BloggoDay 5  March: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 5 березня 2023 р.

 

(Оновлено 19:00)

Медуза

«Весь советский ХХ век — это попытка скорректировать режим»  70 лет назад умер Сталин. Кем он на самом деле был? И могла ли история России обойтись без него?

5 марта 2023 года исполняется 70 лет со дня смерти Иосифа Сталина — одного из самых страшных героев российской истории. Половинчатое развенчание «культа личности», осуществленное наследниками Сталина, не смогло остановить почти религиозное почитание вождя. Раскрытие информации о Большом терроре, голодоморе, реальной политике Сталина накануне и во время Второй мировой ужаснули многих — но тоже не привели к десталинизации. В путинской России маятник и вовсе качнулся в обратную сторону: миф о Великой Победе в его нынешнем виде неотделим от Сталина. Вместе с профессором истории и политологии Мичиганского университета Рональдом Григором Суни, который изучает Сталина более 30 лет, «Медуза» вспоминает ключевые события в биографии советского вождя — и построенной им страны.

— Кем был Сталин до 1917 года — вторым человеком в партии большевиков или обыкновенным бандитом?

— Сталин родился в очень бедной семье. В молодости он был романтическим поэтом, сочинял довольно неплохие стихотворения на грузинском. По желанию матери он поступил в Тифлисскую духовную семинарию, которая в том числе произвела на свет и других революционеров — например, Анастаса Микояна и Геворка Алиханяна.

В Грузии в 1890-х среди радикально настроенной молодежи были популярны не националистические убеждения, а марксистские. В семинарии Сталин стал постепенно отходить от канонов православия и в итоге принял местную оппозиционную идеологию. Марксистским движением в Грузии руководил политик Ной Жордания. К нему и присоединился молодой Сталин, который тогда носил фамилию Джугашвили.

Молодой Сталин был довольно агрессивным, даже воинственным человеком. Например, он не чурался жестокости, любил драться на улицах. Во многом из-за этого он впоследствии примкнул к более радикальному крылу РСДРП — большевистскому. В книге «Сталин: путь к революции» я описываю, как аспекты его дореволюционной жизни могли намекать на его будущий политический стиль. Он был прагматиком, манипулятором, обладал по-настоящему макиавеллиевской натурой. Он был готов на все ради достижения главной цели, состоящей из двух частей: успешной революции и продвижения как можно выше во власти. С этой задачей молодой Сталин ассоциировал смысл своей жизни.

— Могли ли современники Сталина тогда предполагать, что он далеко продвинется в рангах партии?

 — Многие историки, которые изучали Сталина не так досконально, недооценивают его деятельность до революции и изображают его второстепенной, незначительной фигурой из провинции. Мне такая оценка кажется не совсем точной. Если взглянуть на его работу в Закавказье, заметно, что он обладал довольно большим политическим весом в регионе наряду с армянином Степаном Шаумяном. Тогдашние коллеги Сталина по партии единодушно отмечали в письмах, что он отличный организатор, прекрасный пропагандист, но также и манипулятор, которому не стоит доверять.

Конечно, в масштабе всей фракции большевиков он был не очень заметен. В начале 1910-х его продвинул Владимир Ленин, которому нужен был молодой политик, представитель низшего класса, но относительно эрудированный — комбинация рабочего и интеллигента. Именно таким и был Сталин. Но он, разумеется, не был правой рукой Ленина. Этим титулом обладали те, кого он впоследствии уничтожит, — [Григорий] Зиновьев, [Лев] Каменев, [Лев] Троцкий.

— Вы отчасти ответили на этот вопрос, но давайте обсудим чуть подробнее: проявлялось ли в ранней партийной карьере Сталина что-то, демонстрирующее в нем будущего тирана, может быть, патологию его личности? Что первично — свойства личности или абсолютная власть, полученная им впоследствии?

— Как историку мне важнее всего контекст. Действительно, многие аспекты ранней сталинской карьеры можно расценить как патологические, если знать о том, что будет происходить в 1930-е. Но на самом деле в первые годы деятельности в РСДРП он был очень заинтересован в партийном единстве. Он даже расходился во взглядах с Лениным, который был настроен более радикально по отношению к тем, кто отклоняется от генеральной линии. Сталин, как бы иронично это ни звучало, [в этом плане] охотнее шел на компромиссы. И более того, в 1930-х в каком-то извращенном виде он продолжал работать над унификацией партии. Просто теперь он мог избавляться от всех оппонентов силами НКВД.

— Какая роль была у Сталина во время революции?

— В начале 1917 года Сталин был в изгнании в городе Ачинске под Красноярском, откуда в марте он вернулся в Петроград после Февральской революции. Так как он успел прибыть в столицу раньше Ленина, который все еще находился в Швейцарии, то смог быстро стать одним из лидеров фракции большевиков в городском совете. На удивление, он, будучи делегатом на первой Петроградской общегородской конференции большевиков, придерживался относительно умеренных позиций и даже поддержал Временное правительство. Прибывший в апреле Ленин же выступил радикально против него. Тогда Сталин резко поменял свою точку зрения и стал одним из самых громких сторонников Ленина.

Когда Ленин с Зиновьевым были вынуждены бежать в Финляндию после неудачных Июльских выступлений, а Троцкого посадили в тюрьму, Сталин стал одним из лидеров большевиков. Во многом из-за этого после Октябрьского переворота Ленин сделал его комиссаром по делам национальностей.

— В 1918 году Россию охватила Гражданская война. Какое участие в ней принимал Сталин?

 — Во время Гражданской войны Сталин был везде и сразу. То он на фронте в Царицыне, то дискутирует с Троцким в Петрограде, то выполняет функции комиссара по делам национальностей в Москве — он уделял этой должности не очень много внимания, но благодаря ей приобрел значительное влияние в будущих национальных республиках СССР.

Сталин принимал прямое участие в создании нового государства в 1922 году. Его и Ленина можно назвать архитекторами советской национальной политики. Изначально марксисты выступали против национализма: для них он представлялся логичным продолжением буржуазного и капиталистического государства. В целом для них классовая борьба была намного значительнее, чем этническая.

Тем не менее ленинизм — очень прагматичная идеология. Ленин видит, что в Первую мировую войну и после нее национализм активно развивается. И так как Российская империя [c 1917 года] распадается, многие ее бывшие народы создают новые, национальные государства. Для сохранения контроля Ленин признает важность федерализма и уже к январю 1919 года приходит к решению, что новое государство будет федерацией.

С продвижением Красной армии по границам территорий бывшей империи к РСФСР присоединяются новые «советские социалистические республики» — Украина, Белоруссия, Армения, Грузия, Азербайджан. Однако возникает новый конфликт между Сталиным и Лениным. Последний готов предоставить бо́льшую автономию национальным республикам, тогда как первый выступает за то, чтобы способствовать их интеграции в РСФСР. Ленин побеждает, но Сталин сохраняет свои имперские убеждения.

Сталин предпочитал централизованное государство, потому что был настоящим этатистом, государственником, для которого важнее всего была вертикаль власти. Любые демократические процедуры для него были неприемлемы. Еще в 1918 году он выступал за репрессивные меры, чтобы большевики смогли удержать власть. Повторюсь: Сталин — настоящий макиавеллиевский прагматичный политик, приверженец realpolitik, для которого цель — в данном случае построение социализма — оправдывает любые средства.

Именно во время Гражданской войны формируется соперничество Сталина и Троцкого. Оба они довольно сильные личности, отличаются желанием максимально контролировать вверенную им сферу деятельности. Троцкий начинает атаку на Сталина в Царицыне, и это противостояние выливается в потерянные жизни солдат Красной армии, так как командующие просто не могут договориться.

В 1919 году Сталин становится генеральным секретарем партии: эта работа считается довольно второстепенной, незначительной. Однако за счет выдающихся организаторских и бюрократических навыков он использует новую должность как инструмент для консолидации власти внутри партии. Так как все назначения проходят через него, он раздает должности своим сторонникам. В 1923 году Ленин увидел рост влияния Сталина и попытался ему противостоять. Но было уже поздно.

— Почему Ленин не смог остановить концентрацию власти в руках Сталина?

 — В письме к съезду [написанном в 1922 году] (его неофициальное название — «Завещание Ленина») Ленин обрушивается с критикой на большинство товарищей по партии — «[Николай] Бухарин никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики»; «Троцкий чрезмерно хватает самоуверенностью». Сталин для него «слишком груб» и «сосредоточил в своих руках необъятную власть» на должности генсека. Ленин предлагает Сталину отставку, и тот картинно соглашается, но товарищи «упрашивают» его остаться. Ленин к тому моменту уже слишком болен, чтобы по-настоящему этому противостоять.

— Можно назвать приход Сталина к власти комбинацией случайностей? Или же вполне закономерно, что он стал во главе СССР после смерти Ленина?

 — Я не считаю, что в истории существует такое понятие, как «неизбежность». Есть потенциальные возможности. К концу жизни Ленина Сталин был одной из нескольких политических фигур, которые могли занять должность лидера. Просто так сложилось, что вместе с Зиновьевым и Каменевым он сформировал своего рода триумвират. Одна из целей этого триумвирата заключалась в нейтрализации Троцкого и его амбиций. Им это удалось.

Восхождение Сталина [по вертикали власти] не было неизбежным — более того, еще в 1920 году оно казалось крайне маловероятным. Ленин верил в то, что политика — это своего рода война, где все средства хороши. Поэтому во время Гражданской войны он, например, выступал за использование террора: никаких компромиссов, никаких дискуссий. Демократия воспринималась большевиками как формат власти для неудачников — ты проигрываешь выборы, но можешь вернуться на следующих. В большевистской парадигме врага нужно уничтожать, чтобы он уже никогда не смог взять реванш.

Эта кровавая оптика помогла им захватить власть в 1917-м и удержать ее в течение следующих лет. Однако к началу 1920-х Ленин осознал важную вещь: ему досталась аграрная страна. Если крестьяне взбунтуются, большевикам [противостоящим белым] придет конец. Чтобы противодействовать этому, была выбрана НЭП — новая экономическая политика. Это было настоящее перемирие в Гражданской войне, заключенное городскими революционерами, защищающими рабочий класс, с крестьянским большинством страны.

Вообще, Россия была худшим местом для построения социализма марксистского типа: он, по идее, должен был наступить в развитой, капиталистической, урбанистической стране. Ленин принял решение стратегически отступить и заключить перемирие с крестьянством и представителями национальных окраин. Последним дали относительную автономию, первым — возможность самостоятельно распоряжаться выращенными ресурсами. Сталин поддержал НЭП. Он действительно верил, что это даст возможность постепенно прийти к социализму в отдельно взятой стране. Троцкий же выступал за интернационализм, продолжение мировой революции и более форсированную индустриализацию.

— А почему Сталин не начал сразу строить тоталитарное государство?

— Как я говорил, Сталин был в первую очередь прагматиком. НЭП действительно работала почти все 1920-е. Экономика восстанавливалась, люди богатели, следуя лозунгу Бухарина «Обогащайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство!» Несмотря на это, в конце 1920-х крестьяне начали протестовать. Экономические причины для этого довольно сложны. Если вкратце — государству не хватало промышленных товаров из-за слабой индустриализации, которые оно могло бы обменивать у крестьян на зерно. Поэтому они, будучи рациональными акторами, стали удерживать ресурсы или продавать их частным подрядчикам.

Этот кризис разделил большевиков. Одна часть, во главе с [Николаем] Бухариным, [Алексеем] Рыковым и [Михаилом] Томским, выступила против свертывания НЭП. А Сталин внезапно радикально сдвинулся влево и принял решение форсировать коллективизацию: начать насильно забирать у крестьян зерно и загонять их в колхозы.

 — Но разве этот ход был прагматичным? Что прагматичного в масштабном голоде, который повлекли за собой эти решения?

 — Следуя логике Сталина, смысл коллективизации заключался не только в экономических причинах, но и в политических: сломить волю крестьянства к сопротивлению, разрушить их независимость. Перемирие закончилось, большевики снова перешли к войне — на этот раз против большинства населения страны. Разумеется, коллективизация стала катастрофой. Была значительно снижена продуктивность крестьянства, сельское хозяйство аграрной страны перестало быть таким же доходным, как раньше. Во многом эта проблема сохранялась до самого распада СССР.

— Сталин хоть когда-нибудь рассматривал вероятность мировой революции, как Троцкий? Или же его целью всегда был «социализм в отдельно взятой стране»?

— Сталин был наименьшим интернационалистом из всех высокопоставленных большевиков. Международные революции его практически не интересовали. Это сочетается с оценкой Сталина как этатиста. Главное для него — сохранить и укрепить Советское государство. Остальное не так важно, особенно учитывая, что во второй половине 1920-х западные демократии и так становятся сильными.

— В чем были основные причины голодомора? Почему больше всего от голода пострадала именно Украинская ССР и правда ли, что это был намеренный геноцид украинского народа?

— В современной науке существует две интерпретации голодомора. Согласно первой, этот голод действительно был геноцидом — намеренной попыткой Сталина уничтожить Украину и ее народ как этническую группу. По второй, которой придерживаюсь и я, голодомор все же не был геноцидом. Однако это была несостоятельная, жестокая стратегия, часть коллективизации. Сталин и его приспешники не планировали убить как можно больше украинских крестьян. Они хотели насильно забрать зерно, что в сочетании с неурожаем и засухами привело к катастрофическим последствиям — за два года, 1932-й и 1933-й, в Украинской ССР погибли от двух до четырех миллионов человек. Могу сказать, что результаты голода усугубились империализмом Сталина — московская метрополия попросту пренебрегла проблемами периферии. То же самое произошло на Северном Кавказе, в Казахстане и Поволжье.

— Можно сказать, что Сталин несет личную ответственность за голодомор?

— Думаю, что да. Локальный голод может произойти из-за природы — засухи, потопов и так далее. Но случившееся в начале 1930-х — полный провал государственной стратегии. Режим не смог предотвратить массовый голод. Хаос коллективизации и насильное изъятие зерна у крестьян значительно усугубили естественные причины.

— Известно ли что-то об отношении Сталина к Украине?

 — Судя по немногочисленным свидетельствам, Сталин смотрел на украинцев пренебрежительно. Он был грузином, но так тесно ассоциировал себя с Россией, что во многом принимал русофильскую оптику. Подобную имперскую снисходительность жителей России по отношению к другим народам я заметил, когда путешествовал по СССР в 1960-х. Украинская культура для них — оксюморон, украинцы — не отдельный народ, а часть России. Это, кстати, заметно и в риторике Путина.

— То есть можно сказать, что Сталин строил империю?

— Я всегда говорил, что СССР — это своего рода империя. Он притворялся федеративным и многонациональным государством, но на самом деле носителем всего суверенитета была Москва. У республик были некоторые права, но не было никакой автономии. Кроме того, происходила советизация — «сплавление» национальных культур с российской. Армянин, украинец или казах могли ассоциировать себя с другими армянами, украинцами или казахами, однако в первую очередь они были советскими гражданами. Отчасти это работало — во Вторую мировую войну люди умирали «за родину» (вполне возможно, что за свою малую) и «за Сталина» (воплощение единого советского патриотизма). Таким образом конструировалась двойная идентичность — локальная и общесоветская.

— В таком случае был ли сталинский СССР реинкарнацией Российской империи?

— Есть ученые, которые утверждают, что Сталин был новым царем, СССР — это новой империя, а коллективизация — второе крепостное право. Эти аналогии могут быть удобными для осознания контекста, но для меня они не очень полезны. Я все же думаю, что Сталин строил новое государство, которое тем не менее во многом опиралось на российский империализм. Ведущая роль закреплялась за партией — да, кто-то может сказать, что большевики были «новым дворянством», однако их позиции не были наследственными.

— Как к Сталину относятся в современной Грузии и в других странах Закавказья?

— В Армении и Азербайджане Сталина ненавидят, помня о том, какими ужасами сопровождалось его правление: уничтожением местной интеллигенции, ссылками в Сибирь и Казахстан. Для многих в Грузии Сталин — национальный герой, однако этот факт не стоит преувеличивать. Он самый знаменитый грузин в истории, в 1953 году он был одним из главных людей мира, поэтому логично, что многие в Грузии попросту гордятся успехом соотечественника. Тем не менее сама страна тоже пострадала от действий Сталина, поэтому внушительная доля ее современных жителей относится к нему противоречиво.

— Осталась ли у Сталина грузинская идентичность?

— Существовало два Сталина: «публичный» и «частный». Последний во многом действительно сохранял свою грузинскую идентичность. Например, у него был повар из Грузии. В целом, он доверял товарищам-соотечественникам, но, как и со всеми остальными, использовал их для собственных целей. Его кличкой, псевдонимом было Коба — имя героя повести грузинского автора Александра Казбеги «Отцеубийца». Публичный Сталин же был абсолютно советским человеком, что сочеталось с двойственностью, о которой я говорил раньше.

— Вы можете оценить Сталина как политического мыслителя? Были ли у него по-настоящему оригинальные и интересные идеи?

— Какие бы идеи у Сталина ни были, все они основывались на книгах Ленина или Маркса, которые он изучал и в которые верил. Он был интеллектуалом, много читал, оставляя пометки на полях. Однако он сильно подгонял эти сочинения под свою довольно узкую ценностную рамку. В его интерпретациях гуманистические аспекты марксизма часто полностью игнорировались.

 — Какими были основные причины начала Большого террора? Действительно ли за счет чисток в партии Сталин старался укрепить личную власть?

 — Вы задаете вопрос об одной из главных загадок советской истории. Большой террор — это совершенно иррациональный акт. Зачем государство на пороге крупной и ожидаемой войны начинает планомерно уничтожать интеллигенцию, партийных сотрудников и армейские чины? Зачем оно так себя ослабляет и оглупляет? Разумеется, ответственность в первую очередь лежит лично на Сталине. Отчасти под воздействием НКВД и [Николая] Ежова он начал параноидально считать, что СССР наполнен предателями и опасными для общества элементами, от которых его нужно очистить. На самом деле [к тому времени] он уже уничтожил любую оппозицию. Ему совершенно никто не противостоял. Нет никаких свидетельств, что против него готовился хоть какой-то заговор.

Таким образом, с точки зрения Сталина, для начала Большого террора существовало две основных причины. Первая — он был уверен, что только он может создать идеальное социалистическое государство. Вторая — Сталин продолжал активно продвигать идею абсолютного партийного единства. Но теперь уже методы для его достижения заключались не в убеждении, дискуссии и переговорах, а в жесткой силе и массовых убийствах.

 — Значит, Сталин был не таким уж прагматичным?

 — Возможно, его цель заключалась в том, чтобы «зацементировать» единство, пресекать жесточайшими мерами малейшее проявление несогласия. В таком случае он продолжал действовать прагматично. Но, разумеется, последствия были чудовищными. Большой террор значительно ослабил СССР и многократно усложнил достижение победы во Второй мировой войне.

— Зачем нужно было переходить к масштабным расстрелам? Почему Сталин не мог удовлетвориться чисткой внутри партии?

— Большой террор сопровождался мультипликативным эффектом: НКВД пытает несколько десятков человек, они дают ложные показания на сотни, те — на тысячи и так далее. В стране сформировалась атмосфера недоверия, в рамках которой каждый стремился доносить на другого.

Большой террор проходил с одинаковыми потерями для всех категорий советских граждан или какие-то из них были затронуты особенно сильно?

 — До открытия архивов большинство историков концентрировалось на чистках в верхах. Однако после распада СССР ученые обнаружили, что большинство жертв террора происходило из крестьянства и духовенства. Об этом в том числе свидетельствует печально известный приказ НКВД № 00447.

— Какими были результаты этих репрессий — в политическом и социальном плане?

— Если вы уничтожаете целое поколение политических деятелей, их срочно нужно восполнять новыми, иначе страной будет некому управлять. Поэтому довольно быстро после чисток освободившиеся места заняли молодые функционеры. Среди них в том числе были Андрей Громыко, Алексей Косыгин и Леонид Брежнев. Сформировалась новая сталинская элита, которая диктовала политику в стране вплоть до прихода к власти Михаила Горбачева.

Другим социально-психологическим эффектом стало формирование в стране атмосферы страха и угнетенности. Советские люди лишились инициативности, перестали брать какую-либо ответственность за свои поступки. Однако это положение дел вскоре было разрушено войной. Во многом из-за этого и не удалось построить полностью тоталитарное общество. Обычные граждане, которых Сталин называл «винтиками великого государственного механизма», находили способы преодолеть внешние препятствия, чтобы подняться выше, достичь хоть какого-то успеха. И эти «винтики» нашли в себе силы негласно противостоять [тоталитаризму] — так, чтобы заставить систему измениться после смерти Сталина.

— Мы пропускаем целую декаду, 1940-е годы, потому что это тема для отдельного интервью. Давайте поговорим про смерть Сталина. Как он умер?

— Очень мучительно. Сталин проводил ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года на своей даче в Кунцево с друзьями, в том числе с [Лаврентием] Берией, [Георгием] Маленковым и [Никитой] Хрущевым, которые рано утром уехали. Он пошел в свой кабинет, прилег на диван — и у него случился масштабный инсульт. Утром охранники забеспокоились, что Сталин не выходит из комнаты, и позвонили членам Политбюро ЦК КПСС. Были вызваны врачи, но Сталин не приходил в сознание, несмотря на их усилия. В течение следующих дней члены Политбюро регулярно собирались, чтобы определить, кто займет руководящий пост. Промучившись несколько дней, вечером 5 марта Сталин умер.

— Какой была реакция на смерть Сталина у обычных граждан СССР?

 — Они были шокированы. Богоподобный лидер, под портретами которого они рождались и умирали, исчез из их жизни. В Москве образовалась многокилометровая очередь к телу, случилась давка, в ходе которой погибло как минимум 127 человек.

— Немного глупый, но тем не менее важный вопрос: неужели люди к этому моменту уже забыли про Большой террор?

— Сталин оставался во власти так долго не только из-за массовых чисток. Кроме этого, существовала огромная машина пропаганды, которая постоянно твердила советским гражданам, что только со Сталиным можно достичь светлого, радостного будущего. Не стоит также забывать про Вторую мировую войну. Тяжелейшая победа была достигнута усилиями простых людей, но в их сознании она ассоциировалась со Сталиным.

— Передел политической системы в СССР начался не сразу после смерти Сталина. Три года между его смертью и ХХ съездом были скорее временем внутрипартийной грызни или поиском новой идеологии после смерти диктатора — и смогли ли они ее найти?

— Члены Политбюро были напуганы. Они не до конца осознавали, что нужно делать. Потребовалось время, чтобы режим Хрущева консолидировался и выработал новую идеологию — ею стала постепенная адаптация ленинских идеалов. Однако полностью вернуть НЭП не удалось.

Весь ХХ век в советской истории — это серия интерпретаций, попытка скорректировать режим. Военный коммунизм, НЭП, сталинизм, реформы Хрущева, застой, радикальная перестройка Горбачева — ни один из этих форматов так и не стал полноценным социализмом.

 

(Оновлено 18:00)

Апостроф

Адриан Радченко

Байден дал четкий сигнал окружению Путина, война может закончиться мгновенно – Андрей Пионтковский

У Запада есть только одно табу в Украине, а Путин уже обречен

Последние недели ознаменовались громкими событиями в россии. Сначала российский диктатор выступил перед федеральным собранием, заявив о приостановке участия рф в ДСНВ, затем подписал этот документ. Не обошлось и без “бавовны” – несколько городов якобы были атакованы беспилотниками, а в Питере даже пришлось закрывать воздушное пространство. Что происходит в россии, как изменилась поддержка Украины со стороны западных союзников за год войны и будет ли Китай продавать оружие рф – в эфире Апостроф TV рассказал политолог и публицист, уже много лет проживающий в Вашингтоне, АНДРЕЙ ПИОНТКОВСКИЙ.

– На днях в россии была большая атака беспилотниками. Появилась информация, что кремль не будет на это реагировать, потому что “красные линии” еще не перешли. Что будет дальше?

– А как он вообще собирается на что-то реагировать? У российских пропагандистов об атаках беспилотников нет ничего. Наоборот, сразу несколько видных пропагандонов получили, видимо, специальные темники и предупреждают, что не нужны шапкозакидательские настроения, сейчас вообще распутица, в ближайшие месяцы никаких крупных наступлений не стоит ожидать, мы изматываем врага, перемалывая его живую силу и технику в упорных оборонительных сражениях. Вот такая последняя установка кремля, она очень интересная.

– Возле Санкт-Петербурга закрывали воздушное пространство, аэропорт Пулково, потому что было какое-то “НЛО”, как они это называют. Это штатная ситуация? Ничего не происходит, все по плану, но?

– Это пока еще детские самодельные украинские хлопушки, а наши героические союзники никак не могут решиться предоставить нам дальнобойные ракеты. Я имею ввиду ATACMS с дальностью 350 километров. Правда, очень позитивным было развитие между 8 и 9 “Рамштайном” – резко увеличилась огневая дальность HIMARS – все заметили – с 80 км до 160 км, что позволяет сейчас поражать цели противника практически на всей оккупированной территории Украины, кроме юга Крыма. Перешеек и северную часть Крыма достает. Это большой прогресс.

Но у нас есть еще замечательные британские союзники, которые готовы сбросить с себя все табу и первыми дать дальнобойные ракеты. А это Storm Shadow дальностью до 1 тысячи километров. Так вот, когда над Москвой и Петербургом будут летать Storm Shadow, я думаю, что Москва созреет к новому жесту доброй воли.

– А они будут там летать?

– Начался, по-моему, серьезный разговор с нашими союзниками. Мы все задавали вопросы. Во-первых, мы бесконечно благодарны за эту громадную помощь, без этого оружия мы не могли бы наносить такой ущерб врагу. Но все же понимают и на Западе, что Украина не только защищает себя, но защищает весь западный мир, цивилизованный мир. Но все-таки мы видим, что передавая нам новые пакеты очень современного вооружения – в последнее время это сотни танков, бронетанковой техники и, что самое главное, новые ракеты, которые вдвое увеличивают дальность воздействия HIMARS – все таки, продолжает Запад ограничения на себя накладывать. Что касается сегодняшнего дня, то это ракеты ATACMS и самолеты F-16.

Я долго задавал себе вопрос, чем объяснить такую сдержанность? Были разные теории заговоров, разные люди ходили по украинским студиям и рассказывали, что Байден с путиным обо всем договорились, и Байден дает только, как они говорили, “пипетную” помощь. Это не “пипетная”, а шланговая. Все новые и новые образцы оружия предоставляются. Но все-таки что-то их сдерживает.

Мне кажется, я нашел разгадку в той фразе Столтенберга, которую я чуть ли не каждое интервью у вас цитирую, она действительно изменила позицию Запада. Я имею в виду его заявление в ноябре на совещании министров иностранных дел, когда отвечая на вопрос, не тратим ли мы слишком много денег на Украину, он ответил: “Да, мы платим деньгами, а украинцы платят кровью, и если они не устоят, то нам придется платить эту цену, нам придется платить кровью”. Нам понравилась эта фраза, потому что она показала понимание той миссии, которую выполняет Запад. Это, если хотите, моральная обязанность Запада перед Украиной. И это заявление сыграло свою роль, позиция НАТО стала совсем другой, и помощь расширилась. И сейчас уже открыто говорят, что Украина вступит в НАТО.

Но все-таки, вдумайтесь, есть же и ужасная сторона. Он же говорит, что украинцы платят кровью, а, не дай Бог, нам придется?! Вот они готовы помогать оружием, но союзник не готов рисковать своими жизнями, чтобы помочь одной стране, которая защищает всех. Вот эта сдержанность все объясняет. Они каждый раз как бы пробуют почву. Они увеличивают масштаб своей помощи. Долгое время они действительно боялись, и много об этом говорили, ядерного удара. Сейчас понятно уже, что никакого ядерного оружия путин применять не будет. Кстати, Запад очень четко его предупредил, что последует в ответ на это. И даже китайские товарищи ему объяснили.

Они боятся другого, что с масштабом увеличения этой помощи русские ударят в конце концов… Что значит дать F-16? Кстати, я надеюсь, что они будут даны в ближайшие месяцы. Они будут базироваться на румынских, польских аэродромах, взлетать оттуда, и когда-то русские в один “прекрасный” день ударят по территории НАТО. А НАТО уже сколько раз утверждало, что за каждый дюйм территории НАТО они будут сражаться? Они ударят обратно по российским целям, это страшный день для русских. Если НАТО лично вмешается, оно может всю эту русскую группировку в Украине за несколько дней уничтожить. Но при этом могут погибнуть сотни западных военнослужащих. А может, русские ударят еще по какому-нибудь городу и погибнут тысячи мирных жителей на Западе? Это цена, которую Запад считает неприемлемой за победу над россией.

Запад готов обеспечить победу Украины и делает для этого, но без пролития западной крови, без риска пожертвовать своими жизнями. И надо говорить об этом откровенно, что мы это видим. Во-первых, это аморально, конечно. Но, с другой стороны, понятно, западные лидеры должны заботиться о безопасности своих граждан, своих стран. Но в конце концов, может им скажем, что может и не хватить этой украинской крови?! Сколько можно лить, ведь каждое общество имеет какой-то предел своей стойкости. Надо им объяснить, что им надо идти на этот риск.

– Я думаю, что они прекрасно понимают это. Очень легко торговать чужой кровью именно потому, что она чужая. Когда говорят о том, что путину все равно, он может уничтожить и 300 тысяч людей, это очень смешно – сравнивать 140-миллионную страну и 40-миллионную. Мы не можем пожертвовать, и эти потери для нас недопустимы. С одной стороны, потому что мы не относимся к своим людям, как к мясу, а с другой стороны этой крови может просто не хватить. Но градус повышается, ранее мы говорили об атаках беспилотников на аэродромы, а сегодня он упал в Подмосковье. Там до кремля 90-100 километров, можно за 40 минут долететь. И этих беспилотников будет больше, события будут идти вперед, я правильно понимаю?

– Конечно. Украина, безусловно, одержит победу. Она уже одержала стратегическую победу. Но ведь момент, когда рухнет режим, зависит от сознания людей. Эти удары по Москве, по Санкт-Петербургу влияют на сознание путинского окружения, российской верхушки несоизмеримо больше, чем любое продвижение на Донбассе или на юге Украины. Они близки к пониманию своего поражения.

Вот последняя речь путина – обращение к собранию. Это человек, который еще несколько месяцев назад угрожал всему миру, кричал в своем обращении о начале “операции” 24 февраля, что если какие-то страны посмеют вмешаться, помешать их планам, то “мы обрушим на них такие катастрофы, которые они никогда в жизни не испытывали”. Он явно шантажировал мир использованием ядерного оружия. Сейчас уже это невозможно.

К чему он призывал в своем последнем выступлении? Он обещал, что участников “СВО” будут через каждые полгода отпускать на двухнедельный отпуск. То есть он видит эту войну как какую-то рутинную, тягучую, бесконечно продолжающуюся. И поэтому он не может ее проиграть. Он говорил о надоях молока, росте зерновых, прокладывании автомобильных дорог в Казани. Ну, еще идет “СВО”, и увеличен материнский капитал, а кроме того, участников “СВО” будем отправлять раз в полгода на две недели. То есть он уже приземлил все свои грандиозные геополитические цели, понял неосуществимость, бессмысленность и бьется только об одном: любыми средствами не признать поражение. А Лукашенко – его холуй – два дня повторяет одно и то же, что необходимо срочно заключить мир, иначе будет поздно.

Путин понял, что он проигрывает. И вот сегодня военные эксперты на всех шоу получили указание объяснять, что ближайшие два месяца никакого наступления не будет, а там украинцам подвезут танки, дальнобойное оружие и посмотрим, что там будет. Они уже обречены. И вопрос в том, сколько украинской крови придется за это заплатить. И вот этот вопрос сейчас Запад для себя решает.

– Bild, насколько я помню, писал, что Украине дали полгода, чтобы вернуть свои территории, а потом Запад попытается принудить Киев к мирным переговорам.

– Сначала подобная информация появилась в левой газетенке New York Times, они все время гадости пишут такого рода. Потом Wall Street Journal, а потом это тысячу раз было опровергнуто всеми. Это одна из спецопераций Москвы, чтобы убедить Украину прямо сейчас пойти на переговоры. Подобные источники все время вбрасывают выгодные российской пропаганде тезисы.

На самом деле мы понимаем, что Байден и Столтенберг прекрасно к Украине относятся. Они всей душой желают Украине победы, оказывают ей всяческую помощь. Но так, чтобы не пролилось ни капельки западной крови.

Но есть более решительные союзники, которые готовы идти на определенный риск. Это прежде всего Великобритания. Фантастическую речь произнес Риши Сунак на Мюнхенской конференции. Он шел в разрез со всеми этими табу, наложенными Байденами и Столтенбергами. Мы первыми дадим танки, мы первыми дадим дальнобойные ракеты, мы первыми дадим самолеты, мы уже обучаем украинских летчиков. Украинские летчики на тех же F-16 тренируются и в Британии, и в Польше, и в Штатах.

Нужно вернуться к идее Бориса Джонсона – так называемой коалиции желающих. В самые тяжелые времена, в начале войны Борис видел, что Запад не готов на многое, он призывал создать коалицию стран, которые готовы дальше пойти. Великобритания, Польша, страны Балтии оказывают помощь вне официальных рамок НАТО. Потом НАТО подтянулось, и эта идея стала менее актуальной. Надо сейчас к ней вернуться.

И открылся один новый неожиданный фронт для коалиции желающих, и украинская дипломатия прекрасно его использует. Это позиция лидеров Республиканской партии. Мы же привыкли, что делает Республиканская партия. Там какая-то трампистская сволочь – 30-40 человек – сидят в Палате представителей, все время обвиняют Байдена в том, что он развязывает Третью мировую ядерную войну, и надо прекратить помощь Украине. Так это 30-40 человек.

А вот сейчас лидеры Республиканской партии резко выступили, это друзья Украины. Всегда им был Митч Макконелл – лидер Республиканской партии в Сенате. И очень отличный молодой человек – новый председатель комиссии по иностранным делам палаты представителей Майкл Маккол. Они начали критиковать Байдена за то, что он недостаточную помощь оказывает Украине. Это совершенно меняет политическую повестку в США.

Сейчас уже началась президентская кампания. У республиканцев уже в августе будут так называемые дебаты кандидатов. И если трамписты выбрали стратегию атаковать Байдена за то, что он оказывает помощь Украине и ведет к мировой войне, то большинство республиканцев, классическое руководство партии, решили атаковать с противоположной позиции, и это очень важно. В этой атмосфере общими усилиями англичан, республиканцев, проукраинского крыла внутри байденской администрации мы заставим коллективного Байдена снять последнее ограничение с “файтерами”, а под это дело и англичане дадут нам Storm Shadow, чтобы мы беспокоили Санкт-Петербург не нашими беспилотниками, а современными ракетами Storm Shadow.

– Путин подписал закон о приостановке участия в договоре о сокращении СНО. А это ему поможет?

– Путин сделал два заявления: я не буду увеличивать ядерное оружие и я не буду проводить никаких испытаний. Это его сигнал Западу, что “давайте со мной договариваться, я не сумасшедший, видите, какой я рациональный, я уже все понял, шантажом я уже не занимаюсь, давайте заставим этих украинцев согласиться на мир со мной”.

– Но Запад это всерьез не принял. А в чем тогда польза?

– Польза? Говорят, в россии нет антивоенного движения. Парадоксально, но антивоенным движением являются сегодня самые отчаянные фашистские сторонники войны: все эти Гиркины, Пригожины и прочие. Они же орут во весь голос.

Я читал на днях текст “легендарного” военного корреспондента, я надеюсь, его повесят после нашей победы как военного преступника, зовут его “военкор котенок”. И вот этот “котенок” требовал расстрелять всех в министерстве обороны в звании, начиная с подполковника и выше, потому что они все предатели, они разворовали всю армию, они бездарные полководцы и всех их надо сменить. Это и есть антивоенное движение, объективно, потому что при таких настроениях войну продолжать объективно невозможно.

Путин хочет вылезти из этой войны, но он вынужден как-то лебезить перед этой фашистской публикой. И перед ними Путин сделал два таких замечательных жеста: я вышел из договора СНВ и вышел из договора о запрете испытаний.

– Он также заявил, что в военных действиях в Украине подразделения фсб принимали прямое участие. Я не знаю, какие потери были у этих подразделений, но тем не менее, федеральная служба безопасности на войне в Украине – это не странно ли?

– У них есть военизированные части. Они громадную роль играли, я думаю, в первые дни, их задачей было захватить центры управления и связи. Фсб – это вооруженная организация, у них есть самолеты, в этом ничего удивительного нет.

– На днях в Беларуси неизвестными партизанами, неизвестными беспилотниками А-50 вроде обнулили. Лукашенко должен как-то реагировать.

– Он никак не отреагировал, в Китай поехал просить у товарища Си гарантии его территориальной целостности. В этом случае я верю версии о белорусских партизанах. Вы знаете, в Украине два очень серьезных подразделения белорусских воюют на стороне ВСУ.

И потом, мы знаем состояние белорусского общества, мы видели тот масштаб протестов против избрания Лукашенко и ту репрессию, которую он обрушил. Лукашенко же ни дня не проживет после падения путина. Беларусь немедленно присоединится к европейскому выбору.

Но у меня какое-то странное чувство и уверенность знаете в чем? Что уже когда путин будет сдаваться или стреляться, одной из последних политических акций, которые он совершит – он убьет Лукашенко. Он столько крови из него выпил за последние 30 лет, петляя. Надо отдать ему должное. Так что Лукашенко уже не жилец.

– Мы часто говорили о звонках Макрона путину, мемы выпускали. А тут у путина посетовали, что ни Макрон, ни Шольц не звонили давно, забыли. Что это за печаль?

– Мы же многое пережили недели две перед годовщиной. Была целая серия драматических событий. Мы видели триумфальный визит Зеленского в европейские столицы, Мюнхенская конференция, два визита Байдена исторических – в Киев и Варшаву. Запад очень резко определился в своей позиции.

Мы целый год анализировали борьбу внутри байденской администрации между сторонниками победы Украины и сторонниками так называемого “непоражения” Украины. Теперь Запад ставит очень четко на победу Украины,понимая, что с этим негодяем надо кончать. А Байден и Харрис в последних заявлениях назвали Путина военным преступником, обвинив в военных преступлениях.

Возвращаясь к вопросу о звонке Макрона. Запад сознательно отрезал себе возможность каких-то разговоров с ним. Запад сохраняет контакты и сигналы для окружения путина. Кстати, обвинение в военных преступлениях и на эту ситуацию работают. Сдадите путина – мы не всех вас посадим на скамью подсудимых. Такой примерно был сигнал окружению путина.

Это несомненный плюс в решимости Запада. Но я возвращаюсь к тому же минусу, который мы должны нашим друзьям объяснять. Объяснять им, какая цена может быть. Они хотят без малейшего риска для себя, не спровоцировать россию на удар по своей территории, что очень плохо бы закончилось для путина. Помните, что наши замечательные друзья Байден и Салливан, я не иронизирую, говорили до войны? Они каждое утро выходили и объясняли, что они не будут делать: не будет войск НАТО на украинской земле. Мы знали, что этого не будет, зачем это было повторять каждое утро? Каждое такое заявление усиливало веру путина в его безнаказанность

Хорошо, он не собирается сегодня передавать F-16, через месяц все равно передаст. Но зачем говорить об этом? Путин же питается этой информацией, каждое заявление порождает в нем массу надежд, что Запад дрогнет, “он меня боится”. Надо работать уже на его психику, чтобы там не оставалось никаких надежд ускользнуть от ответственности. Это мы должны сейчас откровенно объяснять нашим друзьям.

– Что сильнее действует на психику: конкретные заявления или поставки вооружения и удары беспилотниками? Это же сильнее почувствуешь, чем “мы будем помогать”?

– Вообще не надо на эту тему разговаривать. Надо поставлять и все, пусть оружие неожиданно появляется. Они делают многое, заработали же ракеты большой дальности по Мариуполю? Это же громадная разница: HIMARS бьют на 80 км или на 160. Мозги им надо выбивать. Надо выбивать и все военные объекты, но прежде всего надо выбивать мозги, чтобы там не оставалось никакой надежды на спасение. Объективно, для этого существуют все данные.

Cейчас украинское руководство это поняло. Его не смущают заявления Байдена про то, что он не будет передавать F-16. Зеленский встречается с Республиканской партией и их просит в Конгрессе провести. Я в воскресенье слушал интервью Маккола и он говорит, что “мы поставим в Конгрессе закон о предоставлении F-16, чтобы обязать Байдена”. Нужно использовать все.

– Бен Ходжес в Twitter описал, как он видит нейтрализацию российских войск на территории Крыма. Он пишет, что, скептики считают, что для этого нужна дорогостоящая, масштабная сухопутная атака. Но он так не считает, нужно бить, пока Крым не станет непригодным для россии, ССО сделают все остальное. Вот и весь рецепт успеха. Что вы думаете об этом?

– Он уже об этом говорит несколько месяцев, наш замечательный друг. А что говорил генерал Залужный? Он то же самое говорил: я нахожусь в 84 км от Мелитополя и я готов пройти этот путь. Для чего? А я оттуда буду хреначить по Крыму – вот, что он сказал. Но помните, он сказал, что ему для этого нужно 300 танков – ему уже дали 1000, 700 бронемашин и 700 гаубиц. Все это уже дали и намного больше.

Кроме того, он говорил, что “когда я дойду до Мелитополя, я оттуда буду хреначить из HIMARS по Крыму”. А он сейчас уже может это делать, потому что дальность увеличена в два раза. Все на нашей стороне сейчас. Весь вопрос в том, сколько времени и сколько украинской крови это займет. И то, и другое сейчас зависит от Байдена и Столтенберга. А может, от Риши Сунака, который выполнит свое обещание первым дать Украине дальнобойные ракеты. У англичан гены великой державы, они всегда немного ревностно относятся к своим младшим американским братьям и хотят быть впереди решений великих геополитических проблем.

Великобритания – это мотор нашего союза, конечно. Мы же видели это в самое тяжелое время.

– Пошел второй год войны. По этой логике, как, по-вашему, будет выглядеть пик поддержки Запада? Раньше говорили, что танки не дадут ни за что. Сейчас пилоты проходят обучение на истребителях F-16. Табу для Запада – это живая сила. Как может выглядеть пик?

– Пока они воздерживаются от живой силы. Но если они дадут самолеты, англичане дадут Storm Shadow, этого нам достаточно для победы. Но почему они колеблются? Именно потому что передача самолетов может спровоцировать русских на удары по этим самолетам, а это уже означает прямое столкновение, в котором русская армия в Украине будет уничтожена в несколько дней. Но наши западные союзники потеряют пару сотен солдат, офицеров, а может быть и тысячи мирных жителей. Вот для них это невыносимые потери, надо их понять.

– Несколько недель назад Симоньян выстроила свое обращение вокруг того, что нужно умирать, но не здесь, а там, в Украине, за какие-то идеи – не понятно, какие именно. Я называю это цивилизацией смерти. Я не могу не спросить, мне хочется, чтобы это нашло какое-то свое наказание, как это должно выглядеть в цивилизованном обществе?

– Во-первых, философия смерти – это фейк. Их детки прыгают в Дубае, какой-то генерал занимается онанизмом публично, умирать они не собираются. Есть только один настоящий фашист – Дугин, который взорвал собственную дочь ради своего великого фашистского дела. Он думал, что эта сакральная жертва заставит пробудиться фюрера и начать ядерные атаки по Западу, и он умрет. Но это один на россию, больше у них настоящих фашистов нет. Остальные притворяются.

– Вы вспомнили про этого генерала, который снимает свои голые видео. Почему их никак не наказывают за это, что вообще происходит?

– Никак не наказывают. Помните выступление Камалы Харрис? Она говорит: “Я же прокурор, знаю, как собирать доказательства и как предъявлять обвинения, как наказывать за тысячу преступлений против человечности”. С этим генералом они (россияне) сами разберутся. Нам придется разбираться со всеми пропагандонами, их очень много. Они же недавно праздновали, что вышли из Совета Европы и будут применять смертную казнь. Ну хорошо, ладно, будем применять смертную казнь, уговорили.

– Мы смеемся, но это не смешно, это скатывается в дремучее заболотье, и именно этого боится Запад. Это будет бесхозное болото, бегающее стадо, но с ядерным оружием. С кем договариваться, чтобы изъять это? Лучше оставить кого-то договороспособного. По такой логике действуют?

– Это один аргумент. А есть второй аргумент, что вдруг он все-таки ударит по НАТО и нам придется пожертвовать своими солдатами. Они же бледнеют на фоне того, что происходит в Украине. Они восхищаются героизмом, но это же тысячи погибших и раненных украинцев.

В россии цена человеческой жизни другая, она в 10 раз может быть меньше, но россия то все-таки в три раза больше. Там надеяться, что народ перестанет идти на мобилизацию, не приходится. Мы же видели все эти несчастные обращения мобиков – их гонят безоружными как пушечное мясо.

Все закончится майско-июньской наступательной операцией украинской армии. Многое будет зависеть от того, будут ли переданы самолеты. Потому что наступление без самолетов – это сложная вещь. Надо очень откровенно говорить с нашими западными союзниками, мы сделали все для человечества. Вы представляете, если бы Украина проиграла? Мало ли, как сложились бы обстоятельства при попытке взять аэропорт “Гостомель”. Конечно, Украина бы сопротивлялась, партизанское движение и так далее, но они вышли бы в ореоле победы, размахивая ядерным оружием, на границы стран Балтии и Польши и повторили бы Западу: “собирайте монатки”.

Запад сегодня – совсем другой, чем год назад. Украина его многому научила. Тот Запад годичной давности испугался бы. Украина уже сделала больше, чем можно ради человечества.

В конце-концов, была Корейская война, США воевали, защищали Южную Корею. А СССР же помогал Северной Корее. Летчики советские неофициально, но воевали, сбивали американские самолеты, и это помогло северокорейцам: война закончилась ничьей, а не поражением Северной Кореи.

Поэтому если завтра 600 натовских летчиков за штурвалами самолетов F-16, а еще лучше – F-35 двинутся на защиту своего героического союзника, война закончится через несколько дней или даже несколько часов.

– Сейчас Китай включился в плане помощи россии. Остановят ли Пекин публичные предупреждения Блинкена и прочих?

– Это торговля. Китай сознательно довел до таких утечек, ведь нет не одного свидетельства, что передается оружие. Китай надеется, что за отказ поставлять оружие россии громадные экономические преференции получит в США. Там же идет торговля по массе вопросов: квоты, налоги. Это серьезные люди, там триллионный масштаб торговли.

Не похоже, что китайцы поставят под угрозу свое экономическое развитие ради сомнительного удовольствия – спасения путинского режима. А зачем ему спасать режим? И так россия у Китая в кармане. В любом случае россия будет после войны совершенно слабеньким вассалом Китая – с путиным или без. И сейчас Китай покупает нефть по низким ценам, его все устраивает. Поэтому они запугивают американцев в плане торговых переговоров.

– Вы говорили, что под конец путин может ликвидировать Лукашенко. Кого еще он может забрать с собой? Все ли доживут до победы Украины?

– Существует громадный разрыв между путиным и его окружением. Путину нет жизни после поражения, а окружение может спастись сдачей вождя, грамотным и быстрым отступлением на границу 1991 года. Этот сигнал посылает коллективный Запад. Сдавайте путина – и мы сможем договориться. Шапиро и Скабееву мы, конечно, пошлем на скамью подсудимых. Но Мишустин и Собянин возможно будут руководить переходным правительством.

 

(Оновлено 17:00)

Грани.ру

Александр Скобов

Империя: порочность и непрочность

Во всем, что изрыгает путинский режим устами своего главаря и его ближайших подручных, его критики привыкли видеть исключительно пропагандистские манипуляции. Действитеьно, обитатели Кремля дали более чем достаточно поводов воспринимать их как людей, которые никогда не говорят то, что думают, и никогда сами не верят в то, что говорят.

И когда диктатор заговорил об угрозе “раскассирования” России злокозненным Западом и утери русскими своей идентичности (будут московиты, уральцы и т.д.), это было воспринято как очередная “пугалка” для российского обывателя, призванная оправдать развязанную Путиным агрессивную войну: если не “упредим” их, они нас “раскассируют”.

Между тем кошмар распада империи преследовал многих ее правителей. И далеко не только самых отталкивающих. Незадолго до гибели Александра II либеральная часть его приближенных в очередной раз попыталась поднять вопрос об “увенчании здания земской реформы” общероссийским представительным органом. То есть об определенном шаге к конституционному правлению. Царь-реформатор ответил, что лично он никакого неприятия конституционного строя не испытывает. И готов бы был в любой момент пожаловать России какую угодно конституцию, если бы не был уверен, что на следующий день Россия распадется на куски.

Обширностью и разнородностью российских территорий обосновывала необходимость сохранения самодержавной формы правления и Екатерина II. Можно, конечно, объяснять все эти страхи нежеланием правителей расставаться с гипнотизирующим их “кольцом всевластия”. Но почему не предположить, что они действительно чувствовали бездну под ногами? Чувствовали непрочность всей имперской конструкции, обусловленную каким-то заложенным в ней внутренним пороком. Пороком, который было совершенно непонятно как устранить.

Как и любая империя, российское имперское государство всегда представляло собой совокупность разнородных территорий и народов, объединенных насилием и насилием же удерживаемых под одной властью. В России этот главный принцип построения любой империи выражен особенно ярко в силу протяженности ее пространств, зачастую очень слабо освоенных.

Органические “горизонтальные связи” между находящимися на огромном расстоянии друг от друга областями крайне неразвиты. Это и порождает на теле общества гипертрофированный паразитический нарост – организованный во “властную вертикаль” военно-бюрократический правящий класс. Этот нарост начинает жить исключительно ради собственного расширенного воспроизводства, высасывая ресурсы из подвластной ему страны и тем лишая ее перспективы нормального развития.

Стремясь подчинить все “вертикальному” управлению, имперский правящий класс прямо мешает естественному зарождению горизонтальных связей между различными частями империи. Любое ослабление его власти (например, через правовые, конституционные ограничения, политические и гражданские свободы) тут же усиливает существующие в любом “сборном” государстве центробежные тенденции. И эти тенденции не могут быть скомпенсированы также существующими в любом “сборном” государстве выгодами от общего политического, правового и экономического пространства.

Впрочем, империю скрепляет не только пресловутая “вертикаль”. Ее “государствообразующему народу”, униженному и угнетенному, как и все прочие народы империи, имперский правящий класс предлагает в качестве компенсации чувство принадлежности к чему-то большому и сильному. Иллюзию сопричастности к власти над другими. Чувство превосходства над другими, самоощущение “старшего брата”.

Это порождает великодержавное самодовольство, отравляющее сознание русского человека, уродующее его нравственно. Превращающее его в хама, держиморду, насильника и, в сущности, в подлеца (Ленин), который уверен в своем праве принуждать к любви и покорности тех, кого он считает “братьями меньшими”. Получающего удовольствие от подавления и унижения других.

Органическая связь имперского характера российского государства и пронизывающей всю систему общественных отношений авторитарной традицией очевидна. С этим же связано и неизбывное российское антизападничество. Причем Запад воспринимается не просто как “геополитический конкурент”, с которым идет борьба за ресурсы, а как носитель и рассадник ложных (еретических, сатанинских) ценностей суверенитета личности и ограниченной правом власти. Эти ценности рассматриваются как прямая угроза патриархально-авторитарной империи и действительно таковыми являются.

От состояния “осажденной крепости” имперская Россия легко переходит в состояние “крестового похода” с целью уничтожения “гнезда греха и порока”. А вот попытки отказаться как от авторитаризма, так и от антизападничества всегда порождали в российском государстве мощные дезинтеграционные процессы. Стремление правящей элиты эти процессы подавить неотвратимо возвращали страну и к авторитаризму, и к антизападничеству. И так по кругу.

Российская империя не может быть либеральной. И она не может стать частью западной цивилизационной общности. Во всяком случае, целиком она в “Запад” не заходит, несмотря на то что русская культура была и остается европейской. Тут блюстители имперских скреп могут не беспокоиться. А что если по частям?

Вот это и является истинным кошмаром хранителей имперства. Пугая народ московитами и уральцами, Путин проговаривается о том, чего он боится на самом деле. Не кровавых междоусобиц, которые могут последовать за распадом. Не появления десятков Кущевок со своими Цапками. Путин боится, что имперская идентичность без поддержки авторитарной власти будет легко вытеснена идентичностью региональной. И вот тогда “проклятый Запад” втянет в себя “русский мир” по частям.

Упомянутая Путиным перспектива интеграции в Запад отдельных кусков России – это не пугалка для народа. Это подлинный глубинный страх Путина. И первична здесь ненависть к Западу как цивилизации, отвергающей вседозволенность силы.

Само по себе появление московитов, уральцев и т.д. не является чем-то противоестественным или трагичным. Процессы этногенеза никто не отменял. Этнокультурные и языковые общности рождаются, меняются и исчезают. Они смешиваются, сливаются и, наоборот, разделяются. Они могут существовать в форме совокупности полностью самостоятельных политических образований. “Испанский мир” существует в виде более чем двух десятков государств. Каждое из них имеет свои особенности, свою идентичность, но сотни миллионов людей продолжают говорить на испанском языке. То же можно сказать и про “арабский мир”.

Другое дело, что в сложившихся конкретно-исторических обстоятельствах распад российской империи может принять самые катастрофические формы. Позорное военное поражение, обрушение государственных институтов. А дальше возможно все. И междоусобицы, сопровождающиеся выдавливанием с определенных территорий тех, кто оказался в меньшинстве. И локальные “паханаты”, управляемые вполне сталинскими “тройками” в составе местного главбандита, местного главмента и местного главпопа.

Можно ли этого избежать? Можно ли переучредить, пересобрать Россию не на имперской, а на демократической, парламентской и подлинно федеративной основе? Именно такой путь предлагают сегодня наиболее авторитетные лидеры антипутинского лагеря – Гарри Каспаров и Михаил Ходорковский в совместной статье в Foreign Affairs и Алексей Навальный в своих “15 пунктах”. Однако многие противники путинского режима отнеслись к предложенной программе скептически.

Она действительно вызывает много вопросов. В первую очередь – вопрос о ее практической реализуемости. Кто сказал, что именно сторонники этой программы подхватят власть, выпавшую из рук путинского режима в момент его крушения? И дело не в том, что ее может подобрать условный Гиркин или Пригожин. Вполне возможно, что ее не сможет подобрать никто. Она упадет и разобьется.

Это ведь вопрос о том, в какой степени любая послепутинская власть сможет контролировать политические процессы. И насколько быстро неразвитые, всегда подавлявшиеся горизонтальные связи в обществе смогут заменить распадающиеся “вертикальные связи”.

“Мягкий”, некатастрофический сценарий демократической пересборки России, вне всякого сомнения, предпочтительнее сопровождающегося смутой неконтролируемого распада. Программа такой пересборки вполне могла бы стать объединяющей антипутинский лагерь “программой-минимум”, но при безусловном признании всеми его участниками абсолютной приоритетности ликвидации имперской модели государства. Независимо от того, какой путь этой ликвидации выберет в конце концов история.

Пока российская государственность сохраняет имперский характер, в России при режимах любой политической расцветки – при красных, при белых, при зеленых и даже при голубых – будет самовоспроизводиться одна и та же паханско-холуйская модель социальных отношений. Модель, основанная на принципах армейской дедовщины и ее тюремно-лагерных аналогов. Основанная на хамстве, произволе, подавлении и унижении личности, ее нравственном развращении и умственной деградации. И такая Россия всегда будет представлять собой смертельную угрозу прогрессу и миру во всем мире.

 

(Оновлено 16:00)

Новая газета. Европа

Дарья Козлова, корреспондентка «Новой газеты Европа»

«Страх перед Сталиным стал решающим в идеологии путинизма»

Как сталинизм сформировал современную Россию? Большое интервью с советологом Андреа Грациози

5 марта 2023 года — 70-я годовщина со дня смерти Иосифа Сталина — человека, чья эпоха запомнилась советским гражданам, с одной стороны, победой в Великой Отечественной войне, а с другой — миллионными жертвами в результате Большого террора, разрушительной коллективизации и массового голода.

Фигура Сталина и раньше присутствовала в российской политике: то его хотели поместить на фреску в храме Минобороны, то отменяли прокат комедии про его смерть. Но после начала полномасштабной войны России в Украине темпы ресталинизации как будто ускорились. Например, февраль запомнился не только переименованием Волгограда в Сталинград, но и установкой нового памятника «вождю».

Корреспондентка «Новой газеты Европа» Дарья Козлова поговорила с итальянским историком, специалистом по сталинизму Андреа Грациози о том, зачем нужна фигура Сталина и сталинские практики Владимиру Путину, что общего в их отношении к Украине и как жизнь под диктатурой отразилась на советском, а теперь и на российском обществе.

Биографическая справка

Андреа Грациози — итальянский историк, советолог. Профессор современной истории в Университета Неаполя, сотрудник Центра Дэвиса и Украинского научного института в Гарварде. В 2006 году был награжден украинским орденом князя Ярослава Мудрого за исследования Голодомора и привлечение внимания международного сообщества к этому периоду. Автор книг «Новое, необычное государство. Исследования по советской истории, 1917-1937 гг.» (2000), «Сталинизм, коллективизация и Великий голод» (2009), «История СССР» (2011) и др.

Фейк, который стал правдой

— В начале февраля в России в Волгограде установили памятник Иосифу Сталину, а сам город на день переименовали Сталинград (впрочем, последнее — обычная практика). Можем ли мы говорить о том, что война в Украине актуализировала образ Сталина, или это происходило и раньше, просто не привлекало к себе такого внимания?

— Конечно, война придала всему новую силу. И идея Сталинграда, и победа в Великой Отечественной войне сейчас для руководства России по-новому важны. Сложно сказать однозначно, как сам Путин относится к Сталину. Мы знаем, что среди его героев — один из руководителей Белого движения Антон Деникин и писатель Александр Солженицын — фигуры от почитателей Сталина далекие. К тому же, корни сталинизма в России глубоки. Уже при правлении Бориса Ельцина в 1995 году 7 ноября, день Октябрьской революции, законодательно связали с военным парадом 7 ноября 1941 года [день проведения парада стал днем воинской славы. — Ред.]. Солдаты, которые участвовали в нем, маршировали перед Сталиным перед тем, как уйти на фронт сражаться против немцев под Москвой. Но я бы также сказал, что страх перед Сталиным [страх повторения массовых репрессий. — Ред.] стал решающим в формировании идеологии путинизма. Конечно, это не единственный ее элемент — чего только стоит культура бандитизма, — но, безусловно, существенный.

— Как вы думаете, что вернуло Россию обратно в XX век и по духу приблизило к сталинской эпохе?

— Важным этапом стало переосмысление девяностых. Я много бывал в России в то время и помню, что 1991 год раньше воспринимался как национальный праздник, освобождение от Советского Союза. Многих особенно вдохновляло то, что «развод» произошел мирно. Все, кто ездил подписывать Беловежские соглашения, говорили: посмотрите, мы поступаем цивилизованно, мы не Югославия.

Так оно и было, [руководители союзных республик] действительно спокойно признали, что ничего больше с Советским Союзом сделать не смогут. Такова была реалистичная оценка: СССР не мог существовать дальше экономически, и реформировать его было невозможно. Но те, кто тогда мог сказать «Давайте убьем Советский Союз», позднее сами пожалели об этом, поскольку [по крайней мере, некоторые представители новой российской элиты] на самом деле любили «большие пространства».

А после к власти пришел Путин и сообщил, что «крушение СССР было крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века». Вместо признания, что СССР был большой ошибкой, что люди в нем умирали значительно раньше, чем в западных странах, и много страдали, он сказал, что распад Союза произошел в результате реализации плана Запада.

Путин придумал фейк, люди в него поверили, и это стало правдой. И я думаю, что поверили не просто потому, что несколько злонамеренных людей придумали сказку, а потому, что хотели в это поверить.

Советский Союз был трагической ошибкой, а никто не любит оценивать свое прошлое как трагическую ошибку, потому что тогда человеку, в некотором роде, приходится отказаться от себя.

— Почему память о жизни в СССР не смогла помочь избежать этого?

— Все знают, что жить в СССР было тяжело, но взамен этих трудностей люди получали величие. Хотя оно стоило очень большой крови, в том числе пролитой за победу в Великой Отечественной войне. Культ этой победы стал превалирующим в современной российской исторической политике: «Мы были унижены, но наша победа еще с нами». Одновременно было невозможно отрицать, что ценой той победы были миллионы жизней солдат, которыми руководил верховный главнокомандующий Иосиф Сталин, и не только их. И это породило риторику: «Вы не можете считать победу в войне краеугольным камнем нашей истории и при этом не признавать, не уважать и даже не любить Сталина».

Именно эту логику в дальнейшем руководство России использовало в качестве «лекарства» от травмы распада Советского Союза. Но, как по мне, в итоге это оказалось ядом. Ресталинизация усиливалась как имперской структурой самого СССР, так и приходом к власти преступников в девяностые. Все это породило идеологию, которую Россия имеет сегодня.

«Писем, в которых защищали заключенных, было больше, чем доносов»

— Как ползучая ресталинизация повлияла на распространение в современной России практик диктатуры советской эпохи? Мы видим, что люди снова пишут доносы, при этом не только когда на них давят силовики, но и самостоятельно. Государство ищет шпионов и «иностранных агентов». Введена жесточайшая цензура, а пропаганда очень сильна.

— В разговоре об этом стоит, конечно, помнить о пропорциях. К примеру, число доносов в сталинскую эпоху не сопоставимо с тем, что мы видим в России после начала войны. Если говорить о Большом терроре, то это около двух тысяч расстрелянных в день на протяжении более года. Это абсолютно немыслимо в реалиях современной России.

При этом репрессии не были так уж связаны с доносами, как принято считать, да и работала эта система не так просто. Людей заставляли признавать свою вину на публичном суде и доносить на других. Их пытали. Мы знаем, что примерно 800 тысяч человек, погибших в годы Большого террора, были расстреляны на основании секретных категорий, чего-то вроде квот. Если у вас была польская фамилия, немецкое происхождение, вы были связаны с православной церковью, осуждены на срок более трех лет, в прошлом прошли через ГУЛАГ или были анархистом, вас могли расстрелять. Это были не только доносы, но и масштабные чистки.

Когда я работал в бывших советских архивах, то заметил, что писем, в которых советские граждане защищали заключенных, особенно родственников и друзей, куда больше, чем тех, где их обвиняли.

Все они были выдержаны в духе: «Вы арестовали моего дядю, но мой дядя абсолютно невиновный человек. Зачем вы его посадили?» Возможно, с тех пор что-то поменялось и были найдены новые архивы, но мое впечатление тех лет именно такое: роль доносов была очень сильно преувеличена. Куда значительнее была роль секретных указов, с которыми я всех приглашаю ознакомиться, потому что сейчас они открыты. Это и указ от июля 1937 года [о проведении «кулацкой» операции. — Ред.], и указы о «польской операции» и «немецкой операции». Они значительно увеличивали число жертв. Людей из первой категории расстреливали, из второй — отправляли в лагеря.

Кроме того, репрессии были встроены в административную систему. Представьте, я служу в НКВД и получаю приказ набрать в своем городе 5 тысяч человек из первой категории и 10 тысяч из второй, которых депортируют в ближайшие два месяца. Вот я составляю список и понимаю, что в нем недостаточно фамилий. Я знаю, что если не наберу необходимое количество человек, то буду следующий в очереди за саботаж. Тогда я начинаю пытать людей, выбивать из них признания и требовать, чтобы они назвали больше имен. После пыток человек включал в этот список своих теть, дядь, друзей, писал, что все они британские шпионы. Вот как это работает на самом деле.

— Сегодня в России явно активизировался розыск «национал-предателей». На законодательном уровне это происходит, например, через присвоение статусов «иностранных агентов» и «нежелательных организаций». А на уровне риторики проявляется в высказываниях Путина — про «всю эту мразь», которая пытается расколоть общество, и других подобных. В таком информационном поле сложно не вспоминать о советском времени. Откуда в СССР взялась категория «враг народа», и как это работало?

— Идея «врагов народа» всплывает в каждой войне. Еще с Первой мировой войны Европа была охвачена страхом перед агентами противника. Сталин был большевиком, а значит человеком, который ведет войну даже в мирное время. Поэтому ему везде виделись предатели, которые мешают строить социализм. С этой точки зрения, враги народа в СССР — это радикализация практики Первой мировой. Население должно было мобилизоваться, чтобы одержать победу. В понимании Сталина победа — это социализм. Чем ближе ты к социализму, тем опаснее враг. Так что ярлык «враг народа» использовался как средство пропаганды. Его любили навешивать на людей, которые якобы опасны и которых необходимо уничтожить.

— Могли ли люди не знать о репрессиях? Например, они не попадали под указы и были аполитичными.

— Превалирующее большинство знало о репрессиях. Неправильно считать, что, когда люди попадали в ГУЛАГ, они там и оставались. Многие возвращались домой. С системой ГУЛАГа, пусть и не одномоментно, а на протяжении примерно 23 лет (1930-1953) столкнулись около 35 миллионов человек, при населении страны в 170 миллионов. Многие погибли, но достаточно большой процент людей прошел через систему.

Я думаю, большинство не знали, за что можно попасть под репрессии, потому что о содержании секретных указов стало известно сильно позже. Но и не знать, что такое происходит, было невозможно.

— Как вы думаете, насколько этот страх внезапного ареста похож на то, что испытывают сейчас находящиеся в России активисты, которые выступают против войны? Или те, кто внесен в списки «иностранных агентов»?

— Если бы я был на их месте, я был бы жутко напуган. Конечно, сейчас ситуация другая, вряд ли людей будут внезапно забирать, пытать и убивать в таком масштабе. Но страх, я думаю, тот же.

В СССР был лишь короткий промежуток времени, когда у населения были надежды на улучшение ситуации. В конце войны и первые послевоенные годы, примерно с 1944-го по 1946-й, люди думали, что победа сможет сделать общество более открытым. Но с голодом и новыми арестами эти надежды развеялись. До самой смерти Сталина люди знали только разные оттенки страха. Как я обычно рассказываю своим студентам, чтобы они поняли масштаб трагедии, уже через две недели после смерти Сталина из лагерей освободили миллион человек [речь о «бериевской» амнистии, которую подписали 27 марта 1953 года. По ней на свободу вышли 1 201 738 человек. — Ред.]. И, конечно, это были уже годы правления Никиты Хрущева.

— С другой стороны, мы видим, что сейчас в России нет таких чисток в элите, какие были при Сталине. Почему тогда репрессии касались элиты, а сейчас нет?

— Я думаю, это часть мегаломании Путина. Он считает, что построил российское государство и стоит у его руля уже больше 20 лет. Все, кто получил управленческую должность, были им назначены. Все ему что-то должны. Сталин не мог быть так уверен в 1931-1934 годах, потому что советская элита рядом с ним была ленинской. Все они были примерно на одном уровне.

Так что Путин скорее близок к состоянию Сталина в 1945 году уже после победы, он уверен, что «верхушка» против него не восстанет.

Так что Путин скорее близок к состоянию Сталина в 1945 году уже после победы, он уверен, что «верхушка» против него не восстанет. С другой стороны, вспомните Михаила Ходорковского. Он был посажен в тюрьму безо всякой вины, и люди это знают. Путин использует откровенное насилие крайне избирательно с самого начала своего правления.

«Голодомор был наказанием для украинцев»

— Как Сталин относился к Украине? Похоже ли это на отношение Путина?

— Здесь есть сходства и различия. Для молодого Сталина Россия была больше похожа на Европу — территория, которую населяют разные люди. Это очень близко к тому, что сейчас Путин говорит о «русском мире» — «много народов собралось вокруг великой русской нации».

— И это очень похоже на слова на баннере: «Я калмык, но сегодня мы все русские!»

— Да, именно так. В 1932-м советские украинцы стали неудобными для Сталина — очень «националистическими», как он считал. Они перестали формировать Советскую Украину. Так что «плохих» советских украинцев нужно было переделать в «хороших». Чтобы сделать их такими, Сталину пришлось не только допустить высокую смертность от голода, при котором погибли миллионы человек [по данным Института демографии и социальных исследований Национальной академии наук Украины, избыточная смертность в 1932-1934 годах составила 3,9 миллиона человек. — Ред.], но и уничтожить всю украинскую коммунистическую и интеллектуальную элиту. Николай Скрипник, известный украинский партийный деятель, который был личным другом Сталина и выступал против его политики в Украинской ССР, в эти годы покончил с собой.

Удивительно, что, по пакту Молотова-Риббентропа, советское руководство оправдывало вторжение в Польшу буквально той же логикой «специальной военной операции» и возвращения Украинской ССР исконных украинских земель, которую сегодня использует Путин. [Схожая риторика была в отношении Западной Беларуси и части территории Литовской республики, чьи земли присоединили к СССР в результате раздела. — Ред.].

— Можем ли мы здесь увидеть какие-то параллели с тем, как Путин воспринимает Украину?

— Я думаю, что Путин считает белорусов и украинцев просто локальными проявлениями русского народа. Они могут существовать как отдельные группы, только если ведут себя хорошо. Если же они ведут себя плохо, их нужно наказать. Поэтому некоторое сходство в отношении Путина и Сталина к Украине есть, правда, исходит оно из разного контекста. В каком-то смысле Путин — более традиционный русский националист, поскольку мы знаем о его близких отношениях с Русской православной церковью. Для РПЦ тот факт, что украинцы, белорусы и русские — один и тот же народ, неоспорим.

— Что отличает голод в Украине в 1932-1933 годах от других случаев голода в СССР, и почему в Украине, как и во многих других странах, его считают геноцидом?

— Чем больше мы изучаем советскую историю, тем больше мы узнаем о голоде в то время. Мы знали, что после Гражданской войны в 1921-1922 годах был большой голод, к которому привели как политические, так и погодные факторы. Мы знали, что был массовый голод в начале 1930-х, а также после завершения Второй мировой войны — в 1946-1947 годах. Сейчас мы знаем, что в начале 1930-х годов было, по крайней мере, пять или шесть случаев голода схожего характера.

Первым эпицентром стал Казахстан. В 1931 году от голода умерло много кочевников-казахов, потому что у них забирали скот, чтобы обеспечить мясным пайком армию и города.

Страшный голод был в немецком Поволжье, в сельских районах Кубани и на Северном Кавказе. От голода умирали депортированные «кулацкие семьи» в 1931-1932 годах. Случаев было много.

Термин «геноцид» — это категория юридическая, и нам, историкам, она не очень нравится, так как подразумевает очень четкие критерии. Но если использовать эту терминологию, то голод в Казахстане тоже был геноцидом — он мог унести жизни около трети населения республики, что поставило казахский образ жизни на грань уничтожения.

Отличие украинского голода от остальных заключается в том, что он был наказанием. Казахстан страдал, потому что советскому государству нужно было мясо, которое забирали из республики, не особо заботясь о том, что будет с людьми на этой территории.

В отношении же Украины Сталин считал, что необходимо сломить украинское крестьянство и уничтожить национал-коммунистическую элиту, правившую Советской Украиной с 1922 по 1932 годы.

И для этого Голодомор стал подходящим инструментом.

В некотором смысле, хотя в гораздо меньшем масштабе, мы видим сейчас параллель с «денацификацией», которой Владимир Путин обосновал войну. В начале войны Путин рассчитывал, что в Украине будут рады, если Россия их «освободит». «Предателей» или «нацистов» — называйте, как хотите, — будет всего несколько тысяч. Их можно убить, или они сами убегут — и все в Украине будут счастливы. Но Украина начала сопротивляться, и выяснилось, что «предателей» не несколько тысяч, а миллионы. Все стало настолько сложным, что это в принципе перестали обсуждать.

Но следующий шаг все равно был сталинским, хоть, по крайней мере, пока что и не таким кровавым. Вы не хотите быть русскими? Вам не нравится русский мир? Вы не хотите быть рядом со мной? Тогда вы будете умирать, страдать зимой без отопления и электричества, потому что мы разбомбим вашу энергетическую инфраструктуру.

— Какую роль голод в Украине играет в исторической политике России и современном российском обществе? На государственном уровне Россия не признает, что это был геноцид.

— Признание геноцида было отвергнуто на официальном уровне еще в 1990-е, хотя тогда дискуссии были открытыми. Я помню, как очень цивилизованно спорил по этому поводу с российскими коллегами. Конечно, они не отрицают, что был голод, что в Украине погибли миллионы. Но они всегда подчеркивали, что это общесоветская трагедия. Не было никакой специфики ни в Казахстане, ни в Поволжье, ни на Кубани.

Отчасти в этом есть смысл — в начале 1930-х люди действительно страдали по всему Советскому Союзу. Это не неправда. Но российское общество отказывается видеть в этих случаях особенности, специфику и гораздо большую катастрофу еще и потому, что это бы означало, что украинцев надо признать другими.

Память вокруг победы

— Как вы думаете, почему память о репрессиях не стала основанием для построения постсоветского общества? Даже в школах Большой террор обычно проходят мельком.

По большей части, это произошло потому, что период 1930-1940-х в российской историографии и преподавании истории вытеснила Великая Отечественная война и победа в ней. Нельзя сказать, что власти не признают террор: в центре Москвы стоит памятник жертвам политических репрессий, Путин сам поддержал идею его установки и вместе с Дмитрием Медведевым посетил похороны Солженицына в 2008 году. В целом в риторике Путина мы можем найти черты самых разных идеологий.

В Украине с 1991 года идут настоящие войны памяти. Значительная часть как профессиональных историков, так и граждан страны считает, что краеугольным камнем исторической политики Украины как нового государства должен стать Голодомор. В России таких продолжительных и активных войн памяти не было — построить память вокруг победы было самым простым и очевидным решением.

Еще в девяностые я говорил с лидером «Мемориала», которого сейчас уже нет в живых, и он мне рассказывал, что можно было попробовать заложить в основу исторической политики разные периоды и фигуры, к примеру, Петра I, Александра Керенского или эсеров. Однако этот образ среди граждан никогда бы не прижился, потому что настоящая легитимация России произошла в 1945 году.

— Как воспринималась диктатура Сталина в обществе?

— Восприятие Сталина современным ему обществом нужно разделить на два этапа: до Великой Отечественной войны и после. До войны Сталин был крайне непопулярной фигурой. Из-за опасений покушений ему даже запретили гулять по городу. Он знал, что его не любят и внутри партии, а 80% населения, то есть крестьяне, ненавидят его за то, что он, по сути, ввел новое крепостное право.

Победа в Великой Отечественной войне сделала из него лидера в глазах очень многих людей, так что разница между периодами до 1941-го и после 1945 года серьезная. Конечно, его не приняло население Западной Украины, современных стран Балтии и других насильственно присоединенных территорий. Но среди назначенных там чиновников определенный уровень популярности у Сталина появился. Ведь приятно возглавить какой-нибудь балтийский город, если у себя дома ты был никем. Таким образом, после войны Сталин был популярен среди элит.

В то же время элиты его боялись. Иначе не объяснить, почему открыто заявить о том, каким он был монстром, они решили только в 1956 году, через три года после его смерти [в 1956 году во время XX съезда КПСС был зачитан доклад «О культе личности и его последствиях». — Ред.], хотя открыто обсуждать этот факт они начали незамедлительно после нее.

— Какие последствия диктатуры Сталина можно было наблюдать в обществе после его смерти?

— На самом деле, после смерти Сталина общество сильно менялось. В каком-то смысле настали «хорошие времена». В поздние 1950-е и ранние 1960-е было меньше репрессий, хотя не было и свободы — люди продолжали попадать в тюрьму, в том числе за инакомыслие. Но в течение пятнадцати или двадцати лет у советских людей были надежды, которые закончились в 1968 году с вводом танков в Чехословакию. Позже, в 1970-е и 1980-е годы, ситуация значительно усложнилась.

Я бы сказал, что СССР прожил как будто две жизни. Одна из них была очень тяжелой, ужасной, другая на ее фоне выглядела чуть лучше. Сейчас люди стараются не погружаться в более тяжелую часть. Память — это политический конструкт. Она сильно зависит от того, что вас окружает: где вы получаете образование, что смотрите по телевизору, что читаете.

— Как вы думаете, могут ли в путинской России быть эффективны механизмы диктатуры, которые были использованы тогда? Если сравнивать не масштабы, но методы.

— Мы можем искать схожие черты у Сталина и Путина, но дать ответ на этот вопрос очень сложно. Как и Сталин, Путин любит историю, рассуждает о ней, пишет статьи. Оба они выбрали Запад своей главной мишенью. Оба сделали Россию центром своего собственного мира. Но мы говорим о разных эпохах.

Путин уже использовал свободно насилие — вспомните, что он сделал в Чечне. То, что он делает сейчас в Украине, ужасно и для России (я не говорю отдельно про то, что это ужасно для Украины, потому что это очевидно). И я думаю, что многие люди знают, что это несчастье.

Сталин сейчас — важная конфликтная фигура для Путина. Он неоднократно позитивно отзывался о Солженицыне и встречах с ним. Поэтому Путин должен быть в курсе, что Сталин уничтожил русское крестьянство, русскую православную церковь, русскую культуру и русскую интеллигенцию. Однако сегодня более важно для Путина, что Сталин — это «русский мир» и возрождение империи.

 

(Оновлено 15:00)

Медиазона

Павел Васильев

Бахмут — место самых кровопролитных боев на фронте. Как Украина 10 месяцев удерживает город и почему Россия так хочет его захватить

Небольшой украинский город Бахмут в Донецкой области почти десять месяцев находится в осаде, а Россия тратит колоссальные ресурсы на то, чтобы его захватить. Долгое время штурмовать город пытались силами «ЧВК Вагнера», в последние недели в боях участвует и регулярная российская армия.

Для России захват Бахмута — в официальной риторике его называют по-советски Артемовском — стал бы самым крупным успехом за последние месяцы; для украинцев Бахмут — это символ ожесточенного сопротивления. В осаде города, похоже, наступил переломный момент: украинские подразделения, судя по всему, покидают Бахмут. «Медиазона» рассказывает, как украинцам удалось выдержать столь продолжительную осаду и как Россия пыталась безуспешно штурмовать город.

К началу 2023 года участок фронта в районе небольшого украинского города Бахмут — один из немногих, где Россия сохраняет наступательную активность. Ежедневные артиллерийские удары превратили город в руины. Десятки тысяч жителей покинули Бахмут, а те немногие, кто остался, укрываются в чудом уцелевших домах и подвалах с минимальным запасом еды, воды и медикаментов.

В то время как на остальных участках фронта российские силы занимали оборону после осенних провалов и готовились к вероятному наступлению, экономя ресурсы и людей, в Бахмут ежедневно вливается техника и живая сила. В репортажах побывавших в Бахмуте журналистов город предстает как место кровавой мясорубки с неясными военными целями для враждующих сторон. Мясорубки, которая с огромной скоростью поглощает ресурсы и людей. Увиденное репортеры сравнивают с картинами Первой мировой войны: бесконечные траншеи, заполненные водой, повсюду воронки от снарядов и брошенные тела российских солдат.

Потери несут и украинцы, день за днем отбивающие волны атак наемников из «ЧВК Вагнера». В последние недели положение украинцев ухудшилось: бойцов из ЧВК теперь поддерживают соединения регулярной армии. Российские силы медленно занимают позиции вокруг города, пытаясь его окружить. Общая ситуация в районе Бахмута ухудшается для ВСУ — главным образом потому, что под огнем российской артиллерии оказались основные пути снабжения, ведущие к городу. Не прекращаются уличные бои и в самом Бахмуте.

Битва за город, вероятно, приближается к переломному моменту, стали появляться первые сообщения об отступлении украинских солдат.

Военные эксперты говорят о спорной стратегической ценности Бахмута, но полгода кровопролитных боев превратили этот город в Донецкой области в символ, пишет New York Times.

Зачем России нужен Бахмут

Обстреливать Бахмут ракетами российские войска начали еще во второй половине мая, а к штурму его окраин и полномасштабной осаде города приступили в августе, после взятия Лисичанска к северо-востоку от города. На первых порах в наступлении участвовали соединения регулярной армии, но затем им на смену пришла «ЧВК Вагнера» с отрядами заключенных, завербованных в российских колониях.

С военной точки зрения Бахмут — важный транспортный узел и укрепленный район, прикрывающий пути наступления на города Донецкой области, находящиеся под контролем Украины. Захват города на ранних этапах войны и при малых издержках позволил бы российским войскам начать более масштабное наступление на Славянск и Краматорск, их можно было бы атаковать сразу с нескольких направлений, объясняет «Медиазоне» военный аналитик Кирилл Михайлов. Но после того как украинцы выбили россиян из Изюма и Лимана, Бахмут перестал играть значимую роль в стратегической картине.

«Если раньше имелась возможность наступления с севера, со стороны Изюма, то после его освобождения украинцами такая возможность пропала, — говорит Михайлов. — И теперь для того, чтобы попытаться захватить Славянск, Краматорск, Дружковскую и Константиновскую агломерации — крупнейшие населенные пункты на Донбассе, которые остаются под контролем Украины, — остается наступать с востока через Бахмут».

Не менее значим для России и политический эффект. После неудач в Херсоне и Харьковской области для Кремля важно продемонстрировать хоть какой-то успех на фронте. Обеспечить этот успех взялся Евгений Пригожин. Он, в свою очередь, очевидно, рассчитывал увеличить уже собственный политический вес и влияние внутри России. Взять Бахмут быстро не удалось, а его осада вскоре превратилась в изнурительную войну на истощение.

Обороняя город, значительные издержки несет и Украина. Более того, как отмечают эксперты ISW, возможно, это мешает ВСУ вести операции в других районах. В то же время аналитики подчеркивают, что если бы российским войскам позволили легко взять город, это могло бы обернуться для Украины проблемами: пришлось бы спешно строить оборонительные позиции на менее благоприятной местности.

«Украина дает понять, что в состоянии не только отстоять свои территории, но и вернуть их обратно, — говорил в интервью Deutsche Welle австрийский эксперт по военно-политическим вопросам генерал Вальтер Файхтингер. — Российская армия, в свою очередь, хочет продемонстрировать, что ее положение позволяет ей — если она приложит соответствующие усилия и будет готова на жертвы — завоевать все территории, которые она сочтет необходимым».

Как украинцы так долго сдерживали натиск противника

Бахмут оказался готов к осаде — за счет систем окопов и траншей на окраинах города, говорил командующий Сухопутными войсками ВСУ генерал-полковник Александр Сырский: «Продуманная система инженерных заграждений вместе с природным ландшафтом превратили этот район в настоящую неприступную крепость, около стен которой нашла смерть не одна тысяча врагов».

Но ведущую роль в успешной обороне играют слаженные и смелые действия украинских военных, говорит Кирилл Михайлов. «Умелое применение беспилотников, эффективное применение тактических групп. Это отдельные отряды, которые выполняют очень сложные задания, выдвигаясь на разведку или на ночной штурм какого-нибудь окопа. Это получается очень успешно, — объясняет Михайлов. — Плюс они эффективно используют артиллерию, как советскую, так и западную, которая позволяет поражать позиции [россиян]. Ну и, кроме того, численность украинских войск позволяет осуществлять ротацию».

Храбрость украинских солдат неоднократно признавал и Евгений Пригожин, чьи наемники в последние месяцы противостоят защитникам Бахмута.

Кроме того, российская армия в принципе испытывает проблемы при штурме городов, добавляет Кирилл Михайлов. По его словам, это было понятно еще в начале боевых действий, когда российские войска увязли в пригородах Киева. «Российской армии удавалось брать населенные пункты, которые либо не были особо защищены, как, например, Херсон, либо отрезав украинцев от путей снабжения, как это произошло в Северодонецке и Лисичанске. Либо путем долгих артиллерийских боев, как это было, например, в ходе битвы за Попасную. Даже для захвата Мариуполя, который был отрезан от украинских войск и путей снабжения, потребовалось несколько недель», — объясняет военный аналитик.

Бахмут же имеет несколько путей снабжения, которые долго были практически недосягаемы для российской артиллерии. По ним перебрасывались личный состав, боеприпасы и техника. К тому же город — это огромное количество укрытий, в которых могут эффективно действовать ВСУ. Все это, по словам Михайлова, и позволяет успешно держать оборону Бахмута так долго. «Ну, и качество украинской пехоты значительно выше вагнеровских зэков», — добавляет эксперт.

«Одноразовые» юниты Пригожина и Первая мировая война. Как Россия пыталась штурмовать город

Авангард задействованных в штурме Бахмута сил в последние несколько месяцев составляли боевики «ЧВК Вагнера», летом и осенью 2022 года получившие подкрепление — заключенных российских колоний. Их участие и определило тактическую картину боев за Бахмут в последние месяцы.

Суть действий наемников сводится к бесчисленным штурмовым атакам на позиции украинцев, часто в лоб, когда не считаются с потерями. Эти атаки непрерывны, они идут с разных направлений и происходят изо дня в день в расчете найти слабое место в обороне.

Украинские военные рассказывали, что раненые бойцы «ЧВК Вагнера» часто остаются на поле боя на несколько часов. «Штурмовой пехоте не разрешается выносить раненых с поля боя самостоятельно, так как их основная задача — продолжать штурм до достижения цели. При неудачном штурме отступление допускается только ночью», — цитирует CNN одного из украинских солдат, воюющих в Бахмуте.

Потери российской армии резко выросли в декабре 2022 года и оставались рекордно высокими все начало 2023-го, свидетельствуют данные, собранные командой волонтеров, «Медиазоной» и Русской службой «Би-би-си» по опубликованным некрологам.

В некрологах очень редко пишут, где именно погиб человек, но Бахмут (в российских источниках его чаще называют Артемовском) выделяется на фоне любого другого места сражений: он упоминается не менее 500 раз.

Кроме того, на 24 февраля известно о гибели не менее 1310 заключенных, завербованных в «ЧВК Вагнера». Об использовании заключенных для атак на других участках фронта не сообщалось, скорее всего, все они погибли под Бахмутом.

Это неполные данные, и оценить истинный масштаб потерь России при штурме Бахмута пока не представляется возможным. Но косвенные свидетельства говорят о том, что битва за Бахмут стала самой кровопролитной для России со времен Второй мировой войны.

Штурмовые отряды «ЧВК Вагнера» состоят из пехоты численностью 8–20 человек. Атаке предшествует артподготовка, затем группы выдвигаются при огневой поддержке минометов и гранатометов — до тех пор, пока не будет обнаружена точка с украинскими солдатами. Завязывается ближний бой, и в случае удачного штурма захваченная украинская позиция используется при последующих волнах пехотного наступления. Но даже в случае провала позиции украинцев все равно будут раскрыты; за этим, как правило, следует мощный артобстрел и выдвижение нового отряда наемников. «Это похоже на конвейерную ленту», — описывал тактику наемников в разговоре с Financial Times украинский пулеметчик.

Из-за дефицита снарядов (в последнее время на это жаловались как бойцы «ЧВК Вагнера», так и сам Пригожин) группы, участвующие в первых штурмовых волнах, несут критические потери либо погибают полностью под украинским огнем. ВСУ в таких боях тоже теряют технику, людей и несколько сот метров территории, но затем, в ходе последующих контратак, украинские солдаты часто возвращают утраченные позиции.

Бесчисленные пехотные атаки наемников и заключенных — одно из следствий позиционного кризиса, объясняет военный аналитик Кирилл Михайлов. Из-за этого события в Бахмуте чем-то отдаленно напоминают то, что происходило на полях сражений Первой мировой войны и в особенности битву при Вердене, когда французы и немцы вели войну на истощение, сосредоточив силы в одной точке на фронте.

«В Первую мировую позиционный кризис был обусловлен тем, что артиллерия не могла достаточно эффективно поражать противника. Пехота не обладала достаточно эффективной тактикой, и все это приводило к тому, что были безумные, бессмысленные атаки, — рассказывает Михайлов. — Тогда немцы решили эту проблему, создав штурмовые группы, для которых отбирали лучших солдат, которые эффективно умели штурмовать окопы, которые уже потом занимала оставшаяся пехота. Именно так удалось в 1918 году прорвать Западный фронт, что им, конечно, не помогло в конечном итоге».

Для украинцев за обороной Бахмута стоит мрачный расчет, приходит к выводу издание Grid: даже если сам город не так важен, его стоит защищать просто потому, что Россия вкладывает в осаду колоссальные ресурсы.

Источники, связанные с самой «ЧВК Вагнера», любят сравнивать себя с немецкими штурмовиками — бойцами элитных подразделений, которые были созданы германским командованием для преодоления позиционного кризиса на Западном фронте. Фраза «штурмовик “ЧВК Вагнер”» все чаще появляется и в некрологах. Но эта тактика все равно оборачивается гигантскими потерями при относительно скромных успехах.

О тактической беспомощности вагнеровцев и российских регулярных войск в контексте штурма Соледара, расположенного неподалеку от Бахмута, говорил бывший «министр» обороны самопровозглашенной ДНР Игорь Гиркин (Стрелков) и вспоминал германского генерала времен Первой мировой, который не сумел одолеть французов. «А при начале штурма, надо полагать, о наличии таких [соляных шахт] было неизвестно? Или в Генштабе ВС РФ специально выбрали самую укрепленную из всех позиций, чтобы “утереть нос” генералу Эриху фон Фалькенхайну, не сумевшему в 1916 году взять Верден?» — ехидничал Гиркин.

Сравнение наемников ЧВК, бесконечно атакующих Бахмут, с немецкими штурмовиками — спекуляция, убежден военный аналитик Кирилл Михайлов. По его словам, их тактика больше напоминает компьютерную игру. «В Первую мировую были массовые атаки от окопа до окопа, между которыми было совсем маленькое расстояние. Чего-то подобного мы, конечно, не видим, чтобы они бежали на пулеметы. В Бахмуте вагнеровцы пытаются использовать тактику штурмовых групп, но у них получается не так эффективно, как у немцев. Скорее, ими управляют, как юнитами в стратегии», — говорит исследователь.

Каждую штурмовую группу «ЧВК Вагнера» к украинским позициям ведет оператор беспилотника. Задача боевиков — взять позицию любой ценой, зэки, по сути, просто выступают расходным материалом. Представитель США анонимно утверждал, что к концу января потери «ЧВК Вагнера» убитыми составили 4100 человек, ранеными — около десяти тысяч. В последние недели потерь стало еще больше из-за «снарядного голода».

За счет количества вагнеровцам иногда удается добраться до окопов, где занимают оборону украинские военные. «То есть эти небольшие штурмовые группы, состоящие из заключенных, подбираются к окопам и атакуют на достаточно близком расстоянии. Поэтому, например, украинские врачи в Бахмуте говорят, что им часто приходится лечить пулевые ранения, чего давно не бывало, поскольку все-таки это артиллерийская война и большинство ранений — осколочные от разрывов снарядов», — добавляет Михайлов.

Фотограф Яков Ляшенко, несколько раз побывавший в Бахмуте, рассказал «Медиазоне», что украинские солдаты называют пригожинских наемников «одноразовыми» — из-за того, что мало кто из них выживает во время атак.

Похоже, Украина все-таки уходит из Бахмута

К концу февраля 2023 года российские силы все так же не оставляют попыток окружить Бахмут. О тяжелых боях под городом сообщала британская разведка. У ВСУ при этом остаются открытыми пути снабжения на западе, что позволяет поддерживать защитников города.

Союзники Украины советуют не тратить силы в Бахмуте, потому что захват города не принесет России существенного стратегического преимущества.

В начале февраля украинские военные рассказывали о «сложной обстановке» в городе, который уже штурмуют не только наемники из «ЧВК Вагнера», но и регулярная российская армия. «Враг занял частично город: промзону и частный сектор по реку. Ему действительно удается прорывать небольшие участки фронта и приближаться к нашим позициям. Сейчас город постоянно систематически находится под вражеским минометным огнем», — цитировало «Настоящее время» одного из украинских военных.

Несмотря на усилившийся натиск российских войск, украинские солдаты не горят желанием покидать Бахмут и ждут военной помощи от западных стран. «Если у нас есть такой приказ из штаба, окей, приказ есть приказ, — цитирует «Би-би-си» защитника города. — Но какой смысл держать все эти месяцы, если вам нужно отступить из этого города? Нет, мы не хотим этого делать».

Не видит в этом смысла и глава украинской разведки Кирилл Буданов. «Я хотел бы увидеть, как такое предложение сделали бы президенту Франции. Сказать, что у вас проблема, оставьте город Марсель, он же не так стратегичен», — сказал он в недавнем интервью.

Продвижение российских сил на Бахмутском направлении в последние дни вероятно имеет больший успех, чем за последние несколько месяцев. 25 февраля пророссийские телеграм-каналы сообщали, что ВСУ «взорвали дамбу» на северо-западе Бахмута в надежде замедлить продвижение штурмовых отрядов «ЧВК Вагнера». В ВСУ намеренный взрыв плотины не подтверждали.

Еще в начале февраля Владимир Зеленский говорил, что Украина не будет сдавать Бахмут российским силам. Однако меньше чем через три недели украинский лидер уже говорил, что Украина будет сражаться за город, «пока это будет разумно». «Нам важно его защитить, но не любой ценой, чтобы все погибли», — сказал президент Украины.

О возможном отступлении из Бахмута начали рассуждать и украинские чиновники. 28 февраля советник президента Украины по экономическим вопросам Александр Роднянский в интервью CNN рассказывал, что украинские военные могут провести «стратегическое отступление».

«Россия сейчас пытается окружить его [Бахмут], и для этого они используют лучшие подразделения “ЧВК Вагнера”, по-видимому, лучше всего обученные и наиболее опытные. Наши военные, очевидно, собираются взвесить все варианты. Пока они удерживают город, но если понадобится, они стратегически отступят, потому что мы не собираемся жертвовать всеми нашими людьми просто так», — сказал Роднянский.

Кроме того, чиновник отметил, что район к западу от Бахмута укреплен, поэтому даже в случае отступления ВСУ из города российские силы не смогут быстро продвинуться вперед. При этом еще в конце февраля замминистра обороны Украины Анна Маляр говорила, что в Бахмут направили дополнительные подразделения украинской армии. Она говорила, что решение удерживать Бахмут принимают военные, «которые не руководствуются политическими мотивами».

О возможном отступлении украинских сил из Бахмута, вероятно, свидетельствуют последние события, происходящие на подступах к городу. 3 марта стало известно о подрыве моста в поселке Хромово. Как пишет Руслан Левиев из расследовательского проекта CIT (Conflict Intelligence Team), это была последняя дорога, по которой можно было отойти из Бахмута в сторону Часова Яра. «Похоже, [украинские военные] ушли», — добавил Левиев.

Покидает Бахмут и украинский военный Роберт Бровди с позывным Мадьяр, командующий подразделением дронов «Птицы Мадьяра». «Получил боевое распоряжение немедленно выбыть из Бахмута на новое место боевых действий, — написал Бровди в своем телеграм-канале. — Какие причины перевода в момент, критичный для Бахмута, когда мы провели тут 110 дней боевых дежурств? Я прежде всего военный, поэтому не буду комментировать приказы командования».

 

(Оновлено 14:00)

Обозреватель

Александр Левченко

Московия – наследник не Киевской Руси, а Золотой Орды

Перед военным нападением на Украину Владимир Путин хотел объяснить гражданам России, почему это идеологически соответствует интересам Российской Федерации. Во-первых, этот невежда истории заявил, что украинцы и русские – один народ. Тогда “всё наше – есть наше, и всё украинское – тоже наше”. Примитивная формула, придуманная кремлёвским грабителем. Вот почему Киев исторически объяснил московским экспансионистам, что украинский народ ведёт своё происхождение от первых и автохтонных славян на территории нынешней Украины – Антов и Склавинов, а нынешние русские происходят от исторически автохтонных на территории РФ народов финно-угорского происхождения и славянских переселенцев из нынешней восточной Польши, прибывших лишь в 9-м веке. Поэтому, заявление Кремля, что нынешние украинцы и русские – один и тот же народ – мировозренческий фейк и полная историческая глупость. Скажем, гораздо более близки к украинцам этнические чехи и словаки, как потомки племён Склавинов, переселившихся на эти территории в конце 5-го в., или балканские славянские народы, являющиеся прямыми наследниками Антов, переселившихся на полуостров из земель современной Украины в 6-м веке. Так что, нравится Путину или нет, но нынешние украинцы и русские совершенно разные народы. Первые являются потомками автохтонных славян, а вторые имеют только частично славянскую кровь и то, преимущественно польского происхождения.

Другая сфабрикованная идеологическая мантра Кремля, почему Москва должна покорить Украину, заключается в том, что нынешние россияне якобы являются прямыми потомками крупнейшей европейской страны 10-12-го столетия – Киевской Руси. Нынешний глава Кремля забывает, что Киевское государство Русь (882-1240 г.) было огромной по территории страной имперского характера. Великие Киевские князья покорили ряд других земель и народов и присоединили к своему государству. Основным (титульным) народом страны были Русы. Этот народ сформировали племена Полян (современный регион Киевской области), Сиверян (современная Черниговщина, Сумщина и Полтавщина), Деревлян (Житомирщина), Уличей (Черкащина), Волынян (регион Луцка и Ровно), Бужан (Хмельничина и Винничина), Белых хорватов (северная Буковина, Ивано-Франковщина, Тернопольщина, Львовщина), Тиверцев (Одесская область). Все эти племена дети Антов и Склавинов и не имеют никакого отношения к русским, которые образовались как микс финно-угорских народов и пришедших славян из Польши.

Киев как город был основан на меже проживания Склавин и Антов в 482 году, а Москва в виде маленького населённого пункта впервые упомянута только в 1147 году. Первоначально Москва имела название Кучково. После этого она была переименована по названию реки, на берегах которой построена, которая на местном финно-угорском языке означает “мутная вода”. Это была межа проживания финно-угорских племён Меря и Мокша. Сюда также переселились славянские племена Вятичей в середине 9-го века из лесов восточной Польши. Киевское государство Русь завоевало эту территорию в конце 10 -го века, но местное население несколько раз поднимало восстание против войск Киева, считая их представителями чужого народа. Этот регион, как и многие другие, где жили русские, не принимал христианство в течение двухсот лет, которое политически и духовно хотел навязать Киев. Бояре и старейшины этого региона убедили сына Киевского князя, который был Суздальским князем и владел местностью Москвы-реки, напасть на Киев и ослабить центральную власть Руси и попытаться переместить столицу государства к ним на север. Они в 1169 году напали Киев и сожгли его часть. Это был первый случай, когда сын Киевского князя атаковал родной город. Всё это было по настоянию коренных жителей Суздальского княжества и реки-Москвы Меря и Мокша, которые называли этот регион Мокселем. Таким образом, первое нападение Moкселя на Киев было не 24 февраля 2022 года, а ещё в 1169 году. Моксельский князь Андрей, который спалил часть Киева, был проклят Киевским митрополитом. Но в 18-м веке (1751 г.) Московский патриархат объявил его святым и канонизирован как Боголюбского, потому что он был убит в 1174 году теми же боярами Меря, которые не хотели принимать учение Христа. Интересно, что Владимир Путин говорит в своей биографии, что его семья происходит из региона Твери (верхнее течение реки Волги), которое исторически принадлежало племени Меря. Даже Петербург, где он родился, тоже был построен в 1703 г. на землях другого финно-угорского племени Ижора. Таким образом, русские не являются прямыми потомками государства Русь, а народом, который был покорен и поставлен под власть Киева. Моксель не Русь. Моксель был связан с созданием Московского княжества, которое с 1721 года было переименовано в Россию.

Другое дело, что Московское княжество и Российское государство являются прямыми наследниками другого мега – образования, которым была Золотая Ордой. Напомним, что войска монголо-татар во главе с ханом Батыем, уничтожили Русь и город Киев в 1240 году, а уже упомянутый финно-угорский народ Мокша вступил в эту армию для завоевания Киевского государства, которое он не считал своим. Во время существования Золотой Орды (1240-1502) Москва превращается из третьеразрядного маленького городка в центр княжества, а затем в центр Московского государства, из которого фактически берёт свои истоки современная Россия. Дело заключается в том, что князья Москвы первыми понимают, что необходимо тесно сотрудничать с Золотой Ордой. Они установили прямые связи с ханским двором, и за взятки договорились взымать подати не только со своего населения, но и жителей соседних княжеств. Таким образом, они собирали огромные средства, которые частично оставляли себе, что позволяло строить в Москве высокие муры и роскошные особняки. Подкупом митрополит Киевский, после серии разрушительных нападений татар на Киев, решил переместить свою резиденцию во Владимир (1299 г), а потом в наиболее дружелюбный город Золотой Орды – Москву (1325 г.). Вскоре Орда начинает ослабевать и разваливаться на ряд частей. В то же время Московское княжество используя взятки, шантаж и обман, расширяется. Оно вырастает с течением времени до таких размеров, что начинает поглощать частями всю Золотую Орду, а это: Великую орду, Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, Ногайскую орду, половину Узбекского и Казахского ханств. Это 80% всей территории и населения Золотой Орды, что было намного больше, чем само Московское княжество. Жители Московского княжества ассимилировали большую часть всех народов бывшего ордынского государства, что означает: меньшинство русифицировало большинство. И, как сказал знаменитый русский писатель Лев Толстой: “Только у настоящего русского вы можете найти много монгольских корней”. Таким образом, современная Россия и Кремль (на татарском значит укрепление) имеют очень мало отношения к государству Киевская Русь. На самом деле, они являются прямыми наследниками знаменитого мега – образования монголов и татар Золотой Орды. Это было огромное и агрессивное государственное объединение, но оно развалилось и исчезло. Такое можно вскоре ожидать и от его политического наследника – Российской Федерации.

 

(Оновлено 13:00)

Цензор. НЕТ

Віолетта Кіртока

Онкохірург Сергій Одарченко: “У Кліщіївці поранених доводилося виносити на руках по 3-5 кілометрів до точки евакуації”

Кандидат медичних наук, Заслужений лікар України, медичний директор приватної онкологічної клініки зараз служить в окремому батальйоні спеціального призначення начальником медичної служби і вивозить поранених з-під палаючого Бахмуту.

У медичному середовищі точаться дискусії щодо того, чи варто відправляти на передову в складі евакуаційних бригад висококваліфікованих лікарів, на навчання яких іде не менше восьми років, які володіють високотехнологічними методиками. Адже ці фахівці – на вагу золота. Вони вкрай потрібні, щоб  надавати допомогу всім громадянам країни. І в принципі з цим погоджується хірург-онколог Сергій Одарченко, але капітанський погон та виїзд на передову також робить свою справу. “Під час війни кожен має робити свою роботу там, куди потрапив”, – спокійно і зважено каже високласний спеціаліст після двомісячної ротації під Бахмут. Про те, з чим довелося мати справу на війні, про врятованих бійців і множинні поранення ми і поговорили з київським лікарем після його повернення з Донбасу.

“В АРМІЇ Я ХОТІВ СЛУЖИТИ З ДИТИНСТВА”

– 28 грудня наша рота зайшла в Кліщіївку, – розповідає Сергій Одарченко. – Перед нею були позиції наших бійців. Ворог страшенно хотів зайняти цей населений пункт біля Бахмуту, біля траси. Там постійно велися жорстокі бої, ішли штурми. Місяць наш підрозділ тримав ті позиції. Але ворог не шкодував людський ресурс і поступово все ж цей населений пункт зайняв.

Ми забирали поранених з точки евакуації. Але і сама Кліщіївка, і всі дороги навколо неї прострілювалися, контролювалися росіянами. Їхні квадракоптери постійно були в повітрі. Тому нашим бійцям доводилося виносити поранених на руках по самому селу до точки евакуації, а це три-п’ять кілометрів.

На Бахмутському напрямку наш батальйон працює з липня. Взимку туди потрапив і я. Мені не важливі були умови перебування, те, що доводилося ночувати то в підвалі, то в старій хаті. Це все неважливо. Лікар – це коли ти живеш для інших, а не для себе.

-Перша евакуація пораненого якою була?

-Ми приїхали на КСП в Бахмуті. Приймали позиції. Попередній підрозділ виходив. Лікар цього підрозділу привіз чотирьох чи п’ятьох поранених. Треба було всіх швидко оглянути, вирішити, кому надавати допомогу позачергово. Перший був важкий, з пораненням голови, непритомний. Ми вже везли його далі, в стабілізаційний пункт. У бійця дорогою сталося порушення дихання. Ставили трубку. Довезли живим і, що головне, в стабільному стані. Далі його відправили в Дніпро, де його успішно прооперували. Слава богу, людина залишилася живою. Саме цей перший поранений став стимулом і мотивацією працювати далі, цей випадок показав, що ми можемо, що команда висококваліфікована, що на кожного можна покластися.

-Але ви як хірург, не ставите трубки, крапельниці. Ці маніпуляції в цивільному житті роблять інші медики…

-Річ у тому, що мій шлях становлення в медицині тривалий і різноманітний. У 15 років я працював санітаром на швидкій допомозі. Ці навички дуже допомогли. Потім я працював фельдшером, медбратом. Я пройшов шлях від санітара до головного лікаря. Всі маніпуляції, які ми робили на передовій, я колись робив. Я працював і анестезистом. Для мене не було нічого нового, чи чогось, що б я не міг зробити. Коли ти працюєш, все робиш на автоматі. Ці навички, отримані одного разу, залишаються з тобою назавжди.

-Коли ви потрапили в армію?

-Я прийшов трошки пізніше. Не 24 лютого. Мені треба було закінчити справи по роботі, було багато пацієнтів, важливо було надати їм всі консультації та рекомендації. Але тоді я вже займався в територіальній обороні. Коли я пішов у військкомат, мене відразу не призвали – не було посади. Оскільки у мене великий хірургічний досвід, я хотів працювати в медичних силах – в шпиталі. Вважав, що мій досвід знадобиться там більше, в лікуванні, хірургічних втручаннях у військовослужбовців. Але не було посади, відповідної моїм званню та досвіду. І я не став чекати. Пішов служити в той батальйон, де зараз перебуваю. Тут мої функціональні обов’язки – організація медичної служби батальйону, а на передовій – евакуація поранених.

-У вас великий стаж?

-Медичного більше 30 років, а хірургічного – 22.

В армії я хотів служити з дитинства. Я мав поступити в медично-військову академію. Закінчив медичний коледж за спеціальністю військовий фельдшер. Це був ще Радянський Союз. Тоді був проєкт з ленінградською воєнно-медичною академією. Якщо відмінно закінчуєш спеціалізацію “військовий фельдшер”, тебе мають взяти без іспитів в ту академію. Я дуже цього хотів. Закінчив з відзнакою. Але Союз розвалився. І я вступив у медичний університет. Коли закінчував його у 2000 році, спеціальність військового медика вже знецінилася, не була такою престижною, як сьогодні.

Я пішов працювати в цивільну лікарню. Закінчив інтернатуру за спеціальністю онкохіргугія. Такий лікар має оперувати на всіх органах, тому що пухлина вражає навколишні тканини. І сусідні органи. І в тебе немає часу чекати хірурга саме тої спеціальності. Але мрія залишалася. І я її все ж таки реалізував.

На війні потрібно приймати рішення швидко, як і в операційній. Якщо виникає кровотеча – маєш чітко спрацювати. Так і на передовій. Коли не знаєш, що буде за пів години, наскільки важкі поранення матиме людина, які будуть обставини і обстановка навколо. Швидкість евакуації безпосередньо впливає на те, чи вдасться зберегти життя військовослужбовця.

Від організаційних здібностей медика у батальйоні залежить дуже багато: чи зможеш ти зібрати команду, яка спрацює як єдине ціле. Нам це вдалося. Ми працювали, вважаю, дуже добре.

“САНІНСТРУКТОР СУСІДНЬОГО БАТАЛЬЙОНУ В ЦИВІЛЬНОМУ ЖИТТІ… ДИРЕКТОР ТЕАТРУ”

-Ми були в розпорядженні тактичної групи легендарного Євгена Межевікіна, позивний Адам. До цієї групи входять певні бригади, зведені роти, батальйони. В кожному є медики. Кожний підрозділ мав свої позиції. Задачею медиків було об’єднатися, знати, у кого є бронетехніка, де у кого точка евакуації… Бої ішли інтенсивні, всі дороги вже прострілювалися. Проблема евакуації стояла дуже гостро. Бронетехніки для медиків не вистачає вкрай. Тільки комунікація, чітке планування шляхів евакуації приводили до успіху.

-Медики, які були у вашій команді, як і ви, були фахівцями?

-Не всі санінструктори мають медичну освіту, але всі вони пройшли курси. Я сам викладач, близько десяти років викладав в університеті. Студентів доводиться примушувати вчитися. А тут… Наприклад, санінструктор сусіднього батальйону в цивільному житті працює… директором театру. Але йому настільки подобається медицина, він читає літературу, ходить в операційну, просить лікарів допомагати їм. З такими людьми настільки просто спілкуватися, вони настільки компетентні, бо вкладаються у справу вдвічі більше, ніж могли б. У таких людей відчуття відповідальності дуже високе. Мене вразили кваліфікація парамедиків, санінструкторів, тому що всі вони пішли за покликом. І кожен розуміє – від його дій залежить дуже багато, а головне – життя бійців.

-Були дні, коли у вас не було поранених?

-Так. В ці дні, як правило, підрозділ не був на бойових завданнях, нас виводили на відновлення чи бійці не отримували завдань. Але тоді ми працювали з документацією, оглядали бійців, бо бойові дії безслідно не минають. Постійні мінометні обстріли призводять до того, що майже у всіх є елементи акубаротравми, або, як в народі говорять, контузії. У людини виникають головні болі, нудота. Таким також потрібна допомога, щоб вони могли повноцінно продовжувати воювати.

-Раніше вам доводилося бувати на Донбасі?

-Донецька школа онкології завжди була на високому рівні. Тому в цьому регіоні я багато разів бував на конференціях, сам виступав. Нам показували край. Я був і в Святогірську, і на заводі шампанських вин в Бахмуті. Це маленьке містечко, комфортне для людей. А зараз… Тролейбусні дроти висять. Будинки побиті. Коли я потрапив сюди, місто вже було зруйноване десь на 70 відсотків. І при цьому знаходилися люди, які все ще жили тут, навіть базарчики працювали. І на них приходили люди з маленькими дітьми. Хоча постійні прильоти. Декілька днів тому загинула дитина 12 років. Мені постійно хотілося спитати родини з дітьми: що ви робите тут, ви дітей наражаєте на небезпеку. Хоча волонтери постійно проводять звідти евакуацію, просять цивільних виїхати. І все одно там залишається декілька тисяч населення.

-Які поранення переважали під час вашого відрядження?

-Були і легкі поранення. Але коли іде мінометний обстріл, поранення уламками, як правило, завжди множинне. І тут задача чітко розуміти обсяг ураження тканин, маєш швидко спрацювати. Але не завжди є для цього умови, бо обстріли продовжувалися і вночі, і вдень. Особлива проблема – евакуювати вночі. Не можеш включити світло в машині, бо ворог бачить тебе миттєво.

Майже перед нашим виходом з позицій на відновлення ворожий снайпер пострілом поранив у голову нашого бійця. Ми не могли його евакуювати протягом семи-восьми годин. Але побратими надавали якісну адекватну допомогу, хоча ніхто з них не мав медичної освіти. Це говорить про те, що бойові медики взводів, рот, проводять якісне навчання самих військовослужбовців.

Всі поранення уламками, складні, тому що вони множинні. Тут потрібна велика концентрація, щоб визначити кількість ран, зрозуміти, які з них критичні.

У нас був важко поранений боєць із масивною кровотечею. Ми зробили все можливе, щоб її зупинити, але коли провели додатковий огляд, побачили маленький отвір біля шиї. Уламок звідти зайшов у легеню. Стан пораненого ускладнився легеневою кровотечею. Вона, як правило, завжди масивна, в такому разі потрібне швидке хірургічне втручання. Ми довезли бійця до стабпункту, але його врятувати не змогли. Не завжди ситуація залежить від медиків, на жаль…

Десь на точці евакуації чекають бронемашину для поранених, а десь – сідають у пікапи і несуться самі, вивозять постраждалих. Багато водіїв робили неможливе, завдяки чому вдавалося врятувати поранених.

“НА ПЕРЕДОВІЙ НЕ ВИСТАЧАЄ БРОНЬОВАНИХ МАШИН ДЛЯ ЕВАКУАЦІЇ ПОРАНЕНИХ”

-Все частіше говорять про те, що в евакуації поранених задіяні висококваліфіковані лікарі, а це дуже високий ризик, чимало вже загинули. Обговорюється питання, що, можливо, не потрібно, щоб такі спеціалісти працювали на передовій…

-Але у шпиталях всі не можуть працювати. У нас всіх є головна мета – перемогти і допомогти пораненим. Та й медики часто зазнаЮть поранення не в червоній зоні. Прильот може статися де завгодно.

Завдання начмедів – брати участь у нарадах командирів, щоб розуміти ситуацію, прораховувати безпечні шляхи евакуації, знати, на яких автомобілях це можливо робити залежно від бойової обстановки. Але іноді сам адреналін, який відчувають медики, притуплює відчуття небезпеки.

– Чого не вистачає на передовій?

-Для надання домедичної допомоги не потрібно щось незвичайне. Головне – боротися з критичною кровотечею. Для цього потрібні турнікет, гемостатична губка, перев’язувальний пакет. Це все є практично у кожного військовослужбовця. Головна проблема – броньовані машини для евакуації. Не у кожного підрозділу вони є. Та й вони стають розхідним матеріалом, часто їх підривають. А це те, що не можна швидко відновити.

-Бійці не тільки дістають поранення, а й хворіють…

-Найчастіша проблема – міжпозвонкові грижі, протрузії від постійного носіння бронежилетів. Вони призводять до больового ефекту, оніміння кінцівок. У нас був військовий, який загинув від інфаркту в зоні бойових дій.

-Ваші хворі потребували вашої уваги, поки ви були на фронті?

-Я зі своїми пацієнтами на зв’язку – немає проблем консультувати онлайн. Я дозволив співробітникам клініки давати мої контакти хворим, щоб вони не чекали, коли я з’явлюся, а могли порадитися і розпочати лікування. Перший етап при онкопатології – не завжди оперативне втручання. Спочатку роблять хіміотерапію, наприклад. В зоні бойових дій, коли не було евакуацій, я займався консультаціями по телефону, керував роботою клініки.

Онкологія – велика проблема нашого суспільства. Тому процес лікування людей не зупинявся і в цивільному житті. Крім мене ж є ще хірурги – я радив, до кого звернутися в різних випадках.

-Ми часто порівнюємо росію з пухлиною, злоякісним утворенням, яке намагається розповсюди свої метастази, куди дотягається. Таке порівняння має право на життя? І ми боремося з цим утворенням так, як ви з хворобою?

– Пухлина росте місцево, розширюється, вражає навколишні тканини. Є ще метастатичний спосіб, коли клітини відриваються, з кровотоком заносяться в інші органи і там дають розвиток хворобі. Ця агресія захопила наші території, а ми, як імунітет організму, боремося із захворюванням. Всі ракетні обстріли – це дистанційні ураження, метастатичні. Дійсно, дуже подібно.

-Ми зможемо цієї пухлини позбавитися?

-Звісно! Треба боротися з нею системно, впливати не тільки локально, а на всі утворення, де б вони не були. Потрібно працювати масивно, щоб  перемогти.

 

(Оновлено 12:00)

Главред

Бунт морпехов РФ: оккупанты отказываются идти в наступление

Оккупанты РФ массово покидают районы ведения боевых действий, сообщила Анна Маляр.

Российские оккупационные войска продолжают нести большие потери в живой силе, заявила заместитель министра обороны Украины Анна Маляр.

По ее словам, медицинские учреждения на временно оккупированной территории Украины переполнены тяжелоранеными, их эвакуация для лечения на территории России почти не осуществляется. Об этом она написала в Telegram-канале.

“С целью утаивания сведений о количестве умерших от ран, их учет ведется исключительно российскими военными медиками. Вместе с тем, информация о реальных потерях россиян быстро распространяется среди военнослужащих и деморализует личный состав противника. В частности, прибывший для усиления 155-й отдельной бригады морской пехоты Тихоокеанского флота России добровольческий казачий отряд отказывается участвовать в наступлении и выполнять приказы некомпетентного командования”, — говорится в сообщении.

Такая тенденция наблюдается и в других подразделениях противника, говорит она.

“В связи с этим командование российских оккупационных войск активизировало проведение мероприятий принудительного и карательного характера, пытаясь улучшить состояние военной дисциплины и предотвратить случаи массового покидания районов ведения боевых действий”, — добавляет Маляр.

Бунты в рядах оккупантов

Ранее сообщалось, что в районе Угледара Донецкой области бойцы Вооруженных сил Украины разгромили разведывательную роту 155-й отдельной бригады морской пехоты Тихоокеанского флота РФ.

“Украинские подразделения “радостно” встретили оккупантов и превратили в настоящий ад их временное пребывание на нашей земле. В течение нескольких дней российские оккупационные силы понесли очень тяжелые потери”, – сообщили в Генштабе.

Напомним, морпехи РФ обратились к главе Приморья с жалобой на свое командование, которое бросило их в “непонятное наступление” в районе Павловки Донецкой области, где они потеряли за четыре дня около 300 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Кроме того, командование, по словам военнослужащих “это скрывает и занижает официальные цифры потерь, боясь ответственности”.

В своем обращении морпехи также просили провести проверку ситуации и прислать в Украину независимую комиссию “не из министерства обороны, где Мурадова крышует Герасимов”. На это Кожемяко не ответил, — говорится в сообщении.

 

(Оновлено 11:00)

Александр Коваленко, [телеграм-канал]

250 000 снарядов в месяц…

Публикация Financial Times, посвящённая просьбе Министр обороны Алексея Резникова к европейским партнёрам о поставках Украине по 250 000 снарядов в месяц, навела на ряд интересных умозаключений. Хотя и с парой неизвестных, которые добавляют интриги.

Прежде всего, хочу отметить, что ВСУ🇺🇦в среднем в сутки совершают 5 000 +/-10-15% артиллерийских выстрелов. Это комплексно, калибрами как НАТОвского образца, так и пост-советского. То есть, смешанный цикл суточного отстрела 155-мм, 152-мм, 122-мм, 105-мм и т.д. составляет 5 000 выстрелов.

В свою очередь, российские оккупанты совершают в настоящее время до 15 000 выстрелов в сутки и этот показатель снижается. Например в ноябре-декабре 2022 они делали 20 тыс выс/сут. С февраля по апрель 2022 этот показатель и вовсе превышал 70-80 тыс выс/сут.

То, что называется: почувствуйте разницу.

А теперь, вернёмся к 250 000. Сколько это не в месяц, а в сутки? В среднем – 8 тысяч. То есть, на 60% больше нынешнего показателя. Или нет? Ведь если Алексей Резников запрашивал такое количество снарядов у европейских партнёров, то это преимущественно или все калибры НАТОвские.

Предположим, что у ВСУ появляется возможность делать 8 тыс выс/сут только НАТОвскими калибрами и при этом, до 3 тыс выс/сут пост-советскими. Итого, мы получаем 11 тыс выс/сут.

Кто-то может сказать, что это всё равно будет меньше чем у РОВ, которые делают в среднем 15 тыс выс/сут.

Да, это так, но есть нюанс. Причём нюанс в квадрате.

Во-первых, 11 тыс выс/сут это преимущественно выстрелы высокоточные и дальнобойные, по характеристикам до которых российской артиллерии как до Пекина из кремля раком.

Во-вторых, ВСУ на протяжение всего 2022 совершали ежесуточно в среднем 5 тыс выс/сут. Да, были пиковые моменты когда доходило до 8 тыс выс/сут и даже более. Но я говорю о среднем показателе! И при этом среднем показателе мы не только держали оборону, но и контрнаступали.

В-третьих, в то время как наши международные партнёры повышают производство снарядов, открывают новые линии и наращивают ежесуточную выдачу продукции, у россии такой возможности – нет. Она за год войны с Украиной не смогла повысить производство снарядов даже на 10%!

Это всё связано с тотальной деградацией российского ВПК, его технической и технологической компонент, о которой я подробно писал на протяжение последних 9 лет, но при этом не встречал понимания – не преуменьшай возможности врага, всё они могут производить! Ага…🤦‍♂️

С учётом негативных процессов с поставками снарядов в подразделения РОВ и их производством в россии, уже к концу апреля – началу мая ежесуточный отстрел российской артиллерии может опуститься ниже 10 тыс выс/сут, а летом, ожидаемо в июле, выйти на показатель менее 5 тыс выс/сут.

Таким образом, уже летом РОВ, если не заручаться поддержкой некой третьей стороны по поставкам снарядов, будут использовать только то, что могут производить сами, а производить они могут 1,5 млн выстрелов в год, или в среднем 4 тыс выс/сут. А между тем, Европа к тому времени… Ну, вы поняли.😎

 

(Оновлено 10:00)

РБК-Украина

Уриэль Эпштейн, исполнительный директор Renew Democracy Initiative

Китай не поддержит Россию – он на стороне победителей

В последние дни мировые медиа много обсуждают роль Китая в контексте российского вторжения в Украину – из-за обнародованного Пекином проекта “мирного плана” и опасений Запада о возможных поставках китайского оружия стране-агрессору. О том, почему Китай не рискнет поддержать Россию, а любой исход войны будет ему на руку – в колонке для РБК-Украина объяснил Уриэль Эпштейн, исполнительный директор Renew Democracy Initiative.

Ровно через год после широкомасштабного российского вторжения МИД Китая представил свой план мирного урегулирования военного конфликта. Прервав длительное молчание, Пекин заговорил про Украину в контексте территориальной целостности.

Подписание “временного” мирного соглашения – опасная идея

С одной стороны, этот сигнал является во многом позитивным. Китай не отрицает сам факт неприкосновенности территории украинского государства. То есть недопустимость военных посягательств, в том числе со стороны россии. Наконец-то такой глобальный игрок, страна с огромными ресурсами, нарушил свой нейтралитет. Впервые заговорил о войне в контексте Украины как сильного государства.

С другой стороны, разговоры про уважение к суверенитету разных стран – увы, общее место Пекина, он традиционно любит порассуждать на подобные темы. Конечно, это black-and-white, потому что россияне не уважают суверенитет Украины еще с 2014 года. Тут нужно посмотреть глубже, что же стоит за риторикой Поднебесной.

И мы увидим, что основная идея китайской дипломатии заключается в том, чтобы просто обрести мир. Для Китая, стабильность важнее всего. Давайте просто подпишем мирное соглашение. Это опасная идея, если честно. Я не исключаю, что мотивация Китая лежит в плоскости искреннего желания закончить кровопролитие. Правда в том, что подписание мирного договора россией никогда не принесет мира в Украину. Оно может лишь отсрочить войну – буквально на год, два, три – но не навсегда..

Любой исход войны для Китая – это win-win

Сейчас россия выглядит как лузер. Китай это отлично понимает, как и весь мир. Стоит отметить, что Пекин очень не любит лузеров. Поэтому по большому счету китайцы просто выжидают – какая из сторон окажется сильнее в этой схватке.

Проблема в том, что договоренности о партнерстве с Россией у Китая всё-таки есть. Китайцы не могут полностью отвернуться от россиян. Пекин всегда играет только за себя. Он не готов потерять торговые связи ни с одной из стран, ослабив свои позиции на мировом рынке.

Более того, Китай устроит, в общем-то, любой исход конфликта. Эта война – win-win для Пекина. Выиграет россия – международный авторитаризм усилится, и китайцы пойдут штурмовать Тайвань. Если выиграет Украина, то для Китая это в общем-то тоже неплохо. Вместо того, чтобы брать Тайвань, китайцы сосредоточатся на тех частях россии, к которым давно присматриваются. На востоке рф много малозаселенных территорий, полно натуральных ресурсов. Проиграв Украине, россияне лишатся аргументов в будущем противостоянии с Китаем. россия – вассал? С точки зрения Пекина звучит очень неплохо.

Что будет, если Китай встанет на сторону россии?

Действительно, американская разведка утверждает, что Пекин всерьез размышляет об оружии для рф. Если Китай начнет открыто поддерживать россию, ставки взлетят до небес. Риск глобального конфликта увеличится, серьезно увеличится. Это начало третьей мировой.

Без сомнения, Китай был уверен, что помощь Америки и союзников будет менее значительной. Аналогичная уверенность была и у россии. Именно она стала одной из причин того, что путин вошел в Украину. Когда Президент Байден приехал в Киев, он ясно продемонстрировал, что безопасность и территориальный суверенитет Украины является одним из стратегических приоритетов США. Мы не отдадим ее на растерзание. Это был важный и недвусмысленный сигнал для Пекина: “даже не думай, даже не смей, потому что будет третья мировая”.

В контексте китайского вопроса сенатор Линдси Грэм недавно сказал очень точную фразу: “поддерживать россию – то же самое, что покупать билет на Титаник”. Очевидно, что сегодня открытая помощь рф равнозначна безумию.

Китай не может не знать, что на противодействие россии в Украине США тратит лишь 3% своего военного бюджета. Ни одного американского солдата и безусловный успех украинцев на поле боя. Превзойти поддержку, которую свободный мир оказывает Украине, будет тяжело и непомерно дорого, не говоря уже о рисках серьезной эскалации. А что касается мирных договоренностей, то только Украина будет решать, когда и на какие компромиссы ей идти, какие соглашения подписывать, чтобы закончить войну, которую она не начала.

 

(Оновлено 9:00)

Обозреватель

Орест Сохар

Портников: как бы ни закончилась война, Россия не признает границ Украины. И дальше есть несколько вариантов

Виталий Портников – известный аналитик, публицист, журналист, теперь еще блоггер. Его взгляды на ситуацию часто отличаются от устоявшихся, поэтому его интервью всегда интересны. В рамках проекта “Орестократия” Виталий представил в новом ключе слова Буша-старшего о повторении Югославии в Украине, будущем Путина и моделях завершения войны в Украине.

– Сейчас фактически два сценария завершения войны: один российский и поддерживается Китаем, он предусматривает разделение Украины и аннексию части территорий; и есть наш сценарий полной деоккупации страны. По твоему мнению, какова вероятность каждого из них?

– Демократия – это главный сценарий нашей поддержки, а в диктаторских режимах, конечно, своя солидарность. Китайский план не имеет никакого значения, потому что Китай является союзником России, это одно из государств этого диктаторского лагеря. Конечно, Китай заинтересован в преимуществе России, Китаю совершенно не интересно, будет ли Украина существовать на политической карте мира или не будет. Для Китая Украина такая же провинция России, как Тибет провинция Китая. Просто с Тибетом получилось, а из Украиной пока не получилось, но если получится – будет еще один “Тибет”, никаких проблем нет.

Значение имеет то, как Китай готов акцептовать применение Россией ядерного орудия в качестве последнего аргумента. Хотя надо отдавать себе отчет, что ни один лидер мира не может реально повлиять на намерение Путина. Он может взвешивать риски тех или иных своих шагов, но в любом случае Путин совершенно не зависим от каких-либо внешних волн, потому что он глава государства с ядерным оружием.

Как может закончиться война, никто не знает, у войны есть четыре реальных сценария. Первый – это выход Украины на свои границы и вступление в НАТО, что будет означать мир, по крайней мере до тех пор, пока в Москве и Пекине не решат, что готовы к реальному конфликту с НАТО с применением ядерного компонента. Я думаю, что это может не произойти, в принципе, никогда.

Второй – выход на территориальные границы без применения гарантии безопасности, без НАТО. Это будет означать продолжение войны в определенном будущем.

Третий – это не выход на международно признанные границы и вступление в НАТО, что тоже будет означать мир и попытки мирным путем решить вопрос территориальной целостности, чего может никогда не произойти.

Четвертый – это сценарий не выхода на международно признанные границы и не вступления в НАТО, что будет означать возобновление войны в обозримом будущем.

И надо четко понимать, что как бы ни закончилась война, любая линия, на которую выйдут Вооруженные силы Украины, все равно будет только демаркационной линией для России. Россия не признает государственные границы Украины ни в коем случае, не будет никакого соглашения по этому поводу, Россия будет считать Украину государством, оккупирующим территорию РФ. Вот это реальность, в которой мы будем жить следующие 20 лет. Если при этом Запад проявит политическую волю, и мы вступим в НАТО, то это будет мирная реальность, если Запад не проявит политической воли, и мы не вступим в НАТО, это будет реальность долгих и бесконечных военных конфликтов различной интенсивности.

– Какова вероятность того, что Запад не проявит волю?

– Здесь важно, кто что делает. Когда Финляндия и Швеция подали заявки в НАТО, считали, что они туда вступят “на ура”. Как видишь, по состоянию на конец февраля 2023 года, никакого “ура” нет. Финляндия и Швеция могут спокойно ждать, потому что у них есть соглашения с США и Британией о гарантиях безопасности. Это тоже механизм, который для меня тождественен вступлению в НАТО. Соединенные Штаты, Британия и Франция могут подписать с нами соглашение о гарантиях безопасности, по крайней мере, для тех территорий, которые будет на момент подписания гарантии безопасности контролировать украинское правительство, какими бы ни были эти территории. Тогда на этой территории будет распространяться ядерный зонтик.

– Ты считаешь возможной ситуацию, когда Путин выйдет из войны и останется у власти? Ведь многие западные партнеры называли его преступником и говорили об ответственности.

– Теоретически, возможна ситуация, когда он не будет править, а с точки зрения всякой практической политики, наиболее вероятна ситуация, когда Путин будет оставаться во главе России, как бы ни закончилась война. И я не вижу никаких предпосылок считать по-другому. Я хочу напомнить тебе пример из недавнего прошлого – Ирак, который считал Кувейт своей мятежной провинцией и оккупировал его. Затем последовала операция по освобождению Кувейта, закончившаяся сокрушительным поражением армии Саддама Хусейна. Так вот Саддам остался у власти, и его власть не склонилась ни на мгновение.

Что тогда говорили представители иракского режима после очевидного поражения? Они говорили: видите, как нас боятся, смогли захватить нашу провинцию Кувейт, но так боятся Ирака и его армии, что даже не подумали переходить через государственную границу Арабской республики Ирак. Ибо боятся Саддама и нашей армии, и благодаря Саддаму у нас такая сильная армия, которую боится каждый агрессор. Это будет сказано, когда Россия потеряет все территории, которые она завоевала в период 2014-2023 годов.

“Это трагедия, что мы вынуждены были покинуть эти территории, которые находились под постоянным обстрелом нацистов, оставили их, чтобы не страдали наши люди, потому что Путин сказал, что, в отличие от нацистов, мы не будем охотиться на ведьм, мы просто накажем предателей. В отличие от нацистов, мы не будем воевать, когда это западное оружие угрожает нашему российскому населению, мы его эвакуируем, мы вернемся, но вы же видите, на международно признанные территории России ни один танк не перешел, потому что они понимают, что с ними будет. Почему у нас такая сильная армия, почему у нас такое сильное государство, почему мы можем спокойно в Курске, Брянске, Воронеже и Новосибирске жить в мире, да еще и принять беженцев этих территорий?.. Потому что Путин! А если он перестанет быть президентом, нацисты придут в Москву, они вырежут женщин и детей, они нарисуют свои свастики на Кремле, кровь будет литься по улицам Москвы и Петербурга”.

– У тебя красиво выходит, я будто Соловьева слушаю.

– Мы с Соловьевым журналисты одной школы, я прекрасно представляю себе, как все это делается, я просто считаю, что порядочный человек никогда такого не сделает. В конце концов все выпускники факультета журналистики Московского университета учили контрпропаганду на военной кафедре. То есть это не сложно сделать.

Скажи, ты представляешь реально стихийные протесты россиян в связи с потерей Крыма? Что люди с патриотическими взглядами выходят на улицы с криками “Крым – наш”, “Путин, ты потерял Крым, иди”?

– Турбопатриоты будут свой пар спускать и искать нового кумира, и такое возможно.

– Турбопатриотов не существует, это тоже выдумки ФСБ. Реальных людей, которые реально выйдут на улицы и устроят февральскую революцию, не существует.

– Я в это не верю, безусловно, но я верю в ухудшение ситуации. С одной стороны, самые большие страны мира говорят о международном трибунале. С другой стороны, после отступления РФ на границы 1991 года санкции все равно останутся, потому что Запад очень откровенно говорит: их не устраивает такой президент в центре Европы. Соответственно, по обе стороны они будут подпирать Путина, и этому государству трудно будет выстоять при нынешнем тренде упадка.

– Я так не считаю, я считаю, что экономические санкции очень важны именно с точки зрения тренда упадка, но в таком упадке можно существовать десятилетиями. Прекрасный пример – Исламская республика Иран, которая до сих пор существует под гораздо большими санкциями, чем Россия. Если бы русское общество имело привычку к богатству, оно, возможно, выступало бы против.

Я считаю, что разговоры о трибунале вообще не имеют никакого серьезного значения. Трибуналы имеют значение только в двух случаях. Первый – модель “Нюрнберга”, когда государства-союзники оккупируют территории враждебной страны и захватывают ее политическое руководство, приводя его на международный трибунал. Второй – модель Югославии, когда государство признает юрисдикцию трибунала и готово выдать своих граждан на этот трибунал.

А есть прекрасный пример международного трибунала по Судану. Президент этой страны Омар аль-Башир был обвинен этим трибуналом 25 лет назад и продолжал руководить Суданом, не обращая на это внимание. Я даже считаю, что когда международный трибунал в Гааге начнет расследовать преступления российских военных преступников, в этот же день в Москве или где-нибудь начнет работать “международный трибунал по преступлениям украинских военных преступников в Украине”, и на этом трибунале будут судить и президента Зеленского, и президента Байдена, и генерала Залужного, и наших политиков, и может даже нас с тобой.

– Это ведь несоразмерно – локальный суд и международный суд.

– Если есть люди, которые чувствуют себя в полной безопасности, остальные не имеют значения. Путин продолжает быть своим человеком для половины мира. Трибунал будет работать, а он будет ездить в Пекин, в Дели, в другие столицы. А Россия будет подавать всех “военных преступников” с придуманными приговорами в Интерпол. Людей будут задерживать, разбираться. Или Россию нужно исключать из этой системы, но она до сих пор не исключена.

– К твоему тезису о том, что мы входим в десятилетия великих войн. Скажи, пожалуйста, Китай успешно сосуществовал с продвинутыми экономиками мира. Зачем ему сейчас эта конфронтация, ведь он пострадает экономически, это не принесет ему никаких финансовых бенефитов, конфронтация усугубит его кризис?

– Для таких людей, как Путин или Си Цзиньпин, сложно удержать власть в капиталистических условиях просто путем диктаторского насилия. Диктатура этого не осознает, они считают, что могут сохраниться, если уничтожат альтернативу, чтобы весь мир был таким, как их. Рынок – их враг. Не Соединенные Штаты Америки, не Украина, а рынок. Мы пришли к ситуации закручивания гаек повсюду. В Китае это переизбрание Си Цзиньпина на третий срок, отход от модели Дэн Сяопина. В России война против Украины была использована для того, чтобы закрутить все эти гайки и превратиться в тоталитарное государство. Теперь очень простой вопрос: либо эти государства внутренне взрываются, либо они борются с внешним фактором. Пока они внутренне не разразились, они будут бороться с демократами. Я ведь говорил не о десятилетиях войн, я говорил о десятилетиях конфликтов. Восстания, революции, расколы, гражданские войны, миллионы беженцев – все это будет, это процесс, которого нельзя избежать.

– Они действительно способны на открытый конфликт с США?

– Я думаю, что так они могут считать. Китайцы будут придумывать какие-то мирные планы, объяснять, почему они поддерживают Россию, они будут использовать Россию как инструмент истощения Запада. Вот как Запад сейчас, по большому счету, использует войну России против Украины, чтобы заставить Россию отказаться от своих агрессивных амбиций, Китай будет использовать Россию, чтобы заставить Запад отказаться от вмешательства в дела диктатуры. В том числе и по Тайваню.

– В чем принципиальная разница между Украиной и Тайванем? Почему Соединенные Штаты предоставили им специальный протекторат и готовы воевать на стороне Тайваня? Почему вдруг защитили Кувейт, а в отношении Украины было другое отношение?

– Что касается Тайваня – это вопрос исторических ценностей. Китайская республика под руководством Чан Кайши была одной из стран-победителей во Второй мировой войне. Я напомню, что представители Китайской республики занимали место Китая в Совбезе ООН и в ООН до начала 70-х годов ХХ века, и только поворот Никсона, который надеялся использовать отношения США с Китаем в противостоянии с СССР, привел к тому, что правительство на Тайване лишилось своей легитимности и своего места в ООН. На протяжении почти трех десятилетий после Второй мировой войны это было легитимное правительство Китая, поэтому американцы поддерживают не остров Тайвань, а легитимное правительство Китая. Хотя и вынуждены были согласиться с реальностью, что правительство, которое они считали нелегитимным, реально контролирует материк, это примерно как с советским правительством в двадцатые годы прошлого столетия.

Насчет Кувейта. Освобождение Кувейта считалось не очень трудной задачей для международного сообщества, было полное единство с точки зрения принятия суверенитета Кувейта всеми членами Совбеза ООН, Ирак не являлся ядерным государством, конфликт с которым мог бы привести к исчезновению большой части цивилизации.

А с Украиной совсем другая история. Я думаю, что сначала этот конфликт рассматривался через призму конфликтов на постсоветском пространстве. Президент Джордж Буш-старший с трибуны Верховной Рады предупреждал, что Украина не должна провозглашать независимость, потому что ситуация может быть такой, как в Югославии, и даже хуже. В определенной степени президент Буш был прав. Даже не как в Югославии, а гораздо более масштабная война, а если Россия постарается восстановить свой контроль над другими бывшими советскими республиками, то это будет 150 “Югославий”.

Речь идет не о том, что мы не должны провозглашать свой суверенитет, а о том, что независимость и суверенитет Украины – это путь к войне, которая будет по своим масштабам превышать югославские войны. Мы над этим смеялись и упрекали президента Буша. Ничего не произошло в 90-е годы, к счастью, но теперь произошло. То есть народ, который решает создать свое независимое государство, должен сразу осознавать риск для этого государства, а именно вероятность его уничтожения. Мы должны были готовиться к войне, к великой войне с Россией с 24 августа 1991 года, как нас предупреждал президент Буш. И тогда к нам не приехал бы президент Байден сейчас, потому что не было бы войны.

– На Мюнхенской конференции участники говорили, что по завершении войны в Украине нужно будет строить новую конфигурацию безопасности, потому что принятая после Второй мировой концепция уже не работает. НАТО может создать эту новую архитектуру?

– Я думаю, что НАТО – ответ на вопрос. Если будет попытка создать архитектуру безопасности нескольких сортов – здесь у нас НАТО, а здесь у нас полу-НАТО, здесь мы защищаем, а здесь просто даем оружие, а здесь мы просто выступаем с заявлениями – будет еще одна война, и не только здесь. Я верю не в архитектуру безопасности, я верю в то, что эти защищенные страны должны стать членами НАТО, я имею в виду и Украину, и Грузию, и в перспективе Азербайджан из Арменией, и Беларусь, если ей удастся выйти из российского зонтика и остаться на политической карте мира. Государства, находящиеся между членами НАТО, например Молдова, если Украина будет членом НАТО, могут позволить себе нейтралитет, это их святое право, но если есть открытая граница демократии с диктатурой, то она может быть защищена только НАТО. Альтернатива – изнуряющая кровавая война, которая будет каждый раз приводить к уменьшению населения атакованной страны вдвое. Я верю, что мы будем членами Североатлантического альянса.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Пресс-центр ISW

Оценка российской наступательной кампании, 4 марта 2023 г.

Российские силы, похоже, обеспечили достаточное позиционное преимущество для обхода определенных частей Бахмута, но еще не заставили украинские войска отступить и, вероятно, не смогут в ближайшее время окружить город. 4 марта российские войска совершили одно ограниченное подтвержденное наступление под Бахмутом.

Как сообщал ISW 3 марта, украинские силы, вероятно, создают условия для контролируемого отхода с боевых действий из особо сложных участков восточного Бахмута, хотя неясно, приняло ли украинское командование решение об отступлении в это время.

Российские источники утверждают, что за последние несколько дней элементы группы Вагнера добились успехов на северо-востоке и востоке Бахмута, создав тактически сложное поворотное движение в городских районах на севере Бахмута. Украинские официальные лица недавно подтвердили, что украинские силы по-прежнему контролируют ситуацию в Бахмуте, но отметили, что обстоятельства становятся все более сложными и что группа Вагнера направила свои наиболее передовые и подготовленные подразделения для штурмовых операций в этом районе.

Продвижение русских в Бахмуте было медленным и постепенным, и это не означает, что российские войска смогут вскоре окружить Бахмут, тем более что они смогут взять город лобовыми атаками. Русским, скорее, удалось продвинуться достаточно близко к критическим наземным коммуникациям с северо-востока, чтобы угрожать путям отхода украинских войск в классическом обходном маневре.  Целью обхода является принуждение противника к оставлению подготовленных оборонительных позиций, и она отличается от цели окружения, состоящей в захвате и уничтожении сил противника. Русские, возможно, намеревались окружить украинские силы в Бахмуте, но украинское командование дало понять, что скорее отступит, чем рискнет попасть в окружение. По оценкам ISW, украинские силы скорее отступят, чем попадут в окружение, и что украинцы все еще могут удерживать свои позиции в Бахмуте, если захотят попытаться. Российские силы несут большие потери в ходе этих наступлений, и оценки украинскими командирами вероятности того, что они могут заставить российские атаки завершиться вблизи или позади их нынешних позиций, сбалансированные с риском потери доступа к основным путям отхода, вероятно, будут определять решение Украины: остаться или отступить.

Министр обороны России Сергей Шойгу встретился с командующим Восточным военным округом (ВВО) генерал-полковником Рустамом Мурадовым на западе Донецкой области, вероятно, для оценки масштабов потерь России в районе Угледара и возможности дальнейшего наступления на этом направлении. 4 марта Минобороны России опубликовало видео, на котором якобы показано, как Шойгу посещает Мурадова в неустановленном районе на западе Донецкой области, и утверждается, что Мурадов представил доклад о текущей ситуации и действиях российских сил в зоне его ответственности.

Российские силы понесли катастрофические потери в ходе недавнего трехнедельного наступления под Угледаром, а острая нехватка личного состава и техники, вероятно, не позволяет российским войскам даже незначительно продвинуться в этом направлении.

Минобороны России может рассмотреть вопрос о целесообразности переброски резервов живой силы и техники в район Угледара для возобновления наступательных операций. Минобороны России недавно подтвердило, что Мурадов является командиром ДВО. и существенные потери вокруг Угледара, вероятно, уже нанесли значительный ущерб репутации Мурадова.

Таким образом, Шойгу мог посетить западную часть Донецкой области также для того, чтобы оценить пригодность Мурадова на должность командующего ДВО. Визит Шойгу в Украину может свидетельствовать о том, что Минобороны России не доверяет начальнику Генерального штаба и командующему всеми российскими войсками на театре военных действий в Украине генералу армии Валерию Герасимову, который, вероятно, должен был быть офицером, совершающим этот фронтовой визит или, по крайней мере, сопровождающим Шойгу.

Сообщается, что китайское правительство недовольно Кремлем в связи с обнародованием переговоров о продаже оружия. The Economist  сообщил 2 марта, что неназванный европейский чиновник заявил, что китайское правительство хотело, чтобы обсуждения летальной помощи оставались в секрете, чтобы Китай мог сохранить свой имидж нейтрального посредника. CNBC  сообщила 3 ​​марта, что официальные лица США указали, что информация о намерениях Китая послать России оружие была оценкой, «полученной по крупицам» от российских официальных лиц.

Глава комитета Госдумы по обороне Андрей Картапалов заявил, что российские компании должны закупать собственные системы ПВО для защиты от беспилотников. Российский государственный новостной источник сообщил, что 1 марта Картапалов заявил, что ресурсы Минобороны России сосредоточены на защите важнейших государственных и военных объектов. Он утверждал, что каждая «уважающая себя корпорация» должна иметь возможность покупать и устанавливать такие системы для себя.

Это странное предложение, скорее всего, создаст дополнительные проблемы с безопасностью для России, а не решит их, поскольку перспектива того, что многочисленные компании разместят и предположительно будут использовать свои собственные системы ПВО, независимые от российских вооруженных сил, должна встревожить любого здравомыслящего российского чиновника. Заявления Картапалова почти наверняка являются продолжением внутренней паники, вызванной сообщениями о вторжении 2 марта в Брянскую область и обвинениями в недавнем появлении украинских беспилотников в российском воздушном пространстве.

Сообщается, что в период со 2 по 4 марта группа Вагнера открыла как минимум три новых вербовочных центра в российских спортивных клубах, возможно, чтобы увеличить базу вербовки Вагнера после потери доступа к новобранцам. Сообщается, что группа Вагнера открыла как минимум три новых рекрутинговых центра совместно с российскими спортивными клубами после того, как 2 марта финансист группы Вагнер Евгений Пригожин официально объявил, что Вагнер начал работу по набору персонала через российский спортивный клуб.

Сообщается, что новые рекрутинговые центры Вагнера базируются в спорткомплексе «Динамо» в Самаре, спортивном клубе «Антарес» в Ростове и здании Федерации бокса России в Тюмени.

Эти усилия могут быть направлены на то, чтобы компенсировать сокращение вербовки Вагнера после того, как Группа Вагнера, как сообщается, потеряла доступ к вербовке заключенных в начале 2023 года. 3 марта Пригожин намекнул, что российские правительственные чиновники запретили Группе Вагнера вербовать заключенных — точно так же, как Министерство обороны России саботировало Вагнера. Боеприпасы группировки войск.  Пригожин объявил 9 февраля, что Вагнер полностью прекратил вербовку заключенных, но не назвал это результатом запрета, наложенного российским правительством в то время.

Российские СМИ также сообщали, что Вагнер открыл молодежный клуб «Вагнеренок» в Санкт-Петербурге.

Ключевые выводы

Российские силы, по-видимому, обеспечили достаточное позиционное преимущество, чтобы вести обходные действия против определенных частей Бахмута, но еще не заставили украинские войска отступить и вряд ли смогут в ближайшее время окружить город.

Целью обхода является принуждение противника к оставлению подготовленных оборонительных позиций, и она отличается от цели окружения, состоящей в захвате и уничтожении сил противника. Русские, возможно, намеревались окружить украинские силы в Бахмуте, но украинское командование дало понять, что скорее отступит, чем рискнет попасть в окружение.

Министр обороны России Сергей Шойгу встретился с командующим Восточным военным округом генерал-полковником Рустамом Мурадовым на западе Донецкой области, вероятно, для оценки масштабов потерь России в районе Угледара и возможности дальнейшего наступления на этом направлении.

Сообщается, что китайское правительство недовольно Кремлем в связи с обнародованием переговоров о продаже оружия.

Глава комитета Госдумы по обороне Андрей Картапалов призвал российские компании закупать собственные системы ПВО для защиты от беспилотников.

Сообщается, что в период со 2 по 4 марта группа Вагнера открыла как минимум три новых вербовочных центра в российских спортивных клубах, возможно, чтобы увеличить базу вербовки Вагнера после потери доступа к рекрутам-заключенным.

Российские войска вели наступательные действия на рубеже Купянск — Святово — Кременная.

Российские силы продолжали попытки окружить Бахмут и наносить наземные удары вдоль линии фронта в Донецкой области.

Украинские источники продолжают сообщать, что российские войска пытаются создать условия для проведения наступательных операций на юге Украины.

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров продолжает очевидные усилия по усилению чеченского влияния в России посредством продвижения чеченского спецназа (Спецназ) и усилий по молодежной политике.

Российские оккупационные администрации усиливают правоохранительные меры на оккупированных территориях.

 

(Оновлено 7:00)

Liga.net

Дмитрий Фионик

Восстание дедушек-фантастов. Полный анамнез болезни Путина

С годами происходит нарастание маниакальной тяги, вылечить такую личность современная психиатрия не способна.

Литературный бестиарий русских идеологов войны чрезвычайно пестрый. Вчерашние деятели искусств, действующие политики, теоретики-конспирологи, безработные реконструкторы, так называемые военкоры и просто военные преступники. Общее количество этих литераторов таково, что из них, теоретически, можно сколотить стрелковый полк с условным названием “Белые ходоки”.

Если кто-то не в курсе, белые ходоки – это восставшие из мертвых гуманоидные существа из сериала “Игра престолов”. У них белые глаза мертвецов, они наделены определенными магическими способностями. В нашем случае – они убивают многословными заклятиями. Представляют сверхъестественную угрозу для человечества.

На роль полковника претендует бывший советник президента РФ, автор современной концепции “русского мира”, главный идеолог проекта “Новороссия” – Владислав Сурков. По совместительству он литератор широкого профиля: поэт, прозаик, драматург и сценарист.

Капелланом может быть 85-летний православный коммунист, прозаик Александр Проханов. Сказочник-реконструктор Игорь Гиркин (52) и писатель Захар Прилепин (47) – командиры штурмовых групп. И очень много пехоты, а также внештатных трубадуров.

Отдельное подразделение – рота пожилых графоманов-фантастов с шевроном “Космические рейнджеры”. Именно эта рота нас больше всего интересует. И вот почему. Если бы в ГУР МО была библиотека, на специальном ящике с картотекой была бы подпись: Б – Боевая фантастика. Важный для разведчиков жанр.

Здесь находится анамнез болезни кремлевского диктатора, членов Совбеза РФ и всех воинственно настроенных россиян. Более того, именно в этом ящике есть авторы, чьи пророчества каким-то образом сбываются.

Пророчества

Книги боевых фантастов написаны на плохом русском языке. Но такова уж современная русская литература, в том числе коммерческая. Выхода у нас нет – врага нужно знать. Итак, листаем картотеку. Б – Белая стрела.

В 90-е среди силовиков и мелких уголовников бытовала легенда о существовании в странах СНГ тайной спецслужбы под названием “Белая стрела”. Причем, по одной версии, это была законспирированная правительственная спецслужба. По еще одной – тайная организация, созданная бывшими сотрудниками КГБ и ГРУ СССР. Всемогущая мафия оборотней в погонах, но романтизированная.

По мотивам фольклорной “Белой стрелы” написаны десятки книг. Один из романов писателя Валерия Ковалева так и называется “Белая стрела”. Стандартный сюжет таких романов: герои-офицеры бросают вызов несправедливой рыночной системе. И обретают власть неправовым путем – тупо убивают уголовников и чиновников.

Сейчас уже непонятно, что возникло раньше, – легенда о “Белой стреле” или ее прототипы. Одновременно с появлением этой литературы в РФ возникают банды силовиков, вытесняющие классический криминал. Эти общественные процессы совпадают с приходом к власти Владимира Путина, формированием новой элиты из его санкт-петербургских “партнеров по бизнесу” и друзей из дачного кооператива “Озеро”. Значительная часть новой политической элиты – бывшие силовики.

Приблизительно в этот же период набирает обороты очередной сюжет боевой фантастики: русский офицер попадает в прошлое и исправляет мировую историю. “Попаданцы” – очень давний и интересный сюжет. Но в массовой литературе философско-фантастическое изящество уступает место идеализации наиболее одиозных персонажей русской истории. В частности, Ивана Грозного и Иосифа Сталина. Вот замечательный материал по этой теме. Заголовки некоторых книг звучали как реинкарнация культа: “Тень Сталина”, “Разговор с вождем”, “Маршал Сталина”.

Что любопытно. Центральная линия неизменна: герои-офицеры бросают вызов несправедливому миропорядку, то есть коллективному Западу. По сравнению с этим ненавистным Западом даже Адольф Гитлер не так уж страшен. Положительные герои переселяются в мозг Гитлера и Сталина с блестящим результатом – Красная армия вместе с вермахтом уничтожают Антанту (“Рейхов сын” Сэй Алек).

Увлечение альтернативной историей плавно и незаметно перетекает в садистическую футурологию. В 2009-м появляются книги, предсказывающие военную агрессию Москвы в следующем, то есть 2010 году. Авторы с упоением изображают картины казни предателей, мучения врагов. Враги – украинцы. Линия та же: герои-офицеры…

Тогда же, в 2009-м, разгорается небольшой скандальчик. Сопредседатель Харьковского фестиваля русскоязычных фантастов “Звездный мост” Арсен Аваков обратил внимание на некоторые названия, из которых просто капало страстное желание войны.

Перечислю эти названия, чтобы передать колорит: “Поле боя – Украина. Сломанный трезубец” Георгия Савицкого, “Независимая Украина. Крах проекта” Александра Севера, “Война 2010. Украинский фронт” Федора Березина. На фестиваль эти авторы пришли за премиями от Авакова.

По этому поводу будущий министр МВД написал колонку, в которой обвинял писателей в безвкусице. В тексте, между прочим, мелькнуло прозрение: “Почему так упорно навязывает Россия своим гражданам мнение о необходимости и неизбежности войны с Украиной?” Больше всего тогда досталось мрачному графоману Федору Березину: “Знаю Федора лично! Он получал премии на нашем Харьковском фестивале фантастики “Звездный мост”. Как можно было дать втянуть себя в такое?..

В 2010 году на основе произведений десятков росфантастов можно было рисовать карту-инфографику, на которой на месте большинства европейских столиц значились бы воронки от термоядерных ракет. В дальнейшем этот жанр бурно развивался: турбореалисты (турбореализм – одно из названий этого специфического жанра) перешли к захвату других планет. Но вернемся к украинской тематике.

Графоманы – не пророки-мистики. Просто так работает социологическая формула под названием теорема Томаса: ситуации, определяемые людьми как реальные, реальны по своим последствиям. Даже бред психически больного человека может повлиять на реальность – он реален по своим последствиям. Кто все это пишет и читает?

Имя ему Микроб

Стилистика произведений такова, будто палач со специфическим чувством юмора заставил военрука-пенсионера писать любовные послания, используя словарный запас из учебника “Начальная военная подготовка” 1970 года. И вот. Уже пожилой человек, опрокинув для храбрости рюмашку, трясущейся рукой выводит:

“Чрезмерно осторожный вообще никогда не возьмется осваивать такую профессию, не вяжется такое со статичной направленностью вялого жизненного вектора”.

Из пролога романа Федора Березина “Война 2030. Пожар Метрополии. Пентагон должен быть разрушен”.

Ни один ценитель художественной литературы не сможет это читать. Закономерность как раз обратная: чем более тонкий у человека вкус, тем меньше вероятности, что на его полке появится какой-нибудь “Пожар Метрополии”. Не философской глубиной и писательским мастерством ловит Березин читателя в свои сети. Точнее сказать, не посредством этого он вербует виртуальных “воинов света”. Здесь другое.

Художественность и все, что связано с искусством, – не просто излишне, а может даже навредить нашему фантасту. Здесь, как в порнорассказе – нужно больше первобытных страстей: агрессии, действия, натуралистических сцен. А читательское воображение дорисует все остальное. Главный герой должен не просто уничтожать врагов, он должен их пытать так, чтобы перед смертью они опорожнялись под себя:

“Этих сволочей перевоспитывать бесполезно, а прощать нельзя. Поднимайте гада. Давайте его сюда”. (…) Конечно, Даниле очень-очень хотелось заорать, так сильно, что он даже описался. Дмитрий Гаврилович оказался прав – работа была грязнее некуда”.

Фрагмент сцены казни украинского офицера Данила из романа Федора Березина “Война 2010. Украинский фронт”.

Кто же читатель? У нас, к сожалению, нет маркетинговых исследований читательской аудитории московских издательств Эксмо и Яуза. Но существует простая логика: читатель – тот, кто ассоциирует себя с главными действующими лицами произведения и, затаив дыхание, следит за подвигами освободителей мира.

А главный герой – это, довольно часто, наш старый знакомый: офицер запаса, который еще помнит, как держать в руках оружие. Но не только. Иногда это простой парень из глубинного народа, волей судьбы назначенный на роль космического рейнджера. Или никому не известный менеджер среднего звена. Так уж случилось, что ему вдруг из прошлого позвонил товарищ Сталин – за советом. Или просто среднестатистический неудачник:

“Микроб не являлся хирургом. И строителем-гигантоманом он тоже не являлся. Он имел незаконченное высшее образование менеджера, однако то ли в силу частных обстоятельств, то ли в связи с проявлением общепланетарных катаклизмов в сообществе существ доминирующего на Земле вида что-то там пошло не так. В общем, с образованием у него не получилось. И как следствие, с нормальным трудоустройством тоже. Правда, в тех местах, где его взрастили, это давно уже было не проблемой – просто повальным бедствием. Так бы он и мотылялся общественными стихиями куда ветер подует, до безуспешного вхождения в зрелость, но однажды, через каких-то неясных знакомых, ему привалило счастье вступить в ГОМ – “Группу освобождения мира”.

Из пролога романа Федора Березина “Война 2030. Пожар Метрополии. Пентагон должен быть разрушен”.

Итак, читательская аудитория, говоря языком Березина, – максимально широкий круг Микробов. На практике же круг ограничен определенными цензами – образовательными, интеллектуальными, материальными и возрастными.

Логично предположить, что на крючок русских боевых фантастов попадают люди с теми или иными ментальными проблемами. Если говорить совсем откровенно: с психическими отклонениями. Сердца этих людей, очевидно, бьются в унисон сердцам фантастов. Поэтому следующий вопрос: а автор – кто?

Подпольный ГОМ

Настоящая литература полна оттенков и нюансов. Как, собственно, и сама жизнь. Талантливый автор скрывается за кулисами сцены или маскирует свой биографический опыт, переодеваясь в сценического героя. Чем лучше литература, тем труднее ее исследовать. Даже если в ней скрыт боевой яд, то найти его химическую формулу не так уж просто.

С плохими текстами все по-другому. Графоман не способен справиться с соблазном выбежать на сцену голым. Он исполняет свой танец так страстно, что аж земля трясется. Среди литераторов русские боевые фантасты, безусловно, худшие из худших. Под микроскопом натуралиста-литературоведа они беспомощны, как лягушка перед вивисекцией.

Из общей референтной группы боевых фантастов я выбрал 15 писателей, информацию о которых можно найти в открытых источниках. Это, конечно, только надводная часть айсберга под условным названием ГОМ (“Группа освободителей мира”), но хоть что-то. В группу попали как безработные, так и люди из высшей прослойки условного среднего класса. Вообще это разные люди, но некоторые закономерности прослеживаются.

Наткнулся на двух прокремлевских политологов с конспирологическим бэкграундом. Проанализировал жизненные траектории двух историков, нескольких инженеров и общественных деятелей. Если говорить о базовом образовании и первом месте работы, то более половины наших литераторов – бывшие военные или правоохранители.

Итак, схематический портрет автора – мужчина предпенсионного или пенсионного возраста, офицер запаса, который после увольнения из армии долгое время и с переменным успехом искал новое место под солнцем. В какой-то момент решил, что он писатель. Наиболее аутентичный представитель – наш старый знакомый Федор Березин.

Этот литературный самородок появился на свет в 1960 году в городе Сталино (сейчас – Донецк). Окончил Высшее командное училище в Саратовской области. Служил ракетчиком в Казахстане и на Дальнем Востоке. В 1991-м уволился из вооруженных сил СССР в чине капитана и вернулся в родной Донецк.

Какое-то время бывший военный не мог приспособиться к гражданской жизни. Тыкался-мыкался по разным работам. Пробовал себя в качестве шахтера. Пытался заняться предпринимательской деятельностью. Но неудачно. В конце концов устроился охранником в Донецкий технический университет.

Этим сложным путем в 90-х шли миллионы граждан бывшего СССР. Выкарабкиваться действительно было очень сложно. Выжили не все: кто-то из бывших коллег Федора пошел в криминал, кто-то сломался, кто-то спился. Федор не спился. У него появилось хобби.

Березин начал писать свои “турбореалистические технотриллеры”, подражая американскому писателю и сценаристу компьютерных игр Тому Клэнси. Пройдет время, и в одном из своих произведений Федор назовет именем Клэнси американский военный корабль и уничтожит его.

Путевку в литературную жизнь Федору дал уже упомянутый Харьковский литературный фестиваль “Звездный мост” – в 2001 году 41-летний литератор получил премию в номинации “Лучший дебют” за роман “Пепел”. Это была первая реальная жизненная победа бывшего капитана после десяти лет мытарств. С того момента он строчит как заведенный и почти каждый год получает премии на “Золотом мосту”.

Работа охранника при госучреждении – идеальна для писателя. Картинка: зима, мрачный дядька в ватнике заступает на ночную смену. Открывает сторожку, включает электрочайник, раскрывает тетрадь, смахивает со страницы крошки вчерашнего бутерброда… И тут начинаются чудеса.

В конусе настольной лампы порхают, как мотыльки, космические рейнджеры, ежесекундно возникают новые виды оружия, происходят невиданные доселе битвы России с НАТО, космические сверхдержавы поднимают ставки, Европа покрывается ядерными грибами… Что-то бубнит себе под нос мрачный дядя. Казажется, это знакомая фраза: “Пентагон должен быть разрушен, Пентагон должен быть разрушен…”

Ночь коротка, а дел немало. Надо успеть расквитаться с этим непонятнім и жестоким миром за все. За попранные идеалы молодости, за годы мытарств, за сбежавшую жену… Надо бить врага на суше, в воздухе, в океанских глубинах и в космосе. Снова и снова идет в бой подпольная “Группа освободителей мира”.

Не приняла душа нашего отшельника Оранжевой революции. И тогда в конусе лампы начали появляться ужасные картины казней украинских офицеров: ведь бандеровцев невозможно перевоспитать… Никто не заметил, как Федор из неплохого когда-то мужика (писатели, знавшие его лично, характеризовали Березина как “не подлого человека”) начал превращаться в людоеда.

Как там говорил Аваков? “Знаю Федора лично! Не понимаю, как можно было дать втянуть себя в такое?” А постепенно. Придет время, и мрачный фантаст Федор выйдет из сторожки и начнет воплощать свой бред в жизнь. Расправит плечи. По натуре он не книжник, по натуре он практик. Профессиональный вояка старой школы. Наточит нож. Напьется настоящей человеческой крови.

Был Федор, стал Чапай. Такой позывной дали ему за специфическую внешность так называемые “ополченцы Славянска”. Пройдет несколько месяцев и чудак из сторожки сделает феерическую карьеру. В том смысле, в каком понимают карьеру подобные люди.

Березин начнет совмещать множество должностей: заместитель “министра обороны” Игоря Гиркина, глава “союза писателей” “ДНР”, депутат несуществующего парламента несуществующей Новороссии, заместитель “коменданта” Донецка… И прочая, и прочая, и прочая.

Превращение

Последующий анализ жизни и творчества графомана Федора Березина невозможен без психиатрической экспертизы. Людоед, убийца… Это аллегории или что-то большее, чем аллегории?

Я не в курсе, сколько людей лично убил Федор Березин. Испытывал ли удовольствие от процесса? Провести экспертизу на расстоянии очень сложно. Но я, не претендуя на научность, попытаюсь применить творческий метод: сравню стадии, которые прошел Федор Березин, с этапами становления настоящих серийных убийц.

Маньяки, массовые убийцы и просто гомицидоманы (гомицидомания – страсть к убийствам), а также некрофилы и каннибалы время от времени появляются в современном мире. Термин “серийный убийца” ввел в научный обиход в 1970-е спецагент, главный психолог ФБР Роберт Ресслер. С этого времени начался процесс их классификации.

По Ресслеру, в становлении преступника ключевую роль играет психотравма. Как вариант – оскорбление. Что касается нашего героя, то нельзя исключать, что 90-е нанесли ему очень глубокую психологическую травму. Впрочем, в то время так или иначе травмированы были все граждане бывшего СССР.

В современной классификации серийников есть один интересный типаж – “миссионеры”. Это те, кто решил, что у них есть какая-то миссия. Потенциальный преступник создает свой, иллюзорный мир. “Спаситель вселенной” Федор Березин на эту роль подходит идеально, десятки романов – тому вещественное доказательство.

Еще один важный этап формирования маньяка – импринтинг, то есть фиксация удовольствия. Неизвестно, чувствовал ли что-то подобное Березин, но сцены казней он описывает с явным удовольствием. Между психотравмой, созданием теории, импринтингом, первым убийством, окончательным превращением человека в многоэпизодного преступника могут пройти годы.

Промежутки между этапами “большого пути” заполняются фантазиями. Люди с садистскими наклонностями разъятривают свое воображение, целенаправленно ищут запретный плод – например, информацию о пытках. Некоторые маньяки собирают какие-то вещи (фетиши), которые их возбуждают, и мастурбируют на них. Как тут не сравнить творчество графомана с мастурбацией…

С годами происходит нарастание маниакальной тяги. Страсть полностью поглощает человека. Вылечить такую личность современная психиатрия не способна. Последняя фаза развития маньяка, согласно теории советского психиатра Александра Бухановского (именно он делал психиатрическую экспертизу советского серийника Андрея Чикатило), – это страсть к некрофагии, то есть поеданию трупов.

Еще раз: я не претендую на научность и не утверждаю, что Федор Березин уже сформированный реальный маньяк. Но конечный пункт того маршрута, по которому он идет десятилетиями, более или менее понятен. Почему нас так беспокоит судьба несчастного Федора Березина?

Теорема Томаса

Березин, как уже говорилось, типичный представитель нашей референтной группы боевых фантастов. Но не только ее. Боевые фантасты по своим социально-демографическим характеристикам (силовики младшего пенсионного возраста) являются составной частью очень большого комьюнити. Несмотря на солидный возраст, именно это комьюнити формирует повестку дня в стране-террористе России и определяет ее внешнюю политику. Так работает теорема Томаса.

В это сообщество входит все военно-политическое руководство страны-агрессора, вместе с кремлевским диктатором Путиным. Казалось бы, что общего между членом Совбеза РФ и главой так называемого “союза писателей” так называемой “ДНР”?

На самом деле многое: похожее образование, воспоминания о молодости, манера выражаться, непонимание современности, неврозы и другие ментальные расстройства. Как сказал российский поэт Евгений Долматовский:

О юность! Где твои законы?

О молодость! О комсомол!

В кармашке, где носил гандоны,

Теперь таскаю валидол…

Даже поверхностный анализ жизни и творчества Федора Березина открывает перед нами портал в сокровенные желания вождей России. Знать их не менее важно, чем знать о планах российского Генштаба. Потому что сначала возникают желания, затем планы их реализации, дальше происходит катастрофа. Так работает теорема Томаса.

А желание только одно: убивать, убивать и еще раз убивать. Всех. Захватить Вселенную и умереть. У маньяка-миссионера не бывает друзей. Одной рукой этот гомицидоман держит трубку, чтобы договориться с товарищем Си Цзиньпинем, главой КНР, о поставках энергоносителей, а другой продолжает мастурбировать:

“…Китайцы просто так не сдавались, каждый дом, каждый небоскреб был превращен в крепость, каждый квартал – в укрепрайон. И за всеми этими бесчисленными поясами обороны находилось сердце Поднебесной – площадь Тяньаньмэнь и Запретный город – Императорский дворец Цзыцзинчэн. Русские должны были всадить тульский булатный клинок в это сердце, чтобы остановить не знающую границ в своей жестокости военную экспансию нынешнего Китая!”

Из романа Георгия Савицкого “Поле боя – Пекин. Штурм Запретного города”.

Возможно, руководству МИД Украины имело бы смысл выделить небольшой бюджет, чтобы полностью перевести книжечку “Поле боя – Пекин. Штурм Запретного города” на китайский и при случае презентовать лично товарищу Си.

Аналогичные подарки можно сделать и европейским политикам. На раскладках с мусорной литературой где-то на вокзале в Нижнем Тагиле найдется увлекательное чтиво для каждого мирового лидера. Ведь боевые фантасты давно превращают в руины все европейские столицы.

Как говорит русский социолог Григорий Юдин: “Вы можете справедливо думать, что действие агрессора будет обречено на неудачу, но из этого еще не следует, что он не совершит этого действия. Вовсе не потому, что он нерационален, а потому, что он, например, считает, что у него нет никакого выбора”.

Стареющий гомицидоман обречен в силу чисто биологических причин. Но каждая секунда его жизни – это угроза миллионам. И не только украинцев. Маньяка-миссионера остановит либо смерть, либо полная изоляция. Когда весь мир осознает уровень проблемы и захочет от нее избавиться, он от нее избавится. Так работает теорема Томаса.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Прошел один год и восемь дней войны. Фронт стабилен, и даже в Бахмуте ВСУ, похоже, удалось приостановить наступление российских войск.

В результате попадания российской ракеты в жилой дом в Запорожье погибло одиннадцать человек, включая восьмимесячного ребенка. Гореть вам в аду, путинские убийцы.

Сегодня DW сообщила, что в Вашингтоне Шольц и Байден, помимо военной и финансовой помощи Украине, действительно обсуждали совместную политику в отношении Китая. Но никакой внятной информации по результатам этого неожиданного экспресс-визита нет, пресс-релиз не выпускался и выхода к прессе не было.

Что это все значит – гадать бессмысленно. Может ни до чего не договорились, а может договорились до такого, что и рассказать нельзя… Короче, будем наблюдать. Я думаю, что Шольц понимает: поставки китайского оружия Москве приведут к тому, что война затянется надолго. А это точно не пойдет на пользу ни Германии, ни Европе в целом.

С Путиным нужно кончать. И чем быстрее, тем лучше. Он уже никому не в радость. В том числе и Китаю. И если раньше Китай считал, что Путин может быть полезен как военный союзник в гипотетическом столкновении с Западом, то теперь видно, что и в этом качестве он совершенно бесполезен.

Вообще, мне непонятно зачем Китаю иметь хорошие отношения с Россией. Ведь Путин настолько окончательно и бесповоротно разругался с Западом, что теперь даже прохладные и нарочито отстраненные отношения с Россией все равно будут приносить Китаю значительный экономический выигрыш, поскольку Путину деваться некуда и он вынужден будет довольствоваться тем, что есть.

Скорее всего это понимают и в Китае. И если коммунистическое доктринерство окончательно не затуманит Си Цзиньпину мозги, то он сможет из этой ситуации выйти с огромным выигрышем для себя и своей страны. Одной из возможных его стратегий будет теперь размен Путина на Тайвань. И мне кажется, что США готовы к такой сделке. Как бы цинично это не звучало.

Впрочем, вы меня не слушайте. Мало ли чего взбредет мне в голову. Так, мысли вслух. Как говорится: “в порядке бреда”.

Сегодня из Великобритании пришла новость, что она поставит Украине не четырнадцать, а двадцать восемь танков Challenger, а также тридцать три 155мм САУ AS90.

Но главная проблема ВСУ – это боеприпасы. Снарядный голод, которым страдают обе стороны нынешнего конфликта, это то, к чему оказались не готовы обе стороны. И тот, кто решит эту проблему быстрее, тот и будет обладать преимуществом на поле боя. И это, в конечном итоге, может решить исход всей войны.

Именно поэтому западные эмиссары носятся как заведенные по миру и скупают боеприпасы у всех, кто готов их продать. И параллельно наращивают их производство у себя. Началась та самая, хрестоматийная гонка вооружений, которая так хорошо нам известна по второй половине прошлого века.

И решение этой проблемы зависит не только от возможностей ВПК, но и от решения логистических задач поставки этих боеприпасов на фронт. Потому, что произвести снаряды – это еще полдела. Не менее важно еще провезти их сквозь простреливаемую противником прифронтовую зону. И в этом вопросе у ВСУ явное преимущество за счет точности ее артиллерии (прежде всего – HIMARS) и разведывательных возможностей спутников НАТО.

Сегодня наслаждался своей уорхоловской “минутой славы” вчерашний брянский диверсант Денис Никитин (Капустин). Он раздавал интервью, в которых рассказывал в чем суть его националистических взглядов и почему он решил бороться с путинским режимом таким брутальным способом.

Не вдаваясь в суть его идеологии (которая мне, мягко выражаясь, не близка) могу сказать, что на мой взгляд он точно не “проект ФСБ” или еще чего-нибудь в этом роде (а именно в этом вчера пытался нас убедить г-н Подоляк) и он точно не часть проекта г-на Пономарева (как бы не пытался на это намекать этот кабинетный Че Гевара).

Но он совершенно точно часть ВСУ или, по крайней мере, тесно с ними связан. А это значит, что ни Подоляк, ни тем более его протеже Пономарев в эту историю посвящены не были и ее организовали совершенно другие силы, скорее всего внутри украинской армии.

В любом случае операция прошла эффектно и своих целей достигла: Путин обосрался от страха, напридумывал бочку арестантов про школьный автобус/”Ниву”, “распятого” мальчика/девочку и созвал Совет Безопасности, на котором традиционно говорил глупости и который в результате не принял никакого решения.

Особенно хотелось бы отметить то пикантное обстоятельство, что путинское вранье было разоблачено самими фээсбэшниками. Ведь именно ими был продемонстрирован якобы расстрелянный ДРГ Никитина автомобиль. И это оказался ВАЗ 2107, а никакая не “Нива”.

Характерно, что для того, чтобы посадить Путина в лужу, они не поленились раскопать автомобиль, снятый с производства больше десяти лет назад. В то время как найти “Ниву” было бы значительно проще: ведь она производится до сих пор.

Нет ли в этом признаков попытки дискредитации Гавнокомандующего, а значит и всей непобедимой российской армии, которой он так успешно говнокомандует? Не пора ли господину Бастрыкину заинтересоваться ведомством господина Бортникова? Не много ли ФСБ на себя берет? А ведь мы еще не забыли годичной давности подвигов одного из руководителей этой службы, генерала Беседы!

Так что крамола, Володечка, прямо у тебя под носом, на Лубянке. Крамола и измена. Сообщаю в порядке информации. А уж что делать с этим решай сам. Впрочем, ничего ты сделать с ними уже не можешь. Они с тобой – могут. А ты с ними – нет. Ты от них теперь зависишь. И существуешь постольку, поскольку ты им пока выгоден. И до тех пор пока выгоден. А потом, сам знаешь, геморроидальная колика, она ведь никого не щадит…

Это тебе только кажется, что у тебя есть выбор между победой и поражением. А на самом деле у тебя выбор между шарфиком вокруг шеи или пожизненным заключением. И я настоятельно советую тебе выбрать заключение. Тюрьмы в Голландии – хорошие. Понятное дело не Валдайи не Геленджик, но чисто, тепло, бутылку в жопу не засовывают и кормят прекрасно. Можно спортом заниматься и, наконец, интернет освоишь. Алинка будет тебе на свиданку детишек приводить. Проживешь хоть остаток жизни как нормальный человек…

Так что останавливай войну, выводи войска и сдавайся. Все равно ведь мы победим потому, что наше дело правое. Поэтому враг будет разбит, а победа будет за нами.

Слава Украине!

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 5  March: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий