BloggoDay 19 February: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 19 лютого 2023 р.

 

(Оновлено 19:00)

Re: Russia    

Михаил Ямпольский, профессор Нью-Йоркского университета (NYU)

Режим имперской паранойи: война в эпоху пустословия

Эксперты и политики пытаются объяснить причины и логику вторжения России в Украину, но все рациональные и даже конспирологические объяснения выглядят недостаточными и неудовлетворительными. Осмысление столь сокрушительных событий требует порой новых языков описания, выходящих за границы теории рационального выбора. По мнению российско-американского философа и теоретика культуры Михаила Ямпольского, у этой войны нет рациональных оснований и рациональных причин, это пустота, обрастающая цепочками бесконечного воспроизведения псевдосмыслов. Накачанная риторикой и проекциями в театрализованные ритуалы, она организует действительность в простые и доступные порядки, которые, в силу своей простоты, легко и повсеместно усваиваются.

Упадок идеологий и паранойя деспотического

Одна из основных отличительных черт нынешней войны в Украине — отсутствие всякого видимого смысла. Комментаторы пытаются объяснить ее по-разному — кто-то имперскими амбициями России, кто-то личной ненавистью Путина к Украине, а кто-то и безумием российского президента. В самом начале войны было отчетливо видно, что даже члены Совета безопасности России не в силах понять происходящее. Невозможность постичь причины войны объясняет и неспособность мировых лидеров, включая Зеленского, поверить в ее возможность буквально до самого начала вторжения.

Связано это, на мой взгляд, с упадком идеологий. Идеология — в значительной мере продукт секуляризации больших религиозных доктрин. Идеологии возникают тогда, когда религии начинают приходить в упадок. Нетрудно увидеть эсхатологические корни марксизма или нацизма с их подчиненностью утопии будущего — коммунизма или тысячелетнего рейха. Но можно сказать, что потенциал идеологий исчерпал себя в промежутке между концом XVIII века с его идеей прогресса и разума и концом XX века. Сегодня от идеологий остался призрак в виде бессмысленной идеи экспансии.

В блестящей статье «Два режима безумия» Жиль Делез называет один из этих режимов имперским. Для него характерна бесконечная экспансия параноидального типа. Параноидальный имперский режим строится на разворачивании бесконечной последовательности: «Знак отсылает к другим знакам, а эти знаки отсылают к другим знакам, и так до бесконечности (иррадиация, всегда расширяющееся движение)… Таков параноидальный режим знака, но мы могли бы также назвать это деспотическим или же империальным режимом». Делез пишет о таком параноидальном обществе, что все оно зависит от некоего «означающего-деспота», который порождает цепочки бесконечной трансляции знаков: «…существует означающее деспота; и прямо под ним бесконечная сеть знаков, которые отсылают друг к другу. В равной мере нужны разного рода категории людей, на которых будет возложена задача распространять знаки, говорить, что они значат, интерпретировать их, фиксировать их означаемое: священники, бюрократы, гонцы и т. д.»

Такая система создает иллюзию смысла. Она целиком исчерпывается повторением и тиражированием бессмыслицы, производимой деспотом. Главный эффект такой системы заключается в том, что вместо смысла повторение производит эффект лояльности, преданности и всеохватности. Никто не может объяснить смысла войны, но можно бесконечно расширять знаковые цепочки, которые достигнув воображаемых пределов обещают произвести смысл. Однако этого так и не происходит. Происходит только экспансия знаков, захватывающая все более широкий круг людей. И хотя такая паранойя производит лишь бесконечное повторение и тиражирование невнятицы, она проникает повсюду, не оставляя места для молчания или увиливания.

Многополярность экономики и мираж суверенности

Война не имеет ни объяснения, ни смысла. Но будучи квинтэссенцией бессмысленности, она парадоксально организует мир как некую мнимую констелляцию смысла. Семиотика в своих основаниях бинарна и построена на оппозициях. Но именно эта бинарность в последнее время исчезла из дискурсивного поля.

В 1994 году политолог Заки Лайди написал книгу, которая называется «Мир, лишенный смысла». Он описывает в ней процесс постепенного исчезновения политических оппозиций, который он называет глобализацией. Глобализация — это повсеместное замещение политики экономикой. А экономика строится на принципах совсем другой семиотики, нежели имперская паранойя. Капитализм порождает множество узлов, связанных с другими узлами. Вместо бесконечной однообразной трансляции деспотического означающего мы имеем структуру сети, с множеством центров и связей, которые никак не описываются бинарностями. Это связи, создаваемые желанием, потреблением и обменом.

Понятно, что такая система плохо производит устойчивые и внятные смыслы. Отсюда повсеместное чувство утраты смысла и направления, охватившее Запад после сноса берлинской стены. Путин много говорит о многополярном мире, хотя мечтает на самом деле о бинарном. Господство сегодняшней глобальной экономики — и есть многополярный мир. Он строится вокруг дисперсии центров, которая повсеместно ведет к ослаблению государств и политики. Влияние в мире постоянно смещается в область экономики, а это приводит к упадку традиционных структур власти, которая неотделима от производства смысла. Лайди говорит об этом совершенно однозначно: «Власть — ничто, когда она не имеет смысла».

Можно сказать, что российский мятеж против всеобщих правил мирового устройства — это мятеж против господства экономики со стороны государства со слабой и неконкурентной экономической базой. Это попытка противопоставить слабой власти экономических гигантов мираж суверенности (о которой так часто говорит Путин) и мираж смысла — исторического, мифологического и т. д. Такое противостояние опирается на армию — традиционное воплощение самой идеи силы. Россия хочет противостоять западной экономической экспансии и хочет ей противостоять тем сильнее, чем «слабее» ей кажется господство, не опирающееся на грубую силу имперской паранойи.

Своеобразие же сегодняшней ситуации заключается в том, что распавшаяся империя не может собраться воедино кроме как через производство и повторение слов. И это восстановление империи из руин совершенно невозможно еще и потому, что Россия уже давно заражена «глобализацией». Ведь российский обыватель давно обжился в мире капиталистического потребления и хорошо вписан в сеть микроцентров желания, а государство российское все еще живет химерами имперскости, делая непомерную ставку на фетиш «деспотического означающего». В этой связи кажется симптоматичным то, что средний класс России так болезненно переживает возникновение препятствий на пути к западным «центрам желания», в то время как российские идеологи предлагают им обживать не существующую Евразию имперской паранойи.

Российские гетеротопии и возвращение бинарности

Мне кажется, что капсулирование России, ее выпадение из мира и современности хорошо описывается в категориях «гетеротопии» — термина, когда-то предложенного Мишелем Фуко. К области странной географии гетеротопии относятся места, выпадающие из нормы социального существования. К ним могут относиться театры военных действий или никем не признанные территории-изоляты, которыми последние годы активно окружает себя Россия. Но это могут быть и несуществующие территории фантазии, вроде той же Евразии Дугина. Фуко ввел термин гетеротопии в 1967 году и определил им некие странные пространственные образования, в которых нормативность не просто нарушена, но вывернута наизнанку.

Эти странные регионы, которые существуют между фантазмами и реальностью насилия, — это действительно зоны девиантности, в которых больше нет ни экономики, ни закона, ни политики, ни идеологии, а есть чистый фантазм суверенной власти. И кажется очень показательным в этой связи сращение российской армии с криминалитетом, особенно в таком супергетеротопном образовании, как ЧВК «Вагнер». Гетеротопии, порождаемые Россией, почти повсеместно воспроизводят криминальные сообщества, неожиданно претендующие на роль фантастической модели будущего.

Вместе с тем эти острова «кошмара», лишенные всякого смысла, претендуют на способность наделять смыслом и соответственно политическим измерением многополярность экономического общества, у которого появляется «враг». Враг создает видимость бинарности. Вспомним Карла Шмитта с его представлением о том, что политика возникает тогда, когда возникает враг, и что враг — это смыслообразующее понятие политики. Российская гетеротопия позволяет миру обрести цель и единство. Если в России цель войны так и остается непонятной, для окружающего Россию мира эта цель приобретает все более внятные очертания. В глазах экономических цивилизаций Россия определяет себя в качестве «варвара», «другого», принципиальной девиантности.

Не так давно считалось, что Запад никогда не пойдет на радикальные санкции, потому что это противоречит его экономическим интересами, что он не может оставить своих избирателей без газа, без отопления. Считалось, что корпорации никогда не покинут российский рынок, потому что они потеряют большие доходы и т. д. И неожиданно для всех экономика повсюду, кроме России, решительно отступает. Вместо нее являет себя некое подобие идеологии. Пустое говорение уступает место упрощенной, бинарной картине мира. Запад неожиданно обретает способность действовать, которой Россия, кажется, безнадежно лишена. Именно на Западе, а не в России, обнаружилась способность во имя идей и морали претерпевать лишения.

Западный мир, пускай на время, но вышел из ничтожества чисто экономического интереса. Перед ним возник образ чистого зла, требующего мобилизации. Но это нравственное «упрощение» мира легло на почву несколько инфантильной риторики сказок и фэнтези, заполонивших массмедиа. В Украине это понятным образом ощущается особенно ясно, когда речь идет об орках, Мордоре, Вальдеморте и т. д. Впрочем, Кремль сам постоянно стилизует себя под фильмы о Джеймсе Бонде (например, километровый стол Путина или карикатурный френч Соловьева буквально взяты из подобных фильмов).

Словесный хлам и имитация мобилизации

Описывая режим имперской паранойи, Делез говорил о необходимости людей, «на которых будет возложена задача распространять знаки, говорить, что они значат, интерпретировать их, фиксировать их означаемое». Речь тут идет о бесконечном производстве слов, не имеющих отношения к действительности. И это одна из наиболее впечатляющих черт российского общества, в котором говорение и производство означающих приобрело немыслимые масштабы. В рамках этой поэтики словесного хлама несуществующие нацисты осуществляют геноцид русского народа, Россия не нападает на Украину, а отражает ее агрессию и т. д. Здесь буквально происходит гетеротопная реверсия означающих.

Когда-то Кьеркегор написал проницательный текст «Два века», в котором, вероятно впервые, поставил вопрос о массовом производстве словесного хлама (snak в его лексиконе, а в английском переводе — chatter). Кьеркегор устанавливает там различие между двумя эпохами — эпохой революции и «сегодняшним веком». Век революции — это век, пронизанный идеологией, а потому и смыслом. Существование в нем сопровождается страстью, а потому, как пишет философ, «имеет форму». Важным аспектом века революции является энтузиазм, который Кант считал едва ли не самым важным революционным аффектом. Сегодняшний век — лишен всякой идеи и энтузиазма, он погружен в поверхностное отсутствие всякой осмысленной активности. Кьеркегор пишет о доминировании vis inertia — силы инерции. Самое важное в сегодняшнем веке, что он продолжает при этом имитировать эпоху подлинности, страстей и действий. Но все это полностью переносится в некий социальный театр.

При этом чем иллюзорней порядок, тем больше слов производится во имя его иллюзорного сохранения. Хорошо известно, что фундаментом российской государственности является коррупция. Но чем глубже и бессовестней эта коррупция, тем более патриотические речи производят воры и взяточники. Словесный хлам становится фасадом социальной фикции, вроде Новороссии или Российской империи. Тот факт, что руководство Российской Федерации с таким невероятным упорством отказывалось называть войну войной, в этом смысле показателен. Война требует мобилизации и смены образа жизни. И именно этого требуют маргинальные радикалы вроде Гиркина. Но власть отчетливо осознает, что общество не имеет никакого мобилизационного потенциала и способно только на кьеркегоровский snak.

Именно неспособность к мобилизации радикально отличает российский режим от подлинно тоталитарных режимов Сталина или Гитлера. Те были способны на войну и мобилизацию. Ханна Арендт писала, что тоталитаризм невозможен без движения и мобилизации: «…идея господства была чем-то таким, чего ни государство, ни обычный аппарат насилия никогда не смогут добиться, но может только Движение, поддерживаемое в вечном движении, а именно достичь постоянного господства над каждым отдельным индивидуумом во всех до единой областях жизни».

В режиме имперской паранойи бесконечное размножение означающих начинает выполнять роль симулякра мобилизации при общем сохранении полной социальной пассивности. При этом потребительская культура российского общества проявляется в том, что главной мотивировкой солдат без всяких колебаний провозглашаются деньги, а не идеи. Деньги — вот последнее прибежище деградировавшего энтузиазма. Именно поэтому мародерство стало одним из символов русского вторжения в Украину.

Путинский универсум — это универсум тотальной стабильности, переходящей в паралич. И эта гнетущая стабильность странным образом не противоречит военным авантюрам, которые приемлемы лишь в той мере, в которой они вписываются в мнимую неподвижность. Поэтому, что бы ни происходило на фронте, война будет называться «специальной военной операцией», то есть чисто театральным симулякром войны. Как бы ни обрушивался фронт, власть будет делать вид, что военная операция и социальная неподвижность — это одно и то же. Не случайно как раз во время обрушения фронта на изюмском направлении Путин открывал в Москве аттракционное колесо обозрения. Бессмысленно крутящееся на месте колесо — идеальная метафора происходящего.

Сэмюел Маккормик, посвятивший пустому говорению специальное исследование, заметил, что его появление сопровождает возникновение индустриального общества, с его культом бесконечно работающих машин и крутящихся колес. Многократно было отмечено, что в индустриальном обществе не инструмент подчиняется человеку и его потребностям, но наоборот. Машина, остановка которой равноценна катастрофе, должна непрерывно работать и производить, тем самым превращаясь из средства в цель, а обыватель должен покупать продукт, хотя в нем и не нуждается, лишь бы машина не остановилась. То же самое происходит и с речью, которая из средства коммуникации превращается в цель, не имеющую смысла. Поэтому так показательна легкость, с которой полумеханические тролли или автоматические боты вписываются сегодня в этот процесс движения коммуникационных колес.

Война как феномен риторики

В ситуации исчезновения бинарностей и осмысленной коммуникации на передний план начинает выдвигаться риторика. Она является способом организации смыслов через бесконечную систему подобий, переносов, риторических сближений и т. д. Риторика работает в области антиномий, а не в области оппозиций. Антиномия — это то, что не может быть сближено, разрешено. Риторика — это механизм гетеротопии, которая, по выражению Фуко, «обладает способностью совмещения в одном реальном месте множества пространств… которые сами по себе несовместимы».

В этот момент риторика начинает играть важную роль. Тем более что ее сферой оказывается область убеждения, но не область смыслов. Смыслы становятся нерелевантными и удаляются в область мифов. И это хорошо видно в том дискурсивном поле, которое производится в нашей стране. Идеи и идеологии, с ним связанные, в этом дискурсивном поле давно исчезли из области актуального. Они ушли в гетеротопию победы над нацизмом или евразийства — чисто риторических миров. Ведь Евразия — это воображаемое пространство риторических встреч и подмен, и ничего более. Таким же гетеротопным мифом является и уже почившая Новороссия.

Интерес нынешней ситуации в том, что этот миф обрел черты реальности в войне, которой Путин, конечно, не хотел, считая, что ему удастся ограничиться очередной фикцией. Но фикция обрела черты реальности. И то, что предполагалось как чисто риторическая конструкция, вместо очертания snak’a стало обретать простой, даже упрощенный смысл.

Происходящее напоминает историю с Еленой Прекрасной у Еврипида. Еврипид говорит, что Гера по просьбе Зевса создала облачный эйдолон — симулякр Елены, который и был украден в Трою. На самом деле Елена спокойно жила в Египте и ногой не ступала на троянскую землю. Вместо нее яблоком раздора был призрак. Елена в одноименной трагедии Еврипида рассказывает о Зевсе, который «Битв наградой / Троянам и ахейцам… назначил / Меня… Меня? О нет! Лишь звук пустой / Носился над войскам». Вся многолетняя кровавая бойня, описанная Гомером, происходит из-за «звука пустого», кьеркегоровского snak’a. Мне кажется, что Елена — совершенно поразительная аллегория того, что происходит. Горгий, которому Платон посвятил одноименный диалог, написал риторический текст, который до нас частично дошел, — «Похвала Елене». Этот текст считается образцом энкомии — иллюстрации силы риторики. Горгий определяет его как эпидейктическую речь, целиком построенную на фигурах. В этой похвале как будто нет никакого содержания, кроме демонстрации фигур.

Фантом возникает из ничего и становится жизнеподобным, убедительным. Горгий демонстрирует, каким образом Елена, которая считалась воплощением порочности, так как изменила мужу и стала причиной кровопролитной войны, может быть представлена образцом верности и добронравия. И эта трансформация укоренена в фигуративности риторики, которая может сделать с действительностью все что угодно.

Ритуал: единство веры и неверия

Механизм общества укоренен не во внятную систему понятий и верований, а в ритуалы. Антрополог Роджер Кизинг пытался понять смысл такого фундаментального для антропологии термина, как «мана», о котором мы знаем от Марселя Мосса (существующее в «примитивных» обществах представление о всепроникающей мистической силе). Он опросил множество людей, принадлежащих к соответствующим культурам, и пришел к выводу, что никто не знает значения этих фундаментальных для данной культуры слов. Смысл подобных неопределенных понятий возникает на пересечении разных дискурсивных регистров. Люди нащупывают смысл этих понятий в разных прагматических ситуациях. И этими ситуациями прощупывания смысла часто оказываются ритуалы.

Ритуал, по Морису Блоху, ослабляет синтаксическую свободу речи, ее формализует. Отсюда большая роль ритма — песнопений, танцев, повторений слов — в ритуалах. Но само ритмическое повторение ведет к иллюзии усиления искомого смысла, который как бы «надувается» формализацией.

В этом контексте интересно взглянуть на растущее место праздников в российском обществе. Мне кажется, что его следует рассматривать как признак болезненной ритуализации, строящейся вокруг смысловой пустоты. Чем более пышно празднуются победы прошлого, тем очевиднее переход в область ритуальной перформативности. Вместо веры в идеи возникает характерная для ритуалов полувера в видимость.

Бельгийский антрополог Пьер Смит писал, что ритуал строится вокруг некоего фокализирующего ядра, окруженного символами. Например, в ритуале евхаристии это ядро᠎ — момент, когда вино превращается в кровь. Но при этом, отмечает Смит, никто в действительности не думает, что вино, которое он выпивает, — кровь Христа. Смит рассказывает о разговоре с одним из инициаторов ритуалов сенегальского племени Бедик. Участники ритуала должны вести себя так, как если бы они этому верили. И если один из них проявляет скептицизм или бросает вызов, он должен быть строго наказан. Но если один из них слишком верит и впадает в неистовство, это еще серьезнее и в не меньшей степени разрушает ритуал.

Для культуры ритуального говорения, которой стала Россия, в равной мере неприемлемы как скептики, так и абсолютно верящие в пустые слова фанатики, вроде неонацистов и экстремальных националистов. Ритуал должен все время создавать риторические ходы между верой и неверием. Эта неопределенность позволяет связать в некое единство культуры абсолютную дисперсию элементов, которые не организуются ни в бинарности, ни в смыслы. Это, как мне кажется, должно приниматься во внимание социологией и политологией — двумя дисциплинами, претендующими на понимание социума и обычно плохо с этим справляющимися. Иногда кажется, что эти дисциплины создали фантомы, похожие на Елену Прекрасную Еврипида. Они постоянно говорят о «логике режимов» и «мнении людей», как будто это детерминистические сущности, хотя в действительности это лишь ритуально-риторические неопределенности.

Каждый раз, когда социологи обсуждают вопрос о поддержке населением политики путинского режима, они ставят вопрос, который не имеет решения. В рамках социальных ритуалов и пустого говорения даже тот, кто рисует букву Z на машине или заборе, часто не знает, поддерживает он войну или нет. Когда-то Виктор Тернер ввел понятие «перформативная рефлексивность». Он говорил, что в традиционных обществах, где снижена индивидуальная рефлексия, люди представляют себе самих себя в ритуалах и через них формируют представление о себе. Мы видим, до какой степени нынешняя российская культура умножает театральные представления о собственной триумфальной несокрушимости, по-шамански в режиме перформативной рефлексивности заговаривая скепсис.

В то время как люди тысячами гибнут на фронтах, происходит безудержная театрализация собственного несокрушимого имперского величия. Имперская паранойя тут переходит от производства бесконечных цепочек означающих к окончательной отмене всякой реальности. Буква Z своим зигзагом позволяет на время хрупко соединить псевдоэнтузиазм, усиливающуюся неуверенность в будущем и ужас перед лицом нарастающей безнадежности.

 

(Оновлено 18:00)

Каспаров.ру

Вадим Зайдман

Из жизни Микронов

Вадим Зайдман: Старые песни о главном

Президент Франции Эммануэль Макрон заявил в интервью французским СМИ:

«Я хочу, чтобы Россия потерпела поражение в Украине, и я хочу, чтобы Украина могла защитить свою позицию. Но я убежден, что, в конце концов, это не завершится военным путем. Я не считаю, как некоторые, что мы должны стремиться к полному разгрому России, атакуя Россию на ее земле. Эти наблюдатели хотят, прежде всего, сокрушить Россию. Но это никогда не было и никогда не будет позицией Франции».

Макрон хочет, чтобы Россия потерпела поражение, но не была сокрушена.

То есть, чтобы женщина родила ребенка, но не была беременна. Я обращаю внимание: даже не чуточку беременна – а не будучи беременна вообще!

И опять старые песни о главном: переговоры, переговоры, переговоры… «…необходимо, чтобы украинское наступление пошатнуло российский фронт и заставило Москву вернуться за стол переговоров». – Это вместо военного поражения России.

Кстати, что-то давно Макрон не звонил Путину по телефону – позвони мне, позвони!

Сегодня, кажется, один Макрон из числа западных лидеров не понял простой истины: кроме того, что Путин в принципе недоговороспособен, любые переговоры и достигнутые на них договоренности он использует лишь с той целью, чтобы зализать раны, нарастить силы и начать все по-новому, еще более кровавому кругу. Пока Путин у власти, пока он дышит – он не смирится с независимой Украиной.

Даже Олаф Шольц, прежде самый нерешительный из европейских лидеров, к тому же обуреваемый комплексом исторической вины немцев, преодолел в самом себе красную черту и мало того, что дал «добро» поставкам «Леопардов», так и недвусмысленно артикулировал курс на победу Украины и поражение России. Об этом он заявил на проходящей сейчас Мюнхенской конференции по безопасности. Поистине сенсацией в устах Шольца прозвучали слова о том, что поставки оружия Украине не затягивают войну, повышая риск эскалации с Россией – что еще совсем недавно заявляли как многие западные лидеры вообще, так и конкретно немецкий канцлер – а, наоборот, приближают окончание войны, победу Украины и поражение России.

А Макрон опять реанимировал тему переговоров. «Полезный идиот» – самое мягкое, что вспоминается в данном случае по адресу французского президента. А вообще-то на язык напрашивается эпитет, которым в свое время Борис Немцов припечатал Путина. Уж извините, но надо быть именно этим самым, чтобы делать такие примирительные и пораженческие заявления во время длящегося уже год геноцида украинцев, после Мариуполя, Бучи, Ирпеня (который, кстати, Макрон посетил лично во время своего визита в Украину в июне прошлого года), Гостомеля, Бородянки, Изюма. Это самое настоящее предательство и нож в спину и без того истекающей кровью Украине, напряжением всех сил противостоящей спятившему агрессору. Полного разгрома которого, по мнению Макрона, допустить нельзя. С которым, так или иначе, придется договариваться.

Но это еще не все откровения от Макрона. Мало того, что он не желает полного разгрома России, он еще не хочет смены первого лица в ней. По мнению французского президента, «все варианты, кроме Владимира Путина в рамках нынешней системы» будут хуже.

Это еще одна не просто старая – а самая старая песня о главном, которой россиян пугали каждые президентские выборы, начиная с выборов 2004-го года: если не Путин – придут националисты, неонацисты, фашисты, по сравнению с которыми Путин покажется чуть ли не рафинированным демократом. Под эту песенку мы и дожили до самой кровавой, после Второй мировой, войны в центре Европы, этого Апокалипсиса 21-го века.

Правда, Макрон оговорился, что он не хочет замены Путина на кого-то другого «в рамках нынешней системы». Можно предположить, что при смене системы он считает смену президента не только возможной – но и желательной. А значит, он считает не только желательной, но и необходимой и смену самой системы, то есть, сложившегося в России режима. Путинского режима.

Естественно, тут возникает вопрос: как добиться такой малости, как смены путинского режима?

Макрон не скрыл от общественности, каким он видит механизм этой смены: «…хотел бы, чтобы режим в России сменился демократическим путем по желанию гражданского общества».

Владимир Зеленский до того, как стал президентом, был комиком. Эммануэль Макрон, похоже, движется в противоположном направлении и после ухода с поста президента намерен податься в комики. Во всяком случае, у него очень удачно получается смешить публику.

Где это он обнаружил в России гражданское общество? Под каким микроскопом разглядел? – Впрочем, очень может быть, он же Микрон, а значит, ему доступно видеть микромир.

Из жизни микронов…

Не понимает человек, что не может в России смениться режим демократическим путем по желанию гражданского общества, потому что нет в России никакого гражданского общества.

На трусливую и продажную российскую «элиту» надежды тоже давно нет. Да и в случае дворцового переворота сама фашистская суть режима не изменится, настолько глубоко зашла болезнь, давшая уже метастазы.

Единственная оставшаяся сегодня возможность смены фашистского режима в России – это то, чего так панически боится Макрон: военный и экономический полный и безоговорочный разгром РФ. А для предотвращения возрождения режима из пепла – денацификация (дерашизация), демилитаризация, денуклеаризация, уничтожение имперской матрицы, этого проклятия, довлеющего над Россией шесть столетий.

(Оновлено 17:00)

Апостроф

Сергей Ауслендер

Последний штурм: на что еще способны армии Путина

Ракеты расстреляли, танки прогнили, теперь остались еще самолеты

На днях появилась информация, что россия готовится к массовому использованию авиации, чтобы поддержать свое захлебывающееся наземное наступление. Поможет ли россии интенсификация привлечения авиации и почему не сработал план оккупантов по разрушению украинской энергоструктуры — своим мнением на Апостроф TV поделился израильский военный журналист СЕРГЕЙ АУСЛЕНДЕР.

Россиянам сейчас нужны любые средства для того, чтобы поддержать наземное наступление, потому что, видимо, проблемы с артиллерией и снарядами у них уже начались. С техникой-то они уже давно наблюдаются. Одним подразделениям не хватает танков, другим БТР — идут пешком в атаку и так далее.

Понятно, что им сейчас нужны любые средства, чтобы как-то усилить этот натиск и добиться хоть какой-то победы. Ну, скажем, видимости победы. Понятно, что ни о какой победе речи не идет. И ради этого они готовы рискнуть. Но с учетом того, насколько боевые порядки украинских войск насыщены зенитными средствами и ПВО, то их авиация понесет большие потери, если она действительно будет массированно использоваться над линией фронта.

Кроме этого, надо понимать, что у них будут проблемы с хорошо обученными летчиками, потому что приличная часть этих летчиков погибла, попала в плен или ранена, или еще что-то в этом роде во время первого этапа вторжения, когда ваши войска начали активно использовать всякого рода зенитное оружие.

Да, авиация врага может повлиять на отдельных локальных участках, но как такового превосходства она им, конечно, не даст. При этом обязательно нужно сказать, что это приведет к большим потерям в авиации.

Чем еще можно усилить российскую армию на территории Украины? Мне кажется, что это натурально последние судороги. Технику решительно брать неоткуда. Они снимают ее с хранения и везут ее на фронт. Но что это за техника? Это старье, которое стояло на базах хранения в некоторых случаях по 40 лет. Как танк 40-летний можно использовать? Это решительно невозможно. Его нужно по сути делать заново.

Боеспособные части у них были выбиты еще в первую половину этой кампании, в первую половину года, скажем так. Воюют там сейчас преимущественно мобилизованные.

Все эти разговоры об элитных соединениях, 155 бригаде морской пехоты, которую сейчас все упоминают, – она уже давно никакая не бригада морской пехоты. Там в некоторых ротах – у меня есть некоторые инсайды в Приморском крае, откуда она родом – до двух третей мобилизованных. Какая же это морская пехота?!

Поэтому это будет последний решительный бой русских. И все говорит о том, что перед армией поставлена задача «освободить» Донбас где-то к концу марта – началу апреля, к началу весенней распутицы. Потому что потом наступать они не смогут. Я так себе это вижу.

Большой вопрос, успеют ли они добиться чего-то к посланию Путина или они это послание перенесут и так далее. Если вспомнить его послания десятилетней давности, он там все рассказывал о каких-то успехах. Тут нечего предъявить. Либо нужно откровенно врать и говорить, что есть большие успехи на фронте, весь мир против нас, но мы всех побеждаем, экономика на подъеме и бла-бла-бла. Либо дождаться взятия какого-то небольшого города, условно Бахмута, и сказать, что дела идут прекрасно, мы продолжаем и что-нибудь втереть подведомственному населению, которое должно будет в это все поверить.

Как я это наступление вижу? Это конец марта – начало апреля максимум. И то, если погода сохранится как сейчас. Если будут потепления, начнутся дожди и пойдет распутица – все, на этом наступление закончится. Наступать будет уже невозможно. И ваши не смогут наступать, правда, но ваши, насколько я понимаю, пока не собираются, потому что сейчас во второй раз за эту войну украинская армия проводит стратегическую оборонительную операцию. Сдерживает наступление российских войск, ожидая подхода западной техники, формирования резервов и так далее. А уже в конце весны – начале лета уже может идти речь о каком-то контрнаступлении.

Очевидно, российский сценарий уничтожения украинской энергетической инфраструктуры провалился. Я давно говорил, что ваша энергосистема — явление очень распределенное. Это не маленькая страна, где две электростанции – вот их разбомби, и все, она осталась без света уже навсегда. У вас много генерирующих мощностей, много распределительных мощностей, есть возможность перебрасывать энергию из Европы и так далее. Инфраструктура мощная, ее просто так не разрушишь. И плюс героическая работа ваших энергетиков, которые это все быстро восстанавливают. В итоге неприятности есть, свет отключают, но нельзя сказать, что это имело характер какого-то блэкаута. Более того, эти промежутки без света становятся меньше, чем со светом. Я общаюсь с друзьями в Украине, и они говорят, что отключения света приобрели плановый ровный характер.

Поэтому у них ничего не получилось. Ракеты расстреляли куда-то там, что-то разрушили, но при этом все это постепенно восстанавливается. Поэтому их план не просто провалился, а, я бы сказал, с треском провалился.

 

(Оновлено 16:00)

Анатолий Несмиян

Выступая на конференции в Мюнхене, глава европейского внешнеполитического ведомства Боррель заявил, что армия Украины — это армия Евросоюза и призвал меньше аплодировать Зеленскому, а больше поставлять снарядов.

Заявления становятся всё жестче, меры предлагаются всё более радикальные.

Два подхода на Западе продолжают между собой серьезную борьбу: «умеренный» подход предлагает затягивание конфликта и истощение России с последующими переговорами, целью которых будет контролируемое разоружение России, «жесткий» подход — сокрушительное поражение Кремля с последующим принудительным изъятием арсеналов.

Проще говоря — все категорически согласны с позицией поражения России и готовы нести издержки. Противоречия касаются лишь тактических разногласий.

 

Анатолий Несмиян

Нидерланды закроют консульство в Санкт-Петербурге и сократят число российских дипломатов, работающих в посольстве РФ в Гааге из-за подозрения в шпионаже. Нидерланды также закрывают торговое представительство России в Амстердаме. МИД России уже заявил о том, что готовит ответные меры.

Для Санкт-Петербурга Нидерланды — особая и в некотором смысле символическая страна, так как именно из Голландии царь Петр привез убеждение, что России нужно открывать для себя Европу любой ценой. И Санкт-Петербург стал тем самым «окном в Европу» во исполнение проекта молодого царя.

Теперь это окно заколачивает пожилой бездарь, закрывающий историю страны последних трехсот лет. Никакого другого проекта при этом не предлагается. Просто закрыть и всё. И в рай. Вот и весь проект.

(Оновлено 15:00)

Настоящее время

Антон Бенедиктов, Евгения Таганович

«Будут попытки сдержать Украину, если она попробует вернуть Крым в данный момент». Почему в США опасаются наступления ВСУ на полуостров

Почему американские власти до сих пор готовы к деоккупации Крыма только на словах

«Россия превратила Крым в важный логистический центр поддержки для этой войны. Это законные цели, по которым Украина наносит удары, и мы поддерживаем это», – заявила заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд.

Из США звучат противоречивые заявления о возможном наступлении Украины в аннексированном Крыму. На публике в Госдепартаменте говорят: поддерживаем стремление Украины вернуть все захваченные территории. А вот на закрытых встречах якобы колеблются. В Пентагоне считают, что военным путем освободить полуостров будет очень сложно и произойдет это нескоро. США поддерживают удары по военным объектам России в аннексированном Крыму. Об этом заявила заместитель госсекретаря Виктория Нуланд, выступая в центре Карнеги.

«В Крыму есть база, откуда запускаются дроны, которые иранцы передали России. Там есть командные центры. Они важны для удержания Россией всей территории, включая «сухопутный мост». Там есть множество военных объектов. Россия превратила Крым в важный логистический центр поддержки для этой войны. Это законные цели, по которым Украина наносит удары, и мы поддерживаем это», – заявила заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд.

Она добавила, что Украина не будет в безопасности, пока Крым не будет «как минимум демилитаризован». Но прежде чем подойти к этому вопросу, украинским военным необходимо еще вернуть значительные территории, считает представитель Госдепартамента.

«Они подстрекают киевский режим к дальнейшей эскалации, просто к переносу войны на территорию нашей страны. Вот так, прямыми ударами. То, о чем мы предупреждали раньше. И то, из-за чего мы были вынуждены начать специальную военную операцию», – так отреагировала на слова Виктории Нуланд представитель российского МИД Мария Захарова.

Министр обороны Украины Алексей Резников пообещал, что не будет использовать западное оружие для ударов по российской территории. Но большинство стран мира, в том числе и США, считают захват Крыма незаконным и не признают полуостров частью России.

Госсекретарь США на этой неделе якобы выразил сомнения по поводу возможного наступления Украины на полуострове. Об этом пишет американское издание Politico. Во время разговора с группой экспертов Энтони Блинкен сказал, что попытка освободить аннексированный Крым может стать «красной чертой» для Владимира Путина и привести к еще более мощным ударам по Украине. Об этом журналистам рассказали четыре участника закрытой встречи. США не подталкивают Украину к наступлению на Крым, решение – за самой страной. Примерно так, по словам журналистов, сформулировал свою позицию Блинкен. Публикацию чиновник не комментировал.

О «красных линиях» России во время войны рассуждают многие эксперты. Главный вопрос: окажутся ли они блефом или нет. «Если появится шанс, что Крым перейдет под контроль Украины, вот когда, я думаю, Россия будет угрожать ядерным оружием, чтобы не допустить этого», – считает Джон О’Логлин, профессор Колорадского университета в Боулдере.

Ранее американские СМИ цитировали заявления представителей Пентагона. Источники в министерстве обороны США сомневались в способности Украины отвоевать Крым в ближайшее время. Вот что об этом говорил Глава объединенного комитета начальников штабов США Марк Милли: «С военной точки зрения я продолжаю настаивать, что в этом году будет очень сложно отбросить военным путем российские войска со всей территории Украины, с каждого ее дюйма, оккупированного Россией. Это не значит, что это невозможно. Это не означает, что этого не произойдет. Но это было бы очень-очень сложно».

В Киеве на это отвечают: для освобождения полуострова просто нужно больше западного оружия. «Наша цель – деоккупировать все наши территории. Крым – это наша земля, наша территория. Это наше море и наши горы. Дайте нам ваше оружие, мы вернем наше», – заявил Владимир Зеленский. Президент Украины говорил, что готов рассмотреть вариант возвращения Крыма не военным, а дипломатическим путем. Если кто-то может его предложить.

К обсуждению темы в прямом эфире Настоящего Времени присоединилась Ольга Каменчук, профессор Института политического анализа Северо-Западного университета в штате Иллинойс.

– Что мы слышим от американских чиновников? С одной стороны, цели в аннексированном Крыму законны. С другой – обращение к Киеву: «Вы его не спешите возвращать». Как это все понимать?

– Я разделяю опасения многих моих коллег, которые отмечают, что попытки захвата Крыма, возвращения Крыма в состав Украины могут привести к довольно серьезной эскалации конфликта. Собственно, эскалация уже идет с начала войны. Мы наблюдаем ее постоянно. Например, если в начале нового этапа войны России против Украины мы говорили только о поставках Javelin, то сейчас мы видим, что было достигнуто соглашение о поставке танков. Мы начали обсуждать самолеты. Встает вопрос: к чему приведет попытка возвращения Крыма? Я не исключаю в том числе и ядерную эскалацию.

– Когда Блинкен говорит про «красные линии» для Путина, имея в виду попытку Украины вернуть Крым, – это как раз о ядерном оружии?

– Я думаю, в частности, да. Для господина Путина Крым имеет в том числе символический серьезный эффект. Для него захват Крыма был присоединением, он себя считает собирателем земель или восстановителем земель для России. Для него это был бы очень серьезный удар. И он может пойти на дальнейшую эскалацию конфликта.

Я видела сегодня заявление МИДа России. Они считают, что это была бы эскалация конфликта с западной стороны, поскольку Европа и США поставляют оружие и другого рода помощь президенту Зеленскому. Обе стороны будут указывать друг на друга. Но такая угроза есть, и она серьезная.

Я хочу подчеркнуть, что дискуссия по возможной ядерной эскалации очень важна для американского общества, поскольку, по моим исследованиям, которые я проводила еще в довоенный период, американское общество достаточно осторожно относится к возможной ядерной угрозе.

Если будет наблюдаться дальнейшая эскалация этой войны, мы будем видеть в том числе и серьезные межпартийные дискуссии между республиканцами и демократами, в том числе внутри Республиканской партии. Ультраправые среди республиканцев придерживаются позиции, которая отличается от взглядов умеренных республиканцев. И здесь будет серьезный конфликт – как внутрипартийный, так и межпартийный. И это может вылиться в дальнейшую эскалацию напряженности и в дальнейшую поляризацию настроений.

– В случае если Украина начнет операцию по возврату Крыма, США будут ли пытаться помешать Украине проводить эту операцию?

– Я думаю, такое возможно.

– Каким образом? На дипломатическом уровне?

– Уже сейчас мы видим заявления, которые являются довольно четкими сигналами. Я думаю, что на дипломатическом уровне, конечно, будут попытки сдержать Украину, если она будет пытаться возвращать в данный момент Крым.

Но со временем ситуация может измениться, и, может быть, будет другое отношение к таким перспективам, скажем, весной или летом.

«В случае необходимости мы будем его использовать на территории России для того, чтобы уничтожать в первую очередь те ракеты, которые бьют по нашим городам. Мы не должны спрашивать разрешение на использование нашего собственного оружия»

– Вот этот вопрос отношения американцев к возможному наступлению Украины на Крым как-то повлияет на поставки оружия?

– Он влияет все это время. Безусловно, было большое количество сомнений: какого рода оружие поставлять, на какую дальность. Были обсуждения того, насколько Россия будет воспринимать удары по Крыму именно как удары по российской территории. Американские дипломаты будут смотреть на дальнейшую реакцию и определять для себя, действительно ли это так.

(Оновлено 14:00)

Главред

Анастасия Кучкина

Освобождение Крыма станет толчком к превращению России в Северную Корею — Александр Палий

С точки зрения обороны, Крым уязвим, поэтому полуостров может стать большой ловушкой для российской армии, какой в свое время было правобережье Херсонщины.

После поражения Керченского моста в октябре 2022 года, вопрос деоккупации Крыма военным путем стал все чаще обсуждаться не только в Украине, но и на Западе. Чем дальше, тем больше становится понятно, что предстоящая крымская операция — уже не такая отдаленная перспектива.

Примечательно, что это понимают и россияне, которые в последнее время постоянно закатывают истерики и переходят к угрозам лишь от одного упоминания об оккупированном полуострове в Украине и за рубежом.

В интервью Главреду историк, политический аналитик Александр Палий рассказал, почему Крым может стать ловушкой для россиян, как Россия ответит на удары по Крымскому мосту, приведет ли возвращение Крыма Украине к упадку и распаду России.

Генерал Бен Ходжес считает, что Украине стоит освобождать сначала Крым, потому что потом ей может быть легче освобождать Донбасс. Действительно ли может случиться так, что после потери Крыма Россия может уйти и из Донбасса?

В принципе, Бен Ходжес правильно говорит. В условиях, когда российский враг серьезно ослаблен, вытеснение россиян из Крыма будет означать резкое уменьшение линии фронта с Россией. И украинским войскам станет значительно легче.

Конечно, никто не говорит о том, что Россия внезапно выйдет из Донбасса – ее оттуда выбросят.

Насколько операция по деоккупации Крыма политически разрушительна для России — какие процессы это может запустить?

Деокупация будет зависеть сугубо от военной ситуации – это будет происходить военным путем. Сейчас мы видим, что и США поддерживают Украину в этом вопросе – было соответствующее заявление госпожи Нуланд, заместителя госсекретаря США, которая сказала, что Украина имеет право использовать вооружения, которые поставляют США, в том числе для нанесения ударов по российским военным базам в Крыму.

С точки зрения обороны, Крым достаточно уязвим. Потому что его обеспечение происходит либо Черноморским флотом РФ (а его возможности достаточно ограничены), либо через Крымский мост. Если Украина перебивает обе возможности снабжения, то Крым окажется просто в ловушке, вследствие чего у российских войск будет два пути – либо очень быстро бежать, либо оставаться погибать. Поэтому Крым может стать большой ловушкой для российской армии. Такой же, какой в свое время было правобережье Херсонщины.

Для этого Украине нужны средства поражения на большую глубину — минимум на 200-300 километров, и такие боеприпасы Украине скоро будут поставляться. В ближайшее время мы увидим развитие этой ситуации, ведь линия фронта на Донбассе стабилизирована, поэтому Крым на определенном моменте может стать очень уязвимым из-за того, что россияне просто не смогут его оборонять.

Вы упоминали о позиции США. Хотела бы попросить вас разъяснить позицию США по поводу крымской операции. Например, Блинкен считает ее «красной линией» для РФ, в то время как Виктория Нуланд заявляет о том, что Вашингтон не давит на Украину в вопросе Крыма и не побуждает к такой операции. Возникает впечатление, что именно в вопросе Крыма США пытаются держать дистанцию…

Это ошибочная точка зрения. Недавно в американском издании Politico вышла статья о том, что Блинкен, мол, делал какие-то намеки во время встречи с внешнеполитическими экспертами о том, что Крым может быть определенной зоной эскалации для России. После этого, чтобы расставить точки над «і», появилась позиция Нуланд, которая фактически это опровергла и заявила, что США поддержат возвращение Крыма военным путем. Никаких двусмысленностей здесь не было – наоборот, Госдеп их ликвидировал.

Если говорить о начале крымской операции, в этом году это возможно?

Да, это реально. Мы видели как, например, линия обороны России в Харьковской области развалилась даже не за дни, а за считанные часы. Поэтому все возможно.

А сколько времени может понадобиться для того, чтобы деоккупировать Крым?

Трудно сказать – зависит от того, какие силы в этом задействованы. Возможно, пару месяцев или несколько недель. Потому что на юге Крыма есть горная часть, где не так легко может проходить процесс деоккупации, как на равнине. Но все возможно, потому что если перерезаются коммуникации и Крым становится изолированным, он очень уязвим с точки зрения обороны.

Хочу также напомнить, что украинцы уже много раз брали Крым, хоть об этом и мало кто знает. В частности, в свое время Крым принимал князь Святослав Храбрый и утвердил там Тмутараканское княжество, Владимир Великий брал Корсунь (Херсонес) в Севастополе, в 1575 году – гетман Богданко, В 1675 году – Иван Сирко, затем Нестор Махно. Это уже пять раз, так что возьмем и в шестой раз.

Отдельно бы хотела спросить относительно Крымского моста, который вы ранее упоминали. Как может отреагировать Россия, если Украина нанесет по нему удар?

Очередными ракетными ударами по Украине – так же, как они реагировали в октябре, когда Украина уже наносила удар по Крымскому мосту.

То есть пугалки Медведева о ядерном ударе — скорее пугалки, я правильно вас понимаю?

Россия может нанести ядерный удар, но в таком случае будет нанесен серьезный удар в ответ и уничтожено все русские группировки на территории Украины. Это будет очень опасная эскалация, которая на самом деле мало что даст России. Потому что украинскую армию они не разобьют ядерным оружием. Но они могут ударить по городам, будут сотни тысяч жертв. Но для России это ничем хорошим не завершится – это все равно будет их поражением.

Из этого у меня вытекает еще один вопрос – что будет с Россией и ее политическим руководством, когда Украина вернет себе Крым военным путем? Как на это может отреагировать российское общество?

Из России сейчас будет «окукливаться» Северная Корея. А когда умрет Путин, или его каким-то образом отстранят от власти, то следующая российская власть будет пытаться вести новую деятельность. Короче говоря, у любой российской власти будет консенсус по недопущению катастроф.

Можно ли в таком случае рассчитывать на распад России?

Не через Крым напрямую, а в основном через экономическую ситуацию. То есть из-за образовавшегося коллапса, отсутствия экономического будущего. Скорее всего, так и будет. Соответственно, часть территории России подпадет под влияние различных государств – Китая и США. Следовательно, на территории РФ могут образоваться несколько зон влияния.

(Оновлено 13:00)

Медуза

На Берлинале-2023 показали «Суперсилу» — документальную картину Шона Пенна о Владимире Зеленском во время войны

Этот фильм — полная противоположность пропагандистскому кино Оливера Стоуна о Путине

На Берлинском кинофестивале показали документальный фильм Шона Пенна и Аарона Кауфмана «Суперсила». Изначально картина задумывалась как рассказ о Владимире Зеленском — комедийном актере и шоумене, который неожиданно для многих в 2019 году стал президентом Украины. Но полномасштабное российское вторжение внесло изменения в сюжет. В результате у Пенна и Кауфмана получилась история о силе духа Зеленского на фоне самых тяжелых событий в истории его страны. Кинокритик «Медузы» Антон Долин посетил премьеру и рассказывает о «Суперсиле».

Во многих смыслах «Суперсила» — неуклюжий, угловатый, очень несовершенный фильм. Но его одушевляет настолько сильная эмоция, что во всех огрехах и длиннотах видится не недостаток, а лишь напряженный поиск того нового языка, который кинематограф всякий раз буквально вынужден выработать перед лицом большой катастрофы — войны.

Свидетелем полномасштабной войны России и Украины стал всемирно известный актер и режиссер, дважды лауреат «Оскара» Шон Пенн. Он и его коллега Аарон Кауфман (автор документальных «Крестоносцев» о «Свидетелях Иеговы» 2021 года) еще до начала вторжения задумали снять фильм-портрет президента Владимира Зеленского. В итоге замысел вырос в нечто большее — как и сообщает название, фильм о супергерое. Так что и некоторые упрощения, характерные для комикса, здесь объяснимы и простительны. Среди прочего «Суперсила» — ликбез для тех, кто год назад понятия не имел о существовании такой страны, как Украина.

Невероятно уже то, что Пенн находился в Киеве в канун 24 февраля 2022 года и в сам день, когда начались активные военные действия. А потом с приключениями и немалым трудом выбирался через Польшу обратно домой, в США. Впоследствии он не раз возвращался, брал новые интервью у Зеленского и его сторонников, ездил на передовую в Донбасс. В отличие от множества подобных картин, «Суперсила» — результат личного опыта. Важнее многого другого в ней — эффект присутствия.

А начиналось все с очень американской предпосылки: рассказать увлекательную и мало кому на тот момент известную в США историю о популярном комедийном артисте, возглавившем большую европейскую страну. Война смешала все карты, радикально изменив нарратив. Менялся на глазах и главный герой фильма — его преображение за 2022 год стало ключевой линией сюжета.

Впрочем, героев тут два. Пенн и Кауфман исследуют природу таланта Зеленского и то, как способности незаурядного шоумена помогли ему стать эпическим героем не только для Украины, но для всего мира. Одновременно с этим не без доли нарциссизма голливудский актер фиксирует собственные приключения в охваченной войной чужой стране. На протяжении всего фильма на его лице — искреннее удивление от всего пережитого. Он, кажется, настолько шокирован, что так и не успел толком испугаться. Пенн в этом случае не играет роль обычного американца со всеми его предрассудками, а является им на самом деле. Однако, как опытный режиссер, использует эту маску для драматического эффекта. Например, с помощью параллельного монтажа показывает, как съемочная группа срочно спасается из оказавшегося под ударом Киева, а Зеленский и его команда мужественно решают остаться в столице.

«Суперсила» (название — отсылка к песне из «Слуги народа») предстает антиподом лукавых документально-пропагандистских фильмов Оливера Стоуна, который обожает играть в объективность. Шон Пенн не скрывает своей пристрастности, постоянно повторяя два ключевых для него слова — «вдохновение» и «свобода».

При этом он без подтасовок и честно рассказывает о своем герое и не самые приятные факты. Связи с олигархом Игорем Коломойским, сомнительный имидж Зеленского как актера и шоумена, скандал с Дональдом Трампом, наконец, скепсис некоторых украинцев в отношении «пророссийского», как казалось поначалу, президента — все это подробно проанализировано на экране.

А потом череда драматичных кадров и эпизодов оборачивается хроникой личной эволюции Зеленского. Ее емко суммирует один из персонажей фильма — закаленный боец, поначалу уверенный, что большой войны президент Украины не выдержит, а в финале разводящий руками: «Зеленский — fucking молодец».

Трудно представить зрителя, который сделал бы иной вывод, — и в этом «суперсила» фильма Пенна и Кауфмана. В нем нет какой-то принципиально новой информации или неожиданных выводов, зато есть умелая апелляция к широкой публике, которая определенно не останется равнодушной к увиденному.

В первый день фестиваля в Берлине меня занесло в обычный мультиплекс на блокбастер Marvel «Человек-муравей и Оса: Квантомания». Картина идет по миру без большого успеха, не понравилась она и большинству критиков. Как вышло, что обаятельные герои вдруг потеряли свою власть над аудиторией и, попав в невидимое глазу Квантовое Царство, будто и вправду уменьшились так, что их не разглядеть?

Возможно, на фоне подлинных катаклизмов выдуманные противостояния лишаются смысла. Сегодняшняя роль Голливуда в другом — использовать свою медийную мощь, чтобы говорить во всеуслышание о важном, вспоминать и применять свою способность верить в победу добра и приближать ее по мере сил. Именно этим и занимается Шон Пенн.

 

(Оновлено 12:00)

Новая газета. Европа

Юрий Сафронов, специально для «Новой газеты. Европа»

«Российская агрессия увенчалась четырьмя явными неудачами»

Как «Мюнхенская речь» Макрона положила конец попыткам президента Франции договориться с Путиным

Президент Франции Эмманюэль Макрон произносит речь на Мюнхенской конференции по безопасности, 17 февраля 2023 года. Фото: Johannes Simon / Getty Images

 

Президент Франции Эмманюэль Макрон перешел на новую стадию взаимодействия с некогда «дорогим Владимиром». Теперь Эмманюэль открыто заявляет, что диалог с Владимиром невозможен. Точнее — возможен, но только после его полного и безоговорочного поражения. Именно это следует из Мюнхенской речи президента Франции.

За два дня до этой знаковой речи источник из команды Макрона напомнил, что Мюнхенская конференция по безопасности — «место с богатой историей, место, где Владимир Путин произнес свою знаменитую речь в 2007 году с ее теорией зон влияния». Источник подчеркнул: ждите сюрпризов от Макрона, его речь «обещает быть захватывающей».

И в общем не ошибся. Поразительно было наблюдать, как же он, Макрон, — еще совсем недавно готовый отстаивать необходимость общения с Путиным (даже после Бучи), говоривший о необходимости «не унижать Россию» и обеспечить ей гарантии безопасности, — изменил свой тон. Хотя «черновик» Мюнхенской речи он уже произнес на встрече с Шольцем и Зеленским за несколько дней до этого.

В Мюнхене Макрон звучал совсем не как гостеприимный хозяин форта Брегансон, принимавший Путина в 2019 году как самого дорогого гостя и призывавший все страны Европы и в первую очередь, руководство Польши и стран Балтии присоединиться к его проекту по «построению диалога» с тем, кто к тому моменту уже давно показал, что ни к какому диалогу не способен. Если только это не диалог с позиции его «силы», которую весь мир должен принимать как есть — с войнами, убийствами журналистов и оппозиционных политиков. Зато и с недорогим газом, и потрясающими нормами прибыли для французских и других западных компаний.

Нет, Макрон звучал в Мюнхене так, что если бы его монолог приписали президенту Польши, можно было бы легко поверить, что эти полные плохо сдерживаемого раздражения слова по отношению к Путину и нынешней России в целом произнес Анджей Дуда.

Макрон сказал, что у Путина — «неоколониальное, империалистическое мировоззрение», во имя которого «были сломаны все табу»: «не только нарушен Устав ООН» державой, которая является постоянным членом Совета Безопасности, но и совершены «убийства, изнасилования, военные преступления (…) против украинского народа». Из уст Путина постоянно звучат «ядерные угрозы».

Президент Франции подчеркнул:

«Эта агрессия имеет катастрофические последствия для всего мира» и за эти последствия — «продовольственный кризис, беспрецедентный рост цен на сырье» — «Россия несет полную ответственность».

Макрона, президента, у которого были шансы добиться определенных экономических успехов после завершения коронавирусного кризиса (безработица начала падать, ВВП — расти), чрезвычайно раздражает то, что из-за преступного решения кремлевского «полководца» развязать войну, Франция теперь вынуждена думать о том, как снижать высокую инфляцию, спасать отдельные отрасли, убиваемые ростом энерготарифов, тратить средства на поддержку Украины. И даже лелеемую правительством пенсионную реформу сложнее провести на фоне снижения уровня жизни.

Впрочем, с мюнхенской трибуны Макрон не только обещал, что поддержка Украины не ослабнет, но и призвал «усилить и ускорить» ее, приглашая поучаствовать в этом и страны, которые придерживаются позиции «не все так однозначно».

Президент Франции еще совсем недавно во многом сам разделял этот взгляд. Заявлял о том, что НАТО в последние десятилетия тоже «обижало» Россию, не считаясь с ее «интересами» и «опасениями». 7 февраля 2022 года, за несколько дней до войны, прямо перед историческими в своей бесполезности бесконечно длинными переговорами с Путиным в Кремле за бесконечно длинным столом, Макрон утверждал по пути в Москву, в самолете: «Геополитической целью России сегодня явно является не Украина, а уточнение правил сосуществования с НАТО и ЕС».

Французский президент тогда также особо отметил, что «понимает <…> травмы этого великого народа и этой великой нации».

Год спустя, 17 февраля 2023 года в Мюнхене он уже предлагает «некоторым нашим партнерам в мире» оставить «этот релятивизм» в отношении России и перейти к достижению общей цели: сделать так, чтобы «российская агрессия» в Украине «потерпела неудачу».

На днях, к слову, Макрон и министр иностранных дел Франции Катрин Колонна встречались в Париже с главой МИД Китая Ван И, призвав «усилить давление на Россию» с целью «соблюдения основополагающих принципов Устава ООН», читай с целью прекращения войны и освобождения оккупированных украинских территорий.

В речи в Мюнхене президент Франции призвал США и Европу «стимулировать» сомневающихся, «заново привлекая тех, кто сегодня в Азии, в Тихоокеанском регионе, на Ближнем и Среднем Востоке, в Африке, в Латинской Америке (…) продолжает говорить: «Существуют двойные стандарты, вы много тратите на Украину и не тратите на нас. Вы очень сильно боретесь против войны, но недостаточно против бедности в нашей стране. У нас здесь война идет десятилетиями, а вы не сделали и сотой доли (от того, что делаете для Украины — Прим. Ред.)!

Давайте прислушаемся к ним. Мы должны дипломатическим путем вновь привлечь все эти географические регионы, чтобы убедить их присоединиться к нашим усилиям по оказанию давления на Россию и подготовке к миру».

***

Макрон не жалел уничижающих слов в адрес некогда «дорогого Владимира». Сначала высмеял «результаты» российской армии в Украине, резюмировав итоги 1 года войны словами: «российская агрессия уже увенчалась, если можно так выразиться, четырьмя явными неудачами».

Перечислил их. Первая — «провал на поле боя», из-за недооценки противника и «необычайного мужества украинской армии и народа, ее лидеров», начиная с Зеленского.

«Второй неудачей» назвал провал кремлевских попыток «объяснить (миру), что у этого конфликта есть легитимность». «Я хочу четко заявить, что наш долг — продолжать работу по разъяснению того факта, что Россия сегодня — это сила дисбаланса и беспорядка, не только в Украине, но и на Кавказе, на Ближнем Востоке, в Африке — посредством «группы Вагнера».

Здесь надо напомнить, насколько достали французское руководство руководимые Москвой военно-пропагандистские «спецоперации» в Африке, после которых французская армия уже была вынуждена покинуть ЦАР, Мали, а теперь — в процессе ухода из Буркина-Фасо.

Упомянув «ЧВК Вагнера», Макрон обвинил Путина в «лицемерии», вспомнив, как в феврале 2022 года, на упомянутой выше кремлевской встрече, российский правитель уверял его: «Эти люди из «Вагнера» — они не наши. Они нам самим доставляют проблемы в России».

В Мюнхене президент Франции рассказал, что хотя и не до конца, «но поверил» (!) путинским словам. Это при том, что даже французская пресса к тому моменту уже несколько лет писала о «поваре Путина». Сейчас Макрон, выходит, прозрел: «Они (российское руководство) сегодня официально признали факт, что «Вагнер» был явным, непосредственным, военно-дипломатическим, неомафиозным посредником России во всем мире и, по сути, продолжает (формировать) Интернационал преступности и хаоса». И призвал к полному уничтожению этого зла: «Мы нанесли ему относительное поражение, но мы должны довести эту работу до конца».

***

Третья неудача России в Украине, продолжил президент Франции, — «это неумение читать будущее». Конкретным результатом этого «является консолидация Украины и ее силы, решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО, (…) потеря престижа (России) на всех уровнях, глубоко укоренившееся недоверие (к ней)».

Четвертая неудача, «которая, несомненно, является самой тревожной, — это неспособность президента Путина вернуть России то, что он обещал, то есть, ее авторитет в мире». «Ведь, в конце концов, как может Россия быть довольна тем, что является производителем сырья, а не креативной экономикой, может ли она быть довольна посредственным валовым внутренним продуктом, несмотря на претензии на статус мировой державы, а теперь еще и широко распространенным недоверием со стороны всех своих соседей?» — сказал президент Франции.

***

«Краткосрочный вывод, который мы должны сделать (…) прост: Россия не может и не должна выиграть эту войну, и российская агрессия должна потерпеть поражение, потому что мы не можем согласиться с банализацией незаконного применения силы». Подчеркнул, что именно поэтому «мы, вместе с нашими европейскими и американскими партнерами и рядом других стран, с самого начала находимся в авангарде (…) поддержки» Украины.

Макрон не стал вспоминать о том, как медленно разворачивался механизм этой поддержки в Западной Европе.

Дальше президент Франции заявил о готовности к длительному конфликту и невозможности переговоров с Россией до тех пор, пока ее агрессия не потерпит неудачу: «Мы должны чрезвычайно интенсифицировать нашу поддержку и наши усилия, чтобы помочь сопротивлению украинского народа и армии, и дать им возможность провести контрнаступление, которое только и позволит провести надежные переговоры на условиях, выбранных Украиной, ее властями и ее народом».

Подчеркнул: «Мы готовы усилить (поддержку Украины) сегодня, потому что предстоящие недели и месяцы являются решающими, и мы (также) готовы к длительному конфликту», хоть «я и не желаю этого». Призвал Европу к значительному росту производства вооружений, вложений в оборонный комплекс… Чтобы не только усилить свою защиту, но и иметь возможность продолжать поддержку Украины в ее борьбе. Потому что победа Украины — это единственный способ заставить — на приемлемых условиях — вернуться Россию за стол переговоров» и затем «построить прочный мир» (прочным он станет, если будет установлен «в тот момент и на тех условиях, которые выберут украинцы»).

«Совершенно очевидно, что сегодня не время для диалога, потому что у нас есть Россия, которая выбрала войну, которая выбрала интенсификацию войны и которая выбрала путь военных преступлений и атак на гражданскую инфраструктуру», — сказал еще недавно главнейший на всем западном политическом пространстве сторонник диалога с Путиным.

Как будто его не предупреждали много лет подряд.

Но он не стал признавать своих ошибок в этом смысле. Сказал: «Я могу с легкостью повторить то, что отстаивал на этой самой сцене два года назад: никто из нас не изменит географию России, она всегда будет находиться на европейской земле. (…) «На нашем континенте не будет прочного и полного мира, если мы не будем знать, как принять российский вопрос, но в ясной манере, без самодовольства… И именно (…) это определяло мои действия, мои высказывания с самого начала этого конфликта и до него: никаких легких путей, никакой наивности, реальная решимость, сила, когда она необходима, но также и мужество, чтобы вновь начать диалог для поиска долгосрочных решений».

***

В январе 2020-го, во время встречи с журналистами, я спросил у Макрона, что именно заставило его выбрать эту «политику сближения с Путиным».

«Это был (результат) долгих размышлений. Я не сказал бы, что это было какое-то событие среди прочих. Это было созревшее решение, историческая и стратегическая убежденность… Это глубокое прочтение игры. Без всякой наивности!», — ответил президент Франции, призывавший вплоть до февраля 2022 года строить «архитектуру общей европейской безопасности» совместно с Россией.

 

(Оновлено 11:00)

Deutsche Welle

Эксперт: «Если РФ победит, будет геополитическая катастрофа»

О том, как Вашингтон видит сегодня ситуацию с войной России против Украины, DW спросила Алину Полякову, главу американского Центра анализа европейской политики.

Делает ли Запад достаточно, чтобы победила Украина? Что будет, если победу в войне одержит Россия? Как ситуацию в Европе видят сегодня в Вашингтоне? Эти вопросы на Мюнхенской конференции по безопасности DW задала Алине Поляковой, главе CEPA, американского Центра анализа европейской политики.

DW: Мы беседуем спустя год после начала российского вторжения в Украину. Оглядываясь назад, не считаете ли вы, что Запад хоть и помог, но помог недостаточно, потому что до начала вторжения в Украину было поставлено только легкое и оборонительное оружие?

Алина Полякова: Очевидно, что, если бы мы поставили тяжелое вооружение и военную помощь до начала войны в качестве сдерживающего фактора, мы бы сейчас не были в таком положении, когда Украина уже год борется за свое существование, а Россия ведет новое наступление на Донбассе. Я думаю, что российское руководство могло бы передумать, если бы вместо санкций или в качестве дополнения к санкциям мы бы сказали, что отправим в Украину HIMARS или ЗРК Patriot. И вы столкнетесь не просто с украинскими военными, а с украинскими военными, вооруженными западными технологиями. Мы этого не сделали, и именно поэтому политика сдерживания провалилась, и сегодня мы находимся там, где мы есть.

— Есть мнение, что, возможно, в ближайшие недели или месяцы станет понятно, как закончится эта война. Как вы думаете, достаточно ли Запад делает сейчас? Потому что Украина считает, что недостаточно, Украина просит больше танков, истребители F-16, и Запад очень неохотно идет на это. Запад, особенно США, неохотно дает ракеты большей дальности, например, HIMARS. Как вы думаете, изменится ли это?

 — Эта война может закончиться не только для Украины, но и для всей Европы и даже США только в том случае, если Украина победит. Запад предоставил Украине значительное количество оружия, значительную финансовую поддержку и помощь в обеспечении безопасности, но даже этого недостаточно. Российская сторона, Кремль не заботится о том, сколько людей погибнет. Их не волнует, сколько танков или оборудования они потратят впустую, а они уже потратили много.

Украинцы, к всеобщему удивлению, продолжают бороться. Помните, год назад мы думали, что это будет трехдневная война? Она длится уже год, потому что украинцы сражались сверх всяких ожиданий.

И теперь мы говорим, что хотим, чтобы Украина победила. Но мы не дали Украине того, что ей нужно для победы. Решение должно быть принято сейчас. Потому что затяжная война, длящаяся много лет, не пойдет на пользу Украине. Это может привести к победе России в долгосрочной перспективе, потому что россияне думают, что время на их стороне.

«Мы должны дать Украине все»

— Такие эксперты, как бывший посол США в России Макфол, умоляют: давайте отдадим все, что у нас есть. Но администрация Байдена этого не делает. Почему? Из-за угрозы применения Россией ядерного оружия?

— Реальность такова, что администрация пытается понять, что мы можем дать украинцам, чтобы это не спровоцировало Россию и не привело к ядерной конфронтации с Россией. Мы видели, что этот анализ ошибочен. Приведу пример. В начале войны администрация Байдена сказала «нет» системам вооружения Patriot. Теперь мы предоставили Украине системы Patriot. Видели ли мы ядерный удар со стороны России? Нет.

Я думаю, что нужно задать себе вопрос: «Что на самом деле означает провокация в контексте жестокой войны?» Мы видим тысячи убитых гражданских лиц, мы видим, как объекты гражданской инфраструктуры, больницы, школы становятся мишенями. Что вообще означает провокация в этом контексте? Когда на наш ответ влияет то, что мы не хотим ядерной конфронтации, в России слышат слабость. А когда Кремль слышит слабость, он знает, что может идти дальше.

— Что, по вашему мнению, должно произойти в Украине, чтобы администрация Байдена, например, предоставила Украине ракеты дальнего радиуса действия?

— Если честно, я думаю, то, что уже произошло в Украине, доказывает, что мы должны дать Украине все. Мы недооценили Украину и переоценили Россию. Поэтому я думаю, что Украина может победить. Украинцы сделали все, что им нужно было сделать. Сейчас очередь Вашингтона, Берлина, Парижа и других европейских столиц, чтобы была возможность сделать больше.

«Проблема в том, что мы не рассматриваем это как глобальную войну»

— Как вы считаете, не появились ли трещины в отношениях между Берлином и Вашингтоном? Есть ли раскол между Восточной Европой, между странами Балтии, Польшей, возможно, Финляндией и Швецией и такими странами, как Германия и Франция?

— Я думаю, что в целом существует трансатлантическое единство. Однако в Европе мы наблюдаем то, что я бы назвала вакуумом лидерства. В политике Германии за последний год произошли значительные изменения, но взяла ли она на себя роль лидера? Нет. Какая страна в Европе сейчас лидирует в политике по отношению к Украине? Это Польша. Мы видим, как Великобритания проводит политику, которая фактически заставила Соединенные Штаты действовать, потому что мы были пристыжены Борисом Джонсоном, когда он был премьер-министром. Кроме того, Варшава заставила действовать Берлин. Великобритания, северные страны, страны Балтии и более широкий восточный фланг действуют, чтобы заполнить пробел в лидерстве, к сожалению, имеющийся в центре Европы.

— Буквально через несколько дней президент США Байден выступит с речью в Варшаве, но он не приедет в Берлин. Как вы думаете, это сигнал для Германии?

— Я думаю, это сигнал для Польши даже больше, чем для Германии. Варшава стала лидером в ответе на эту войну. Польша является передовым государством для НАТО, и, я думаю, что администрация США признает это. И Польша сделала больше, чем любая другая страна, за исключением, возможно, Эстонии, для реальной поддержки Украины, для руководства Украины.

«Последствия выйдут далеко за пределы Европы»

— Если Россия выиграет эту войну, какие последствия это будет иметь для Украины, для России, для Европы и для всего мира?

— Если Россия победит в Украине, это будет геополитическая катастрофа с невероятными долгосрочными последствиями для руководства США, потому что, как мы все знаем, США очень сосредоточены на Китае как на долгосрочном конкуренте. Пекин следит за каждой деталью происходящего в Украине. Последствия для потенциальных намерений Пекина в отношении Тайваня будут катастрофическими, если Россия победит в Украине. Я бы ожидала почти немедленного нападения на Тайвань. Мы не готовы к этому, не можем вести войну на два фронта. Если Россия победит, последствия выйдут далеко за пределы Украины, далеко за пределы Европы.

Проблема в том, что мы не рассматриваем это как глобальную войну. Мы не считаем это нашей войной на Западе. Мы видим это как войну Украины. И это мышление должно измениться, потому что Москва рассматривает это как глобальную войну. Пекин, если Россия победит, будет воспринимать это как глобальную войну. Мы должны удвоить усилия в Украине. Сейчас не время для усталости.

— Как вы думаете, чем закончится эта война?

— Я не думаю, что у кого-то есть ответ на этот вопрос. Все меняется день ото дня на поле боя. Мы это поймем, вероятно, очень скоро по тому, что происходит во время военных действий на земле в Украине. Траектория войны, вероятно, изменится. Россия уже начала новое наступление. Украине придется начать контрнаступление. Я думаю, что решающий момент наступит, когда мы поймем, сможет ли Украина разрушить сухопутный мост, благодаря которому Россия сейчас контролирует Крым.

 

(Оновлено 10:00)

Деловая столица

Владислав Гирман, обозреватель отдела международной политики

Мюнхен, 16 лет после путинской речи. Как Шольц с Макроном из-за России рассорились

В пятницу началась Мюнхенская конференция по безопасности, которая продлится до вечера воскресенья

Для нас это мероприятие важно как в идеологической плоскости, поскольку именно там в 2007 г. Владимир Путин произнес свою знаковую речь, с которой началось очередное противостояние Москвы с «коллективным Западом»; так и в практической, ведь это главная площадка безопасности Североатлантического сообщества, если не мира.

Тем более что организатором этого мероприятия выступает Германия, так что оно является маркером дальнейшей политики Берлина в отношении Украины и России. В этом контексте очень показательно то, что новым главой Конференции вместо достаточно сдержанного (чтобы не сказать — лояльного) в отношении России Вольфганга Ишингера стал Кристоф Гойсген. Это известный дипломат и бывший советник Ангелы Меркель. Однако последняя должность его не характеризует, потому что Гойсген является сторонником предоставления Киеву оружия, в частности боевых самолетов, а также довольно жестко отказался приглашать на Конференцию представителей режима Путина, в частности некогда постоянного участника – главу МИД РФ Сергея Лаврова, чтобы не предоставлять трибуну его пропаганде.

Аналогичной тональности неожиданно придерживался и канцлер Олаф Шольц. Он нивелировал сразу несколько нарративов как российского происхождения, так и со стороны союзников, критиковавших Берлин за медлительность в принятии конкретных решений по военной помощи.

А это, если коротко: снабжение оружия Киеву не продлевает войну (вспомним заявления из Берлина по поводу эскалации через артиллерию или танки), а наоборот должно обеспечить поражение России и понимание Кремлем простой истины: Путин «не достигнет своей империалистической цели».

То есть Шольц открыто поддержал курс на победу и длительную поддержку Украины, уже без всяких «но». Хотя это, конечно, не исключает определенных оговорок или проволочек. Тем более что сейчас буксует вопрос с авиацией.

В некотором смысле высказывания несколько контрастировали с заявлением президента Франции Эммануэля Макрона. Однако не в части, которая касалась предоставления Киеву помощи «столько, сколько потребуется».

И на самом деле это была одна из главных изюминок мероприятия. Не такая символичная, как то, что конференцию впервые в ее истории открыл украинский президент, декларировавший безальтернативность общего европейского будущего и призвавший предоставить больше оружия. И не такая сенсационная, как поддержка британским премьером Риши Сунаком инициативы Киевского договора безопасности (Kyiv Security Compact). Британия является уже традиционным «провокатором» новых решений в пользу Украины, и это может означать, что амбициозная идея построения эффективных гарантий безопасности для Украины приобретает конкретные формы. Напомним, Компакт направлен на реализацию максимально эффективной обороны Украины. Он должен включать в себя ряд соглашений, предусматривающих военно-техническую помощь без промедлений и ограничений номенклатуры, содействие модернизации украинской оборонной промышленности, а также санкционный трек, предусматривающий, что государства-гаранты обязуются внедрять против агрессора как превентивные, так и карательные санкции. Фактически элементы этой системы уже отрабатываются на практике: ее прообразом служит формат Рамштайна и общая пакетная санкционная политика ЕС, G7 и отдельных правительств. В то же время, Компакт не позиционируется как замена членству Украины в НАТО и должен представлять собой временную меру, пока не завершится процесс нашего присоединения к Альянсу.

Примечательно, что Германия и Франция активно участвуют в этих безопасностно-санкционных усилиях. При этом в Мюнхене и Шольц и Макрон настаивали на усилении поддержки Украины; для того, чтобы эта помощь оказывалась скорее для поражения России.

Однако Макрон, конечно, не мог не использовать трек войны для педалирования несколько позабытой, но все еще актуальной темы создания единой европейской системы безопасности и обороны (армия, военная техника) и анонсировал проведение в Париже конференции по противовоздушной обороне с участием Германии, Италии и Великой Великобритании.

И, опять-таки, как и Шольц Макрон отметил, что нужно уже быть готовыми к длительному конфликту, а диалог с Россией на данный момент невозможен. Он может восстановиться, когда РФ проиграет.

Так что оснований погружаться в бездну тотальной измены нет. Но одно «но» все же есть. Это тоже изюминка – неожиданно решительный и воинственный Шольц условно против спорадического искателя диалога с Москвой – Макрона. Против, потому что обозреватели заметили: Макрон не присутствовал в зале во время выступления немецкого канцлера, а последний его оставил перед выступлением лидера Пятой Республики.

Возможно и не зря, возможно, у лидеров есть разногласия во взглядах на выстраивание отношений с Россией.

Макрон, например, пусть вчера прямо и не говорил о том, что Россия – часть Европы, но отметил, что после переговоров, приемлемых для Киева, Европа и Россия должны сесть за стол и создать новую архитектуру безопасности.

С другой стороны, президент Франции также признал, что Россия нарушила международное право, гарантом которого является ООН, поэтому Совбез ООН должен быть реформирован. Это похоже на намек на готовность рассматривать исключение РФ из этого органа. А то, что он назвал новую архитектуру безопасности «несовершенным балансом», тоже может свидетельствовать о вторых ролях России в этой новой системе безопасности на континенте.

Вроде бы и неплохо все звучит, однако сформулировано таким образом, что Париж оставляет Москве щелку в Европу, к участию в глобальных политических процессах. После всех преступлений России и после того, как она открыто продемонстрировала свою неспособность, да и полное отсутствие желания, придерживаться обязательств и партнерских отношений, диалог с Россией даже в качестве «младшего партнера» невозможен.

Оптимальный вариант – это Европа говорит, Россия (ее новые руководители) слушают в надежде, что после лет демократизации и демонстрации доброй воли в Москву вернется статус влиятельного государства. Сразу после переговоров с Киевом, как отмечает Макрон, цивилизационный разлом в отношениях с Россией не может быть уничтожен каким-нибудь волшебным способом. Вилли Брандт, напомним, на колени в Варшаве стал только 30 лет спустя после капитуляции Германии. 30 лет ушло на то, чтобы немцы окончательно поняли и приняли, что поддерживаемый ими режим, да и они сами совершали ужасные преступления против человечества.

Поэтому, наверное, и разошлись Шольц с Макроном в Мюнхене: это не только соперничество за лидерство в ЕС, но и отличие в видении перспектив. Если Шольц и правительство ФРГ сейчас сосредоточились на том, чтобы максимально убедительно остановить Кремль, то Макрон, а через него французская элита, традиционно имеющая сантимент к русскому, стремится не только к окончанию войны, но и оставить на будущее инструменты для скорейшей реинтеграции России через Францию в европейское пространство после ее поражения в войне. То есть Париж до сих пор надеется на то, что бизнес as usual с определенными правками на ветер будет возможен – с Россией, самая, без Путина (хотя Макрон прямо сказал: не верит, что смена режима будет способствовать изменениям в РФ) во главе, опять-таки возможно, с кем-то из представителей российской оппозиции Не просто так среди приглашенных были Гарри Каспаров и Михаил Ходорковский.

Однако французской элите, почти за год ужасающих, кровавых преступлений «европейской России», все же следует пересмотреть свои историко-политические взгляды: России нужна не смена правительства, а дерашизация.

 

(Оновлено 9:00)

Обозреватель

Віктор Андрусів

Оборона Бахмута дає свої плоди – в російській армії починається розбрат

Плоди Бахмута

Оборона Бахмута, Вугледара та інших позицій, де наші героїчно тримаються – починає давати свої плоди. В російській армії таки починаються «разброд и шатание». По-перше, це ріст конфлікту між Пригожиним і Шойгу. Я вже писав, що на відміну від Кадирова він не сховався від публічності. Більше того, пішов у відвертий наступ. Фактично, Пригожин веде передвиборчу кампанію, для успіху якої йому не вистачає саме захоплення Бахмута. Якби йому це вдалось – його позиції в російському суспільстві стали б непорушними. Тому він вимагає більше зброї і ресурсів. Тому те, що Пригожин не зміг взяти Бахмут – не дозволило йому закріпитись і розвивати Вагнер.

У відповідь Шойгу розуміє, що успіх Пригожина є ударом по ньому і його підходам до війни. Тому максимально блокує шанси Вагнера, але разом з тим, провал під Вугледаром не створює шансів і для нього. Цей конфлікт по факту призведе до серйозних політичних наслідків. Він також показує, що Путін самоусунувся від війни, і не знає як насправді її виграти, а чекає цього від своїх генералів, які починають між собою гру «останній виживший».

По-друге, атака Пригожина на Генштаб створює фон для інших атак. Сьогодні підняли питання несправедливості в зарплатах добровольців і кадрових. Почали писати про багато фактів обманювання поранених з виплатами. В «ЛДНР» почався кіпіш щодо приниження їх «офіцерів» через те, що вони не проходили офіцерські навчання. Кожний новий день відсутності успіху на фронті буде посилювати хвилі недовольства і бунти в російській армії. З липня «друга армія» може похвалитись хіба що Соледаром, який насправді є селом.

Вчора публічно анонсували кадрові зміни, які відбулись ще місяць назад. Ідея російських іпсошників полягала в тому, що нові імена військових керівників загасять недовольство і створять нові очікування. Але оскільки всі вони призначені місяць назад, то можна стверджувати, що саме вони і відповідають за провал під Бахмутом та іншими місцями.

Деморалізація російської армії – найкращий подарунок перед нашим контрнаступом. Цей рік точно завершиться нашою перемогою.

Стоїмо!

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Оценка российской наступательной кампании, 18 февраля 2023 г.

Российские силы нанесли еще один ракетный удар по украинской инфраструктуре по всей стране. 18 февраля Генштаб Украины сообщил, что российские войска выпустили 16 ракет по объектам гражданской инфраструктуры в Хмельницком и Украинске Донецкой области (примерно в 30 км к западу от Донецка). Украинские военные представители сообщили, что украинские системы ПВО сбили две ракеты «Калибр» из четырех, выпущенных ранее в тот же день, но не сообщили об общем количестве перехваченных ракет к концу дня. Украинские официальные лица также не обнародовали информацию о типе ракет, которые российские войска использовали во время этой атаки на момент публикации этой публикации. Российские источники утверждают, что российские войска нанесли удары по критически важным объектам инфраструктуры в Хмельницкой области и Кривом Роге.

Российские новостные агрегаторы призывают Россию наносить «ответные удары», которые будут систематически наносить удары по электрической инфраструктуре, поддерживающей украинские атомные электростанции (АЭС), чтобы заставить Украину провести аварийное отключение своих АЭС.  Известный российский новостной агрегатор  Реадовка  заявил своей аудитории, насчитывающей почти 1,7 миллиона подписчиков, что российским силам необходимо уделить первоочередное внимание «выводу из эксплуатации» внешней электрической инфраструктуры АЭС в надежде, что это приведет к аварийному отключению АЭС в Украине. Реадовка не выступала за то, чтобы российские силы наносили прямые удары по атомным электростанциям или пытались вызвать радиологические события, а скорее наносили удары по отдельным подстанциям, которые отключали бы электроснабжение, необходимое для безопасной эксплуатации станций, тем самым вынуждая украинских чиновников останавливать станции. это очень затруднило бы их перезапуск. Реадовка  заявила, что уничтожение таких целей для трех украинских АЭС за пределами оккупированных Россией территорий «принесет ущерб во много раз больший, чем последние несколько массированных ракетных ударов». Реадовка  утверждала с известной долей уверенности, что ракетный удар 18 февраля по Хмельницкому мог быть нацелен на одну из таких подстанций, поддерживающих Хмельницкую АЭС, хотя украинские официальные лица заявили, что российские силы нанесли удар по военному объекту и гражданской инфраструктуре Реадовка ранее выступала за такие удары, отмечая, что массированные ракетные удары России не привели к желаемому эффекту капитуляции украинского правительства.

У ISW нет других доказательств того, что Россия преследует или рассматривает такой курс действий, но отмечает, что милитаризация Россией Запорожской АЭС, использование территории Запорожской АЭС для обстрела украинских позиций и сообщения о российских ударах по линиям электропередач Запорожской АЭС — все это предполагают, что не исключено, что Кремль может предпринять действия с намерением вызвать аварийную остановку украинских ядерных реакторов.

Сообщение Минобороны России (МО) об увольнении военного представителя Донецкой Народной Республики (ДНР) Эдуарда Басурина в рамках формальной реорганизации ополчения ДНР под управлением Минобороны России вызвало очередную волну критики со стороны российских блоггеров в адрес российского оборонного истеблишмента. Известный российский milblogger сообщил своим более чем миллионным подписчикам новость о том, что 17 февраля российские военные уволили пресс-секретаря военного командования ДНР Эдуарда Басурина. Этот milblogger сообщил, что российское оборонное ведомство стремится заменить всех командиров ополченцев ДНР и Луганской Народной Республики (ЛНР) профессиональными российскими офицерами в рамках формальной реорганизации ополченцев ДНР и ЛНР при Министерстве обороны России. Многие российские военкоры восприняли новость с недовольством, разочарованием и возмущением, заявив, что командиры ДНР и ЛНР имеют практический опыт борьбы с Украиной и лучше «настоящих» российских командиров, даже если командиры ДНР и ЛНР не имеют формального военного образования, знают функции вооруженных сил в мирное время, имеют необходимый бюрократический опыт, или соответствовать требованиям физической подготовки российских военных.

Некоторые milbloggers заявили, что чистка офицеров ДНР и ЛНР приведет к падению морального духа российских боевиков и подорвет поддержку российского военного истеблишмента. Финансист группы «Вагнер» Евгений Пригожин заявил, что в ближайшее время встретится с командирами ДНР, чтобы обсудить предполагаемое увольнение Басурина, и заявил, что новость должна быть своего рода фейковой пропагандой, поскольку увольнение командиров ДНР и ЛНР будет недопустимым. Пригожин, скорее всего, воспользуется этим эпизодом в продолжающемся информационном контрнаступлении против Минобороны России, если отставка Басурина подтвердится.

1-й и 2-й армейские корпуса ДНР и ЛНР не являются и никогда не были профессиональной военной или даже эффективной боевой силой. Эти российские марионетки были неэффективны при захвате и удержании территории во время первоначального вторжения в Украину в 2014 г., и для захвата Дебальцево в 2015 г. потребовалось подкрепление из обычных российских вооруженных сил.

Эффективность подразделений ДНР и ЛНР не улучшилась с 2014 г., а прокси-силы и продолжали оставаться неэффективными во время возобновленного вторжения на Украину в 2022 г. Реакция российского блоггерского сообщества на профессионализацию сил ДНР и ЛНР свидетельствует о том, что ультранационалистическое сообщество идеологическая приверженность российскому национализму ДНР и ЛНР выше военного профессионализма, компетентности и боевой эффективности.

Кремль по-прежнему не выполняет прежние финансовые обещания в отношении добровольческих сил, и эта неудача, вероятно, будет иметь пагубные последствия для способности России формировать добровольческие силы в долгосрочной перспективе, поскольку она стремится профессионализировать и расширить армию. Известные российские блоггеры утверждали, что российские военные не выплачивают обещанную финансовую компенсацию российским комбатантам во многих подразделениях, и отмечали, что проблема особенно затрагивает элементы резерва Российской боевой армии (БАРС). Министерство обороны России (МО) стремилось создать БАРС в качестве активного резерва, набирая добровольцев-резервистов для трехлетней службы по контракту, начиная с осени 2021 года, и предлагало небольшую финансовую компенсацию в размере от 4000 до 9000 рублей (примерно от 54 до 122 долларов США) в месяц с другими выгоды, но эта инициатива провалилась почти сразу.

Milbloggers также отметили, что российская бюрократия не позволяет добровольцам, присоединившимся к российским военным силам весной-летом 2022 года, получить документы, подтверждающие их участие в боевых действиях — документы, необходимые для получения обещанных выплат. Один из милблогеров отметил, что российские чиновники должны решить эти опасения в ближайшее время, иначе будет «взрыв» недовольства. Другой милблогер отметил, что российский Генштаб должен быть наказан за жестокое обращение с личным составом БАРСа, поскольку действующий резерв был инициативой российского Генштаба.

Незаинтересованность Кремля в оплате добровольческих формирований может лишить россиян любого стимула подписывать контракты с Минобороны России во время или после войны из-за растущего недоверия к тому, что обещанные финансовые стимулы материализуются. ISW ранее сообщала, что Минобороны России, вероятно, не достигло своих целей по набору добровольцев летом 2022 года из-за широко распространенного скрытого недоверия к российским военным выполнять свои обещания на фоне кровопролитной войны, и что российские военные, вероятно, еще больше подорвут его репутацию, не платя и не признавая волонтеров. Широко распространенное недоверие к Министерству обороны России может все больше подрывать желание россиян поступать на службу по контракту и усиливать зависимость российских вооруженных сил от методов принудительной мобилизации и вербовки. Интеграция отдельных нерегулярных формирований, таких как Донецкая или Луганская Народная Республика (ДНР/ЛНР), может еще больше оттолкнуть нерегулярные добровольческие формирования, и ISW наблюдает продолжающиеся конфликты между нерегулярными формированиями из-за неравного отношения со стороны российского военного командования.

 ISW также ранее предполагала, что Кремль истощит государственные бюджеты России на федеральном уровне и на уровне субъектов федерации, если он выполнит обещанные платежи и долгосрочные обязательства по выплате пособий. Неспособность Кремля создать и должным образом поддерживать формирования БАРС также указывает на то, что Кремль вряд ли создаст эффективные добровольческие резервы — ни в военное, ни в мирное время. и ISW наблюдали за продолжающимися конфликтами между нерегулярными формированиями из-за неравного обращения со стороны российского военного командования.

Минобороны России повысило в должности командующих Западным и Восточным военными округами (ЗВО/ВВО) после подтверждения их назначения командующими округами. Президент России Владимир Путин повысил командующего ОВО Евгения Никифорова и командующего ОВО Рустама Мурадова до генерал-полковников после того, как Минобороны России официально назначило их командующими военными округами. Никифоров и Мурадов, вероятно, занимали эти должности как минимум несколько месяцев без звания генерал-полковника, характерного для командующих военными округами. Кремль, вероятно, приказал Министерству обороны России официально утвердить командующих четырьмя российскими военными округами, отчасти для того, чтобы представить российские вооруженные силы как организованное учреждение с четкой субординацией после нескольких месяцев путаницы в отношении того, какие командиры отвечают за войну в Украине.

Лидер Чеченской Республики Рамзан Кадыров, похоже, отверг предложения финансиста группы Вагнера Евгения Пригожина присоединиться к возобновившейся информационной кампании против Минобороны России, предполагая, что эта кампания может не восстановить ослабевающее влияние Пригожина. Кадыров, вероятно, ответил на подтверждение Минобороны России 17 февраля командующих четырьмя военными округами, заявив, что чеченские формирования будут выполнять приказы любого командира, назначенного президентом России Владимиром Путиным, и что у чеченских боевых офицеров отличные и хорошо скоординированные отношения с Минобороны.

Поддержка Кадыровым Минобороны России последовала за попыткой Пригожина заручиться поддержкой Кадырова посредством разрекламированного визита к раненому командиру спецподразделения «Ахмат» 16 февраля.

Пригожин, похоже, усиливает свою информационную кампанию против МО, заявив 18 февраля, что группа Вагнера не подчиняется МО и «не имеет никакого отношения к Российской Армии».

 Различное отношение Пригожина и Кадырова к МО примечательно, поскольку Пригожин использовал критику Кадырова в адрес российских военных в октябре 2022 года, чтобы подорвать МО и сделать Группу Вагнера элитной российской силой в Украине.

Кадыров, вероятно, отказался присоединиться к возобновившейся информационной атаке Пригожина на МО, потому что его формальные связи с Кремлем и положение в российском правительстве более выгодны, чем любые политические отношения с Пригожиным. Пригожин, вероятно, пытается завербовать ультранационалистических деятелей в Кремле и выбрать российских блоггеров для поддержки его стремления к власти в России, но, вероятно, обнаружит, что те, кто связан с Кремлем, могут отвернуться от него, чтобы сохранить свое покровительство.

Украинские официальные лица продолжают сомневаться в способности российских военных провести крупномасштабное наступление на территории Донецкой области. Пресс-секретарь Сил обороны Украины на Таврическом оперативном направлении Алексей Дмитрашковский заявил 18 февраля, что российские силы, вероятно, не имеют потенциала для проведения широкомасштабных ударов по всей Донецкой области и начинают терять темпы на этом участке фронта.

Дмитрашиковский также заявил, что российские войска вводят мотострелковые отряды для проведения наступательных операций по всей Донецкой области с недостаточным оснащением и без поддержки бронетехникой. ISW ранее оценивала, что дорогостоящая кампания российских военных в Украине, вероятно, значительно истощила необходимое российское оборудование и резервы живой силы для крупномасштабных наступлений в Украине.

Русская армия вероятное снижение способности вести механизированные маневренные боевые действия может лишать российские вооруженные силы каких-либо тактических достижений на всей территории Украины, за исключением незначительных успехов в районе Бахмута.

ISW заметила, что, вероятно, есть некоторые российские обычные подразделения, не задействованные в текущих боевых действиях, которые могут составлять резерв для поддержки продолжающегося наступления, хотя, вероятно, не в больших масштабах или таким образом, который, вероятно, создаст значительный импульс для России. ISW рассмотрит эту тему более подробно в специальном выпуске от 19 февраля. хотя, вероятно, не в больших масштабах и не таким образом, который мог бы создать значительный импульс для России. ISW рассмотрит эту тему более подробно в специальном выпуске от 19 февраля. хотя, вероятно, не в больших масштабах и не таким образом, который мог бы создать значительный импульс для России. ISW рассмотрит эту тему более подробно в специальном выпуске от 19 февраля.

Вице-президент США Камала Харрис заявила 18 февраля, что США установили, что Россия совершила преступления против человечности на Украине. Харрис заявил во время Мюнхенской конференции по безопасности, что российские силы «осуществляли широкомасштабные и систематические нападения на гражданское население», совершая убийства, пытки, изнасилования и депортации. Харрис отметил, что российские силы насильственно депортировали из Украины в Россию сотни тысяч человек, в том числе детей. Харрис отметил, что после изучения доказательств «не осталось сомнений» в том, что Россия совершила преступления против человечности. Госсекретарь США Энтони Блинкен добавил, что США резервируют определение преступлений против человечности для «наиболее вопиющих преступлений».

Ключевые выводы

  • Вице-президент США Камала Харрис заявила 18 февраля, что США установили, что Россия совершила преступления против человечности на Украине.

  • Российские силы нанесли еще один ракетный удар по украинской инфраструктуре.

  • Российские новостные агрегаторы призывают Россию наносить «ответные удары», которые будут систематически наносить удары по электрической инфраструктуре, поддерживающей украинские атомные электростанции (АЭС), чтобы заставить Украину провести аварийное отключение своих АЭС.

  • Сообщение Минобороны России (МО) об увольнении военного представителя Донецкой Народной Республики (ДНР) Эдуарда Басурина в рамках формальной реорганизации ополчения ДНР под управлением Минобороны России вызвало очередную волну критики со стороны российских блоггеров в адрес российского оборонного истеблишмента.

  • Кремль по-прежнему не выполняет свои обязательства в отношении добровольческих сил с финансовой поддержкой, что, вероятно, негативно скажется на способности России формировать добровольческие силы в долгосрочной перспективе.

  • Министерство обороны России повысило в должности командующих Западным и Восточным военными округами (ЗВО/ВВО) после подтверждения их назначения на должности в рамках продолжающихся усилий по представлению российских вооруженных сил как хорошо организованной боевой силы.

  • Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, похоже, отверг предложение финансиста группы Вагнер Евгения Пригожина присоединиться к возобновившейся информационной кампании против Минобороны России.

  • Украинские официальные лица продолжают сомневаться в способности российских военных провести крупномасштабное наступление на территории Донецкой области.

  • Русские войска продолжали наступательные действия северо-западнее Сватово и в районе Кременной.

  • Российские войска продолжали наступательные операции в районе Бахмута, на западной окраине Донецка и на западе Донецкой области.

  • Российские войска продолжают укреплять оборонительные позиции в оккупированной Запорожской области.

  • Российские власти продолжают преувеличивать масштабы украинской угрозы приграничным регионам России, пытаясь убедить общественность в «экзистенциальной необходимости» войны в Украине.

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Подошел к концу триста шестидесятый день войны. На фронте ничего сверхординарного не произошло. Российское наступление без наступления продолжается. Бессмысленность этой мясорубки ясна уже всем, кроме Путина. Но тупик, в который он сам себя загнал, заставляет его продолжать это смертоубийство. И ожидать от российской стороны каких-то проблесков разума или, хотя бы, трезвости в оценке ситуации — верх наивности.

На Мюнхенской конференции вице президент США Камала Харрис призвала судить российских военных преступников, а премьер министр Великобритании Риши Сунак — удвоить помощь Украине. Все выступавшие западные лидеры говорили о том, что поддержка Украины не ослабнет и что самое лучшее, что может сделать Россия — это уйти из Украины и после этого сесть за стол переговоров.

В этом отношении Мюнхенская конференция не дала ничего нового. Все, о чем говорили на ней высокопоставленные спикеры, так или иначе они уже говорили в течении последнего месяца на других форумах и пресс-конференциях. Но эффект от того, что они собрались все вместе и сказали это еще раз, нельзя недооценивать. Особенно в связи с ожидаемым послезавтра путинским “посланием Федеральному Собранию”.

Если Путин никак не прокомментирует те сигналы, которые ему сегодня были посланы из Мюнхена, это будет означать, что он полностью выпал из международной повестки и не способен поддержать осмысленный диалог с неподконтрольной ему частью человечества.

Строго говоря, это означает, что он вообще не способен ни на какой диалог, поскольку диалог возможен именно и только с неподконтрольной частью человечества. Контролируемая им часть диалога не требует. На то она и контролируемая, что нуждается лишь в монологах… Типа этого ожидаемого послания…

Впрочем, лично я не сомневаюсь, что Путин никак не прореагирует на все эти месседжи со стороны Запада. Он не станет комментировать ничего из того содержательного, что сегодня было сказано в Мюнхене. Ни того, что российская армия слаба и не сможет добиться ровным счетом ничего в результате нынешнего наступления. Ни того, что ужесточение санкций рано или поздно скажется на экономике России и пусть медленно, но неизбежно разрушит ее. Ни того, что переговоры, о необходимости  которых все время талдычат его дипломаты, возможны только после того, как его армия полностью оставит территорию Украины.

Он будет продолжать произносить известный набор бессмысленных фраз про “денацификацию” и “демилитаризацию” Украины. Про то, что его вынудили начать СВО. Что Россия воюет не с Украиной, а с коллективным Западом. Что он призывает к переговорам без всяких условий и тут же их выдвинет, назвав “реалиями” и т.д.

Он будет все время ухмыляться, фальшиво изумляться “беспардонности” Запада, в сотый не к месту вспоминать Косово или повторять свою же собственную выдумку про обязательства НАТО “не расширяться на Восток”.

И вся его речь не оставит никакого следа в памяти, так же как не остались в нашей памяти речи Брежнева, Андропова и Черненко. Это все был какой-то бубнеж про “сиськи-масиськи”, в котором только изощренный мозг советского человека мог разобрать слово “систематически”.

Путин уже пережил Андропова и ему осталось три года до Черненко. Незаметно для себя спортивный и узколицый сорокасемилетний премьер прекратился в старого, разменявшего восьмой десяток балбеса с расплющенной от ботокса рожей, который постоянно несет околесицу и не может закончить ни одного сложноподчиненного предложения, не запутавшись в нем.

Sic transit gloria mundi. Так прошла и слава Путина. Он растранжирил весь тот аванс доверия и надежд, который был у него в начале его правления. Его все любили. Ему стоя аплодировал бундестаг. Президент США увидел в его глазах “душу”, его приняли в узкий круг мировых лидеров.

Но он не справился с “медными трубами”. Власть лишила его рассудка. Он не смог от нее вовремя отказаться и “подсел на дозу”. Финал оказался страшным. На виду у всего человечества, в прямом эфире мы видим как один параноик разрушает Украину и спускает в унитаз Россию. Остановить его — обязанность человечества. И Мюнхенская конференция показала, что человечество приняло этот вызов.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

3 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 19 February: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий