BloggoDay 30 Oktober: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 30 жовтня 2022 р.

 

(Оновлено 17:00)

«Обозреватель»

Орест Сохар, шеф-редактор «Обозревателя»

Путин сдает своих генералов. Предадут ли они фюрера?

Интересные вещи происходят в России на фоне поражений на фронтах: генерала, которого Кадыров хотел «опустить» в рядовые и отправить в окопы, уволили: речь идет об Александре Лапине, командовавшем группировкой российских войск «Центр».

До сегодняшнего дня Лапин отвечал за оборону Сватово, где сейчас наступают ВСУ. Отставка этого генерала – это не просто замена одного убийцы другим. Лапин – такой же никакой, пусть Бог милует, полководец, как и большинство других. Но уволив его, Путин окончательно прогнулся под радикальное крыло, которое хочет воевать до последнего солдата и зарабатывать на войне. В публичной плоскости его представляют Кадыров и Пригожин, имеющие собственные армии, не подконтрольные Генштабу РФ.

Ранее Кадыров и Пригожин сделали Лапина козлом отпущения после разгромного поражения оккупационных войск на Харьковщине, хотя те же Путин и Кадыров виновны в нынешней ситуации не меньше.

Путину пришлось выбирать – кого назначить виновным в поражениях. В конце концов он показал, что боится Кадырова больше, чем ценит своих генералов. Лапин – это сакральная жертва. Если бы ястребы пожелали еще пару «голов», Путин бы подчинился.

Следует знать: Генерал Лапин командовал наступлением на Киев с Сумщины и Черниговщины. Именно его войска совершали военные преступления в Броварском районе, уничтожали Чернигов. И именно Лапин отправил на Донбасс «Бук», с которого сбили малазийский Боинг. У Лапина руки по локоть в крови, и он до последнего был отдан фюреру. Теперь каждый из генералов увидел, что такая преданность ничего не стоит.

И тут начинается самое интересное – как отреагируют российские генералы, увидевшие, что фюрер готов их «кинуть» при первой же необходимости? Путин изменил тем, кто выполняет его приказы, делает все грязное дело в Украине.

Первое, что могут сделать генералы российской армии в ответ – сдавать ВСУ позиции кадыровцев и наемников Пригожина. А там кто знает, может, найдутся и более интересные варианты…

 

(Оновлено 16:00)

«Гордон»

Дмитрий Гордон

Невзлин: Думаю, что после переговоров американцев с китайцами Путину будет поставлен ультиматум с двух сторон

Как изменится поддержка США в случае, если на выборах в Конгрессе большинство возьмет Республиканская партия; почему президент России Владимир Путин является помехой для председателя Китая Си Цзиньпина; чего боится глава Кремля, что происходит с его окружением и готов ли там кто-то ликвидировать Путина? Об этом, а также о вступлении Украины в НАТО, о помощи Израиля Украине и разговор главы украинского оборонного ведомства Алексея Резникова с министром обороны Израиля Бени Ганцем, о «грязной бомбе», освобождении Херсона, «отрезанном» Крыме и победе Украины в войне, а также о желании поучаствовать в послевоенном восстановлении Украины российско-израильский бизнесмен, один из бывших руководителей нефтяной компании ЮКОС Леонид Невзлин рассказал в интервью основателю издания «ГОРДОН» Дмитрию Гордону.

– Леонид Борисович, добрый вечер.

– Добрый вечер, Дима.

– Рад вас видеть и слышать.

– Взаимно.

– Да. И тем накопилось много. Я хотел бы начать с того, что ощущают сегодня люди в Израиле по отношению к Украине и к России.

– Опросы показывают, что подавляющее большинство людей в Израиле находятся на позиции за Украину и против российской агрессии. Еще недавно, неделю назад, пожалуй, – это было почти так, но не было фактором выборов. Вы знаете, что у нас 1 ноября будут выборы?

– Да.

– И вдруг опросы показали, что это стало влиять на предпочтения политиков. Я вот даже приготовил – потом тогда скажу – этот материал. А, нет его… Значит, у нас все политики с прошлой недели начали заявлять о своей, так сказать, поддержке Украины, включая Биби Нетаньяху, который выступил и внутри – сначала очень осторожно и неопределенно, как обычно – а потом более и более проукраински, и даже дал материал, по-моему, в The Wall Street Journal или The Washington Post (я точно не помню). Хороший материал в плане того, что как минимум он сказал о безоговорочной поддержке правоты Украины. Это ничего не значит на потом. Мы знаем политиков с вами.

– Конечно.

– Но на сейчас это фактор. Сейчас это фактор. Тем более, что у нас сейчас опросы дают такие результаты: что никто не в состоянии сформировать коалицию. Вчера два опроса было, и в обоих по 60 мандатов может собрать или Биби, или, соответственно, оппозиция Биби. То есть патовая ситуация, и очень жестко патовая ситуация. То есть не видно, чтобы в ней возникли куда-либо перебежчики. Ждем следующих опросов. Я думаю, в четверг [27 октября] – завтра. И дальше уже, так сказать, к первому числу идем на выборы.

– Леонид Борисович, я понимаю: Израиль, который заботится прежде всего о своей собственной безопасности, побаивается русских. Все понятно. Тем не менее Украину уже бомбят иранскими дронами. Израиль как никто понимает опасность всего того, что делает Иран. Израиль может помочь Украине – реально помочь – вооружением?

– Абстрактный ответ на этот вопрос:  да, конечно, Израиль может помочь Украине. Потому что у Израиля есть достаточно типов вооружений, которые сейчас Украине нужны. Конкретный ответ на этот вопрос будет такой: без сомнения, ситуация с сотрудничеством русских с Ираном очень продвинула на государственном уровне израильско-украинское взаимопонимание. И намечается серьезное взаимодействие. Это все-таки наличие серьезного общего врага.

И в этом смысле я даже где-то рад – извините, что я это скажу, – что Иран и Россия оказались по одну сторону от Израиля: так сказать, врагами. Это уже непростительно для израильтян – быть партнером Ирана. Поэтому, значит, вы знаете, что мы начали здесь мешать иранцам поставлять дроны по возможности. Насколько я знаю, там было несколько разбомблено на уровне…

– В Сирии предприятия.

– В Сирии. Даже не предприятия – я так понимаю, это сборка перед поставкой. Потому что производятся они где-то глубже: в Иране, в Ираке – вот там на заводах.

– Насколько я понимаю, в Иране и в Узбекистане (позже Дмитрий Гордон уточнил, что ошибся: когда говорил об Узбекистане имел ввиду Таджикистан. – «ГОРДОН»).

– И в Ираке. Я не знаю точно про дроны, но в Ираке тоже есть, и в Узбекистане. В Ираке тоже в горах есть военные заводы Ирана. Вообще Иран – очень недооцененная история. Но это отдельный вопрос. Потому что мы знаем с вами про то, что сейчас идет речь теперь о новых дронах, еще более вредных.

– Да.

– Которые уничтожают в том числе ПВО. И сейчас идет речь о ракетах «земля – земля», которые они собираются поставлять России или даже уже поставляют. Это еще одни новости. Вчера, по-моему, или этой ночью были убиты два, так сказать, ответственных военнослужащих КСИР: генерал и полковник.

– Да.

– И есть информация, что они причастны к производству дронов тоже. Поэтому такие вещи случайно не происходят.

– Израиль может нанести удары по местам сборки, изготовления дронов в Иране, Ираке и Узбекистане?

– Я думаю, что… Я не могу ничего сказать про Узбекистан, потому что, мне кажется, как бы это такая нейтральная, дружеская страна. И я не знаю, знал ли Израиль о том, что там производятся дроны. Я надеюсь, что знал. Но я думаю, что там достаточно будет ультиматума, поставленного Израилем и Америкой, – и они это прекратят. Что касается территории Ирака и Сирии – без всякого сомнения, Израиль будет готов нанести и наносит соответствующие удары: и по этим местам, и по другим местам сосредоточения иранских сил не на территории Ирана, а также складов, вооружений, пусковых установок и так далее. Вне всякого сомнения.

– В последнее время приходится слышать, как вы правильно заметили, больше заявлений израильских политиков о том, что «да, мы сочувствуем Украине, мы поддерживаем Украину» и так далее. Как вам кажется, выльются ли эти разговоры в конкретные поставки вооружений Украине?

– Значит, смотрите: вооружения бывают разных типов. Бывают вооружения, которые служат обороне, и вооружения, которые служат нападению. Про нападение у меня взгляд пока пессимистический. Про оборону – оптимистический. Потому что и [президент Украины] Владимир Зеленский, и [глава его офиса] Андрей Ермак в последнее время приложили очень много усилий – и публичных, и не публичных – чтобы повлиять на израильскую позицию.

И когда это стало фактором выборов… Я вам так скажу: на этой неделе – последней, выборной, неделе – мы уже имеем серьезное интервью министра обороны Алексея Резникова с самым серьезным журналистом Йоси Мельманом.

Мы имеем интервью министра иностранных дел  [Украины Дмитрия] Кулебы, который очень грамотно эту тему понимает и обозначает, – с Бараком Равидом (очень крупным политическим журналистом). Здесь это все заметят. Вчера было вручение награды за демократию Зеленскому здесь, на конференции. И Зеленский сделал блестящее совершенно выступление, которое никого не оставило равнодушным. При этом его увидела не только публика и услышала, и прочитали потом, но это было сделано в присутствии большинства членов правительства на этой конференции.

Вчера же состоялся длинный разговор между Алексеем Резниковым и нашим министром обороны Бенни Ганцем, который, на удивление, отличался от всех остальных разговоров. Естественно, что я делиться инсайдом не могу. Тем более, что по выходу из почти трехчасового разговора было сказано, что Израиль не собирается поставлять вооружение Украине. Но они были оба в таком хорошем настроении, что я думаю, что это значит что-то чуть больше, чем «не будет поставлять».

Естественно, в Израиле, кроме журналистов, никто ничего не знает. Журналисты в Израиле знают все первыми. Поэтому скоро мы что-нибудь такое узнаем. Я так понимаю, что все-таки лицензии на антидроны и соответствующее оборудование будут получены напрямую или через другие страны.

И я могу еще один секрет открыть. Я не знаю, что мне за это будет, но я тем не менее скажу, чтобы защитить хоть чуть-чуть мою страну. Есть вооружения, которые поставляются из других стран: даже из Америки, – в которых есть израильские разработки. И если говорить серьезно-серьезно, то, в принципе, эти страны должны были бы получать согласие, лицензирование Израиля на, так сказать, поставку этих вооружений. Но поскольку Пентагон этим не озабочивается и это не происходит, то я прошу считать это небольшим нашим вкладом в поставку вооружений из Америки тоже, которая, на мой взгляд, сейчас достаточно успешно расширяется в связи с последними событиями в Украине.

– В последние дни приходится много слышать о так называемой «грязной бомбе». [Министр обороны РФ Сергей] Шойгу, [начальник российского Генштаба Валерий] Герасимов обзванивают своих коллег в европейских странах, рассказывают им о том, что Киев собирается бросить на территорию России «грязную бомбу». Но когда они это делают и когда президент Джо Байден говорит о том, что если Россия бросит на Украину «грязную бомбу», то это будет иметь серьезные последствия, по аналогии с началом широкомасштабной агрессии я сразу думаю, что что-то варится, какая-то каша заварилась именно с «грязной бомбой». Что вы об этом думаете?

– Вы знаете, я бы рассматривал это в цепочке предыдущих событий, которые Россия анонсировала, так сказать, как провокации Украины. Помните Чернобыль?

– Да.

– Ничего не было. Запорожская атомная электростанция – ничего не было. Каховское водохранилище, Каховская ГЭС – ничего не происходит. И вот теперь «грязная бомба». Ничего не произойдет. Если отмотаем назад – давайте вспомним еще перелетных гусей, которые, так сказать, должны перевозить генетические вирусы, которые отделяют украинцев от русских и убивают только русских, или заражают. Вот если столько раз кричали «волки, волки!», а волков нет, то в соответствии с известным анекдотом, я думаю, что это опять пустое. Они себе что-то такое придумали, что не подчиняется нормальной логике нормального человека и нормального мира. Это же какая-то другая цивилизация – цивилизация имбецилизма. Я не понимаю, что дает Украине, если бы у нее даже была – а ее нет – «грязная бомба» или на территории Украины, или на территории России. И мне это пока никто не смог объяснить. В этом нет никакого смысла просто. Зачем?

– Мы видим, что Россия бьет по Украине по-прежнему не только иранскими дронами, но и ракетами. Количество ракет уменьшается, запасы, военный потенциал России истощается, Россия скребет по сусекам, по всему миру ищет вооружения, бросает в бой заключенных… Что дальше? Понятно, что мобилизация все-таки усложнила задачу украинских Вооруженных сил. Все-таки это люди, которых много, которые даже из чувства самосохранения стреляют в сторону Украины. Чтобы их перемолоть, нужно время, нужно оружие. Вот как будут события развиваться, на ваш взгляд, дальше?

– Ну, поскольку мы имеем дело с Россией, в которой нельзя никому верить, в первую очередь нельзя верить ее руководству, которое все время врет, – то если не обращать на них внимания, то первое, что я бы заметил, – что за мобилизацию взяли не 300 тыс. человек, как обещали, а 500 тыс. человек.

– Вот так даже?

– Да, плюс 200 тыс. человек людей, которые сами себя считают мясом, потому что они абсолютно не подготовлены, не экипированы и не готовы ни к какому бою. Действия [Евгения] Пригожина, в смысле, ЧВК «Вагнер» – здесь гораздо более обоснованы и рациональны. Он нанимает, по моим данным, уже больше 20 тыс. зэков, он их кидает вперед – и этим, так сказать, защищает своих профессионалов от первой пули, что называется.

Зэки погибают в огромном проценте. Я слышал, что в некоторых местах – до 86% за первый бой. Они, в общем-то, воевать не умеют, не этому обучены. Это немножко разные специальности: быть вором или убийцей – и быть солдатом. С другой стороны, это, грубо говоря, мясо придется Украине перемалывать. И для этого Украине нужно оружие более серьезное. И оно будет. И здесь я вам ничего нового не добавлю.

Я сегодня прочитал в «Карнеги» Владимира Фролова. Есть такой политолог, который достаточно близок к власти, но отличается взвешенностью и разумностью. Не знаю, читали вы его когда-нибудь или нет…

– Нет.

– Он только появился в «Карнеги». Мне кажется, он раньше был в каких-то госструктурах или в администрации. Так вот Владимир Фролов говорит одну такую простую вещь: он говорит, что Россия глобально перешла к обороне. И задача этой обороны – до зимы закрепиться максимально на тех рубежах, на которых они остались, то есть на которых сейчас есть оккупационные войска.

И есть задачи, что называется, попервее, чем Донецк, Луганск. Есть задача попытаться удержать Херсон, чтобы не отрезать Крым от суши. Да, есть задача удержать Мариуполь, Мелитополь, Бердянск. Они первоочередные и они как бы не связаны с Днепром. Они по эту сторону Днепра. И что дальнейшая тактика – это будут оборонительные сооружения, нагнетание огромного количества живой силы вплоть до миллиона и больше человек. И соответствующие бомбежки городов и украинской инфраструктуры: то, что продолжает делать [rомандующий российскими войсками в войне против Украины Сергей] Суровикин, к сожалению. И еще иногда тактические операции в разных местах, чтобы показать какую-то активность.

И с этим они хотят войти в зиму, чтобы обозначить как свою победу то, что они, так сказать, до зимы, до нового года удержались на тех позициях, которые они плюс-минус провели через референдум, и сказать, что «вот она, наша победа» – и дальше на ней стоять и копить силы до весны, до других дорог и так далее. Я сейчас не захожу в детали, потому что существует белгородская группировка, которая готовится вроде, существует гомельско-брестская группировка на севере, которая вроде бы готовится ко входу…

Но похоже, это… Они, конечно, собираются, но я думаю, что это все откладывается на после зимы. И поэтому в близкое время если Киев берет Херсон, не обращая внимания на любые провокации, и продолжает наступление на других фронтах и не дает им закрепиться, то победа может быть достигнута даже до этой весны, не прерываясь, естественно, зимой на наступление. Потому что наступать тяжело, обороняться – еще, может быть, тяжелее, но чтобы не обороняться хорошо, им надо не дать времени подготовиться. Понимаете?

Поэтому цели противоположные. Они хотят закрепиться и сказать: «Вот мы добились чего хотели». Цели Украины – максимально вернуть их к границам 91-го года и сказать: «Геть с нашей земли, а потом будем разговаривать». Я не вижу даже в том, что делает Пригожин, никакой возможности достижения каких-то успехов, кроме маленьких, локальных, на уровне в несколько километров, как это происходит уже так давно вокруг Бахмута, например, что это кажется просто странным. Я не знаю, каким количеством крови там полит каждый километр земли.

– То есть вы ставите фактически знак равенства между взятием украинскими войсками Херсона и победой в войне?

– Я считаю, что… Победа [Украины] в войне стратегически неизбежна. Я ставлю знак равенства между взятием Херсона и более быстрой победой в войне с меньшими потерями для Украины, с большими поставками вооружений Украине. Возможно, с более жесткими ответами России, если они у нее еще есть, но и с более жесткими ответами Запада тогда. Поэтому Херсон, мне кажется, принципиально важен. И я не знаю, заметили ли зрители, заметили ли вы, но судя по риторике и по тому, что они делают, они все-таки собираются его защищать.

– Конечно. Все остальное – отвлекающий маневр.

– Да. Дальше – все. Понимаете? Дальше можно мост, что называется, не взрывать, можно взрывать, но Крым будет отрезан. В том числе, кстати, от воды. Ни у кого не будет никакого морального права сказать, что в Крым не идет вода после взятия Херсона. Не будет просто, потому что как бы теперь не о чем говорить. Да? Теперь просто можно перекрыть дорогу и отключить воду. И живите как хотите там. Поставляйте воду по своему мосту, если он еще будет работать к тому времени.

– В ноябре мир готовится к тому, что большинство в Конгрессе США возьмут республиканцы. Изменится ли, сократится ли американская военная и финансовая помощь после этого?

– Вы знаете, из всех экспертов на эту тему мне более близка позиция историка Тимоти Снайдера. Он, конечно, является человеком, который абсолютно поддерживает Украину. Но при этом это абсолютно объективный, талантливый и очень образованный человек. Я в последнее время его и слушал лично, и читал несколько раз. Он считает, что такая вероятность на некоторое время может быть, пока не определятся с процедурами, не убедятся, что все происходит чисто, все происходит в соответствии с законом и оружие поступает в Украину, и используется непосредственно в этой войне, а не поступает третьим странам, что говорили трамписты. Все вот эти двусмысленные намеки на коррупцию и поставки третьим странам – они исходят от трампистов.

Но поскольку как бы это все-таки не президентские выборы, то количество здравомыслящих республиканцев, которые придут, значительно больше, чем трампистов, будет. В относительном смысле. И останется много демократов. Поэтому в перспективе – даже тактической – не будет ухудшения. Возможно, будет даже лучше на bipartisan [двухпартийной] основе. Потому что республиканцы абсолютно за Украину – нормальные республиканцы, у которых нет политической цели стать президентом против Байдена, как у Трампа через еще два года. Они будут поддерживать Украину и будут следовать за опросами населения. А опросы населения в Америке сильно в пользу Украины сейчас.

– Недавно президент России Путин приехал на военный полигон, где не только стрелял, не только выслушивал доклады военачальников, но и вообще обнимался с солдатами, осматривал их форму… Может ли Путин, действительно, вот так, спокойно, понимая, что есть угроза для жизни, приехать на полигон, обниматься с солдатами? Или это был его двойник?

– Нет, это был, конечно, Путин. Это, конечно, было разыгранное кино. Многие узнали в лицах этих прекрасно экипированных солдат сотрудников ФСО.

– (смеется).

– Так что это, конечно, не реальный полигон, не реальные мобилизованные. Мобилизованные выглядят как оборванцы в России, можете мне поверить. И все им покупают их родители, жены и так далее. И цены все известны: сейчас все есть в интернете. И, естественно, винтовочку подобрали хорошую, пострелял он с удовольствием…

Всегда остается вопрос: Путин сам понимает, что его дурят, и ему это нравится? Или он считает, что все, что ему показывают, как мультфильмы, которые любили показывать по поводу гиперзвуковых ракет и прочей ерунды, – что это все на самом деле существует? То есть насколько этот человек неадекватен? Насколько он играет, а насколько он на самом деле неадекватен? И все больше экспертов склоняется к тому, что он действительно верит в то, что ему рассказывают и показывают. И он хочет только хорошей новости. И он получает в основном только хорошие новости.

– Как вам кажется, что происходит сегодня в кругу людей, близких к Путину? Они: которые, может быть, хотят не только хороших новостей, но и объективных, – они понимают, что все летит в тартарары? Или у них есть какая-то надежда?

– Вы знаете, у них состояние очень плохое. Оно еще связано с тем, что они не только понимают, куда все летит, но они потеряли, так сказать, все планы на будущее. Потому что это люди уже взрослые и даже пожилые. Они работали для детей и внуков. Семьи детей и внуков еще по-прежнему у многих могут находиться на западе, учиться и так далее, сами они – уже нет. Они понимают, что впереди и семьи будут выгонять, и счета арестовывать, и имущество и так далее. И на удивление, эти личные санкции наконец-то начали работать.

Тут хочется сказать: «Слава Украине». Благодаря победам на харьковском направлении, например, и пониманию, что война не будет выиграна вот так просто, они все начали понимать, что это как минимум надолго и что они лишены хоть какого-то будущего.

Они-то понимают, что в России негде лечиться, негде учиться и как бы никто ни от чего не защищен, включая, так сказать, назовем грубо, от участкового милиционера или ФСБшника, который может любого, там, посадить или пристрелить в нынешнем беспределе. Поэтому они в очень напряженном, нервозном состоянии все находятся. Из этого, правда, не следует ответ на следующий вопрос: готов ли там кто-то взять власть в свои руки или ликвидировать Путина? Я думаю, что нет, пока не готов.

– Не готовы от боязни, от страха или исходя из прагматичных соображений?

– Вы знаете, страх – это вещь совершенно естественная. Потому что Путин очень хорошо охраняется и очень хорошо защищен. Поэтому, грубо говоря, тот человек, который взял бы на себя риск ликвидации Путина, скорее всего, был бы тоже моментально ликвидирован. И в этом нет никакой перспективы, кроме того, что они изнутри себя назначат очередного «путина» – и погонят его по всем пропагандистским каналам как преемника.

Поэтому мне кажется, что если бы были люди, которые даже боятся, но были бы уверены, что будут поддержаны и не будут уничтожены сами, это бы рано или поздно произошло. Но сама по себе техническая трудность это осуществить и практическая невозможность договориться неким коллективом без боязни доносительства и утечки, как это было при Сталине, – она сильно защищает Путина на том месте, которое он занимает.

– Около 70 тыс. погибших россиян (на момент публикации текстовой версии интервью эта цифра превысила 70 тыс. – «ГОРДОН»), десятки тысяч калек по всей России… И что? Вот сам этот факт… Давайте, допустим, понимать, что пропаганда играет свою роль. Все понятно. Но тем не менее вот эти гробы, эти безрукие, безногие люди, которые попадают в города и села России, – это никак не способствует тому, чтобы люди начали думать? Что им еще нужно для того, чтобы они задумались?

– Вы абсолютно правы, они начинают думать. Потому что сейчас «двухсотые» и «трехсотые» появляются уже рядом с достаточно большим количеством людей. Люди знают их, люди знают их семьи. И чем дальше будет это происходить, тем больше будет меняться как бы отношение людей и к Путину, и к этой войне. Конечно, то, что ему пришлось идти на мобилизацию, и в чем большая заслуга, опять же, Украины и ее побед, – это приговор ему.

Я просто не ожидал бы очень быстрого развития событий, потому что это большая территориальная рассредоточенная страна с оболваненным населением – и генетически, скажем так, со времен татаро-монгольского ига, и идеологически: пропагандистами, телевидением и так далее. Поэтому это действует, но не так быстро, как хотелось бы для нормальной страны. Но это действует.

– Говоря о генетически оболваненном населении, скажите: как вы считаете, российский народ несет историческую, коллективную ответственность за преступления Путина и путинской гвардии, войск, пропаганды и так далее? И если да, то какую ответственность он несет?

– Российский народ сформировался таким, какой он есть, да. Я даже не знаю… Понимаете, у российского народа нету национальности. «Русские» же тоже не национальность: ни этническая, ни политическая. Ну, не став этнической, ты не можешь стать политической. Их все время кормили вот этим «советским народом Сталина», сейчас – каким-то «российским» или «русским» народом. И при Путине они сами не знают, кто они такие. И поэтому у них этой политической национальной ответственности не возникает. Они сформированы как люди, которые в свое время были созданы, были посажены там для того, чтобы платить дань и наблюдать за выплатой дани Чингисхану, а скорее Батыю. И это продолжалось сотни лет. И вот так возникла Московия, так она встала.

– Да.

– Так вот Московия по отношению к соседям и своему населению ведет себя точно так же, как, скажем, монголо-татары вели себя по отношению к Московии. Понимаете, если бы мы с вами могли выделить из России эту вот – пусть не Московию, а какую-то Русию: там, Москва, Тверь, Ярославль, некоторое количество преимущественно русских городов, – то, может быть, что-то могло бы и случиться, сформироваться. Но у них никогда не было этой возможности. Они всегда были такой, псевдоимперией, и все время давили окраины, и все время не понимали, кто они такие. Поэтому они не понимают, что такое чувство ответственности. Ни интеллигенция, к сожалению, в большинстве своем, ни, тем более, обычные люди – они не считают себя виноватыми, даже несмотря на то, что у них было право выбора. И в 12-м году они этого Путина выбрали все-таки. Пусть один раз у них были свободные выборы, но они выбрали Путина. Да, под воздействием пропаганды. Да. Но выбор у них был.

Второе: у народа, по конституции, всегда было право сменить это руководство через улицу. И оно остается теоретически. Практически его после 12–14-го года осуществить уже нельзя. Потому что мафия, так сказать, силовая мафия – она всю страну поставила на учет, она вся под ружьем, и любой выходящий на улицу попадает, соответственно, или в отделение милиции, или в следственный комитет.

Поэтому сейчас трудно себе представить массовые выступления и так далее. Но это не освобождает от ответственности. Это я просто пытаюсь объяснить, почему они ее не чувствуют, а не почему она у них такая маленькая. Конечно, она не маленькая, но сегодня изменить уже ничего такого они не могут. До тех пор, пока они не осознают, что они делают. Да, и еще, если вы обратили внимание, у русских большая проблема с эмпатией.

– Да.

– Все-таки лучше, чтобы у соседа корова сдохла, чем давала молоко, скажем так. Мы говорим о своем соседе – отнюдь не об Украине. И поэтому эти вот антиукраинские настроения, которые развились, – это все требует много времени, чтобы это отмотать назад. И вынести этому какой-то приговор при этом режиме невозможно. При цельной России невозможно. То есть только после победы Украины и распада России возможны какие-то серьезные изменения. Сейчас про чувство ответственности с ними говорить бесполезно.

– Леонид Борисович, как вам кажется, как будут дальше события развиваться? В какой последовательности, на ваш взгляд? И чем все закончится? И когда?

– Сложный вопрос вы задаете. Я считаю, что… Во-первых, я сказал, что война закончится стратегически победой Украины. Это неизбежно. При этом при всем теперь понятно, что это будет и Крым, и все остальные территории в границах 91-го или, если хотите, 94-го года.

– Вам это абсолютно понятно?

– Абсолютно очевидно. Иначе это неоконченная война, и она никогда не кончится, а будет продолжаться. Оконченная война – это границы на 91–94-й год. Так, как это было в Пуще, как это было утверждено Будапештским меморандумом. И, соответственно, ответственность за безопасность Украины. Я считаю, что Украина достаточно скоро подпишет специальное соглашение с НАТО – и НАТО более серьезно отнесется к этой войне, вплоть до участия в ней (хоть они это и отрицают), и до вступления Украины в НАТО как передовой армии НАТО, которая умеет воевать на европейском континенте, в том числе с Россией.

Далее. Я считаю, что после того, как Си закрепился в Китае: я сейчас говорю даже не о стратегических его последствиях, а о текущих, – ему этот Путин не нужен. С угрозами атомного оружия, с этой войной и так далее. Ему нужно развивать экономику и доказать, что даже при нем, диктаторе, можно жить хорошо и вкусно. Для этого ему нужно с Европой и Америкой налаживать отношения теперь. Теперь у него уже нету угрозы. Он, грубо говоря, пожизненный китаец. Поэтому Путин – ему помеха.

И я думаю, что через некоторое время ультиматум Путину, вполне возможно, будет поставлен с двух сторон: после переговоров американцев с китайцами и, действительно, после определенного передела мирового. Знаете, я не верю в многополярный мир. Я верю в однополярный мир, я верю в двополярный мир, как это было. Я не верю в многополярный мир.

Это изобрел Путин и его окружение для того, чтобы проявить какую-то специальную роль России. Но они прекрасно понимают, что там, где есть Китай с сателлитами, где есть Америка, Европа с сателлитами – или с дружественными странами (не очень хорошо выразился), которых очень много, – там нету места Путину. Только сырьевой придаток и, наверное, какая-то рабочая сила и место для размещения производственных мощностей.

Он погубил перспективу России стать европейской страной и войти в один из полюсов полноправным членом. Он мог, но он это все испортил. Поэтому сейчас это страна-изгой. И как страна-изгой на уровне Ирана и, извините, Северной Кореи: уже добавлю, хотя это не так важно – это будет некая разменная карта в игре больших дяденек.

– Да, да.

– Поэтому Украина будет в Европе, Путин будет в резиновой попе. У Китая пока, у Америки и у Европы, и даже у Турции, и у Израиля, слава Богу, впереди светлое будущее. Это моя точка зрения.

– Как вам кажется, Путин будет еще когда-нибудь рукопожатным или нет? Пойдут ли на переговоры с ним, если Путин попросит об этом, Байден, Си, другие крупные игроки?

– Дима, я думаю, что с ним возможен только один тип переговоров. Я это уже заявлял. Я считаю, что жизнь одного человека уже стоит любых переговоров. У них просто не должно быть никаких переговоров без Украины. Требования Украины – понятно, какие будут. Мы их можем сами сформулировать: это освобождение территорий, репарации и так далее. Ну и, без сомнения, это Гаага и прочие дела, там, суды… Но я бы на месте Байдена, Си, Европы и Зеленского тоже дал бы Путину лично выход из этой ситуации, если он готов это все сделать своими руками и быстро: за определенный, конечный срок. Если он готов прекратить эту войну, вывести войска и, так сказать, подписать соответствующую – пусть не капитуляцию, а соответствующее пораженческое соглашение, – то дал бы ему и материальные, и гарантии свободы. Ему и всей его родне. Больше никому. Все должны ответить. Если он будет продолжать, то главный ответственный – он. Если он готов это все закончить – ему не простится, но пусть живет.

– То есть вы реально представляете себе, что Путин может сказать: «Да, хорошо, дорогой Запад, дорогие китайские товарищи, я ухожу из Украины, из Крыма и из Донбасса и больше не буду»?

– Да. Назвать преемника – и уехать куда-нибудь в Канаду или Австралию: в свое ранчо – с охраной президентской той страны, там, или премьерской. Со всей семьей, там, или со всеми семьями: у него там их много, – собаками и так далее. Я бы его отпустил на это. Знаете, для меня важна жизнь людей.

– То есть при этом больше руководить Россией он не будет, по этому соглашению?

– Да. Это соглашение будет означать, что он не идет в Гаагу и ничем больше не руководит. Живет как частное лицо. Я бы его избавил от Гааги только за то, чтобы перестали убивать украинцев.

– Как вам кажется, войска НАТО или даже войска Соединенных Штатов могут войти на территорию Украины по просьбе украинского правительства? Потому что сейчас крупнейшие силы американской армии стоят на границе Румынии с Украиной: развернута мощная группировка.

– Знаете, с моей точки зрения, нету никакой границы вовлеченности. Если помните, мы все кричали в начале войны в один голос: «Закройте небо!»

– Да.

– Я считаю по-прежнему: мы были правы. Ничего бы такого не было, если бы НАТО закрыло небо. НАТО до сих пор не закрыло небо. И помогает сейчас его закрывать с помощью наконец поставки средств ПВО. Но мы потеряли уже огромное количество людей, в том числе мирного населения.

Я считаю, что две вещи: это терроризм, который устроил Путин на территории Украины, и геноцид украинского народа, который стал доказуем юридически, не только попытка, но уже и геноцид… Но попытки тоже достаточно. У нас, извините, объекты инфраструктуры перед зимой разрушены, Николаев лишен воды питьевой и так далее, и тому подобное. То есть эти две вещи: терроризм и геноцид – не предполагают, а обязывают страны доброй воли, тем более страны НАТО – войти на территорию Украины, или защитить территорию Украины.

Войти они могут куда угодно, хоть в Россию, но они должны защитить Украину от того, что ее ждет, если они ее не защитят. Потому что и Суровикин, и все остальные ничего хорошего, кроме того, чтобы устроить геноцид населения Украины и теракты на территории Украины, делать не способны. В общем, мы с этого начали разговор.

– Если предположить сегодня, что Путин ушел, – назовите, пожалуйста, две-три фамилии людей, которые могут заменить его на посту лидера России.

– Это зависит от того, как он ушел. Если он ушел на условиях мира и капитуляции, назовем так, упростим, не будем его жалеть – близким к капитуляции, – то временным руководителем может быть кто угодно, включая Мишустина. Потому что это самый законный способ. Мишустин является его преемником по закону. И без сомнения, не является этим… Как это называется у Кадырова?.. Джихадистом. Это, кстати, отдельная тема появилась. А если же Путин будет уходить плохо, то среди временных фигур, которые могли бы его заменить до того, как будут найдены все соглашения с Украиной и Западом, – я думаю, что это мог бы быть Собянин, несмотря на много минусов: его ответственности [за войну], совершенно нечист…

Мы сейчас не говорим даже о снятии западных санкции. Это не произойдет с такого рода людьми, как Мишустин и Собянин. Но переходной период – это может быть Мишустин, это может быть Собянин. Мне трудно сказать, кого бы я еще мог назвать. Раньше я бы назвал Кириенко, но с моей точки зрения, парень или с ума сошел, или к увольнению готовится. Я про «народную войну», естественно, если вы меня правильно поняли.

– Да, да.

– Конечно, Кириенко просто не то что разочаровал – убил. Вот убил. Такой метаморфозы: почти с Егора Тимуровича [Гайдара] или почти с Бориса Ефимовича Немцова до Адольфа Алоизовича Гитлера – я еще не видел в жизни. Но вот она произошла на наших глазах. Это мог бы быть [глава Счетной палаты РФ Алексей] Кудрин: вполне здравомыслящее, трезвое существо. Виноватый? Да. Но, в принципе, мог бы быть временной фигурой. [Глава Центробанка РФ Эльвира] Набиуллина – вполне грамотный человек.

Я думаю, еще есть несколько грамотных людей из тех, кто внутри России. Если мы говорим про снаружи России – если есть легитимная возможность, то, конечно, самые большие силы находятся снаружи России – интеллектуальные и профессиональные. Это понятно. Там выбор большой. Могу назвать, если хотите.

– Да, назовите, пожалуйста.

– Ну, вы понимаете, я автоматически первым назову [Михаила] Ходорковского.

– Да.

– Потому что я действительно так думаю. Я назову… Не важно, на какую позицию. Позицию людей, которые могут удержать ситуацию в России. Я назову [Сергея] Гуриева, [Сергея] Алексашенко. Без сомнения, в политической части – [Гарри] Каспарова… Что-то у меня сегодня с памятью не очень. Есть еще, конечно, люди. Константин Сонин, например, – прекрасный экономист.

– Касьянов наверняка.

– Кто?

– Касьянов.

– А, да, Миша Касьянов, конечно. Он, правда, видимо, уставший какой-то, но он как минимум хороший, опытный советник: он уже там был. Да, Михаил Касьянов, без сомнения. То есть из людей «там» можно набрать правительство, условно. Временное, естественно, правительство. Из людей внутри – тяжелее. А из сочетания – вполне можно, но только временное. Потому что для людей за пределами люди внутри многие уже нерукопожатные. Условно говоря, снаружи есть [Анатолий] Чубайс, но это же абсолютно нерукопожатный человек для большинства людей. Поэтому его я бы вообще не рассматривал на такую возможность. Хотя, может быть, он ровно для нее и выехал: чтобы его рассмотрели.

– Вы назвали фамилии Мишустина и Кириенко. Оба они наполовину евреи. Скажите, мировое еврейское лобби способно работать с такими людьми?

– Вы знаете, это вопрос скорее не к еврейскому лобби, а к самоидентичности этих людей. Я про Мишустина ничего не знаю, но Кириенко всю жизнь делал все для того, чтобы показать, какой он русский, истово православный, со скрепами и так далее. Он, конечно, перевернется опять, если будет надо, но…

– Он не Кириенко же никакой. Его фамилия – Израитель. Правильно?

– Израитель, да. Но это не важно. Он же себя не считает евреем. Он русский православный христианин, он воцерковленный, ходит в церковь, живет по скрепам и так далее, и тому подобное. Я не знаю, можно ли на такого человека повлиять и нужно ли. Это не тот тип человека. Я никогда ничего не слышал такого, чтобы он хоть как-то где-то был вовлечен в какие-то вопросы, связанные с еврейством. Я думаю, что нет. Я думаю, что только в том случае, когда от этого будет зависеть его жизнь и здоровье, – тогда он может себя идентифицировать евреем и кем угодно.

– Если бы у вас была сейчас возможность поговорить с Путиным, что бы вы ему сказали?

– Именно поговорить?

– Именно поговорить. Я вам скажу больше. Он наверняка, может, и посмотрит то, что вы сейчас скажете. Потому что ему нарезки постоянно из наших интервью дают.

– Ну, вы знаете, мне на самом деле есть, что сказать Путину, чтобы убедить его закончить это и найти решение такое, чтобы он остался жив и все это прекратилось, и объяснить ему, почему это плохо кончится. Но это не может быть за один разговор. Тут нужна аргументация, тут нужно много о чем поговорить. Я думаю, что он неправильно понимает ситуацию. Я в начале войны цитировал китайцев. Лао-цзы: «Если ты не знаешь своей армии и армии противника, то ты проиграешь». Он же не услышал 24 февраля этого. Поэтому у него абсолютно неправильное самопозиционирование. Плюс он великий – да? – сейчас.

Если он способен разговаривать как нормальный человек, я думаю, мне нескольких часов хватило бы объяснить ему, где он находится и почему ему надо заняться, так сказать, самосохранением и прекращением этих военных действий и всего, что… Покаяться и так далее. Но такой возможности же нету.

– Зная Путина, как вам кажется, о чем он сегодня думает? И какое у него внутреннее состояние?

– Судя по языку жестов, который я более-менее знаю, он боится, он очень напряжен, он все время ищет точку опоры, если вы заметили, он все время хватается за углы или за что-то. Он опасается агрессии. Я обратил внимание на некоторые его разговоры. В частности, в разговоре с Шойгу, когда Шойгу на него прямо надвигался, как бы наступал с противоположной стороны стола, – а он как бы оборонялся, держался за стол. То есть он чувствует себя недостаточно защищенным. Это кажется смешным при его охране, но это всегда так.

Он чувствует себя недостаточно защищенным от возможных, что называется, прилетов. От того, что с ним может что-то случиться. Я сейчас даже не про здоровье говорю, а про то, что его физически могут ликвидировать. И ведь его действительно могут ликвидировать. Тут никуда не денешься. Все зависит в том числе от его поведения. Он уже не уверен. Он сам себя убеждает, что он прав, но он уже не уверен. У него, конечно, обрушившиеся надежды на блицкриг. В общем, он в плохом состоянии. И я сказал бы так: не дай Бог, он зайдет в депрессию – и передаст управление так называемой партии войны полностью.

– А что может быть?

– Это может быть, да.

– А что может быть, если передаст?

– Если передаст, то мы имеем решения, которые принимает уровень Суровикин – Пригожин. Концептуально еще Ковальчук там – да? – и еще несколько человек. И может быть все, включая применение ядерного вооружения. Именно Суровикин – тот человек, который может быть для этого использован.

Я считаю, что американцы готовы к ликвидации Путина и его окружения в случае риска применения ядерного оружия

– А вам кажется, что американцы дадут возможность применить ядерное оружие?

– Если бы я был американцем, я бы не дал.

– (смеется).

– Знаете, я склонен верить американцам за более чем 30 лет плотной работы с ними. Если они говорят, что они отслеживают заряды, – значит, они отслеживают, как хранятся и двигаются заряды. Если они намекают на то, что ответ будет сокрушительный, то Путин должен это понимать не так, как объясняют: что хватит и обычного, супермощного вооружения для того, чтобы, там… Нет. Речь идет о том, что центры принятия решений будут уничтожены вместе с ним. Вот я это так воспринимаю.

Я считаю, что американцы готовы к его ликвидации и ликвидации его окружения в случае риска применения ядерного оружия. Я считаю, что 24 часа 7 дней в неделю его мониторят, и все его окружение мониторят, и армию мониторят, и так далее. А недавнее появление в сети: по-моему, как раз с помощью украинских хакеров – списков людей с адресами и телефонами, мэйлами, которые занимаются управлением дронов и ракет в Генштабе…

– Потрясающе.

– Это говорит об очень многом, с моей точки зрения. Я думаю, что американцы знают еще намного больше, чем мы себе представляем.

– Леонид Борисович, напоследок. Когда Украина победит, когда Россия станет другой, вы приедете в Москву?

– А почему вы меня в Киев не приглашаете?

– А в Киев вы приедете само собой. Об этом даже речи нет.

– Ну смотрите… Давайте так. Я работать в России и на Россию не собираюсь больше. Я не собираюсь разгребать эти авгиевы конюшни. У меня нет столько нервной системы, чтобы терпеть этих людей, их взгляды. И после Бучи, Ирпеня – да? – там, считайте меня русофобом. Но если, там, встретиться с друзьями, с кем-то – да, я могу приехать один раз, посмотреть на некоторые места. Но я думаю, два-три дня мне бы хватило.

В чем бы я хотел поучаствовать? Я бы хотел поучаствовать в восстановлении Украины. Я думаю, что там будет много работы: и физической, и политической, и интеллектуальной. Поэтому, так сказать, сейчас я учу украинский язык и надеюсь, там, через некоторое время я смогу изъясняться по мове более-менее прилично.

Я считаю, что Украина уже победила. Это не та победа, я понимаю. Я думаю, что если Украина будет дальше напирать и выдержит, и Запад – помогать, то, в принципе, в течение следующего года все это можно закончить. 23-го, я имею в виду. Я боюсь гадать раньше. Я боюсь, потому что это будет слишком… опрометчиво. Но я думаю, что в 23-м году все должно быть закончено победой Украины.

– То, что вы, рожденный в Советском Союзе, на территории России, бывший гражданин СССР и России, а ныне гражданин Израиля, в своем возрасте учите украинский язык, – это просто потрясающе. Мне остается только сказать: «Слава Украине».

– Героям слава.

– Я благодарен вам за это интервью. И очень хочу, чтобы мы с вами сделали уже, как мы загадывали задолго до войны, очное интервью в Киеве: в столице победившей, процветающей, красивой Украины.

– Спасибо. Это обязательно случится.

 

(Оновлено 15:00)

«Обозреватель»

Александр Савченко

Раскодировать Путина, или Пять вариантов победы Украины

С отвращением, но прослушал почти часовой монолог Путина и ответы на заранее подготовленные для него вопросы на валдайском форуме. Мои выводы:

  1. Путин неуверен в себе и готов к новым компромиссам.
  1. Путин готов принять любую помощь от кого угодно.
  1. Путин понимает, что его судьба в руках трех стран:

Далее текст на языке оригинала.

– США, яка має більш потужну армію та тримає в руках глобальну грошову систему,

– Китаю, який є головним економічним партнером Раші, але в той же час планує забрати окуповані Росією китайські землі у 19 столітті назад.

– ЗСУ, які перемагають і принижують армію Раші та його самого.

В той же час, він розуміє – доки іде війна, він буде живий, а це означає, що доки він живий – війна буде тривати. Очевидно, що перемога Раші у цій війні неможлива і він це також розуміє.

Як можна закінчити цю війну на умовах України? Якщо залишити за лапками ядерний удар, є принаймні п’ять можливостей для перемоги України.

  1. ЗСУ мають звільнити від рашистів всі свої території – це можливо. Але ще треба знищити всі військові бази та аеродроми на території Раші та Білораші, з яких вони безкарно ракетами, дронами та снарядами обстрілюють Україну. Скажу прямо – силами ЗСУ зараз здійснити це майже неможливо, хіба що у Раші ракети закінчаться…
  1. Путіна відсторонюють від влади чи він помирає і керівництво країни переходить до рук поміркованих високопосадовців Раші — Собянина, Мішустіна, сина Патрушева. Але більш вірогідно, що у такому випадку влада потрапить до рук повара Путіна Пригожина чи його піхотинця Кадирова. Адже у них є квазіприватні армії головорізів.
  1. У війну України проти Раші вступають США чи навіть війська НАТО (що менш ймовірно).
  1. На саміті великої 20-и 15 листопада на Балі США, Китай, Індія та країни ЄС примушують Путіна припинити війну на умовах України з деякими виключеннями. Ініціатива тут за США… , але вирішальна роль буде у Китаю — саме тому США поки не ідуть на цей варіант. Але ініціатиеву може взяти на себе Британія через вплив на Індію, адже новий Прем’єр Британії Ріші Сунак індійського походження.
  1. США та ЄС нарешті застосовують до Раші реальні економічні санкції, які обвалюють її ВВП на 40-50% та одночасно надають Україні важку наступальну зброю та системи ППО у достатній кількості. У цьому випадку війна закінчиться за 2-3 місяці.

 

(Оновлено 14:00)

РБК-Украина

Кремль возвращает голодные игры. Кулеба и Подоляк о выходе России из «зернового соглашения»

Российская Федерация заявила о выходе из «зернового соглашения». Решение о возвращении «голодных игр» Кремль принял еще в сентябре.

Об этом пишет РБК-Украина со ссылкой на Twitter-аккаунт министра иностранных дел Дмитрия Кулебы.

Реакция главы МИД

«Приостановив свое участие в «зерновом соглашении» под надуманным предлогом взрывов в 220 километрах от зернового коридора, Россия блокирует 2 миллиона тонн зерна на 176 судах, которые уже находятся в море — достаточно, чтобы прокормить более 7 миллионов человек. Россия спланировала это заранее», – пишет Кулеба.

По словам министра, очередь с кораблей скапливается в Черном море еще с сентября. Россия специально задерживала функционирование зернового коридора и пыталась сорвать соглашение.

Кремль сознательно вернул «голодные игры» и пытается оправдать свое решение.

Реакция советника главы Офиса президента

«Ru-классика. Если никто не упал на колени после грязных заявлений о бомбах, борьбе с комарами и минировании дамб — вернем бедным странам угрозы голода и разорвем «зерновые соглашения». Россия остается Россией, несмотря ни на что», – отметил Подоляк.

Напомним, ранее РБК-Украина сообщало о том, что в субботу, 29 октября, Россия заявила о выходе из зернового соглашения, благодаря которому Украина могла экспортировать сельхозпродукцию через Черное море.

Украина, со своей стороны, не собирается прекращать работу «зернового коридора».

 

 

(Оновлено 13:00)

«Цензор.Нет»

Ярослав Романчук

Шесть целей России, шесть ошибок Запада

Нацистская Россия атакует энергетическую инфраструктуру Украины. Рашисты воюют против гражданских людей по всей стране. Никому не секрет, чего жаждут оккупанты и захватчики:

1) уничтожить Украину, как демократическое, свободное государство;

2) ликвидировать украинцев, как европейский народ, разрушить, разорить и заморить. Убить, как можно больше, изгнать из страны, как можно больше – вот задачи России-агрессора;

3) захватить всю Украину, а потом и часть Центральной и Восточной Европы, чтобы навязать миру свои варварские порядки и преступные понятия;

4) разрушить современную цивилизацию, которая основана на уважении прав и свобод человека, чтобы установить закон джунглей, шантажа и убийства;

5) разрушить международное право и институты демократии Запада, вернуть на карту мира империю Зла в её советских границах;

6) посеять хаос в мире, поддержать разрушительные силы марксистского левого реванша на Западе.

   Западные полисимейкеры начинают просыпаться и понимать, что более 20 лет Путин втягивал их в свой стратегический план, в свои сети коррупции, ценностной деструкции и институциональных провокаций.

   Наивные западные полисимейкеры и их окружение, интеллектуальные элиты в целом сделали целый ряд фатальных ошибок в оценке Кремля и его правителя.

   Первая ошибка. Запад принял слова Путина/Кремля за чистую монету, ложь за правду. Российские идеологи рашизма внушили Западу, что Россия – такое же цивилизованное, правовое государство, как любое другое в Совете Европы или ОБСЕ. На самом деле, Путин, как глава синдиката ФСБ/МВД/РПЦ/СВР/ОПГ использовал разные структуры, организации, инфлуенсеров и полисимейкеров Запада, чтобы накопить ресурсы, деньги и активы, навязать тупиковую повестку дня и подготовить мир к своей агрессивной экспансии.

  Вторая ошибка. Запад вовремя не диагностировал, не разоблачил и не принял меры по ликвидации российского агрессивного фашизма. Запад погряз в правовом инфантилизме, метафизической наивности, мелкотравчатой жадности и экологическом мистицизме. Он стал на путь эрозии своих фундаментов: свободы слова, частной собственности, открытой конкуренции, персональной ответственности за принимаемые решения.

  Третья ошибка. Запад «купился» на обещания фашистской России обеспечить энергетическую безопасность Европы вкупе с выполнением зелёной повестки дня Евросоюза. Европейские полисимейкеры видели в российских газовых/нефтяных баронов бизнесменов, а не офицеров по реализации энергетического плана захвата Европы. Понятное дело, через своих агентов

   Четвёртая ошибка. Запад впустил к себе, вскормил в себе силы, организации и структуры деструкции своих же фундаментов. Причём с самых сторон. Внутренние терминаторы Запада слева – это марксистские, леворадикальные НГО, учителя, профессура вузов, которые воспроизводят идеологию социализма, коллективизма, государства всеобщего интервенционизма. Терминаторы справа – оголтелые либертарианцы, республиканцы и противники Большого государства. В своей ненависти к американскому Государству они солидаризировались с нацистской, тоталитарной Россией и её агентами, её soft power, кто за деньги, кто по преступной наивности, кто по интеллектуальной халатности, кто в статусе полезного идиота.

  Пятая ошибка. Запад стал жертвой российской пропаганды в отношении Украины и украинцев. Отчасти по причине интеллектуальной лени, небрежности к фактам и безразличия к настоящей истории. Самовлюблённость и нарциссизм Запада некритически воспринимал идеологему про «великую русскую культуру» и опасный национализм украинцев. Высокомерные аристократы (таковыми они себя считают) ума и культуры в виде выпускников престижных западных университетов, сотрудников международных организаций и научно-аналитических центров сквозь губу разговаривались с настоящими украинскими профессионалами. Зато охотно зарабатывали вместе с продажными олигархами и подпевалами, навязывая порочную модель Государства всеобщего интервенционизма.

  Шестая ошибка. Запад потерял чёткие ориентиры Добра и Зла, Агрессора и Жертвы, Свободы и Несвободы. Сила убеждений сменилась ценностной размазнёй. Сила разума превратилась в сплошной поток эмоций. Сила знаний трансформировалась в пятнистый калейдоскоп мнений. Сила правды выродилась в шабаш фейков.

  Сегодня Украина – это шанс для Запада, шанс для всего мира. Украинцы силой своего духа и сердец показывают миру традиционные, классические ценности мужества, доблести и патриотизма. Украинцы призывают мир, особенно Запад, встряхнуться и повернуться лицом к тем светлым идеалам, за которые жили, боролись, за которые умирали многие поколения их семей.

 

(Оновлено 11:00)

Site.UA

Александр Коваленко

Отмена зерновой сделки для россии – очередной бросок плашмя на грабли

Выход россии из зерновой сделки на самом деле очередной позор самой же россии. Причём, с множеством негативных последствий именно для Москвы. Но, обо всём по порядку.

Как известно, сценарий продовольственного кризиса россия пыталась применять для того, чтобы шантажировать международное сообщество, поддерживающее Украину. В частности, провоцируя голод в Африке, Москва пыталась дестабилизировать Европу, генерируя предпосылки для гуманитарной катастрофы и даже вспышку радикализма.

Однако международное сообщество смогло надавить на россию, особенно после того как она не смогла полноценно контролировать северо-западную часть Чёрного моря и террорист пошёл на сделку.

Но, вот, неизвестные безэкипажные катера (БЭК), принадлежность которых Украине россияне не могут доказать, а даже если и так, то россияне явно забыли, что они с Украиной воюют и она имеет полное право на уничтожение их военных объектов, ряду этих объектов, военным кораблям, наносят повреждения.

И, что делает россия? Закатывает истерику и разрывает сделку.

Если честно, каждый раз, когда россии терпит какой-то позор, она закатывает истерику и пускается в примитивный шантаж. Терпят поражение на Северном плацдарме – угрожают взрывом Чернобыльской АЭС! Терпят поражения на Юге – угрожают взрывом Запорожской АЭС! Терпят поражение на Харьковщине – угрожают применением ядерного оружия. И так далее. Каждое фиаско – это истерия и примитивный, бессмысленный шантаж.

И вот, россия не смогла предотвратить атаку на свои боевые корабли, носители крылатых ракет «Калибр», которые регулярно обстреливают мирные города Украины и гражданскую инфраструктуру Украины, нескольких БЭК, что стало для неё, якобы, поводом для разрыва сделки.

На самом деле эта сделка ей уже давно была как кость в горле, и она искала повод. Хоть какой-нибудь!

Но по итогу, разрыва этой сделки, что изменится? Украина будет голодать? Разумеется – нет. Ведь это из Украины вывозят зерно, которое нужно, чтобы обеспечить продовольствием другие страны.

Судна с зерном перестанут ходить? Возможно, но если – нет, то вопрос, а что сделает россия? Начнёт обстреливать суда других стран? Или совершать иные действия, требующие международной реакции? Реакции, которая россии, терпящей на море тотальное поражение и унижение от страны, не имеющей в данный момент флота, будет очень неприятной.

Удар по российским военным кораблям некими БЭК был настолько болезненный для рссиян, что они в истерике бросились на очередные грабли плашмя, унижая себя на всех уровнях.

Но, что самое главное, это унижение может для россии в ближайшее время иметь ещё большие последствия. Поскольку их шантаж уже не столько пугает, сколько раздражает. А тому, кто раздражает, обычно, хочется начистить физиономию, когда он не понимает по цивилизованному, нормальным языком. И россия к такой бытовой ситуации всё ближе и ближе, но уже на геополитическом уровне.

Что же. Нравится, не нравится, а вы терпите.

 

(Оновлено 10:00)

«Настоящее время»

Ирина Ромалийская

«К уровню 2021 года мы будем возвращаться 10-20 лет». Эксперт об экономических последствиях войны в Украине для жизни рядовых россиян

Только после объявления частичной мобилизации 21 сентября Россию покинуло от 600-700 тысяч человек, пишет Forbes. Еще от 300 тысяч до полумиллиона мобилизованы на войну с Украиной. Речь в основном идет о мужчинах трудоспособного возраста. Как это повлияет на экономику РФ, в эфире Настоящего Времени рассказал Игорь Липсиц, доктор экономических наук, профессор.

– Какие вы видите явные последствия для экономики от мобилизации?

– Если брать чисто экономически, то первое – это, конечно, дополнительные расходы на экипировку, на подготовку. И это придется нести дополнительно, потому что случайно выяснилось, что у нас как-то никаких запасов нет, куда-то полтора миллиона комплектов обмундирования пропало. Премьер Мишустин заявил, что вся легкая промышленность России должна работать только на это: одевать, обувать, снабжать наших призванных. Это означает, что будут не запасы складские потрачены, а будет новое производство, на это придется тратить деньги. Сколько будет потрачено – сказать сложно.

В зависимости от того, сколько реально призвали. Но мы возьмем скромную официальную численность в 300 тысяч человек. Эти примерно 300 миллиардов рублей ($4,8 млрд) мы получим за три года. Кроме того, мы потеряем налоги с этих людей, даже если взять не среднюю зарплату.

Исхожу из простой концепции, что это будет стабильная цифра. По мере того, как люди будут погибать, становиться инвалидами, примерно в таком же объеме будут призывать новых. То есть это будет такой пополняемый контингент, который будет все время для войсковых частей пополняться. Понятная конструкция, что это не разовая история. Дальше мы, конечно, потеряем налоги. Самая часто встречающаяся в России зарплата сейчас где-то 27 тысяч рублей ($440). Налог у нас реальный на человека где-то 54% – прямые и косвенные налоги. Получается, что еще где-то, если брать только 300 тысяч призванных, то это 51-52 миллиарда рублей ($829 млн), то есть мы потеряем где-то около 1 триллиона 200 миллиардов, 1 триллиона 300 миллиардов ($21 млрд) дополнительных расходов за три года только по мобилизации. И это я беру только официальную численность.

– А три года, вы считаете — столько будет длиться война?

– Не я считаю, это считает правительство России. Если вы возьмете проект государственного бюджета России, то там прописано по цифрам. Там заложены цифры военных расходов на 2023-2024 годы и военно-полицейский прирост на 2025 год. В проекте бюджета это видно.

– Так, хорошо, налоги еще потеря, но это же только учитывая мобилизованных, не говоря о тех, кто выехал.

– Сколько выехало, мы точно не знаем, мы знаем цифру грузинскую – почти 113 тысяч. По Казахстану окончательной цифры приехавших и оставшихся мы не знаем. Мы подозреваем, что их будет, может быть, даже побольше, чем в Грузии. Мы не знаем цифру по Армении, мы не знаем цифры по Средней Азии, это все пока неясно. Ближе к концу года, может быть, демографы дадут реальную цифру. Пока ее нет, я не могу посчитать. Но понятно, что эти люди выпали из экономики. Кроме того, я понимаю, что часть людей уйдет в бега.

Так происходит всегда при мобилизации, это не только российская специфика. Мы помним истории вьетнамской войны в США, когда немалая часть американцев ушла в бега и пряталась довольно долго, пока война не кончилась. Это известная история. И у нас, я думаю, будет тоже. Уже такие истории начинают появляться в новостной ленте, как люди уходят в леса и оттуда работают удаленно. Но сколько это будет, мы не можем сказать.

Пока я работаю с цифрой 300 тысяч и говорю, что только по этим данным мы потеряем прямыми доходами и прямыми расходами 1 триллион 200 миллиардов, 1 триллион 300 миллиардов за три года, по 2025 год включительно. Ну и плюс, конечно, мы потеряем экономический продукт, который эти люди могли произвести. Это, соответственно, тоже сократит и валовой продукт страны, и сократит все, что касается прочих поступлений в бюджет. Поэтому, конечно, это будет достаточно большой удар. Я думаю, что, если все это посчитать реально, то за следующие годы мы потеряем, может быть, от полутора до двух триллионов рублей – это будет цена мобилизации, такая скромная примерная величина.

– А те, которые перестали производить, потому что ушли на фронт или уехали, их места освободились. Их есть кому заменить?

– Это очень проблематично. У нас есть много мест, под которые нет людей на рынке труда. Я как раз недавно читал, жалуется человек, у него пекарня. Говорит, что пекарей в России не готовит никакое учебное заведение, они их сами выращивают из своего персонала. Лет десять, пока человек начинает хорошо и классно работать, делать стабильное качество. Вот сейчас у них пекарей призывают. И им на рынке труда найти просто некого. Поэтому, конечно, будут такие сбои и будут большие проблемы с поддержанием стабильности производства. И многие компании, подозреваю, не только малые и средние, но и крупные столкнутся с тем, что какие-то звенья производственной цепочки, в технологической цепочке, будут разорваны, и людей туда поставить – будет неоткуда взять. Вот это реальная история.

– Что по итогу получит среднестатистический житель России? Как это отразится на его жизни?

– Мы получим довольно сильное падение доходов. Мы и так-то падали с 2013 года по доходам. А сейчас будем падать еще сильнее. К уровню 2021 года, а, может быть, даже 2013 года, будем возвращаться 10-20 лет. Будут расти налоги, увеличиваться инфляция. Обратите внимание, что ЦБ уже не стал снижать ставку, потому что он уже понимает, что эта ситуация меняется и дальше начнется ускорение инфляции. Будет очень сильно нарастать инфляция. Она в России уже в этом году 48% по продуктам, которые потребляет большинство населения. Это такая реальная инфляция, которая не по корзине Росстата, а по реальной корзине потребления. Вот это все будет увеличиваться. Мы будем сталкиваться с очень высоким ростом цен, довольно сильным падением благосостояния. Беднейшие группы будут совсем садиться на голодный паек, а те, кто раньше считал, что как бы принадлежит к среднему классу, они теперь будут уходить в бедность.

 

(Оновлено 9:00)

Deutsche Welle

Силы РФ и ВСУ сейчас обмениваются примерно равным количеством ударов в Херсонской области, однако украинские — более дальние и точные, пишет NYT.

NYT: Украина получила преимущество в артиллерии

Украина получила артиллерийское преимущество в Херсонской области, пишет The New York Times (NYT), ссылаясь на местное командование и военных экспертов. Причина — в поставках Западом дальнобойных и высокоточных ракет и артиллерийских снарядов — того класса вооружений, которого в РФ в значительной степени не хватает, говорится в репортаже, опубликованном в субботу, 29 октября.

Украинские бойцы уничтожают российскую технику стоимостью в миллионы долларов, пишет NYT. При этом они используют не только оружие, предоставленное США и союзниками, но и самодельные дроны, а также более совершенные беспилотники. В то же время Россия «остается грозной силой с крылатыми ракетами, значительной армией и миллионами артиллерийских снарядов, хотя и неточных», отмечает издание. По его оценке, растущее преимущество в артиллерии позволило ВСУ медленно продвинуться, хоть и ценой потерь, в сторону Херсона.

Интенсивность огня со стороны российской армии снизилась

Как утверждает украинское командование, сейчас стороны обмениваются примерно равным количеством ударов. Однако украинские — не только более дальние, но и более точные из-за ракет со спутниковым наведением и артиллерийских снарядов, предоставленных Западом, заявляют собеседники NYT.

«Мы можем достать до них, а они до нас — не могут. У них нет такого оружия», — сказал в разговоре с NYT майор украинской армии, командующий артиллерийской батареей на херсонском фронте. По его словам, интенсивность огня со стороны российской армии снизилась втрое, что может говорить о нехватке боеприпасов у сил РФ. «Есть мнение, что российская армия бесконечна, но это миф», — подчеркнул украинский военный.

Кроме того, говорится в репортаже, предоставленные американцами гаубицы M777, стреляющие высокоточными снарядами, вынудили россиян размещать тяжелую технику дальше от линии фронта. NYT также обращает внимание на то, что мосты через Днепр, по которым осуществлялось снабжение Херсона, находятся в зоне досягаемости украинской артиллерии и по большей части непригодны для использования. «Вопрос заключается в том, как долго российские войска смогут продержаться в Херсоне», — пишет издание.

 

(Оновлено 8:00)

«Planeta.Press»

Виктор Каспрук, политолог

Форум на Валдае: геополитические галлюцинации Путина о «величии России»

Последнее выступление Путина на форуме в Валдае показывает, что фобии душевнобольного человека нельзя трактовать как идеологию или стратегию. Психически больные люди не могут анализировать и видеть реальность, поскольку они находятся в своем фантастическом мире. Нет смысла пытаться понять, что они думают или хотят сказать. Так и утверждение диктатора, что Украина якобы самая виновата в том, что на нее напала Российская Федерация, также не поддается ни одному логическому анализу.

Все то, что он вещал об Украине, говорит, что у него по отношению к нашему государству какая-то неизлечимая болезненная идея-фикс. Уже совершенно понятно, что добровольно он никогда Украину и украинцев в покое не оставит. А отвечая на вопросы представителей прессы, Путин еще раз подчеркнул, что считает, все, что он делает в отношении Украины – правильно.

Хотя сказанное Путиным нужно вернуть на 180 градусов, и тогда будет правда. Он все время идет от обратного, говорит одно, а делает совершенно противоположное. Его ложь искусная и сладкая, и очень легко на нее поступить, если перестать думать и называть вещи своими именами. Но если ты массово убиваешь гражданских украинцев – ты убийца. Когда ты присваиваешь себе то, что принадлежит государству Украине – ты вор. А все эти сказки, что Россия готова к переговорам с украинцами на условиях, конечно же, Москвы, которые уже не раз от него слышали, уже никого не могут поразить.

Подобную патологическую лживость вполне можно определить термином «мифомания», введенным в научный оборот французским психиатром Эрнестом Дюпре более ста лет назад. Некоторые психологи считают, что патологические лжецы отличаются от обычных лжецов тем, что патологический лжец уверен в том, что говорит правду, и при этом полностью входит в эту роль.

Можно сделать закономерный вывод, что Главный подлец современности явно еще и страдает такой неизлечимой формой психического заболевания, как мания величия, и искренне считает всех остальных дураками по сравнению с собой. Но в последнем он, возможно, прав только в той части, что касается населения России, которое терпит его преступный режим уже больше двух десятков лет.

Несмотря на то, что подвластные режиму российские СМИ пытаются выдавать его валдайскую речь чуть ли не за «геополитическую симфонию», сейчас за всем этим стоит только одно, — он любой ценой и безразлично какими способами хочет остаться пожизненно во власти. Поэтому вопреки всему, что он публично озвучивает, сохранение власти является его единственной целью.

Пытаясь навязать силой собственные правила миропорядка, Путин пытается опрокинуть всю ответственность за свои преступления на коллективный Запад, обвиняя его в системных ошибках. Спровоцировав войной в Украине глобальный мировой кризис, он открыто мечтает о новых центрах многополярного мира, видя одним из таких центров террористическую Российскую Федерацию.

Из выступления современного террориста номер один следует, что единственное чему он научился за десятилетие своей диктатуры, это более или менее прилично читать составленные для него чужие тексты, и, слушая суфлера в микронаушнике, издавать сказанное за свои собственные «титанические» выводы и мысли.

А провозглашая о том, что «история все расставит на свои места», будто сам о себе говорит, ведь он навсегда застолбил за собой место величайшего преступника XXI века. Читать красивые слова с цитатами больших людей из бумажки, это, конечно, хорошо. Но почему эти слова всегда расходятся с делами «великого лидера», который елейным голоском рассказывал специально подобранной для него аудитории, что именно Запад довел до нынешней ситуации в Украине.

А его безапелляционное утверждение, что «единственным настоящим серьезным гарантом украинской государственности, суверенитета и территориальной целостности могла бы быть только Россия, которая и создала сегодняшнюю Украину» – является верхом политического цинизма и полным отрицанием существования Украины в статусе независимого государства. Ведь что такое «гарантии» Кремля мы уже хорошо изучили за столетие вынужденного соседства с Московщиной.

Неизлечимо больной украинофобией Путин бросается в разные стороны, но даже перед неизбежным поражением, выводить свои войска с оккупированных территорий Украины не собирается. Его психическое расстройство уже явно не поддается никакому лечению, однако оно с маниакальным упрямством, то и дело, повторяет в своем ближайшем окружении, что Украина должна быть уничтожена.

Идеи так называемого русского мира на проверку оказались бракованными инструментами для того, чтобы победить Украинское государство. Однако диктатор-террорист, пользуясь тем, что россияне пока больше готовы к тому, чтобы гарантированно умереть на полях боев, чем поднять восстание против антинародных властей в Российской Федерации, продолжает свою войну в Украине.

Разорение, разрушение и смерть на украинских землях «простых россиян» нисколько не волнуют, пока война не будет перенесена и на их территории. Граждане страны, желающей управлять миром, не имея на это никаких оснований, не желают понимать, чем в итоге обернется для них лично, неудачный путинский кровавый эксперимент по захвату чужого государства. Россиян не волнуют человеческие жизни, они для них – ноль. Но когда проигрыш в войне России в Украине их самих умножит на ноль, тогда они начнут что-то понимать. И будет уже слишком поздно.

Во время перестройки России удалось имитировать перед Западом, что она становится на сторону демократического мира, и ей многие тогда опрометчиво поверили. Однако никто тогда не пытался почему-то вспомнить, что, как показывает доказательство всей ее истории, она способна существенно трансформировалась только внешне. Это повторяется время от времени, хотя ничего в корне не меняет.

Несмотря на то, что в Европе наконец-то начали понимать, что Российская Федерация – это государство-террорист, а Путин – это, по сути, Бен Ладен с ядерным оружием, в свободном мире нет еще полной убежденности в том, что необходимо оперативно действовать в соответствии с уровнем опасности всей человеческой цивилизации. Несмотря на то, что преступления Путина уже дотягивают до уровня преступлений Гитлера, катастрофа, которую он несет явно недооценивается теми, кто уполномочен принимать конкретные решения.

Хотя влияние России на геополитические процессы в мире уменьшается практически каждый день, это никак не влияет на ее возможности подыскивать себе союзников среди других тоталитарных государств. Пытаясь продемонстрировать своей попыткой силового покорения Украины триумф развитого тоталитаризма, Путин получил полный провал и понесет за свои действия расплату.

В своем выступлении на Валдайском форуме Путин признал, что войной в Украине Россия начала глобальную игру за перезагрузку мировой геополитической карты, где Соединенные Штаты, объединенная Европа и их союзники выносятся за рамки принятия решающих международных решений, а Российская Федерация и Китай автоматически становятся владыками мира.

В России это видится как честный “многополярный мир”, в котором ни Америка, ни Евросоюз уже ничего не решают и постоянно идут на уступки Москве, которая станет лидером нового международного порядка и будет диктовать всем придуманные ею новые правила игры.

Но что бы ни провозглашал Путин с высоких трибун, приближается переломный момент в российско-украинской войне. И на Западе уже начинают отдавать себе отчет, что договориться с ним невозможно, поскольку он готов скорее полностью добить Россию экономически и политически, чем отступиться от Украины.

Валдай стал политическим водоразделом для путинского режима. Такой последней песней о «величии России», которая постоянно видится тирану в виде геополитических галлюцинаций из окон его кремлевского кабинета.

И как бы этого ни хотелось Путину, уничтожить украинскую государственность он не сможет. Он уже определил свое место – худшего русского правителя. Историю переиграть еще никому не удавалось, и ему это сделать тоже никогда не удастся.

 

(Оновлено 7:00)

Агія Загребельська

Росія призупинила зернову угоду. Одна з домашніх заготовок Москви до саміту G-20

 

Анатолий Несмиян

Россия запросила на 31 октября заседание Совбеза ООН в связи с утренней атакой на корабли Черноморского флота. В нападении РФ обвиняет Украину.

Технически это уже поведение страны второй лиги. Высшая и первая лига решают такие проблемы самостоятельно или с помощью союзников. Ходить ныть в Совбез — это удел тех, кто ни сам, ни с помощью решить проблему не в состоянии. Собственно, Совбез ее тоже не решит, так что практической пользы от обращения туда нет.

Высшая и первая лига ставят Совбез перед фактом своей реакции и пытаются зафиксировать результат, придав ему международную легитимность. У высшей лиги есть дополнительная возможность — если через Совбез легитимация не проходит, то всегда есть обходной маневр через создание международной коалиции, которая и легитимизирует решения и действия.

У Кремля нет ни собственных возможностей, ни союзников. Плакаться в Совбезе в такой ситуации — только усугублять презрительное отношение к себе.

 

Анатолий Несмиян

Атака на Севастополь показала, что есть вполне рабочие решения, как кошмарить противника, прочно засевшего в 19-20 веках. Беспилотные подводные и надводные дроны в сопровождении воздушных даже в разовом исполнении создали сложности, которые решались в течение целого дня.

В том случае, если подобные атаки станут систематическими, Черноморский флот будет вынужден перебазироваться в Новороссийск, оставив в Севастополе медийную группу для съемок каких-нибудь духоподъемных репортажей на тему «всё идёт по плану».

 

«Главред»

Александр Коваленко, блогер, военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление»

«Адмирал Макаров» множится на ноль

По Севастополю…

Можно определённо говорить о серьёзных повреждениях фрегата проекта 11356Р «Адмирал Макаров», полученных в результате прямого попадания некоего неопознанного надводного средства в борт корабля.

Этот корабль является носителем 8 КР «Калибр» и не единожды обстреливал территорию Украины данным вооружением. Но есть в истории этого корабля и куда более интересная страница.

Дело в том, что с 2014 года я пристально следил за развитием проекта фрегатов 11356. А точнее их не развитием.

Когда в Украину вторглась россия, в 2014 году, наша страна прекратила поставки ряда комплектующих российским кораблестроителям. Одним из таковых была газотурбинная корабельная установка М7Н2.

Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» должен был построить для нужд ВМФ рф шесть фрегатов проекта 11356. Построить он успел 3 корабля, но после ввода санкций Украиной на поставку ГТУ программу россиянам пришлось приостановить. Импортзаместить украинские силовые установки россиянам не удалось и они вместо фрегатов решили сосредоточиться на производстве корветов проекта 20386 и МРК проекта 21631. У МРК проекта 21631, кстати, с силовой установкой тоже не все «слава богу» после отказа немецкой компании MTU поставлять в россию свои дизеля.

Что же до фрегатов проекта 11356, то в 2018 году россии все же удалось продать 4-й и 5-й недостроенные корабли Индии, на очень невыгодных для себя условиях. Например, продажа осуществлялась в рупиях и с учетом нестабильного курса этой валюты, россияне потеряли с момента сделки и оплаты за год — $30 млн, в последующий год эта сумма уже составила $55 млн.

Забавно то, что продав 4-й и 5-й недостроенные фрегаты, они так и не смогли определить 6-й боевой корабль, корпус которого до сих пор стоит «законсервированный» на Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь» без малого как седьмой год к ряду.

Фактически, Украина своими санкциями сделала невозможным дальнейшую реализацию перспективного проекта 11356 для ВМФ рф, а сейчас мы и вовсе можем наблюдать, как этот проект множится на ноль действиями неких неопознанных надводных объектов!

Ведь в составе ВМФ рф таких фрегатов всего 3 и строить новые они не могут. Хотя, ошибка, не 3, а теперь уже 2. Ведь пока фрегат на ремонте, он не в составе. А сколько продлится ремонт и подлежит ли он ему вообще — это ещё более интересный вопрос, ответ на который мы тоже очень скоро узнаем.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Прошел еще один, уже двести сорок восьмой день войны. На  картах ISW никаких изменений на фронте не видно. А значит все пока более-менее стабильно. И так уже много дней. ВСУ так пока и не взяли Сватово или Херсон. Но и россияне и не взяли Бахмут. Ситуация зависла в каком-то неустойчивом равновесии. И это не может продолжаться долго.

Рано утром с воздуха и с моря была совершена атака на российские военные корабли в Севастополе. Украина не берет на себя ответственности за это нападение. Официальный Киев разводит руками и, как всегда, намекает на нарушение россиянами правил техники безопасности, несчастный случай и т.д.

А Россияне живописуют детали: девять беспилотных летательных аппарата и семь автономных морских беспилотников атаковали мирно стоящие российские военные корабли, но не тут-то было! Их всех уничтожили! Несущественные повреждения буквально у пары кораблей не в счет.

Интересно, что Москва обвиняет в этом (кроме украинцев) еще и британцев. И в случае с Севастополем это уже совсем комично и невольно заставляет вспомнить сакраментальное “англичанка гадит”.

Каковы реальные потери Черноморского флота от этой атаки пока неясно. Но судя по всему, они достаточно болезненны и очень унизительны: корабли были атакованы в Севастопольской бухте, то есть внутри самой базы флота, которая, по идее, должна быть полностью защищена как с воздуха, так и с моря и быть абсолютно безопасной для кораблей. Иначе зачем она нужна?

В сущности, не имеет значения легкие были повреждения у российских кораблей или нет. Сам факт таких повреждений — уже оплеуха всем, кто ответственен за защиту базы флота с воздуха и с моря. Ведь сегодня это легкие повреждения, а завтра могут быть и тяжелые. Если защита не 100% — значит можно ждать всего чего угодно. Ладно крейсер “Москва” потопили в море. Но новый флагман флота “Адмирал Макаров” повредили тут, в Севастополе! Да еще и тральщик какой-то…

А по некоторым сведениям, их вообще потопили… Представляете, какой мрак, если это правда? Мне даже стало жалко Путина: представил, как ему сообщают, что еще два корабля прое…али. Это после валдайской-то речи! Где он грозил всему Западу кулачком и давал крутого.

Судя по всему, бесноватый фюрер действительно прореагировал очень болезненно: Кремль уже заявил, что приостанавливает свое участие в зерновой сделке. Я перекопал весь интернет чтобы найти описание того, чем это грозит. И не нашел. Все говорят только о том, что теперь корабли не могут возить украинское зерно. Но почему не могут — нет объяснений.

Русские заявляют, что Украина атаковала в том числе корабли, которые обеспечивали безопасность для прохождения судов по зерновой сделке. И у меня сразу возник в голове вопрос: обеспечивали безопасность от кого? От самих себя? Или кто-то еще угрожает этим судам? Кто? Турция? ООН? Украина? Кто?

Что все это значит? Что теперь русские будут топить суда с украинским зерном? Как? Эти суда принадлежат отнюдь не Украине. Это собственность частных компаний, в том числе и из стран-членов НАТО. Такого рода акция неминуемо будет означать прямой военный конфликт с этим альянсом. До сих пор Путин воздерживался от такого шага. Он решил все-таки пойти на этот самоубийственный шаг? Не верю. Впрочем, флаг в руки. Думаю, Украина возражать не будет, если к ней присоединится НАТО.

И потом: у Украины нет никакого соглашения с Россией по “зерновой сделке”. У нее есть соглашение с Турцией и ООН. И если Россия выйдет из своего соглашения с Турцией и ООН, то что это означает практически? Что Турция и ООН выйдут из соглашения с Украиной? А если не выйдут? И какие у них есть основания для выхода?

А если Турция не выйдет из этого соглашения, то значит она должна будет его выполнять, то есть обеспечивать гарантии для безопасного прохождения судов! И значит она будет расчищать фарватер от мин и сопровождать зерновозы до самого Босфора. А если, к тому же, суда из Одессы пойдут сразу в территориальных водах Румынии и Болгарии вплоть до самой Турции, то что: русские будут их атаковать в территориальных водах НАТО?

Я, конечно, не большой специалист во всей этой истории, но сдается мне, что Эрдоган не станет терять лица и выходить из сделки. Он любит такие ситуации и легко продемонстрирует Путину, что теперь от Москвы в этой самой зерновой сделке мало что зависит. Как говорил в таких случая Остап Бендер (кстати, тоже турецко-подданный): “У меня есть все основания считать, что я с этим делом справлюсь сам!”

Путин оказался в роли несчастного Кисы Воробьянинова. И поделом ему: а не гордись! Гордыня — смертный грех. И вообще: все-таки довели его понты до цугундера. Потерял пацан края. Захотел таки стать царицею морскою. И весь этот “триумф воли” закончится тем же, чем он закончился и в прошлый раз (в 1945 г.) — поражением.

Потому, что наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 30 Oktober: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий