BloggoDay 18 June: Russian Invasion of Ukraine

Фейсбук-огляд 18 червня 2022 р.

 

 

(Оновлено 19:00)

ТЁТЯ РОЗА

Передающаяся через телевизор эпидемия величия приобрела в России угрожающие размеры. Количество летальных исходов резко выросло с началом специальной военной операции. На второй план отступила даже пандемия коронавируса. Одна надежда на украинских врачей и оборудование из НАТО.

 

ТЁТЯ РОЗА

В детстве Путин любил испортить воздух в автобусе, а потом выскочить из него. А сейчас он уже 22 года портит воздух, а выскакивать и не собирается!

 

Right Now

В московском книжном магазине «Молодая гвардия» убрали с полок произведения Бориса Акунина.

А россиянам втирают дичь о том, что в Европе запрещают русскую культуру.

 

Right Now

Мантуров: Автомобильные бренды «Волга» и «Победа» планируется возродить в России.

Так и до гужевого транспорта недалеко.

 

Right Now

Крупнейшие розничные сети призвали ввести в России продуктовые карточки.

Так исторически сложилось, что все геополитические выебоны всегда заканчиваются продуктовыми карточками.

 

Бритва Оккама

В ближайшие дни миллионы россиян с удивлением узнают, что пакетированные соки «Rich», «Добрый», «J7» и другие очень вредны для здоровья. Очень.

Молоко в пакетах тоже.

 

Бритва Оккама

Злой анекдот:

Приезжает Шольц на поезде в Киев. Выходит на перроне, а никто не встречает, машины нет. Звонит Зеленскому:

— Владимир, где машина?

— В августе будет, — отвечает Зеленский.

 

(Оновлено 15:00)

«Слово і діло»

Леонид Швец  Обняться с Европой

Перед Украиной забрезжила перспектива членства в Евросоюзе, уже вполне ощутимая, а не абстрактная мечта-идея. Это обстоятельство само по себе резко меняет политико-смысловое поле: отнесенность евроинтеграционных целей в далекое будущее длиною в несколько десятилетий порождало неудовольствие и недоверие к европейским партнерам, способствовало распространению фантазий о самодостаточности Украины и ее особом пути. На неевропейскости Украины, на том, что она недостаточно хороша для Брюсселя, играли и представители прокремлевских сил тогда, когда они тут еще на чем-то играли.

Война сильно скорректировала представления о собственных возможностях страны и о значении партнерской поддержки. Собственно, это была взаимная коррекция, как у украинцев, так и у европейцев, остро почувствовавших свою уязвимость, отбросивших прежнюю снобистскую отстраненность и бросившихся проявлять солидарность в спектре от гуманитарной помощи до поставок оружия, все более серьезного.

Изменение представлений о себе и друг друге происходит с небывалой быстротой, и украинцы пока мечутся между проклятьями в адрес западных партнеров, которые не помогают в нужном объеме и в нужные сроки, и детской радостью, когда на вооружение ВСУ поступают годные убийственные игрушки. Недостаточность помощи вызывает недоумение и ярость. Причем позиция «не хотят» предполагает некоторое западное всемогущество: они бы могли, но коварно избегают. А позиция «не могут» швыряет в другой конец смыслового спектра, подчеркивая слабость партнеров, которые оказались не так могущественны, как нам и им самим казалось.

Но растущее включение Украины в клуб европейских, шире – западных союзников, сначала де-факто, в ходе плотного взаимодействия по ходу войны, а скоро, очевидно, и формально, пусть пока в статусе кандидата, но уже вполне реального, меняет ее роль внешнего просителя и потребителя поддержки. В качестве активного, причем самого активного участника военной ситуации она острее других сталкивается с необходимостью организовать общий фронт борьбы, ощущает, как его потенциальные возможности, так и непреодолимые пределы.

Еще не войдя в европейское сообщество на общих основаниях, Украина уже получает исчерпывающее представление о том, каково это быть частью этого сообщества, с необходимостью учитывать запутанную конфигурацию разнородных интересов и отстаивать собственные, не поступаясь приоритетными. Насколько сложна задача создания новой архитектуры европейской безопасности, о которой столько говорится в последнее время, становится понятно уже изнутри, в ходе беспрецедентно интенсивного процесса и на правах самого важного участника исторических преобразований, а не в качестве по определению некондиционного и при этом нахального претендента. Мы не в положении тех, кого «берут», «подобрали». Мы обнимаемся с европейцами в беде.

Да, Европа неполна без Украины. Теперь нам бы друг друга максимально отстоять.

 

«Украинская правда»

Михаил Дубинянский Война и мы

115 дней широкомасштабной войны стали испытанием для всей страны – включая и ту ее часть, которая не была затронута активными боевыми действиями.

Полноценное военное положение и вражеские ракетные удары не позволяют украинскому тылу оторваться от фронта так же сильно, как в 2014-2021 годах. Тем не менее было бы лукавством утверждать, будто вся тыловая Украина воспринимает происходящее одинаково.

Фактически в нашем обществе уже обозначились два типа людей.

Одни испытывают дискомфорт от того, что в их жизни слишком мало войны. Другие ощущают дискомфорт из-за того, что войны в их жизни чересчур много. Причем разница между первыми и вторыми определяется не объективной вовлеченностью в военные перипетии, а субъективным мировосприятием.

Среди страдающих от недостатка войны встречаются и волонтеры, и журналисты, и вынужденные переселенцы, и потерявшие близких. Объединяет их одно: несоответствие между реальными личными возможностями и желаемым вкладом в разгром агрессора.

Украинцу, не воюющему на передовой и напрямую не участвующему в снабжении фронта, трудно повлиять на ход боевых действий. Приходится довольствоваться ролью стороннего наблюдателя, поддерживающего ВСУ материально и морально – но не способного нанести непосредственный ущерб российским оккупантам. И для людей с активной жизненной позицией это ограничение нередко превращается в настоящую психологическую пытку.

Тыловая жизнь заставляет многих стыдиться своего относительного благополучия и условной безопасности («По сравнению с ребятами на передовой я нахожусь в слишком хороших условиях»).

Она часто провоцирует разочарование в себе и собственных силах («Я не гожусь для чего-то по-настоящему важного и нужного»). И, разумеется, порождает чувство вины, знакомое сотням тысяч наших соотечественников («Я делаю недостаточно для победы»).

Как пассионарный украинец борется с этим внутренним дискомфортом? Обычно на помощь приходят механизмы психологической компенсации, призванные заместить недоступное чем-то более досягаемым.

Типичным примером может служить та самая отмена русской культуры, о которой столько спорят в украинском тылу. Привлекательность cancel culture заключается именно в том, что она доступна всем и каждому.

Кэнселинг дарит любому желающему иллюзию личного участия в военных действиях («Я хоть и не на фронте, но тоже сражаюсь с империей, отказываясь от Пушкина, Толстого и Булгакова»). И хотя практически громкое прощание с «Евгением Онегиным» или «Анной Карениной» не изменит ход военного противостояния, можно понять граждан, убеждающих себя в обратном.

Но пока одни обитатели тыла пытаются как-то компенсировать недостаток войны в собственной жизни, перед другими такая задача вообще не стоит.

Напротив, им кажется что войны вокруг хватает с перебором: и ее количество желательно минимизировать. Зачастую это не самые пострадавшие категории населения – не потерявшие свой дом или разлученные со своими семьями – а просто обыватели, выброшенные из зоны комфорта.

Эту часть общества беспокоит не комплекс вины перед фронтовиками, а более приземленные вещи. Утраченное чувство безопасности. Ломка привычного быта. Неопределенность обозримого будущего. Рост цен и потеря работы. Нестабильность национальной валюты. Перебои с бензином и солью. Перспективы следующего отопительного сезона. Невозможность выехать за границу, будучи мужчиной призывного возраста. И так далее и тому подобное.

С каждым новым месяцем полномасштабной войны голос недовольных обывателей будет слышен все отчетливее. Конечно, можно клеймить их позором. Обвинять их в эгоизме и малодушии.

Напоминать им о чужих жертвах и страданиях, несопоставимых с их собственными. Вручать им повестки в качестве наказания за любой предосудительный проступок. Пытаться вырастить из них настоящих пассионариев. Но объективная реальность состоит в том, что по своей природе все люди разные: и переделать их по единому образцу не удастся.

«Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой», – эта формула сталинской пропаганды не работает на практике. Не все могут быть героями. Не все могут быть воинами. Не все могут быть пассионариями.

Чаще всего маленькие люди остаются маленькими людьми, даже очутившись в эпицентре великой исторической драмы.

Однако из этого не следует, что приземленный обыватель не способен быть частью единого целого – частью нации, борющейся за свою свободу и свое будущее.

Просто критерии, предъявляемые к маленькому человеку, не должны расходиться с его возможностями. От населения воюющей страны требуется не поголовная пассионарность, но прежде всего выстраивание корректных причинно-следственных связей.

Возмущаться из-за разрушения привычного быта нормально. При условии, что возмущенные обыватели не забывают, кто именно разрушил их быт 24 февраля.

Сетовать на тяготы военного времени не стыдно. При условии, что сетующие граждане отчетливо сознают: источник этих тягот находится в Москве.

Жаловаться на усталость от затянувшейся войны не зазорно. При условии, что эти жалобы не перерастают в требование закончить войну немедленно и любой ценой.

Мечтать о возвращении в зону комфорта естественно. При условии, что эта мечта привязана к ожиданию украинской победы в войне.

Проблемы начинаются вместе с искаженными и ложными логическими построениями. Когда в затягивании войны начинают винить уже не вторгшегося врага, а своих. Когда ответственность за военные невзгоды перекладывается с агрессора на собственное государство.

Чем дольше продолжается война на истощение, тем выше риск подобного поворота. И воспрепятствовать ему может лишь постоянная, терпеливая и грамотная коммуникация с украинским обывателем. С маленьким и совсем не героическим человеком, уже сейчас страдающим от избытка войны в своей жизни.

После 2014 года пассионарное меньшинство в Украине очень быстро оторвалось от обывательского большинства. Не сумев переделать обывателей по своему образу и подобию, отечественные пассионарии замкнулись в собственном кругу, создали собственный информационный пузырь и несколько лет существовали в собственном обособленном мире.

Результатом стало отрезвляющее столкновение с согражданами в ходе президентских выборов 2019-го, коллективная психологическая травма и открытый раскол украинского общества.

Это именно тот сценарий, которого теперь необходимо избежать во что бы то ни стало. Нынешняя полномасштабная война – не ограниченное гибридное противостояние прежнего образца.

По сравнению с прошлыми годами ставки выросли слишком высоко. И сегодняшняя Украина уже не может позволить себе разделения на два обособленных и оторванных друг от друга мира.

 

«Цензор.Нет»

Александр Кочетков  Рафик на заседании совпартактива

Заголовок точно передает впечатление от выступления и ответов на вопросы рашистского фюрерка на так называемом международном экономическом форуме в Питере.

Рафик, который ни у чем невиноуватый, попал на заседалище советской номенклатуры времен брежневского застоя. На котором Запад давно загнил и вот-вот развалится, основными темами являются, конечно же, сельское хозяйство и жилищное строительство, с которым в СССР всегда были напряги. И импортозамещение, чтобы советская продукция вдруг чудом сделалась лучше западной.

Но война, развязанная Путиным против Украины — совершенно ни при чем. Это Запад все равно собирался ввести санкции и уничтожить Россию, Россия просто опередила солдат НАТО, которые собирались сровнять с землей Мариуполь… Но Запад, конечно же, жестоко просчитался и жестоко поплатится…

Натуральный бред маньяка, который отчаянно старается быть хорошим для того же Запада, который он поливает грязью. Ничего нового. Ничего заслуживающего внимания. Кстати, рашисты, оказывается, никогда не собирались брать Киев, они всегда хотели лишь «освободить «Донбасс» в границах областей…

Но Путин был натуральным, не двойник. Что еще печальнее с учетом того, что он нес.

 

«Деловая столица»

Алексей Кафтан  Дельный человек, коварные друзья и новый мировой порядок. Зачем Путин из комы отправился на Петербургский форум

Кремль намерен воевать в Украине и дальше, не считаясь с потерями. Но Россия ни при чем. Причем в глобальном масштабе

Кома, в которую Владимира Путина погрузили неизвестные источники украинских СМИ, оказалась слишком неглубокой, чтобы удержать его от участия в Петербургском экономическом форуме. Оно и понятно. Во-первых, форум – юбилейный, 25-й. Во-вторых, ввиду отмены очередной «Прямой линии» возникла острая необходимость в сеансе коллективного гипноза податного населения с установкой на добро и веру в светлое будущее. В-третьих, иных площадок для возвещения urbi et orbi, что врагу не сдается гордый «Варяг» российской экономики, в распоряжении Кремля просто не осталось. В общем, пришлось в срочном порядке воскресать.

Впрочем, можно было особо не стараться. Потому что за четыре часа принципиально нового Владимир Владимирович не сказал ровным счетом ничего. Более того, он настолько строго следовал сформированному кремлевской пропагандой канону, что присутствие главы Russia Today Маргариты Симоньян на одной с ним сцене вызывает вопросы. Может быть, неизвестные источники украинских СМИ не разобрались? Может быть, Путин не в кому впадал, а синхронизовал свой мозг с мозгами Киселева, Соловьева и Скабеевой по секретным сколковским технологиям? А Симоньян на самом деле была не модератором-интервьюером, а контролером качества синхронизации? Тогда, пожалуй, понятно то изумление, которое проявлялось на ее лице всякий раз, когда голос подавал последний участник дискуссии – президент Казахстана Касым-Жолмат Токаев. Ибо говорил он такое, что сразу становилось ясно: он не только не принимал участия в сенсационном опыте, но даже не был взят в заложники, а потому полностью сохранил трезвость мышления. Однако истинное его положение выдавало окаменевшее выражение безучастности на лице, с которым Токаев провел большую часть встречи. И выражение это означало одно: способа не оказаться на одном подиуме с этими двумя у Касым-Жомарта Кемелевича попросту не было. Впрочем, скилы «смирение» и «невозмутимость» он прокачал виртуозно – и был с лихвой вознагражден за старание.

Правда, прежде чем это произошло, Владимир Владимирович успел весьма красноречиво выставить Россию самой беспомощной и альтруистичной страной в мире. Она была бы рада и дальше субсидировать экономику Европы, но та сама отрезала себе энергоресурсы. Она бы и хотела поддерживать с Западом экономические отношения – но тот в силу собственного высокомерия гробит свою экономику. Она готова экспортировать 50 млн тонн пшеницы, а это вам не каких-то 5-6 млн тонн, которые Украина вывозить настолько не хочет, что заминировала свои порты. Но высокомерный и агрессивный Запад не дает накормить голодающих – и вообще прессует нещадно даже свои компании, желающие дружить с Россией. А всем заправляют США, возомнившие себя посланником бога на Земле – но они все равно имеют большое будущее и достойны уважения. А ЕС – недостоин, потому что утратил политический суверенитет. А Россия – не утратила. Она сама себе сюзерен. И потому санкции против нее не действуют. Вот против ЕС действуют, а против России – нет. Санкции провалились. Россия себе все импортозаместит, потому что рассчитывает на свои силы. А что не заместит – то ей привезут другие, потому что она не строит автаркию – это бессмысленно и не нужно. А нужно в себя инвестировать – и потому Россия инвестировала в Казахстан $7 млрд. Это, конечно, не $20 китайских, но тоже солидно. И суверенитет демонстрируют вполне убедительно. А Запад ведет колониальную политику. А Россия – не ведет. Она помогает. Вот ущемленным за язык на Донбассе помогает (здесь камера выхватила из зала самого ущемленного – Дениса Пушилина). Украинцы, кстати, сами на себя напали, а до того организовали переворот и свергли Януковича, чтобы спрятать бабки на Западе. А взялись они невесть откуда на исконно русских землях, которые им отдал Ленин, и на исконно польских, которые отжал Сталин. Но если бы они дружили с Россией, а не угрожали ей натовскими базами, то был бы мир, и Африка бы не голодала. А так и мира нет, и Африка голодает, и вступление в ЕС Украину не спасет, потому что она тоже голодает и ничего своего не имеет. А и имела бы, так все сюзерены отожмут, потому что они суверены.

В общем, эти бредни можно пересказывать бесконечно. Но особого смысла в том нет. Гораздо полезнее, пожалуй, будет выделить из потока ключевые и действительно важные месседжи.

  1. В информационное поле вброшена новая форма старого тезиса. Санкционный блицкриг провалился. Мол, Запад хотел быстро задушить Россию экономически, но не вышло. Таким образом из публичной сферы выдавливается главная характеристика санкций как медленного разрушения экономического потенциала.
  2. Параллельно с набившей оскомину констатацией смерти однополярного мира продвигается нарратив о том, что новый мировой порядок будут определять «сильные суверенные государства», причем этот суверенитет толкуется чрезвычайно вольно – от способности к самостоятельным научным исследованиям до экономической самодостаточности (при парадоксальном отрицании автаркии). Остальные, дескать, — колонии. При этом подчеркнутое пренебрежение многосторонними форматами соглашений, противоречащими примату госсуверенитета, — это явная заявка на место вождя консервативных антиглобалистских сил. Кстати, такая позиция позволяет объяснять и нежелание Китая поддерживать Россию, несмотря на декларируемо дружеские отношения.
  3. Тезис о незначительности украинского экспорта для мировой продовольственной безопасности, соседствующий с заявлением о готовности России обеспечить нужды Африки и Ближнего Востока (здесь очень кстати пришлось виртуальное протокольное выступление президента Египта Абделя Ас-Сиси), — это не только контраргумент на заявления Киева. Это также и «иду на вы», адресованное Западу. Очередной пример использования критически важных ресурсов в качестве геополитического оружия. Причем ситуацию усугубляет то, что санкционировать экспорт продовольствия, в отличие от энергоресурсов, Запад не сможет.
  4. В условиях санкции Кремль пытается поддержать экономику, снижая фискальное и юридическое давление на малый и средний бизнес. В частности, это касается фактической налоговой амнистии, пересмотра наказаний за экономические преступления, снижения числа проверок. Также был дан вполне осязаемый намек на необязательность лицензирования бизнеса иностранными контрагентами. Иными словами, это все тот же НЭП в новой обертке – с относительной свободой предпринимательства и безотносительной свободой контрафакта и интеллектуального пиратства.
  5. Путин признал, что импортозамещение силами российских производителей имеет свои пределы – и заявил об открытости к сотрудничеству. Проще говоря, Россия объявила конкурс на услуги партнеров и посредников в импорте подсанкционной продукции – включая, очевидно, высокотехнологичную. Обещание программ опережающего строительства инфраструктуры при этом имело двоякую направленность: помимо картинки радужных перспектив для внутренней аудитории оно, очевидно, имело целью привлечь иностранных инвесторов из числа «по-настоящему суверенных» – то есть, не опасающихся западных санкций государств.
  6. В то же время, критика вторичных санкций, направленных против режимов, компаний и лиц, помогающих России уклоняться от санкционного давления, указывает на эффективность этой практики.
  7. Кремль намерен воевать в Украине и дальше, не считаясь с потерями. Фактически он все больше зеркалит украинские нарративы об экзистенциальном характере войны. При этом Косово используется как прецедент, легитимирующий создание ЛДНР.

Тут, кстати, президент Казахстана вполне отыгрался за необходимость выслушивать сказки о том, как гиперзвуковые ракеты бороздят просторы большой экономики. Он прямо заявил, что в условиях противоречия основополагающих принципов нерушимости границ и права наций на самоопределение Казахстан предпочитает придерживаться первого. И не станет признавать не только «квазигосударственные образования в Донецке и Луганске», но и Абхазию с Южной Осетией. Этот удар, а также тактичное, но жесткое требование поумерить риторику в отношении целостности Казахстана четко продемонстрировали, что если он и является чьей-то колонией в путинской системе координат, то точно не российской.

Еще один удар России нанес председатель КНР Си Цзинпин, выступивший на форуме онлайн. Его заявление о необходимости сообща противостоять глобальным вызовам и содействовать процессу экономической глобализации явно диссонировало с путинской деглобализационной повесткой. Впрочем, Китай не был бы Китаем, обойдись он без хитрости. Си упомянул древнюю китайскую мудрость, согласно которой кризис означает и опасность, и возможность. Сама по себе такая трактовка не вполне точна: слово это состоит из двух иероглифов, первый из которых сам по себе трактуется как «опасность», но второй, многозначный, сам по себе означает скорее «точку перемен». Но именно такая версия имеет коннотацию с президентом США Джону Кеннеди, который ее озвучил. Токаев, профессиональный синаист, подхватил игру. Но она, увы, оказалась слишком сложна для суверенного диктатора, который значительную часть эфирного времени был погружен в изучение состояния своих ногтей. Очевидно, вспоминал обиженного украинскими националистами Пушкина, думая о красе и мня себя дельным человеком.

 

«Левый берег»

Як Україні не тільки пережити опалювальний сезон наступної зими, а й заробити мільярди на газі?

Соня Кошкіна, Олександр Децик Андрій Коболєв: Спалювати газ цієї зими, це нерентабельно і недоцільно

 

 

«Фокус»

Александр Коваленко: Остров Змеиный. Контингент российских оккупантов может оказаться в изоляции

«Сегодняшний удар противокорабельной ракетой Harpoon по российскому судну проекта 22870 «Василий Бех» — это не просто уничтожение вражеской единицы. После этого ВСУ не нужно высаживать десант на остров Змеиный, чтобы выбить оттуда врага. Все и так под контролем.» Мнение.

Сегодняшний удар противокорабельной ракетой Harpoon по российскому судну проекта 22870 «Василий Бех» на самом деле не просто уничтожение вражеской единицы.

Дело в том, что после того как был уничтожен ракетный крейсер «Москва», россияне поняли, что у Украины по прежнему в строю ПКРК «Нептун», но не знали сколько у него в наличии ракет Р-360. Пораскинув мозгами, в переносном, а не прямом смысле слова, они пришли к выводу, что Р-360 у Украины дефицитные, в небольшом количестве, поэтому она их может применить либо по очень важному объекту, такому как ракетный крейсер «Москва», либо в случае угрозы высадки десанта по БДК.

В этой связи, безопасности ради, оккупанты отвели свои военные корабли второго и третьего ранга из предположительной зоны поражения ПКРК «Нептун», но совершенно бесстрашно стала использовать корабли 4 ранга, осуществляя поставки на остров Змеиный личного состава, техники и боеприпасов.

И вправду, тратить дефицитную Р-360 на катер или буксир никто не станет.

Пользуясь этой возможностью, оккупанты смогли перекинуть на остров Змеиный большое количество техники, обустроить подобие эшелонированного ПВО и продолжали это делать до сегодняшнего дня. Пока две ракеты Harpoon не сразили «Василия Беха». Две ракеты на судно водоизмещением 1670 тонн, хотя Harpoon эффективно применяется против кораблей водоизмещением до 5 тысяч тонн.

То есть, Украина продемонстрировала не только то, что у неё сейчас в наличие имеется достаточное количество ракет Harpoon, чтобы не экономить, но и то, что она будет не просто повреждать российские надводные объекты, а гарантировано их уничтожать и добивать.

И вот тут возникает вопрос… А, что же теперь со снабжением группировки оккупантов на острове Змеиный? Ведь отправляющиеся туда суда теперь – смертники. Равно как и оккупанты на Змеином, без снабжения и обеспечения обречены со временем на вполне предсказуемый исход в изоляции.

Будут организовывать на Змеиный спасательную миссию? Прорываться к обречённым? С водичкой и хлебушком?

Вот и возникает вопрос, зачем ВСУ высаживать десант на Змеиный, осуществлять какую-то операцию по возвращению над ним контроля, если и так всё под контролем. Причём степень контроля в ближайшее время возрастёт ещё больше. Но, об этом уже позже.

 

«Обозреватель»

Олег Жданов  Лукашенко готовится напасть на Украину: основные направления для вторжения

Усі ті дії щодо підготовки до війни, що їх здійснює Лукашенко, не потрібно сприймати як пускання пилу в очі Путіну, на жаль. Лукашенко підвищує градус напруженості, і вже ігнорувати і казати, що це гра — стовідсотково неможливо.

Ми говоримо про те, що Лукашенко, можливо, з одного боку, продовжує відтягувати той час, коли треба віддавати наказ на вторгнення, але водночас Білорусь реально готується до війни. Ось у цьому полягає основна загроза — вони реально готуються до початку війни, пише Олег Жданов для nv.ua.

У Білорусі розпочалися військові навчання, що триватимуть до 8 липня, і на цей час буде повністю закритий повітряний простір. Нагадаю, що заборона на польоти міжнародних авіаційних компаній існує вже давно. У Білорусь літали тільки літаки білоруської та російських авіакомпаній.

Основні напрямки для вторгнення Білорусі в Україну — це може бути Волинський і Рівненський. Думаю, що далі вони не підуть. Чому? Тому що основна мета цього вторгнення — по-перше, спроба відкрити другий фронт. Аби ми воювали на два фронти. Будь-який військовий вам скаже, що це дуже важко. Ще ніхто не вигравав війну на два фронти. А друге, і не менш головне завдання — це спроба відрізати Україну від західної допомоги.

І це завдання, на мій погляд, іще важливіше за своєю воєнною складовою, ніж перше. Вторгнення наземного угруповання може відбуватися у напрямку Луцьк-Львів чи Рівне-Львів, чи Рівне-Тернопіль, і буде перерізування основних шляхів достави західної допомоги й озброєння Україні. Вторгнення здійснюватиметься військовими колонами, як це здійснювали росіяни у лютому. На Волині й Рівненщині місцевість така, що особливо у передбойовому порядку не підеш, і вони будуть змушені в колонах висуватися і заходити на територію України. Ну, а ми їх тут уже будемо «зустрічати».

Обов’язково наземному вторгненню передує масований ракетно-авіаційний удар. Потім, за можливості, якщо є досяжність дальності, вступає артилерія, і потім тільки висуваються війська. Але війська вже йтимуть під прикриттям авіації та ракетних військ. У нас є чим «зустрічати» і ракетні війська, і авіацію. До речі, з авіацією у нас узагалі ситуація більш-менш налагодилася, і сьогодні ми всі бачимо, що російська авіація майже не втручається в повітряний простір України. Бо ми навчилися їх збивати, і вони бояться.

Що стосується ракетних військ, то наша система ППО буде намагатися в міру сил і можливостей боротися і з ракетами, що летітимуть із боку Білорусі. Ну, а вже сухопутні війська будуть вирішувати основну долю тих військ, які вторгаються.

Цей напад на Україну може стати кінцем Лукашенка. Він тому ж і намагається максимально відтермінувати дату вторгнення. Бо сьогодні для нього оце віддання наказу про початок вторгнення може стати тригером для соціального вибуху всередині країни. Або невіддання наказу може стати тригером для того, щоб Путін зробив спробу його усунення від влади.

У Лукашенка дуже серйозне загрозливе становище. І, незважаючи на те, що армія є силовою структурою, якщо буде народне невдоволення, то армія може підтримати народ. І може перейти на бік народу, і відмовитися виконувати наказ про вторгнення. І це може призвести до усунення його від влади. Ці ризики Лукашенко розуміє. Але він сам себе загнав у такий кут, коли, з одного боку, невдоволення суспільства і самої армії, а з іншого боку в нього Путін, який наполягає на тому, щоб Білорусь втрутилася в ситуацію в Україні — вступила у війну.

Є припущення, що Путін може шантажувати Лукашенка найціннішим — його наймолодшим сином. Ось тут, я скажу, що Лукашенко хитрий і досвідчений політик. До речі, він знову, навіть зараз, невтомно проводить чистки у лавах силових структур. І його син перебуває поруч із ним. Лукашенко його чітко контролює і таких речей не допускає. Інакше б Путін давно вже, якби мав таку нагоду, чи можливість це зробити, то вже б давно це зробив.

Підсумував би я так. Нам треба пильно спостерігати за ситуацією. Військові навчання у Білорусі триватимуть аж до 8 липня. Нам треба просто бути готовими, щоб знову нас не застала ця ситуація зненацька.

 

РБК-Украина

Как российским оккупантам удалось захватить Херсон, что там сейчас происходит и почему покинуть регион сегодня почти невозможно – в историях местных жителей для РБК-Украина.

«За фото – пуля в лоб, без разборок». Истории из оккупированного Херсона

 

 

(Оновлено 13:20)

«Главком»

Юлія Латиніна  Чому російська армія зупинилася у Сєвєродонецьку

Военные эксперты, а вслед за ними и журналисты, уже назвали войну на Донбассе «позиционной войной». Мол, с наскока у Путина захватить Украину не удалось, он переменил концепцию и сумел навязать украинской армии позиционную войну образца Первой мировой. Войну, в которой Украина находится в заведомо невыгодном положении, потому что у нее меньше живой силы, техники и снарядов.

Возражу. Это не позиционная война и не война на истощение в ее классическом понимании, – в том виде, в котором ее вели на Ипре, или на Гуадалканале, или подо Ржевом.

Позиционная война предполагает несколько условий. А именно: безграничный мобилизационный ресурс по крайней мере у одной из сторон. Массированный огонь по площадям. И полную или частичную неосведомленность сторон о том, что происходит за линией соприкосновения с противником: где расположены его склады, как устроена линия обороны. Собственно, второе и третье условие связаны неразрывно. По площадям потому и бьют, что целей не знают.

Посмотрим теперь, что происходит на Донбассе непосредственно на поле боя. Начнем с Северодонецка, который обе армии оспаривают друг у друга уже месяц.

Для стороннего наблюдателя это выглядит как «затяжные бои». На самом деле оперативная обстановка и, что важнее, характер боев менялись каждую неделю.

Сначала – пока не подошло западное вооружение – российские войска успешно перемалывали Северодонецк по образцу Мариуполя.

Тактика была следующая. В брошенной пятиэтажке (город эвакуирован, за исключением самых упрямых и тех, кто ждет «русский мир»), сидят украинские бойцы. Видят противника.

Обычно это было мобилизованное «мясо» из ДНР, которых гнали впереди себя российские контрактники. Иногда это было мясо, которое гнали контрактники, которых гнали вагнеровцы. Украинцы начинали стрелять. Почему?

«Потому что страшно, – честно объяснял мне один из воюющих в Северодонецке, – боишься окружения. Боишься того, что подойдут поближе и увидят. Но больше всего солдат стреляет, потому что страшно, а в руках оружие и хочется что-то сделать».

После этого «мясо» отходит, а контрактники вызывают танк. Танк приезжает, высовывает ствол из-за угла и сносит пятиэтажку под корень. Почему сейчас украинцы сидят на «промке»? Потому что там, как и на «Азовстали», перекрытия выдержат не то что танк – ядерный взрыв.

Танк, – если в нем обученный экипаж, – действует грамотно, под огонь не подставляется. «Русские научились воевать в городских условиях, – констатировал мой собеседник, – с помощью NLAW и даже «Джавелина» такой танк (на мгновение высунувшийся из-за угла) не подбить».

Так было до прихода натовской артиллерии: гаубиц M777, «Цезарей» и других.

После того, как новая артиллерия появилась, картина в Северодонецке существенно изменилась.

Что стало происходить? Очень просто. Для сидящих в пятиэтажке танк по-прежнему был неуязвим. Но над полем битвы висел квадрокоптер, который передавал данные новой арте. Она стреляла и сносила танк под корень. Кроме этого, новая арта накрывает танк еще на подходе к городу.

Кроме этого, она позволяет вести огонь по противнику на расстоянии до 40 метров от линии непосредственного соприкосновения. Кроме этого, она накрывает военные склады в Донецке. А еще после появления новой артиллерии украинцы перестали беречь снаряды к старой, советской артиллерии.

Именно после того, как под Лисичанск на другой берег Северского Донца пришла натовская арта, ВСУ перебросило в Северодонецк элитные части, – иностранный легион, ССО, силы ГУР.

После этого ситуация еще раз изменилась, и сейчас никаких танков и крупных подразделений в городе вообще нет. Почему? «Потому что как только в городе показывается крупная цель, ее накрывает либо та, либо другая сторона», – объясняет полковник запаса, бывший летчик ВСУ Роман Свитан.

В город заходят небольшие, по 5-6 человек группы вагнеровцев или кадыровцев, с российской стороны, – или такие же небольшие украинские группы с «промки». Еще раз: единственный способ передвигаться по улицам Северодонецка сейчас – это передвигаться в составе группы, которая слишком незначительна, чтобы на нее тратить снаряды.

В результате ситуация абсурдная: город и взят, и не взят. Украинцы его оставили, россияне – не взяли. Это вам не Сталинград, где бои шли за каждый дом. И даже не Мариуполь.

То, что отличает Северодонецк от Мариуполя, – это, конечно, близость украинской артиллерии, которая бьет из-под соседнего Лисичанска, расположенного вплотную к Северодонецку на другом, обрывистом, берегу Северского Донца. Кроме того, южная часть Северодонецка находится по-прежнему под контролем Украины, и оттуда можно отступить на Золотое – мощный укрепрайон, составляющий ту эшелонированную линию обороны, которую ВСУ с 2014 года выстроила вдоль границ с ОРДЛО.

Чтобы взять Северодонецк, российской армии надо взять Лисичанск. Так сначала и задумывалось. Для этого в начале наступления на Донбассе российские войска пошли на штурм Попасной, с одной стороны, а с другой – попытались переправиться через Северский Донец в районе Белогоровки. Переправа не удалась. Под Белогоровкой были разгромлены две батальонно-тактические группы.

Попасную российские войска взяли. Это был их главный успех, ибо Попасная была одним из ключевых укрепрайонов по линии Золотое-Попасная-Углегорск. В этом месте линия украинской обороны была прорвана. Брали Попасную вагнеровцы. Действовали они очень умело.

«Главная их особенность была в том, что у них была своя артиллерия, и они наступали сразу за огневым валом. Кончается артподготовка – и сразу валят вагнеровцы», – рассказывал мне один из участников этих боев. Он потерял многих товарищей, сам был контужен.

Кроме этого, под Попасной применялась уже знакомая нам тактика: вагнеровцы гнали перед собой пушечное мясо из ДНР, нащупывая слабые места в обороне противника, – там, где стояла тероборона, а не ВСУ, или стыки частей, где было недостаточное боевое слаживание. Измученные украинские войска, которых не меняли в этом месте два месяца, а натовской артиллерии тогда еще не было – отступили.

Таким образом, Северодонецк с другой стороны реки окружить не удалось, и пришлось штурмовать его в лоб. Сейчас, в развитие успеха, российские войска сейчас сносят артиллерией с лица земли Лисичанск и штурмуют Золотое.

Золотое штурмуют почти по тому же принципу, что и Попасную, с той только разницей, что роль «вагнеровцев» выполняет донецкое «мясо». «Артподготовка – и сразу на позиции идет мясо, – говорит Роман Свитан. – Мясо встречают пулеметами, а артой накрывают тех, кто только выходит из Попасной».

«Мясо», в отличие от вагнеровцев, воевать не умеет, и Золотое пока не взяли.

А где же вагнеровцы? – спросите вы? А их уже нет. Слишком многих перемололи, именно потому, что у украинской артиллерии есть глаза-квадрокоптеры, и она умеет точно накрывать цели.

И элитных российских дивизий больше нет. «Это больше не элитные войска, – говорит советник офиса президента Алексей Арестович, – это вчерашние резервисты, которым предложили 300 тыс. руб».

А новые вагнеровцы – это вчерашние резервисты, которым предложили 500 тыс. Не хватает и пушечного мяса. Его в Луганске и Донецке вымели подчистую.

Итак: российское наступление на Донбассе выдохлось, толком не начавшись. ВСУ как стояли в 8 км от Донецка в Марьинке, так и стоят (а как вы понимаете, их пытались выбить прежде всего). Под Херсоном ВСУ медленно, но неуклонно расширяют два плацдарма. Цель этих плацдармов совершенно ясна: они должны накрывать артиллерией Антоновский мост, когда по нему пойдут отступающие российские войска, и армия РФ, как ни пытается, не может ничего с этим поделать: позиции ВСУ укрепляются прежде всего за счет сил ССО, которые передвигаются ночью.

Все атаки на Славянск захлебываются, а ведь это, между прочим, и было главной целью российского наступления на Донбассе. Ни Попасное, ни Золотое, ни Лисичанск, ни Северодонецк, знаменитый разве что своим сепаратистским съездом 2004-го года, на котором Янукович и Ахметов впервые отрепетировали донбасский сепаратизм, попытавшись по-бандитски создать проблему для того, чтобы поторговаться о ней с правительством в Киеве, – ничего из этого даже близко не являлось целью.

Целью российского наступления являлась гигантская система водоснабжения всего Донбасса водой из Северского Донца, с четырьмя насосными станциями, пятью водохранилищами и 26 км трубных мостов через балки, железные дороги и даже реки. Без этой системы, выстроенной во время индустриализации, Донбасс необитаем. Без нее он превращается обратно в безлюдную степь. В ходе российского наступления эта система: а) тотально разрушена; б) взятие ее представляется невозможным.

И это не говоря уже о том, что первоначальный план, как мы помним, состоял не в том, чтобы за два месяца кровопролитных боев взять (невзятую, недостижимую и полностью разрушенную) систему водоснабжения Донбасса.

А в том, чтобы взять Киев в двое суток.

Вернемся теперь к тому, с чего мы начинали, и констатируем: нет, битву на Донбассе нельзя назвать «позиционной войной».

Позиционная война – это идея, которую генералы продали Путину, так же, как ему до этого продали идею о взятии Киева в двое суток. Первая идея не более состоятельна, чем вторая.

После того, как оказалось, что часть российских «коробочек» ломается еще до столкновения с противником, что танковые колонны забивают дороги, что сами размеры делают их прекрасной мишенью, что российские солдаты хорошо грабят, а воюют плохо, – генералы продали Путину идею, что вот мы сейчас сократим плечо снабжения, упрячем коммуникации в тыл, а на фронте начнем «позиционную войну», как в старом добром 1943-м году, и задавим противника своей массой.

У этого прекрасного плана есть три проблемы.

Первая – о нем забыли известить украинскую армию. Если у вашего противника есть система «Кропива», навык сетецентрической войны, опыт самостоятельного принятия решений и натовская артиллерия, которая с помощью висящего над фронтом граджанского квадрокоптера накрывает ваши склады, тылы и идущие на фронт соединения, – то никакой «позиционной войны» в полном смысле слова у вас не получится.

В «позиционной войне» размер армии является однозначным преимуществом. В этой войне сам размер российской армии является в том числе недостатком. Он являлся недостатком, когда российская армия забивала собой дороги и стояла без горючего, и он является недостатком сейчас, когда украинская арта накрывает ее гигантские, неизбежные в случае «позиционной войны» и стрельбы по площадям склады.

Причем обратно накрыть такие же гигантские украинские склады российская артиллерия не может по одной простой причине – их нет. Украинская армия ведет другую войну. Не могут российские ракеты накрыть и пресловутые «склады, где перед отправкой на фронт сосредотачивается западное вооружение». «Наша логистика такова, что западное вооружение не сосредотачивается нигде и идет на фронт сразу», – говорит военный эксперт и бывший сотрудник ВСУ, полковник запаса Олег Жданов.

Вторая проблема заключается в том, что стратегия российской массовой армии заточена под другую демографическую и политическую ситуацию. Путин воюет так, как Жуков в 1942-м. Штурмуйте врага в лоб, тех, кто отступит, расстреляют заградотряды, а бабы новых нарожают. Но бабы больше не нарожают. Российская армия близко не дотягивает до размеров сталинской, действовавшей в той же Украине. А если мобилизовывать всех, то электорат Путина превратится в коллективного Шкребцова (матрос, погибший на крейсере «Москва» – прим. ред.).

Проблему мобилизации пушечного мяса какое-то время решали с помощью резервации под названием ДНР/ЛНР. Оттуда на фронт действительно гнали всех.

При этом в этой резервации было свое НКВД, которое и гнало. Это – менты ДНР. Это те самые люди, которые стреляли в Майдан и которые, собственно, вернувшись в Донецк, и устроили ДНР от страха. Их около десяти тысяч человек, и сами они на фронт не идут. Они только ловят и посылают других. Это все, что вы хотели знать о глубине убеждений основателей донецкого «русского мира». У Путина нет демографических ресурсов вести войну так, как ведет ее он.

И, наконец, третье.

Тактика путинских войск при наступлении на город тоже аналогична сталинской. Разрушьте все огненным валом, после войны отстроим. Однако эта тактика опять-таки не соответствует ресурсам, которыми располагает Путин.

«Они применяют сталинскую тактику огневого вала и стирания городов в условиях, когда городское население и городская экономика доминируют, – напоминает военный эксперт Павел Лузин. – Руины, которые создавала сталинская армия, можно было восстановить за счет сельской округи и остававшихся в пригородах довольно простых по нынешним меркам заводов. А нынешнее стирание городов оставляет просто пустыню, не подлежащую восстановлению в рамках российской социально-экономической модели, и сельской округи, откуда можно пригнать людей на восстановление города и работу заводов, тоже нет».

При Сталине страна получила огромную западную помощь и репарации в виде целиком перевезенных немецких заводов.

Администраторы Путина, в силу многолетнего отбора, в принципе не умеют ничего восстанавливать, а умеют только воровать. И это опять-таки не говоря о том, что ни Донецк, ни Мариуполь, ни все пространство между ними без водоснабжения станет безводной степью, а водоснабжения, как мы уже отмечали, не будет.

Так что «позиционная война» – это не то, что происходит на Донбассе. Это то, что хотелось бы Путину, чтобы происходило. «Позиционная война» стала очень сильно затруднена с того момента, когда Украина начала получать хоть какое-то западное вооружение, и станет вовсе невозможна, когда лендлиз заработает в полную силу. Путинский метод ведения войны не соответствует ресурсам, имеющимся у него в распоряжении. Да, украинской армии очень тяжело, – она меньше, она обороняется, и у нее меньше ресурсов, – но на войне вопрос не в том, чтобы одной армии было тяжело, а другой нет. Вопрос в том, кому тяжелее.

Поставки западной артиллерии и навыки сетецентрической войны сделают позиционную войну прошлого века в том виде, в котором ее задумал Путин, невозможной, и превратят российскую армию, так же как и в первой фазе российского наступления, в большую и неуклюжую мишень.

При условии западной помощи Россию в Донбассе ждет еще более унизительное поражение, чем под Киевом, и именно поэтому главное поле битвы сейчас – это не Северодонецк, а Раммштайн, Елисейский дворец и Белый дом.

 

«Буквы»

Для того, щоб відвернути російські війська від наступальних операцій на Слов’янськ і порушити російські лінії постачання, українські бійці ведуть контрнаступ на північний захід від Ізюма.

ЗСУ ведуть контрнаступ на північний захід від Ізюма, щоб відвернути війська РФ від наступу на Слов’янськ — Інститут вивчення війни

 

«TheБабель»

Російська армія зайшла на територію Сумської області ще в перший день великої війни — 24 лютого. Росіяни намагалися пробитися на Київ і попутно займали села й містечка. Тростянець — невеличке місто на 20 тисяч жителів за 50 кілометрів від Сум — був в окупації до 26 березня. Російські війська контролювали його менше місяця, проте лишили помітний слід: будівлі в центрі зруйновані вщент, частину місцевих убили в підвалах, а на вулицях лежали трупи цивільних мешканців. Російські війська планували захопити й Охтирку — місто за 20 кілометрів від Тростянця. До війни тут жили майже 50 тисяч людей. І хоча окупанти дійшли до околиць, захопити місто так і не змогли. Відтак його почали обстрілювати артилерією, ракетами та бомбами з літаків. Репортер Стас Козлюк зʼїздив на Сумщину, подивився, як міста оговтуються після окупантів, і поговорив із місцевими про те, як вони планують жити далі.

«Ты когда Дамбас захватывала, не страшно было?» Після місяця російської окупації оговтується Тростянець. В Охтирку російські війська не зайшли, але й тут люди знову вчаться жити — великий репортаж

 

 

 

(Оновлено 12:00)

«Главред»

Игорь Романенко  Почему есть угроза, что Россия будет захватывать новые украинские территории

Если Украина будет получать военную помощь в таких объемах, как утвердили на Рамштайне-3, РФ будет продвигаться вперед.

Встреча Рамштайн-3 завершилась, однако надежды на решение о более существенных поставках вооружения Украине не оправдалась. Союзники решили предоставить нашей стране для противостояния России 18 единиц 155-мм гаубиц, 3 реактивные системы залпового огня и кое-что еще. Речь идет о сущих единицах пушек, машин, стволов, орудий.

Впрочем, для начала необходимо оценить военный потенциал Украины в целом, то есть совокупные вооружения, имущество, численность личного состава. Тогда прояснится реальное положение дел, сколько и чего нам не хватает.

В начале полномасштабного вторжения, в феврале, военный потенциал России превышал наш в три раза. Одну треть потенциала России украинская армия уничтожила в боях за север Украины, а оставшееся РФ передислоцировала на восток и юг. Однако все равно наши военные силы и потенциалы не равны.

Россия начинала с 92 батальонно-тактических групп (БТГ), а потом их численность увеличила до 110, создала резерв, который, по разным оценкам, насчитывает 20-40 БТГ – это довольно много. Плюс по-прежнему у России очевидное преимущество в вооружениях. То есть российский военный потенциал до сих пор больше нашего.

В связи с этим Россия может на самых важных для нее участках фронта (Северодонецк, Лисичанск, Бахмут, Славянск) накапливать силы, позволяющие вести наступательные действия.

На встрече Рамштайн-1 была поставлена стратегическая задача – ослабить Россию до такого состояния, чтобы она была неспособна на подобную агрессию в будущем против Украины или страны-члена НАТО. Тогда же говорилось, что помощь Запада Украине должна быть такой, чтобы обеспечить успешные оборонительные действия украинцев.

Но – для того, чтобы мы могли успешно обороняться и остановить продвижение российских войск, наши военные потенциалы должны быть примерно равны. Это необходимый минимум, без которого мы не можем приступить к выполнению поставленной стратегической задачи.

А для того, чтобы Украина могла начать контрнаступление и отвоевание уже захваченных территорий, наш военный потенциал должен быть больше российского.

Если, к примеру, говорить о численности личного состава, то в начале войны у нас было 350 тысяч человек, а Россия подошла к нашим границам группировкой численностью 170 тысяч человек. И, не забываем, что военный потенциал РФ превышал наш в три раза. Впрочем, важно не только количество военнослужащих, но и количество техники, ее качество, современность, уровень подготовки личного состава, логистическое обеспечение.

Прошло три месяца. Но российский потенциал по-прежнему существенно больше нашего.

Убежден, что западным военным специалистам неплохо было бы просчитать, что, по их мнению, и в каких количествах нужно Украине для выравнивания сил и военных потенциалов, а уж затем рассчитать, сколько реально нужно гаубиц, сколько танков (которые они не дают), сколько ракет (которые они не дают), сколько самолетов и ПВО (которых нам также не предоставляют).

Ведь существуют объективные законы войны. Можно воевать и малым количеством личного состава, но тогда обязательно должно быть современное вооружение. Или, наоборот, если нет современного вооружения, нужно иметь большое количество личного состава, вооруженного старой техникой. Третьего не дано.

До тех пор, пока мы не выровняемся в потенциалах, мы будем воевать с таким же успехом, что и сейчас – мы будем вести жесткие кровопролитные оборонительные бои. А о выполнении более серьезной задачи – наступлении – пока и речи быть не может, потому что для этого нужны силы, современные вооружения. И вот нам дали 18 гаубиц и 3 системы залпового огня…

Выходит, что Запад, с одной стороны, не заинтересован в быстрой победе Украины, а с другой – попросту боится эскалации. Именно для того, чтобы не допускать эскалации, Украине и выдают помощь по чуть-чуть. Но это полбеды, а ведь эту помощь мы получаем еще и с опозданием. Запад все время боялся еще большей эскалации, чем есть – что в 2008 году во время войны в Грузии, что в 2014-ом в начале войны в Украине, потому и санкции вводил слабенькие. Путин учел этот опыт и уверенно наращивал силы, планировал свои дальнейшие захватнические действия.

Запад забывает, что диктаторы понимают только силу.

Западная пресса уже сформулировала три возможных сценария дальнейшего развития войны в Украине с учетом той помощи, что нам предоставляется.

Первый из возможных сценариев состоит в том, что Россия будет постепенно продвигаться вглубь украинской территории, захватывая новые и новые территории в Луганской и Донецкой областях. И так будет происходить в том случае, если западная помощь будет поступать в том же количестве и с той же скоростью, что и сейчас.

Второй сценарий предполагает, что, если ни одна из сторон не сможет продвигаться, и война будет тянуться в позиционной фазе месяцами или даже годами, с большими потерями для обеих сторон и последствиями для мировой экономики. Однако я не думаю, что будет реализован такой сценарий, скорее всего, к мирным переговорам придут уже в этом году. Но этот вариант будет возможен тогда, когда помощь Запада позволит нам выровнять наши военные потенциалы.

Третий сценарий, который считают наименее вероятным – что Россия скорректирует свои цели, заявит, что якобы достигла того, чего собиралась достичь, и попытается подготовить почву для завершения боевых действий. Однако российские пропагандисты в любом случае скажут, что Россия победила. Этот сценарий будет реализован тогда, когда потенциал Украины будет больше потенциала России, когда мы выгоним российские войска со своей территории.

Соответственно, если мы будем получать военную помощь в таких объемах, как утвердили на Рамштайне-3, то получим первый сценарий. Россия будет и дальше продвигаться, захватывая новые украинские территории, а наши хлопцы и девчата на передовой будут кровью обливаться.

Впрочем, не стоит это расценивать как готовность Запада «сдать» Украину Путину, это не так. Запад увидел, что у него сейчас есть шанс достичь очень серьезных стратегических целей, не задействовав для этого свои войска. Однако, ничего не предоставляя и не вкладывая, ничего достичь не получится, тем более, в войне.

К тому же, Байден не может себе позволить «сдать» Украину – он еще не может оправиться после истории с Афганистаном, а если еще добавится провал в Украине, ему не светит во второй раз стать президентом. А вот Макрон и Шольц, скорее всего, будут по-прежнему настаивать, чтобы Киев сделал то, что хочет Россия, и перешел к миру, ведь тогда они, Европа, будут жить сыто и спокойно, а как будет жить Украина – их это не беспокоит.

На таких объемах помощи, как сейчас, Украина продержится месяцы, до конца года. Но – с колоссальными потерями.

К тому же, когда Путин видит, что Украине оказывают военную помощь очень дозированно, понемногу, его это воодушевляет на дальнейшее продвижение и большую агрессию.

Впрочем, есть небольшая надежда на то, что реальные объемы вооружения и военной техники, которые поставляет Украине Запад, попросту не обнародуются, что нам называют меньше цифры. Пускай бы они таились и вообще ничего не говорили – лишь бы был результат, то есть улучшение нашего положения на фронте. Жизнь и итоги боевых действий ближайшего времени покажут, как обстоят дела с поставками вооружений в действительности.

 

«Deutsche Welle»

Казахстан не планирует признавать «независимость» самопровозглашенных «Донецкой и Луганской народных республик» («ДНР» и «ЛНР»). Об этом в пятницу, 17 июня, на пленарной сессии 25-го Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) заявил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

Глава Казахстана в присутствии президента РФ Владимира Путина назвал «ДНР» и «ЛНР» «квазигосударственными территориями».

Казахстан не собирается признавать «квазигосударственные» «ДНР» и «ЛНР»

 

«Новая газета Европа»

Петербургский международный экономический форум в 2022 году превратился в сборище политических и других фриков — от донецких сепаратистских лидеров и талибов (официально признанных террористами даже в России) до Киркорова и робота Дуняши, — но одно громкое событие на нем все же произошло. Отвечая на вопросы модератора панельной сессии президентов Маргариты Симоньян, глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев прямым текстом заявил, что республика не признает «квазигосударственные территории» вроде Донецка и Луганска. Не признали ведь Тайвань и Косово — значит, и «ДНР» с «ЛНР» тоже не могут на что-то рассчитывать. Токаев и Казахстан говорят об этом не впервые — на мировых медиа-площадках казахстанские политики утверждают эту позицию уже месяца два, — но впервые это было заявлено в лицо Владимиру Путину, развязавшему бессмысленную и жестокую войну против Украины. Российский президент на эти слова никак, по сути, не отреагировал, что вызвало дополнительный шок у «Z-патриотов», устроивших в комментариях в Телеграме у той же Симоньян мини-подобие истерики.

Чистосердечное непризнание

 

 

(Размещено в 8:00)

Юрий Романенко

Зеленский отхлестал Путина Европой

Приезд Макрона, Шольца и Драги в Киев 16 июня, как метко сказал у меня в эфире  Пьотр Кульпа, был приездом всего Евросоюза. Действительно, Германия, Франция и Италия являются европейскими тяжеловесами от которых во-многих аспектах зависит политика Евросоюза. Я вижу несколько положительных моментов, несмотря на весь скепсис относительно старой Европы в Украине.

Хотя старая Европа постоянно продуцирует политику «отползания» от конфронтации с Путиным, Макрон, Шольц и Драги в Киеве сделали громкие заявления в поддержку Украины на фоне разрушенного Ирпеня. Макрон написал в твиттере: «Ще не вмерла України. Ви можете розрахувати на братство Європи, аби Україна залишалася вільною».  Публичное осуждение России со стороны Макрона и Шольца тем более важнее, что они оба регулярно висят на телефоне Путина и время от времени продуцируют что-то о «договориться». Нельзя сказать, что призывы насчет договориться прекратятся из Европы, но теперь и Украина может ссылаться на слова того же Шольца в Ирпене, что « это многое говорит об агрессивной войне России, которая просто нацелена на уничтожение. Мы должны помнить об этом все, принимая решения», — сказал Шольц, добавив, —  «страшно, какие разрушения наносит эта война. И еще хуже, когда видишь, насколько бессмысленно это насилие»

А уж какие могут быть договоренности с варварами, если они не понимают язык цивилизации? Только на поле боя. Язык силы – единственный язык, который им понятен. Поэтому Андрей Пионтковский прав, когда написал, что «16 июня Украина одержала вторую после Битвы за Киев системную военно-политическую победу над Россией. Гораздо более важную,чем взятие Херсона, например, которое тоже теперь не за горами. Запад не будет более принуждать Украину к подписанию невыгодных для неё соглашений с Россией. Планируемую Кремлем капитуляцию украинская дипломатия превратила в триумф европейской солидарности со сражающейся Украиной. Макрон, Шольц и Драги вынуждены были спасать в Ирпене и Киеве своё лицо , а не путинскую жопу».

Характерно, что путинская жопа не смогла удержаться от хрюканья на фоне визита европейских лидеров в Киев. «Вот любят европейские ценители лягушек, ливера и макарон посещать Киев. Пользы — ноль. Снова пообещали вступление в ЕС, гаубицы старые, хлопнули водки и поездом, как сто лет назад — домой. И все в порядке. Только к миру это Украину никак не приближает. А часики тикают…», — написал бывший президент России, а ныне заместитель Совбеза РФ Дмитрий Медведев. Его уже давно категорически кроет с такой силой, что даже прогрессирующий алкоголизм не объясняет заявления одно дебильнее другое. Однако в них вся суть реального отношения россиян к миру и к Европе, когда на официальных мероприятиях они европейцев лижут, а за глаза считают лохами и пожирателями лягушек. Однако в Киеве часики действительно тикают для Москвы.

Рекомендация Еврокомиссии по предоставлению Украине статуса кандидата в члены ЕС является серьезным достижением и Владимира Зеленского, и Офиса президента, и нашей дипломатии в целом. Потому что  Еврокомиссия рекомендовала именно полноценный статус кандидата для Украины, а не перспективу или рекомендацию с массой условий и оговорок. Это не означает, что Украину не берут без условий. Условия как раз есть. Глава ОП Андрей Ермак написал их:

— Принятие и внедрение законодательства о процедуре отбора судей Конституционного Суда Украины, включая процесс предварительного отбора на основе оценки их добродетельности и профессиональных навыков, в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии;

— Завершение проверки добродетельности кандидатов в члены Высшего совета юстиции и отбор кандидатов в Высшую квалификационную комиссию судей Украины;

— Дальнейшее усиление борьбы с коррупцией, в частности на высоком уровне. Завершение отбора и назначение нового директора НАБУ и руководителя САП.

— Обеспечение соответствия законодательства о борьбе с отмыванием денег стандартам Группы по финансовым мерам (FATF);

— Принятие комплексного стратегического плана реформирования всего правоохранительного сектора как части среды безопасности Украины;

— Должен заработать «антиолигархический» закон;

— Необходимо привести законодательство о СМИ в соответствие с европейским аудиовизуальным законодательством;

— Необходимо завершить реформу законодательной базы по правам национальных меньшинств, которая сейчас готовится согласно рекомендациям Венецианской комиссии и разработать механизмы ее внедрения.

Даже беглый просмотр этих пунктов показывает, что Европа будет требовать серьезного прогресса в ряде ключевых направлений. Прежде всего, в борьбе с коррупцией. Накануне приезда четырех европейских лидеров в Киеве была с визитом глава ЕК  Урсула фон дер Ляйен, которая на встрече с Зеленским и ОП обозначила борьбу с коррупцией как ключевой приоритет. США и Европа также активно восстанавливают поддержку программ антикоррупционеров в Украине. Потому можно не сомневаться, что этот вопрос начнут выносить на повестку дня,  как один из ключевых. И это закономерно, учитывая, что США и Европа дают большие объемы финансовой помощи. Они не хотят, чтобы их использовали нецелевым образом. Потому финансовый контроль со стороны Запада будет усиливаться, а борьба с коррупцией будет краеугольным камнем в этом.

Еще один важный момент – приезд президента Румынии в Киев вместе с европейской большой тройкой. Это напрямую было связано с Молдовой. По моей информации изначально Зеленский выступал против того, чтобы Молдове давали статус кандидата в ЕС из-за того, что она не очень поддерживала Украину. Однако, Макрон предложил принять Молдову, чтобы снять обвинения, что статус кандидатов дают только Украине из-за войны. Молдова слишком маленькая и дешево обойдется ЕС, потому такой маневр был вполне уместен. Тем более, что Украине важно, чтобы Молдова была в общем пространстве с Западом. Так можно будет снять угрозу удара со стороны юго-запада Россией. Учитывая влияние Румынии на Молдову, появление ее президента было целиком логичным.

Короче говоря, Путин так долго трезвонил, что не позволит смещения баланса в пользу Запада в регионе, что дотрезвонился. Как метко написала Reuters, «в пятницу Европейский союз благословил Украину и ее соседку Молдову стать кандидатами на присоединение в результате самого резкого геополитического сдвига в результате российского вторжения». Аминь.

 

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

В ближайшее время, судя по всему, наиболее «проблемными» участками российско-украинской войны будет Харьковская операционная зона, а так же район Славянска, участок Северского донца от Татьяновки — Пришиба до Шепиловки, а так же район Попаснняского «клина» юго-западнее Лисичанска. Само собой — бои в Северодонецке и окрестностях так же будут носить исключительно бескомпромиссный характер…

Теперь, подробнее… о Харькове и окрестностях.

В Харьковской операционной зоне, уже очевидно, что командование войск противника стремится решить угрозу своим тыловым коммуникациям в районе Волчанска и Великого Бурлука самым решительным и кардинальным способом — перерезанием дороги Харьков — Старый Салтов и выходом (возвращением) на ближние подступы к Харькову…

Многие склонны рассматривать эти активные наступательные действия противника севернее и северо-восточнее Харькова, как некие «контр-наступательные», мол хотят отодвинуть от линии государственной границы подразделения Сил обороны Украины, ранее вышедшие в паре мест к границе. Это не совсем так… настоящие, реальные цели на этом участке у противника намного решительнее и более глубокие, нежели простое «оттеснение» наших подразделений от кордона.

Сейчас поясню свой вывод…

На первый взгляд, на данном направлении (район Козачья Лопань — Нескучное — Старица) непосредственно в первой линии оперируют несколько БТГр противника (до 5-и), которые по большому счёту вряд ли способны на глубокий прорыв. Ещё, приблизительно до 2-3 БТГр находятся на этом же направлении во втором эшелоне или же прикрывают фланги. И кажется, что вся эта компания, вряд ли способна на какие-то особые свершения в направлении на Харьков…

Это, прежде всего БТГр из состава 200-й омсбр 14-го АК, 25-й омсбр и 138-й омсбр, а так же «сводная» тактическая группа из подразделений 18-й мсд. Их поддерживают, скажем так, несколько спорных в плане боеспособности подразделений ротно-батальонного уровня из состава 107-го и 113-го «полков мобилизационного резерва» одного из Донбасских «корпусов» («1-го АК»)…

На сегодняшний день, эта группировка ведёт упорные бои по рубежу Терновая — Рубежное, пытаясь прорваться на Байрак и Верхний Салтов, с целью дальнейшего своего продвижения в район Перемога — Шестаково — урочище «Великое». Смысл этих усилий противника тоже вполне понятен — перерезанием дороги Харьков — Старый Салтов в районе Шестаково — Фёдоровка заставить подразделения Сил обороны Украины отойти из района Старого Салтова (и следовательно перестать угрожать своим продвижением на Волчанск или в сторону Великого Бурлука), а в идеале — создать предпосылки и для отступления украинских войск из района Печенеги… последующим прорывом, например, куда-то в район Рогани…

Как для группировки из 5-7-и БТГр кажется что задача эта, скажем так «на вырост». И у нас, в этом отношении, есть с чем сравнивать… Под Изюмом командование войск противника сосредоточило и развернуло куда как более мощную группировку (до 15-17 БТГр) и продолжает её наращивать. Но там, войска противника таких «глубоких» задач, как Волчанская группировка, перед собой явно не ставят… пока.

Откуда же у меня взялись такие опасения, спросите вы…?

Отвечу… из нескольких факторов..

  1. Уже сейчас действия всей этой группировки противника поддерживаются достаточно мощной артиллерийской группой, основу которой составляют дивизионы и батареи 244-й артиллерийской бригады… а так же специально выделенной именно для этой группировки группой армейской авиации (АА) — до 8-10 ударных вертолётов огневой поддержки (типа Ми-24П\35), а так же по крайней мере 1 сводной штурмовой эскадрильи (до 6-8 единиц штурмовиков типа Су-25). Причём, противник уже оборудовал в районе Козачья Лопань и Стрилеча полевые аэродромы «подскока» для вертолётов АА.
  2. Второй, и наверное, самый главный фактор. Юго-восточнее Октябрский (Белгородская обл. рф) сосредоточена и развёрнута, практически в полном составе 144-я гв. мсд 20-й ОА. По крайней мере, её 244-й и 488-й мсп, а так же 59-й тп + 856-й сап (это приблизительно 6-7 мотострелковых и танковых БТГр + 2 ТГр артиллерии), находятся там и практически УЖЕ «восстановлены» в плане боеготовности. Возьмите линейку и померьте расстояние от села Салтыковка (Белгородской обл.), где нынче приблизительно обретается КП этой дивизии, до украинской границы (можно, как по направлению Козачьей Лопани, а можно — в сторону Липцы) и вы придёте к выводу, что эта дивизия может быть введена в бой на Харьковском направлении в ЛЮБОЙ УДОБНЫЙ для войск противника МОМЕНТ. Причём, практически в полном составе, одним ударным «кулаком», сыграв роль даже не столько качественного усиления, а своеобразного ударного «колуна»… способного расколоть систему подготовленной обороны, а уж про неподготовленную или плохо подготовленную, я вообще молчу… И что, характерно… много времени это не займёт, расстояния тут… очень не большие, особенно для более-менее современной мотострелковой дивизи…
  3. Теперь добавьте, к этой рашисткой полнокровной мсд, которая уже практически «рвётся с поводка», вот эту всю «красоту», которая сегодня ведёт упорные бои в раойне Байрака, Борщевой и Цуповки, продолжает удерживать район Козачьей Лопани и Гоптовки (и которую я описал выше) и вы поймёте, что ситуация в районе Харькова… скажем так, несколько своеобразная.

Ко всему прочему, следует иметь ввиду, что именно на этом направлении командованием войск противника развёрнуто ещё два, достаточно характерных и «говорящих» военных «организма»… 448-я рактная бригада (эксплуатирует одновременно, как ОТРК 9К720 «Искандер-М», так и ТРК 9К79-1 «Точка-У») из состава всё той же 20-й ОА, а так же в районе посёлка Шебекино 442-й окружной полевой госпиталь.

На сегодняшний день, очевидно, что командование войск противника на данном операционном направлении концентрирует главные усилия на своём левом фланге и в центре своего оперативного построения, а на правом фланге — ведя активную оборону и достаточно интенсивно минируя различными способами все перспективные пути выдвижения подразделений Сил обороны Украины…

В частности, его передовые подразделения продолжают свои упорные атаки по направлению Терновая — Байрак, а так же Рубежное — Верхний Салтов, надо полагать, имея своей ближайшей задачей выйти на рубеж Байрак — Верхний Салтов.

Кроме того, противник активно контр-атакует наши передовые подразделения, которые пытаются продвигаться в районе Большие Проходы, Кочубеевка, Цуповка…

Информация о текущих результатах этих боёв — противоречива. Однако, по видимому, учитывая тот факт, что противник начал свои атаки ещё несколько дней назад, а дорога Харьков — Старый Салтов до сих пор не перерезана… особого успеха, на участке приложения своих главныу усилий, противник пока не добился…

Резюмируем…

В представлении многих наших граждан, которые следят за событиями этой войны, Харьковская операционная зона «уехала» куда-то в подсознание. Так сказать, на перефирию интереса. После того, как пошли информационные сообщения о том, что «войска противника отодвинули от Харькова», что «наши подразделения вышли на госграницу» и вообще, скоро «порежем все коммуникации противника у Волчанска»…

Это всё зря…

ВСУ, вполне возможно, и порежут… предпосылки к тому есть

но, судя по динамике развития ситуации, не сейчас и явно не завтра…

А вообще, исходя из общей стратегической логики этой войны, значение этого оперативно-тактического направления (на Харьков) достаточно весомо и важно…

 

CYNIC, [Телеграм-канал]

Патрушев «переговорщик» и «четверной» визит в Киев

Сегодня опять «следим за руками» (то есть за языками) и впитывает смыслы сообщений.

Начнем с господина Патрушева — одного из самых влиятельных столпов «силовой власти», который либо лично, либо через сына метит в преемники Путина, при этом сохраняя (вообще единственный из силовой свиты) контактную линию с Вашингтоном (Патрушев-Салливан).

24-го мая: Патрушев: Россия не гонится за сроками в операции на Украине.

15-е июня: Патрушев: Россия заинтересована в скорейшем достижении политико-дипломатических договоренностей, которые бы позволили прекратить боевые действия.

Мы уже неоднократно замечали «разворот» в партии войны. То Медведев переобулся в воздухе, примерив «парик Чубайса» с Арктикой (а затем опять переобулся в латы Рогозина), то Патрушев перешёл к экономическому клану, предлагая решить вопрос политико-дипломатическим путем .

Хотелось бы напомнить, что Патрушев, в отличие от Медведева, прыгающего из стороны в сторону, изначально ровно на этой фазе «переговоров с Западом» настаивал больше всех из того печально известного «публичного сборища по вопросам ЛДНР».

Патрушев, в отличие от остальных «системных винтиков», довольно прямо сказал, что эту проблему необходимо обговорить с Западом — в эту же плоскость он вернулся вновь под слухи о фиксации экономического клана в политической плоскости.

Это не является финальной точкой, и ситуация быстро изменится, однако вечное перетекание доминации между силовиками и технократами говорит о внутренней борьбе за «место под Солнцем» после окончания войны. И Патрушев, к слову, вероятно единственный представитель «силовой вертикали», который может рассчитывать на нейтральную позицию Вашингтона, хоть и с оговорками о «самом страшном человеке в окружении Путина».

Далее — Вашингтон сообщил, что «война закончится за столом переговоров». Из этого уже успели сделать выводы о том, что «Украину слили», хотя всегда нужно уметь читать до конца.

Любая война заканчивается переговорами. Вопрос лишь в той позиции, которую займут стороны на этих переговорах. И поэтому Вашингтон дополняет: «Мы сделаем всё, чтобы на этих переговорах Украина  действовала с позиции силы».

Что это означает? Украина должна победить (!), чтобы на переговорах диктовать условия.

Идентичные реплики озвучили Макрон и Шольц. Причем Макрон, уехав из Франции перевел экономику в «военный режим», дав команду начать подготовку передачи в Украину очень мощной техники — «Цезарь».

К тому же Шольц, Макрон, Драги и Йоханнис приехали в Киев с подарком в лице «кандидата в члены ЕС».

Кремлевским рупорам спустили идиотскую методичку следующего характера: «Зеленскому дали выбор между двумя стульями — война до конца либо отказ от территорий в пользу быстрого членства в ЕС».

Почему эту чушь запустили? Потому что в Кремле знали, что Зеленскому везут статус кандидата в члены ЕС, а значит «ложный паззл» должен был сложиться у аудитории кремлёвских шавок — «Запад слил Украину».

На самом деле Зеленскому представили не 2 стула, а 2 подарка — война до победы и (а не или) процедура по европейской интеграции ускоренного характера.

Более того, статус кандидата подготовлен и для Молдовы, но с огроменным списков условий — тут реально «чистый символизм» за достаточно лояльное и на редкость адекватное руководство в Кишиневе.

Так что Шольц и Макрон не только не слили Украину — они впервые после начала войны перешли в реально жёсткую позицию «ястребов». Вопрос лишь в том, насколько долго они продержатся в такой плоскости.

 

Альфред Кох

Сто четырнадцатый день войны мало что поменял на фронте. Возможно, грядут какие-то большие изменения. Но пока карта боев выглядит почти так же как вчера.

Особняком стоит первое применение противокорабельных ракет «Гарпун», которыми сегодня было потоплено российское многофункциональное судно «Алексей Бех». Его в прессе почему-то называют буксиром, но в реальности это многофункциональное  аварийно-спасательное судно. Длина 57 м, водоизмещение 1600 т.

Украинские военные говорят, что судно везло на остров Змеиный боеприпасы и военных. Если это так, то это значит, что совсем плохи дела у россиян, раз они спасательными буксирами солдат и боеприпасы возят….

А если это не так, то тогда вообще непонятно зачем было из Севастополя гоня спасатель к Змеиному. Может у них там что-то горело? Или еще почему-то надо было кого-то спасать на острове? Короче, темная история.

Улов, прямо скажем, не большой: суденышко не военное, маленькое, но будем считать, что это проба пера. Тут важно другое. Дело в том, что в связи с потоплением крейсера «Москва»,  Черноморский флот потерял ЗРК С-300 морского базирования, который стоял на крейсере. И, соответственно, исчез тот зонтик ПВО, который покрывал огромную акваторию северо-западной части Черного моря, внутри которой российские суда могли чувствовать себя в безопасности.

Тогда российские флотоводцы, чтобы их корабли могли решать боевые задачи, а не стоять на вечном приколе в Севастополе, решили примотать к их палубам ЗРК «Тор», которые, конечно, не С-300, но все-таки, в теории, должны давать какую-то приемлемую защиту от возможных украинских атак.

Стоял такой ЗРК «Тор» и на спасателе «Алексей Бех». И не защитила его от украинского «Гарпуна». Каков из этого вывод? А вывод из этого самый что ни на есть печальный для россиян: ЗРК «Тор» от «Гарпуна» не защищает. Так что, дорогие российские адмиралы, отматывайте обратно ЗРК «Тор» с палуб своих корабликов и сдавайте их на склад: они бесполезны.

Сколько кораблей Черноморского флота теперь нельзя задействовать для выполнения боевых задач и операций снабжения — не могу знать, но думаю, что много. Так что «Гарпун» рулит!

А вот теперь, можно подумать и об открытии движения из портов Одесса и Николаев. Теперь российские кораблики ближе, чем на 90 км к украинскому берегу соваться не будут.

Не знаю, может я чего-нибудь и не понимаю, но похоже, что дорога к вывозу украинского зерна открыта… Вот такие вот большие последствия вытекают из потопления маленького такого суденышка…. Ну, разве это не повод для оптимизма, а?

Вчера в Киеве были канцлер Германии Олаф Шольц, президент Франции Эмануэль Макрон, премьер-министр Италии Марио Драги и президент Румынии  Клаус Йоханнис.

Все они и оптом и в розницу заверяли Зеленского в том, что не будут требовать от Украины территориальных уступок в обмен на мир, заверили в полной поддержке и пообещали оружие.

А сегодня прибыл премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и тоже заверил, выразил, похвалил, изъявил, самую искреннюю, принципиальную, бескомпромиссную, во благо, во имя, в честь, в память, соблюдая, принципы, ценности, нерушимо и т.д. Короче, чмоки-чмоки.

И сказал: давайте мы будем учить ваших солдат по 10 тысяч человек на курсах по четыре месяца. То есть даже если они прямо сейчас прилетят в Англию на учебу, то первый выпуск будет в конце октября — начале ноября. Ищь как долго он воевать собрался… Хотя хрен его знает, сколько эта война еще продлиться… Может и вторые 10 тысяч нужно будет учить, и выпускать уже  в марте… Как-то все это невесело получается…

Ну и, конечно, я не могу пройти мимо сегодняшних выступлений на ПМЭФ. Путин как всегда нес какую-то околесицу и без конца рассказывал, что он убивает людей и разрушает города в Украине строго в соответствии с международным правом. А вот американцы всю дорогу убивают и разрушают нарушая это право.

В его представлении, видимо, люди, погибая под его бомбами и снарядами должны испытывать гордость от того, что их убивают в строгом соответствии с международным правом….

Особенно мне понравился пассаж про то, что он большой сторонник права народов на самоопределение. Этот его перл следовал практически сразу за его же пассажем про то, что главное — это суверенитет. И я так и не понял из его выступления: он Чечню в крови утопил уважая ее право на самоопределение или все-таки защищая суверенитет России? И где был его любимый нынче казус Косова, когда он душил чеченскую свободу?

Конечно же я получил огромное удовольствие от того, как его размазал президент Казахстана Токаев. Во-первых, он четко объяснил, что нельзя быть одновременно и сторонником суверенитета и защитником права народов на самоопределение. А во-вторых, он прямо назвал ЛНР и ДНР квазигосударственными образованиями, которые Казахстан никогда не признает.

Но особенно меня впечатлило короткое, пятиминутное выступление китайского лидера Си Цзиньпина. И даже не все выступление (оно в основном состояло из округлых формулировок про дружбу и сотрудничество), а приведенная им в середине выступления китайская мудрость. Вот эта цитата целиком:

«Умный человек даже в выгодном положении держит в виду возможный вред, а в положении невыгодном видит потенциальную возможность. Опасность и возможность сосуществуют всегда, преодолев опасность — получишь возможность. Сила — в уверенности. Чем больше трудностей — тем важнее уверенность.»

Можете прослушать его речь. Он довольно театральными паузами выделил этот кусок своего выступления. И по смыслу он никак не совпадал ни с тем, о чем он говорил до этого куска, ни с тем, о чем говорил после. Это был явный месседж Путину. И, мне кажется, Путин это понял.

Как бы я расшифровал послание Си Цзиньпина? Давайте по частям.

Первое: «Умный человек даже в выгодном положении держит в виду возможный вред». Тут все просто: Вова, ты не просчитал негативные последствия своего решения. Ты считал свое положение накануне вторжения настолько выгодным, что не увидел скрытые в нем изъяны и опасности.

Второе: «…а в положении невыгодном видит потенциальную возможность.» Теперь ты, дорогуша, в жопе. Думай теперь как из нее выбираться. И не упусти свой шанс. Потому, что даже из самой плохой ситуации всегда есть выход. Главное его увидеть.

Третье. «Опасность и возможность сосуществуют всегда». Ты, Вова, хочешь, чтобы я тебе помог. В этом ты видишь свою возможность выбраться и задницы, в которую ты сам себя загнал. Но я вижу в этом опасность для Китая.

Четвертое. «…преодолев опасность — получишь возможность.» Ты получишь мою поддержку только если ты устранишь риски для меня. А это можно сделать только одним способом — закончить войну. Пока ты воюешь — ты моей помощи не получишь, потому, что я тут вижу для себя опасность.

Пятое. «Сила — в уверенности. Чем больше трудностей — тем важнее уверенность». Прими, наконец, решение: если ты можешь победить — то побеждай. Это тоже вариант окончания войны. Если не можешь — то заканчивай ее, то есть просто убирайся восвояси. Твоя проблема в том, что ты никак не признаешься себе, что ты не можешь победить и ты потерпел фиаско. Ты продолжаешь то, в чем ты сам уже не уверен. И чем дальше ты продолжаешь эту войну, тем больше трудностей у тебя возникает. И тем меньше у тебя уверенности. А должно быть — наоборот.

Короче, итог такой: признай поражение и ты получишь мою поддержку. Пока ты воюешь — моей помощи не жди.

Лично я так понял это послание. И я даже не вижу никаких других вариантов интерпретации этого четкого и ясного высказывания.

Ребята! Китай отказал ему в поддержке. Это ясно как Божий день. Ну прочитайте же еще раз этот кусок выступления Си Цзиньпина. Ну точно же, ну черным по-белому!

А все потому, что даже китайцы знают, что наше дело — правое, что враг будет разбит, и что победа будет за нами.

Слава Украине!🇺🇦

 

Агія Загребельська

Некроекономічний шабаш диктаторів для китайсько-російських відносин відзначився не тільки виступом Сі, а й цілком практичними результатами.

Ось що про це пише китайська помийка Глобал Таймс:

Китайські та російські компанії в кулуарах ПМЕФ досягли угод щодо таких ключових галузей, як енергетика, виробництво продуктів харчування та інших товарів повсякденного попиту.

Наприклад, заступник генерального директора Китайської національної нафтогазової корпорації Хуан Юнчжан провів у четвер відеопереговори з віце-президентом російського «Газпрому», під час яких вони підписали технічну угоду щодо російсько-китайського проекту газопостачання Далекого Сходу з метою зміцнення енергетичної співпраці, що, на думку експертів , стане подальшим розширенням постачання російських енергоносіїв до Китаю.

За словами експертів, зміцнення торгівлі газом між Китаєм і Росією спрямоване на подальшу диверсифікацію джерел постачання замість того, щоб надто покладатися на якесь конкретне джерело.

Крім підписання угод про співпрацю в галузі енергетики, китайські та російські компанії також підписали низку меморандумів про співпрацю в галузі торгівлі продуктами харчування та іншими товарами повсякденного попиту, оскільки обидві сторони прагнуть розкрити потенціал транскордонного ланцюга постачання.

«Росія стикається зі звуженням співпраці в західному напрямку, і Китаю та Росії буде потрібний величезний простір для поліпшення в галузі транспорту та логістики, включаючи подальше підвищення пропускної спроможності вантажних поїздів Китай-Європа», — сказав Global Times Лі Цзигуо, старший науковий співробітник Китайського інституту міжнародних досліджень.

Аналітики відзначили, що оскільки Росія активно прагне прорвати блокаду Заходу в галузі валютних розрахунків, логістики та торгівлі, китайські компанії можуть «заповнити вакансію», і китайські інвестиції в Росію також розширюватимуться швидкими темпами.

 

Агія Загребельська

Про важливе морське ураження: його значення та перспективи від Naval News

Незважаючи на звичайність назви, «рятувальні буксири» є дійсними військовими цілями і можуть бути важливими.

Це кораблі господарського призначення, і в контексті острова Зміїни вони використовуються для критичного поповнення запасів.

Багато в чому вони є більш цінною метою, ніж військові кораблі.

Х. І. Саттон, військово-морський аналітик

Чорноморський флот Росії продовжує йти невірним курсом у цій війні, виявляючи велику безтурботність щодо основ військово-морської війни.

Перше й найважливіше правило морського бою – не входити до зони ураження зброї супротивника без надійного захисту.

Після втрати крейсера «Москва» ЧФ втратив можливість протиповітряної оборони в районі острова Зміїний, і втратив багато ресурсів у районі острова Зміїний внаслідок атак протикорабельних ракет та ударів безпілотників TB2.

Хоча незрозуміло, яка ракета була використана в цій атаці, можна з упевненістю сказати, що Україна має солідну підтримку A2/AD (Anti Access/Area Denial) на узбережжі Одеси, а з огляду на нездатність Росії посилити свій ЧФ через правила Угоди Монтре, ЧФ не зможе безпечно діяти у цьому регіоні.

У цьому випадку скоординована українська атака на острів Зміїний є технічно можливою, що ще раз підірве репутацію Росії.

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 18 June: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий