BloggoDay 18 January: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 18 січня 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

Игорь Эйдман

Они облажались

Один из заметных идеологов российской партии войны Алексей Чадаев выболтал её главную военную тайну. Они понимают, что облажались.

«Короче, «хитрый план» предполагал одновременно с вводом войск что-то вроде госпереворота в Киеве. Собственно, в первую очередь именно поэтому «операция», а не война.

А дальше веер вариантов: (произошёл) либо масштабный «кидок» со стороны части участников с той стороны (пророссийских украинцев), либо они, скажем так, «переоценили свои силы». Либо — что тоже нельзя исключать — их играли «втёмную» те, кто с самого начала и делал ставку именно на это — сползание ситуации к полноценной войне, к которой Россия (они это прекрасно знали) не готова…

Эта группа (Медведчука) сделала лицо лошади из известного анекдота («ну не шмогла я»), и на время прикинулась ветошью, дав в свою очередь шанс качественно облажаться теперь уже и лампасам, рисовавшим стрелочки на картах».

Это уже не первое признание с российской стороны, что решение о вторжении было принято, исходя их заведомо неверной информации, большая война не планировалось, к ней были не готовы. Из этого следует только одно — вторжение было ошибкой.

Рациональные политики, поняв, что просчитались, обычно стремятся поскорее исправить ошибку. Но к Путину это не относится. Ошибку исправлять, то есть прекращать вторжение, он не собирается. У российской партии войны может быть только одна логика: «Да, мы облажались, начав вторжение, но назад не свернём, а будем со слабоумной отвагой переть по этому ошибочному пути до конца, до нашего конца».

Такое упорство в заблуждениях может привести их только к катастрофе.

Российская верхушка понимает, что с нападением на Украину облажались и спецслужбы, и политики, и военные, но, прежде всего, сам кремлёвский фюрер.

Однако Путин отступать не готов, для него проиграть войну значит потерять лицо, а затем и власть. У путинского окружения есть только один способ выскочить из колеи, ведущей к пропасти — убрать своего облажавшегося фюрера и договориться с Западом.

Путин осознает эту угрозу. Поэтому все его многочисленные в последнее время выступления напоминают сеансы Кашпировского. Он пытается успокоить «идущих на смерть», внушить им, что у них всё хорошо — и ракет больше всех и экономика держится. Об этом он и сегодня долдонил. Население может он и загипнотизирует. Но главная угроза его власти исходит от собственного окружения. Именно оно может устранить кремлёвского Сусанина, заведшего своих «ближних бояр» в смертельно опасное болото. Им уже давно пора кричать: «Куда ты завёл нас, проклятый старик?». Потом поздно будет.

 

(Оновлено 18:00)

Апостроф

Денис Захаров, Володимир Шевчук

Обезголовлене МВС: що трапилося у Броварах і чого чекати далі

Трагедія у Броварах викликала чимало запитань у експертів

Уранці в середу, 18 січня, у Броварах Київської області сталася жахлива трагедія: на дитячий садок впав гелікоптер, весь екіпаж якого загинув. Серед загиблих в авіакатастрофі виявилося керівництво міністерства внутрішніх справ — глава МВС Денис Монастирський, його перший заступник Євген Єнін та державний секретар МВС Юрій Лубкович. Також в результаті катастрофи загинули та поранені десятки людей, зокрема, багато дітей, які, ймовірно, перебували у цьому дитячому садку чи поблизу. Про те, як могла статися ця трагедія, а також про її політичні наслідки, читайте в матеріалі «Апострофа».

Вранці у середу керівництво Київської області, а згодом й інші офіційні особи повідомили, що у Броварах поряд з дитячим садочком впав гвинтокрил ДСНС. Однак згодом стало зрозуміло, що гелікоптер впав безпосередньо на дитячий садок, який і отримав найбільші пошкодження.

ДСНС оперативно оприлюднило склад екіпажу гвинтокрила – на борту знаходилися 6 осіб оперативної групи МВС, включаючи керівництво міністерства, а також 3 члени екіпажу ДСНС. Окрім того, у службі заявляють про 15 загиблих (раніше повідомлялося про 18), та поранених 25 осіб (15 дорослих та 10 дітей). Серед експертів відразу ж акцентували увагу на порушенні протоколу: керівництво державних органів не може їздити у відрядження, перебувати разом в одному службовому транспорті через загрозу «обезголовлення» того чи іншого міністерства чи відомства.

«Як правило, в один літак чи гелікоптер не саджають усіх керівників відомства. І це було помилкою. Тому що, коли йде війна, те що завдати удару можна одразу по групі керівників та обезголовити міністерство — це вже факт», — зазначив в ефірі Апостроф TV екс-голова Служби зовнішньої розвідки Микола Маломуж. Також він звернув увагу на складні погодні умови: виліт гелікоптера під час туману є ризиковим рішенням, а тому виникає питання відносно того, хто дав вказівку летіти.

Як стало відомо зі слів заступника голови Офісу президента Кирила Тимошенка, загиблий у Броварах міністр Денис Монастирський летів в одну з гарячих точок на сході країни. У свою чергу, спікер Повітряних сил Юрій Ігнат назвав модель повітряної машини, яка розбилась у Броварах. Йдеться про гелікоптер Super Puma, який Україна закупила у Франції, і яким користуються силові структури – прикордонники, МВС та Нацгвардія.

Ця модель, як зазначає журналіст Юрій Ніколов, є вертолітним «секонд-хендом». Справа в тому, що близько десяти років тому Норвегія замовила у Airbus кілька десятків гвинтокрилів EC225LP Super Puma для польотів на бурові установки у Північне море для транспортування працівників. Але 29 квітня 2016 року один із гелікоптерів, що обслуговував потреби нафтової компанії Statoil, зазнав аварії, в результаті якої загинуло 13 осіб. Аналогічний борт зазнав катастрофи в Броварах. Після катастрофи норвежці відмовились закуповувати ці гвинтокрили. Паралельно такі самі вертольоти замовляла Польща, але коли дізналась про рішення норвежців – теж швиденько відмовилась від них.

«Тодішній міністр внутрішніх справ Арсен Аваков не дав Airbus залишитись зі збитками з партією непроданих та відмовних вертольотів ненадійної моделі і викупив їх для потреб МВС та ДСНС. В угоді прописали, що 34 вертольоти мають бути новими, а 21 – вживаними 2007-2012 років випуску зі ступенем зносу 50%. Вживані були саме ті, які літали в Норвегії», — додає Ніколов.

Утім, причини катастрофи досі не оприлюднені і поки що йдеться лише про припущення.

«Причини трагедії встановлюються слідчими. Чи це була диверсія, несправність техніки чи порушення правил безпеки польотів, ми скоро дізнаємося», — каже радник МВС Антон Геращенко. Президент Володимир Зеленський вже доручив розслідувати обставини катастрофи Службі безпеки у взаємодії з Національною поліцією України та іншими уповноваженими органами.

Тим часом у Росії вже почали активно розкручувати версію про «диверсію проти найманців західних спецслужб» та вдалу ліквідацію частини українського політичного керівництва. Утім, на думку експертів, це банальна спроба кремлівської пропаганди максимально посилити панічні настрої в Україні, скориставшись вдалим приводом. Політичний аналітик (а у минулому — дипломований фахівець з проектування літальних апаратів, який чимало років пропрацював інженером-конструктором в конструкторському бюро «Південне» ім. М. К. Янгеля) Олександр Кочетков стверджує, що за низкою ознак, які він не озвучує (щоб не заважати слідству) видно, що найбільш імовірна причина трагедії пов’язана саме з технічним моментом.

«Імовірність теракту чи іншого злочинного наміру тут майже нульова. Тут не варто шукати «руку ФСБ». У РФ все крутиться навколо однієї персони (тобто Путіна), і російське керівництво, їхнє командування проектує аналогічну ситуацію на нас. Ліквідація міністра (нехай і керівника МВС, роль якого є суттєвою) не дає їм жодних вигод», — каже Кочетков «Апострофу».

Він додає: ще безглуздіше вважати, що Монастирський та його колеги могли стати жертвами розборок усередині української влади, про що також говорять у стані ворога.

«Зазвичай в Україні намагаються усувати конкурентів політично, фінансово чи юридично, але не фізично, тому що нікому зайві скелети в шафах не потрібні. Зрозуміло, чому гелікоптер летів так низько. Російські С-400 від лінії фронту «дістають» до цілей, що відносно високо летять над Києвом», — зазначає експерт.

Якою б не була причина катастрофи, першим, що зараз має цікавити найвище керівництво держави – є професійне та максимально прозоре розслідування. Все має контролюватись на рівні президента, який вже дав відповідні вказівки, каже «Апострофу» екс-співробітник СБУ та експерт Українського інституту майбутнього Іван Ступак.

«Якщо були якісь помилки чи прорахунки, то про це треба чесно та відверто сказати. Наприклад, якщо це була технічна помилка та недбалість, то відкрито визнати факт недоліку. Якщо це була диверсія росіян, то також повідомити. Найбільшою помилкою стане приховування справжніх причин. У такому разі у суспільства можуть виникнути закономірні питання щодо безпеки перших осіб та політичної стабільності. Адже росіян може цікавити усунення перших осіб, керівників важливих відомств саме для того, щоб спровокувати збій в управлінській вертикалі та виграти час для реалізації певної тактичної схеми. Ми маємо справу з підлим ворогом, який не гребує будь-якими засобами», — стверджує експерт.

А тим часом у МВС визначаються, хто тимчасово виконуватиме обов’язки міністра. Вірогідно, це буде один із заступників Монастирського, як заявив голова комітету Верховної Ради України з питань правоохоронної діяльності Сергій Іонушас. Хто ж обійматиме цю посаду без приставки «в.о.» поки що невідомо. Так, у кулуарах називають прізвище згаданого голови комітету, якого раніше вже «сватали» в генпрокурори і міністри внутрішніх справ. Нового міністра оберуть після узгодження відповідної кандидатури профільним комітетом та голосування нардепів, і статися це може вже сьогодні.

 

Апостроф

Світлана Гудкова

Багато факторів вказують на одну версію катастрофи у Броварах, та є ще дві – генерал Маломуж

Виникає багато питань до того, хто дозволив політ у важких погодних умовах

У середу, 18 січня, у місті Бровари Київської області впав гелікоптер, на борту якого перебувало вище керівництво МВС. У катастрофі загинули голова МВС Денис Монастирський, його перший заступник Євген Єнін та держсекретар МВС Юрій Лубкович. Всього, за даними Нацполіції, загинули 16 людей, серед них троє дітей. У лікарні потрапили 30 людей, серед яких 12 дітей. Що могло стати причиною катастрофи та як загибель голови МВС вплине на функціонування відомства — в ефірі Апостроф TV пояснив колишній голова Служби зовнішньої розвідки, генерал армії України МИКОЛА МАЛОМУЖ.

– Які версії трагедії ви розглядаєте?

– Це вперше в історії України трапляється така надзвичайна ситуація, коли керівництво МВС загинуло. Це трагедія потребує особливої уваги, тому що в даній ситуації може бути і підготовка терористичного акту. З іншого боку – це може бути технічна несправність гелікоптера. І третя складова – погодні умови. Це першочергові версії, я думаю, що будуть додаткові ще, але ці основні. І основний акцент в період війни має бути саме на роботі диверсійно-розвідувальних груп ворога.

Я думаю, що експерти проведуть необхідні слідчі дії найближчим часом, висновки мають надати спеціалісти, провести дослідження гелікоптеру та маршрутних карт. Є цілий комплекс питань, який підлягає терміновому дослідженню. Якщо це були диверсанти, то необхідно, щоб СБУ негайно провели дії по їх виявленню. Якщо цього факту немає, то потрібна кропітка, професійна експертна робота. Але досліджувати необхідно і з боку можливості терористичної загрози, і з боку ймовірного непрофесійного використання в таких складних метеорологічних умовах гелікоптера, на борту якого перебувало вище керівництво МВС.

Я наголошую, що, як правило, в один літак чи гелікоптер не саджають усіх керівників відомства. І це також було помилкою. Тому що, коли йде війна, те що завдати удару можна одразу по групі керівників та обезголовити міністерство — це вже факт.

– Це дійсно могла бути диверсія?

– Цю версію я назвав в першу чергу тому, що сьогодні йде війна, є диверсійно-розвідувальні групи ворога, робота яких може бути націлена на вище керівництво держави та силових структур. Як раз ця версія має бути відпрацьована дуже оперативно. Тому що якщо це сталося, необхідно терміново затримувати диверсантів, які можуть перебувати на території України.

Але треба розглядати й інші версії, тому що багато факторів вказують на погодні умови, міг бути суб’єктивний фактор та технічні неполадки.

– Наскільки загрозливо для України залишитися під час війни без міністра внутрішніх справ та хто його має замінити?

– Чи послабить це керівництво МВС? На короткий період певною мірою так. Але сьогодні і в МВС, і в ЗСУ, і у Нацгвардії, яка координується МВС, відпрацьована модель, що командуючі, керівники відповідних департаментів, відомств, або військових формувань мають надзвичайно потужний формат автономії. Як правило, вони діють в координації з іншими службами, але діють ефективно у складі тих, або інших підрозділів. Наприклад, командувач Нацгвардії продовжує виконувати свої функції, координує усі питання з Міноборони, СБУ та іншими органами. Навіть, якщо він має доповідати голові МВС, в даний момент це не послабить позиції Нацгвардії. Але управлінський формат, моральний формат, певною мірою технологічний та організаційний на декілька діб буде послаблений.

Але є відпрацьовані елементи заміни, у перші дні агресії були відпрацьовані паралельний уряд, командування та інше. Швидко будуть знайдені елементи заміни керівництва МВС і міністерство функціонуватиме ефективно.

 

(Оновлено 17:00)

Новая газета. Европа

Юрий Федоров, специально для «Новой газеты. Европа»

Не сдался этот Бахмут

Почему кровавые бои за Соледар и Бахмут, вероятнее всего, станут только началом изнурительной, затяжной и безрезультатной для России зимней кампании

Декабрь 2022 — январь 2023 года стали прелюдией для зимней кампании в Украине: под Новый год ВСУ с помощью ракетных систем HIMARS уничтожили «пункт временной дислокации» российских войск в Макеевке, убив, по разным данным, до 200 солдат и офицеров противника, в Донбассе все еще идут ожесточенные бои за Бахмут и Соледар, и как итог — мы видим перестановки в командовании Объединенной группировки войск «СВО». Контрапунктом этой прелюдии стали события на бахмутском фронте. Военный аналитик Юрий Федоров по просьбе «Новой газеты Европа» разобрался, какие сценарии сегодня могут развиваться на донецком фронте, и как это повлияет на состояние противоборствующих сторон.

Зачем кидаться на Бахмут

Битва за Бахмут началась еще в августе прошлого года. Взятие именно его играло и играет особую роль в российских планах. Это единственное место на почти 70-километровом участке фронта между Горловкой на юге и Белогоровкой на севере, где сходятся три стратегических шоссе. Первое ведет на север к Северску; второе — на юго-запад к Константиновке и далее к Краматорску; третье — на северо-запад к Славянску. В случае прорыва украинской обороны в районе Бахмута летом 2022 года изюмская и лиманская группировки ВС РФ двинулись бы навстречу наступающим в северным направлении российским войскам, встретились бы с ними в районе Краматорска или Славянска и окружили бы части ВСУ, действующие к востоку от линии Лиман-Бахмут или даже Изюм-Краматорск-Бахмут.

Получились бы классические клещи, которые генералы любят рисовать на картах. Вооруженные силы Украины оказались бы в весьма неприятном положении. Тогда и сейчас захват этого города рассматривается Москвой как первый этап разгрома украинских войск на северо-востоке Донецкой области. Это должно было положить начало достижению стратегической цели, поставленной Путиным: оккупации всей территории Донецкой области.

Но в результате успешного наступления ВСУ на востоке в сентябре-октябре положение дел радикально изменилось. Российские изюмская и лиманская группировки оказались обескровлены, а значит угрозы окружения войск ВСУ на востоке Донецкой области больше не существовало. Даже если украинские войска оставят Бахмут, российским силам придется с тяжелыми боями и без очевидной надежды на успех двигаться к хорошо укрепленным Константиновке, Краматорску или Славянску.

За Бахмутом уже построена новая линия обороны, отмечает польский военный эксперт Конрад Музыка. Местность там еще сложнее для атак россиян — несколько высоких холмов.

«Даже если город падет, украинцы отступят к следующей линии обороны, заставляя Россию бороться за еще один километр земли», — пишет Музыка. Российские войска должны будут в очередной раз пытаться брать штурмом города, не играющие важной стратегической роли, неся очень тяжелые потери. Но, несмотря на поражение в Харьковской области, российское политическое и военное руководство продолжает ожесточенные попытки прорвать оборону ВСУ в районе Бахмута. По украинским данным, между ним и Соледаром на протяжении примерно 12 километров в декабре 2022 года было сосредоточено около 40 российских батальонно-тактических групп (БТГр) общей численностью от 30 до 40 тысяч человек, главным образом, наемников из так называемой «группы Вагнера», а также из частей ВДВ, дислоцированные в этом районе после вывода с правобережного плацдарма в Херсонской области.

Речка Бахмутка

Штурм Соледара — попытка Москвы выйти из тупика, в котором российская армия оказалась под Бахмутом. К началу января 2023 года российскому командованию, как можно предположить, стало ясно, что несмотря на колоссальные усилия взять этот город не удается, по крайней мере, в обозримое время, а потери превышают все мыслимые уровни. ВСУ оказывают упорное жесткое сопротивление. Особенности городской застройки и рельеф местности благоприятствуют обороняющимся. В частности, город разделен рекой Бахмутка (иногда — Бахмутовка), перейти которую с более или менее тяжелой техникой очень непросто.

Наконец, лобовой штурм хорошо укрепленного города требует крупного, в несколько раз, превосходства наступающих по численности личного состава, вооружениям и боеприпасам. Создать такое превосходство российская сторона не смогла.

Есть и еще одно обстоятельство: в конце декабря в российском командовании поняли, что шедшие в первых линиях атакующих бывшие заключенные, завербованные в «Группу Вагнера», не могут решить поставленные задачи. В бой в массовом порядке приходится бросать crème de la crème российской армии — подразделения профессиональных наемников-вагнеровцев с боевым опытом и переброшенных им на помощь десантников. А потери, которые они несут, восполнить за счет поспешной мобилизации невозможно. Подготовка солдат элитных войск длится не менее года.

Начиная штурм Соледара, Москва рассчитывала захватить его за несколько дней, перерезать шоссе Т-0513, связывающее Бахмут с Северском, и, двигаясь с севера, взять Бахмут в оперативное окружение. В середине января элитные российские войска (как подготовленные «вагнеровцы», так и подразделения ВДВ) с тяжёлыми боями и потерями смогли занять жилые кварталы, застроенные в основном частными домами, и начали движение в промышленную зону.

К 16 января им удалось вытеснить ВСУ из города, но не перерезать шоссе Т-0513, чтобы двинуться к Бахмуту. Жестокие бои продолжаются между окраинами Соледара и этим шоссе, вдоль которого выстроена линия обороны.

Полоса неудач Путина

Исходя из оперативных данных возникают вопросы, почему российское командование так маниакально бросает крупные силы на штурм Бахмута и Соледара и насколько вообще велика стратегическая ценность этих городов.

Соледар рассматривается как ключевой пункт, взятие которого позволяет подойти к Бахмуту с северо-востока, а также перерезать дорогу Т-0513, что, как могут полагать в Москве, сорвет снабжение украинских войск в этом районе. Причем идея о лишении ВСУ снабжения не имеет ничего общего с реальностью. В Бахмуте ВСУ снабжаются по шоссе М-03, связывающем этот город со Славянском, а Северск — по той же трассе Т-0513, которая, дойдя до него, поворачивает на северо-запад к освобожденному в октябре прошлого года Лиману. Для того, чтобы создать угрозу Бахмуту со стороны Соледара, российским войскам необходимо прорвать украинскую оборонительную линию, оседлать дорогу Т-0513, взять штурмом хорошо укрепленную Красную гору. Когда это может произойти, произойдет ли вообще и какими потерями будет сопровождаться — предсказать невозможно.

Сегодня для Москвы главную роль играют соображения не военного, а политического характера. Для Путина важна пусть минимальная, даже иллюзорная победа на поле боя. Ему просто необходимо прервать полосу неудач, начавшуюся в сентябре прошлого года. Без этого трудно, может быть, вообще невозможно добиться от правящей элиты одобрения продолжения войны в Украине, ничего хорошего этой элите не сулящей. У Пригожина, чья «группа Вагнера» штурмует Бахмут и Соледар, свои расчеты. Его политическая стратегия строится на формуле Гая Юлия Цезаря «пришел, увидел, победил». Но если победить не получится, он окончательно перестанет быть нужным Кремлю, и тогда оскорбленные генералы смогут свести с ним счеты.

Военному командованию также необходима победа, позволяющая заткнуть рот радикалам, обвиняющим его в провале блицкрига, сдаче Харьковской области, Херсона и всех прочих неудачах.

Гораздо более сложной и умной представляется стратегия Украины. Сосредоточение усилий Москвы на оккупации Донецкой области, как главной стратегической цели войны, отвлекает российские силы и резервы от других направлений. В боях под Бахмутом, Соледаром и в других ключевых районах Донецкого фронта ВСУ перемалывают путинскую армию. Если украинские войска оставят Бахмут, противник застрянет под Константиновкой, Краматорском и Славянском, и вместо одного Бахмута получит три или четыре. Такова нелинейная логика войны, в которой локальное поражение может обернуться победой гораздо большего масштаба.

Утверждение о том, что исход войны в Украине решается в Запорожской области, стало общим местом. Много сказано и написано о том, как ВСУ прорываются к Мелитополю; перерезают железнодорожную систему Донецк-Волноваха-Верхний Токмак-Мелитополь и далее на запад в Херсонскую область; выходят к Чонгару и Бердянску. После этого перспективы завершить войну с ничейным результатом сведутся к нулю. Поражение России окажется неизбежным. Чем глубже российские войска увязают в Донецкой области, тем более реалистичным выглядит такой сценарий.

Впрочем, обсуждаются и другие сценарии. Например, российское командование попытается сосредоточить ударную группировку где-нибудь на юге, бросить ее на Запорожье, затем, если повезет, на Днепр. Насколько он реалистичен, судить трудно. Стоит заметить, что в Украине готовятся несколько резервных армейских корпусов. В частности, в Днепропетровской области воссоздан 10-й армейский корпус, формируются новые корпуса в Полтавской области и в Западной Украине, которые оснащаются западным вооружением и обучаются по стандартам НАТО. Так что зимняя (а точнее — зимне-весенняя) кампания в Украине может оказаться решающей.

(Оновлено 15:00)

Крым.Реалии

Рубрика «Мнение», специально для Крым.Реалии

Виталий Портников: Россия. Свобода от свободы

Президент России Владимир Путин предложил Государственной Думе денонсировать международные договоры Совета Европы, из которого его страна была исключена еще в марте 2022 года, после нападения на Украину. Теперь из российских законов, вероятно, исчезнут требования об их соответствии международным обязательствам России в сфере прав человека.

Примечательно, что Владимир Путин предлагает российским парламентариям денонсировать эти законы задним числом, с 16 марта 2022 года. Режим российского президента больше не стеснен даже рамками приличия. И это при том, что после 2014 года, когда были приняты решения об аннексии Крыма и нападении на Донбасс, а в ответ Россия получила санкции Совета Европы, ее представители постоянно шантажировали руководителей организации, что их страна выйдет из Совета Европы и перестанет придерживаться норм международного законодательства.

В результате после нападения России на Украину Совету Европы пришлось спешно отказываться от диалога со страной-агрессором

Надо признать, что этот шантаж тогда вполне успешно сработал. Не просто были отменены санкции. Были изменены сами правила работы в Совете Европы и ПАСЕ, чтобы исключить возможность применения санкций к государствам-членам и сохранить поле для «диалога». В результате после нападения России на Украину Совету Европы пришлось спешно отказываться от диалога со страной-агрессором, а российским руководителям – с видимым облегчением отказываться от тех самых международных норм, денонсацией которых они годами пугали европейских парламентариев.

И я еще не забыл эту постоянную аргументацию многих европейских законодателей и экспертов: как вы можете требовать сохранения санкций! Ведь в результате Россия выйдет из Совета Европы, а ее граждане лишатся последней возможности – доступа к международному правосудию! И это при том, что Россия уже изменила Конституцию, заявила о превалировали внутреннего законодательства над международным и систематически не выполняла решений Европейского суда по правам человека.

Сейчас, на фоне этого указа Путина, стоит еще раз сказать о непонимании западными политиками сущности российского подхода к политике.

Россия сама уходит из любой структуры, членство в которой угрожает ускоренному строительству тоталитаризма в одной отдельно взятой стране

В Кремле, уверен, уважают только силу. Когда Путин аннексировал Крым – то есть пошел на самое вопиющее нарушение международного права со времен Второй мировой войны – на Западе ограничились осторожными санкциями, которые не должны были нанести ущерб экономике США и Евросоюза и предпочли сохранить возможности для диалога с Россией. И в результате Владимир Путин пошел по пути, который полностью вывел Москву за рамки цивилизованных международных отношений. Сейчас его уже не испугаешь санкциями и исключениями. Россия и сама уходит из любой структуры, членство в которой, похоже, угрожает ускоренному строительству тоталитаризма в одной отдельно взятой стране.

Первый заместитель министра иностранных дел Украины Эмине Джапарова отвечает на вопросы СМИ на встрече министров иностранных дел 46 государств-членов Совета Европы с целью обсудить их реакцию на вторжение России в Украину. Италия, Венария-Реале, 20 мая 2022 года

Первый заместитель министра иностранных дел Украины Эмине Джапарова отвечает на вопросы СМИ на встрече министров иностранных дел 46 государств-членов Совета Европы с целью обсудить их реакцию на вторжение России в Украину. Италия, Венария-Реале, 20 мая 2022 года

Если бы тогда, в 2014 году, реакция на Крым была бы хотя бы минимально схожей с реакцией на массированное нападение, уверен, могло бы не быть ни большого нападения, ни даже Донбасса. Теперь за это непонимание психологии российских чекистов дорогую цену платят все. Но, прежде всего, конечно же, украинские граждане, чья страна стала ареной кровопролитной и жестокой войны, к тому же превращенной Кремлем, похоже, в эффективный инструмент тоталитарной реставрации самой России.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

 

(Оновлено 14:00)

Деловая столица

Юрий Дощатов

Газовый шантаж России провалился. Какие риски остаются перед Украиной и ЕС

России не удалось «заморозить» Украину и Европу. Помогла теплая зима и запасы газа, которые были накоплены в прошлом году. Но газ расходуется, а значит пора думать о следующей зиме. Что делать, чтобы накопить необходимые запасы топлива к следующему отопительному сезону – ниже в материале РБК-Украина.

Цены на основные энергоносители продолжают снижаться. В начале января они дошли практически до рекордно низкого уровня с начала активной военной агрессии России в отношении Украины. Российская нефть марки Urals упала в цене до 37,8 долларов за баррель. Это почти на треть ниже установленного потолка в 60 долларов. В январе прошлого года цена Urals превышала 85 долларов.

Газ тоже дешевеет: на нидерландской площадке TTF на прошлой неделе он стоил около 73 евро за МВ/ч или почти 770 евро за тысячу кубометров. На текущей — цена уже около 600 долларов, тогда как в августе она доходила до 3600 евро за тысячу кубометров.

Энергоносители дешевеют не столько из-за санкций и отказа ряда стран покупать их в РФ, сколько из-за теплой погоды и, как следствие, снижения потребления энергоресурсов. Высокая как для зимы температура привела к тому, что транзит газа через Украину в последние дни снизился с 40 до до 35,5 млн кубометров в сутки и при этом европейским странам удается сохранять достаточные запасы.

«В большинстве стран ЕС сохраняется умеренная температура, и, следовательно, газохранилища заполнены в среднем на 84%. Запасы ежесуточно в среднем увеличиваются на 80 млн куб.м, то есть удается накапливать голубое топливо, но это до момента изменения климатического фронта и похолодания», – отметил аналитик энергетических рынков Максим Белявский.

Фактически планы газового шантажа со стороны России провалились.

«Россия стремилась использовать зиму, чтобы увеличить силу другого инструмента в своем ящике: энергетического оружия. Россия рассчитывала, что зимние морозы приведут в чувство Европу и убедят общественность по всему континенту в том, что поддержка Украины не стоит боли в их кошельке», – заявил старший научный сотрудник аналитического центра Chatham House Кейр Джайлс.

В Германии даже говорят о том, что нынешний уровень цены может сохраниться на ближайшие год-два. «В настоящее время газ снова стоит столько же, сколько в декабре 2021 года… Многое говорит о том, что мы достигли ценового плато, на которое можем рассчитывать в течение следующих одного-двух лет», – отметил глава федерального сетевого агентства Германии (BnetzA) Клаус Мюллер.

При этом вероятность рисков повышения цены газа остается. Среди них – возможное похолодание, рост потребления в Китае и повреждение энергетической инфраструктуры, как это было на обоих «Северных потоках». Опасаясь чрезвычайных ситуаций на энергообъектах, НАТО и ЕС решили усилить защиту критически важной инфраструктуры именно в ответ на прошлогоднюю атаку на газопроводы «СП». Президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен даже назвала атаки на энергообъекты «новым типом угрозы» для Европы.

Белявский указывает на такие же факторы риска. Эксперт считает, что вероятность провокаций на энергетических, в том числе и газовых объектах Европы, исключать нельзя. Колебания цен из-за информационно-психологического давления России, по его мнению, уже не будет. Но определять ценовую конъюнктуру газового рынка ЕС в первом квартале 2023 года может генерация электроэнергии из возобновляемых источников.

«Например, в третьей декаде декабря 2022 года объем ветровой генерации в балансе ЕС составлял более 30%, что тоже привело к падению спроса на газ и, соответственно, к снижению цены на него», – отметил эксперт. При этом Белявский считает, что существует риск дефицита сжиженного газа в первом квартале 2023 года из-за штормов и непогоды, которые уже привели к остановке двух LNG-терминалов Sabine Pass и Corpus Christi в США.

В 2023 году в целом спрос на природный газ в ЕС снизится на 14% до 340 млрд куб.м в результате сокращения его поставок из РФ, как трубопроводным путем, так и через LNG-терминалы. И в таких условиях импортировать природный газ с европейского рынка в 2023 году будет достаточно сложно из-за высокой конкуренции.

«Таким образом «Нафтогаз Украины» следует заключать контракты на импорт голубого топлива уже в первом квартале 2023 года. Кроме того, желательно, чтобы эти контракты были среднесрочными и предусматривали поставки в IV квартале текущего года», – убежден Белявский.

В НАК «Нафтогаз Украины» на запрос РБК-Украина пока не прокомментировали планы по закупке газа. Но он сейчас отбирается из хранилищ, а внутренняя добыча падает. За год она сократилась в общем на 6% – с 19,8 до 18,5 млрд кубометров. Кроме того, расход газа увеличился из-за того, что он активнее используется из-за повреждений объектов гидроэнергетики, ТЭС и ТЭЦ – уголь при генерации заменяется на газ.

На начало года, по словам премьер-министра Дениса Шмыгаля, в ПХГ осталось 11,7 млрд кубометров. И это с учетом газа частных, зарубежных компаний и буферного газа, который нельзя использовать. Прошлый год Украина начала с запасом 13,5 млрд кубометров, в 2021 году было 23,5 млрд.

«Нафтогаз» пока планирует в январе-феврале купить лишь порядка 500 млн кубометров. На это пойдут 300 млн долларов от ЕБРР, 350 млн долларов от Канады и 200 млн долларов от Норвегии.

«Достаточно ли этих 850 млн долларов? Нет, недостаточно. Это позволит нам закупить около 500 млн кубометров газа. Вдобавок к этому, к концу отопительного периода нам необходимо еще почти 2 млрд кубометров», – заявил глава НАК Алексей Чернышов в интервью «Forbes Україна».

Пока запасов газа достаточно для обеспечения Украины в тех объемах потребления, которые есть, даже при условии увеличения использования его для генерации электроэнергии.

«Генерацию мы не можем сейчас увеличить из-за разрушений системы ее передачи, и стабилизационные отключения обусловлены именно этим. Поэтому, по моим оценкам, объемов газа сейчас достаточно», — отметил директор специальных проектов НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев.

Сколько нужно купить газа

Теоретически, действительно, на эту зиму газа хватает и без дополнительного импорта, сообщил изданию источник в правительстве. Но если его не докупать, то в марте может возникнуть серьезный риск нехватки ресурса в случае похолодания. Ведь чем меньше газа в ПХГ, тем больше его расходуется на поднятие из хранилищ из-за снижения давления. К тому же сокращается суточный объем возможный для поднятия. Следовательно, расход газа при снижении объема растет.

Рябцев считает, что после завершения отопительного сезона Украине надо будет импортировать газа по возможности до 2 млрд кубометров в месяц и закупить хотя бы 8 млрд кубометров. «Я думаю, будут закупки через Польшу – там можно брать 1 млрд кубометров в месяц, через Словакию отрабатывается путь с терминалов в Средиземном море», – отметил он.

Долгосрочные контракты пока вряд ли будут заключаться, поскольку ситуация очень неопределенная, считает Рябцев, а вот среднесрочные вполне возможны. По его словам, переговоры о закупке газа уже ведутся, но информация об их процессе и результатах, если он уже есть, пока не разглашаются из соображений безопасности.

По мнению Рябцева, вероятно, что в текущем году газ будут закупать как и раньше на биржах по спотовым ценам. Но для оплаты импорта НАК нужны средства, которых пока нет. «И я думаю, что часть импорта пойдет за кредитные средства или как товарный кредит. Но это не лучший вариант, конечно», – отметил эксперт.

В ЕС на начало января газохранилища были заполнены на 83%. И это довольно высокий показатель на этот период. Такой уровень объясняется активным накоплением газа в прошлом году, когда в ЕС готовились к прекращению поставок газа из России, и относительно теплой зимой. При таких остатках потребность в газе в странах ЕС будет не так велика, как в прошлом году. Если не произойдет каких-то чрезвычайных ситуаций и РФ не прекратит поставки, то «свободного» газа будет достаточно для закупок. Главное, чтобы были средства.

Директор консалтинговой компании «Нефтегазстройинформатика» Леонид Униговский уверен, что необходимо как можно скорее готовить подписание долгосрочных контрактов на закупку газа. Причем эти контракты должны быть связаны с механизмом общей закупки газа Евросоюзом, применять который было решено осенью прошлого года.

ЕС намерен в 2023 году по общим контрактам закупить до 15% запасов или порядка 13,5 млрд кубометров. «Надо готовить долгосрочный контракт, возможно, на общей платформе с ЕС. Но, по моему мнению, совместно они (ЕС — ред.) еще не начали закупать», – отметил Униговский.

 

(Оновлено 13:00)

Обозреватель

Саша Сотник

Отползти от Украины для Путина равнозначно самоубийству

Папа Римский Франциск миротворчески воркует, призывая к переговорам с Россией – в отличие от экс-госсекретаря США Кондолизы Райс, которая называет такие переговоры аморальными. На фоне ужесточения ракетных атак со стороны РФ, сопровождающихся десятками человеческих жертв, любая попытка умиротворения людоеда выглядит приступом мазохизма: каннибал хочет целиком вас сожрать, а вы в ответ предлагаете ему свои ноги, чтоб отцепился. Можете не сомневаться: он их возьмет, чтобы потом напасть снова, и на этот раз уже добиться своего.

Путин требует у Герасимова взятия Донбасса к марту месяцу. Годовщину вторжения в Украину пещера должна встречать на патриотическом подъеме, с экстатическим головокружением от успехов в наступлении. Жертвы приказано не считать. Шойгу посетил штаб группировки «Восток», воюющей на донецком направлении. Отсюда по видеосвязи поговорил с Герасимовым, создав картинку четкого управления фронтом. А пещера застыла в ожидании воя пахана, который вот-вот должен активировать новую волну мобилизации, призванной накрыть Украину горой пушечного мяса. Неважно, сколько организмов будет отправлено в топку войны: полмиллиона, миллион, полтора – им все равно не жить. Потому что разве это жизнь? – в говне и вечном унижении, когда тебя и за человека-то не считают. Да и человек ли ты на самом деле? Зато на войне все просто: есть свои, а есть чужие. Сегодня выжил – молодец, а если сдох – значит, отмучился. Глядишь, родственники выплату получат, все хоть какая-то польза. В мирное время – какой профит? Водкой траванулся да и прикобзонился ни за грош, а тут родина похоронит, да еще вдове пару лямов выпишет. Молодец Путин, здорово придумал!.. Людоедская психология примитивна. Простейшим свойственно жить колониями, а необразованный глубинарий сложных конструкций не понимает, следуя музыке низких вибраций. «Мы в рай, а они просто сдохнут!» — повторяет визирь Кадыров, развалившись на подушках. Шайтанам крышка. Гойда – и точка!

Фашизоидный Дугин воет на весь коллектор: «Впервые за всю историю Россия сегодня ведет абсолютную войну. Все предыдущие войны были относительными — прообразами, префигурациями той самой, главной. Только эта война — предельная, последняя и необратимо значимая!» Рано или поздно этот грешный мир должен был столкнуться с агрессией красно-коричневой чумы, — окрепшей и созревшей, и дерзко возведенной в степень криминального интернационала. И чем дальше будут развиваться события – тем кровавее будет замес. Замгоссекретаря США Шерман недвусмысленно заявил в Киеве: «Путин решил давить дальше, поэтому мы должны так же давить, и мы будем это делать». Запад не отступит, потому что урок Чехословакии человечество кое-как, но усвоило. Однажды с позором уступив Гитлеру во имя призрачного умиротворения монстра, мир получил и позор, и войну с этим монстром. Вторично сыграть на малодушии бесноватому плешивцу уже не дадут. Причем, развязка наступит уже в этом году. Все логично: у администрации Байдена есть определенный дедлайн. К моменту выдвижения на второй срок дедушка Джо должен предъявить электорату холодную голову чекиста на серебряном блюде возмездия и заявить: «Я обещал вам, что при моем президентстве власть этого зверя закончится? – я сдержал данное вам обещание». Именно поэтому Штаты отчаянно давят на Олафа Шольца в вопросе предоставления Украине тяжелых видов вооружений.

В первую очередь речь идет о танках Леопард. И как только Германия заявит об этом, бронетехника хлынет в Украину, обнуляя попытки Москвы задавить Киев своим нескончаемым зомбо-мясом. Уже в середине февраля станет понятно, что призванный на прожарку фарш никаких задач не решает, и либо надо бросать в топку еще пару миллионов с тем же нулевым результатом, либо пора отползать. Но куда? Позади – Крым, плешивая святыня, с которой начиналось мятежное возрождение пещерной империи с таврической крысой во главе. Его-то как оставить? Уползти, с подвыванием признавшись в собственном бессилии? Нет, гойда вас всех побери! Людоедня будет пластаться до последнего, утопая в говне и захлебываясь кровищей. Тем более, что как только Украина выйдет к границам 1991 года, зафиксировав это событие, как штангист, взявший вес – Верховная Рада тотчас проголосует за размещение на территориях Украины военных баз НАТО. Эти базы будут стоять и на Донбассе, и в Крыму, и в Запорожье – чтобы ни одна шерстяная морда не вздумала туда сунуться. Потому что одно неверное движение – и людоедня получает полноценный удар от блока НАТО. Думаете, просто так генсек альянса Столтенберг заявил, что «прежних отношений с Россией уже не будет»? Их и не будет.

Видя четкость сюжетных линий, прочерчиваемых Западом, Путин пытается начать наступление, играя на опережение. Но его просчет в том, что воюет-то он прошлую войну – ту самую, где «деды воевали». Он так истошно хотел «повторить», что его повторялка воплотилась в жизнь, но только в части обилия трупов, так и не принеся с собой желаемого духа Победы. Отползти от Украины для Путина равнозначно самоубийству: свои же кувалдируют, после чего – законсервируют пещеру и устроят в ней междоусобную войну всех со всеми. И к тому времени, когда у Китая лопнет терпение и он без лишних разговоров начнет возвращать свои территории, отжатые Российской империей в 60-е годы XIX века, в коллекторе уже будет вовсю идти хаотичная разборка, являющая миру новые криминальные анклавы: уральский, западно-сибирский, кавказский, московский, далее – по списку. Какие-то территории будут сами падать в руки тех, кто готов их принять: Карелия – в Финляндию, Кенигсберг – в Польшу, Камчатка – в Японию. Именно этого и попробует избежать Путин, идя до конца. Нет, не до победного, потому что победить в этой войне ему не дано. Либо он фиксирует часть аннексированных территорий и договаривается с Западом о законности своей добычи, на что Украина и тот же Запад не пойдут никогда, либо выбрасывает на стол ядерную карту. Не сомневайтесь: он сделает это без сожаления.

О Гааге мечтаете, суки? Не будет у вас никакой Гааги! Потому что нет Путина – нет и России, а не будет России – не будет и планеты с вашей дурацкой Гаагой. Гойда – и точка!

 

(Оновлено 12:30)

Обозреватель

Премьер Испании заявил, что у Путина до сих пор есть тайные союзники в Европе: приезжали к нему и хвалили его методы

У президента России Владимира Путина до сих пор есть тайные союзники в Европе. Сейчас они скрывают свои симпатии к российскому диктатору, но еще год назад приезжали в Москву и хвалили методы Путина.

Европа должна сделать все, чтобы не допустить к власти экстремистские партии, разделяющие стремления Путина «расколоть мир и повернуть время вспять», поскольку это запустит процесс разрушения европейских государств изнутри. Об этом в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе заявил премьер-министр Испании Педро Санчес, которого цитирует La Vanguardia.

Санчес выступил в Давосе 17 января. Главным посылом его выступления перед мировыми лидерами стал призыв не допустить, чтобы экстремистские партии проникли в государственные учреждения стран Евросоюза и разрушили их изнутри.

Экстремистскими партиями Санчес назвал крайне правые политические движения, которые в последнее время заручились поддержкой консервативных политических сил и получили шанс войти в правительства западных государств. А это, убежден премьер Испании, может подорвать европейские ценности.

В своем выступлении Санчес провел параллель между популистскими рисками, несущими угрозу для Европы, и авторитаризмом Владимира Путина.

«Международное сообщество должно бороться с «гнилыми семенами, которые Путин посеял в наших странах», – сказал Санчес.

Он не стал конкретизировать, кого именно считает «гнилыми семенами», «посеянными» в европейской политике. Однако в La Vanguardia предположили, что имелись в виду, к примеру, ультраправая национально-консервативная политическая партия Испании Vox («Голос». – Ред.) или итальянская политическая партия националистически-консервативного направления «Братья Италии», глава которой Джорджия Мелони недавно возглавила итальянское правительство.

«Российский самодержец не одинок в своем реакционном стремлении расколоть мир и повернуть время вспять. У него много союзников в Европе, которые сейчас скрывают свои симпатии к Путину, но всего год назад приезжали к нему и хвалили его методы», – подчеркнул Санчес в своем выступлении.

По мнению главы испанского правительства, европейцы должны бороться с риском прихода к власти крайне правых сил с такой же ожесточенностью, с какой украинцы сопротивляются российскому вторжению.

«Мы должны бороться с ними с той же решимостью, с которой украинцы борются с российскими оккупантами, хотя и «другим оружием». Нашим оружием будут демократия, прозрачность и эффективная политика», – подчеркнул Санчес.

Напомним, ранее сообщалось, что на форуме в Давосе дали прогноз, где Путин может разжечь войну для отвлечения внимания от Украины. Президент Северной Македонии Стево Пендаровский убежден, что Россия может спровоцировать конфликт на Балканах. Речь идет, в частности, о Республике Сербской в составе Боснии и Герцеговины, а также севере Республики Косово.

 

(Оновлено 12:00)

«Ассоциация реинтеграции Крыма»

От языка вражды к призывам к геноциду: крымский пример

Геноцид не происходит сам собой. Вменяемого человека вообще крайне трудно заставить убить другого человека, и если бы это было просто, то сомнительно, что человечество дошло бы до той стадии развития, на которой оно находится сейчас.

Тем более сложно убедить целую группу людей, что они должны истребить другую группу, которая им не угрожает.

Как сказал один из крупнейших современных исследователей геноцида Тимоти Снайдер, «Отказывать человеческому существу в праве на человеческую сущность означает считать этику невозможной. Поддаться этому искушению, считать других нелюдями – значит, сделать шаг по направлению к нацистской позиции, а не прочь от нее».

Ключевая техника, которой пользуются диктаторы, задумав геноцид – язык вражды. И оккупированный Крым – идеальный полигон для изучения того, как развивался язык вражды по отношению к народам, «имеющим наглость» отрицать, что их земли якобы «должны принадлежать» бывшей империи.

В ситуации разбирался эксперт нашей Ассоциации, юрист-международник Алексей Плотников.

Очень коротко поясним о том, что такое язык вражды. ООН определяет язык вражды как «любой акт коммуникации, включая изображения, видео, песни и так далее, устный, письменный или поведенческий, который содержит агрессию, унижение или дискриминацию по отношению к человеку или группе просто на основании того, кем они являются.

Дискриминация может возникать на почве религиозной или этнической принадлежности, национальности, расы, цвета кожи, происхождения, пола, состояния здоровья, сексуальной ориентации, гендерной идентичности или других факторов».

Исследователи говорят о пирамиде вражды, состоящей из пяти уровней. На первом уровне – предубеждения, состоящие из стереотипов, опасений, отрицательной информации об определенной группе. На втором – вызванные предубеждениями действия, такие как травля, оскорбительные названия, юмор, основывающийся на негативных стереотипах. На третьем – дискриминация в экономике, политике, образовании, трудоустройстве и так далее. На четвертом – насилие на основе предубеждений, в том числе убийства, избиения, поджоги, изнасилования. Пятый уровень – геноцид, то есть целенаправленная кампания по уничтожению определенной группы.

Язык вражды может передаваться многими средствами, в том числе выражаться в устном или письменном языке, изображениях, жестах, символах, предметах, действиях. Определяющим признаком языка вражды является то, что с помощью таких средств передается определенное сообщение, направленное на дискриминацию или унижение определенного лица или группы, которая отличается врожденными признаками, связанными с идентичностью. Именно идентичность является основной целью атаки с помощью языка вражды.

Язык вражды может быть прямым и косвенным. Прямой язык вражды выражается в нескрываемых призывах к насилию или уничтожению определенной группы, ее демонизации и дегуманизации. Косвенный язык вражды проявляется в унижении и маргинализации определенной группы из-за пренебрежения к ней самой и важным для нее символов через оскорбления, угрозы, саркастическое отношение. В обоих случаях целью является выделение группы, отделение от другой группы, раскол и поляризация общества, канализация агрессии в направлении определенной группы.

Язык вражды считается правонарушением по законодательству большинства государств. Так, по статье 161 Уголовного кодекса Украины, преступлением считаются умышленные действия, направленные на разжигание национальной, региональной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или оскорбления чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, инвалидности, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места жительства, по языковым или другим признакам.

Статья 282 уголовного кодекса агрессора криминализирует действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, а также унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а также принадлежности к любой социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей. Риторическим вопросом, конечно, является «нынешняя эффективность» этой «нормы права РФ».

Международное право требует от государств запрета языка вражды. По статье 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, любое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Согласно статье 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, государства-участники обязуются принять немедленные меры, направленные на искоренение всякого подстрекательства к дискриминации, объявить преступлением всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, также все акты насилия или подстрекательства к таким актам, запретить пропагандистскую деятельность, которая поощряет расовую дискриминацию и подстрекает к ней.

С точки зрения международного уголовного права, массированное использование языка вражды может рассматриваться как часть преступления против человечности, заключающаяся в преследовании «любой группы или сообщества, которое можно идентифицировать по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным…или другим признакам».

В практике международного уголовного судопроизводства пропаганда ненависти неоднократно рассматривалась как проявление преступления против человечности или геноцида. В деле Юлиуса Штрайхера Нюрнбергский трибунал пришел к выводу, что «подстрекательство к убийствам и уничтожение во время, когда евреев Востока убивали в самых ужасных условиях, явно представляют собой преследования на политической и расовой почве в связи с военными преступлениями… и являются преступлением против человечности».

Виновных в подобных преступлениях осуждали трибуналы по бывшей Югославии и Руанде. Например, в деле Дарио Кордича трибунал по Югославии признал преступлением «поощрение, подстрекательство и продвижение ненависти и вражды на политической, расовой, этнической или религиозной почве через пропаганду, в речах и другим способом».

Приговоры международных трибуналов касаются организаторов машины преступной пропаганды ненависти. Рядовых исполнителей и отдельные акты вражды должны осуждать государства. Они должны не допускать распространения языка вражды в обществе. Однако в оккупированном Крыму, как и на собственной и на других оккупированных территориях, Российская Федерация не только не искореняет языка вражды, но сама стала его преступным источником.

Подробное описание использования языка вражды в качестве инструмента для оккупации Крыма представлено в иске Украины в Международный суд ООН. В нем отмечается, что незаконному и фейковому «референдуму» предшествовала кампания дезинформации, направленная на раскол мультиэтнического крымского общества путем создания атмосферы страха среди русскоязычного сообщества. В рамках этой кампании подконтрольные РФ публичные спикеры преступно характеризовали украинцев как «нацистов» и «преступников», якобы «угрожающих русскоязычным».

Крымские татары преступно характеризовались ими как «националисты» и «экстремисты», которые якобы «нападают и убивают русскоязычных». Также пропаганда ненависти была направлена против религиозных групп, в частности мусульман и православных, не принадлежащих к московскому патриархату и социальных групп, таких как мигранты.

Дезинформация и пропаганда была важной частью преступной военной кампании РФ по установлению контроля над Крымом и одновременному преступному стимулированию РФ «протестов» в других регионах Украины в рамках спланированной агрессивной «гибридной» войны.

Агрессор не гнушался манипуляциями в подконтрольных «медиа», сочинением фейковых «новостей», прямыми подлогами и ложью, которые распространялись как на население оккупированного полуострова, так и среди граждан России и на международном уровне вплоть до ООН.

Эта преступная кампания координировалась российскими специальными службами и являлась частью более широкой стратегии, включавшей в себя информационные, дипломатические, экономические и военные компоненты. Постоянное и упорное повторение агрессором манипулятивной и лживой информации привело к постепенному разрушению межнационального мира, царившего в Крыму до оккупации.

Агрессор продолжил использовать язык вражды для достижения своих преступных целей в оккупированном Крыму и после 2014 года. В украинском иске в Международный суд ООН особо отмечается, что созданная на полуострове атмосфера ненависти к Украине побудила многих крымчан скрывать украинское гражданство, ведь в случае его публичного подтверждения они становились объектами травли и угроз. В атмосфере, в которой украинцев преступно клеймили как якобы «фашистов и неонацистов», жители оккупированного Крыма не рисковали открыто говорить о желании сохранить украинское гражданство.

После 2014 года вражда продолжает преступно использоваться оккупантами для манипуляции сознанием крымчан, формирования у них ненависти к украинцам и крымским татарам, и в конце концов для незаконных попыток «повышения эффективности» преступного контроля агрессора на полуостровом. В частности, она используется для преступных попыток «оправдания» репрессий против тех, кого фейковые оккупационные «власти» считают «опасными» или просто «недостаточно лояльными».

По данным исследования, выполненного «Крымской правозащитной группой» («КПГ»), представители незаконного оккупационного «правительства» систематически прибегают к ненавистническим и ксенофобским высказываниям, в том числе, в фиктивных «официальных документах» и на веб-сайтах незаконных «государственных органов», финансируемых из противоправного «бюджета».

Это свидетельствует о прямой заинтересованности оккупантов в методическом распространении атмосферы ненависти. Создание негативного образа целых этнических, социальных и религиозных групп приводит к возникновению в целевой аудитории, то есть у русскоязычных крымчан, «ощущения угрозы», что, в свою очередь, содействует преступной «мобилизации» их на борьбу с собственной страной вплоть до прямого участия в боевых действиях.

Особую опасность это представляет в сфере образования, где язык вражды используется для пропаганды «военной службы» в преступных интересах агрессора среди несовершеннолетних.

В другом исследовании «КПГ» рассматривает использование языка вражды в подконтрольных агрессору «онлайн-медиа» в оккупированном Крыму в 2020-2021 годах. Десять из одиннадцати исследованных «информационных ресурсов» размещали тексты, имевшие признаки языка вражды, который был обнаружен в 560 из 1284 исследованных «публикаций».

В большинстве случаев речь шла об оскорбительных и унизительных утверждениях по поводу целевых групп и призывах к насилию, а в 16 публикациях были выявлены признаки дегуманизации таких групп. Напомним, что дегуманизация – одна из техник, используемых при подстрекательстве к геноциду.

Объектами языка вражды, как правило, становятся украинцы, крымские татары, представители ЛГБТ-сообщества, журналисты и активисты. Для продвижения соответствующих преступных месседжей оккупантами систематически используются средства эмоционального воздействия на аудиторию, регулярно повторяющиеся закрепляя отрицательную «информацию» в подсознании читателей.

Использование языка вражды в отношении определенных этнических, социальных, религиозных групп не является специфически крымским явлением. Его преступным заказчиком и основным источником выступает высшее политическое руководство Российской Федерации.

Нескрываемые призывы к насилию, агрессии и геноциду раздаются из уст первых лиц современной России и транслируются во всех подконтрольных ей ресурсах – от «государственных телеканалов» до анонимных телеграмм-каналов. Такой язык сопровождает агрессивную войну против Украины и является одним из ее главных орудий.

Некоторые особенности использования языка вражды в оккупированном Крыму вытекают из преступного «официального» декларирования государством-агрессором этой территории как якобы «своей» и из проживания на оккупированном полуострове коренного народа, рассматриваемого оккупантами как объект травли.

Искоренение украинской и крымскотатарской идентичностей здесь происходит преимущественно в формате репрессий, которые открыто осуществляют преступные «органы» оккупационной «власти», и которые направлены на подавление проявлений украинской и крымскотатарской жизни в оккупированном Крыму. На оккупированных территориях материковой Украины такое подавление имеет дополнительные очевидные признаки геноцида.

Язык вражды в оккупированном Крыму используется для преступного «оправдания» политического террора и приводит к гибели людей, таких как Решат Аметов, замученный преступной «самообороной Крыма» в 2014 году или Веджие Кашка, умершая из-за неоказания ей помощи карателями оккупантов, для преступного якобы «оправдания» чего оккупанты назвали пожилую женщину якобы «экстремисткой».

В оккупированном Крыму язык вражды агрессора постоянно усиливается. Начиная с насмешки и сарказма, он проходит стадию призывов к насилию и завершается пропагандой геноцида. Единственным, что это прекратит, будет победа Украины и восстановление ее полного контроля над полуостровом.

 

(Оновлено 11:30)

«Зеркало недели»

Совбез ООН заседал по требованию России из-за «притеснений» русской церкви в Украине

Россия инициировала заседание Совбеза ООН под предлогом «притеснений единой канонической православной церкви в Украине». Оно прошло 17 января в Нью-Йорке.

Как сообщает «Суспільне», постоянный представитель Франции Николя де Ривьер обратил внимание, что Россия снова пытается отвлечь международное общество от насущных вопросов.

«Используя свободу вероисповедания, она отвлекает внимание этого совета и международной общины от продолжающейся почти год российской агрессии, причиняя огромные страдания суверенному украинскому народу. Мы осуждаем российские ракетные удары по Днепру. И сегодняшнее заседание, еще один пример российской дезин цинично проводится. Эта встреча была созвана под предлогом защиты религиозных свободой, но между тем во время православных праздников не было никакого прекращения боевых действий», – сказал на заседании Совбеза Ривьер.

Представитель Албании Ферит Ходжа отметил, что «ЮНЕСКО подтвердила разрушение 2300 мест культурного наследия, в том числе религиозных мест поклонения».

Постоянный представитель Украины в Совбезе ООН Сергей Кислица заявил, что Россия требует международное общество слушать чушь.

А представитель Китая Чжан Цзюнь призвал стороны к мирным переговорам: Китай всегда заявлял, что защита прав на свободное вероисповедание должна быть защищена. стороны действовать рационально и присоединиться к диалогу».

 

(Оновлено 11:00)

Анатолий Несмиян

Немецкая нефтегазовая компания Wintershall Dea решила покинуть российский рынок. Глава концерна Марио Мерен заявил, что продолжение бизнеса в стране стало «нецелесообразным».

Прекращение сотрудничества означает очередной обрыв технологических и инвестиционных программ. Для дичающей на глазах нефтегазовой отрасли России такое «импортозамещение» вряд ли принесет пользу.

Проблема носит долгосрочный характер. Потеря европейского рынка, скорее всего, теперь носит необратимый характер. Скорость, с которой европейцы замещают выпадающие объемы российских поставок, плюс ускоренные мероприятия по технологическому перевооружению и переходу на новые источники энергии не оставляет ни малейших шансов для России вернуться в Европу в прежних объемах даже если прямо завтра нас постигнет безвременная утрата и появится возможность приводить наши отношения к норме. На это уйдет теперь не один год, и за это время значительное число позиций будет утрачено окончательно.

При этом никаких возможностей на собственное технологическое развитие сегодня у России нет. Промышленная база страны разрушена, кадры вымыты, технологическая деградация достигла просто катастрофического уровня. Поэтому Россия еще долгое время будет сырьевой страной, даже если к власти придут люди, реально занимающиеся ее проблемами, а не просто разворовывающими ее навылет, как нынешние.

Для того, чтобы хоть как-то поддерживать сырьевые отрасли, нужно искать новые рынки, выстраивать инфраструктуру поставок, вести ожесточенную борьбу за проценты и доли процентов на новых рынках. А это — время и деньги. Огромные деньги. Речь может идти о сотнях миллиардов долларов, причем в течение продолжительного времени. И не на покупку футболистов и строительство «кукурузин», а на реальные инвестиции в критически важных проектах.

В этой связи разрушение последних связей с еще как-то лояльными европейскими компаниями еще сильнее сужает окно возможностей для страны. А так как это долговременный процесс, он имеет свою инерцию. Запускается не быстро, но выходить из него придется тоже очень и очень долго.

Чтобы устроить масштабную катастрофу, многого не надо. Нужно в нужное время и в нужном месте посадить причину этой катастрофы. И в России такой причиной стала небольшая группа отчаянно алчных криминальных личностей, захвативших власть. Чем-то это все напоминает эпический пожар в январе 1969 года на авианосце «Энетерпрайз», когда небольшой пожар и взрыв ракеты с какими-то 6 кг взрывчатки на верхней палубе (абсолютно тривиальная ситуация) по цепочке привел к целому ряду последствий, каждое из которых усугубляло ситуацию, включая и кретинские действия командира корабля, попытавшегося гасить пожар разворотом против ветра, что в итоге привело к его быстрому распространению.

 

(Оновлено 10:30)

Украинская правда

Падіння гвинтокрила у Броварах: загинуло керівництво МВС

У результаті падіння гвинтокрила у Броварах на Київщині загинуло вище керівництво Міністерства внутрішніх справ, загалом 16 жертв, серед яких 2 дітей.

Джерело: керівник Нацполіції Ігор Клименко у Facebook

Пряма мова Клименка: «Вранці 18 січня у Броварах розбився гвинтокрил ДСНС. Внаслідок авіакатастрофи загинуло керівництво МВС.

Всього наразі відомо про 16 загиблих, з них 2 дітей. З них 9 перебували на борту гвинтокрила».

Деталі: 22 потерпілих перебувають в лікарні, з яких 10 дітей.

На місці працюють всі профільні та спеціалізовані служби. Триває огляд місця події.

 

(Оновлено 10:00)

Главком

Анастасія Фещенко

Путін йде слідами Гітлера: що спільного у двох диктаторів

У діяльності Володимира Путіна та Адольфа Гітлера є чимало спільного

Російський диктатор, як і фюрер, довго готував країну до війни, прибирав нечисленних опонентів та створив потужну пропагандистську машину

Президента РФ Володимира Путіна почали порівнювати з лідером нацистської Німеччини Адольфом Гітлером ще в 2014 році після анексії Криму. Після повномасштабного вторгнення Росії в Україну цього порівняння вже не соромляться навіть офіційні особи. Російський диктатор, як і Гітлер, довго готував країну до війни, прибирав нечисленних опонентів та створив потужну пропагандистську машину. При цьому подібно до фюрера Путін уже теж програв війну в Україні, але заперечує це, будучи відірваним від реальності, і зупинятися не збирається. Портал «Слово і діло» підготував інфографіку з порівнянням двох диктаторів.

Путін і Гітлер прийшли до влади схожим способом. 30 січня 1933 року президент Німеччини призначив Гітлера канцлером. Його Націонал-соціалістська робітнича партія на той момент мала популярність у країні, отримавши на виборах у листопаді 1932-го 33% голосів виборців.

Посаду канцлера Гітлер отримав у результаті домовленості: політики-консерватори вмовили призначити Гітлера, сподіваючись використати його у своїх цілях.

Путін у 1999 році став виконувачем обов’язків президента після відмови Бориса Єльцина з посади – той одразу оголосив його своїм наступником. У березні 2000 року Путін переміг на президентських виборах.

Ще одна схожість двох диктаторів, яка відразу спадає на думку – обидва були визнані людиною року за версією журналу Time. Гітлер отримав це звання у 1938 році. У статті, присвяченій йому, йшлося про те, що він став «найбільшою загрозливою силою, з якою на сьогоднішній день зіткнувся демократичний, волелюбний світ».

У статті Time від 2007 року Путіна назвали «новим царем Росії». Журналісти зазначили, що президент РФ мало дбає про громадянські свободи та свободу слова, а віддає перевагу «стабільності».

Крім того, і фюрер, і російський президент проводили Олімпійські ігри у своїй країні.

Багато аналогій також між початком воєн, які розв’язали Путін і Гітлер. У 1938 році Німеччина захопила Австрію, назвавши це «возз’єднанням». Як і в Криму, там було проведено псевдореферендум, покликаний легітимізувати аншлюс.

Потім Гітлер анексував Судети, пояснивши це захистом прав німців, які проживають у регіоні – ситуація аналогічна початку війни на Донбасі у 2014 році. Причому і у випадку з територіальною експансією Гітлера, і у випадку з Путіним на папері існували договори, які гарантували безпеку.

У 1939 році нацистська Німеччина вторглася до Польщі, Росія у лютому 2022 року розпочала повномасштабну війну в Україні. Обидва диктатори спробували представити свою агресію як захист від нападу, Путін досі дотримується такої версії.

Як і Гітлер, Путін має головного союзника – самопроголошеного президента Білорусі Олександра Лукашенка.

Ненависть президента РФ до українців, його бажання знищити нашу націю можна порівняти з ненавистю фюрера по відношенню до євреїв.

«Путін та Гітлер – це сіамські близнюки. Тільки той народився трохи пізніше», – вважає секретар РНБО Олексій Данілов.

Росія краде чужу історію та нищить людей із примхи диктатора.

«Якби ми не готувалися до війни, ми сьогодні не сиділи б у цьому кабінеті, а російські танки були б у Варшаві, Празі чи Вільнюсі. Світ нарешті повинен зрозуміти, що путін нічим не відрізняється від Гітлера. Гітлер був одержимий знищенням євреїв, а Путін хоче знищити українців», – наголосив Данілов.

Наприкінці року цікаву паралель провів віцепрезидент Єврокомісії Франс Тіммерманс: він сказав, що Путін зараз у тому ж становищі, що нацистський диктатор у 1943 році – війна ще триває, але вже програна.

До слова, російський диктатор постійно повторює за найбільшим злочинцем ХХ століття. Президент РФ – шанувальник Гітлера: як Путін копіює фюрера.

Крім того, чим більше Путін підвищуватиме ставки у війні з Україною, тим вищий для нього ризик того, що це повернеться до нього бумерангом відплати. 2023 рік буде для Путіна 1945-м, але диктатор поки що про це не знає.

Раніше ФСБ нагадало Путіну, як Гітлер наклав на себе руки у бункері.

Зауважимо, журналіст Невзоров вважає, що Росією керує патологічний брехун, який живе у власних галюцинаціях. У порівнянні з Путіним Гітлер «був дуже скромним хлопцем» – Невзоров пояснив, чому Путін гірший від Гітлера.

(Оновлено 9:00)

Гордон

Алеся Бацман

Арестович: Участь Пригожина печальна. Он слишком пахнет мертвечиной

Когда наступит победа Украины в войне, развязанной РФ; что он сказал бы при встрече с президентом РФ Владимиром Путиным; сколько у России пригодного ядерного оружия; возможно ли новое наступление со стороны Беларуси, а также – о печальной участи основателя частной военной компании «Вагнер» Евгения Пригожина, роли дронов на войне, западной военной помощи и о главнокомандующем ВСУ Валерии Залужном рассказал в интервью главному редактору интернет-издания «ГОРДОН» Алесе Бацман бывший советник Офиса президента Украины Алексей Арестович. «ГОРДОН» публикует текстовую версию интервью.

– Хочу начать с вопроса, который сегодня каждый день обсуждает каждая украинская семья и, более того, обсуждает каждая европейская семья: когда же закончится война? Когда наступит наша победа? Я хочу, чтобы вы сегодня, отталкиваясь от реалий и фактов, которыми мы владеем, скорректировали ваш прогноз.

– Смотрите. Главная интрига момента – как они используют эти 150-200 тысяч [военных], которые накопили. Где и как, и будут ли использовать вообще. Все сходятся на том, что будут использовать. Где – это преимущественно Донбасс и Луганская область. Возможно – чуть-чуть Харьковская, возможно – чуть-чуть Запорожская: в тех местах, где они граничат с Донецкой и Луганской, – чтобы обеспечить фланги. Это очень важная часть военного дела: обеспечить все фланги. Если ты хочешь наступать, тебе надо прикрыться, чтобы не ударили, не срезали.

Конечно, если они все 200 тысяч притащат сюда и кинут в бой, нам, мягко говоря, станет невесело. И мы должны будем просидеть в обороне месяца два, не меньше, а может быть, больше. Почему? Потому что у них сейчас 210 тысяч на нашей территории. Плюс еще 200 – можете себе представить.

Мы, безусловно, разгромим эти 200 тысяч. У меня нет сомнений. Есть два вопроса: цена и сроки. Цена будет страшной для нас. Я думаю, прежде чем убить и ранить их 200 тысяч, мы потеряем сами где-то тысяч 20-30 убитыми и ранеными. Может быть, и больше. Сроки – ну, понимание два-три месяца. Может быть, три. Судя по темпам, как мы уничтожали. Для примера: под Бахмутом и Соледаром – там очень интенсивные боевые действия: за последние три месяца потери под 80 тысяч у них убитыми и ранеными. То есть половина из этих 200-т тысяч. Считаем. Если они начнут в феврале, как все говорят… Многие так считают: и наши, и западные аналитики, которые допущены к реальным данным. Значит, февраль, март, апрель – это на их уничтожение, на сбитие этой волны наступления.

И вот второй вопрос – сумеют ли они собрать новых 200 тысяч, вооружить и сделать их боеготовыми для применения снова у нас. Они планируют это сделать, и планируют сделать, пока будут умирать эти 200 тысяч. Про это [главнокомандующий ВСУ Валерий] Залужный сказал. Если они их собирают, то они снова пойдут в наступление, скорее всего. Хотя не исключено, что там будут другие решения приняты. Если не успевают, то у нас возникает пауза. При всех прочих равных: что Запад будет давать вооружение, что мы успеем накопиться, успеем подготовить резервы – мы идем в наступление и отбиваем какой-то значительный кусок территории. Ну, грубо говоря, повтор харьковской или херсонской операции. Главный вопрос этой войны на сегодня – сколько Россия может позволить себе таких циклов, сколько раз еще по 150-200 [тысяч]. Есть скептики, которые говорят: «Вот эти 200 они набрали, а следующие 200 уже не наберут». Я считаю, что они наберут. И следующую, третью. Но качество будет настолько низким, что…

– Алексей, но некоторые аналитики говорят, что их мобилизационный ресурс, если уже совсем поднатужиться и закусить, может быть вообще до 2 млн на протяжении большего времени.

– Может быть, только вооружать их нечем. У них эта проблема центральная. Ну и представьте себе: на 500 тысяч военнослужащих нужно где-то 70 тысяч сержантов и порядка 50-ти тысяч офицеров. Это младшие командиры, от которых боеспособность соединений и зависит, которые рядом с солдатом и говорят «стреляй из пулемета», «не беги», «наступай» и так далее. Комбаты, комбриги – это же далеко. У комбрига район обороны может быть 40 километров. Он не может быть в каждом окопе физически. Он решает другие проблемы. Младшие сержанты, командиры отделений, командиры взвода, командиры роты – от них все зависит. А где их брать? Они, конечно, развернулись сейчас на десяти училищах военных. Там, на базе вузов развернули кафедры доподготовки, переподготовки. Но в основном это либо зеленые юнцы, которые учились на программиста, а теперь вынуждены людей в штурмовые атаки водить, либо пенсионеры за 60, которых дернули по какой-то старой логике, что они числятся в военкомате с командными специальностями. Старший лейтенант в 65 лет, который должен тоже роту поднимать в атаки. Он не выдержит двух ночей и переноски двух мин или двух снарядов. И не потому, что он трус и слабак, а потому что это же здоровье. Куда воевать в 65?

И я считаю, что они наберут, но все дальнейшее развитие войны будет зависеть от того, что и как получится с этими 200-тами и с их наступлением, и с нашим контрнаступлением. И второе: какова будет боеспособность этих третьих 200-т тысяч. Мой прогноз – она будет низкая. И я думаю, что Запад даст достаточно помощи, чтобы мы организовали контрнаступление. И в зависимости от того, куда оно пойдет, это изменит или перенаправит ход этой войны. Условно говоря, если мы бьем на Мелитополь и выходим на [админисративные] границы Крыма – это одна история с совершенно одними политическими последствиями внутри России или международными, да. Это одна история.

Если нет… Если, например, контрнаступление на Донбассе – и мы берем Донецк с Луганском – это другие последствия, другая история с другими решениями. Поэтому вилка будет при прочих равных, скорее всего, в мае, ближе к маю: апрель-май, – когда будет решаться снова ход войны. До апреля-мая все более-менее понятно: мы будем возиться с этими 150-200-ю тысячами в том или ином варианте, когда они их используют, если используют. Потому что есть люди, которые считают – и достаточно обоснованно считают, – что они либо не используют, либо используют частично. То есть мы опять находимся перед камнем «направо пойдешь, влево пойдешь, прямо пойдешь», где трудно давать определенные прогнозы. Все станет понятным, когда они начнут формировать, например, ударные группировки. Вот тогда станет понятно, где, как и куда. Это занимает время. Мы это увидим, мы об этом скажем. То есть это не то что будет тайна, тайна – и вдруг они внезапно, в одну ночь, напали. Такого не будет.

– Хорошо. Апрель-май – это мы будем понимать, какой новый виток будет.

– Да, куда дальше идет война.

– Но вот я сейчас процитирую [начальника главного управления разведки Минобороны Украины] Кирилла Буданова, который один, наверное, из немногих – по крайней мере из высшего руководства Украины, чьи заявления, по крайней мере самыые громкие, сбываются. Он говорит, что «друзья, летом настраивайтесь на то, что будем праздновать победу в украинском Крыму». Как вы на это смотрите?

– Ну, во-первых, Буданов возглавляет военную разведку, которая традиционно сильна аналитикой. То, что я умею анализировать, – это происхождением ровно из того же места. Как бы один в один. Во-вторых, ну, у него объем информации, он один из самых информированных людей в стране. Понятно, что чем больше объем информации, тем больше проявляются закономерности и ты можешь… В-третьих, он сам по себе человек очень грамотный, сообразительный, аналитичный.

Не исключен вариант – я не могу лично исключить вариант, – что мы уже летом будем в Крыму. Не исключен абсолютно. По логике, по темпам, по планам сторон такой вариант возможен. Это только один вариант развития событий. И это зависит от большого количества факторов, которые трудно оценить. Вот реальная боеспособность этих чмобиков: мобилизованных российских… Одни говорят, что не будет она такая, как у элитных российских частей, которые нападали в начале войны и которых мы положили. Другие говорят: «Подождите. Ведь у нас тоже нет уже элитных частей. Наши же тоже кадровые понесли очень большие потери. И мы тоже воюем мобилизованными против мобилизованных. Потому что не надо думать, что их мобилизованные части нарвутся на наши кадровые элитные части, которые сражались в начале войны, имели восьмилетний опыт боевых действий. У нас тоже таких уже мало, потому что большие потери». И противостояние мобилизованных против мобилизованных. Какую реальную боеспособность проявят наши мобилизованные, какую – они, никто не знает. При прочих равных по темпам не исключено, что летом мы можем заходить в Крым уже. Но «готовьтесь к купальному сезону в Крыму» – это очень благоприятное развитие обстановки. Очень. Оно не исключено. Но это когда все точки сомнения разрешились в нашу пользу. Может быть такое? Может. Сколько я дал бы на это процентов? Процентов пять.

– Ну хорошо. Вот те, кто говорят, что в России мобилизационный потенциал – 2 млн спокойно, да, при условии, что как-то вооружить и как-то одеть их надо, – они же считают, что новый виток большой того, закончится война, и Украина сможет уже конкретно победить, и это будет зафиксировано так, чтобы это была наша победа, – это может произойти не раньше чем март 2024 года, во время выборов президента России, которые у них намечены на это время. То есть все будет зависеть от того, насколько за это время Россия истощится, насколько за это время так называемая элита, которая находится рядом с Путиным, поймет, что лев или волк, или шакал уже дохлый или полудохлый, насколько они все захотят от него убежать, потому что он потащит их на кладбище, ну и, собственно говоря, насколько в российском обществе начнут уже брожения происходить. Потому что огромные потери они несут, и, в общем-то, на мясо их все пускают. Так вот скажите, как вы смотрите: такой вариант развития? Или все-таки это слишком пессимистично?

– Смотрите, значит. Настроение российской элиты – это еще одна переменная, которую невозможно анализировать. Потому что это намерения. Это не танки, которые можно подсчитать, не бочки с топливом, не боеприпасы, не количество «Калибров», которые заводы могут произвести. Это намерения. Намерения просчитываются гораздо, гораздо сложнее. И в разведке оценка возможностей и оценка намерений – это очень две разные дисциплины. Когда-то их путали, но после войны 73-го года, когда те же люди в Израиле, которые в 67-м году верно оценили и нанесли упреждающий удар, а через шесть лет неверно оценили – и получили удар, от которого Израиль еле-еле устоял, выкарабкался… Те же самые люди, никто не поменялся. Эти дисциплины разделили. Но по-прежнему анализировать намерения очень и очень сложно. Например, Запад полностью исходил из того, что эта война абсолютно невыгодна Путину, не рациональна. И продолжение ее не рационально, и мобилизация не рациональна. А он все делает и делает, потому что у него такие намерения. Или как часть военно-политического руководства Украины исходила из того, что на Киев невыгодно наступать. Абсолютно невыгодно. Оно так и оказалось на самом деле. Потому что теми силами, которые они выделили, Киев взять было невозможно: 35 тысяч несчастных. Они ушли битые, ушли с позором. А смысл тогда был это все начинать? Но ведь они начали. Это очень сложная история: залезть в голову другого человека и понять, что они хотят делать, сложновато.

Поэтому – что будет российская элита делать в отношении Путина? Безусловно, она недовольна. Цены на нефть – это больший фактор, чем потери людские. Людей они не очень жалеют. Для них это не очень большой фактор. Для примера, по опросам, которые проводились в России месяц назад, у трети россиян есть знакомый погибший или раненый в Украине. Это очень-очень много.

– Очень много.

– Любая страна психологически поломалась бы уже. Потому что любая современная страна, если мы не берем народы, которые еще в фазе развития племенных войн находятся… Но поскольку Россия находится одновременно с космонавтикой в фазе племенных войн… Это показывает множество армий, с которыми ми имеем дело. Не одни вооруженные силы, а множество вооруженных формирований, которые племенной характер носят, трайбалистский. То они будут воевать еще очень долго. В смысле, потерь они не боятся.

Что касается элиты – к лету падение цен на нефть, на газ, ограниченность возможностей торговли… Потому что Европа не покупает, а мощностей закидывать это все в Азию нет физически: они очень ограничены. Ну, «Сила Сибири» одна – и все. Она будет ломать российскую экономику. Она уже ломает ее очень сильно. Они ушли из профицитного бюджета. Он много лет был профицитным. Как бы выравнивают сейчас показатели. Он может стать дефицитным. И для России это куда большая проблема, чем для любой другой страны, например, Украины. Почему? Потому что перекредитоваться они не могут, или по крайней мере это представляет большую проблему. А Россия-то держится на чем? 86 субъектов федерации. Она держится на силе и на том, что бабки дает федерация. Если этого нет… Это один из главных факторов, удерживающих ситуацию. Начинаются проблемы. И скорее экономические причины будут главным мотиватором поведения элиты, если какое-то острое в отношении Путина поведение случится. Потому что все больше людей понимают, что весь этот дурдом творится только потому, что есть один человек на одном посту и он еще принимает эти решения. Если его нет на этом посту или его нет физически – все сразу решается. Сваливаешь на него всю вину. Такой опыт у российской элиты есть. Они много раз делали это, начиная со смерти Сталина и заканчивая всем-всем-всем. Ты мимикрируешь, сбрасываешь с себя ответственность и говоришь: «Ну подождите, он держал наши семьи…» Какой-то директор ФСБ говорит: «Он держал мою семью в заложниках. Ну что я мог сделать? Мы не одобряли, мы сопротивлялись как могли. Ну вот он, сволочь, виноват, да. А нас простите».

– В Дубае снял для дочки, для жены пятизвездочную камеру, подъезд…

– Там и держали в заложниках. «И, ну, вот теперь мы готовы возвращаться в семью народов, в мировое разделение труда. Давайте снимайте санкции свои, мир, дружба, жвачка». Это очень выгодное решение для них. Все больше людей это понимают, но их останавливает традиционное почтение к российской власти. А это стержневая скрепа в российском коллективном сознании. «Как это: без начальника?» В России можно крашеный стол посадить на место президента – и они будут его слушаться, потому что кто-то должен быть.

И второе – эти люди сформировались при Путине больше чем полностью. Им надо не против Путина выступить, а против собственного менталитета. Представляете, какой-нибудь генерал Федеральной службы охраны Путина?.. Путин у власти 23-й год. Это как раз карьера от лейтенанта до генерала. То есть он лейтенантом туда пришел, он уже генералом стал, а не видел никого, кроме Путина. Ему надо взбунтоваться не только против Путина, а против всей своей жизни, против всей системы, в которой он вырос. Это тяжело ментально.

– А с другой стороны, за эти 20 лет сколько этот лейтенант, ставший генералом, потерпел унижений, которые ему причинил Путин… Это же все не забывается. Это же, собственно говоря, дальше может вырасти в тот бунт, о котором вы говорите.

– Это уже область мотивации. Она персональная, она довольно сложная. Может ли найтись человек? Может, конечно. Потому что российская система криминальный характер носит откровенно. И там по принципу «дави того, кто снизу, и слушайся того, кто сверху». Периодически бунт. Поэтому не исключено, что может найтись человек, который лично мотивирован. Но это вещи, которые нельзя планировать, к сожалению. Планировать можно по количеству живой силы, танков, техники, экономическим показателям и так далее. Есть аналитические категории, которые можно предсказывать, а есть не аналитические, на которые можно рассчитывать, но планировать по ним нельзя. Конечно, может найтись человек, который был унижен Путиным дважды, там, на глазах других людей. Он может достать пистолет и застрелить его. Но они, во-первых, принимают такие меры, а во-вторых, это будет чудо. А чудо не может быть элементом планирования, к сожалению.

– Все чаще я встречаю дискуссии по поводу того, где Украина должна остановиться: на своих границах на 91-й год или же пойти дальше? Потому что если агрессора не умиротворить окончательно, через какое-то время опять становится еще большим агрессором. В этом контексте хочу вспомнить карту у Кирилла Буданова на столе в кабинете лежит. Ее журналисты опубликовали, а он подлил масла в огонь. Потому что в одном из недавних интервью он ее прокомментировал и сказал: «Ну конечно, да, эта карта – реальность». Там три области России нарисованы в составе Украины, а в остальном Россия вообще поделена.

– Это то, о чем мечтают миллионы украинцев. Потому что берем, опять же, аналогию: арабо-израильский конфликт. Арабам понадобилось, если считать, пять или шесть конвенциональных войн с танками, самолетами и со всем, чтобы сообразить, что победить Израиль военной силой невозможно. А мы готовы к пяти-шести войнам, пока Россия убедится в том, что Украину военным путем победить невозможно? Наверное, нет. Наверное, нас это не устраивает. Для нас идеальное решение – чтобы не было не только четвертого, пятого, шестого раза, а не было даже и второго. Это делается на двух условиях. Мы должны быть настолько сильными, что они в принципе не рассчитывают на вариант военным путем нас победить. Да, гадить экономически, спецслужбистски, информационно, дипломатически, но военным – нет. И второе – это… Либо они разваливаются физически. То есть нет субъекта, который будет предъявлять претензии Украины очередные, которые можно выразить военным путем. Либо сочетание этих факторов.

Можем ли мы планировать развал России? Опять же, это не аналитическая категория. Мы можем только надеяться на них. Потому что это силы и факторы, против которых очень много кто в мире выступает. Выступают очень много. И это ответ, почему украинские вооруженные силы и силы обороны не пойдут на территорию российскую: потому что смена ранга с людей, защищающих благородно себя и западный мир, на агрессора очень многими на Западе будет крайне дурно воспринята. Таков менталитет, такое мышление. Далеко не все готовы, там… Там даже к постпутинскому миру не все готовы, не говоря уже о построссийском. Вы понимаете? В этом проблема.

– Вот я хочу как раз об этом сказать. Потому что если рассматривать конспирологические теории, почему Запад не дает вооружение нам сразу, сейчас и все для того, чтобы сделать рывок, а растягивает во времени, да, постепенно увеличивая и таким образом выматывая Россию, с одной стороны, есть, как, опять же, аналитики говорят, объективные факторы. И то, что у Запада у самого нету такого количества, чтобы отдать все нам. Плюс у Запада: в том числе если говорить об Америке – есть много других: очень больших – проблемных точек геополитических. И это тоже нужно учитывать. Но очень многие и сейчас говорят, что Запад боится, опасается того, а что же будет на месте России и с Россией после того, как Украина одержит победу. И как раз Запад в свое время боялся развала Советского Союза. Мы все это прекрасно помним: когда Буш приезжал уговаривать Верховную Раду не отделяться. Почему? Ядерное оружие – они боялись того, что произойдет с ним. Сейчас история повторяется. И Запад боится того, что если в России начнется гражданская война, то что будет с ядерным оружием, что будет с людьми, кто вообще будет осуществлять власть в России, с кем можно договариваться и с кем можно договариваться вообще о каких-то понятных правилах игры. Якобы из-за этого, собственно говоря, происходит некое торможение. Так это или нет?

– Все верно. Но я бы не использовал слово «боится». Он не боится. Они перестали бояться Россию. Это одно из главных изменений, произошедших за время конфликта. Они реально ее перестали бояться. До этого боялись и боялись очень сильно, а вот теперь не боятся. Но они не знают, что делать. У них нет когнитивной модели. Западная политическая культура и общественная предполагает стратегическое планирование, где они расписывают, что и когда они будут делать, для чего они стараются и так далее. Стратегическое планирование вырабатывается в специальных и общественных дискуссиях. То есть стратегический план через систему публичных и непубличных дискуссий, экспертных оценок и так далее, и так далее. Потом достигается определенный уровень согласия, поддержки, под это составляется план, под план выделяются деньги – и поехали. И планируется обычно очень далеко: на десятки лет: 10, 15, 20. А модели когнитивной, то есть ментальной модели, мира без России у них нет на Западе. Никто не знает: ни общество, ни публика, ни правительство, ни экспертные центры, – как выглядит мир без России и что с этим делать. Поэтому они не могут осуществить ни общественную дискуссию в этой связи, хотя пытаются проводить, ни, тем более, стратегическое планирование. Значит, не могут выделить под это средства, включая вооружение. Частично потому что их нет, а частично потому, что… Есть, например, авиация, которую они могли бы передать. Ну хорошо, вот Украина быстренько-быстренько победила Россию – а что дальше? Поэтому они тянут до выработки когнитивной модели. Потому что ужас распада ядерной державы…

А как будет распадаться Россия, мы все прекрасно понимаем. Смутное время, это 20 кадыровых и пригожиных с ядерным оружием: тактическим и так далее. Это не та ситуация, с которой Запад бы хотел иметь дело. Поэтому тут надо очень четко провести линии. Это не материализм циничный в отношении Украины: типа «бьемся до последнего украинца, пока не погибнет и не распадется Россия». Нет. Они просто реально не знают, что делать. Это может очень звучать непривычно для тех, кто привык, что Запад всегда мудрый, всегда знает, всегда опережает, но они реально не знают. Я с ними общаюсь постоянно на эту тему.

– Что у нас на повестке? Россию нужно денацифицировать, демилитаризировать и деимпериализировать.

– И денуклеиризировать.

– Да, вот я хочу сказать: «демилитаризация» обязательно включает «забрать у России ядерное оружие», которым она сейчас пугает весь мир и продолжает пугать. А каким образом это делать? Ведь это важнейшая история. План какой?

– Какие задачи у западного мира? Западные задачи колеблются в диапазоне от самых смелых: поражение России и снятие Путина – до умеренных, и таких больше – которые говорят: «Украина не должна проигрывать». Они даже не говорят «Путин должен проиграть». Они говорят «Украина не должна проиграть».

– А как это должно выглядеть на практике?

– Вот они не знают. Но они предполагают, что нам нужно давать столько вооружений и помощи, чтобы Путин отказался вести и продолжать войну. Однажды он скажет: «Извините, мы пошли. Неудобно получилось. Но больше мы воевать не будем».

– И остался там Путин с ядерным оружием?

– Да.

– У нас на границе.

– Да. Но поумневший Путин, который сейчас начнет договариваться, потому что его авантюра не увенчалась успехом, и в целом Россия. Они надеются на вменяемость. Поэтому печальная новость заключается в том, что это мы хотим демилитаризации, денацификации, денуклеаризации. А они всерьез на эту тему не разговаривают. Более того, всех, кто пытается с ними на эти темы говорить: например, меня – они называют романтиком, оторванным от жизни. А я им говорю: «Ребята, если бы мы не были романтиками, оторванными от жизни, а все было бы так, как вы нам рассказывали, то…»

– «Киев за три дня».

– «Киев за три дня пал бы», да. «Только потому, что мы романтики, Киев не пал, и мы можем с вами дискутировать до сих пор. Поэтому, пожалуйста, мы будем оставаться романтиками». А они говорят: «Ну а мы будем скептиками и трезвыми людьми. Но не забывайте», – всегда добавляют они, – «что вы целиком держитесь на нашей военной помощи экономической». И это правда.

– Надо отдать должное и сказать фантастическое спасибо, и не забывать говорить это спасибо за ту помощь, которую оказывает Запад. Я не знаю, вообще как это оценить – ее пользу в этой войне. Потому что и Америке, и Великобритании, и Польше, и странам Балтии, и всем другим странам, включая Германию, которую – невозможно было представить, что она в принципе дает какое-то вооружение… У нее даже во всех документах было записано: «Мы, кроме касок, ничего никому не поставляем». Которые сейчас дают помощь. Более того, уже дошло до Patriot у США, которые, казалось… Вспомним начало широкомасштабной войны: и об этом украинцы говорили с первого дня, когда все это произошло, но не было понимания. По-вашему, насколько длинной может быть эта дорога? Потому что, видите, мироощущение и миропонимание России Западом меняется. Насколько длинной эта дорога будет, чтобы Запад пришел к конкретной уже дорожной карте о том, что нужно Россию демилитаризировать, денацифицировать и деимпериализировать ради безопасности самого Запада?

– Оценить помощь очень просто. Если бы не эта помощь, нас бы уже не было. Она определяющая. Достаточна ли она? Нет. Нам надо гораздо больше. Могут ли они ее дать? Много раз дискутировалось, и мы с вами сегодня задевали: по объективным причинам, которых 70%, они не могут дать быстро в должных объемах. А 30% – субъективные. Потому что они не знают, что делать с быстро проигравшей Россией. Ну и плюс, там, люфты на демократический характер, на российских агентов в западном политикуме, на сложные дискуссии, интересы и так далее. Но, как мы видим, дрейф осуществляется, дрейф очень стремительный. И то, что [президент Франции Эммануэль] Макрон первым открыл дискуссию о передаче бронетехники, опередив и немцев, и англосаксов, – это очень серьезная история. Потому что даже Макрон – человек, который очень любил звонить Путину…

– Разговорчивый самый.

– Да. Сторонник поддержания с ним непрерывной дискуссии ради мира во всем мире.

– «Лицо сохранять надо».

– Да. Он сказал: «Вы знаете, я все понял уже. Давайте без Путина». Мне кажется, что консенсус, что Путина не должно быть, Путин должен уйти от власти – Западом достигнут. Причем даже среди тех, кто очень любил звонить Путину. Все. Даже Китай начал отходить в сторону. На днях произошла чудовищная для России вещь. Россия демпингует ценами на уголь в отношении Китая, а у Китая был тяжелейший дипломатический кризис с Австралией с высылкой взаимной послов и так далее. Они ввели санкции на австралийский уголь, а теперь их сняли. И уже есть первые заказы. Китай стремительно дистанцируется от России. При том, что Австралия – это одно из основных государств в стратегии «Пяти глаз», задача которой – сдерживание Китая. И тем не менее лучше со стратегическим противником, чем с Путиным, который настолько токсичен уже, что никто не хочет… Да чего там далеко ходить? Маленькая Армения отказалась участвовать в учениях ОДКБ – и вообще говорит: «Знаете что? Давайте без вас». И по некоторым данным, начала уже переговоры с Турцией – либо готовится начать – или с Азербайджаном.

– Это хорошая новость, да?

– Да. Вместо Москвы. Это не проверенная информация, но просачиваются вот как-то источники. И здесь понятно, что Путин токсичен, и персонально с Путиным прощаются. Никто не хочет иметь с ним дело. Подчеркиваю: даже немцы, даже французы. А я хорошо знаю, какова позиция немцев и французов была до этого. Потому что я с ними полтора года в ТКГ и нормандском формате провел в непосредственном общении. Там разное было. А уже то, что, давайте деликатно скажем, несколько раз пытались снять вышиванку и заставить нас помыть в прихожей Кремля ею полы, – это было за здрасьте. Поэтому и «Минск-1», и «Минск-2» – это история та еще. Так вот они радикально поменялись. Ура! Это то, о чем полгода назад еще никто не смел говорить всерьез.

Раскаяние [президента ФРГ Франка-Вальтера] Штайнмайера чего только стоит.

– Да. Раскаяние – это ладно. Смена политики.

– От формулы его самой-самой до…

– До смены политики. Он же политику предложил поменять всю немецкую. 100 миллиардов на Бундесвер. Это же ого-го. Это возвращение немецкой армии, это радикальная смена повестки вообще полностью. Потому что [бывгий канцлер Ангела] Меркель доправилась до того, что она начала свое правление с 26-ти бригад в немецкой армии, а теперь их шесть, и они не боеспособны, практически наполовину боеспособны. Они же дошли до того, что закупали комплекты танков без запасных частей. Такая история. И спецслужбы она разгромила. В общем, целая была история.

– Слушайте, а тогда, может, действительно то, о чем сейчас все громче и громче говорят: что она имела связи?..

– Я, честно говоря, так не думаю. Вот честно. Я думаю, что она просто вот честно проводила свои принципы в жизнь. Она действительно так думала. Это гораздо страшнее. Понимаете, дурак страшнее, чем предатель, во сто раз. Особенно с полномочиями и с властью.

– Я поэтому вам и задала этот вопрос.

– Никто не знает. Таких технологий у человечества еще нет. Второе: если это и цель, они никогда это не скажут вслух. Никогда. По одной простой причине: потому что это означает агрессивную политику в отношении Российской Федерации со всеми вытекающими. Запад расписывается в том, что он хочет провести агрессию и сменить в России государственный строй. Что является вообще-то, с точки зрения международного права, сомнительными действиями.

Во-вторых, может полностью задействовать тему с тотальной защитой России от уничтожения, включая ядерное оружие. Но декларативно они никогда это не признают. Будут говорить о переговорах, будут звонить Путину и так далее. Но недекларативно – понятно, что Путина уже списали. У меня практически нет никаких сомнений в этом. Что делать дальше с Россией – они посмотрят. Есть у них надежда ослаблять ее постепенно. То есть сразу забрать все ядерное оружие не получится, я думаю, но можно поставить вопрос его контроля: его реального состояния и контроля.

– Как?

– В обмен. Прямо привязывается вопрос обладания ядерным оружием к снятию санкций. Не прекращение агрессии против Украины, Грузии и в других местах, а именно владение ядерным оружием. Контроль – к санкциям. То есть санкции Запад снимает, только если ядерное оружие ставится под контроль, например.

– Ну лучше забрать его. Под контролем – это…

– Для начала. Потом, если, например, проведен аудит, выясняется, что у них 70% ракет уже не летает, потому что поддерживать их в боеготовом состоянии – это очень дорогая игрушка. Специалистов нужно много и так далее. Ядерная ракета – это же не обычный снаряд. Он излучает и разрушает электронику, которая находится в самой ракете. Там нужно проводить постоянно регламентные работы. Очень недешевые. Надо перезаряжать и всякое такое. Это целая история. И многие уже говорили о том, что состояние реальное российского ядерного арсенала еще проверять и проверять. Возможно, там 86% не полетит никуда.

– Алексей, кстати, по поводу состояния этого ядерного оружия. Конечно же, проверять на практике очень не хочется никому, но тем не менее, вы относитесь к какой группе людей: к тем, кто говорит «ни хрена у них там не полетит»? Ну, и объясняют почему. И это выглядит очень реально. Потому что у них даже танки, которые требуют намного меньше затратной части в обслуживании, – процентов, наверное, 70 в плохом состоянии – не едущих. Или же все-таки вы считаете, что в каком бы состоянии это ни было, но что-то да может?..

– Часть полетит. Особенно есть у них мобильные комплексы новые типа «Ярса» и так далее. Они сделали. И она полетит. «Тополя» еще сравнительно не такие старые. У меня большие сомнения в отношении боеспособности подводного флота и авиации, потому что они расстреливают крылатые ракеты по нам – носители ядерного оружия. Но в отношении шахтных или мобильных комплексов сомнений нет. Часть из них выстрелит, безусловно. И этого хватит для конца света. Но если проводить денуклеаризацию и ставить этот вопрос, то надо повторять ситуацию 90-х. То есть исходить из того, что по результатам проигрыша в войне в России начинается смута. Смута – это падение экономики. Падение экономики – это вопрос физического выживания населения. И дальше программа «Ножки Буша»: продовольствие в обмен на ядерное оружие.

– Ну класс.

– Или на контроль ядерного оружия.

– Им еще программа «Ножки Буша». А как же мы с них репарации свои забирать будем?

– Репарации плюс «Ножки Буша».

– Недрами?

– Нет, я думаю, что это будет история такая. Скажут: «Ребята, давайте так. На этих отраслях лежат санкции…» Как Ирану или Ираку: нефть в обмен на продовольствие. Но условием будет контроль ядерного оружия, демилитаризация, например, и так далее. Нет – санкции не снимаются. Более того, могут усиливаться. А воевать им уже будет нечем совершенно тогда, после проигрыша.

Поэтому, скорее всего, логика будет общая такая: что их будут додавливать до состояния, когда они экономически не смогут поддерживать должный уровень милитаризации, включая ядерную, и вынуждены будут сами обратиться на Запад за помощью, например, в существенном сокращении ядерного арсенала, потому что просто физически не могут удерживать, а нахождение его в шахтах и на складах без поддержки – это уже угроза катастрофы радиационной. Куда-то туда это должно пойти, мне кажется. Это, конечно, не будет за день, но на годы рассчитанная программа вполне может сработать.

– Марк Фейгин недавно мне в интервью сказал – в контексте нашего разговора сейчас – что Запад, конечно, мог бы еще больше усилить санкции, потому что он считает, что, например, арест взрослых детей Путина, Шойгу и других чиновников российских, которые постоянно или ездят на Запад, или до сих пор там живут, – это один из эффективных и действенных способов, который не применяется.

– А Запад не может так действовать. Это означало бы подрыв самой основы Запада. Потому что Запад не принимает принцип коллективной ответственности. Это не в его традиции. «На каком основании мы арестуем детей, если они сами не преступники и если виноват отец?» Это как бы сталинские методы. Не пройдет на Западе такое. У них дискуссия огромная в отношении персональных санкций, потому что многие парламенты говорят, что частная собственность неприкосновенна и священна. «Дайте нам очень серьезные доказательства».

Вообще Запад очень плохо относится к санкционным спискам, которые на сотни человек и на тысячи. Он старается бить точечно, персонализированно, много раз доказательно убедившись, что этот человек конкретно виновен в развязывании и поддержке войны. Тогда – да. Ну а дочка Путина какая-нибудь или дочка Лаврова, которая живет в Соединённых Штатах и купила там сеть супермаркетов, которые она перед самой войной в отчаянии продавала… «Дайте реальные доказательства», – скажут на Западе, – «что она военный преступник или преступник против человечности. Тогда – да, понятно, за что задерживать. А так – за что? Только за то, что она имела несчастье родиться у такого папы?» Но так правосудие не работает, к сожалению или к счастью.

– То и дело всплывает тема мирных соглашений. Последний, кто высоко это все поднимал, – это [президент Турции Реджеп] Эрдоган, который делает это накануне своих выборов. Но есть там какое-то рациональное зерно? И что это может быть?

– Эрдоган последовательно и очень жестко защищает турецкие интересы. Тем и славен, и знаменит, и впечатляющ. Понятно, что турки, просто легимизируя Россию и являясь тихой гаванью для их денег и многих коммерческих сделок, выбивают себе преференции. Крайнее, что они попросили, – 25%-ная скидка на и без того уже за предельно низкую цену продающийся российский газ. И еще с отсрочкой годичной на выплату. То есть даже задним числом, даже уже за заключенные контракты и поставленный газ. Такого в свете не видано. То есть это коммерческий закон, имеющий обратную силу. И россияне на это идут, потому что они тотально зависят от Турции в этом отношении. Поэтому он знает, что он делает: особенно накануне своих выборов.

Они сейчас там по Сирии интригуют и Россию тоже ставят в позу, которую при детях-то и не скажешь. И они тоже на это идут, потому что у них выхода нет: россияне, я имею в виду. Что касается реальности мирных соглашений – они предельно реальны. Ни одного солдата на нашей территории – и мы сразу вступаем в мирные переговоры. Все очень просто. Просто выведите солдат. Если солдаты здесь – мы будем воевать. И даже на перемирие не пойдем, пока они здесь. Только вывели – все: можем разговаривать. Все очень просто. Очень простая схема. Четкая переговорная позиция.

– Причем консенсус абсолютно четкий и сплоченный в этом отношении и у народа украинского, и у власти украинской. Поэтому у нас разногласий никаких нет. Это Путин до сих пор не может определить цели своей «спецоперации», которую он сам уже войной называет, получив тем самым – автоматически, по сути, – срок на себя.

– Да. За дискредитацию вооруженных сил Российской Федерации.

– Ага. Хорошо. Вот вы сейчас сказали, что Турция неплохо зарабатывает на этой войне. А вот, кстати, если такой список стран составить – кто, действительно, больше всех сейчас зарабатывает? Потому что я знаю всех, кто теряет. Причем теряет по-сумасшедшему. А кто зарабатывает?

– Очень хорошо зарабатывают китайцы на российской глупости, индусы, зарабатывают турки, зарабатывают Объединенные Арабские Эмираты. Это две тихие гавани для российских денег. Но не потому, что они персонально российским предоставили, а потому что они в принципе так работают. Это Турция, конечно, ловит момент.

– Даже дочка Шойгу Новый год проводит в Дубае.

– Да. Ну, Дубай – это огромный коворкинг. Туда может ездить, кто хочет. И хаб. Ну и по мелочи зарабатывают отдельные страны на серых схемах, через которые российская оборонка питается чуть-чуть. Называть не хочется, потому что я представитель Офиса президента, и это немедленно будет воспринято и тиражировано как официальная информация, а она не имеет статуса информации публичной. Она имеет непубличный характер. Но я знаю эти страны. И прерогатива их называть… Это же международная политика. Это исключительно прерогатива президента либо министра иностранных дел.

– Не знаю, видели ли вы интервью [cекретаря Совета безопасности России Николая] Патрушева, где он сказал, что это Америка виновата в том, что Россия напала на Украину, и что Россия вообще не хотела, но все из-за проклятого Запада.

– Да, конечно. И более того, он же добавил, что они так спешно вывели войска из Афганистана специально, чтобы сосредоточиться на Украине. Я напомню, как они сосредотачивались на Украине: когда уезжали посольства массово, когда нам рассказывали: «Ребята, прощайте». Когда [министр иностранных дел Украины Дмитрий] Кулеба сказал, что с ним прощались как с раковым больным на четвертой стадии… Пожимали руки и плакали и так далее. Я помню.

Если это Патрушев называет «сосредоточением»… И не давали нам даже Stinger. 3 декабря 21-го года публично министр обороны [Украины Алексей] Резников попросил Stinger, ПЗРК. Это ничего. Ему сказали: «Ну что вы… Это абсолютно несерьезно и невозможно. О чем вы говорите?» Если они так «сосредоточились» на Украине и так нас готовили к войне против России, то я бы на месте американцев обиделся на Патрушева за слишком низкую оценку их умственных способностей.

– К чему он это говорит? Это о чем-то может говорить нам в том плане, что Путин и верхушка что-то хотят поменять или сделать? Или это так: говорильня в их стиле?

– Нет, тут есть мотивы. Этих мотивов два основных. Первое: продажа российскому населению поражения в войне: «Мы же воевали не с Украиной, а со всем Западом». Знаете, что они сейчас мобилизованным говорят и зекам? Они говорят: «Да мы украинцев уже убили всех. Мы там с польскими наемниками воюем и западными. Украинцев уже нет. Все».

А второй момент… (Смеется). Как будто это должно их больше мотивировать. А второй момент – то, что, кроме внутренней цели – продажи поражения, – они внешней цели достигают: говорят «мы обижены Западом, вы поступили несправедливо, и сделка финальная должна быть справедливая». Конечно, не будет никакого «НАТО, убирайтесь на границы 97-го года». Про это они уже все поняли.

– А не хотят они таким образом сказать: «Ну это все Америка виновата. Это она хотела и нас подвела. Так мы на зло Америке берем сейчас и заканчиваем эту войну, и уходим из Украины»? Ну это так, тоже романтик сказал бы.

– Не, не, не, потому что вы мыслите причинно-следственно. А причинно-следственные связи – это запрещенный вид вооружения в Российской Федерации. Их нельзя использовать: неконвенциональное оружие. Поэтому они так не мыслят никогда. У них предложения содержат в себе всегда два высказывания, противоречивые факторы, которые никак не могут ужиться вместе, но тем не менее. И они ведут дело… Они же уже не надеются победить. Это совершенно понятно. Они надеются на некую сделку, которую можно будет продать внутри России.

– Что, Путин не надеется победить уже?

– Конечно. Нет, абсолютно. Они уже все поняли. Путин лично как фигура борется за свое политическое выживание. Потому что российский народ не прощает царям проигранных войн. Не прощает – и ему не простит. Ни народ, ни элиты и так далее. А политическая смерть Путина означает физическую смерть. Слишком много людей он убил в России. Слишком длинные там счета. Убил, запугал, затретировал, разрушил жизни… И это не последние люди. Это люди, которые умеют, могут мстить, имеют деньги, возможности, представляют собой политические силы и надеются прийти к власти в новой России. Мы же с вами сами говорили про обиженного охранника. Но таких охранников там много. И не только охранников, а и олигархов. Он бьется за физическое выживание. Для этого ему нужно какое-то соглашение, которое можно продать как победу в войне.

– А что он может продать? Давайте пофантазируем.

– Ну, в самом худшем варианте – Крым, «ЛНР» и «ДНР» так называемые (временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей. – «ГОРДОН»).

– Оставить себе то, что было до 24 февраля?

– 23-го. Или желательно всю Луганскую и всю Донецкую области. Он может сказать так. Для него это желательно. Он может сказать: «Смотрите: вся эта история затевалась, чтобы защитить «ЛНР» и «ДНР». Вы же помните, что мы в начале декларировали?» Хотя никто уже не помнит. И декларировали совершенно другое: «до Львова». Но тем не менее. И «НАТО до границ 97-го».

– «Денацифицировать», «демилитаризировать» всю Украину.

– Да. А когда ему скажут: «А какого хрена вы под Киев заперлись и аж в Херсон?» – он скажет: «Так подождите. Там же были группировки НАТО и подготовленные НАТО украинцы, которые хотели захватить у нас Крым, хотели захватить «ЛДНР». Мы пошли туда, их разгромили. Потом сосредоточились на обороне. Вооруженное до зубов украинское воинство аж в 1,2 миллиона было нами разгромлено – не может дальше наступать. Все: мы задачи выполнили. Солдаты с честью возвращаются домой. У нас 100 тысяч погибших или 150, или 200? Ну так а что же вы хотели? Со всем НАТО злобным воевать».

– Сопутствующие потери. Бывает.

– Да. Это минимум, который можно продать в России и попытаться уцелеть. Максимум звучит так. Это то, что они выдвинули как переговорную позицию: с учетом новых территориальных изменений, то есть Херсонская и Запорожская еще. Но мы же понимаем, что если что-то выставляется на переговоры – значит, это уже предмет торга. Значит, они морально к этому готовы. Для него Луганская, Донецкая области и Крым – достаточно. Поэтому так отчаянно укладывают тысячи людей на штурм Бахмута и Соледара: потому что они надеются захватить это, потом всю Донецкую. Хотя там еще пять крупных городов, которые они устанут брать. Куда крупнее, чем Бахмут и Соледар. Но тогда можно… Опять же, мы отбили часть Луганской, и надо нас снова выбивать. И вот эти мобики пойдут, скорее всего, туда, чтобы был, так сказать, «ДНР» и «ЛНР». Вот две главные цели. Ну и Крым удержать. И это, в принципе, как ему кажется, гарантирует ему минимальное выживание. Но здесь предельно важно то, как мы держим рамку.

– Может, его это и устроит. Так это Украину не устроит.

– Нас не устраивает, да. А поскольку мы держим рамку… А в мире есть консенсус, это правда – относительно того, что что считать победой, определит Украина. А мы не сдаемся и говорим: «Ребята, фигушки. Ничего. Полное, включая Крым, освобождение. Украина 91-го года», – то для него это политическая смерть. Наши условия для него – это политическая смерть. Поэтому он борется за выживание и готов положить сотни тысяч россиян в могилу, чтобы уцелеть самому.

И тут вопрос – когда все эти сотни тысяч россиян или хотя бы сотня первых россиян из списка Forbes сообразят, что на кону сто их жизней и одна жизнь одного плюгавого дедушки. Решение, в принципе, понятно. Но, учитывая особенности российского менталитета, который веками создавался, я думаю, что дедушка будет кидать в топку сотни-сотни тысяч. Но наша позиция понятна: мы или вас всех убьем, или вы уйдете отсюда – и тогда мы вступим в переговоры.

– Я сейчас точечно хочу спросить вас. С 16 января по 1 февраля учения в Беларуси. И многие пишут, в том числе официальные украинские ведомства, что в эти даты надо настраиваться на то, что количество воздушных тревог возрастет кратно. Плюс возможные обстрелы и опять вся та же история с дронами. Потому, что может быть, они сейчас накапливают. Плюс я сейчас помню то интервью резонанснейшее, которое Валерий Залужный перед новым годом давал The Economist, где он в том числе говорил, что в начале года, то есть это январь-февраль, со стороны Беларуси на Украину возможно новое наступление.

– Значит, сегодня представители Пентагона выступили и сказали: «Мы не видим угрозы со стороны Беларуси». Ее действительно пока не видно, но есть у них, скажем, такая… Они мечтают об этом, они мечтали бы, но реально оценивая свои возможности и возможности белорусской армии, они понимают, что не получится. Беларусь используется россиянами сейчас преимущественно как учебный полигон. Там с советских времен очень хорошая учебно-материальная база: полигоны, казармы, учебные центры. И они катают своих мобиков, которые потом отправляются на Донбасс. Потому что в России не хватает центров подготовки для такого количества людей. 90 тысяч вмещают все российские центры разово. А они должны подготовить 150-200, по плану. И со следующего – он еще больше. И используют Беларусь. Из 11-ти тысяч российских войск, которые там есть, 7 – они на ротационной основе. Приехали, обучились – и уезжают.

Белорусская армия воевать не будет. Они очень четко дали понять, что «мы не воюем», и своему руководству, и российскому руководству. «Мы не будем воевать». Поэтому угроза в теории там есть. Понятно, что и 11 тысяч могут попытаться предпринять какую-то провокацию и так далее, и так далее. Но серьезной угрозы вторжения, подобной тому, как было в начале войны, не просматривается. Даже если бы они прямо сейчас начали. Там не только нет группировки – там нет даже признаков создания группировки. И если они прямо сейчас начнут ее создавать – ну, до конца апреля где-то будут создавать ударную группировку, не меньше. До середины, конца апреля. То есть берем середину за условный срок, чтобы не говорить «конец», «начало». Это очень непростая, нескорая вещь. Да и где их взять-то? Да и какой успех? Чтобы наступать на Киев? Минимальный успех по Киеву обеспечивается не менее чем 150-тысячной группировкой. Меньшая не пройдет. Потому что 4-миллионный город, и воевать любым меньшим количеством нереально абсолютно. Учитывая, насколько мы заминировали границу, насколько мы там готовы сейчас, сколько здесь войск ее охраняют и так далее, это абсолютно нереально. На Волынь? Ну так там тоже их ждут с «любовью», как бы уже все подготовлено. Нереально. И они это знают. Поэтому они будут постоянно угрожать, будут провокации. Я не исключаю обстрелов, я не исключаю провокаций, чтобы держать наши войска и их не перебрасывали под тот же Бахмут. Но Украина так расположена в отношении России, что мы вынуждены вести самые глупые из возможных видов обороны. Мы должны быть равномерно сильными во все стороны. 5/6 нашей территории – это граница с территориями, на которых находятся российские войска: Беларусь, Россия, Черное море, Азовское и Приднестровье вдобавок. И только маленький кусочек от Приднестровья до Закарпатья и вся западная граница – это граница, которая нам дружественна. Поэтому… А все остальное – это российские войска. Поэтому обстрелы будут. И крылатыми ракетами, и «Шахедами». Просто их сроки будут растягиваться, интенсивность будет падать. Потому что ракеты все-таки заканчиваются. Они, конечно, производят, но они заканчиваются.

– А что Иран? Дал он им баллистические ракеты?

– Иран баллистику не дал, нет. На Иран оказывается беспрецедентное давление. Опять же, спасибо союзникам в этом отношении. Ну и сам он понимает, что влетать под новые санкции, когда у них и так там внутренние протесты, кровавые бои с полицией, – это не то, что Ирану нужно. А «Шахиды» – да. 1750 подписали, и 700 где-то использовано. Ну, где-то тысяча остается. Но они прибывают партиями. Это не значит, что у них прямо сейчас в наличии тысяча. У них осталось около 100-та сейчас. Они должны получить еще 250, прежде чем их интенсивно начать применять. Но я уверен, что следующий обстрел, который рано или поздно случится… Я бы обратил внимание на даты ближайшие: например, 12-15-е число. Он будет крылатыми ракетами, он будет «Калибрами», будут «Шахиды». Так же, как было на Новый год, к примеру.

– Почему 12-15-е?

– Ну, по темпам выходит так. Просто по темпам. Темпы постоянно раздвигаются их подготовки. Потому что подготовка – это не банальная вещь. Начиная с технического осмотра самолетов. Потому что пуск ракеты – и самолет трясется, заклепки вылетают… И надо перепроверять. Заканчивая подготовкой самих ракет плюс чисто тактика: куда бить по новой, как обойти…

Дело в том, что крылатая ракета – у нее есть специфика: она не может лететь где попало. Она идет только по совершенно определенным маршрутам, диктуемым местностью, погодными условиями и так далее. Мы эти маршруты более-менее знаем. Поэтому такие удачные перехваты. И им каждый раз нужно придумывать что-то новое. Например, в крайнем налете на Киев: на Новый год, по-моему, – вторая волна ракет прошла мимо Киева, дошла до границы Житомирской, Винницкой области – и потом повернула на Киев опять. То есть так пытались обмануть. Но все равно их сбили. Поэтому они придумывают приемы и способы, но…

– Вот почему так долго тревога была «новогодняя»…

– Да. Но придумать эти способы сложно. Поэтому особо тут ничего не выдумаешь. Да и качество ракет не позволяет. Поэтому каждый раз это занимает все больше и больше времени, а ракет все меньше и меньше. 560 у них всех типов сейчас, если не считать С-300: их много – там за 7 тысяч почти. Но они не достают до центра Украины. Это только прифронтовые города типа Харькова.

– Насколько важна в этой войне составляющая авиационная, составляющая дронов на сегодняшний день? Потому что, когда я слушаю военных, они говорят, что это огромнейший вклад, и без такого количества дронов разных модификаций, с разными задачами мы бы не смогли так успешно справляться со всем. И каждый дрон бережет огромное количество жизней украинских.

– Определяющее. Сейчас практически наступление и оборона даже малых групп, даже отделения, когда наступает 10 человек или взвод, – без дрона нереально. Особенно городские бои. Да и в поле тоже. Ситуативная осведомленность очень важную роль играет. Практически в каждом батальоне есть экраны, на которых непрерывно показывает дрон развитие обстановки. И командирам, конечно, намного выгоднее принимать решения, чем если бы они не видели, что творится на поле боя. И артиллерия наводится, и просто куда силы посылать, откуда противник лезет и так далее. Дроны – определяющее.

Многие пеняли министру обороны Алексею Резникову в том, что он сказал, что дроны не важны, что они не решают ничего. Но его слова неправильно поняли, как обычно. У нас же любят вырвать кусок – и потом… Он сказал: в планах Министерства обороны нет закупки – кого? «Свадебных» дронов так называемых. Понятно, что дроны малые – они являются на данном этапе исключительно прерогативой волонтеров. И те их поставляют в больших количествах. И это очень хорошо. А Министерство обороны вынуждено концентрироваться на принципиальных вещах. А принципиальные вещи – это, например, закупка западных танков, которые стоят бешеные деньги. И когда министру нужно выбирать между коммерческими или двойного назначения дронами и танками, например, или авиацией западными, то понятно, что он выберет. При условии: зная, что волонтеры все равно будут поставлять. Потому что если бы этого не было – конечно, Министерство обороны тоже бы закупало. Но благодаря поддержке волонтеров, всех нас – это… Чего уж, там, говорить? Министр-то сам волонтерит, сам дает деньги на Вооруженные силы. Мы понимаем, что у нас исключительно удачная ситуация, когда Министерство обороны может сосредоточиться на большом и дорогом вооружении, а дроны, которые работают в полях на уровне отделения, батальона, – они, конечно, слава Богу, могут быть закрыты волонтерами. Тут главное – ничем не препятствовать. Но и здесь у нас – помните? – была позиция, которая… Одна из самых рабочих машин Mavic-3 – умеют сбрасывать бомбочки, в отличие от Mavic-1 и Mavic-2. Они шли как товары двойного назначения, потому что было чистое недоразумение. Просто по формальным признакам они подходили. И вот в результате двухдневной борьбы в Кабмине между ветвями власти сняли эти ограничения – и теперь они снова поступают.

– Один из наших проектов. Вот то, что мы с Дмитрием Гордоном собираем благодаря нашей аудитории и благодаря нашим зрителям, читателям, посетителям, – это тоже Mavic-3. Потому что ребята на фронте, то есть высшее командование военное, с которым мы это в координации делаем, говорят о том, что нужны Mavic.

– Да, это основная рабочая лошадка войны. И тут, конечно, уже по принципу «количество бьет качество». Поэтому вот так это можно понимать. Дрон – это все сейчас.

– В этом контексте: а вот то, что происходит на военных базах, на аэродромах: в Энгельсе, там, взрывы в Курске, в Воронеже, Брянске… В общем, то, что взрывается, – а что это взрывается? Мы можем рассказать или нет?

– Мы не бьем по территории Российской Федерации. Исключительно по украинской территории. А что там происходит?.. Ну, курят в неположенных местах.

– Пьянствуют, курят.

– Опять же, при изъятии такого количества мобилизованных людей без спроса, в том числе специалистов по технической безопасности – чего можно ожидать? Что будут гореть институты, базы, понятное дело. Если они летчика, второго пилота, сняли повесткой по мобилизации прямо с вылета… Был у них такой инцидент. О чем можно говорить?

– Я помню.

– Специалисты по технической безопасности изымаются. Очень много людей изымается с авиабаз, даже с ракетных войск стратегического назначения: это святая святых – и посылаются в пехоту просто сейчас. Ясно, что рано или поздно обслуживание технических систем без специалистов будет приводить к техногенным катастрофам. Вот они и случаются все чаще и чаще. Я думаю, еще будут.

– Да? Где, думаете, будут?

– Та в разных местах, мне кажется.

– Кирилл Буданов сказал, что весной планируется большое контрнаступление украинское. Вы можете что-то к этому добавить?

– Так логика та же. Мы обсуждали в начале передачи, что выдохнутся их 150-200 – при условии, что они их полностью задействуют, а не поделят: половина – на фронт, а половина – в оборону, например. И за это время мы накопимся по западным поставкам – и будем готовы к контрнаступлению. Мы не готовы к контрнаступлению только по одной простой причине: нехватка западного вооружения и военной техники. Когда придет – все: мы готовы в любой день. Есть только нюанс. Этот «Рамштайн» 20-го января (встреча контактной группы по вопросам обороны Украины. – «ГОРДОН») – он очень многое покажет: характер и, главное, качество вооружений, которые поставляются. Потому что то, что дали американцы в этом беспрецедентном рождественском пакете на 3 миллиарда… Он же наступательный. Контрнаступательный, я бы сказал. Посмотрим, что даст «Рамштайн».

– То есть мы на «Рамштайн» надеемся. Там могут быть для нас хорошие новости.

– Конечно, конечно. Всякий «Рамштайн» приносил нам всегда качественный скачок для обеспеченности наших Вооруженных сил.

– Алексей, я хочу с вами обсудить такого персонажа, которого зовут [Евгений] Пригожин (российский бизнесмен, основатель частной военной компании «Вагнер». – «ГОРДОН»). Он просто сейчас, включая западную прессу, больше там появляется, мне кажется, чем сам Путин. Шоумен, повар, зек, психолог… Кто он еще?

– Трижды герой.

– Ну наверняка.

– Точно. Он герой «ДНР», герой «ЛНР» так называемых и герой России одновременно.

– Трижды герой террористических образований.

– Да, да.

– Слушайте, конечно, я когда на Новый год посмотрела его одно видео, где он на фоне трупов мобилизованных стоит, а они все в черных пакетах, причем грязных – и их сбрасывают как чистый мусор, как лопатой говно… Он стоит и поздравляет их с Новым годом – трупы. А потом следующее видео, которое он записывает, – он среди своих вагнеровцев находится, которые кто без руки, кто без ноги, то есть в каком-то лазарете, видимо. И рассказывает им чуть ли не в виде анекдота о том, что это так здорово, когда кому-то оторвало ногу – поставили железячку – и потом он снова пошел в бой, подорвался на мине… И классно же, что железячка, потому что просто на новую заменили. Я смотрю на реакцию и думаю: «Ну что же они сейчас ему? Может, они его на вила поднимут, вынесут?» Нет, они ржать начинают. То есть он ржет, и они ржут вместе с ним. На ваш взгляд, какая судьба ждет этого персонажа?

– Значит, Пригожин – фигура, которая решает несколько задач. Часть своих, а часть – не своих. Не свои задачи: Путин его использует вместе с его кувалдой и вот таким, брутальным, юмором, черные мешки – использует для одной практической цели: он показывает: «Вы хотите, чтобы меня не было? Вы хотите, чтобы Пригожин пришел к власти?»

– Для Запада.

– Просто пугало, да. В качестве пугала. «Ребята, я же еще вменяемый. Лучше со мной иметь дело. Я договороспособный. Иначе придут вот такие и будут иметь ядерное оружие. Те, которые на фоне мешков…» Вторая задача его – это пугать олигархов. Чистая причина. Если олигархи – это бояре, то он пугает… Помните первое серьезное публичное заявление Пригожина, когда он пошел в рост? «Почему дети олигархов не служат?»

– Да.

– Это сигнал олигархам: не будет Путина как арбитра – будут судить. И Пригожин со своими придет разбирать ваше имущество. Чтобы олигархи были смирными. Третья задача – это собрать ультрапатриотические силы, которые требуют решительных ядерных ударов по Нью-Йорку, по Вашингтону, тотальной войны и тотальной мобилизации. Дать им фигуру, вождя, на которого можно ориентироваться, – и сделать их таким образом подконтрольными. Потому что они опасны, когда они действуют поодиночке. А когда они вместе собраны, им даже разрешают ругать самого Путина, ругать армейскую верхушку. И четвертое – это пугать армейскую верхушку. Пригожин, Кадыров и Золотов: глава Росгвардии – они как бы альтернатива Генеральному штабу и Шойгу. То есть он ссорит силовиков.

Какие личные цели Пригожина? Думаю, что власть и деньги, как обычно. Какую форму он выбрал? Он выбрал форму, соответствующую традиционному российскому менталитету. Не важна мораль, не важны цели. Важно, чтобы хозяин мог наклонить. Вот кто может наклонить, тот и хозяин, того и надо слушать, тот и прав. Чистая сила. И он делает такой, православный, ИГИЛ, условно говоря, который славен – чем? Волнами смертников, абсолютной брутальностью, жестокостью по отношению к своим и чужим. И многим любителям сильной руки или очень сильной руки это страшно нравится. Нравится на уровне посидеть на диване в Челябинске и одобрить это все, заканчивая тем, что пойти туда и даже приобщаться к какой-то большой надличностной силе, которая, значит, всех побеждает, всех нагибает, не считаясь с потерями, не считаясь ни с чем, прет вперед, берет и так далее, наказывает жестоко и так далее, шкуру снимает, кувалдой убивает и так далее. Он совершенно точно работает на определенный тип российский. И народ начинает задумываться: «Может, вот она – новая сила, которая действительно способна нас – таких диких, пьяных, нецивилизованных – все-таки привести к победе? Все-таки собрать…» Просто, понятно, все через силу, прямолинейно и так далее. То есть решает и медийно-психологические задачи.

Участь его печальна. Он слишком пахнет мертвечиной. Начиная с распила сирийского дезертира. Помните, вагнеровцы распилили под камеру бензопилой? Заканчивая этим «кувалдингом» и прочим. И когда он отыграет свою роль, Пригожина не будет в том или ином варианте. Понятно, что он не станет никаким лидером России. Понятно, что коллектив олигархов либо силовиков поставят на нем точку очень быстро. Но пока он нужен. Он кует железо, пока горячо. Он надеется быть очень полезным Путину и части других силовиков, чтобы… Он фактически зарабатывает себе жизнь и безопасность. Потому что после того, что он наделал внутри России и снаружи России, у него дорога только одна. Все больше брутальности для того, чтобы поняли, что если надо сделать грязную работу… А как в России без грязной работы или в Африке: какой-нибудь Центральноафриканской Республике? То всегда есть Пригожин. А никто же не режет курицу, которая несет золотые яйца где-нибудь на алмазных копях в Центральноафриканской Республике или в Мали.

– Зачем он Путину, я понимаю. Но ведь аппетит приходит во время еды. Ему может понравиться такая власть. Он может увлечься. Как говорил Черномырдин про олигархов в России: «Так это же наши бабки. Мы им просто подержать дали. А они подумали, что это их».

– Но проблема в том, что слишком много олигархов в России, миллиардеров со своими частными армиями, со своими частными спецслужбами, со связями во всем мире. Во-вторых, у них есть коллективная солидарность. Ладно олигархи – силовики есть, другие силовики. Ну где Пригожин, а где директор ФСБ, например. Вы же понимаете, что это абсолютно не те весовые категории. При всем пригожинском этом «Вагнере», гоноре и прочем – если ФСБ не захочет, он проснется, а его голова в тумбочке. Он, конечно, приобретает власть. И ФСБ труднее с ним. Но труднее только потому, что Путин пока позволяет. Вот и все.

– Вы знаете, я буквально на днях делала интервью с Петром Кузыком. Это комбат батальона «Свобода». Они под Бахмутом. Там очень-очень тяжело. Он сам имеет три контузии и продолжает там оставаться с ребятами. Он рассказывал в подробностях, что и как происходит, но я как раз хочу сказать, о вагнеровцах что он сказал. Потому что он с ними как раз сталкивается постоянно. И с теми, кто в плен сдается. А таких немало. Он говорит о том, что обещает платить вагнеровцам Пригожин $3-3.5 тыс. в месяц. Но чтобы это не платить – немалые, в общем-то, деньги, особенно для России, особенно для таких слоев населения, – они придумали классный способ. И каждый месяц 28-29-го числа наши уже знают, что будут переть со стороны русских такое огромное количество людей… Причем на убой, которых просто пускают под откос.

Более того, они еще придумали новый способ утилизации зеков. Но когда я одному человеку сказала об этом, он говорит: «Ну какой же это новый способ? Это Вторая мировая. Все придумано до нас: ведение войны». То есть они зеков – тот самый ненужный расходный материал – пускают для разминирования наших полей. То есть это самый дешевый и как бы такой, «чистильщицкий», способ обеззараживания территории. Реальный мясокомбинат. Пригожин не жалеет никого. Они расстреливают своих перед строем. То есть там чистая система заградотрядов, когда или туда иди – смерть, или обратно – тоже смерть. Поэтому единственный способ выжить – это, действительно, нашим сдаться в плен. А наши хорошо обращаются с пленными. Они не обижают, в отличие от русских. Тем мы и отличаемся, собственно говоря, от уродов.

Но я вас к чему сейчас подвожу? Сегодня институт изучения войны опубликовал свой очередной доклад, где они сказали о том, что для Пригожина Соледар и Бахмут – это такая пиар-акция. Ему очень важно там показать успех Путину. Не важно, какой ценой. А я продолжу. Иван Яковина вчера большой пост написал по этому поводу – просто свои размышления. Он считает, что если бы вдруг удалось что-то, там, завоевать Пригожину, условно говоря, положив, там, 70 тысяч мобиков своих или «вагнеровцев», или зеков – неважно, как мы называем, – он бы пришел к Путину и сказал: «Смотри: у тебя никакая армия, ни ФСБ не смогли ничего сделать, а я вот 70 положил. Какая разница? У нас потенциала и ресурса много. Дай мне 500 мобилизованных – вот я тебе опять на Киев пойду и уже покажу что-то».

– Все правильно. Только небольшие поправки. Первая: вагнеровцев за сдачу в плен расстреливают. И у них раненые подрывают себя гранатами. Потому что общий такой приказ: «Не смейте сдаваться. Обменяем – и убьем». Такой кувалдинг как бы. Это считается предательством: сдача в плен. Некоторые все равно попадают, но тем не менее. Значит, второй момент, что касается того, что «Вагнер» очень разный. И профессиональные наемники либо по-прежнему служат во всяких африках или сириях и прочих местах, либо служат инструкторами или боевым костяком, то есть военными специалистами: операторами дронов, наводчиками техники, артиллерии и так далее. На мясо вперед пускают ЗК либо просто мобилизованных, либо просто поведшихся на посулы, что типа «вступайте в «Вагнер». У нас тут гораздо лучше».

И типично штурмовая группа «Вагнера» выглядит так: 30 человек, которые потом делятся на какое-то количество в зависимости от обстановки по 10-15. Они идут вперед, у них есть один старший: обычно это профессионал «Вагнера», – который фактически их подгоняет и контролирует. Они прут вперед, их наши кладут. Приходят следующие – кладут. Приходят… И вдруг, когда у наших кончились патроны и они понесли потери или дрогнули и отступили, то они хватают позицию, немедленно пополняются – и все начинается с начала. Это ползучая тактика по принципу «боец «Вагнера» должен быть поставлен в переменный состав». Не постоянный, а переменный: эти ЗК, мобилизованные, заманенные в ситуацию между гарантированной смертью в тылу и возможной смертью на фронте. Понятно, что народ выбирает возможную смерть. Потому что кто отказывается – расстреливают сразу перед строем. Это просто волны смертников: классическая история. И она дает свой эффект. Но этот эффект… Соледар не взят до сих пор и Бахмут. Сколько его берут уже?

– Да. Ну и не возьмут. Да?

– Соледар могут взять. Там обстановка очень сложная. Бахмут не возьмут точно. По крайней мере половину Бахмута не возьмут, потому что там речка делит. Разве что обойдут по флангам, о чем они очень сильно мечтают. Нельзя говорить точно. Посмотрим. Приедет 200 тысяч – там станет настолько грустно, что, возможно, придется прощаться и с Соледаром, и с Бахмутом. Но по крайней мере мы делаем все, чтобы этого не случилось.

Что касается общей эффективности. Конечно, им не жалко эти 70 тысяч. Но в принципе, так воевать нельзя, потому что взятие 10-ти городов – значит, это будет 700 тысяч. Десяти таких, как Соледар и Бахмут, районных центров. Даже если они ставят задачу захватить всю Донецкую область, то давайте посмотрим, что там есть. Там Славянск, Краматорск, Дружковка, Константиновка – города не чета Бахмуту, и Соледару особенно. И если они под Бахмутом и Соледаром положили 80 тысяч убитыми и ранеными, представьте, что нужно, чтобы взять Славянск и Краматорск. Это же вообще можно рехнуться. Если бы они, например, клали 20-30 и брали, тогда еще куда ни шло. 70 – это все-таки не та цена. Поэтому даже если они возьмут… А воюет там далеко не один «Вагнер»: там российские десантники штурмуют… Там три составляющих сейчас под Бахмутом и Соледаром: российские десантники восстановленные – 106-я дивизия, – «Вагнер» и мобики так называемые: штурмовые отряды и такое прочее. Штурмовые отряды в полках сформированы и прочее, и прочее. Поэтому «Вагнер» там только третий. Нельзя сказать, что это все «Вагнер». Во-вторых, это комплексная, совместная операция. Ну и воевать так бесперспективно. Можно взять Бахмут, можно взять Соледар, но нельзя выиграть войну подобным способом. То есть на локальном уровне: особенно для солдат и офицеров, которые воюют там, – это может казаться эффективным, потому что они все-таки ценой огромных потерь, но наших оттесняют. И у нас потери большие. Но если подняться выше, на стратегический уровень, – то так войну невозможно выиграть. Это все равно, что топить деньгами. Штурмовая пехота мотивированная: неважно, как мотивированная: позитивно или негативно, – это самая главная ценность в войне. Ценнее, чем вся западная техника. И расходовать ее такими темпами на взятие двух районных центров – это дорога в никуда. Поэтому на месте для наших бойцов, которые каждый день с этим имеют дело, – это, конечно, очень тяжело. А если посмотреть в целом на перспективы выигрыша войны такими темпами – это ни о чем.

– Я с вами хочу обсудить тему, которая, мне кажется, звучит сейчас у каждого украинца и, более того, не только украинца, но и по всему земного шару об этом говорят: даже маленькие дети. Мне вчера Алиса – средняя дочка, ей шесть лет… Во-первых, каждый раз, когда она сидит, там, обедает, ужинает, и они пьют «Кока-колу» какую-то или компот, она всегда поднимает тост и говорит: «Ну, чтоб Путин сдох». То есть 6-летний ребенок, оно вроде как-то так… Да? Но тем не менее о чем сейчас все думают. Вчера она мне говорит: «Мама, ты хорошо стреляешь?» Я говорю: «А зачем тебе?» – «Ну ты пойди в магазин, купи лук, стрелы. Можешь встретиться с Путиным? Ты с ним встреться – ну и все», – говорит, – «решим проблему. Все страны будут счастливы». Это 6-летний ребенок говорит. То есть эта идея витает в воздухе просто вот здесь, там, там… Я уверена, что она к вам в голову тоже приходила не раз. Я переадресовываю вам вопрос. Скажите, Алексей: вы хорошо стреляете? И что бы вы сделали, если бы с Путиным встретились?

– Ну, те, кто меня учил стрелять, говорят, что вроде неплохо. Такова их была оценка. Что касается того, что бы я сделал с Путиным… Я бы предложил ему покаяться как христианину перед смертью.

– А он христианин? Со всеми шаманами, куклами вуду…

– Я? Христиане не используют шаманов и кукол вуду. Я такой, интеллектуальный, христианин, который, там, вот институт святого Фомы Аквинского, высокая теология, Фома Аквинский и так далее. Я не тот, который яйца красит в церкви на Пасху.

– Нет, я имею в виду Путина. Разве он?..

– Путин… Так покаяться можно и язычнику предложить. Я как христианин предложил бы ему покаяться. Вот. Перед смертью.

– А дебаты интересно вам было бы с ним провести перед этим?

– С Путиным? Та нет, мне он понятен, прозрачен как фигура. Не интересен. У него не сложная система мотивации. Не о чем дебатировать. Я бы с [российским террористом Игорем] Стрелковым поговорил, например. Он интересный. Потому что этот человек, в отличие от Путина, верит. Верит, есть картина мира, можно было бы какие-то узлы обсудить, покритиковать, понажимать, проверить на логический излом и так далее. Ну, с кем-то из российских демонологов типа Дугина. А вообще россияне – очень несложные фигуры, с примитивной мотивацией, набор рефлексов. И Путин – очень простая фигура. Он за счет своей простоты и держится 23 года. Будь он чуть сложнее – слетел бы.

– Слушайте, я где-то неделю назад сделала интервью с Кристиной Курчаб-Редлих. Это польская писательница, она номинировалась на Нобелевскую премию. Она написала книгу несколько лет назад – настоящая биография Путина. Потрясающая, конечно, история. Она доказывает, что то, что на самом деле он людям о себе рассказал, – это фейк. Потому что начиная с его даты рождения – ему на самом деле не 70, а 72, если верить ее всем данным. Родители его настоящие от него отказались. Его мать его бросила. Только недавно его мать умерла в грузинском селе забитом. По матери у него в этом же грузинском селе есть еще две сестры и брат, с которыми он категорически не общается, хотя там ФСБшники окружают. Его отчим первый по матери – настоящий, который был грузином – его жестоко избивал до 10-ти лет, а в 10 лет его усыновила семья из Питера, собственно говоря, которые для него стали строкой в его официальной биографии. И вот его этот приемный отец, которого он всем представляет как настоящего, его продолжил избивать. Ну и, собственно говоря, там дальше она рассказывает, как это все проистекает уже во взрослую жизнь, в личную жизнь, в жен и так далее. Слушайте, ну человек с такими комплексами, человек… И вот сейчас, получается, весь мир страдает из-за этих его жутких внутренних историй непроработанных?

– Вот здесь человечеству как раз хороший повод задуматься о самих себе. Знаете, как даосы говорили? Если у тебя появился крупный враг – подумай, что в тебе не так, на что он тебе указывает. Мы – все человечество, а не только украинцы – оказались в ситуации, когда сумасшедший человек с абсолютно сломанной психикой, израненной, находится в ситуации, когда он может одним своим приказом ликвидировать все человечество. А что это нам говорит о самом человечестве? Как мы дошли до жизни такой? Может, в нас пора что-то менять? В наших общественных и политических практиках. Ведь роль того же Запада во взращивании Путина – она определяющая. Они его приветствовали как самого западного политика, они вели с ним бизнес, как обычно, они 50% экономики Европы подсадили на газ дешевый путинский и так далее. Несмотря на Грузию, Тузлу, убийство Литвиненко и мириады преступлений, которые он совершил. Все пытались сохранить ему лицо до недавнего времени. Если бы не мы – украинцы, – так бы и было. Но и у нас он был когда-то самым популярным политиком – помните? То Лукашенко, то Путин – политик года.

– Нет. Путина – не помню. Потому что это, возможно, было до 13-14-го.

– Ну безусловно. В начале же был. Все предупреждали, что нельзя…

– А Лукашенко – да. Все годы до того, как он уже на выборы не пошел, а, по сути, сфальсифицировал, назвав себя президентом, Лукашенко возглавлял все вопросы. Конечно.

– Ну вот проблема в нас. Я бы думал сейчас не о Путине. С Путиным все понятно: ему конец рано или поздно. Я бы думал: как мы, человечество, доигрались до такой жизни, что маньяк, который не выдержал бы банального психиатрического осмотра, стал главой ядерной державы – постоянного члена Совета Безопасности ООН и 23 года пребывает, и держит мир в заложниках? Может, в нас что-то не так? В ООН и в нас.

– Это большой разговор. И мне нравится, что он уже то и дело поднимается. То там, то там звучат об этом уже голоса серьезных людей, которые тоже понимают, что нужно менять. И благодаря Украине, собственно говоря, этот разговор идет. Хорошо. Я под завязку хочу немножко таких, как раз о нас, вопросов позадавать. Алексей, вот вы советник Офиса президента (интервью было записано до увольнения Арестовича с этой должности. – «ГОРДОН»). То есть не конкретно какого-то человека, а советник Офиса президента, насколько я понимаю. В вашей «корочке» написано. А если конкретизировать: кому именно в Офисе и что вы советуете? Если взять из каких-то свежих идей и советов.

– Я идеи не могу говорить, потому что у меня сфера – национальная безопасность. Во время войны все советы, которые я даю, лучше не рассказывать. Но работаю я в основном с Андреем Борисовичем Ермаком, с Михаилом Подоляком и еще с некоторыми замами, которые ближе к силовой части, скажем.

– Хорошо. Из того, что можно рассказать. Например, что вы такого посоветовали Андрею Ермаку, что он воплотил в жизнь, и вам это приятно?

– Ну, могу сказать, что я имею некоторое отношение к комиссии Макфол – Ермак – к санкциям. И занимаюсь санкциями с самого начала войны. В своей маленькой части занимаюсь очень активно. И там очень удачные ходы были.

– А какая самая большая гордость?

– Ну… Перебили мы им, там, – и не одну – очень важную поставку. Не одну.

– Вы знаете Валерия Залужного много лет. И много лет, я так понимаю, с ним дружите.

– Да.

– Он крайне мало дает интервью. Более того, я, наверное, телевизионного ни одного его не видела. Вот скажите как человек, который хорошо его знает: какие его главные качества вы бы выделили?

– Он очень спокойный, очень ироничный. А это признак реально очень сильного человека. Его невозможно сбить с его линии. Это крайне важно, потому что война – это противоборство даже не столько интеллектов, сколько воль. Полководцы находятся в незримом, но очень хорошо, поверьте, ощутимом… В любом штабе прямо чувствуется, как тебе противостоит такой же штаб и военный руководитель с той стороны. Это столкновение. Знаете, как у шахматистов: шахматный поединок по напряжению воль куда круче, чем боксерский. И все, кто в зале, это прекрасно ощущают. Там столкновение воль бешеное. Нужна сверхволя, сверхволевые качества, чтобы стать чемпионом мира по шахматам, например.

– Ну и мозгов.

– И мозгов, да. Ну вот он человек, который держит линию практически безупречно. Вот линию он выбрал, способ ведения войны – и его сбить невозможно. Это крайне важно. Любой другой человек, чуть менее устойчивый, – его бы колебания очень дорого обошлись. Потому что он командует всеми силами обороны, а не только ВСУ. Каждый вооруженный человек сейчас в стране подчинен в генеральном отношении Залужному. И это крайне важное качество. И самое главное: это поразительно для человека, ведущего континентальную войну против противника, который мечтает победить, уничтожить нас и захватить Европу, против нового Гитлера, – он очень добрый. А добрым может быть только очень благородный человек, очень моральный человек и очень умный человек.

– И сильный.

– И сильный, да. При наличии такой власти… Профессия же связана с уничтожением людей, как ни крути. Обычно там не про доброту. Но вот он умудряется быть добрым. Посмотрите на этих монстров со стороны России. Суровикин тот же – там ничего людского уже нет.

– Гоблины.

– Это не вполне себе люди. А Залужный остается добрым и улыбчивым человеком. Принимая каждый день решения, связанные со смертью и своих, и чужих. Это феноменальная вещь. Обычно профессиональная деформация приводит к суровости: причем очень большой суровости – таких людей. Но нет, он остается добрым и сильным человеком. Меня спросили как-то, с кем я его сравниваю. С китом. Вот он большой, как кит. Добрый, как кит. Улыбчивый, как кит. Но если разъярить, как бы кит – это кит: снесет все. Это Залужный.

– А с кем бы вы себя сравнили?

– Ну, мне трудно сказать. Наверное, все-таки должны другие люди говорить.

– Вот вы сказали о спокойствии. А вот вы лично, имея такую: спокойную, пофигистскую, я бы сказала, – манеру изложения, – вы хоть раз орали на кого-то? И когда это пришло? Это так с детства? Темперамент на людях такой, или это?..

– Нет, Алеся. У меня темперамент бешеный абсолютно. Абсолютно бешеный. Я просто большую работу над собой проделал. А в жизни я… Ну, не в жизни, а до работы над собой я абсолютно бешеный был. Я такие выходки вытворял, что…

– Ну например.

– Ну, про все не расскажешь. Но я, например, в 5-летнем возрасте сбегал из дома. Обидевшись на невинное замечание мамы, я сказал: «Мама, ну тогда…» – «Что ты сделаешь?» – она спросила. Я сказал: «Я уйду из дома». – «Ну давай». И я ушел в пять лет. Три дня искали с милицией и со всем остальным.

– Боже…

– Причем я жил в собственном дворе, никуда далеко… Я уже тогда знал, что прятаться надо на самом видном месте. И я то у друзей, то во дворе.

– Бедные родители.

– Бедные родители, да. Ну всякое такое. Обо мне… Как это? Человек многоликий, как сказал один мой знакомый. Меня настоящего мало кто знает. Потому что я бываю разный – очень разный. Есть одно большое заблуждение: что я такой, хрустальный, мальчик. По крайней мере многие люди, которые меня не любят, меня пытались представить в этом качестве.

– (Смеется).

– Но чем дольше твои противники в этом заблуждении, тем лучше.

– Тем лучше.

– Тем лучше.

– Последний – быстрый – вопрос. Ваша мечта на сразу после победы. Что вы первым сделаете?

– Я говорил уже много раз. Я реально выйду, сяду на скамейку, возьму травяной чай – и буду сидеть и смотреть в одну точку. Дело в том, что на мне лежит колоссальная нагрузка: общение со СМИ, которое очень сильно выматывает. Вы же сами знаете, что это такое: десять интервью в день дать. Это можно рехнуться.

– Невероятно.

– Это очень тяжело. Это только люди, которые ни одного интервью в жизни не давали, не знают, какая это тяжелая работа.

– Да.

– У меня же еще куча работы, которую никто не видит. Огромный объем. И это, конечно… У меня просто «взгляд на тысячу миль», что называется. Просто сесть – и в одну точку… Как мужчины, которые задолбались, отдыхают? Они садятся, в одну точку смотрят, пока в себя не придут. Их нельзя трогать. Вот я буду два часа сидеть. Этот чай остынет, я его не выпью, я про него забуду, но я буду смотреть в одну точку и понимать, что все: можно некоторое время никуда не бежать и ничего не делать.

– Алексей, спасибо вам большое за это интервью. Я вам желаю и нам желаю, чтобы ваша скамейка с травяным чаем наступила как можно скорее. Ну как минимум в этом, 23-м, году.

– Мы работаем на это все вместе. И вы, и я, и все мы.

– Спасибо.

– Спасибо вам.

– Слава Украине.

– Героям слава.

 

(Оновлено 8:00)

BBC News

Главное к этому часу

Закончился 328-й день войны. Коротко о некоторых событиях и заявлениях последних часов.

🔺По последним данным, в Днепре в разрушенной российской ракетой многоэтажке погибли 45 человек, в том числе шесть детей. Около 20 человек еще числятся пропавшими.

🔺Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте объявил, что Нидерланды вслед за США и Германией собираются дать Украине современную зенитно-ракетную систему Patriot.

🔺Украина получила первый транш на три миллиарда евро из программы макрофинансовой помощи Евросоюза, общий объем которой составит за 2023 год 18 млрд евро.

🔺Главнокомандующий Вооруженными силами Украины Валерий Залужный во вторник в Польше впервые очно встретился с начальником Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Марком Милли. Украина и союзники готовятся к очередной встрече в формате «Рамштайн» 20 января.

🔺Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) объявило, что с этой недели группы ее специалистов будут постоянно присутствовать на всех действующих атомных электростанциях Украины, а также на аварийной АЭС в Чернобыле.

🔺Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль во вторник сказал, что российским ракетным налетом 14 января были повреждены девять блоков электростанций: один — на востоке страны и восемь — на западе.

 

Deutsche Welle

Александра Индюхова

«Эта война страшная». Танкисты ВСУ о боях под Бахмутом

Одна из танковых бригад ВСУ, принимавшая участие в боях под Бахмутом, рассказала DW о ситуации на передовой и о том, почему Украина должна избавиться от «советского танкового наследия».

Донецкая степь. 17-градусный мороз и сильный пронизывающий ветер. В нескольких километрах — линия фронта, идут бои за Бахмут и Соледар. Посреди поля пехотинцы и танкисты одной из танковых бригад ВСУ проводят обучение. Несколько дней назад их вывели из боев под Бахмутом для короткого отдыха и пополнения. Чтобы добраться до танкистов, нужно идти пешком несколько километров по бездорожью — из соображений безопасности.

«Трудно в бронежилете? Ручки-ножки замерзли? — спрашивает офицер танковой бригады Игорь на подходе к месту дислокации батальона. — А теперь представьте, как ребятам в промерзших окопах, где нельзя буржуйку разжечь, чтобы не раскрыть позиции. А им надо еще постоянно патроны заряжать!»

В РФ никто не считается с потерями?

Не все военные называют свои имена, не все желают фотографироваться. У некоторых родственники на оккупированных территориях, семьи других вообще не знают, что они на фронте. Пехотинцы и танкисты говорят с DW во время короткого перерыва между стрельбами и рассказывают о боях под Бахмутом и Соледаром.

По наблюдениям офицеров танковой бригады, в настоящее время соотношение сил в этом районе составляет около десяти российских солдат к одному украинскому военному. На этом участке фронта ВСУ имеет дело с российским ЧВК «Вагнер», который привлекает в свои ряды заключенных из российских тюрем.

Под Бахмутом и Соледаром позиции расположены очень близко, рассказывает один из командиров бригады Олег: «Идут ближние бои. Настолько, что мы даже слышим, как их командиры отдают приказы». Пехотинцу Игорю чуть больше 40 лет. Видно, что он устал, как и другие военные. Игорь говорит, что «украинские военные воюют на грани человеческих возможностей», ведь «банально нет возможности спать». Обстрелы не прекращаются, атаки пехоты — тоже, ни днем, ни ночью.

Другой Игорь — офицер — рассказывает, что в сторону украинских позиций «волнами» идут маленькие группы по 10-15 человек — прямо на заградительный огонь из украинских окопов. «Мы стреляем, они погибают — в поле горы трупов. Потом новая группа идет. Они даже не помогают своим раненым, идут дальше на нас», — описывает он пережитое на фронте.

«Мы теряем людей… Но я не понимаю… У них ведь огромные потери. С этим что, никто там не считается?» — спрашивает пехотинец Игорь. Его товарищ Дмитрий говорит, что «выдерживать все это тяжело», однако, по его словам, «выбора нет». «Мы сознательно пошли на фронт. Я хочу и должен защитить свою страну, свою семью, чтобы мы имели будущее», — добавляет он.

Советская броня не выдерживает «современных калибров»

Продолжение контрнаступления и дальнейшее освобождение оккупированных территорий Украины возможны при наличии большего количества техники, оружия — желательно не советского образца, считают командиры танковой бригады, с которыми пообщалась DW.

Инженеры бригады показывают советские танки Т-72, которые они должны ремонтировать после боев. Свою ремонтную мастерскую военные развернули под открытым небом посреди поля под деревьями. На земле — ящики с инструментами, генераторы, рядом работает грузовик с краном, вытаскивающий двигатель из одного из Т-72. Инженер танковой бригады Андрей рассказывает, что во время боя мотор заглох, но «механик каким-то чудом его снова завел, и экипаж смог спастись»: «Видите, вот эта сквозная дыра в двигателе. Он не подлежит ремонту». Старый поврежденный двигатель механики меняют на новый. «Новый» — это условно. Все запчасти к Т-72 производятся в РФ, а Украина уже давно их не закупает. «Запчасти у нас еще есть на складах. Но кое-что бывает в дефиците. Тогда мы разбираем поврежденные наши или захваченные российские танки», — объясняет Андрей.

По мнению механика, украинская армия должна отказаться от «советского танкового наследия» — техники советского производства. Ведь ее броня, по его словам, не выдерживает «современных калибров», так что не может защитить экипаж. Как добавляет заместитель командира одного из ремонтных подразделений бригады Константин, Украине, чтобы иметь большее преимущество на фронте, нужно оружие и техника иностранного производства: «Мы можем победить их (армию РФ. — Ред.) только технологиями».

В ожидании танков Leopard

Командиры танкового батальона рассказывают DW, что их подчиненные предпочли бы как можно быстрее получить новые танки, потому что «хотят как можно скорее завершить деоккупацию территории Украины». В бригаде дискутируют о возможностях немецких танков Leopard, по поставкам которых Украине в Германии ведутся дискуссии, а также обещанных западными партнерами немецких БМП Marder и американских Bradley. «Leopard — это то, что нужно сейчас. Высокоточные прицелы, приборы ночного видения, может работать в любых погодных условиях. И главное, «русские» боятся Leopard», — считает офицер Константин. Танкисты же добавляют, что «будут точно знать, что они могут с Leopard, когда увидят их, пройдут обучение и испытают».

Механику танковой бригады Сергею, который под открытым небом сваривает радиатор, более 50 лет. В ВСУ он еще с 2014-го. Его пальцы повреждены инструментами, на одной руке ранение. Как бы там ни было, но ВСУ западная техника нужна, желательно с запчастями и «ремонтной логистикой», отмечает он.  Сергей и ее готов ремонтировать: «Техника вся одинакова. Как работают механизмы, моторы, большой разницы нет. Главное то, что я знаю, как из ничего сделать все!»

Сергей и его товарищи получили в ремонт несколько танков, БМП и грузовиков. Все нужно сделать «вчера», потому что под Бахмутом и Соледаром бои становятся все ожесточеннее. Инженеры танкового батальона тоже не всегда спят.  Говорят, что «надо выстоять». «Эта война страшная… Мы должны победить, чтобы остаться свободными», — говорит DW на прощание офицер Игорь.

 

(Оновлено 7:00)

Виктор Небоженко

НЕПРИЯТНЫЕ «МУКИ» ЗАПАДА

Надо признать, что путинская Россия более эффективно использует «стратегию сдерживания» и запугивания США, НАТО и ЕС , чем Запад сдерживает агрессию России в Украине. Агрессивная наглость и ядерный шантаж Путина действует как гипноз на западных политиков , парализуя их волю и совесть. Увы, кажется, Запад боится России больше, чем Россия боится Запада. И Путин чувствует это, по стыдливому и сдержанному поведению основных европейских политиков. Хотя Запад сильнее России в прямом и переносном смысле.. Напомним, что в Корее, Вьетнаме, Ираке. Югославии, Сирии американцы и их союзники не боялись столкновения с Россией, а сейчас вдруг «скисли».

Сейчас Запад так осторожно и мучительно тяжело помогает Украине обороняться  против  агрессора-путинской России, которая поняла, что ей уже нечего терять в международном обществе.

Складывается  впечатление, что Запад боится победы Украины, но еще больше боится поражения антизападной России, как это было в 1917 и 1991.И в том и в другом случае Запад не справился и проиграл Россию, сначала Сталину, а теперь проигрывает Путину.

Запад до сих пор не понял своей миссии в российско-украинской войне.

Запад больше интересует, что будет после войны, а не во время этой войны. Дело доходит до того, что Запад размышляет, как ему лучше (выгоднее) поступить уже после окончания войны — помогать   победившей, мужественной, но ослабленной Украине, спасшей Европу или помогать проигравшей, но богатой полезными ресурсами, временно покорной России.

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Вот и закончился триста двадцать восьмой день войны. На фронте существенных изменений нет. На слуху все те же названия: Бахмут, Кременная, Сватово, Марьинка…

Налицо равновесие. Никто никого не может передавить. И теперь совершенно ясно, что от того, что стороны смогут в ближайшее время положить на свою чашу весов зависит весь дальнейший ход войны.

Более менее понятно, что будет класть Россия — пушечное мясо в неограниченном количестве. Она уже и так все последние месяцы его кладет, и, вероятнее всего, продолжить это делать. Еще она будет продолжать обстреливать украинские города. Вот так, как давеча Днепр.

Ах, вы не можете сбивать баллистические ракеты? Прекрасно! Тогда именно ими мы вас и будем обстреливать! И не беда, что они не точные и поэтому могут попасть в жилой дом. Это как раз то, что нам нужно! Мы хотим, чтобы вы плакали! Мы хотим, чтобы вы сдались. Мы хотим, чтобы вы молили нас о пощаде…

Дети погибают? Просто замечательно! Это вы виноваты в их смерти! Давно бы уже сдались и все было бы хорошо. И дети были бы живы. Как говорится: сами себя задерживаете. Ваше фирменное упрямство  и губит ваших детей. Хоть бы их пожалели, что ли… Какие вы бессердечные!

Вот с этой вывернутой наизнанку путинской логикой невозможно спорить. Как невозможно спорить с параноиком о том, что ему ничего не угрожает и его никто не преследует. Или доказывать ему, что что он обычный человек, а не реинкарнация Александра Македонского. И что его теории — никакое не откровение, а банальные глупости заурядного военного пенсионера…

А всего-то делов: подливать ему в компот ежедневно пятнадцать капель галоперидола. И все сразу кончится. И сверхценные идеи, и спасение цивилизации, и солдаты НАТО, прячущиеся в кладовке…  Он будет сидеть на лавочке, улыбаться солнышку и петь песенки, болтая ножкой… Завтрак, обед, ужин, смена подгузников, просмотр старых советских комедий, тихие игры: лото, бильярд, художественная лепка…

И ведь его можно даже не предупреждать: капли совершенно безвкусные. Он ничего и не заметит. Просто перестанет прятаться под столом и спать в бронежилете. И не надо никаких ядов или Желябова с Перовской. Это, при здравом размышлении, даже ФСО одобрит. А как не одобрить, если любой консилиум вам точно скажет, что при этой симптоматике показан галоперидол.

Или вы не хотите лечить нашего гаранта? Тогда кто из нас предатель? Кто изменник? Кто продался врагам? Тот, кто хочет лечить больного, или тот, кто мешает этому? Мы должны вернуть обществу полноценного человека…

Ведь даже такие звери как большевики наши способ изолировать спятившего Ленина в Горках. И Сталин с Троцким договорились между собой. Понимали, что бесноватый Ильич доведет их до цугундера. Специальную “Правду” ему печатали в одном экземпляре. И не убили его табакеркой и не задушили шарфом, как какие-нибудь гвардейцы, а дотащили его таким макаром до Мавзолея. А поругались уже потом, после его смерти. Это большевики! Для которых человека убить — как высморкаться.

Но нынешнее окружение Путина люди другого сорта. Калиброванные ничтожества. Отборные. Как там в “Драконе” у Шварца? “Лучшие люди города”… Как это все похоже на окружение Сталина в марте 1953 года… Они не то, что шарфик, они его лечить боялись… Там и околел усатый бандит просто потому, что ни один врач не решался к нему подойти… Все повторяется… Вот и сейчас верные путинские холопы не то, что его удавить, а даже лечить боятся… Вот он и сходит с ума… Глупый, безумный старик…

Что же положит Украина в частности и Запад в целом на свою чашу весов — станет ясно 20 января, когда мы узнаем итоги очередного “Рамштайна”. По моему мнению, готовятся очень серьезные решения. Что меня заставляет так думать?

Во-первых, символично то, что это заседание будет происходит на той же самой авиабазе рядом с городом Рамштайн в Германии, на которой оно проходило в первый раз и в честь которого так теперь называется.

Во-вторых, сегодня в Польше прошла первая личная встреча председателя Объединенного комитета начальников штабов армии США генерала Марка Милли с главнокомандующим ВС Украины генералом Валерием Залужным, на которой Залужный подробно рассказал, какое оружие ему необходимо для победы.

Буквально Залужный сказал следующее:  «Я знаю, что могу победить этого врага. Но мне нужны ресурсы». Ранее, в декабре, в интервью журналу Economist он уже говорил, что ему необходимо 300 танков, 600-700 боевых машин пехоты и 500 гаубиц, чтобы его войска смогли провести эффективное контрнаступление. И судя по всему, эти цифры уже не пугают западных союзников Украины.

В-третьих, немецкие танки Leopard, имеющиеся на вооружении армий всей Европы, рассматриваются как наиболее вероятный вариант для поставки в большом количестве, но они не могут быть поставлены в Украину без разрешения Берлина.

Долгое время Берлин не давал такого разрешения. Но сегодня там сменился министр обороны и это не могло быть случайным совпадением. Все инсайдеры в один голос говорят, что фактически такое разрешение уже есть и в пятницу, в Рамштайне, оно будет обнародовано.

Есть еще масса признаков того, что в пятницу будут приняты решения, противопоставит которым Путину и его банде будет нечего. Поэтому опять, после долгого перерыва, его пропагандисты затянули волынку про превентивный ядерный удар, тактическое ядерное оружие, про “вы сдохнете, а мы — в рай” и прочую инфернальную хрень.

Но как-то это уже никого не пугает. Пластинка заезжена и исполнители вышли в тираж. Никакого ядерного оружия они применять не будут. Иначе не готовили бы народ к новой мобилизации, героической смерти и затяжной войне.

А не будут они его применять потому, что (как я уже много раз писал) ни в какой рай они не верят. Они убеждены, что живут здесь и сейчас, а после смерти их съедят черви. И поэтому они не хотят расставаться со своей жизнью, тем более они ее себе и своим детям так замечательно выстроили: с дворцами, любовницами и тысячами рабов и холопов. Что, правда, не мешает им остальной черный люд убеждать в том, как это замечательно — издохнуть за них (себя они в этот момент называют Отчизной).

Ни одна тварь из них не пошла на фронт и ни один их отпрыск не оказался в армии. Это просто анекдот! Медведев, где твой сын Илья? Потому он не на фронте? Ответь нам, грозный блогер, засравший весь интернет своими дебильными постами! Ты и вся твоя семья — это позор России. Это признак ее вырождения. И баба твоя уебищная и выблядок твой убогий и сам ты ничтожество и тряпка.

Одни единственный раз история дала тебе шанс оказаться на высоте положения: в 2011 году ты должен был уволить Путина с поста председателя правительства. И если бы он дернулся — его арестовать. Ты был в полном праве это сделать. Ты знал, что это за человек и сколько горя он принесет человечеству. И ты знал, что это твой долг. Но ты зассал.

И теперь твоя жизнь — это просто нескончаемый позор. Своим существованием ты оскорбляешь высокое звание человека. Самое лучшее, что ты можешь сделать — это удавиться. Потому, что ты мог спасти свою страну и свой народ, но ты испугался. А второго шанса тебе история уже не даст. Это сделают без тебя. Другие люди. Ценой невероятных жертв. И эти жертвы — на твоей совести. Потому, что эти смерти — плата за твою трусость.

И знаете, что я хочу сказать? Все-таки хорошо, что мы победим без Медведева, правда? Не хотелось бы делить эту победу с ним. А мы непременно победим. Потому, что наше дело правое, а значит враг будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине!

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

1 комментарий читателей статьи "BloggoDay 18 January: Russian Invasion of Ukraine"


  1. SergStar
    18.01.2023
    в 10:51

    Снова Арестович — тошнит. Тот еще пузырь с миазмами. Ну нюхайте.

    0

Добавить комментарий