BloggoDay 9 June: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест  9 червня 2023 р.

 

(Оновлено 17:00)

Русская служба Би-би-си

Илья Барабанов

“Если бы меня посадили на боевой вертолет, мне бы пришлось убивать”. Пилот ВКС сбежал из России и поговорил с Би-би-си

Первое интервью действующего военного пилота, бежавшего из России из-за войны

28 мая, когда в России отмечали День пограничника, лейтенант ВКС РФ Дмитрий Мишов нелегально переходил границу с одной из стран Балтии. 30 мая он встретился в Вильнюсе с специальным корреспондентом Би-би-си Ильей Барабановым и рассказал, почему не хочет участвовать в российской агрессии против Украины, как больше года пытался покинуть ряды российской армии и что военные думают о ежедневных сводках от генерала Игоря Конашенкова. В день публикации этого интервью Мишов сдался миграционным властям Литвы.

В маленьком гостиничном номере мы встречаемся с 26-летним молодым человеком, который впервые оказался в Европе. Он рассказывает, что вечерами гуляет по Вильнюсу, и с тревогой интересуется: “Тут не спрашивают паспорт, если ты в музей заходишь?” В стране он пока нелегально.

“Я Мишов Дмитрий Андреевич. По званию лейтенант, – по-военному лаконично представляется он. – Должность у меня была помощник командира вертолета. Далее я стал штурманом-оператором боевого вертолета. Служил в воинской части город Остров”. Речь идет о войсковой части №44440 в небольшом городке Псковской области. Это 15-я бригада армейской авиации, с первого дня войны принимающая участие в российском вторжении в Украину. На вооружении бригады стоят Ка-52, Ми-28Н и Ми-35М, Ми-26 и Ми-8МТВ-5.

“Я надеялся, конечно, что этого не будет, не случится. Но были все показатели, что это произойдет, – вспоминает Мишов последние предвоенные месяцы. – У нас еще в ноябре [2021 года] началась рекогносцировка территорий приграничных. Потом собрались нам выдавать оружие зачем-то на учения и бронеплиты ставить на вертолеты”. Обычно перед учениями в части всего этого не делалось.

Так военные поняли, что приближается война.

“Пять бортов и два экипажа”

Ночью 24 февраля, когда Владимир Путин объявлял о начале полномасштабного вторжения в Украину, Дмитрий Мишов спал в казарме в Беларуси. Проснулся он от сообщения, что нужно вылетать в Гостомель под Киевом. В итоге вылет отменили из-за потерь: “Вот когда сказали, что потерь нет, в первый же день у меня погиб однокурсник. Там было потеряно пять бортов и два экипажа”.

Понимая, к чему идет дело, Мишов еще 21 января 2022 года подал рапорт об увольнении из вооруженных сил, но уйти до начала войны не успел, поэтому и оказался в Беларуси. Дмитрий говорит, что не принимал участия в боевых действиях, ни разу не залетал на территорию Украины, а лишь перевозил на вертолете Ми-26 разные грузы для российской армии по территории Беларуси (Би-би-си в условиях войны не может подтвердить или опровергнуть утверждение Мишова). Там он пробыл до апреля 2022 года, когда его отправили обратно в часть, чтобы он продолжил оформлять свое увольнение.

– Это довольно необычная ситуация, когда военный не хочет воевать. Антивоенный военный. Как ты относишься к российскому вторжению в Украину?

– Я отрицательно отношусь. Я военный, я должен защищать свою страну от агрессии. Я не должен участвовать, не должен быть соучастником преступления. Почему-то нам так и не объяснили, из-за чего эта война началась. Почему мы должны нападать на украинцев и убивать их, уничтожать города? Никто же этого не объяснил. И у половины украинцев, допустим, родственники в России. Не совсем понятно, зачем нам нужно их [украинцев] убивать. Я думаю, что это все делается только для сохранения власти одного человека, конкретного Путина. Он таким способом решил просто укрепить свою власть. Подумал, что это хорошая идея.

Настроения в армии, говорит Мишов, сейчас самые разные: небольшой процент его сослуживцев полностью поддерживает войну, небольшой процент резко ее осуждает, а большинство просто недовольны своим положением, когда они должны воевать, получая свою прежнюю зарплату контрактника (офицеры-летчики со всеми надбавками получают в месяц 80-90 тысяч рублей), тогда как новобранцам государство обещает теперь по 204 тысячи рублей в месяц.

Процесс увольнения офицера растянулся до сентября прошлого года, но в конце концов приказ все-таки пришел. Мишов все это время находился в Псковской области и в зону боевых действий больше не ездил. Копия выписки из приказа командующего войсками Западного военного округа генерал-майора Сергея Рюмшина о досрочном увольнении в запас лейтенанта Мишова от 6 сентября 2022 года есть в распоряжении Би-би-си.

Перед увольнением офицера отправили в отпуск, ему оставалось выждать месяц, чтобы его исключили из списков части. Выписка из приказа командира войсковой части 44440 о том, что Мишова “с 7 октября 2022 г. полагать сдавшим дела и должность, дополнительные выплаты прекратить, прекратить доступ к государственной тайне”, также есть в распоряжении Би-би-си.

Счастливому завершению этой истории помешало то, что 21 сентября Владимир Путин объявил в России мобилизацию. Уже 15 октября приказ об увольнении Мишова был отменен командиром части: “Основание: указ президента Российской Федерации от 21.09.2022 г. №647”. Офицеру позвонили и сообщили эту новость, а также то, что ему предстоит вернуться в расположение эскадрильи. 8 ноября увольнение Мишова в запас своим приказом окончательно отменил ВРИО командующего войсками Западного военного округа генерал-майор Рюмшин.

Мишов попытался оспорить отмену своего увольнения в суде, но 12 декабря 2022 года Псковский гарнизонный военный суд встал на сторону командования в этом вопросе. Копия решения суда также есть в распоряжении Би-би-си.

“Все способы перепробовал”

“Мы поняли, что дело проиграно мое. И что я по-любому буду продолжать служить, – рассказывает лейтенант. – Плюс вот эти все поправки в уголовный кодекс, что нельзя не выполнить приказ. Раньше можно было не попасть под уголовную ответственность, а сейчас уже выбора не остается, и они начали давить на меня, чтобы я отправился на СВО”. В качестве наказания для пытавшегося уволиться офицера командир части угрожал отправить его на передовую простым пехотинцем.

“Меня заставили подписать при свидетелях, что я обязуюсь получить оружие и быть в командировке такого-то числа. Это было в конце января”, – вспоминает Мишов. Разговор об отправке на войну командование провело с ним в пятницу 27 января 2023 года, на фронт он должен был отправляться 31-го. Все выходные офицер думал, какие есть варианты не ехать воевать – так, чтобы не сесть в тюрьму. “Я решил вскрыть вены, – говорит он. – Не сильно, но так, чтобы попасть в госпиталь”.

Офицер рассчитывал, что после этого ему изменят категорию годности и все же дадут уволиться. Довольно быстро выяснилось, что и этот план не сработает, избежать отправки на фронт так не получится, а вот перспектива уголовного дела становится вполне реальной.

Командир вертолетной эскадрильи после этого поступка Мишова написал командиру войсковой части рапорт о том, что “в действиях лейтенанта Мишова Д.А. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 339 УК РФ” – уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами. В обычное время за такое можно получить до шести месяцев ареста, но если подобное случается “в период мобилизации или военного положения, в военное время либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий” – уже срок от 5 до 10 лет.

“Вот когда я все способы перепробовал. Когда уже в больнице мне сказал врач, что так никто не увольняется. Что все возвращаются обратно в части. Я решил бежать”, – говорит Мишов.

Лежа в госпитале, лейтенант прочитал статью о жителе Пскова, который в январе этого года сбежал от войны в Латвию. Латвийский юрист и советник фракции “Зеленых” в Европарламенте Алексей Димитров, комментируя тот побег, указывал на то, что статья 9(2)(e) “Директивы Совета ЕС о квалификации в получении международной защиты” считает актом преследования, дающим право на убежище, обвинение или наказание за отказ исполнять воинскую службу во время военного конфликта.

“Я подумал, что вот как раз я-то не отказываюсь как бы служить и не отказываюсь исполнять свой воинский долг, – говорит лейтенант, – если бы я понимал, что моей стране грозит опасность. Но быть соучастником преступления я отказываюсь. Если бы меня все-таки принудили воевать и посадили на боевой вертолет, мне бы пришлось в связи со своей работой убивать. Я бы отнял несколько десятков жизней, скорее всего, и я бы этого не хотел, потому что украинцы мне не враги”.

Решившись на побег, офицер, который продолжал находиться в госпитале, начал искать варианты, как это можно осуществить. “Сперва мне надо было выбраться из России. Я слышал про организацию “Орден республики”. Мне молодые офицеры рассказывали, что это офицеры в отставке, которые настроенные антипутински, и к ним можно было бы обратиться за помощью. Я им написал в телеграм, они выслушали мою историю и сказали, что помогут. Обещали всем обеспечить. Сказали, ты не волнуйся, мы со всем сами разберемся. Так и получилось. Я бы сам вряд ли справился с этим, потому что я полтора месяца лежал в больнице. Ослабленный организм, и было физически непросто. А люди, которые помогали, они построили маршрут за меня, чтобы я не наткнулся на заставу, на секреты пограничников”.

Когда Мишов уже почти подошел к “ленточке”, рядом с ним в небо взлетела сигнальная ракета, а потом и еще одна: “Я подумал, что за мной началась погоня, быстро перелез через забор с колючей проволокой и побежал дальше по лесу. Была еще и третья ракета”.

Уже в ЕС его встретили и отвезли на машине в Вильнюс. “Как свободным воздухом вздохнуть чистым, свежим, – описывает он эмоции после перехода границы. – Потому что до этого я чувствовал, что на меня давит эта угроза. Что я могу просто сесть на 10 лет. Я бы просидел в тюрьме, если бы попал в руки пограничников. А после я вздохнул свободно и уже как-то смело дальше пошел с новыми силами”.

Он говорит, что обсуждал с сослуживцами, что ему не оставляют выбора: либо садиться в тюрьму, либо “валить”, но они ему советовали остаться в России и попробовать спрятаться в ней.

– Как ты думаешь, какая реакция на твое решение будет в части среди твоих сослуживцев? Будет ли какой-то розыск, уголовное дело? Будут ли тебя считать предателем?

– Уголовное дело, скорее всего, будет. Они должны его завести. А среди сослуживцев – сложно сказать. Я думаю, половина точно поймет. Они даже когда я порезал вены, отнеслись к этому не как к суициду, а как просто к попытке уйти, не воевать.

Коррупционные сводки

Мишов рассказывает, что среди военных многие не понимают, что происходит и зачем нужна эта война: “Они бы были не против заключения мира, чтобы все это закончилось побыстрее”. Но какого-то осмысленного саботажа со стороны бывших коллег лейтенант тоже не ждет. Он рассказывает, что в условиях войны они, скорее, придумывают все новые схемы, чтобы заработать и обмануть начальство. Так, в ноябре прошлого года Министерство обороны пообещало выплачивать по 300 тысяч за каждый уничтоженный самолет, 200 тысяч – за вертолет, 100 – за танк и по 50 тысяч – за легкую бронированную технику.

“Допустим, есть поврежденный танк. И по нему стреляют несколько вертолетов несколько раз, а наводчик за небольшую сумму каждый раз подтверждает, что уничтожена новая единица техники. И всем выплаты за один танк, – описывает армейскую схему лейтенант. – Все выплатами недовольны, все стараются сделать так, что они как будто участвуют в военных действиях, даже если они не участвуют. Допустим, они находятся в России, но пытаются сделать так, что по документам они находились, допустим, где-то в Мелитополе или еще где-нибудь”.

– Как в войсках относятся к ежедневным сводкам от генерала Конашенкова, в которых он уничтожает всю украинскую технику?

– Никто не верит в это. Они же знают, что происходит на самом деле. Это обычные гражданские [люди] понятия не имеют, что там. Но непосредственные участники, конечно, в это не верят, потому что это неправда. Я думаю, со статистикой это происходит именно из-за того, что технику по несколько раз уничтожают из-за выплат. И докладывают командиры нижестоящие вышестоящим, что типа у нас все хорошо, мы там уничтожили столько опорников (опорных пунктов – Би-би-си), столько техники, уничтожили столько-то частей. А Конашенков это, наверное, все собирает. Вот то, что я описал, – когда один танк уничтожают по несколько раз!

Все решает коррупция, говорит Мишов и вспоминает, как во время учебы в Сызранском высшем военном авиационном училище его начальник собирал с преподавателей деньги, чтобы закрыть свой долг перед банком в 2 миллиона рублей: “Он всех просто заставил в приказном порядке скинуться”.

В телевизионную пропаганду, говорит Мишов, не верят ни рядовые военнослужащие, ни офицеры: “Они сами не верят, что мы воюем за правое дело. Что на Украине нацисты, фашисты или что на нас готовилось нападение. Со мной общался только командир части, он сказал, что типа мы тут воюем за родину. И если все, как ты, будут отказываться воевать, то нас захватят и повесят на столбе”. Желание Мишова уволиться командир “резко воспринял и сказал, что мы тебя посадим” (запись этого разговора есть в распоряжении Би-би-си).

Если бы Мишову удалось уволиться прошлым летом, он постарался бы уклониться от мобилизации и не возвращался бы в армию, но “молодых офицеров не хотят отпускать”, поэтому сроки рассмотрения его бумаг постоянно затягивали.

В конце октября, когда увольнение было отменено и Мишову пришлось вернуться в часть, украинские диверсанты уничтожили на аэродроме Веретье два вертолета Ка-52: “Я как раз вернулся в часть, это произошло ночью. Вообще всех подняли по тревоге. Оказалось, что два вертолета полностью сгорели, один Ми-28 еще подлежал ремонту”. Командование сначала начало проверять всех военнослужащих, полагая, что диверсантам кто-то помогал, но найти что-либо следователям так и не удалось. А через несколько дней в кабине еще одного вертолета нашли взрывчатку, которая по каким-то причинам не взорвалась.

“У нас ограничились забором вокруг аэродрома. Натянули колючку. Несколько “секретов”, ловушек поставили опять же за свой счет, потому что никто ничего не выделяет. Поставили нерабочие две БМП и БТР для устрашения на КПП. Ну и всё, на этом всё и закончилось”, – говорит он и объясняет, что аэродром остается довольно простой мишенью, потому что все стоянки открыты, да и перекрыть заборами все тропинки, по которым ходят люди из соседних деревень, невозможно: “Летчиков это не волнует. Какая разница, дорогая техника или недорогая. Пострадает начальник, командир части, ответственные люди, а летчикам-то плевать. Меньше вертолетов – меньше летаем. Взорвали и взорвали”.

– Как бы ты мог оценить готовность российской армии к этой войне? Все говорили про “вторую армию в мире”…

– Не готовы абсолютно. Даже если брать нашу подготовку накануне 24 февраля: никто же в войсках ничего не знал точно. Допустим, у нас должны ставить тепловые ловушки, которые отстреливаются и уводят ракету. Нам их так и не привезли. Мы были вообще не обеспечены. Половина вертолетов не работала, оборудование у кого-то не работало, не было ракет. Вот так и летели. Я думаю, это из-за того, что командование думало, что у нас типа все хорошо. А на самом деле это все показуха. Командиры частей предоставляли отчеты наверх, которые не соответствуют действительности. Не хватает ракет, пайков, еще чего-нибудь, вертолеты не работают.

– Ты думаешь, когда все это началось, они правда рассчитывали на какой-то блицкриг в три дня?

– Абсолютно точно. Потому что планы были послать нас на Гостомель, а после нас должны были идти “Илы” с десантом. Но так как мы не полетели из-за потерь, за нами не пошли “Илы”, и потом уже совсем отвели войска из Киева. Я думаю, план был именно такой, что быстренько взять Киев.

“Десять лет Афгана повторили за год”

Когда российская армия оставила Киевскую область, вскрылись следы множества военных преступлений, совершенных в Буче, Бородянке, Ирпене. Мишов говорит, что сам не был свидетелем военных преступлений, но обсуждал эти новости с сослуживцами, которые верят, что все это было там совершено российскими военными.

Сам летчик знает коллегу, который на своем вертолете перевозил награбленную в тех местах бытовую технику: “Знакомый возил, так сказать, трофеи, которые на самом деле – просто бытовая техника с Украины, и там квадроциклы, мотоциклы. Среди тех, кому эти трофеи достались, они обсуждались как трофей. А среди тех, кто к этому был непричастен, именно к этому преступлению, те обсуждали это как награбленное мародерами”.

Обсуждали между собой военные и все последующие “перегруппировки” российской армии в Харьковской области и оставление Херсона: “У нас был такой типа спор: оставят ли Херсон, либо нет. Потому что все говорили: Россия здесь навсегда. Но все шло к тому, что Херсон оставят. Большинство нейтрально к этому отнеслись. Кто-то про это шутит. Кто-то даже радуется, что оставили просто город в покое. Потому что кому нужен этот клочок земли ДНР-ЛНР? Военным он точно не нужен”.

За время войны полк, в котором служил Мишов, потерял почти 20% вертолетов. Если раньше их в полку было “штук 40-50”, то за прошедший год два сгорели усилиями диверсантов и еще шесть или семь сбили на фронте: “Потери среди летчиков большие. Если сравнивать, допустим, с Афганом, я знаю, что там 333 вертолета потеряли. А у нас 10 лет Афгана повторили за год”.

Офицер считает, что если проблему вертолетов российская армия как-нибудь сможет решить, то с дефицитом квалифицированных пилотов справиться будет куда сложнее. Подготовка такого пилота, как сбежавший в Вильнюс офицер, занимает пять лет и дорого обходится российскому бюджету: “Штурмовую пехоту они могут набрать, но вот летчиков найти… – рассуждает он. – Скорее всего, они будут, как “вагнера”, делать. Будут искать “стариков”, которые уже отслужили, и их заманивать деньгами”.

Планов на будущее офицер пока не строит, но служить в какой-либо армии больше не хочет, а планирует “построить новую жизнь, выучиться на кого-то”. Он понимает, что процесс его легализации в Европейском союзе не будет простым, но рассуждает по этому поводу так: “Как бы выбора особого не было. Либо идти на войну, против которой я выступаю, и делать то, что противно моей совести, либо садиться в тюрьму, либо здесь уже пытаться что-то сделать. Я думаю, лучше здесь попробовать. Даже если что-то пойдет не так, то это всяко лучше, чем продолжать находиться в России под угрозой”.

 

(Оновлено 16:00)

РБК-Украина

Анастасия Рокитна

“Расстреляли, изнасиловали и затопили”. Как Херсон страдает от наводнения после подрыва ГЭС

Херсон уже четвертый день заливает водой после подрыва оккупантами Каховской ГЭС. Тысячи людей стали заложниками своих домов в ходе экологической катастрофы. Тем временем, РФ продолжает обстреливать земли и места эвакуации населения. О водной катастрофе и спасательных операциях – ниже в репортаже РБК-Украина.

Без еды человек может прожить больше месяца, а без воды – несколько суток. Большая часть живого организма состоит из воды. Она как жизненно необходима, так и наоборот. Совершив жестокое преступление – подрыв Каховской ГЭС, – за чем последовало затопление тысяч человеческих домов, Россия силой воды устроила экоцид в южных регионах страны.

Во время полномасштабной войны украинские реки не раз помогали нашему войску останавливать российские атаки. Водные объекты становились преградой для наступления армии противника. Казалось, даже природа за нас. Но на этот раз вода нанесла сокрушительный удар.

Десятки тысяч людей и животных очутились в заложниках водной катастрофы. Сегодня мы едем по Херсону, который, едва придя в себя после девяти месяцев оккупации, столкнулся с новым испытанием – потопом.

Дорога прокладывается маршрутами разбомбленных домов и содранными билбордами. Пока РФ держала город под своим контролем, на них были пророссийские лозунги о дружбе двух стран. Сегодня россияне “по-дружески” затопили южные регионы Украины.

Около 40 тысяч человек нуждаются в эвакуации из населенных пунктов, которые были затоплены в результате подрыва российскими оккупантами дамбы Каховской гидроэлектростанции, сообщила заместитель генерального прокурора Украины Виктория Литвинова.

“На подконтрольной Украине территории в эвакуации нуждаются более 17 тысяч человек, украинские власти уже приступили к эвакуации. Кроме того, на неподконтрольной Украине территории нуждаются в эвакуации около 25 тысяч наших людей, о которых совсем не думают так называемые оккупационные “власти”, – сказала Литвинова.

Глава херсонской областной военной администрации Александр Прокудин добавил, что под водой находится 600 квадратных километров Херсонской области, из них 32% – правобережье и 68% – левый берег.

Эвакуируют людей из правобережных сел Николаевка, Ольговка, Львово, Тягинка, Понятовка, Ивановка, Токаревка, Приднепровское, Садовое.

Въезжая в Херсон, мы видим людей, которые вроде живут обычной жизнью. Магазины и кофейни открыты, кто-то отдыхает с бутылкой пива, кто-то идет с пакетом после рабочего дня. “Сухая” часть города ничем не отличается от “допотопного времени”. Только на дорогах стало больше автобусов и прицепов с лодками, которые направляются на эвакуацию.

Двигаясь за ними, мы выехали на возвышенность города и увидели, как целые районы легли под воду. Здесь встречаем женщину с маленькой дочерью. Эмма вместе с маленькой Евой была все дни российской оккупации в Херсоне. Теперь, говорит она, нужно пережить этот потоп.

“Многие вернулись сюда, уже в украинский Херсон, но они никогда не поймут то, что мы здесь переживали. Рядом с нами была пыточная оккупантов. Когда проходила возле нее, постоянно слышала крики людей. Они издевались над украинцами: и кипятком обливали, и ногти срывали. Я никогда не забуду запах жареных тел”, – вспоминает наша собеседница.

По ее словам, россияне, когда бежали из города, собирали тела своих солдат, обкладывали шинами и просто жгли. Значительно легче стало, когда в город вошли украинские силы. “Мы думали, что уже можно выдохнуть. Но теперь этот потоп. Мы теперь между собой говорим так: расстреляли, изнасиловали, а теперь еще и затопили”, – рассказала женщина.

О подрыве Каховской ГЭС она прочитала в новостях. А уже к утру вода начала подходить к их городу. Ее дочь – маленькая Ева – выглядит как обычная девочка, которая смотрит на жизнь еще через призму смеха и беззаботности. Но так только кажется. Эмма говорит, что маленькая уже все понимает: знает, где “выходы” снарядов, где – “приходы”. Знает, что россияне – это оккупанты, которые пришли на нашу землю. И боится, что в их дом снова придут “черные дяди с оружием”, а теперь и новый страх – что “дойдут тонны воды”.

А вода все прибывает. Особенно страдает микрорайон Корабел, где уровень воды поднялся уже на три метра. Там работают команды спасателей и добровольцев, которые как муравьи приехали из разных уголков Украины, чтобы помочь. Здесь спасли и пенсионерку Клавдию Плахотнюк. Ее эвакуировали в больницу еще в первые часы после подрыва ГЭС.

“Я на первом этаже многоэтажки живу. Соседи говорили, что надо выезжать, так мы и не ждали, когда придет вода. Как возвращаться назад, не знаю. Там все погнило от воды, испортилось, поэтому не скоро можно будет возвращаться. Пока буду здесь жить”, – рассказала женщина изданию.

Часть людей, эвакуированных из затопленных территорий, разместили в этой больнице. За первый день обратились 136 человек. Около 10 – поехали дальше, остальные пока остаются здесь. По словам врачей, они нуждаются в основном в психологической помощи. Большинство – пожилые люди, с хроническими заболеваниями.

Среди них и 85-летняя Прасковья вместе с дочерью. Вода уже активно прибывала, когда к ним приехала эвакуация, и они были вынуждены покинуть свой дом.

“Паника была, не знала, что делать. Когда мы проснулись утром, вода была уже по косточки ног. И прибывала, прибывала. За 15 минут, пока мы собирались, вода добралась до колен. Хватали все, что было перед глазами. Куры у нас остались, утонули наверно”, – поделилась она.

Кроме людей от действий РФ страдают и животные. Они тоже попали под водный удар российских сил. Не понимая, что происходит, сотни домашних и диких животных убегают от притока экологической катастрофы. Многие из них не смогли спастись, оставшись в закрытых клетках того же зоопарка “Казкова диброва” в Новой Каховке. Выживших пытаются найти и вырвать из объятий воды.

Сегодня в рядах спасателей стоят не только работники Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, но и военные и обычные гражданские. Бойцы пытаются помочь на левом берегу Днепра, который считается оккупированным. Там условия очень сложные, учитывая, что россияне не позволяют помогать пострадавшим и продолжаются обстрелы.

“Они стреляют именно по эвакуации. Оккупанты сами не спасают людей, и не дают это делать украинской стороне. Люди, которых оттуда удалось вытащить, говорили, что население там просто плавает в воде. Куча погибших… Это ужасно”, – рассказала одна из пострадавших из-за паводка.

Усилились вражеские обстрелы и по самому Херсону и другим городам области. Вчера во время эвакуации под вражеские снаряды чуть не попал главный раввин Украины Моше Асман, который с гуманитарной миссией приехал в пострадавший регион и вместе с волонтерами помогал эвакуировать местных.

Чтобы помочь украинцам, спасатели проводят специальные операции, в ходе одной из них удалось спасти семью возле оккупированных Олешек. Сначала военные сбросили из коптера бутылку воды для женщины и ее двух детей, находившихся на крыше дома. А потом на лодках добрались к семье и вытащили их из этой ловушки. Теперь они уже в Херсоне.

Мальчик, увидев своего спасителя в мультикамовской форме, сразу побежал к нему с объятиями. Так украинские военные защищают свое население не только на поле боя, пока российская армия создает экологические катастрофы на территории страны, в которую приходит со словами о “спасении”.

Хуже ситуация на оккупированных землях. Как сообщил Генштаб, российские военные выгоняют владельцев двухэтажных домов в Голой Пристани и обустраивают на их крышах огневые позиции. И если россияне раньше обстреливали больше левый берег, когда там появлялись украинские спасательные силы, то сегодня произошел удар по правому – именно в центр эвакуации.

Спасенные от воды местные столкнулись с ударом вражеского снаряда. На вечер четверга было известно об одной жертве и 18 пострадавших. Россия не ценит жизнь людей, как чужих, так и своих, отправляя их пачками на смерть.

Несмотря на эти испытания, украинцы продолжают спасательные работы. Страна объединилась в новом испытании, направляя все возможные силы в помощь пострадавшим от взрыва ГЭС. Пока Россия с криком о “спасении братской страны” устроила вторую после Чернобыля экологическую катастрофу в Украине.

(Оновлено 15:00)

Анатолий Несмиян

В Воронеже беспилотник попал в многоквартирный дом. Предварительно – пострадали три человека.

Воронеж, на минуточку – это более 200 км от границы. В целом, можно констатировать, что безопасность в стране режим способен обеспечивать исключительно для себя. Да и то лишь от собственного народа. Населению опция безопасности выключена окончательно.

Если такое выражение – если между войной и позором вы выбираете позор, то вы получите и позор, и войну. Перефразируя, можно сказать – если вам власть предлагает отказаться от свободы в обмен на безопасность, то в итоге у вас не будет ни свободы, ни безопасности.

Режим Путина блестяще подтверждает это: создав в стране диктатуру, режим отобрал у людей все без исключения права, включая и право на жизнь. Однако безопасности больше не стало. Наоборот – она исчезла тоже. Вас могут в любой момент схватить на улице, вас могут ограбить, искалечить или убить герои СВО, вас может убить прилетевший беспилотник. Режим при этом проявляет абсолютное равнодушие и безразличие. Свои задачи по удержанию власти он выполняет, остальное ему совершенно неинтересно.

 

(Оновлено 14:00)

Тимоти Снайдер

Политика возвращается в Россию

Путин вторгся, утверждая, что Украины не существует; на самом деле, вызов, который Украина поставила перед его системой, заключалась в том, что она была слишком насыщена политикой, все более характерной для поколений, принимавших разнообразие и выбор как само собой разумеющееся.

Украина никогда не представляла угрозы для России в обычном смысле этого слова, но для диктатора, зависящего от отсутствия политики, она была невыносимым соседом.

Напав на Украину, Путин добился того, что Украина оказалась вовлеченной в российскую политику гораздо глубже, чем это могло быть в любом другом случае. Именно потому, что Украина сопротивлялась, она стала неизбежной темой в России. Российские пропагандисты вынуждены настаивать на том, что Украины, несмотря ни на что, не существует; чем громче они это делают, тем очевиднее, что они одержимы своей соседкой.

Российская пропаганда об Украине была направлена ​​на геноцид с самого начала войны, но растущая интенсивность истребительной риторики отражает неудовлетворенное желание создать мир, в котором только Путин имеет значение, в котором нет других действующих лиц и реальной политики.

Украинское сопротивление также изменило политику ненасильственной российской оппозиции. Если бы Путин легко выиграл эту войну, некоторым российским либералам (я использую этот термин широко) было бы трудно критиковать ее, как им было тяжело занять четкую позицию по поводу последнего вторжения в Украину. Империализм был (и остается) проблемой русского либерализма.

Победа Украины дискредитирует режим Путина так, как российские оппозиционеры никогда не смогли бы сделать сами. Благодаря украинскому сопротивлению, у них может появиться шанс получить власть и направить Россию другим путем. Прояснение их позиции может послужить им хорошей службой в будущем. Либеральные империалисты всегда проигрывают нелиберальным империалистам; либералы, вышедшие за пределы империализма, могут обвинить в войне Путина и попытаться проложить новый курс.

Украина борется с Россией с помощью тех россиян, у которых есть под рукой. Тот факт, что эти люди действительно россияне, создает проблему для российской пропаганды. Принадлежность к ультраправым также проблематична для Москвы. Россия утверждала, что ей нужно было вторгнуться в Украину для борьбы с нацистами; теперь русские нацисты совершают набеги на Россию из Украины.

Это непростая ситуация для российских пропагандистов, и они не очень хорошо в ней ориентируются. В основном они предпочитают изображать россиян как украинцев, исходя из логики, что признание возможности проникновения украинцев в Россию – меньшее зло, чем признание существования вооруженной российской оппозиции.

Война в Украине перезапустила российскую политику: не обязательно так, как было бы приятно наблюдать, но согласно динамике, которую трудно остановить.

Украинское сопротивление проявило слабые стороны путинской попытки остановить политику. Отрицание того, что Украина была реальной страной, создало ситуацию, при которой Украина стала слишком реальной внутри России.

 

(Оновлено 13:00)

Грани.ру

Константин Атоев

Две России против Украины

Сегодня (8 июня – прим.ред. Oko.сn.ua) на фоне услышанного на брюссельской встрече российской оппозиции и заявлений некоторых ее представителей о причинах прорыва дамбы Каховской ГЭС (“дамба могла от небрежения рухнуть”, “естественные причины”) возникает вопрос – с кем же в действительно борется российская оппозиция, каковы ее истинные цели. Что заставило некоторых ее представителей очертя голову приняться доказывать, что дамба просто “устала”, что у Путина не было злого умысла – одни словом, “не виноватая я”.

В свое время большой головной болью Сталина были попытки немецкого генералитета устранить Гитлера, нахождение которого на вершине властной пирамиды было гарантией для СССР, что сепаратные переговоры с Германией вестись не будут. Гитлер был таким олицетворением зла, что на это не решился бы ни один западный лидер. Поэтому и советские спецслужбы воздерживались от покушений на него. Так и с Путиным. Сейчас он такая одиозная личность, уголовный преступник, разыскиваемый криминальным судом в Гааге, что договоренности Запада с ним стали невозможны. Иное дело, если место Путина займет кто-то иной, не отягощенный конфликтами с Западом, например, Ходорковский или Навальный. РФ выведет войска из Украины, выплатит репарации, осудит путинский режим, ЕС и США отменят санкции, начнется business as usual, украинские олигархи вздохнут с облегчением, восстановят старые коррупционные связи с Россией. Снова начнется оттепель в отношениях России с Западом. Репарации России растянутся на десятилетия (напомним, что Германия перестала платить репарации лишь в начале XXI столетия).

С течением времени фокус внимания западных политиков будет переключен на проблему распада России. Чтобы не допустить появления нескольких новых ядерных государств, Запад снова будет на многое закрывать глаза. Снова начнутся финансовые вливания в Россию, тем более что многие западные компании понесли большие убытки от санкций и будут оказывать давление на свои правительства с целью их прекращения. И Запад может пойти на это, чтобы не усугублять критического состояния России. При выборе между восстановлением Украины и России может возникнуть соблазн вложения капиталов в менее пострадавшую инфраструктуру РФ, что обещает более высокие прибыли. А открытие доступа к освоению ресурсов России для западных компаний, совместные проекты в Арктике могут поставить крест на притоке западного капитала в Украину.

Все эти сценарии настолько очевидны, что не надо быть семи пядей во лбу, чтобы этого не осознавать. Отсюда все эти неоднозначные, с украинской точки зрения, высказывания оппозиционных россиян, и спасибо Шендеровичу, Рогову, Шульман, Волкову, благодаря заявлениям которых высветилась реальная картина того, чего на самом деле хочет русская оппозиция, как бы она ни мимикрировала, какие бы обличья ни принимала – националистические, либеральные, миссионерские, культурно-просветительские.

На самом деле с Украиной ведут две войны. Путинская Россия прошлого ведет горячую войну на полях сражений. Релокантная Россия будущего ведет с Украиной войну в сражениях информационных. Ее лидеры глубокомысленно изрекают максимы типа “вернуться к границам 1991 года” (избегая произносить слово “Крым”), “выплата репараций”. Как всегда, дьявол кроется в деталях. Планктон пожиже в лице многочисленных европейских релокантов поражает нас, на первый взгляд, своей неадекватностью. Мы обвиняем их в отсутствии эмпатии, солидарности, игнорировании трагедии людей, пострадавших от российской агрессии. Они лицемерно отвечают, что тоже борются с Путиным и не следует их критиковать, отталкивать “друзей”. Но на самом деле у них выверенная, согласованная, целенаправленная позиция. Уже сейчас, не будучи у власти, они смотрят на Украину как на главного конкурента в борьбе за западные “планы Маршалла”, за свое место в глобальном мире после снятия с России санкций. Поэтому многие из них почти дословно повторяют нарративы Кремля.

Так прошлое и будущее России слились в единое целое в противостоянии Украине. И главное для них – переключить фокус внимания Запада с агрессии РФ, с проблемы разрушения Украины на проблемы снятия санкций с России, виз для россиян, русской культуры. Поэтому им так важно представить Украину в негативном свете. Все они только и ждут, чтоб въехать в Россию на Буцефале украинской “частичной победы”, чтобы, по выражению Шендеровича, махнуть потом рукой Украине на крутом повороте истории, процитировав при этом стихи И. Бродского. Поэтому они так воротят нос от россиян, ведущих вооруженную борьбу с режимом Путина, так боятся переформатирования РФ, образования новых государств – ведь все это может, по их мнению, снизить инвестиционную привлекательность их страны.

Так что у них все просчитано, взвешено, но будем надеяться, что не все учтено. А Украине нужна такая победа, которая не только обеспечивала бы ее безопасность в будущем, но и позволяла на протяжении длительного времени быть более притягательным объектом для западных инвестиций, чем Россия. Первое возможно только в том случае, если падение России будет достаточно глубоким: чем сильнее она сожмет пружину неразрешимых противоречий с цивилизованным миром, тем сильнее будет эффект от распрямления этой пружины. Поскольку эскалация и Путин – близнецы-братья, понятно, что чем дольше Путин задержится в Кремле, тем более радикальными будут перемены в России после его ухода. А второе зависит от того, сможет ли Украина побороть свои старые болячки в виде коррупции. Тогда после вступления в НАТО Украине будет все равно, как будут звать будущего руководителя России.

 

(Оновлено 12:00)

Грани.ру

Дмитрий Галко

Функциональное расстройство

Накануне разрушения плотины Каховской ГЭС, 4 июня, Маргарита Симоньян выступила с капитуляционным предложением. По крайней мере, именно так оно было воспринято в турбопатриотических кругах. Описав перспективы интенсификации ударов по территории России и возможного вторжения на них украинской армии, Симоньян заявила, что в итоге придется воевать с Западом, а ей “очень хотелось бы, чтобы до этого не дошло”. Поэтому она предлагает “остаться там, где все стоят” и “провести референдумы на спорных территориях”. При этом Симоньян сослалась на министра обороны Индонезии Прабово Субианто – дескать, вот же, “чудесный план”. Представленный Субианто план состоит из трех пунктов: прекращение огня на текущих позициях; создание демилитаризованной зоны шириной 30 км под контролем ооновских миротворцев; референдум под эгидой ООН на оккупированных территориях Украины. Симоньян допустила, что на “спорных территориях” могут не захотеть в Россию – ну и пусть, зачем они нам тогда такие. И выразила мнение, что “президенту они тоже не нужны”.

Как бы ни прибеднялась сама Симоньян, говоря о своем месте в российской политической системе, она важный элемент тела власти, “коллективного Путина”. Для того чтобы считать ее высказывание личным мнением, расходящимся с “линией партии”, нужно возражение вышестоящего лица или нескольких равновеликих. На таком уровне возражений не последовало. Возмущенно шумело придонье патриотической пирамиды. Самым высокопоставленным критиком оказался коммунист Сергей Обухов, депутат Госдумы, зампред не самого влиятельного комитета. Он назвал заявление Симоньян “ударом под дых патриотической России”. Обухов также предположил, что оно было сделано “по просьбе из высоких кабинетов” или определенной части элит, которую депутат назвал “партией капитуляции”. Отметив при этом, что ранее Симоньян принадлежала как раз к противоположному крылу.

Известный специалист по России Сэм Грин предлагает не принимать заявление Симоньян за чистую монету. По его мнению, хотя оно может отражать взгляды части российского истеблишмента, даже большей его части, о позиции самого Кремля оно ничего не говорит. И преследует цель скорее сбить с толку Запад, создавая впечатление готовности договариваться, дать неопределенные надежды российским элитам и обществу, а также прощупать почву, чтобы лучше понять, в каком виде скармливать им Z-меню.

Можно было бы согласиться, но это далеко не первое “пораженческое” заявление. В том же духе не раз высказывался Евгений Пригожин, казалось бы, само воплощение “партии войны”. Недавно он добавил, что Россия “понесет серьезные территориальные потери” в результате наступления ВСУ и что “общество в недоумении”: зачем было признавать эти земли российскими, если вы их не в состоянии удержать? Константин Затулин, матерый представитель старой гвардии имперских ястребов, неожиданно заявил, что побед нет и не предвидится. К слову, он еще в ноябре прошлого года назвал территории Запорожской и Херсонской областей, на бумаге включенные в состав России, “спорными”.

Никто из этих трех фигур не похож на представителей “партии мира”, и было бы странно считать их таковыми. Я бы назвал их фракцией “осторожных ястребов”. Которые понимают, что всю вот эту добычу им не унести – можно самим головы не сносить, поэтому предлагают часть ее оставить. Тайминг и положение дел на фронте говорят о том, что они могут быть достаточно искренни и прямолинейны.

В то же время, если Затулин уверяет, что смена режима в Украине, как и ее нейтральный статус – недостижимые цели, то секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев продолжает талдычить: “Вашингтон и Лондон создали киевский нацистский режим, который необходимо сменить, придав на практике Украине статус нейтрального государства”. Об этом Патрушев заявил 7 июня на встрече с госсекретарем Совбеза Беларуси Александром Вольфовичем.

Тело российской власти становится все более явно неоднородным, а ее сознание – расщепленным. В одном месте у него сдают нервы и дрожат поджилки, включается инстинкт самосохранения, тогда как в другом все еще кипит дурная кровь и ударяет в голову моча. Усиление такого положения рано или поздно должно привести к его полной дисфункциональности. Скорость этого процесса напрямую зависит от успехов украинской армии на поле боя и готовности Запада к “эскалации”, то есть адекватной реакции на серьезность вызова.

Признаки дисфункциональности продолжают проявляться и на низовом уровне в армейской среде. Подполковник Роман Винивитин, которого ранее вагнеровцы взяли в плен после перестрелки с его бригадой, рассказал о подвигах пригожинских наемников: грабежах, похищениях военнослужащих регулярных войск, применении к ним пыток, обмене похищенных на боеприпасы, а также о случае изнасилования неназванного бойца, покончившего впоследствии жизнь самоубийством.

Дисфункциональность в ситуации гуманитарной катастрофы – разговор особый. На протяжении 6 июня с оккупированного левобережья поступали тревожные сведения о затопленных под самые крыши домах, плавающих трупах стариков и о том, что захватчики препятствуют эвакуации жителей. При этом гауляйтер Херсонщины Владимир Сальдо на фоне прибывающей воды заверял, что жизнь продолжается, ничего экстраординарного не случилось, а ВС РФ так и вовсе оказались в шоколаде. Хотя с мест поступали сообщения о потерях живой силы, затоплении полевых складов с боеприпасами и провизией, потерях бронетанковой и автомобильной техники. Только к вечеру 6 июня Путин разродился поручением “организовать работу по помощи людям и ликвидации последствий затопления”.

Даже само освещение событий в украинских и российских медиа наглядно свидетельствовало о том, для кого эти территории “спорные”, а для кого – бесспорные. Украинцы по всей стране собирали помощь для пострадавших. Устремлялись в Херсон с лодками. Делились личными историями, связанными с регионом. Били тревогу из-за экологической ситуации (главными комментаторами стали именно экологи). Переживали по поводу брошенных на произвол судьбы людей в оккупированных Олешках, Голой Пристани, Новой Каховке. Радовались каждому спасенному. Не только человеку – котику, собачке, морской свинке. Делились фотографией старой овчарки, обхватившей лапами ногу своего спасителя. В российских не было ни тревоги из-за экологической катастрофы, ни вообще каких-либо человеческих реакций. Музей художницы Полины Райко? Зоопарк “Сказочная дубрава”? Не, не слышали. Все тот же бубнеж о “киевском режиме” и “западных кураторах”, конспирологическая жвачка, и все это вперемешку с иногда нескрываемым злорадством. Нет у них никакой связи с этой землей и с живущими на ней людьми. Все это для них совершенно чужое. Ничего и никого им здесь не жалко.

“Референдум” можно считать состоявшимся: валите отсюда к чертовой матери и не забудьте оплатить ущерб.

 

(Оновлено 11:00)

Eugene Platon

Контрнаступление ВСУ началось к югу от Запорожья

Активные бои на российско-украинском фронте идут уже с начала недели (в основном, на востоке, в Донецкой области), но развитие событий в четверг свидетельствует о том, что украинское наступление с главным ударом в районе Запорожья, по всей видимости, началось. Об этом сообщают западные СМИ со ссылкой на американских и украинских чиновников, а также на информацию с передовой.

О том, что главным направлением контрнаступления, похоже, является именно Запорожье, The New York Times в четверг сказал высокопоставленный представитель США.

Военные эксперты ранее неоднократно отмечали, что прорыв российской обороны позволит Украине выйти к Крыму и перерезать «сухопутный мост», по которому с полуострова снабжается российская группировка.

Военный обозреватель немецкой Bild Юлиан Рёпке подтверждает начало наступления ВСУ в Запорожской области. Его выводы основаны на анализе фото- и видеоматериалов с места боевых действий. По его данным, удар был нанесен из района Орехова на города Пологи, Токмак, Васильевку и Мелитополь.

«Могу подтвердить, что украинские танки Leopard 2A4 продвигаются в различных направлениях к югу от Орехова и встречают упорное сопротивление со стороны российских минных полей и артиллерии», – написал Рёпке в твиттере.

Украинская армия наносит сильные удары на юго-востоке страны, сообщили The Washington Post Magazine четыре человека в ВСУ. Их проводят специальные штурмовые подразделения с использованием западной техники, применяющие тактику НАТО, которой они обучались при подготовке к наступлению.

Два украинских чиновника, в том числе человек, близкий к президенту Владимиру Зеленскому, подтвердили ABC News, что активная фаза контрнаступления началась. Судя по многочисленным сообщениям, поступающим в последние часы, упорные бои идут к югу от города Запорожье. Хорошо подготовленные украинские части в последние дни подтянулись к линии фронта на стратегически важных направлениях, сообщает ABC News со ссылкой на американских чиновников.

ВСУ сконцентрировали на запорожском направлении большое количество немецких танков Leopard и американских БМП Bradley, это может свидетельствовать о том, что здесь разворачивается крупная наступательная операция, говорит Майкл Кофман, военный эксперт по России американского аналитического центра CNA.

“Рубайте их, хлопцы!”©

Крымский мост еще стоит?

Недолго осталось.

 

(Оновлено 10:00)

Главред

Юрий Богданов

Важное о контрнаступлении и информации

Контрнаступление – это большая цена. Потери неизбежны. В людях и технике. И победные фанфары – неуместны.

Украинское командование молчит о контрнаступлении. Те из медийщиков, кто владеет какой-то информацией – подают ее крайне завуалированно. И это – правильно, ибо:

  1. Контрнаступление – это очень сложно и ответственно. И это не будет “через 2-3 дня”. Поэтому нужно соблюдать информационную тишину для своих и информационно нагружать врага. Над этим работают специально обученные люди.
  1. Контрнаступление – это большая цена. Потери неизбежны. В людях и технике. И победные фанфары – неуместны. Праздновать победы нужно после того, как они получены. И с пониманием, какую цену за них заплачено.

Поэтому наберитесь терпения и ждите. Вам обо всем сообщат уполномоченные лица или люди, которые будут иметь проверенную информацию. Таких – немного. И это правильно.

Если вам от нехватки информации очень хочется пойти почитать российских “военкоров” (пропагандистов) и приобщиться к их ИПСО – это вам и нам всем не поможет, а исключительно навредит. Особенно если вы будете нести их дальше в массы. Потому что-повторюсь – все происходящее крайне непросто.

Все российские “военкоры” и эксперты, даже если они ноют, наши враги. И верить им нельзя.

Поэтому если вам очень хочется следить за контрнаступлением ОНЛАЙН и с реальным пониманием “что происходит” (исключительно на локальном участке фронта), есть единственный доступный способ – принимать в нем непосредственное участие.

Но если вы прямо сейчас побежите в ТЦК, на это контрнаступление вы уже не успеете. Поэтому если идея принимать непосредственное участие в контрнаступлении вас не вдохновляет – не нагружайте свою нервную систему и нервную систему других людей информационным шумом.

В свое время вы все узнаете.

 

(Оновлено 9:00)

Обозреватель

Татьяна Гайжевская

Климкин: Каховская ГЭС – ящик Пандоры. Для Кремля и мира пришло время истины

Подрыв плотины Каховской ГЭС и вызванная этим экологическая катастрофа целого региона Украины стал не просто очередной красной линией, которую пересек преступный путинский режим. Это новое измерение осознания для всего мира о том, что представляет собой современная Россия. Разрушение критической инфраструктуры – это то, что касается не только отдельной страны. Речь идет об угрозе существованию человечества как такового, это ящик Пандоры.

Примечательно, что за несколько лет до подрыва ГЭС страна-оккупант Россия поддержала резолюцию Совбеза ООН о защите критической инфраструктуры, а сегодня вопреки международному гуманитарному праву не допускает к пострадавшим от подтопления оккупированным районам левобережья Днепра международные миссии, в частности, Красный Крест. Даже Китай, традиционно придерживающийся нейтральной позиции, не готов “съесть” подобные преступления путинского режима. Сейчас перед Украиной стоят две неотложные задачи: объяснить незападному миру, на какую глобальную опасность указывает этот теракт, и добиваться того, чтобы международные структуры помогли людям на оккупированных территориях. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин.

– В контексте помощи пострадавшим в результате подрыва дамбы Каховской ГЭС президент Украины Владимир Зеленский заявил: “Сейчас нужна четкая и быстрая реакция мира на происходящее”. Конечно, здесь он имел в виду в большей степени гуманитарное измерение. Но почему мы не видим такой четкой и быстрой реакции в дипломатическом, политическом измерении?

– Я думаю, что реакция есть, и реакция достаточно мощная. К примеру, это слова Шольца о новом измерении. Это больше, чем дефиниция. Это действительно эмоционально, а не только политически. То, что мы слышим на Западе, тоже однозначно.

Что является неотложным вызовом – это объяснить незападным странам, что происходит. Что разрушение критической инфраструктуры – это не просто новая красная линия. Это именно то, о чем сказал Шольц – это новое измерение. Это то, что может достать каждого во время конфликтов. Это то, что касается не только образа жизни, но и вообще нашего существования. И что это ящик Пандоры.

С незападным миром нам нужно очень плотно и активно поработать, чтобы показать ему именно это новое измерение.

Когда у нас было председательствование в Совбезе, мы протолкнули резолюцию по защите критической инфраструктуры (резолюция была принята в феврале 2017 года. – Ред.). Тогда даже Россия это съела. И теперь она нарушила именно то, против чего тогда не возражала. Поэтому даже на площадке ООН мы должны всем говорить: смотрите, если мы не найдем пути, надежные способы, как защитить критическую инфраструктуру, то ящик Пандоры открыт. Будут разрушаться газопроводы, нефтепроводы, транспортные и другие коммуникации. И тогда жизнь фундаментально изменится.

По-моему, это вызов номер один для нас в последующие дни и недели.

Второй момент – именно тот, о котором говорил Владимир Зеленский. Это то, что нам нужно, чтобы международные структуры сделали хотя бы что-нибудь для помощи людям на оккупированных территориях. Даже в Сирии они имели на порядок больший доступ. Я помню цифру, о которой мне говорил тогдашний руководитель Красного Креста, – у них был доступ почти к 90% территорий, и только 10% им не давали. А у нас вообще ничего не дают. Это фундаментально противоречит всем принципам международного гуманитарного права.

Я думаю, мы должны объяснить не только Западу – с этим у нас как раз все нормально, а не Западу, что сейчас начинает разрушаться не только международное право, но и основа международного гуманитарного права.

Кстати, в протоколах к Женевской конвенции написано прямым текстом о невозможности разрушения критической инфраструктуры. На самом деле все есть и все согласовано.

Итак, есть два вызова – не Запад и международные организации. И там, и там пока ситуация достаточно сложная, поскольку в незападном мире настроения меняются, но не так быстро, как нам хотелось бы. А ООН остается такой же импотентной, какой всегда и была.

– Возможно, говоря о позиции незападного мира, вы имели в виду, в частности, реакцию Китая на подрыв дамбы Каховской ГЭС?

– Кстати, реакция Китая и тот факт, что они среагировали не раз, что официальная позиция была очень сбалансирована, очень знаковая. Они специально дали своему представителю в ООН это сказать, и он однозначно осудил разрушения в Каховке. Правда, он не обвинял Россию, но сам факт осуждения и то, что китайцы это сказали, свидетельствует о том, что они не готовы съесть такие вещи. Для них критическая инфраструктура, конечно, очень важна.

– Как вы считаете, мог ли подрыв дамбы Каховской ГЭС стать определенным моментом истины для всего мирового сообщества? Возможно, оно осознало, что дело не в так называемом провоцировании России и Путина, а в том, что эту страну возглавляет безумный человек, способный абсолютно на все, в частности, и на подрыв Запорожской АЭС, и на то, чтобы поставить весь мир перед очередной ядерной угрозой?

– Это не момент истины. Я бы назвал это временем истины. Я говорю со многими незападными политиками и экспертами. Они ощущают смену настроений на Западе, они ощущают смену настроений у себя и отчетливо видят, что компромисс ради компромисса – это уже не вариант.

Они видят, что пойти по пути деэскалации ради деэскалации, чтобы потом снова взорвалось, – этого никто не хочет. И даже китайцы четко говорят: мы должны смотреть, как должно выглядеть устойчивое решение. Это при том, что китайцы, конечно, не заинтересованы в победе ни Запада, ни Путина. И это значит, что в последние несколько месяцев есть время истины – это изменение настроений. Оно происходит в поставках вооружений, оно чувствуется в том, что компромисс ради компромисса – это уже не опция. В этом смысле вы совершенно правы.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка российской наступательной кампании, 8 июня 2023 г.

Ключевые выводы

  • Украина провела контрнаступательные операции с разным исходом как минимум на трех участках фронта в рамках более широких контрнаступательных действий, которые разворачиваются с воскресенья, 4 июня.

  • В ночь с 7 на 8 июня украинские силы провели ограниченную, но все же значительную атаку в западной части Запорожской области. Российские силы, по-видимому, защищались от этой атаки доктринально обоснованным образом и, как сообщается, по состоянию на 8 июня вернули свои исходные позиции.

  • Министерство обороны (МО) России отреагировало на украинскую атаку с нехарактерной степенью слаженности и похвалило подразделения Южного военного округа за отражение атаки и восстановление утраченных позиций.

  • Российские источники предоставили объяснения заявленным успехам России во время атак 8 июня, высоко оценив эффективное использование российскими войсками систем радиоэлектронной борьбы (РЭБ), поддержки с воздуха и противопехотных мин против украинских сил.

  • Российские силы, похоже, выполнили свою официальную тактическую оборонительную доктрину в ответ на украинские атаки к юго-западу от Орехова.

  • Украинские атаки в западной части Запорожья 8 июня не отражают всех возможностей Украины в нынешнем контрнаступлении.

  • Кроме того, следует отметить, что российские войска Южного военного округа, дислоцированные в этом конкретном районе, скорее всего, будут более качественной группировкой, чем Россия в других частях театра военных действий, и их оборонительные характеристики вряд ли будут отражать оборонительные возможности российских группировок в других местах на театре военных действий.

  • Российские силы и оккупационные власти продолжают усугублять гуманитарные последствия наводнения в результате прорыва плотины Каховской ГЭС.

  • Сообщается, что президент России Владимир Путин перенес свою ежегодную пресс-конференцию с июня 2023 года на ноябрь или декабрь 2023 года.

  • Российские войска продолжали наносить ограниченные наземные удары по линии Купянск — Святово и в районе Кременной.

  • Украинские силы добились ограниченных успехов в районе Бахмута, а российские войска провели ограниченные наземные атаки вдоль линии Авдеевка-Донецк.

  • Украинские силы продолжали наносить ограниченные наземные удары по административной границе между Донецкой и Запорожской областями.

  • Минобороны России продолжает позиционировать себя как твердая власть над оборонно-промышленной базой (ОПБ), подчеркивая свою способность доставлять на фронт новую технику.

  • Сообщается, что российские оккупационные власти прибегают к карательным мерам против гражданского населения на оккупированной Украине в связи с уменьшением влияния российских оккупационных властей на гражданское население.

 

(Оновлено 7:00)

RFI

Юлия Хижняк

Разрушена дамба и затоплены земли: зачем россияне взорвали Каховскую ГЭС?

Россияне взорвали дамбу Каховской гидроэлектростанции в ночь на 6 июня. Взрыв был такой силы, что снес половину из 28 водосливных прогонов постройки. Все, что устояло, через несколько часов залила вода. Она хлынула из водоема площадью более двух тысяч квадратных километров и постепенно затопила прибрежные территории вместе с десятками населенных пунктов по оба берега Днепра.

Тысячи людей потеряли дом, множество животных погибли в днепровских водах. Экологи уже хватаются за головы и предсказывают ужасные последствия устроенного россиянами террористического акта на десятилетия вперед. Зачем это Москве? Военные эксперты и аналитики считают, что таким образом россияне попытались задержать широко анонсированное украинское контрнаступление.

«Они решили, что сейчас таким образом они смогут остановить контрнаступление украинских сил. Они настолько устали ждать, с какого направления оно произойдет (контрнаступление. — Ред.), что любая активность Сил обороны, в том числе и усиление контрбатарейной работы, привели к тому, что у них не выдержали нервы и они пытаются увеличить площадь водной поверхности. чтобы украинские силы обороны не прибегли к форсированию»,

— отметила в эфире программы Свобода.Утро спикер Сил обороны юга Украины Наталья Гуменюк.

Сработало?

Если бы речь шла, скажем, о 1940-х годах, возможно, план россиян действительно бы сработал. Тогда методы войны были совсем другие, и солдаты, которые в деревянных лодках на веслах, форсируют реку под огнем противника, вполне могли бы быть. С тех пор многое изменилось. По крайней мере, для всех, кроме России. Москва до сих пор не гнушается повторять опыт Второй мировой, например с печально известными «мясными штурмами».

Как считает украинский военный журналист, полковник ВСУ и бывший пресс-секретарь Генштаба украинских Вооруженных сил Владислав Селезнев, украинское контрнаступление достаточно тщательно спланировано, чтобы учесть возможность подрыва ГЭС.

«Я абсолютно уверен в том, что украинская армия избрала наиболее рациональный вариант. Где-то в конце февраля – начале марта проходили командно-штабные учения украинского штаба с их американскими визави в Германии на одной из военных баз. Происходило компьютерное моделирование будущего украинского контрнаступления. Думаю, что все эти процессы были проработаны и был выбран наиболее приемлемый вариант, который, во-первых, создаст предпосылки для наименьших потерь среди украинской армии и, во-вторых, приведет к серьезным потерям в армии российской»,

— считает Владислав Селезнев.

К тому же, говорит он, вряд ли украинское военное командование вообще рассматривало вариант форсирования Днепра на Херсонщине.

«Форсировать Днепр в его нижнем течении, в Херсонской области, — чрезвычайно сложная задача. Оно нуждается в очень больших ресурсах, специфических ресурсах.   И я не уверен, что у украинской армии есть эти ресурсы. Поэтому смогли россияне таким образом путем подрыва плотины в районе Новой Каховки замедлить или вообще прекратить наше контрнаступление именно на территории Херсонской области? Я так не думаю, потому что есть серьезные причины в этом сомневаться»,

— говорит аналитик.

Кроме того, отмечает Селезнев, могут быть и другие причины разрушения Каховской дамбы. К примеру, не следует отвергать банальное головотяпство. Мол, не подумали, не рассчитали, что-то пошло не так.

«Я думаю, что логика действий российских окупантов могла быть следующей. Для того чтобы заставить украинские силы обороны покинуть ряд островков, которые находятся в дельте Днепра. Они считаются серой зоной, там постоянно происходят вооруженные столкновения между украинскими “волкулаками” и российскими спецназовцами. И случившееся произошло лишь потому, что россияне не рассчитали свои возможности. Они планировали взорвать лишь часть дамбы, чтобы увеличить уровень воды, например, на полтора – два метра. А вышло, что подрыв спровоцировал более серьезное разрушение. Уничтожена была де-факто вся плотина, и вся вода, хранившаяся в Каховском водохранилище, двинулась вниз»,

  – считает экс-спикер Генерального штаба ВСУ.

Анекдоты о алчных русских прапорщиках и истории о солдатах-срочниках, которые до приезда генералов красят траву в зеленый, на постсоветском пространстве закрепились как портрет армии РФ. Дескать, все в этой структуре делается абы как. Так что и результаты всегда соответствующие. Отчасти это действительно так и есть, поэтому нельзя исключать предыдущую версию, замечает Владислав Селезнев. Но это отнюдь не повод недооценивать противника. Мощности у россиян хватает, а командование разбирается в стратегии и тактике. Это неоднократно озвучивал и главнокомандующий украинской армией Валерий Залужный.

Поэтому подрыв каховской дамбы вполне может быть одним из шагов какого-нибудь долгосрочного плана. К примеру, таким образом россияне могут прикрывать свое отступление на дальние рубежи. В частности, те, которые обустроили в районах вблизи границы Херсонщины и Крыма.

«Такой вариант вполне вероятен. Для того чтобы именно под прикрытием Днепра отойти на другие рубежи и позиции. Потому что россияне сейчас очень чувствуют боевую работу украинской артиллерии, чувствуют боевую работу украинских штурмовиков, а также ракеты класса “Storm Shadow”, которые работают по вражеским объектам. При очень мощной системе противовоздушной обороны у россиян, тем не менее попадают в те объекты, которые россияне скрывают и охраняют. Диспозицию российских войск мы увидим, думаю, на этой неделе. Возможно, под маркой эвакуации населения, находящегося в зоне риска затопления, они и сами уходят. То же мы видели во время их побега из Херсона и с севера Херсонской области»,

– считает Владислав Селезнев.

Утопили своих же

Какая бы ни была конечная цель, но промежуточных результатов авторы взрыва на Каховской ГЭС уже достигли. Левый берег Днепра значительно ниже правого, поэтому основная масса воды из хранилища в первую очередь ринулась именно туда. Да. Прямо на позиции самих же россиян.Военные эксперты отмечают, что первая линия их укреплений затоплена полностью, а кое-где задело еще и вторую и третью. Причем, по сообщениям разных источников, от так называемых российских военкоров до иностранных экспертов, которые ссылаются на разведданные, личный состав с многих позиций отвести россияне не позаботились.

«Дело в том, что россияне понимают, что уши и глаза украинской разведки на территории юга Херсонской области есть. И работают они очень активно. Есть и телефонные перехваты, и радиоперехваты, и агентурная информация, и деятельность украинских шпионов, имеющих возможность общаться с представителями оккупационных властей. Поэтому вполне вероятно, что для того, чтобы максимально избежать огласки о преступных действиях по подрыву плотины Новой Каховки, россияне не информировали широкую общественность. Даже тех должностных лиц, которые причастны к оккупационным властям российских войск на юге Херсонской области»,

  — предполагает военный эксперт.

А то, что так утопили часть собственных воинов, разве важно? Не зря в РФ популярны поговорки о том, что цель оправдывает средства, а при рубке леса – щепки летят. Кто эти щепки считать будет в стране с многомиллионным мобилизационным ресурсом.

«Что абсолютно не учитывают российские оккупанты, так это так называемые сопутствующие потери. Они наносят ракетные и бомбовые удары по территории Украины, несмотря на гибель мирных жителей нашей страны. Они сейчас активно бомбят и разносят артиллерией территорию Шебекинского района, пытаясь поразить бойцов РДК, а фактически разрушая дома российских граждан. Они также разнесли пятьсот домов на территории Грайворонского района Белгородской области. То есть, им безразличны сопутствующие потери, им безразлично, им будет важнее выполнить задание. А какой ценой реализация этой задачи произойдет, им не важно»,

— отмечает Владислав Селезнев.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Прошел один год и сто четыре дня войны. Западные СМИ и российские военкоры пишут о начале наступления ВСУ на, по меньшей мере, трех направлениях: в районе города Орехов (Запорожская область), в районе села Новодонецкое (Донецкая область) и в районе Бахмута. Живописуют детали, из которых следует, что наступление идет плохо и ВСУ потеряли много живой силы и техники.

Карты ISW тоже не радуют и ни по одному направлению не показывают какого-то продвижения ВСУ по сравнению со вчерашним днем. Агентство Reuter обратилось за комментариями о наступлении напрямую в Генштаб ВСУ. Генштаб им ответил, что ему ничего неизвестно о каком-то наступлении украинской армии. И что когда оно начнется об этом немедленно узнают потому, что это будет заметно всем.

Но россияне не унимаются и сегодня целый день рассказывают страсти-мордасти про разбитые Леопарды, уничтоженые IRISы и тысячи убитых украинских солдат. Как с утра сам Шойгу сменил Конашенкова в амплуа трубадура российских побед, бодро рассказал о незадавшемся украинском наступлении и 30 подбитых танках, так потом вся банда российских военкоров и изгалялась весь день на эту тему.

Можно, конечно, делать вид, что никаких выводов на основании рассказов Шойгу и Ко сделать невозможно. Но западные журналисты, тем не менее, как-то это делают и говорят, что да, ВСУ действительно предпринимают попытки наступать. В результате они потеряли много людей и техники, но это нормально для первых дней такой операции. И что мы сейчас наблюдаем только начало крупномасштабного наступления,  и главные силы украинского резерва пока еще не задействованы.

Что ж, будем надеяются, что ВСУ все-таки нащупают слабину в российских позициях, туда ударят и прорвут, таки, фронт с тем, чтобы выйти на берег Азовского моря, прервать для россиян сухопутный коридор в Крым и блокировать на юге Украины большую группировку российских войск.

Пока же ситуация тревожная и оптимизма не добавляющая. Но мы уже столько раз становились жертвами российского бахвальства, что все их бравурные репортажи из окопов уже не вызывают той реакции, на которую они рассчитаны. Впрочем, россияне, скорее всего, им верят и ложатся спать довольными: мы расколошматили бандеровцев, так им и надо! Знай наших!

Сегодня Зеленский лично посетил пострадавшие от наводнения районы Херсонской области и, кроме этого, провел совещание с руководством сухопутных войск Украины генералами Сырским, Тарнавским и Комаренко. Как написал сам Зеленский: “Важная встреча”. Надеюсь, что скоро мы узнаем о чем они там совещались. И результаты этой встречи выльются в успешное наступление ВСУ.

Очередное дно пробили российские пропагандисты. В программе у Попова и Скабеевой некий профессор ВШЭ Евгений Бужинский заявил буквально следующее:

-Ну раз уж дело дошло до разрушения гидроэлектростанций, может стоит присмотреться к началу этого каскада: к Киевской ГЭС, а? Там прекрасное водохранилище, чуть-чуть повыше Киева, там четыре, по-моему, кубических километра воды… Я бы подумал над этим…

Ошалевший Попов его спросил:

-А мы чего этим добьемся?

И тут профессор сказал то, что я от него с нетерпением ждал:

-А просто показать!

Немая сцена…

Как сказал бы профессор Преображенский: “Я так и знал!” И я так и знал! Все дело в том, что этот Евгений Бужинский такой же профессор, как я – балерина. Он генерал-лейтенант в отставке и кандидат военных наук. Всю жизнь проработал в Генштабе МО РФ.

Кто знает как тяжело получить место профессора в ВШЭ, и сколько настоящих докторов настоящих наук не имеют там профессорской ставки, тот легко догадается каким образом кандидат военных наук стал там профессором. И кто его туда пропихнул. И зачем.

Этот профессор кислых щей – это новый Шариков. Он не способен анализировать на шаг вперед. Это ж надо додуматься: а давайте взорвем Киевскую ГЭС и обрушим на три с лишним миллиона киевлян четыре квадратных километра воды! Чтобы просто показать!

Что – показать? Свою дурость показать? Показать, что ты – тупое животное? Это показать? Уровень аргументации – достоин даже не шимпанзе, а крокодила, у которого мозг меньше спичечной головки. А че они обстреливают Шебекино? А давайте убьем миллион людей! Или два… Чтобы просто показать…

И вот это насекомое много лет сидело в Генштабе и дослужилось до генерал-лейтенанта. Что оно там делало? Какие интеллектуальные задачи решает этот “Мозг армии”, если его возглавляет алкоголик Герасимов с лицом орангутанга и вот этот генерал-профессор Бужинский, которому не дают покоя лавры Гиммлера? У меня просто нет слов. Особенно после вчерашних откровений Патрушева про мужской, женский и средний род в английском языке и путинского черчения…

И да, это я еще не анализирую высеры Димона Медведева. Он сегодня уже угрожал Европе ударами гиперзвуковых ракет… А вчера призывал российскую армию перейти в наступление и разбить, наконец, ВСУ: сколько уже можно с ними нянчиться!

Понимаете? Они живут в другом мире. В этом мире у них есть право убить миллионы людей. Причем они совершенно уверены в том, что им за это не придется отвечать. Они уверены, что могут безнаказанно стрелять по Европе гиперзвуковыми ракетами и никакого ответа не последует.

Они уверены, что их армия в состоянии вдруг раз – и перейти в наступление, разбить к чертям собачьим ВСУ и выйти на польскую границу. И они даже не задумываются: а почему она уже почти полтора года все никак не может это сделать? Это интеллектуальное усилие уже за гранью их возможностей.

Они уверены в том, что они говорят умные и дельные вещи. Как уверена некая сумасшедшая бабушка в том, что шапочка из фольги защищает ее мозг от проникновения туда инопланетян. Вот как ей объяснить, что она не права? Никак… То же самое и с этими бужинскими, медведевыми и патрушевыми.

После всего перечисленного какие могут быть сомнения в том, что наше дело правое? Поэтому враг будет разбит, а победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Метки:

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 9 June: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий