Часть 1: “Чернобыль: время Героев”

Международный День памяти о чернобыльской катастрофе

 

О чернобыльской катастрофе написано столько книг, газетных статей и интернет публикаций, снято такое количество документальных фильмов и телесюжетов, что, казалось бы, сказать что-то новое решительно невозможно.

Но тут самое время озвучить тонкий вопрос: а перешло ли это количество в качество? Извлекли ли мы из аварии на 4-м блоке ЧАЭС правильные выводы или уроки Чернобыля таки не пошли современникам впрок?

 

Авария на ЧАЭС: эпическая трагедия, героическая драма

или уныло-позорная шняга, умножающая наши печали?

 На самом деле это был не вопрос, а готовый ответ в лице моих субъективных оценок разных этапов одного и того же процесса.

в ночь с 25 на 26 апреля на 4-м блоке ЧАЭС произошла эпическая трагедия. Причем, особо стоит отметить, что произошла отнюдь не “сама по себе”, а, так сказать, по нашей собственной инициативе. Про всяк выпадок поясню, что автор имеет ввиду не простых обывателей, а говорит об очевидной вине представителей профессиональной среды: физиков-ядерщиков и конструкторов РБМК, эксплуатационного персонала ЧАЭС и доблестной советской командно-административной системы.

Причем здесь же отмечу, что нынешняя система управления вовсе не лучше “совковой”, а еще хуже. Причем гораздо. С чем я нас всех и “поздравляю”…

этап ликвидации последствий аварии на 4-м блоке в моих глазах выглядит героической драмой и эпическим подвигом, который цивилизованное человечество будет славить в веках. А любые попытки оспорить очевидность этого подвига — являются и в дальнейшем будут являться ничем иным, как досужими происками туповатых невежд и воинствующих ебланов.

— и, наконец, нынешний этап в истории Чернобыльской АЭС лично я оцениваю не иначе, как уныло-позорную шнягу, умножающую наши печали.

 

Примечание:

Если кого-то коробит яканье автора, поясню, что это просто акцентирует внимание читателей на субъективности тезисов, озвученных автором. Все мною сказанное, является не более, чем моим частным мнением, которое вовсе не претендует на истину в последней инстанции и с которым вовсе не обязательно соглашаться. Скорее наоборот – буду исключительно благодарен всем желающим за попытки поставить его под сомнение и аргументировано оспорить.

Автор вовсе не считает себя крутым профессионалом в области ядерной физики и атомной энергетики, но и вряд ли у кого получится назвать дилетантом человека, начавшего свою трудовую деятельность в 1983 году в Припятском ЮТЭМ на монтаже оборудования в турбинном зале 4-го блока,  после аварии отработавшего на каждом из трех блоков ЧАЭС, а ныне работающего в цехе эксплуатации объекта “Укрытие”.

 

О разнице между виной косвенной и прямой

 Когда коллеги обижаются на мои слова о  вине персонала ЧАЭС в аварии 1986 года, то  предлагаю уйти от эмоций по “защите чести мундира” и сразу перейти к рассмотрению объективных фактов.

А факт заключается в том, что к 1986 году в СССР эксплуатировалось 14 блоков с реакторами РБМК: 4 блока в Украине на Чернобыльской АЭС и 10 блоков в Российской федерации (4 блока РБМК на Ленинградской АЭС,  4 блока на Курской АЭС и 2 блока на Смоленской АЭС).

И если из 14 блоков РБМК взорвался почему-то только один, а всем остальным – хоть бы хны, то причина взрыва, видимо, всё-таки в совершенно конкретных действиях эксплуатационного персонала, которые и привели к взрыву…

И этим персоналом почему отказался коллектив ЧАЭС, а не ленинградцы, смоляне или куряне. Не так ли?

***

Любая новая технология по своей сути является венчурной — то бишь, образно говоря, свежей тропой с повышенными рисками для пионеров, следующих по ней.

Это я к тому, что, во-первых, те граждане, которые в вину советскому прошлому ставят сам факт строительства атомных станций в Украине – невежественны шо питекантропы. Потому что, если любые потенциальные риски от внедрения новых технологий считать неприемлемыми, то мы до сих пор жили бы при лучине и подтирались бы лопухами…

Во-вторых,  сам по себе тот факт, что взрыв реактора произошел именно на ЧАЭС, а не какой-то из трех иных атомных станциях с реакторами РБМК – не значит ровным счетом ничего. Потому как любое изменение конструкции, внедрение нового оборудования и отступление от обычного порядка действий – является экспериментальным, и, следовательно, рискованным. И, как ни странно это прозвучит, но жизнь конкретного человека вовсе не является зоной недопустимого риска на пути прогресса.

Если кто-то из противников атомной энергетики считает иначе, то мне странно – почему я не вижу ни одной массовой демонстрации с требованием запретить на хрен гонки “Формулы-1”?

Те же ТЭЦ наносят экологии куда как более весомый вред, чем АЭС, а от автомобилей погибло больше народа, чем от ядерных бомбардировок. Но нет! – закрытия ТЭЦ и возвращения к нашим, так сказать, лошадиным истокам – почему-то никто не требует. Не так ли?

***

В общем, каждый экспериментатор априори имеет право на ошибку. В том числе и персонал ЧАЭС, допустивший взрыв реактора 4-го блока. И именно в свете данного тезиса, приоритет ответственности за сам взрыв реактора автоматически переходит на конструкторов РБМК, потому как согласно проектным условиям и регламенту по эксплуатации блока сама вероятность взрыва реактора считалась нулевой.

Грубо говоря, если вы купили в магазине игрушку, а она взорвалась в руках ребенка, то формально в этом ваша собственная вина.  Ведь именно вы её покупали, а не кто-то другой. Но при этом вас никак нельзя обвинить в том, что ваша вина является прямой. А не придурков, которые эту игрушку выпустили и разрекламировали, как совершенно безопасную для детей…

***

Суммирая вышесказанное, акцентирую внимание читателей на том, что этап эпической трагедии продлился буквально мгновения, когда в 01:23:47 в субботу 26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС произошёл взрыв, который полностью разрушил реактор.

Здание энергоблока частично обрушилось, при этом погибли два человека — оператор ГЦН (главных циркуляционных насосов) Валерий Ходемчук (тело не найдено, завалено обломками двух 130-тонных барабан-сепараторов) и сотрудник пусконаладочного предприятия Владимир Шашенок (умер от перелома позвоночника и многочисленных ожогов в 6:00 в Припятской медсанчасти (МСЧ) №126, а десятки людей на промплощадке станции получили смертельные дозы облучения.

Косвенной причиной этой трагедии являлись ошибочные действия персонала, а прямой – недопустимая конструктивная ошибка рабочей схемы РБМК, включая аварийные системы защиты. Особый акцент сделаю на том, что взрыв произошел не на экспериментальном научно-исследовательском реакторе, а на промышленном экземпляре. Причем на блоке второй очереди ЧАЭС, который априори обязан был быть безопаснее, чем на первой очереди…

 

Второй этап: героическая драма

После этого, буквально с первых минут после взрыва, собственно, начался новый этап героической драмы, которой по своей сути являлась весь период ликвидации последствий аварии с 1986 по 1988 годы.

Как говорил Глеб Жеглов: “Правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать”. Так и эффективность государственного управления проявляется вовсе не масштабом проблем и имеющихся вызовов, а способностью их преодолевать.

Как профессионал, я оцениваю этот этап ахуительно впечатляющим. Причем, чем дальше по времени от нас этот этап, тем степень моего восхищения возрастает просто в геометрической степени.

Потому что всё, как известно, познается в сравнении. И то, что еще вчера казалось промедлением, сегодня выглядит скорее напрасной спешкой. Вот, скажем, эвакуация Припяти – это просто шедевр с точки зрения логистики, организации, масштабов и оперативности самой операции.

Всего за сутки (!) для эвакуации 48 тысяч припятчан (из них 17 тыс — дети!) на железнодорожной станции Янов были подготовлены два дизель-поезда на 1500 мест, 1225 автобусов, 360 грузовых автомобилей.

В семь утра Председатель Правительственной комиссии на узком совещании объявил, что принял решение об эвакуации во второй половине дня 27.04.1986 г. В два часа дня началась посадка в автобусы, а к половине пятого практически все население Припяти было уже вывезено из города…

***

Други мои, давайте таки отделять зерна от плевел. Можно сколько угодно стебаться над знойными “шедеврами” коммунистической пропаганды (обилие которой в Припяти меня просто бесило).

Кстати, размещу редко публикуемый снимок на котором обращу внимание читателей на плакат  “Мы говорим: НЕТ! ядерному безумию”. Который особо трогательно смотрится на проходной атомной станции, которая “засрала” радионуклидами пол Европы…

…Но давайте будем таки объективными – если бы авария произошла не во времена СССР, а сейчас, то был бы такой лютый пиZдец, что можно было бы сразу собирать чемоданы, чтобы эмигрировать куда-нибудь не ближе Австралии.

Здесь можно говорить долго и нудно, но сегодня я ограничусь буквально несколькими фактами:

1.

Авария произошла 26 апреля 1986 года. Уже 22 мая вышло постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 583, где был установлен срок в октябре ввести в эксплуатацию уцелевшие энергоблоки № 1 и 2 ЧАЭС.

В августе было произведено рассечение коммуникаций, общих для 3-го и разрушенного 4-го блока, и возведена бетонная разделительная стена в машинном зале.

8 сентября получено разрешение на начало физического пуска реактора первого энергоблока, после выполненных работ по модернизации и повышению систем безопасности АЭС с реакторами РБМК.

1 октября 1986 года запущен первый энергоблок и его подключение к сети. 5 ноября был произведен пуск энергоблока № 2.

2.

Срок сооружения временного защитного укрытия над разрушенным 4-м блоком ЧАЭС от начала работ до приемки “саркофага” в эксплуатацию занял всего 206 дней.

В середине мая 1986 года, Государственной комиссией было принято решение по долговременной консервации четвертого блока ЧАЭС с целью предотвращения выхода радионуклидов в окружающую среду и уменьшения влияния проникающей радиации на промышленной площадке ЧАЭС.

Учитывая чрезвычайно большую ответственность, которая возлагалась на это сооружение, проектировщиками было рассмотрено восемнадцать (!) вариантов проекта объекта «Укрытие». Окончательный вариант проекта объекта «Укрытие» был утвержден 20 августа 1986 года.

30 ноября 2016 года объект «Укрытие-2» был сдан в эксплуатацию подписанием Акта государственной приемочной комиссии  о приемке на техническое обслуживание законсервированного энергоблока №4 Чернобыльской АЭС.

 

3.

Наконец, решение о строительстве нового города для постоянного проживания работников Чернобыльской АЭС и членов их семей было принято 2 октября 1986 года.

В ноябре-декабре того же года было осуществлено проектирование (группа архитекторов под руководством Л. В. Вавакина), а в декабре началось строительство города силами восьми советских республик.

26 марта 1988 года выдан первый ордер на заселение квартир, хотя фактически первое заселение было уже в 1987 году.

***

Потери от аварии на ЧАЭС были просто ужасными: фактически был утрачен не один ядерный блок, а сразу три (с учетом почти построенных 5-го и 6-го блоков ЧАЭС), потеряны города Припять, Чернобыль, десятки сел. Тысячи единиц техники. И, что самое важное, жизни сотен и здоровье десятков тысяч людей…

Согласно справке советского Минфина от 16 июля 1991 года, затраты, связанные с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС за 1986-1990 годы, составили 12,6 млрд. руб. (в ценах 1986 г.).

В книге «Чернобыльская катастрофа» (1995 год), ученые Академии наук Украины попытались подсчитать весь ущерб от аварии на ЧАЭС. У них получилась цифра в 200 млрд руб. (в ценах на 1 января 1990 г.).

В январе 1990 года, на который ссылаются авторы, доллар официально стоил 61 копейку…

В общем, неслучайно буквально в первые дни ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в обиход ликвидаторов прочно вошло слова “война”.

Не побоюсь громких слов – это было время Героев.

***

Ну а о нынешнем этапе ходы событий и разнице между трагической ошибкой и хронической тупостью поговорим в заключительной части материала.

5 оценок, среднее: 5,00 из 55 оценок, среднее: 5,00 из 55 оценок, среднее: 5,00 из 55 оценок, среднее: 5,00 из 55 оценок, среднее: 5,00 из 5 (5 оценок, среднее: 5,00 из 5) Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

8 комментариев читателей статьи "Часть 1: “Чернобыль: время Героев”"


  1. Arkadiys
    26.04.2018
    в 18:51

    “Те же ТЭЦ наносят экологии куда как более весомый вред, чем АЭС, а от автомобилей погибло больше народа, чем от ядерных бомбардировок. Но нет! – закрытия ТЭЦ и возвращения к нашим, так сказать, лошадиным истокам – почему-то никто не требует. Не так ли?”

    Эпический бред сивой кобылы, достойный для публикации на ДД!
    Не вижу даже смысла возражать автору аттрактора.

    -2

    • Kozak Oko
      26.04.2018
      в 19:19

      К сведению особо умных:

      – на долю ТЭС приходится 47,7% общих выбросов вредных веществ в атмосферу в промышленности

      – по данным Pulitzer Center общее количество погибших на автомобильных дорогах мира достигло 1 млн 240 тысяч смертей в год.

      0

  2. Сливка
    26.04.2018
    в 20:18

    Меня всегда убивало то,как сказочные кретины Горбачёв с Щербицким до упора не хотели признавать факт катастрофы.Я помню,как мы с родителями были на даче и наш сосед часов в шесть сказал : “мне брат(а брат у него был секретарём райкома) сказал,что под Киевом авария страшная,говорят,электростанция накрылась”.
    То есть,уже в тот день в Полтавской области было известно об аварии всем,вплоть до руководителей районов.

    Кстати,у меня вопрос.Насколько соответствует истине информация,что ЧАЭС построена на каком-то разломе или стыке?

    0

  3. sheltded
    26.04.2018
    в 22:14

    Спасибо, Олег!

    0

  4. Arkadiys
    27.04.2018
    в 16:40

    “Специалист подобен флюсу, полнота его односторонняя” Козьма Прутков.

    0

  5. Nig
    03.05.2018
    в 23:45

    Є версія, що експеримент був не над реактором, а над операторами і він пройшов вдало… sad

    0

Добавить комментарий