BloggoDay 8 Jule: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест  8 липня 2023 р.

 

(Оновлено 18:00)

Настоящее Время

Алексей Александров

«Новая Смута – это реальность». Историк о влиянии мятежа Пригожина на будущее России

Мятеж Евгения Пригожина показал отсутствие поддержки президента Владимира Путина среди населения и элит, считает российский историк Андрей Зубов. В интервью Настоящему Времени он провел параллели между нынешним периодом и так называемым Смутным временем начала XVII века в России: историки называют его эпохой кризиса российской государственности, которая сопровождалась народными выступлениями и мятежами, а также правлениями самозванцев. Ряд ученых трактует Смуту как гражданскую войну.

Телеканал “Настоящее время” (создан компанией RFE/RL при участии Голоса Америки) выяснил, какие еще исторические параллели можно провести между мятежом Пригожина и событиями из российского прошлого и каких исторических персонажей напоминают Зубову Пригожин и те, кто с ним борются?

– Историки, насколько я понимаю, обычно не любят, когда их просят сравнить текущие события с тем, что было раньше в истории, но какие-то параллели мятежа Пригожина с прошлым можно провести?

– Я лично сравниваю мятеж Пригожина в первую очередь с выступлением графа Клауса фон Штауффенберга 20 июля 1944 года в Германии. Вот это действительно похоже (заговорщики пытались убить Гитлера на совещании, которое он проводил: 17 человек получили ранения, еще четверо погибли, но сам Гитлер чудом отделался легкой контузией – ред.).

Дело в том, что тогда немецкие генералы и старшие офицеры сами, будучи вполне лояльными до этого Германии, сражавшимися на ее фронтах, совершавшими военные преступления, но они не были нацистами, просто потому что в Германии было запрещено вступать в партию – они поняли первыми, что война проиграна полностью и окончательно. Что союзники высадились в Нормандии, а до этого в Италии, что Советский Союз добился огромных успехов на восточном фронте. Война проиграна, и надо выходить из войны, чтобы как-то спасти Германию.

Я не уверен, что Пригожин стремился спасти Россию. Я думаю, что скорее Пригожин пытался спасти тот строй и ту элиту, которая доверилась Путину и пошла вслед за ним. Как известно, нынешняя война тоже неудачна, никакого выигрыша нет.

Скорее всего, он как военный, и Суровикин как военный, и другие генералы, которые реально сражаются на фронте, – понимают, что это тупик, что война Россией проиграна. А Путин, как и Гитлер, упирается, говорит: “Сражаться до победы”. Он надеется на какие-то чудеса, как и Гитлер когда-то надеялся в 1945 году на какие-то чудеса, например на конфликт между союзниками. Поэтому его решили устранить, чтобы исключить ненужные потери в войне и начать переговоры.

Мне кажется, что ближе всего типологически это связано именно с заговором фон Штауффенберга. Как известно, заговор был подавлен и все были казнены.

Но в России иная ситуация. Заговор не был подавлен, но прекратился сам по непонятной для нас причине. Безусловно, Пригожин стремился войти в Москву, безусловно, он стремился сместить Путина, здесь у меня никаких сомнений нет. Разговоры некоторых людей, что он испугался тяжести той ответственности, которая свалится на него, если он возглавит государство, – чепуха.

Пригожин считает себя человеком намного более умным, компетентным и более молодым, чем Путин. Он верит в себя – я это знаю. Но он почему-то прекратил движение, ушел в Беларусь. И там, как вы видите, совершенно беспрепятственно собирается готовить своих наемников к каким-то новым войнам. То ли войнам в Украине, что, как он уже убедился, бесполезно. То ли к гражданским войнам, что, понятно, трагично для России. Поэтому гражданская война в России – это реальность. Это новая Смута, которая может произойти.

Я, кстати, хочу напомнить недавнее выступление экс-премьера Михаила Касьянова, в котором он сказал, что сама русская элита должна решить, чего она хочет. Смуты, которая ее погубит? Или смещения нескольких обезумевших людей во власти, что приведет к плавному конституционному транзиту и восстановлению некоторых конституционных принципов, на которых должна строиться Россия? И третьего пути между этими двумя нет.

– Если анализировать историю: как быстро обычно в стране меняется власть, после того как в ней случаются военные мятежи?

– Если мы вернемся к Германии: выступление фон Штауффенберга – это 20 июля. А уже 20 октября первый немецкий город был занят американскими войсками. А 30 апреля 1945 года, то есть примерно через девять месяцев после выступления, Гитлер кончает жизнь самоубийством или просит, чтобы его убили. Это итог военного поражения Германии. Но я уверен, что Россия, судя по тому, как идут военные действия, тоже не идет к военной победе.

Другой пример – это события 1974 года в Португалии. Там в какой-то степени это напоминает Россию: там шла бесконечная и абсолютно бесперспективная война в колониях, которую вел Салазар, а потом Каэтану (премьер-министр Португалии в 1968-1974 годах – ред.).

В колониях действовали кубинские и советские советники, войска. Это фактически была война Советского Союза и его сателлитов с Португалией в Африке. В итоге произошел заговор, так называемая революция гвоздик, в 1974 году, и Каэтану был свергнут. Был осуществлен демократический транзит, и Португалия стала, как вы знаете, демократической страной, членом Европейского союза и сейчас вполне наслаждается своим нынешним статусом. Так что, опять же, все происходит от бесперспективности войны.

Я уверен, что эта попытка мятежа – тоже результат бесперспективности войны в Украине. Не тотальное военное положение. Вы понимаете, в Германии народ был оболванен геббельсовской пропагандой. Он-то не знал, что Германия на грани гибели. Он-то думал, что немцы еще о-хо-хо, что есть тайное оружие, которым они победят и поставят на колени Великобританию. Но все это оказалось чепухой. Как раз те, кто знал, что это чепуха, и устроили заговор. И здесь, я думаю, тоже войсковые офицеры устроили заговор.

Теперь о том, что будет дальше. Понимаете, я не футуролог, я ничего не могу сказать. Но очевидно, что Путин, который мстит за каждое оскорбительное слово, а уж тем более за каждое направленное против него действие, причем пытается убить людей – он жестокий человек. И, очевидно, такое действие Пригожина он не может оставить без последствий. Но у него, в отличие от Гитлера в 1944 году, нет сил расправиться с Пригожиным немедленно. Это, скорее, Пригожин мог расправиться с Путиным во время мятежа.

Поэтому Путин пытается как-то договориться с Пригожиным. Но вы сами понимаете, что договоры в этой среде, как и в любой бандитской среде, не стоят и ломаного гроша. Поэтому счеты будут пытаться свести, и Пригожин это понимает. Кому, как не ему, понимать бандитскую этику?

Я думаю, что в скором времени – через месяц, полтора – перед нами предстанет новый акт этого события, безусловно, трагического с самыми тяжелыми последствиями для России. Меня мало волнует судьба Путина и Пригожина, но меня очень волнует судьба Украины и России, потому что эти народы могут очень пострадать от гражданской войны в России.

– Украина может пострадать от гражданской войны в России?

– Разумеется. Представляете, что такое гражданская война в России? Это бесконтрольное использование ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения. Украина все-таки погранична с Россией. И кто-то где-то – Пригожин, не Пригожин, другой генерал в какой-то части России – решит вот так покончить или со своими соперниками в России, или с Украиной: применить ядерное оружие. Ему-то чего? В итоге могут быть очень большие и тяжелые последствия.

Поэтому гражданская война в России, которой действительно хотят многие в Украине, – это на самом деле тяжелая ситуация не только для России и Украины, но и для всего мира. Если та гражданская война столетней давности тоже стоила Украине невероятных потерь, да и всему миру, то нынешняя, с оружием массового поражения, будет еще страшнее. Так что конституционный легальный транзит, как был в Португалии, – это, пожалуй, единственный способ отвести мир от той катастрофы, в которую все больше и больше скатывается Россия. И которая очень страшна для человечества и вполне реальна.

Наши зрители иногда считают, что это нереально. Но Россия пережила страшное Смутное время в начале XVII века, а потом страшное смутное время, которое стоило ей 12 млн жизней в начале XX века. И мы сейчас стоим перед возможностью третьего Смутного времени, которое, совершенно очевидно, уже началось с мятежом Пригожина. И какие плоды пожнет это смутное время, мы не знаем. Но ясно, что они будут больше, чем во время гражданской войны столетней давности.

 

(Оновлено 17:00)

РБК-Украина

После войны будет новая Украина или не будет никакой, – Резников

Украинцы ведут битву за право жить свободно и счастливо на своей земле, а также самим выбирать свое будущее. Поэтому после окончания полномасштабной войны с Россией наше государство ждут глубинные преобразования.

Об этом сообщает РБК-Украина со ссылкой на министра обороны Алексея Резникова.

Какой путь прошли украинские защитники

Он отметил, что сейчас следует оглянуться на пройденный путь и посмотреть немного вперед.

“Начиналось с “Киева за три дня” – недавно закончилось в 200 км от Москвы. И это еще не окончательный финиш, только промежуточный”, – написал министр.

Маршрут пролегал через героическую оборону Сум, Чернигова, Ахтырки, Бучи, Ирпеня, Гостомеля, Харькова, Мариуполя, Изюма, Волновахи, Северодонецка, Угледара, Марьинки, крепости Бахмут, десятки других городов и сел.

При этом часть населенных пунктов, как Херсон, мы уже вернули, часть еще вернем. Резников отметил, что это одна цепь событий, которые создают героизм наших защитников и устойчивость всего украинского народа.

“От “русского корабля” на дне – до “приземления” аналоговнетных “Кинжалов”. От небольших партий оружия для партизанской войны – до “артиллерийской семьи”, “танковой коалиции” и ожидания самолетов. От прощания с Украиной в западных столицах – к осознанию, что Украина – это щит Европы. Это путь огромных жертв, которые пока не укладываются в голове”, – отметил министр.

Потери Украины

Из-за полномасштабной войны миллионы людей уехали за границу, часть из которых мы потеряем. Война – это сотни тысяч украденных россиянами детей, которых мы должны спасти.

Война – это десятки тысяч квадратных километров убитой природы, сотни уничтоженных поселений, разрушенных предприятий, уничтоженных дел чьей-то целой жизни.

Российская агрессия – это тысячи погибших. Тысячи доказательств, что вражеское наступление – это акт геноцида.

Резников отметил, что для него лично это было время переоценки многих вещей, осознание ошибок и уверенности, что Украина победит.

Нравственная деградация России

Министр добавил, что он не верил, что россияне начнут обстреливать ракетами мирные города. Это ведь очевидно противоречило их цели. Потому он воспринимает надежную защиту нашего неба как личный вызов. По его словам, в Киеве эту задачу почти решили. Во Львове, Харькове, Днепре, Запорожье, Одессе – еще нет, но работа идет.

“Я не мог представить, что население столь большой страны может тотально потерять мораль, деградировать до животного состояния. Проявления мы видим не только в страшных преступлениях, мы это слышим в общении детей с родителями, мужчин с женами в России. Они сами себя разлюднили” , – написал он.

Резников отметил, что это его впервые поразило, когда на переговорах в Беларуси в марте 2022 года он предлагал РФ забрать тысячи тел уничтоженных своих солдат, разбросанных по нашим лесам и полям. Но они не просто отказались от своих – они врали друг другу, что этих потерь нет.

Он отметил, что для того, чтобы исправить эту моральную деградацию, понадобятся десятилетия.

“Поэтому мы должны не просто освободить от них нашу землю – мы должны сделать так, чтобы это зло очень долго не могло оправиться и несколько поколений не было способно на агрессию”, – написал он.

Украинцы достойны большего

Министр отметил, что еще одним его осознанием стало, что Украина десятилетиями жила с искусственно ограниченным горизонтом. Со многими признаками “изученной беспомощности”, ставшей едва ли не частью национального характера.

Он считает, что в значительной степени это было следствием бесчестных действий в отношении молодой демократии со стороны тех, кто имел больше опыта, и наших ошибок.

“Мы отдали и разменяли многое такого, настоящую цену чего не осознавали. Первородство на чечевичную уху. Именно поэтому достижение настоящего суверенитета, возможность опираться на собственные силы и за счет этого быть ценным союзником я считаю одним из главных приоритетов”, – сказал он.

Резников уверен, что украинцы достойны гораздо большего. Это доказывают наши воины на поле боя, наши люди в Европе, которые массово показали неожиданный для европейцев уровень квалификации, этики и предприимчивости. Это доказывает наш бизнес, на который сейчас охотятся с предложениями релокации.

Большой потенциал

Резников общается с министрами обороны в более чем 50 государствах. Он отметил, что когда больше узнает о разных странах, наступает понимание, что у Украины действительно высокий потенциал. Широкая база для сравнения все показывает очень четко.

“Продолжение нашей битвы – это война не за абстрактные нормы международного права. Это битва за право жить свободно, счастливо на своей прекрасной земле, самому определять будущее. В стране, которая расправит плечи, выйдет на новое пространство, обеспечит справедливость. После войны это будет новая Украина. Или не будет никакой”, – написал он.

Министр отметил, что такое мнение периодически появляется, но не до конца воспринимается. Он добавил, что сейчас происходит окончательный разрыв с советским наследием. Причем, не только у нас – у России тоже.

Резников заметил, что мы должны осознанно забрать свою часть наследия, переосмыслить его и строить новое.

Война показала, что в плане организации обороны мы все еще в значительной степени советское государство. Нужны глубинные преобразования.

“В ближайшее время нас может ожидать много потрясений. Ведь мы не только сражаемся с жестоким врагом. Мы боремся за свое место в мире и свое видение победы. Большой мир – это конкуренция”, – написал он.

Министр подчеркнул, что дальше будет очень тяжело. Будет давление, будут потери и разрушения. Будет разочарование и уныние. Однако это нормально, поскольку испытания действительно большие.

“Мы двигаемся вверх. Будьте уверены – мы все преодолеем, у нас все получится. У нас есть настоящие друзья, это много значит. 500 дней назад никто бы не поверил, что мы окажемся в точке, где находимся сейчас. Каждый день мы продвигаемся. Именно поэтому так много желающих толкнуть на ложный путь”, – написал он.

Резников гордится каждым и каждой, кто сейчас держит фронт и делает эти тяжелые шаги вперед. Он отметил, что за ними подтягивается вся страна.

 

(Оновлено 16:00)

Chepynoga Vitalii

А як на то Третє та й наше Різдво!

Генерал Залужний рождається!

***

Чому нація так закохана в Залужного?

Тому, що він інший!!! ІНШИЙ!!! І нація це чує безпомилково всіма своїми споконвічними рецепторами досвіду й горілої памʼяті.

Аби він був такий, як всі там, то сьогодні б ми побачили заголовки: Головнокомандувача ЗСУ журналісти сфотографували на фешенебельному курорті Сардинії!

Але такого ніколи не буде! Бо він – інший!

Нації й народи виживають і здобувають перемоги завдяки Іншим!

***

Кожного разу, коли я бачу фото нашого Валерія Залужного, завжди уявляю Шойгу в такому ж «інтерʼєрі», і з таким же виразом обличчя.

Це дуже смішно. Попробуйте!

Ще одна важлива деталь: на кожній фотці з Шойгу, десь на краях зображення мають ї@тися олені…

 

(Оновлено 15:00)

Обозреватель

Виталий Портников

Разговор с несогласными. Зачем Зеленский поехал в турне перед саммитом НАТО

За неделю до саммита НАТО в Вильнюсе Владимир Зеленский совершает турне по столицам стран – членов Альянса, посещает Болгарию, Чехию и Турцию. Понятно, что на окончательные решения руководителей стран НАТО в литовской столице эти поездки вряд ли повлияют, но они показывают, что украинский президент старается сохранить взаимодействие с коллегами и не боится встреч с теми из них, кто не скрывает своего пессимизма по поводу украинских перспектив и даже симпатий в России.

В Софии Зеленский возбужденно объяснял болгарскому президенту Румену Радеву, известному поклоннику “дипломатического решения конфликта”, что пока мало кому удалось преуспеть в дипломатии с Кремлем. И в качестве примера приводил Запорожскую АЭС, демилитаризации которой пытается добиться генеральный директор МАГАТЕ Рафаэль Гросси — и безуспешно. Или “зерновую сделку”, выходом из которой уже 17 июля Россия пугает президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша. Сам Киев в переговорах с Кремлем не участвует, но и дипломатические усилия посредников не помогают.

Вряд ли, впрочем, Радев все это не осознает. Понимает, как и другие политики, пытающиеся до сих пор уверять нас, что “не все так однозначно”. Этих людей уже никто не переубедит. Так что сейчас куда важнее позиция тех, кто поддерживает Украину и понимает важность ее евроатлантической интеграции.

На этом фоне сенсационно прозвучало заявление главы международного комитета немецкого бундестага Михаэля Рота, призвавшего не требовать от Украины установления “идеального мира”, поскорее принять ее в НАТО, а 5-ю статью распространить только на ту территорию Украины, которую будет контролировать Киев на момент вступления в Альянс. Собственно, это тот вариант, который западные политики обсуждают уже который месяц, но не торопятся выносить на суд общественности. Рот логично замечает, что если ожидать окончательного урегулирования, то вступление Украины в НАТО можно будет ожидать “до второго пришествия”. И в этом есть логика.

Дело даже не в военных успехах украинской армии. Даже если рассматривать максимально благоприятный сценарий — выход ВСУ на государственные границы Украины, установленные в 1991 году, то и в этом случае Москва может отказаться от подписания любого соглашения с Киевом. И с точки зрения НАТО это будет означать неурегулированный конфликт. Однопартиец Михаэля Рота, федеральный канцлер Олаф Шольц замечает, что не должно быть никаких неурегулированных конфликтов в случае вступления Украины в НАТО. Но разве это условие не облегчает задачи России?

В силах западных лидеров если не остановить конфликт, то его локализовать. Продемонстрировать Путину, что ему придется отказаться от идеи поглощения Украины. Поставить заслон ракетным обстрелам украинских городов. На самом деле, всего этого можно достичь, если заставить Россию играть по новым правилам.

Нынешние правила игры были рассчитаны на то, что никто не будет сознательно их нарушать — то есть никто не будет нарушать международное право, все страны после Второй мировой войны будут стремиться к урегулированию, а не разжиганию конфликтов и так далее. На этом, собственно, и зиждилось то самое международное право, которое Путин уничтожил. И для того, чтобы добиться мира, Запад должен переиграть Путина, а это невозможно, если оставаться в прокрустовом ложе старых подходов. Невозможно выиграть в шахматы, когда партнер хочет даже не ударить тебя доской по голове, а банально пристрелить во время партии.

 

(Оновлено 14:00)

Meduza

«Это иллюзия, что война идет с Путиным и его окружением» Как официальный Киев оценивает контрнаступление? И что там думают о мятеже Пригожина? Интервью Михаила Подоляка

Суббота, 8 июля 2023 года — пятисотый день с начала полномасштабной войны. Украинские силы продолжают контрнаступление и пытаются отвоевать оккупированные земли. В России по-прежнему разбираются с последствиями мятежа Пригожина. О том, как на все эти события смотрит официальный Киев, «Медуза» поговорила с советником главы офиса президента Украины Михаилом Подоляком.

— Алексей Данилов на днях заявил, что украинская армия теперь сосредоточена на «уничтожении живой силы» врага, а не на продвижении. С чем связана смена стратегии?

— Я бы не сказал, что это какая-то смена стратегии. Сейчас продолжается первая фаза наступательных операций на разных направлениях — запорожском, донецком, южном. Где-то [ВСУ] уже вгрызаются в первый эшелон [обороны] и в это же время увеличивают интенсивность ударов по России для истощения резервов, чтобы не было возможности их мобильно перебрасывать.

Первый этап [контрнаступления] сосредоточен на том, чтобы формировать поле боя как таковое. Именно это сейчас происходит. И [ВСУ] на многих направлениях удается зацепиться, продвигаться на километр, полтора, два вперед. Мне кажется, это очень хорошо и дальше будет накопительный эффект.

Объем оборонительных сооружений у России чрезвычайный: это фортификационные конструкции, бесконечные минные поля. Но мы были к этому готовы и смотрим на это [перспективы контрнаступления] с оптимизмом.

Да, нам нужны дальнобойные ракеты — бить по тыловому обеспечению. Не хватает авиационного компонента — истребителей, чтобы отогнать российскую баллистику (С-300 и С-400) и тактическую авиацию. Не хватает штурмовиков — они сейчас фундаментально необходимы и позволят прорубать своего рода просеки в оборонительных сооружениях России. И наконец, хронически не хватает снарядов тяжелого калибра.

— То есть слова Данилова о смене стратегии буквально воспринимать не стоит?

— Конечно. По стратегии и тактике резюме дает исключительно главнокомандующий или верховный главнокомандующий — либо представитель Генштаба. И на мой взгляд, это только начало, первый эпизод наступательных операций. Мне кажется, он идет эффективно. Это и наши партнеры отмечают.

Меня просто поражает, если честно: неужели все считали, что при таком объеме накопленного ресурса у российской армии можно все [ее оборону] прорвать и [пойти] вперед? Ставка [на контрнаступление у Украины] фундаментальная. Кто проиграл, тот проиграл. И тактические поражения несомненно приведут к падению режима в Российской Федерации.

«Для Украины замороженный конфликт — это финал государства»

— Есть мнение, что ни одна из сторон не может переломить ситуацию на фронте и война может затянуться на годы. Что думают в Киеве насчет такого сценария? Если придется выбирать между многолетней войной с постоянными жертвами и заморозкой конфликта, какое из зол вам кажется меньшим?

— Это спекулятивные оценки, которые к реальности не имеют отношения. Эта война не может затянуться на годы — исходя из ресурсов сторон это невозможно.

Да, у Украины ресурсные возможности растут. Она небыстро получает те или иные компоненты для ведения боевых действий, но будет получать их в ускоряющемся темпе, потому что военно-промышленные комплексы Украины и ее партнеров работают все интенсивнее. Просто до войны никто не производил десятки тысяч снарядов в месяц — а сейчас [у Украины и ее союзников] совершенно другое восприятие потребностей ВПК и готовится необходимый объем вооружений.

Параллельно с этим у России ресурсы постепенно сокращаются. Война очень дорого стоит. Практически все, что Россия имела, она уже потратила на войну. Докупать где-то те или иные расходные материалы, чтобы производить дополнительные объемы высокоточного оружия, ракет, — это пытаться найти кого-то на обложенном санкциями рынке. Плюс это требует премиальных выплат. Грубо говоря, тут нужно с большим дисконтом продавать свой товар и в то же время с большой надбавкой покупать какие-то запчасти для того или иного производства. Все это будет сказываться на экономическом состоянии РФ.

Естественно, замораживание конфликта — предпочтительный сценарий для России, так как зайти и полностью оккупировать территорию Украины сегодня она не может.

Но я не вижу потенциала у этой войны перерасти в замороженный конфликт. Потому что для Украины это будет означать финал существования государства. Если Россия зацепится за этот сценарий, она сможет провести дополнительную милитаризацию и модернизацию своей армии. Мы прекрасно понимаем, к чему это может привести. И уж точно после 500 дней войны мы не настолько глупы, чтобы заведомо идти на это.

Украина не бьет ракетами по Центральной России — это принципиальное решение или скорее технические ограничения? Допускает ли Киев пересмотр подхода — могут ли однажды москвичи проснуться от ракетных ударов?

— Украина придерживается норм международного права. С этой точки зрения у нас есть все юридические права на уничтожение оккупационной группировки на территории Украины.

Кстати, людям из гражданского населения, которые сейчас едут [отдыхать] в Крым, нужно понимать, что они туда едут не в качестве туристов, а в качестве соучастников оккупации, со всеми юридическими последствиями в будущем.

Так вот, на сегодня есть технические возможности, которые позволяют воздействовать на территорию России. Но Украина принципиально этого не делает. Это связано с тремя основными проблемами. Во-первых, мы придерживаемся строгой концепции оборонительной войны и наносим удары по оккупационной группировке на своей территории. Плюс в поддержку такой стратегии говорит дефицит ресурсов [у ВСУ].

Во-вторых, демократический мир не до конца избавился от фундаментальных страхов перед Российской Федерацией и не готов принять, что Россия тоже может быть атакована. Понятно, что они публично это не говорят, но мы это чувствуем.

И в-третьих, с военной точки зрения это ничего нам не дает. А вот тактическое поражение на оккупированных территориях Украины ведет к неизбежному внутреннему конфликту элит. Вы видели, что восьми тысяч человек в рамках спаянного коллектива Пригожина было достаточно, чтобы полностью напугать элиты. Сейчас идет быстрое структурирование этих частных армий — каждый из более-менее сильных игроков внутри элиты Российской Федерации готовит свои частные армии. В какой-то момент, когда будет понятно, что вертикаль власти уже окончательно прогнила и упала, эти армии начнут между собой воевать за перераспределение влияния внутри России.

Я не вижу смысла в это вмешиваться. Это внутренний процесс, который приведет к очень плачевным последствиям и для российской государственности, и для представителей элиты — многие из них даже физически не смогут пережить этот период смуты XXI века. Для того чтобы мы с вами увидели дикие события на территории Российской Федерации, куда война — внутренняя — будет в полном объеме перенесена, нам нужно дождаться нескольких существенных тактических поражений России по линии фронта. Именно на это и заточена сейчас наступательная операция Украины.

А к таким методам ведения войны, как удары дронов по России, лично вы как относитесь?

— Сегодня дроны — один из ключевых элементов войны. Они позволяют решать фундаментальные задачи: сконцентрировать внимание [врага] на определенных направлениях, создавать панические настроения в обществе.

Важно понимать, что у России нет полного контроля над своим воздушным пространством. Эти дроны запускают с территории Российской Федерации. Беспилотные аппараты — очень простые в использовании, их легко купить. Это неконтролируемые технологии и достаточно доступный вид оружия. Из-за того, что российское воздушное пространство не контролируется, все больше дронов будут наносить существенные проблемы критической инфраструктуре Российской Федерации.

Беспилотники — это первая ласточка, которая показывает гражданам РФ, что война неизбежно придет к ним. И война эта будет связана не только с мобилизацией и ухудшением уровня жизни, но и непосредственно с боевыми действиями. Каждый гражданин России в какой-то момент осознает, что война его непосредственно касается.

«При Путине переговоры с Россией невозможны»

The Washington Post рассказала, что в ходе контрнаступления Киев якобы рассчитывает перерезать сухопутный коридор в Крым и взять полуостров «в заложники» — чтобы использовать его в переговорах с Россией. Как бы вы прокомментировали эту статью?

— Это фикция. К сожалению, все эти статьи построены на анонимных источниках. Так не работает. Мы постоянно говорим о наших целях и о том, как действуем. Но влияние российской пропаганды, в том числе на медийные источники в других странах, по-прежнему ощутимо.

Конечно, Россия хотела бы, чтобы все остановилось на подступах к Крыму. Но такой вариант не решает ни одной задачи. Если Крым останется у России, это не конец войны. Это будет просто паузой на какое-то время, которая позволит России пойти на эскалацию на следующем этапе в войне.

Есть четкий консенсус внутри украинского общества о том, что цена войны чрезвычайна. Это 16 с половиной месяцев, люди платят невероятную цену. Никто не позволит какому-нибудь анонимному чиновнику реализовать такой план — это невозможно для Украины.

Ваше отношение к этой статье я уже поняла, но тем не менее спрошу. Высокопоставленный украинский чиновник говорит The Washington Post: «Россия пойдет на переговоры, только если ощутит реальную угрозу». Что вы думаете об этой оценке — и возможны ли вообще переговоры с Россией при ее нынешней власти?

— Безусловно нет. О чем с ними говорить? Любой переговорный процесс с окружением Путина будет направлен только на то, чтобы сохранить Путина и его окружение. Он не приведет к фундаментальному окончанию войны на справедливых условиях. Эта война — не маленький конфликт, где можно чуть-чуть территорию захватить, потом сесть, поговорить и на 20 лет эту захваченную территорию оставить одной из сторон. Нет, это глобальная война экзистенциальной природы. Кто-то должен проиграть — и пройти трансформацию.

Проиграет Украина — украинской государственности не будет, это будет марионеточное примитивное государство с постепенным размытием этнической айдентики. Ну а в России так и останутся нарастающие шовинистические, экспансионистские, реваншистские настроения. И Россия будет постоянно генерировать [для других стран] дополнительные риски.

Грубо говоря, развитие России пойдет по пути максимальной эскалации, она будет давить не только на Украину, но и на Европу в целом. Зачем это нам всем? Если мы действительно говорим о финале войны, я не вижу ни одного сценария, где Россия должна сохраниться — в том политическом виде, в котором она сегодня существует.

Звучит так, будто при нынешней команде Путина переговоры с Россией невозможны.

— Абсолютно невозможны. Там не с кем разговаривать. Но тут проблема еще шире. Россия обнулила международное право, сказала: мы не хотим его соблюдать. И оказалось, что у международного сообщества нет рычагов влияния. Получается, что, если этот режим останется, у нас с вами нет правил, в рамках которых можно решать спорные вопросы.

Сегодня нет международной системы безопасности, которая бы сработала при следующей вспышке агрессии того же Путина. Бессмысленно с ними договариваться. Наоборот, попытка с ними договориться — это поощрение их планов по дальнейшей эскалации.

«Мятеж планировал не Пригожин»

Как после новостей об «уходе» Пригожина в Беларусь Киев оценивает угрозу с территории Беларуси?

— Во-первых, Пригожин не ушел в Беларусь в полном объеме. ЧВК Вагнера в традиционном виде прекратит свое существование. Она лишается главного заказчика и основного источника финансирования — российского государства. Государство давало им оружие, обеспечивало логистику, дипломатическое прикрытие — этого больше не будет.

Рекрутинг, который пополнял ресурсную базу ЧВК Вагнера, будет полностью остановлен — теперь это делает Минобороны. Часть вагнеровцев уже переходит на работу в Минобороны. Думаю, еще часть перейдет в Росгвардию для подавления внутренних протестов.

Небольшая часть [наемников] перейдет в Беларусь в качестве инструкторов для белорусских спецназовцев. Это 500–800, максимум тысяча человек, которые смогут принимать участие в тех или иных операциях Беларуси. Но Беларусь не может быть заказчиком, это нищее государство, а ЧВК Вагнера не работает бесплатно. Да и никаких внешнеполитических фундаментальных задач у этой страны нет, поэтому ЧВК Вагнера они не могут использовать.

Пригожину вряд ли есть смысл заходить обратно в войну против Украины. Чтобы что? Получить награду от Путина? Это смешно. Они взаимно друг друга унизили. Да и договариваться им о чем-то бессмысленно — Путин будет его искренне бояться. Поэтому я не вижу никакого риска для Украины со стороны Беларуси.

Пытался ли Пригожин связаться с Киевом во время мятежа и пытался ли Киев связаться с ним?

— А это бессмысленно. Насколько я понимаю, не Пригожин планировал те действия, которые мы с вами видели 23–24 июня. Я не думаю, что Пригожин в состоянии планировать такого типа операции.

Пригожин не обеспечивал коммуникацию с воинскими частями, которые находились по линии его передвижения. Думаю, у него случился фальстарт. Потому что он уже был мишенью для определенных внутренних субъектов — [главы Минобороны РФ Сергея] Шойгу, [начальника Генштаба Вооруженных сил РФ Валерия] Герасимова; Вагнер шел к разрыву контракта. То есть Пригожин попытался что-то как-то сохранить — и сохранил возможность по крайней мере уехать, забрать какую-то часть имущества.

На мой взгляд, это была неподготовленная акция, потому что не было главного — консенсуса внутри элит о том, кто обеспечит транзитный переход власти, кто эту власть заберет. Гарантом никто не выступил — и, соответственно, [Киеву] это все не имело смысла поддерживать.

Вы сказали, мятеж планировал не Пригожин. А кто?

— На мой взгляд, это, скорее всего, планировали офицеры Главного управления Генштаба. Они хотели, как мне кажется, компенсировать все свои потери, которые понесли, когда Путин сделал ставку на ФСБ и ФСО.

В мае американские СМИ со ссылкой на утечку американской разведки писали, что Пригожин обещал ГУР выдать расположение российской армии вокруг Бахмута, если Киев согласится вывести войска из города. После провала мятежа история о попытках Пригожина связаться с ГУР в ущерб Минобороны РФ звучит менее фантастически. Может быть, вы теперь можете что-то об этом рассказать?

— Попытки могли быть, но у нас нет потребности контактировать с Пригожиным. Он не является субъектом, который действительно заинтересован в проигрыше России. По крайней мере, не был на тот момент, пока пытался связаться.

Кроме того, он оказался субъектом, не умеющим планировать долгосрочные стратегии. Этот человек живет сиюминутными интересами, а такие интересы не помогают планировать долгосрочную стратегию в большой войне. Просто нет смысла связываться с такими персонажами.

«К сожалению, все это надолго»

За эти 500 дней войны отношение к россиянам, даже противникам войны, у украинцев, очевидно, изменилось. Считаете ли вы пустой тратой времени обращение к российской аудитории — или если все-таки нет, почему?

— Отношение действительно стало намного хуже. Это связано с объемом военных преступлений, которые умышленно совершают граждане России. Это иллюзия, что война идет с Путиным и его небольшим окружением. Нет, война идет с гражданами России, которые приходят сюда и жестоко убивают гражданское население.

К сожалению, все это надолго, потому что мы не видим даже попытки внутреннего раскаяния, нежелания это делать. Мы видим, наоборот, нарастающее желание совершать преступления и злорадствовать по этому поводу (речь о комментариях под новостями о жертвах войны в Украине в соцсетях, — прим. «Медузы»). Это не боты, вы поймите. В России абсолютно точно доминирует иррациональная ненависть по отношению к Украине. Эта ненависть зашкаливает.

Нужно ли работать с российской аудиторией? Безусловно. Я отношусь к категории прагматиков и считаю, что нужно работать со всеми аудиториями и объяснять свою мотивацию. Если ты не объясняешь мотивацию, кто-то сделает это за тебя и будет дальше распространять российскую пропаганду. Поэтому для меня вопрос выбора не стоит — это моя работа. Но эмоциональная оценка украинцев мне абсолютно понятна, она оправданна.

Есть еще легион «Свобода России» и РДК — тоже, по всей видимости, россияне. К ним вы как относитесь?

— С большой симпатией. По сути, легион «Свобода России» показывает: для того чтобы в России произошли хотя бы какие-то изменения, недостаточно писать в твиттере и считать, что ты иначе смотришь на проблему. Необходимо через насилие объяснять [российской власти] невозможность вести себя так, как культивировала долгое время путинская пропаганда.

Я вижу, что у граждан России все-таки есть внутренний ресурс доказать, что не все из них раздавлены, трусливы и безвольны. Есть люди, которые готовы брать на себя ответственность за изменения.

Еще есть Илья Пономарев. Как вы оцениваете его реальную роль в сопротивлении? Его [в российской оппозиционной среде] считают весьма неоднозначным персонажем. Мягко говоря, не всем его заявлениям верят.

— Честно говоря, в современном российском политическом движении очень много токсичных и неоднозначных персонажей. Мне это движение напоминает муравейник, где все сосредоточены на реализации внутренних амбиций, а не на объединении ради победы над ключевым врагом.

Мне кажется, тот же Пономарев в принципе понимает, что нужно так или иначе объединяться. Да, он может делать различные противоречивые заявления, как и многие другие [политики], — не вижу большого различия между ним и другими представителями российской оппозиции. В переломные исторические моменты не существует индивидуальных качеств и субъективного отношения к тому или иному представителю медиа или оппозиции. В такие моменты как раз нужно свою гордыню взять под контроль, уменьшить личные амбиции, пафосные рассуждения о том, какую я роль играю для этого исторического момента, — и просто делать что-то. Пономарев делает что-то, поддерживая легион «Свобода России» и РДК.

После неудавшегося мятежа Пригожина очевидно: качественная силовая вертикаль в России отсутствует и даже 5–10 тысяч человек могут обрушить российскую государственность. И вот эту задачу, мне кажется, Пономарев понимает. Будет ли он претендовать на что-то большее [в будущей России], нас уже мало интересует.

Но насколько он на самом деле связан с легионом «Свобода России» и РДК? Он говорит от их имени — действительно ли он их представляет?

— Я не готов вмешиваться во внутреннюю российскую политику. Если РДК и легион «Свобода России» не опровергают его слова, а, наоборот, поддерживают, значит, связан.

Со стороны кажется, изначально украинцы надеялись на бо́льшую помощь со стороны Запада — настолько беспрецедентно выглядело военное вторжение России. Но Украину до сих пор не взяли ни в НАТО, ни в ЕС. Как вы думаете, почему? Западные страны боятся таким образом дополнительно эскалировать?

— Я выскажу парадоксальную мысль: наоборот, они уже не боятся России. Почему в начале войны была такая абсолютная поддержка Украины? У западных элит было ощущение, что Россия быстро победит Украину и дальше двинется на Запад в том или ином виде — необязательно танками. Западные элиты этого испугались. Но как только они увидели, что Украина действительно эффективно противостоит ей и что Россия не пройдет сквозь Украину, они успокоились, вернулись к своему традиционному образу жизни, к классической монотонной бюрократии, когда ты все время бубнишь, ноешь и ничего не делаешь.

Безусловно, нам это невыгодно. Мы бы хотели, чтобы эта война правильно расставила акценты, в том числе чтобы система безопасности на европейском континенте была перестроена. Нам бы хотелось, чтобы военный альянс перестроился, более реалистично оценивал современные риски, функции и роль Украины. Было бы символично, если бы [на саммите НАТО в Вильнюсе 11–12 июля] сказали, что Украина скоро будет членом НАТО. Хотя я думаю, что определенные заявления [по этой теме на предстоящем саммите] будут сделаны.

Думаю, что, когда война закончится поражением России, Украина будет немедленно принята в альянс. Собственно, де-факто она уже [принята в него], а де-юре будет принята. Но сейчас будет классическая бюрократическая канитель. Потому что страх прошел.

Беседовала Елизавета Антонова

 

(Оновлено 13:00)

Vladimir Pastukhov

Чечня представляется многим неким enfant terrible среди российских регионов, зоной сталкера, в которой не действуют никакие российские законы, а государственный суверенитет России поддерживается исключительно благодаря личной понятийной (мафиозной по сути) унии между Кадыровым и Путиным. Нисколько не сомневаясь в том, что так все дела в реальности и обстоят, рискну спросить: а действительно ли во всех иных местах они обстоят иначе?

Действуют ли законы в Туле, где упертый фаворит президента вот уже год издевается над одиноким отцом, отобрав у него дочь и запихнув ее при живом родителе в приют лишь потому, что отец что-то не то запостил в интернете? На какой унии основаны были отношения с хабаровским губернатором, которого, несмотря на беспрецедентные протесты населения, сгноили в тюрьме лишь потому, что он лег поперек чьих-то сиятельных экономических интересов?

Парадокс в том, что  кадыровская Чечня – это не урод в славной семье российских регионов, а карикатура на них, парадоксальный выпуклый политический шарж, в котором все общее заострено, подчеркнуто и доведено до абсурда. Все регионы России сегодня управляются по понятиям, нигде не действует закон, в каждом местный вождь может творить (и творит) все, что хочет, пока его личная уния с центром это позволяет. Просто остальные пожиже будут: их уния не непосредственно с Путиным, а с его прокси – администрацией президента. А что до избиений журналистов арматурой, то Кашина и Бекетова били не чеченцы и не в Грозном. Для этого так далеко летать не надо.

За все, что происходит и еще будет происходить в Грозном, ответственность несет Кремль и его хозяин. Расправа над Милашиной и Немовым – это не эксцесс исполнителей, а обратная сторона навязанных стране стиля и методов управления. Это часть «пакетного предложения» мафиозного государства. Сегодня это случилось в Чечне, а завтра случится в любом другом месте, так как все  они управляются тоже через одно место.

И это та самая неприятная правда, которую хотелось бы скрыть, спихнув все на местную национальную или религиозную особенность – мол,  tradition у них там такой. Отсюда и ханжеская реакция на инцидент (Путину доложили, Министр пролил цифровую слезу) – лишь бы увести от себя подальше, в горы, в аулы, где «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал». Увы, эти кинжалы обтачивают в Кремле, а кто их подбирает на большой дороге, особого значения не имеет. Поэтому никого никогда не найдут, да и искать толком не будут, а еще и поиздеваются над жертвами произвола.

 

(Оновлено 12:00)

Александр Коваленко

Относительно саммита НАТО в проекции… наступления

Считанные дни остались до встречи НАТО от которой, почему-то, многие украинцы ожидают того, чего они в результате не получат и будут разочарованы, а именно – гарантий или же непосредственно самого вступления Украины в альянс.

К сожалению, завышенные ожидания и непонимание происходящих процессов, очень часто повергают наших граждан в состояние воодушевлённой-разочарованности. Точно так же как проходящее сейчас наступление. Ведь большая часть общества ожидала какого-то молниеносного прорыва и всеобщего доминирования.

Когда же СОУ активизировались, многие не поняли, что происходит и стали черпать информацию из вражеских площадок, не только погружаясь в манипулятивную депрессию, но и привнося её в наше информационное пространство. А всё из-за банального непонимания процессов.

Из-за незнания того, что из себя представляют линии обороны врага. Из-за непонимания, для чего проводится разведка боем. Из-за нежелания слышать то, о чём говорят им не только умные люди, коих, благо немало в эфире, а не так как в 2014-м, но и официальные лица с высоким уровнем доверия.

Я на протяжении всего этого времени не изменил своего мнения – Украина не станет членом НАТО до тех пор пока не закончится война. Лишь после этого она вольётся в североатлантический альянс с ускорением, возможно, большим чем это сделала Финляндия. Но не раньше.

А потому – не завышайте ожидания.

А вот чего можно ожидать? Расширения поддержки. Предоставление новой номенклатуры вооружений. Ряд нового формата инициатив способствующих повышению обороноспособности Украины. Но проблема в том, что всё это будет произнесено неинтересным, серым, бюрократическим языком.

С другой стороны, всё это поможет нам быть сильней. А потому и сравнение с наступлением вполне уместно, на мой взгляд. Люди ждали блокбастер от Майкла Бея, а получили кровавую рутину, и разочаровались, хотя виноваты в этом исключительно они. Сопли разочарованных парням на фронте никак не помогут.

Хотя, в свою очередь, наступление идёт по плану и множество факторов указывают на это, начиная от рекордных потерь в технике РОВ и заканчивая вклиниванием СОУ в самую сложную полосу обеспечения вплоть до переднего края основной линии обороны, без задействования главных ударных сил.

Аналогично и с НАТО. Будьте реалистами, никто Украину не примет в альянс пока идёт война, хотя Украина НАТО сейчас, как гарант безопасности в Европе, нужнее, чем самой Украине, членство в НАТО.

Не завышаем ожидания, получаем максимальный профит без неуместных фантазий, от практичности процесса.

 

(Оновлено 11:00)

“Planeta.Press”

Ирина Гиндина, политический обозреватель

Мирный атом в руках военных преступников и чем это грозит миру

Человеческая жизнь обычных людей в России никогда не была хоть какой-то ценностью. Пренебрежительное “бабы еще нарожают” звучит из надменных уст вышестоящих. Развязанная путинской Россией война подтверждает это вновь.

Российская армия уничтожает все, что встречается на ее пути, и что она не способна захватить. Восток Украины, который пришли “защищать” россияне, в руинах. Мало того, что люди страдают от ежедневных обстрелов, так и российское руководство совершило еще одно чудовищное преступление в отношении жителей юга Украины. Страшась украинского наступления, отдает приказ на подрыв Каховской ГЭС. Если военнослужащие РФ, по крайней мере их часть, были предупреждены и выведены из возможных мест затопления, то мирное население брошено на произвол судьбы. Число жертв на подконтрольной России территории до сих пор неизвестно. Никакие спасательные работы в большинстве населенных пунктах не велись и не ведутся. Международные гуманитарные организации в пострадавшие регионы не допускаются. На затопленных территориях нет света, питьевой воды, продуктов питания и лекарств, большая часть урожая погибла. А, ведь, там проживают люди, которых Россия, как бы, т.е. против их воли, взяла под свою юрисдикцию. Вот, такая “забота” о “своих” гражданах.

Разрушая Каховскую ГЭС, россияне разрушили и мелиоративную систему, которая обеспечивала водой Херсонскую, Запорожскую области и АР Крым.

В ближайшие годы о сельском хозяйстве здесь можно забыть. Отсутствие питьевой воды для Херсонской области уже стало проблемой. Крым почувствует ее нехватку, когда закончатся запасы в водохранилищах наполненных днепровской водой. А ведь, бесперебойное снабжение полуострова водой – одна из задач спецоперации. Выстрел себе в ногу, не иначе.

А чтобы уже до конца добить Крым российская армия заминировала предприятие “Крымский титан” и в случае наступления ВСУ грозится его взорвать.

Стоит напомнить, что в августе 2018 года неконтролируемые выбросы этого предприятия произвели к отравлению и эвакуации жителей близлежащих населенных пунктов.

И это был лишь незначительный инцидент, по сравнению с тем, который может быть в результате подрыва. И тогда бывшая всесоюзная здравница может превратиться в отравленную сернистым ангидридом территорию. Именно это химическое соединение вызывает кислотные дожди и уничтожает всё живое. Этого ли хотели россияне, которые приобрели дорогую крымскую недвижимость и переехали со всех концов страны в захваченный украинский регион?

Отсутствие жесткой реакции на подрыв Каховской ГЭС, со стороны международной общественности, стимулирует режим Путина на организацию новых техногенных катастроф.

Не проходит ни дня, чтобы путинские пропагандисты и официальные лица не угрожали миру ядерным оружием. Но его применение приведет к их же немедленному уничтожению. Поэтому российские агрессоры избрали тактику террора через обстрелы и провокации в отношении украинских АЭС, который не прекращается с начала войны.

Над Хмельницкой и Южноукраинской АЭС ранее были зафиксированы неоднократные пролеты российских крылатых ракет. Чернобыльская станция подверглась разграблению, персонал пыткам, в результате обстрелов было повреждено электропитание необходимое для охлаждения отработанного ядерного топлива.

Запорожская АЭС вовсе была захвачена российской армией 4 марта 2022 года и с тех пор мир стоит на грани масштабной ядерной катастрофы. По старой доброй традиции станция заминирована и превращена в укрепленную военную базу. Если события будут разворачиваться по самому худшему сценарию, то повреждение 6 реакторов приведет к тому, что территория от Пиренеев до Уральских гор станет непригодной для жизни (по утверждениям специалистов). И тогда всё равно в какую сторону дул ветер в момент коллапса.

В течении последних трех недель со станции вывозят сотрудников “Росатома”, а на крышах энергоблоков появились сторонние предметы похожие на взрывчатку. Не является ли это свидетельством наихудших опасений или это очередной шантаж, в надежде, затормозить наступление Украины и приостановить западную военную помощь?

Чем дольше в руках россиян станция, тем больше у них времени и возможностей для провокаций, тем изощреннее они будут. Международному сообществу нужно найти рычаги воздействия, чтобы освободить АЭС.

Поэтому руководство Украины постоянно на связи с МАГАТЭ и его генеральным директором по атомной энергетике Рафаэлем Гросси и докладывает о текущей ситуации. Украина добивается установление демилитаризованной 30 километровой зоны вокруг АЭС и запрета любых военных действий внутри, а также возврата станции под управление украинского оператора “Энергоатома”. И задача международной общественности добиться выполнения этих условий. Иначе угроза миру остается реальной как никогда, и подрыв Каховской ГЭС безусловное тому свидетельство.

 

(Оновлено 10:00)

Украинская правда

Михаил Дубинянский

От Вильнюса до Вильнюса

Украина ждет саммита НАТО в Вильнюсе, на котором могут быть приняты судьбоносные для нас решения. И в этом есть элемент дежавю: десять лет назад мы тоже готовились к судьбоносному Вильнюсскому саммиту, намеченному на осень 2013-го. К саммиту Восточного партнерства, на котором предполагалось подписать соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС.

Эти десять лет изменили страну и ее граждан до неузнаваемости.

Современный украинец, попавший в 2013 год, показался бы сумасшедшим – настолько невероятными выглядели бы его рассказы о будущем. А украинец из 2013-го, перенесшийся в наше время, показался бы слабоумным – настолько наивными выглядели бы его представления о жизни.

Но чтобы понять нас сегодняшних, необходимо помнить о том, какими мы были вчера.

В преддверии первого Вильнюса Украина верила в бескровный цивилизационный выбор. В возможность покинуть кремлевскую сферу влияния без человеческих жертв. Нам казалось, что попытки удержать Киев в московской орбите ограничатся газовыми и торговыми войнами. А самым опасным российским оружием считались не “Искандеры” или “Калибры”, а Роспотребнадзор, браковавший шоколадные конфеты “Рошен”.

И хотя к тому времени в кремлевском анамнезе уже имелась война с Грузией, большинство украинцев отказывались проецировать чужой опыт на собственную страну. Вторжение в Украину? Оккупация украинских территорий? Разрушение украинских городов? Такого просто не может быть!..

Теперь, накануне второго Вильнюса, наше общество твердо усвоило, что кровью приходится платить не только за геополитический выбор – но и за само существование Украины на карте мира. Сопротивление украинской евроинтеграции в 2013 году оказалось лишь верхушкой айсберга, за которой скрывалось нечто неизмеримо большее: отрицание украинского права на жизнь.

Летом 2013-го Украина верила в компромиссы, в игру с ненулевой суммой, в принцип win-win. Оппозиционеры-еврооптимисты надеялись ужиться в одной стране с президентом Януковичем – и вместе с ним идти в ЕС. Хотя на тот момент ВФЯ уже успел превратить страну в вотчину собственной Семьи и репрессировать свою главную соперницу, это не считалось непреодолимым препятствием для компромисса.

Ведь не зря же в Киев наведываются Квасьневский и Кокс! Они обо всем договорятся с Банковой; будет найдено приемлемое для всех решение; Тимошенко отправится на лечение за границу; Янукович подпишет ассоциацию в Вильнюсе; волки будут сыты, а овцы останутся целы…

Летом 2023-го само слово “компромисс” стало в Украине синонимом предательства. Пойти на компромисс – значит уступить врагу, смириться с поражением, обесценить украинские жертвы и поставить крест на украинском будущем.

Наше общество больше не верит в игру с ненулевой суммой, а принцип win-win замещен принципом или-или. Или мы их – или они нас. Третьего не дано.

Десять лет назад Украина не верила в эффективность насилия. Главным предметом  нашей гордости был оранжевый Майдан, где не пролилось ни капли крови, и не было использовано ни одного “коктейля Молотова”. Считалось, что украинцы должны жить по заветам Махатмы Ганди и Вацлава Гавела. Прогрессивная общественность была готова объявить “провокатором” любого, кто заикался о вооруженном сопротивлении.

Отказ от насилия рассматривался как яркое проявление национального менталитета, и на этом строилось противопоставление тогдашних украинцев и россиян. Мол, у них – штурм Белого дома и драки с милицией на Манежной площади; а у нас – цивилизованные протесты с песнями, плясками и дарением цветов силовикам…

Сегодня насилие – не просто неотъемлемая часть украинской жизни, но и залог украинского выживания. То, что в 2013-м считалось “провокацией”, стало героизмом. А то, чем в 2013-м было принято гордиться, стыдливо забыто. И это хорошая иллюстрация того, насколько далеки от реальности любые рассуждения о “национальном менталитете”, который якобы остается неизменным на протяжении столетий.

В эпоху первого Вильнюса евроинтеграция была для Украины целью, а отдаление от России – лишь средством ее достижения. Большинство украинцев предпочли Европейский Союз Таможенному не из-за воинственной русофобии; а просто потому, что ЕС был намного привлекательнее альтернативного кремлевского проекта.

Большинство украинцев не собирались рвать все связи с РФ и уходить от нее дальше, чем этого требовало движение в Европу. А еще большинство украинцев верили, что европейская интеграция вполне может заменить евроатлантическую – и видели свою страну в Евросоюзе, но не в НАТО. Тогдашняя Украина шла на Запад не за безопасностью, а только за высокими жизненными стандартами.

Ко времени второго Вильнюса украинские приоритеты поменялись местами. Теперь главная цель – это избавление от безумного северного соседа, а движение Украины на Запад – средство ее достижения. Коллективная безопасность выходит на первый план; из “евроатлантической интеграции” уже не выбросишь “атлантическую”; и членство в НАТО становится даже важнее членства в ЕС.

И, наконец, последнее. В 2013 году недовольство Европой и Соединенными Штатами было уделом косных прокремлевских сил. Для прогрессивной части нашего общества коллективный Запад был непререкаемым авторитетом. Ангела Меркель или Барак Обама считались образцами политической мудрости и дальновидности. А любые интеграционные процессы воспринимались как обучение страны-ребенка под руководством опытных наставников.

И если что-то складывалось неудачно, в этом можно было винить лишь себя: собственную отсталость, собственное несовершенство, собственную неспособность решить внутренние украинские проблемы. Срыв ассоциации с ЕС в Вильнюсе не стал исключением.

Но к 2023-му году украинское общество успело вырасти из коротких штанишек и накопить претензии к коллективному Западу. Люди, которыми мы когда-то восхищались, несут свою долю ответственности за то, что Россию не удалось остановить вовремя, и большая война стала возможной.

Сегодня европейские и американские элиты выглядят не столько наставниками, сколько должниками Украины. И если динамика евроатлантической интеграции не оправдает украинских ожиданий, то большинство из нас будет искать виновных уже не в Киеве, а в Брюсселе и Вашингтоне.

 

(Оновлено 9:00)

Хвиля

Владимир Шевченко, Андрей Саварец

Фактор страха: как Западу выйти из геополитического тупика

У Запада есть 3 сценария

27 июня этого года, сразу после пригожинского путча в New York Times вышла новая колонка Томаса Фридмана «Что случилось с Путиным?».

Используя художественные приемы, в частности сравнивая события пригожинского бунта с трейлером фильма о Джеймсе Бонде, Фридман стоит на своем и в очередной раз подчеркивает могущество Путина, называя его человеком «с каменным сердцем».

В статье Путин выставлен решительным, например, сказав Александру Лукашенко, что хочет убить своего вероломного командира-наемника, «раздавить его, как жука».

Суть же всей колонки сводится к тому, что мнению Фридмана, «все усложняется из-за баланса сил Путина с остальным миром, потому что нам на Западе нужно опасаться слабости Путина не меньше, чем его силы.

Вы также можете получить беспорядки или гражданскую войну и распад России на феодальные владения военачальников/олигархов.

Это не защита Путина. Это выражение ярости по поводу того, что он сделал со своей страной, превратив ее в бомбу замедленного действия, разбросанную по 11-ти часовым поясам. Путин взял в заложники весь мир».

Другие западные СМИ, политики и лидеры общественного мнения также развернули общественный дискурс в сторону сохранения режима Путина как меньшего зла.

Но разговоры о сохранении режима Путина – это лишь верхушка айсберга. Под водой спрятан настоящий дискурс о геополитическом балансе в Евразии.

Эдвард Люттвак, экс-советник по безопасности президента США Рональда Рейгана, заявил, что США не могут себе позволить, чтобы РФ проиграла в этой войне, поскольку это может привести к её распаду. Это, в свою очередь, означает, что сразу после разрушения РФ Монголия, Казахстан и другие страны Центральной Азии перейдут под контроль Китая.

То есть, Запад зашел в геополитический тупик, из которого теоретически есть три выхода:

Первый. Победа над Россией с дальнейшей ее трансформацией в нормальное государство, создание условий для прихода к власти либералов, включение России в мировое экономическое и политическое пространство.

Вариант утопичный, поскольку у российского общества нет запроса на либеральные ценности и институты демократии, и никакой демократической России не будет. Наоборот, в перспективе ближайших как минимум 20 лет это будет перманентно агрессивный тоталитарный монстр.

Более того, не лишним будет напомнить, что именно «включенная» в экономико-правовое пространство, в частности европейское, Россия развязала агрессивную войну против Украины.

Второй. Сохранить действующий режим

Запад якобы опасаясь непредсказуемости (возможного развала РФ после военного разгрома или прихода радикалов) попытается найти формулу сохранения режима Путина.

На данный момент среди западных политических элит все еще бытует весьма распространенное мнение, что это может предотвратить подобный сценарий развития политической системы в РФ.

Но, во-первых, высказывания и действия, которые исходили из такого понимания, уже привели к весьма существенным репутационные потерям у ряда лидеров ведущих государств Европы и Азии.

Этих потерь можно было бы гарантировано избежать, если наконец сделать хотя бы предположение о несубъектности Путина.

Во-вторых, по поводу опаски прихода к власти радикалов необходимо заметить, что они уже пришли. Режим Путина – это они и есть, просто в периоде активной и уже завершающейся мутации.

И варианта помешать этому процессу не просматривается.

Идеологи и практики «русской консервативной революции» уже прошли большую часть пути по направлению к безраздельной власти спецслужб.

Инициаторы управляемой революции уже:

1) организовали и осуществили Вторжение – заведомо агрессивную войну (т.е. прошли самый сложный в организационном смысле этап, о котором мы писали тут;

2) ведут войну строго определенным способом – наиболее варварским и преступным по отношению к Украине и одновременно наиболее разрушительным для существующей системы в РФ;

3) они уже произвели полное юридическое «закукливание» своей внутренней и внешней политики (а главное – экономики) путем разрыва более полусотни международных договоров и ухода таким образом из-под экономического и политического международного арбитража;

4) приступили к организации Смуты – дезинтеграции и разрушения существующей системы власти в стране и созданию общественного запроса на новую модель – новый общественный договор (элементы этого процесса: пригожинский мятеж и взрывообразная активизация радикальных ура-патриотов);

5) активно осуществляют превращение авторитарного российского государства в сверхтоталитарное (все более репрессивные законы и способы их практического применения создаются буквально каждый день);

6) вплотную подходят к передаче теневого арбитража от т.н. «феодальных» этнических криминальных структур к контролируемым из центра т.н. «придворным» (наблюдаем начало процесса);

7) начинают озвучивать предложение о необходимости новой системы построения власти в стране на базе новой конституции с легальным (конституционно закрепленным) доминированием спецслужб (наблюдаем начало процесса).

С учетом того, что Запад объективно не может как-то помешать этому процессу, отсюда напрашивается третий вариант!

Третий. Военная победа над Россией понимаемая как разгром ее армии вторжения, находящейся на украинской территории.

При этом придется де-факто согласиться с управляемой революцией в Российской Федерации и позволить российским спецслужбам закончить начатый процесс трансформации в сверхтоталитарное государство.

Для разгрома армии вторжения на украинской территории дать Украине необходимое оружие, включая самолеты, дальнобойные ракеты и другое необходимое эффективное оружие.

Не бояться красных линий!

Главный страх Запада – потеря контроля центральной власти в РФ над ядерным оружием. На самом деле это блеф – управляемая революция этого не предусматривает.

Второй страх Запада – применение путинским режимом тактического ядерного оружия (управляемая революция такого варианта также не предусматривает, о чем настойчиво говорят ее спикеры);

Третий страх Запада – фактическая передача Россией своего суверенитета Китаю.

На самом деле, суверенитет – это и есть подлинная цель управляемой революции (и т.н.СВО как ее важнейшего инструмента). Суверенитет понимается как полный контроль новой элиты над всеми процессами в государстве. И именно поэтому о передаче его Китаю не может быть и речи.

Как пишут сами же российские блоггеры: «Полный суверенитет — это возможность власти внутри государства вытворять что угодно со своими людьми, и никто извне не имеет права вмешиваться».

Именно из такого прагматичного понимания должен исходить Запад, особенно с учетом того, что идеологи управляемой революции пытаются закрепить статус спецслужб в новой конституции России по аналогии с Корпусом стражей в Иране. А значит такое положение дел зафиксируется как минимум на 20 лет.

Запад должен согласиться с тем, чтобы выстраивать физическую, экономическую, политическую, дипломатическую и морально-психологическую Стену между международной коалицией демократических стран и тоталитарной Россией.

Важнейшая роль в построении проекта «Стена» должна быть отведена Украине, которая на деле доказала возможность отстаивать демократические ценности цивилизованного мира.

При этом третий вариант должен устроить абсолютно всех:

– Запад

консолидируется вокруг лидерства Соединенных Штатов, получая на многие годы геополитическое «пугало» в виде новой сверхтоталитарной России,

модернизирует свой ВПК и проводит реиндустриализацию,

выдавливает Россию со всех перспективных рынков,

взаимодействует с Россией на собственных условиях, так как имеет успешный опыт коммуникаций с авторитарными, тоталитарными и коррумпированными режимами.

– Украина – освобождает территории, встраивается в международное распределение труда, берет на себя значительную часть функционала по защите Запада от России;

– Россия – спецслужбы получают желаемое – безраздельную власть, берут под контроль ситуацию в стране и ядерное оружие.

***

Критерием лидерства Запада является его решительность в кризисные моменты мировой истории.

В данном случае – способность обеспечить будущий мир в Украине именно на украинских, а не российских условиях.

За этим внимательно следит весь мир, и малейшая слабина может это лидерство пошатнуть.

Запад не может себе позволить допустить ошибку при таких неимоверно высоких ставках.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка российской наступательной кампании, 7 июля 2023 г.

7 июля украинские силы добились тактически значимых успехов в районе Бахмута и продолжили контрнаступательные операции как минимум на трех других участках фронта. На опубликованных 6 июля кадрах с геолокацией видно, что украинские силы добились тактически значимых успехов в районе г. Яхидное (2 км к северу от Бахмута).  Генштаб Украины сообщил, что украинские войска вели наступательные операции севернее и южнее Бахмута, а командующий Сухопутными войсками Украины генерал-полковник Александр Сырсикй сообщил, что украинские силы установили контроль над неустановленными ранее утраченными позициями в районе Бахмута. Представитель Генштаба Украины Андрей Ковалев сообщил, что украинские силы также добились частичного успеха вблизи Клищевки (7 км к юго-западу от Бахмута).  Генштаб Украины сообщил, что украинские силы продолжают наступательные операции на западе Запорожской области и вдоль административной границы между Запорожской и Донецкой областями. Минобороны России (МО) и другие российские источники утверждали, что украинские силы вели наступательные операции в кременском направлении вдоль границы Харьковской и Луганской областей.

Сообщается, что российские войска направили почти всю Восточную группировку войск России на юг Украины. Украинский военный обозреватель Константин Машовец заявил 5 июля, что Восточная группировка войск состоит из 5-й общевойсковой армии (САА), 35-й САА, 36-й САА и 29-й САА (все Восточного военного округа). ISW не может подтвердить точный состав Восточной группировки войск, хотя по-прежнему представляется, что структура управления этого оперативного направления в значительной степени соответствует структуре Восточного военного округа (ВВО). Машовец утверждал, что вдоль административной границы между Запорожской и Донецкой областями действуют 127-я мотострелковая дивизия и 60-я мотострелковая бригада 5-го САА, а другое основное подразделение САА, 57-я мотострелковая бригада, действует южнее Бахмута. ISW наблюдала за 127-й дивизией и 60-й бригадой 5-й САА в районе границы Запорожской и Донецкой областей наряду с предыдущими заявлениями России о том, что 57-я мотострелковая бригада действовала на южном фланге Бахмута. Машовец заявил, что 38-я мотострелковая бригада, 64-я мотострелковая бригада и 69-я отдельная бригада прикрытия 35-го САА дислоцированы в западной части Запорожской области, а 37-я мотострелковая бригада и 5-я отдельная танковая бригада 36-го САА развернуты в районах к югу от Большой Новоселки в Запад Донецкой области. Ранее ISW оценила предполагаемую гибель начальника штаба 35-й САА в результате украинского ракетного удара 13 июня в Запорожской области, что позволяет предположить, что значительные подразделения 35-й САА, вероятно, действуют вдоль Запорожского фронта.  Генштаб Украины ранее сообщал 19 марта, что части 37-й ОМСБр будут переброшены в западную часть Донецкой области. Машовец также заявил, что 29-я САА, самая малочисленная общевойсковая армия в ВВО, является единственным соединением Восточной группировки войск в резерве.  Машовец добавил, что 58-я и 49-я САА и 22-й армейский корпус Южного военного округа (ЮВО) привлечены к действиям на юге Украины.  Машовец заявил, что части 68-го армейского корпуса (АКК) также дислоцируются на юге Украины, но предположил, что 68-й АК не входит в состав Восточной группировки войск, что делает его единственным вышестоящим отдельным формированием ВВО. Восточной группировки войск. ISW также наблюдала за подразделениями бригад морской пехоты Тихоокеанского флота (40-я и 155-я), которые продолжали нести службу в западной части Донецкой области после тяжелых потерь во время российского наступления зимой-весной 2023 года. [14] Доклад Машовца и текущее наблюдение ISW за российским боевым порядком (ORBAT) на юге Украины показывают, что почти вся боевая мощь EMD направлена ​​на защиту от украинских контрнаступлений, в первую очередь на юге Украины.

Развертывание почти всей российской Восточной группировки войск и обширных подразделений ЮВО на линии фронта на юге Украины предполагает, что российская оборона на юге Украины может быть хрупкой. В отчете Машовца говорится, что единственный резерв, который российские вооруженные силы имеют на юге Украины, состоит из частей 29-й общевойсковой армии — самой малочисленной общевойсковой армии Восточного военного округа, имеющей только одну маневренную бригаду: 36-ю мотострелковую бригаду. Части 36-й ОМСБр участвовали в битве за Киев в начале 2022 года и сражались под Угледаром в начале 2023 года, поэтому, вероятно, деградировали.

Российская оборона на юге Украины хоть и грозная, но не непреодолимая. Российским силам на юге Украины, вероятно, придется отступить на подготовленные оборонительные позиции без существенной поддержки со стороны оперативных резервов, если украинские войска осуществят оперативный прорыв. Отход в соприкосновении является чрезвычайно сложной военной задачей, и неясно, смогут ли российские силы в соприкосновении успешно отойти со своих первых рубежей на другие подготовленные рубежи в хорошем состоянии, особенно если эти силы – и силы, стоящие за ними в эшелоне – изношены и не поддерживаются. Ранее ISW подсчитала, что украинские силы, вероятно, предпринимают постепенные усилия по систематическому снижению боевой мощи России на юге Украины с течением времени, повышая хрупкость российской обороны.

Россия временно, по крайней мере частично, отключилась от глобального интернета во время тестирования своей системы «суверенного интернета» в ночь с 4 на 5 июля. Российское государственное издание РБК со ссылкой на источники в телекоммуникациях утверждало, что Россия успешно провела тестирование системы «Суверенный Интернет» за одну ночь.  Сообщается, что тест не позволил россиянам получить доступ к общедоступным западным сервисам, включая Google и Wikipedia, но сохранил доступ к веб-сервисам, размещенным в России.  Однако проверка, вероятно, отключила некоторые российские государственные службы, в том числе РЖД и Россельхознадзор. Российские операторы связи «Мегафон» и «Билайн» также сообщили об отключениях во время теста.  Продолжающиеся испытания и развитие «суверенного интернета» указывают на то, что Кремль продолжает долгосрочные усилия, направленные на то, чтобы изолировать Россию от западного влияния и глобальной сферы, и эти усилия, вероятно, будут иметь последствия, выходящие за пределы информационного пространства.  Экономика России, вероятно, сильно пострадает от затянувшейся интернет-изоляции, например, потому что так много международной торговли зависит от глобального интернета.

С 6 по 7 июня российские войска нанесли серию ракетных и беспилотных ударов по тылам Украины. Как сообщили в Генеральном штабе Украины, украинские ПВО сбили 12 из 18 беспилотников «Шахед-131/136» и семь из 11 крылатых ракет «Калибр».  Генштаб Украины сообщил, что российские силы запустили беспилотники из районов вблизи Приморска-Ахтарска в Краснодарском крае и что российские ракеты поразили город Львов, объект инфраструктуры в городе Запорожье и жилой дом в Черкасской области. Постоянный представитель Украины при ООН Сергей Кислица заявил, что с сентября 2022 года российские силы запустили по Украине более 1000 иранских беспилотников Shahed-131/136 и Mohajer-6.

Основные выводы:

  • 7 июля украинские войска добились тактически значимых успехов в районе Бахмута и продолжили контрнаступательные действия как минимум на трех других участках фронта.

  • Сообщается, что российские войска направили почти всю Восточную группировку войск России на юг Украины.

  • Развертывание почти всей российской Восточной группировки войск и обширных подразделений ЮВО на линии фронта на юге Украины предполагает, что российская оборона на юге Украины может быть хрупкой.

  • Россия временно отключилась, по крайней мере частично, от глобального интернета во время тестирования своей системы «суверенного интернета» в ночь с 4 на 5 июля.

  • С 6 по 7 июня российские войска нанесли серию ракетных и беспилотных ударов по тылам Украины.

  • Российские и украинские войска продолжили наземные атаки вдоль границы Харьковско-Луганской области. В период с 6 по 7 июля украинские войска добились тактически значимых успехов в районе Бахмута.

  • Российские и украинские войска провели наземные атаки на западе Донецкой области.

  • Российские источники утверждают, что 7 июля украинские силы начали новую волну контратак в западной части Запорожской области.

  • Российская оккупация Запорожской атомной электростанции (ЗАЭС) по-прежнему ограничивает доступ международных наблюдателей на объект.

  • Сообщается, что Минобороны России разработало законопроект, расширяющий перечень грубых дисциплинарных проступков в Вооруженных Силах России.

  • Российские власти продолжают изображать из себя ответственных опекунов украинских детей, пытаясь дискредитировать Украину, продолжая при этом насильственно депортировать украинских детей в Россию.

  • Белорусский военный представитель заявил, что силы группы Вагнера еще не приняли решения о развертывании в Беларуси, во время пресс-тура по предполагаемой базе группы Вагнера в Осиповичах 7 июля.

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Прошел один год и сто тридцать три дня войны. На фронте никаких существенных изменений за прошедшие сутки не произошло, хотя спикеры с обеих сторон говорили о тактических успехах.

Пишут, что ВСУ захватили какие-то важные высоты чуть севернее Клещеевки и теперь могут установить огневой контроль над ней, и даже над Бахмутом. Хорошо, коли так. Надеюсь, завтра ситуация станет более понятной.

США выделили очередной пакет военной помощи. Как и говорилось накануне, туда вошли кассетные 155 мм артиллерийские снаряды DPICM, которые должны будут серьезно усилить огневую мощь ВСУ.

Впрочем, другие источники пишут, что кассетные боеприпасы уже давно Украине поставляет Турция. Но это пока не дало ВСУ серьезного огневого преимущества. Возможно, американские поставки изменять ситуацию.

Помимо прочего, американцы поставят еще 32 БМП Bradley и 32 бронетранспортера Stryker,  31 155-мм гаубицу,  дополнительные боеприпасы для ЗРК Patriot и HIMARS, ракеты ПВО AIM-7, зенитные комплексы Stinger, Javelin и много чего еще, включая какие-то загадочные “ракеты трубного пуска”…

Тут еще третьего дня прошла информация (даже с фотографиями), что украинские МИГ-29 теперь могут нести под крылом американские высокоточные планирующие бомбы JDAM-ER. Преимущество этих бомб заключается в том, что они в состоянии планировать до 70 км, и это значит, что самолет может их сбрасывать на позиции противника не залетая в зону действия его фронтовой ПВО.

С учетом того, что ВВС Украины состоят из старых самолетов, да к тому же их мало, это резко повышает эффективность поддержки ВСУ с воздуха и снижает риск потери самолетов и что еще важнее – пилотов.

Сейчас все гадают, что произойдет на саммите НАТО в Вильнюсе. Будет ли какой-то качественный рывок в вопросе принятия Украины в эту организацию или его опять заболтают противники “эскалации”. Поживем – увидим. Меньше, чем через неделю мы с вами все узнаем.

Какое-то движение в этом вопросе происходит. Вот, например, сегодня Эрдоган сказал, что Украина заслуживает членства в НАТО. А вчера Зеленский подписал с Болгарией совместный документ, в котором Болгария поддерживает вступление Украины в НАТО. Она стала уже 22 страной-членом НАТО, которая высказалась в поддержку приема Украины.

Визит Зеленского в Болгарию был еще важен потому, что в Болгарии находятся самые большие за пределами СНГ заводы по производству боеприпасов советских калибров. И поэтому Болгария является сейчас (и еще долго будет оставаться) одним из самых важных партнеров для Украины. Ведь не секрет, что большая часть украинской артиллерии по прежнему – советская. Судя по всему визит и в этом плане был удачным и это очень хорошая новость.

Кстати, Зеленский во время своего турне по Европе получил много всяких подарков: например, от Чехии штурмовые вертолеты (сколько – не сказано), а от Словакии – 16 САУ Zuzana (155 мм) и обещание наладить их совместное с Украиной производство.

Зато в России – все хорошо: рубль валится уже вторую неделю, а за полгода он потерял треть своей стоимости. За доллар сегодня давали 94 рубля, а за евро – 102. Причины этого понятны: бюджетная накачка промышленности (прежде всего – оборонной) привела к росту номинальных доходов и соответственно – к росту потребительского спроса. Импорт (а следовательно – спрос на валюту) вырос.

И все это на фоне падения экспорта и вывоза капитала. Причем вывоз капитала выражается теперь преимущественно в невозвращении экспортной выручки. Кстати, это зачастую происходит и по независящим от экспортеров причинам.

Так, например, Индия (крупнейший покупатель российской нефти) расплачивается за нее рупиями, а они – неконвертируемые. И что с ними делать – не вполне ясно, поскольку в Индии нет достаточно товаров, чтобы их можно было импортировать в Россию в сравнимых с экспортом объемах.

Так что есть все основания считать, что хоть в попугайчиках российские зарплаты и растут, но реальные доходы падают, поскольку их съедает инфляция. Удастся ли российским финансовым властям удержать инфляцию в разумных рамках – непонятно. Ведь война будет требовать все новых и новых расходов. Причем в возрастающих объемах. Призрак гиперинфляции замаячил на горизонте… Так ведь Бобик (российская экономика) может и сдохнуть…

Печалька, а, Путин? А у тебя было столько планов! Завоевать Украину, отодвинуть НАТО на границы 1997 года… Там еще были разговоры о том, что Северный Казахстан – это исконно российские земли…

Опять же Нарва – русский город… Политый кровью наших предков… Тень Петра Первого взывает к отмщению… Неужто мы останемся глухи к этому воплю истории, а, Путин? Что ты говоришь? Денег нет? Ах какая жалость… Значит, не в этой жизни… Не шмогла…

Короче. Сдавайся, Путин. Хана тебе. Сдавайся, пока не поздно. В плену тебя ждет горячее питание и хорошее обращение. А то неровен час снова какой-нибудь Пригожин-2 пойдет на Москву и тогда не видать тебе ни питания, ни обращения. Отрежут голову и фотку в рамочку поставят. Дело-то привычное…

Как хотите, а у меня хорошие предчувствия по Вильнюсу. Может и безосновательные. Я ведь не претендую на то, что я провидец. Я же не Буданов какой-нибудь.

Я знаю только, что дело наше правое. Враг будет разбит. И победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

3 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

2 комментария читателей статьи "BloggoDay 8 Jule: Russian Invasion of Ukraine"


  1. Джордан 2005
    08.07.2023
    в 21:22

    Резников и новая Украина… По 17 грн. за яйцо, бля.
    Они просто издеваются с нас.

    1

Добавить комментарий