным — это то, что они ему платят за «крышу», за защиту, за то, чтобы он их не грабил.

— Можно прекратить платить «крыше», тем более это могут люди, которые в состоянии уехать.

— Но не создавать эту добавленную стоимость? Понимаете, многие бизнесмены в России это не ценят, но для них (олигархов. — Ред.) заниматься бизнесом, заниматься предпринимательством — это то же самое, что для певца петь, для математика — доказывать теоремы.

— Здесь есть моральный выбор. Если певца приглашают спеть в концлагере, он может отказаться.

— Российские богатые люди меня удивили. Они все пострадали от Путина. Никто из известных олигархов не стал богаче от этой преступной войны. Они много потеряли. Я удивляюсь, что никто из них не высказался. Что-то сказал Владимир Лисин против войны, и Михаил Фридман из Лондона против войны. Но я считаю, что могли высказаться гораздо сильнее. Не обязательно о том, что Путина надо судить, но могли бы четко сказать, и пусть из своих 10 миллиардов пожертвовали бы тремя.

— А вы почему удивлены? Они никогда так не говорили.

— Потому что кажется, что все-таки у них тоже погублена жизнь, даже если они остались со своими миллионами, но жизнь Петра Авена, как и его реформы, уничтожены. Он оставит детям миллионы, я не спорю. Ну это и все. То же самое у Анатолия Чубайса — наверное, у него остались сотни миллионов, хоть что-то он в жизни не слил и не проиграл.

Он тогда что ли просто обычный человек? Ну они тогда не исторические фигуры, а просто обычные. Ведь здесь же ставка — быть исторической фигурой. Меня ничто исторической фигурой не сделает. А Авена, Чубайса… Их вычеркивают сейчас, их вычеркнул Путин из исторических фигур. Но, оказывается, можно и тут промолчать. Ну тогда правильно, что вычеркнул.

— Что может сделать Запад? Многие ждут, когда, прежде всего, европейские страны откажутся окончательно от российских энергоносителей. Это произойдет?

— Это отчасти зависит от хода событий. Чего совершенно не понимает Путин — ему кажется, что если российские войска продвинуться дальше, то его переговорная сила увеличится. Но если сейчас российские войска захватят Харьков, то в один день (на Западе. — Ред.) откажутся от покупки нефти и газа. А. может быть, США тогда пойдет на уступки Китаю по какому-нибудь тарифу, и Китай присоединится к санкциям.

США же еще пока не начали всерьез менять что-то в своей экономической политике, чтобы повлиять на Россию. А они же могут подписать, например, снятие санкций с Ирана в любой момент. Байден может подписать бумажку. Иран не то что про беспилотники (поставляемые РФ. — Ред.) забудет, он забудет, как зовут президента России, если Байден снимет даже половину санкций. Они этого ничего пока не делают, потому что пока не так это их трогает, потому что Россия бомбит украинские города, а не немецкие и не американские.

— Европейский Союз пообещал от двух третей российского газа отказаться к концу следующего года. Представим себе, что это случилось. Какой эффект это будет иметь на российскую экономику, российское население?

— У России будет меньше доходов. Через некоторое время доходы как-то начнут восстанавливаться, потому что все переключится на Китай. Но Россия станет сателлитом Китая. Возможно, тогда Китай скажет прекратить войну. Вот, кстати, сценарий окончания войны: Россия перейдет на торговлю газом и нефтью с Китаем, а в Пекине примут решение, что войну надо прекратить. Потому что если США снизит тариф на сталь на 5% (для Китая. — Ред.), то выгодно прекратить.

— В Кремле очень рассчитывает на то, что Индия поможет, Китай поможет.

— Мысли про то, что Китай поможет, Индия поможет, БРИКС поможет, — того же уровня, что «Киев взять за три дня» и что «Путина будут там встречать с цветами». Путин и сам плохо информирован, и не слушает, когда ему говорят что-то противоположное (его мнению. — Ред.). Ему же говорили про санкции, про отношение Запада, он просто это не слушал в последние годы.

Так же и Китай. Китай не будет помогать России ни при каких обстоятельствах, а будет извлекать максимальную выгоду. Он купит российскую нефть, если есть достаточный дисконт. Но если он будет единственным покупателем российской нефти и газа, тогда он будет России говорить, что ей делать, потому что иначе дисконт будет еще больше.

— Что может быть после Путина, вы можете пофантазировать?

— А после Путина будет сначала коллективное руководство в России. То есть будет какой-то номинал, типа Сергея Собянина или Сергея Кириенко. То есть человек, который не является фигурой. В России нет других доминирующих политических фигур. И начнется политическая борьба. У того, кто будет назначен первым в качестве номинального исполняющего обязанности президента, не будет особенных преимуществ перед другими.

И демократизация будет инструментом в этой борьбе. Я думаю, что она лежит на поверхности. Требования отпустить политзаключенных — мощнейшее требование. Кто-нибудь из коллективного руководства захочет отпустить политзаключенных, а дальше будет новая динамика. Я оптимистичен. Я думаю, что в России может быть демократия.

— А эта демократия признает вину перед Украиной и заплатит репарации?

— Я думаю, что какие-то репарации будут заплачены из тех активов, которые уже конфискованы и будут еще конфискованы. И, соответственно, возможно, что следующий президент изберется на выборах под тем (лозунгом. — Ред.), что мы платить репарации не будем. И окажется, что он имел в виду, что это помимо тех сотен миллионов, которые уже будут выплачены Украине в обмен на частичную отмену санкций.

— Что нужно сделать, чтобы спасти российскую экономику после Путина?

— Самое главное — это открытость. А дальше очень тяжелые реформы по демилитаризации. Потому что вы видите, какое количество российской техники гибнет в Украине, каким количеством техники хвастается Россия, вот этих заводов не должно быть. Это миллион рабочих мест, они все должны быть закрыты. Это все России не нужно, это все привело к этому кошмару. А ведь говорить будут — сохраним рабочие места. Но нужно закрывать и эту отраслевую науку. А это огромная часть российской науки.

Потому что это часть того неправильного пути, который привел к катастрофе. Ничего. Германское чудо произошло без военной промышленности. Германское инженерное чудо сохранилось без немецкой прикладной науки по производству военной техники. То есть это будет много людских трагедий, это очень трудно сделать политически. Но это не смерть для страны, это шанс на развитие, а не на шанс на повторения еще такого же нового путинизма, только в более маленькой и более слабой России.

— А что-то можно сделать такое, что людям понравится?

— Отменить огромное количество ограничительных законов. Вот я становлюсь премьер-министром и подписываю сразу распоряжение отменить контрсанкции и все. Вот я в этот день уже гражданам сделаю лучше, экономике сделаю лучше, даже нашему промышленному производству сделаю лучше. Потому что, когда продукты станут дешевле, людей будет больше денег, чтобы покупать эти продукты.

Когда отменят вот эти безумные расходы из бюджета по оплате военной продукции, которая якобы продается каким-то там странам третьего мира, которые долгами оплатит российский налогоплательщик, опять-таки, никакого в этом нет ума. Ты принимаешь новый бюджет, ты вычеркивает эти статьи. Ты слышишь крик, что потеряны рабочие места. Но ты сделал гражданам России лучше. Вот этим 10 000 рабочим хуже, а 140 миллионам — лучше.

— После военных преступлений на территории Украины, в которых обвиняют российских военных, многие стали говорить, что такое же насилие возможно в России. И, возможно, это будет конец страны. Россия может распасться?

— Россия — крайне гомогенная страна. Редко в какой стране доминирующая титульная национальность составляет такой большой процент, как у нас. Россия — очень многонациональная страна. Но наши меньшинства — они очень маленькие по сравнению с другими странами. Соответственно, в этом смысле угрозы распада России как большой территории нет.

Но, конечно, я думаю, что Путин создал риск новой войны на Кавказе, потому что проблема Кавказа при Путине была решена огромными бюджетными вливаниями, плюс военной победой перед этим. Сейчас Путин уже в значительной степени уничтожил российскую армию. Через некоторое время будут бюджетные проблемы. Если в этот момент чеченские националисты захотят отделяться, будет новая война внутри России.

 

(Размещено 7:00)

Агія Загребельська

Сім місяців Україна разом з партнерами переконувала країни, що «сиділи на паркані»: Росія воює не проти України чи заходу, Росія оголосила війну кожному з вас

Більшість з так званих не західних країн не вірили, продовжуючи залишатися в створеній Москвою реальності, де США змушує всіх обирати сторону і нейтралітет – наймудріша позиція, щоб пережити тимчасову турбулентність

Але сувора реальність чим далі, тим більше їх наздоганяє. Цифри не вірять в пропаганду, і щоб не говорила Москва 1 + 1 залишається два.

Саме з такими почуттями мала б сьогодні прокинутися планета. Або щонайменш на стадії дуже наближеній до них. Нижче, короткий опис від The New York Times того, які російська війна догнала світ в здавалося б звичайний понеділок звичайного вересня.

Глобальні ринки залишалися нестабільними в понеділок, оскільки стурбовані інвестори продовжували хвилюватися про перспективи глобальної рецесії, спричинені підвищенням процентних ставок, нестачею енергоносіїв та інфляцією.

Фондові ринки Японії та Південної Кореї впали приблизно на 3%.

Китайські акції також впали, оскільки центральний банк дозволив юаню послабитися по відношенню до долара до рівня, який вважався психологічним бар’єром.

Європейські ринки знизилися на ранніх торгах, а індекс Stoxx 600, що у п’ятницю перейшов на ведмежий ринок, трохи знизився.

Основна увага була прикута до Великобританії, де фунт стерлінгів ненадовго впав до рекордно низького рівня по відношенню до долара, близько 1,03 долара, після чого дещо відновився. Британська валюта, як і раніше, торгується на найнижчому рівні з 1985 року.

Британські державні облігації також опинилися під сильним тиском, продовживши обвал у п’ятницю, коли інвестори були налякані планом, оголошеним новим урядом, який призведе до значного збільшення запозичень для фінансування його планів щодо обмеження цін на енергоносії на зимовий період за постійного скорочення низки податків для домогосподарств і підприємств. Британський фондовий індекс FTSE 100 знизився на 0,7%.

Ф’ючерси у США також знизилися, що означає, що ринки відкриються зі зниженням п’яту сесію поспіль.

В результаті розпродажу американських акцій у п’ятницю індекс S&P 500 виявився трохи вищим за найнижчу відмітку за рік, майже звівши нанівець прибуток від невеликого ралі влітку, яке відбувалося на тлі оптимізму з приводу того, що найгірше для ринку вже позаду. За рік базовий індекс упав більш ніж на 22%, і цього тижня може зафіксувати третій квартал збитків поспіль. Це відбудеться вперше з того часу, як світова фінансова криза відправила ринки у штопор у 2008 році.

Минулого тижня центральні банкіри у всьому світі підвищили відсоткові ставки для боротьби з уперто високою інфляцією.

Акції впали вниз, ціни на державні облігації впали, ціни на нафту знизилися, а криптовалюти вагалися.

Попередні підвищення ставок вже призвели до зростання витрат споживачів та підприємств; додаткові підвищення можуть передбачати збільшення безробіття та уповільнення економічного зростання.

У понеділок Організація економічного співробітництва та розвитку переглянула свої прогнози, зберігши очікування «скромного» 3-відсоткового зростання світової економіки цього року, але знизивши прогноз на наступний рік до 2,2% порівняно з 2,8% кілька місяців тому.

«Глобальна економіка втратила імпульс після агресивної війни Росії в Україні, що уповільнює зростання і чинить додатковий підвищувальний тиск на інфляцію в усьому світі», — зазначили в O.E.C.D. Організація також попередила, що зберігається «суттєва невизначеність економічних перспектив зі значними ризиками зниження».

 

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

Ну… яка ж мобілізація на росії…

без «украинской террористической организации»…?

Здивован, що так довго чекали…

 

Леонид Швец

Оказывается

34% россиян уверены, что улучшению ситуации в стране будет способствовать победа в СВО. Для всех остальных улучшение ситуации будет заключаться во «внутренних победах» — восстановлении экономики, росте уровне дохода и социальной защищённости. Критическая точка ожидания россиянами исправления ситуации в стране — ноябрь 2022 г.

(Данные совместного мониторинга Института народнохозяйственного прогнозирования и Института психологии РАН)

Месяц на все победы.

 

Анатолий Несмиян

Давление упало в обеих трубах Северного потока-2. Причины пока неизвестны. На последние сто километров, похоже, гастарбайтеров подрядили.

Ранее сообщалось о критическом падении давления в одной трубе в районе датского острова Борнхольм. Наиболее вероятной причиной является дефект трубы или шва, который повлек за собой утечку газа. Однако теперь вариантов может быть больше, вплоть до диверсии.

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 27 September: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий