BloggoDay 19 January: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 19 січня 2022 р.

 

(Оновлено 18:00)

Агія Загребельська

Defense Intelligence / Оборонна розвідка Великої Британії про ситуацію в Україні – 19 січня

Ministry of Defence 🇬🇧

▪️ Імовірно, росія розглядає можливість розміщення невеликої кількості своїх нових основних бойових танків Т-14 «Армата» в Україні. На зображеннях кінця грудня 2022 року видно Т-14 на полігоні на півдні росії: це місце пов’язують з активністю із попереднього розгортання техніки для операції в Україні.

▪️ Цьому передували заяви в проурядових російських ЗМІ, що Т-14 готуються до переброски. Однак незрозуміло, чи перемістила вже росія ці машини в Україну.

▪️ Будь-яке розгортання Т-14, імовірно, буде ризикованим рішенням для росії. Розробка танку тривала 11 років, і ця програма супроводжувалася затримками, скороченням розміру парку, повідомленнями про проблеми з виробництвом. Додатковим викликом для росії є налагодження логістичного ланцюга для Т-14, оскільки цей танк більший і важчий за інші російські танки.

▪️ Якщо росія і прижене Т-14, то, швидше за все, у пропагандистських цілях. З одного боку, їх, імовірно, вироблено лише кілька десятків, а з іншого – командири навряд чи довірятимуть цій машині в бою.

 

Игорь Эйдман

Хромые кобылы Апокалипсиса

На этой неделе в поставках оружия Украине наметился прорыв. Тяжёлая техника, ракеты, артиллерия, вертолёты в большом объёме пойдут из стран проукраинской коалиции: США, Франции, Канады, Германии, Польши, Швеции, Нидерландов и т.д. Явно подготавливается материально-техническая база для масштабного украинского контрнаступления.

Кремль в истерике и отвечает прямыми угрозами применения ядерного оружия. Три коня, вернее хромых кобылы путинского атомного Апокалипсиса: академик Кадыров, алкоголик Медведев и аферист Гундяев.

Они, как по команде, дико ржут, угрожающе фыркают, вращают глазами и бьют копытами — Россия, мол, в случае поражения в войне уничтожит весь мир.

Гундяев: «Всякое желание уничтожить Россию будет означать конец мира». Медведев: «Проигрыш ядерной державы в обычной войне может спровоцировать начало войны ядерной».

Кадыров: «Россия никогда не позволит проиграть в любой борьбе. Мы можем нажать на кнопку — и салам алейкум!».

Разве может «великая Россия, поднявшаяся с колен,» проиграть какую-то, пусть и не ядерную войну? Путин же говорит, что российская армия непобедима и ракет Россия производит больше, чем все остальные страны вместе взятые; и, вообще, «нам никто не страшен».

Что-то не так пошло?

Очевидно, эта скоординированная истерика призвана напугать Запад. Российские власти пытаются таким образом сорвать переход военной помощи в новую фазу, в которой Украине передадут современное наступательное оружие.

Однако ничего у них не получится. Они пугают, а западным лидером уже не страшно. Приходит понимание, что отвести угрозу ядерной войны можно только, уничтожив  путинский режим.

 

Анатолий Несмиян

Блогер Некоглай, которого обрили налысо в полиции и выгнали из России заявил, что закупит на $100 000 дроны для Украины и «передаст их лично в руки».

Мягкая сила по-российски: из нейтрального и политически индифферентного человека с очень большой аудиторией создать на пустом месте лютого врага, который за свои кровные будет воспитывать свою аудиторию в соответствующим настрое. Мизулина, запустившая репрессии против Некоглая, уже сэкономила ЦРУ сотню миллионов долларов на проведение подрывных операций.

Нас не надо завоевывать. Идиоты сами прекрасно справляются.

 

(Оновлено 17:00)

BBC News

Еврейский конгресс потребовал извинений от Лаврова, сравнившего действия США с политикой Гитлера

Европейский еврейский конгресс (ЕЕК) выступил с осуждением высказывания министра иностранных дел России Сергея Лаврова, сравнившего политику США в отношении России с действиями Гитлера в отношении евреев.

«Мы шокированы и потрясены постыдным сравнением, которое привел министр Лавров, между действиями коалиции демократических государств и преследованиями и убийством шести миллионов евреев Гитлером», — говорится в заявлении президента Европейского еврейского конгресса Ариэля Музиканта.

В среду, 18 января, Сергей Лавров сравнил военную помощь Вашингтона Киеву с действиями Гитлера (а также Наполеона).

«Сейчас США сформировали коалицию из практически всех европейцев, входящих в НАТО да и не только, из членов ЕС и через Украину по доверенности ведут войну против нашей страны с той же задачей — окончательного решения «российского вопроса», — сказал российский министр иностранных дел.

Представители ЕЕК усмотрели в этом высказывании отсылку к «окончательному решению еврейского вопроса» — гитлеровской политике уничтожения еврейского населения Европы. Президент конгресса Ариэль Музикант призвал Лаврова извиниться за это сравнение.

В Вашингтоне высказывание Лаврова также назвали оскорбительным и абсурдным.

 

Апостроф

Артур Гор

«Почему депутаты не воюют, а я должен»: как российские ИПСО пытаются сорвать украинскую мобилизацию

Русские прилагают массу усилий, чтобы повлиять на мобилизацию в Украине

В Украине продолжается общая мобилизация, введенная в действие указом президента сразу же после широкомасштабного вторжения россии в феврале прошлого года. Но параллельно с ней враг проводит свою информационно-психологическую операцию, направленную на то, чтобы украинская мобилизация шла более проблематично. В общество вбрасываются мифы, полуправда, разнообразные фейки и откровенная ложь. И все для того чтобы ослабить украинское войско. Какие нарративы использует враг для искажения реальности, и как оно на самом деле — исследовал «Апостроф».

«Официально Украина не воюет»

Этот вброс тянется еще со времен, когда на украинском телевидении буйным цветом цвели каналы так называемого пула Медведчука. Приглашенные «эксперты», преимущественно из бывших «регионалов» или их мелкие клерки, настаивали, что никакой войны с россией нет, ведь не введено военное положение. А раз так, то и мобилизации быть не может (с 2014 по 2015 год в Украине прошло несколько волн частичной мобилизации).

При этом тот факт, что в Украине с 2014 года действовал особый период, во время которого президент имеет право издавать указы о частичной мобилизации, адептов «не войны с россией» не очень волновал.

С началом широкомасштабного вторжения тот же вброс вынырнул снова. Мол, Украина официально не объявила войну россии, а потому мобилизация на войну незаконна. Это, конечно, низкокачественная манипуляция — и вот почему.

Да, действительно, отдельного указа об объявлении войны нет. Но! Этого не требуют ни национальное законодательство, ни нормы международного права. В частности, в резолюции ООН об определении агрессии №3314 от 1974 года отмечается, что оккупация, вторжение вооруженных сил на территорию другого государства, бомбардировка, блокада портов, переброска банд или наемников в другое государство – это акты агрессии, независимо от объявления войны.

«Война признается войной по факту. И не имеет значения – признает ее кто-то или нет, объявляли войну или нет. То есть не нужно принимать закон или указ, который бы специально бы подтвердил, что у нас война», — объяснила заместитель министра обороны Анна Маляр.

Кроме того, общая мобилизация – следствие объявления правового режима военного положения. Именно военное положение позволяет принимать подобного рода решения. А военное положение в Украине продолжается с 24 февраля 2022 года. Поэтому все аргументы относительно «неофициальной войны», и как следствие «неофициальной мобилизации» — не более чем вымысел кремля.

«Вот когда депутаты пойдут на войну, тогда и я»

Это еще один нарратив, с которого прямо-таки за километр торчат уши москвы. Этакая манипулятивная апелляция к справедливости. В соцсетях можно найти немало комментариев в пользу такой «справедливости»: «когда пойдут на фронт «слуги», министры и депутаты? Почему до сих пор не на передовой?», «Сами в Буковеле спрятались, а простой народ гонят насмерть. Вот пусть депутаты и судьи первыми и идут».

В основном подобные комментарии оставляют боты без настоящих фото в профиле. Однако и реальные люди встречаются.

Основной смысл в этом нарративе таков, чтобы представить войну как «интерес политиков», который они вроде бы решают «за счет простого народа», а сами на фронт не спешат. Кстати, изобретение не новое – эти тезисы выдвигали предыдущие восемь лет войны пропагандисты кремля в Украине и московский патриархат.

Псевдологическая цепочка в такой ИПСО выглядит просто – не будет у власти этих политиков («киевского режима»), не будет и войны.

Однако если навести оптику логики на этот нарратив, то он не выдерживает никакой критики.

Во-первых, это неправда, что депутаты, политики и чиновники не воюют. Так, с оружием в руках защищают Украину нардеп от «Голоса» Роман Костенко и его коллега по фракции Роман Лозинский. Депутат от «ЕС» Яна Зинкевич координирует работу бригад парамедиков, спасающих раненых бойцов на передовой. Воюют и местные депутаты, например депутат Николаевского облсовета Евгений Игнатенко, или депутат Кировоградского облсовета Андрей Яровой. 11 народных избранников местного уровня из Львова и области также одели форму ВСУ. Воюют и бывшие народные избранники: Игорь Луценко, Руслан Кошулинский, Андрей Ильенко и другие.

Во-вторых, конечно, далеко не все 100% депутатов и чиновников ушли на фронт, но государственные институты должны работать и в период войны. Особенно в период войны. Ведь вопросы тыла, социального обеспечения, здравоохранения, образования, экономики, ЖКХ никто не снимал. А без людей, которые обеспечивали бы их работу — это было бы невозможно.

А вот, кстати, среди российских депутатов Госдумы на фронте действительно нет ни одного.

«Украина мне ничего не дала»

Поэтому я ей ничего не должен и мобилизовать не имеют права.

«В школе и в университете мы выучили сына за свой счет, лечились всегда за свой счет, то есть к государству не обращались ни разу. Почему теперь государство обращается к моему сыну и отправляет его в армию», — пишет в соцсетях пользователь Елена Фрун.

Однако с юридической точки зрения такой нарратив ничтожен. Статья 65 Конституции Украины говорит, что защита Отечества, независимости и территориальной целостности – обязанность граждан Украины. В этой связи может возникнуть запрос на выход из гражданства Украины. И российская машина ИПСО пытается этот запрос подпитывать, публикуя в сети разного рода «инструкции» по выходу из украинского гражданства. Однако такие «дорожные карты» преследуют только одну цель — возмущение общества. Ведь процедура выхода из гражданства довольно продолжительная, а точка в ней может быть поставлена только соответствующим указом президента.

Что же касается морального аспекта вопроса… Миро Попович – гражданин США, родившийся в Украине. Прошел службу в армии США, был в Афганистане. С началом широкомасштабного вторжения Миро имел не одну возможность эвакуироваться в Штаты, но выбрал другую судьбу и стал на защиту Украины с оружием в руках.

«Полемика вроде — «Украина мне ничего не дала, поэтому я ничего не должен» — не нова. Идея эта — малоросская и напрямую связана с навязыванием россией принципа «вы малороссия, ваша страна — не страна, ваша культура — не культура». Мы родились и выросли на земле украинской, поэтому это наша обязанность — встать на защиту. Если страна нуждается, чтобы ты взял оружие в руки, не спрашивайте, что мне дала Украина, а спрашивайте с себя, что я могу дать Украине. В наш дом пришел враг, который в это время убивает наших людей, насилует детей и женщин и уничтожает наши дома. Враг уже здесь и сейчас. И эту проблему надо решать вместе. Если вы не в силах брать в руки оружие, помогайте волонтерам, делайте донаты, используйте свое время ради нашей победы. Это долг каждого сознательного украинца. Для меня Украина — мой дом и мое сердце. 24 февраля мы все осознали путь, по которому должна идти наша страна. Потому что придет время и наши дети будут читать учебники по истории. У них возникнут вопросы — а что вы, папа и мама, делали в 22-23 годах? Ответ на этот вопрос делается здесь и сейчас», — подчеркивает Попович, комментируя ситуацию «Апострофу».

«Мобилизуют преимущественно мужчин с запада Украины»

А мужчины с востока, юга и столицы, которые после начала полномасштабной войны перебрались на запад, дескать, имеют индульгенцию от мобилизации.

Такие вбросы появились относительно недавно, но уже успели взбудоражить общество.

«Мужчин забрали из Прикарпатья. Двух сыновей и внука из одной семьи отправили в армию, а они армию раньше даже во сне не видели. Наших столько умирает и умирает, ведь вся ноша на них. Где харьковчане подевались? Где киевляне? Где они все? Где они воюют?», – пишет Стефания Гавяк.

«Взяли ребят из Яворова и закрыли ими призов других областей. Разве нет», — добавляет Наталья Яремчук.

На самом же деле: «Распределение военнообязанных для призыва по регионам законодательством Украины не предусмотрено», — отметил начальник Управления персонала штаба Командования Сухопутных войск ВСУ Роман Горбач.

«Это манипуляция. Такого подхода к мобилизации в принципе не существует, — объясняет «Апострофу» представитель Минобороны Александр Мотузяник. — У нас вопросы мобилизации по всей территории Украины осуществляются планово, в соответствии с теми показателями, которые определяются Генштабом. Абсолютно равномерно осуществляется мобилизация, в соответствии с потребностями Генштаба».

Но понятно, что у каждой административно-территориальной единицы возможности разные: одни регионы более густонаселенные, другие менее. Соответственно, одни регионы могут направить в армию больше военнообязанных, другие меньше.

Это очевидно, если посмотреть в разрезе регионов последний довоенный план призыва срочников на службу в ВСУ. Больше всего срочников стране давала Днепропетровская область, на втором месте Харьковская область, на третьем – Одесская. То есть в мирное время в ряды ВСУ привлекали больше срочников с юго-востока страны, а не с запада. И просто потому, что там проживало больше граждан.

С началом широкомасштабного вторжения ситуация изменилась. Маятник внутренней миграции качнулся в сторону относительно безопасного запада. По данным ООН, в Украине насчитывается около восьми миллионов ВПЛ. Согласно отчету Международной организации по миграции ООН, в разрезе по регионам большинство переселенцев в Украине — жители востока страны (45% от общего количества). А переселились они в основном на запад (37% от общего количества).

«Если в западных регионах граждан сейчас гораздо больше, то и планы у них, конечно, больше. Действительно, есть такая зависимость», — отмечает Роман Горбач.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что на западе страны могут вручать больше повесток и привлекать в ряды ВСУ больше людей.

И напомним, что в Украине девятый год идет ожесточенная война с напавшей на нас Россией. С февраля 2022 года идет полномасштабная война. Процесс вручения повесток – это не автоматический билет на войну, а в первую очередь актуализация данных граждан Украины. Да, вслед за повесткой возможен призыв военнообязанного человека на военную службу. Это нормальный процесс в воюющей стране. Следует не забывать, что обязанность каждого украинца — защищать свою страну. Ибо если сегодня ты убегаешь от войны – завтра она может прийти к тебе.

 

(Оновлено 16:00)

Главред

Европарламент требует международного трибунала для Путина и Лукашенко: принята резолюция

Резолюция предусматривает создание международного трибунала по расследованию преступлений агрессии России и Беларуси против Украины.

В Европарламенте в четверг, 19 января, одобрили резолюцию, призывающую создать международный трибунал по расследованию преступлений агрессии России и Беларуси против Украины.

За создание международного трибунала проголосовали 472 депутата ЕП, против – 19. Об этом сообщил в Twitter брюссельский корреспондент «Радио Свобода» Рикард Йозвяк.

«Европарламент только что проголосовал за резолюцию, не имеющую обязательной силы, которая призывает к созданию специального международного суда для преследования преступлений агрессии против Украины со стороны России, отметив, что он должен вести расследование не только в отношении Путина и российского руководства, но и Лукашенко и руководства Беларуси», – написал журналист.

Евродепутаты отметили, что подготовительная работа Евросоюза к созданию такого спецтрибунала должна начаться без промедления, и во время подготовки нужно сосредоточиться на создании механизмов для специального трибунала в сотрудничестве с Украиной. Также в Европарламенте подчеркнули, что нужно поддержать Украину в сборе доказательств, которые в дальнейшем будут использованы в спецтрибунале.

Президент Украины Владимир Зеленский прокомментировал принятие соответствующей резолюции и призвал всех партнеров нашего государства поддержать его создания.

«Приветствую принятие резолюции Европарламента о создании специального трибунала по преступлению агрессии против Украины. Призываю всех наших партнеров поддержать такой трибунал. Россия должна быть привлечена к ответственности за свою агрессивную войну, справедливость должна одержать победу», – подчеркнул президент Украины.

Ранее сообщалось, что власти Франции уже запустили процесс, который предусматривает открытие спецтрибунала для российских оккупантов. Предполагается, что они будут заниматься преступлениями, которые совершили российские агрессоры в Украине.

Напомним, ранее российский оппозиционер, екс-депутат Госдумы РФ Геннадий Гудков отмечал, что над российским диктатором Владимиром Путиным нужно провести трибунал и как можно скорее. Однако сейчас это невозможно сделать.

 

Новая газета. Европа

Алёна Ицкова, корреспондентка «Новой газеты Европа»

«Мы просто смотрим по телевизору, как разрушают страну»

Почему санкции не работают и виновато ли «лицемерие Запада» в войне против Украины? Объясняет Тома Пикетти, ведущий эксперт по вопросам экономического неравенства

Несколько лет назад французский экономист Тома Пикетти совместно с коллегами опубликовал исследование, согласно которому с 2000 года российские элиты смогли «приватизировать» до 2 трлн евро нефтегазовых доходов. Эти деньги, как правило, проходили через цепочку оффшорных компаний и оседали в западных юрисдикциях — Лондон, Париж и другие европейские столицы охотно принимали поток нефтяных денег, а политики часто закрывали глаза на их происхождение.

После начала российского вторжения в Украину ситуация вроде бы изменилась: против России было введено рекордное количество санкций, некоторые активы российских олигархов были заморожены. Но это всё равно лишь капля в море, и причина этого — не в российской клептократии, считает Пикетти. Скорее дело в западных элитах, которым выгодна несправедливая финансовая и правовая система, защищающая сверхбогатых.

Мы поговорили с Тома Пикетти о том, что Запад еще может сделать, чтобы остановить Путина, и какие существуют инструменты для сокращения неравенства в мире.

— Вы писали в марте, что ответ Запада на российское вторжение в Украину недостаточно эффективен и затрагивает обычных людей, а не тех, кто принимал решение о нападении. Не могли бы вы объяснить, какие санкции были бы более эффективными?

— Реакция и отношение западных стран к кризису в Украине были недостаточными как в военном, так и в экономическом плане.

Я думаю, что то, о чем я писал в марте, остается актуальным и сегодня. Если вы посмотрите на количество активов, принадлежащих российским олигархам и вообще наиболее богатым россиянам, то увидите, что количество активов, замороженных в западных странах, очень мало по сравнению с масштабами оттока капитала из России.

Путинский режим, действительно, является клептократическим, мы никогда не видели ничего подобного в современной экономике. Мы говорим о стране [России], из которой в течение последних 20 лет выводился профицит торгового баланса в эквиваленте 5–10% ВВП в год — в основном за счет экспорта нефти и газа. Следовательно, эта страна должна иметь очень большие валютные резервы по всему миру. Если вы имеете положительное сальдо торгового баланса (превышение экспорта над импортом. — Прим. ред.) в размере 5–10% ВВП каждый год в течение 20 лет, у вас должно быть где-то от 100% до 200% ВВП в международных резервах.

Но если вы посмотрите на Россию, то ее валютные резервы в десять раз меньше — может быть, 10 или 20% от российского ВВП.

Я со своими коллегами Габриэлем Цукманом и Филипом Новокметом оценил общий объем финансовых активов, которыми владеют состоятельные россияне на Западе. Мы не можем сказать точно, но это где-то 1–2 трлн евро.

Так куда же делись все эти деньги? Очевидное объяснение заключается в том, что произошел огромный отток капитала за счет богатых россиян, в основном достаточно близких к режиму, чтобы присвоить себе [капитал].

Некоторые из этих богатых россиян находятся в западных странах. Многие находятся в России. Некоторые используют западную правовую систему — через юридических лиц, находящихся в западных или в оффшорных финансовых центрах, которые тоже не могли бы существовать без Запада. Замороженные с начала прошлого года активы составляют где-то 10–30 млрд евро, что в 100 раз меньше, чем должно быть.

В итоге получается, что западные страны играют большую роль в том, что это стало возможным. Такая ситуация была бы невозможна, если бы Россия была автаркией (экономическая система, стремящаяся к самодостаточности и ограничению связей с внешним миром. — Прим. ред.). Это возможно только потому, что западные страны это позволили. Клептократический режим Путина — совместный продукт России и Запада, и совсем не выходит описывать его как некое рациональное зло.

Затем начинается война, и что же делать? Когда на ваших глазах разрушают страну с населением 45 миллионов человек, бомбят гражданское население, а у людей нет доступа к отоплению и электричеству в середине зимы. Я думаю, когда западные страны посмотрят на это через 10–20 лет, им будет очень стыдно за то, как мало они сделали.

Так мало было сделано отчасти потому, что [путинский режим] очень глубоко встроен в западную правовую и финансовую систему. Это не значит, что [радикальные санкции] невозможны, но для их введения необходимо поставить под сомнение не только российскую элиту, но и западные системы, от которых выиграли не только российские, но и западные олигархи: они тоже могут проиграть от радикального повышения прозрачности.

Запад боится, что [этот факт] будет использован против него. И я думаю, что это часть объяснения того, почему так мало было сделано.

— Считаете ли вы, что санкции могут ускорить падение путинского режима?

— Независимо от того, хватит ли этого для свержения путинского режима или уже слишком поздно, я считаю, что ужесточение санкций необходимо. Было бы важно показать, что Запад может очень жестко обходиться с богатыми россиянами.

Многие люди, не только в России, но и по всему миру, считают западные правительства лицемерными в том плане, что они любят учить весь мир демократии и правам человека.

На практике же, если они могут заполучить еще денег в свою финансовую систему, то они им только рады — будь они от российских, китайских или дубайских олигархов или вообще от кого угодно, кто желает вложить деньги в Париже, Лондоне или Куршевеле.

По-моему, весь остальной мир это хорошо осознает. И отчасти из-за этого западным странам бывает сложно сделать так, чтобы в других уголках мира им внимали и верили.

Я не знаю, хватит ли сейчас ужесточения экономических санкций. Стоит еще вопрос действий военного плана, например, введения бесполетной зоны над некоторыми украинскими территориями, в частности над крупными городами.

Ясно, что для российской армии нужно очертить какие-то границы дозволенного. Если они будут бомбежками убивать половину населения Киева, то полагаю, НАТО придется что-то сделать. Но где же пролегает эта граница, когда ты заставляешь людей замерзать без доступа к энергии посреди зимы? Если не ставить границ и не говорить о возможности введения бесполетной зоны и более непосредственной военной поддержки Украины, то когда это всё закончится? Пока что и экономические санкции, и военная поддержка слабоваты.

Я думаю, что Запад может обескровить этот режим, если нацелится на богатую элиту. Я не могу быть уверенным, что это точно сработает, но считаю, что есть большая вероятность, и поэтому нам стоит попытаться.

— Поддерживаете ли вы ужесточение санкций ЕС на российскую нефть и газ?

— Да, я считаю, что надо было сразу прекращать импорт [нефти и газа]. Ситуация очень странная, как было несколько лет назад с Китаем. Китайское правительство жестко подавило выборы в Гонконге и, по сути, уничтожило его демократическую выборную систему на глазах у всего мира. Это произошло в конце 2019 года, прямо перед ковидом. ЕС отреагировал на это тем, что предложил Китаю новое инвестиционное соглашение. Давайте создадим новое соглашение о свободном движении капитала между Китаем и ЕС — вот что ответил Евросоюз. Такое поведение официально оправдывали тем, что нам надо торговать с Китаем потому, что иначе мы будем очень бедными, а мы не можем себе этого позволить.

Но это совершенное безумие. Европейские страны сегодня богаче, чем когда-либо. За последние 100 лет их средние доходы увеличились в 10–15 [раз]. Они сегодня гораздо богаче по уровню дохода, зарплат, благосостояния, по всем существующим экономическим индикаторам. И это не благодаря Китаю или России. Это благодаря невероятному росту производительности.

Поэтому идея о том, что мы обеднеем, если введем санкции против Китая или России, является симптомом политической системы, в которой мы перестали думать об изменении экономики для более справедливого распределения ресурсов и доходов. Мы принимаем как данность тот факт, что мы не можем заставить миллиардеров платить и не можем добиться более справедливого распределения богатства.

Если вы принимаете это предположение как данность, то действительно оказываетесь в ситуации, когда мало что можете сделать. Я думаю, что, когда люди будут смотреть на эти политические решения через 10 или 20 лет, они увидят бездействие институтов и столь богатых западных стран. Мы просто наблюдаем по телевизору за тем, как разрушают страну. Это, действительно, очень печально и довольно необычно по историческим меркам.

Если вы не хотите менять уровень неравенства, ваше политическое отношение к России и Китаю будет консервативным. Потому что тогда вы скажете: «О, но если мы что-то сделаем, то пострадают работники с минимальной зарплатой во Франции или Германии, и они не примут этого, поэтому мы не можем ничего сделать».

Если стоимость санкций ложится на плечи людей с минимальной зарплатой, то у вас действительно есть проблема. Однако учитывая, насколько богаты западные страны, единственным решением является перераспределение богатства таким образом, чтобы эта стоимость оплачивалась людьми, находящимися наверху, а не средним классом и ниже.

Я не говорю, что это просто сделать, но технически это осуществимо. Это вопрос политической готовности.

— Вы сказали, что европейские страны могут перераспределить свои материальные блага. Каким образом это можно сделать? Какие инструменты для этого существуют?

— Вы можете добиться большего перераспределения доходов и богатства путем прогрессивного налогообложения групп с очень высокими доходами, чтобы выплатить компенсацию среднему классу и группам с низкими доходами. Именно это и делалось в течение очень долгого периода в ХХ веке. В США, например, с 1930 по 1980 год, в период правления Рузвельта и после Второй мировой войны, ставка подоходного налога на сверхдоходы могла достигать 91%, а в среднем составляла 82%.

Это не уничтожило капитализм в США. Иначе мы бы это заметили, потому что данная мера применялась в течение 50 лет. На самом же деле, это был период максимального процветания и экономического роста в стране. Почему так? Потому что исторически истинным источником процветания является высокая производительность труда, достигаемая через качественное образование. А США — страна, в которой в середине ХХ века был достигнут огромный прогресс в области образования.

Для того чтобы расти и процветать, вам не нужно идеальное равенство. Я думаю, что разрыв в доходах [с соотношением] один к пяти или один к десяти вполне достаточен, судя по историческим данным, которые я собрал. Но в любом случае не разрыв 1 к 100 или 1 к 1000, который мы имеем сегодня.

Вывод здесь, по-моему, такой: экстремальное неравенство попросту не полезно. Так как же мы можем достичь более равноправной системы? Надо смотреть на примеры из прошлого — как то же прогрессивное налогообложение при Рузвельте. Нужно развивать это в будущем за счет прогрессивного налога на доходы и особенно на сверхбогатство. Нужно инвестировать в образование, в больницы, в зеленые технологии. Вот где истинный источник процветания.

— Вы писали, что Вторая мировая война уменьшила количество неравенства, но когда дело доходит до войны в Украине, кажется, что это не так. Именно бедные страны страдают еще больше, а Путин использует эту ситуацию как аргумент для «борьбы с неоколониализмом». Так ли это на самом деле и создает ли эта война, в отличие от Второй мировой, еще больший разрыв в благосостоянии?

— Нам не стоит ожидать от войн хорошего, и точно не стоит ожидать, что войны решат проблему неравенства. Исторически увеличение равенства нам приносили не мировые войны, а позитивная политическая мобилизация и демократическая трансформация вкупе с развитием систем социальной защиты, прогрессивного налогообложения и образования. Но в некотором смысле обе мировые войны внесли вклад в то, что в политике произошел сдвиг в сторону свободного рынка и капиталистической системы в целом.

Проблема западных стран заключается в том, что при реакции на глобальные события, такие как финансовый кризис 2008 года, ковид, война в Украине и так далее, они слишком сильно полагаются на создание новых денег. Хорошо печатать деньги, чтобы решить проблему в разгар чрезвычайной ситуации. Но потом этого будет недостаточно, потому что в какой-то момент начнется инфляция. Именно это мы имеем сегодня, что частично связано с ценами на энергоносители для России, но также отчасти и с тем, что западные страны напечатали много денег для решения любых проблем, но при этом не провели налоговые реформы, которые бы заставили богатых платить.

Инфляция может увеличивать неравенство, потому что она похожа на налог на бедность. Допустим, у вас есть небольшой сберегательный счет в Германии, Великобритании, Франции или в США, и вам на эти сбережения придется заплатить 10% инфляционного налога. То же самое верно для кого-нибудь в России с небольшим количеством денег на сберегательном счете. Но если вы очень богаты, будь то на Западе или в России, вы можете вложить свои деньги в мировые финансовые рынки или использовать какие-то сложные финансовые активы. И кто знает, может быть, вы даже станете богаче.

— Какие еще масштабные события, помимо ковидного локдауна и войны, могут сегодня влиять на уровень неравенства как внутри стран, так и между ними?

— Сегодня одним из новых вызовов с точки зрения равенства и неравенства, конечно же, являются последствия глобального потепления для людей в южных странах. Странам глобального Юга придется платить за последствия совокупных выбросов углекислого газа, произведенных Западом, Россией, Китаем, Японией, Северной Америкой.

Если взять все эти северные страны, включая Россию и Китай, то они внесли свой вклад в то, чтобы будущее выглядело довольно плохим и для стран глобального Юга, и для людей на севере. У нас нет доходов, позволяющих противостоять росту цен на энергоносители и всевозможным иным последствиям. Это новый фактор, влияющий на неравенство.

— Когда речь идет о неравенстве в распределении материальных благ, Россия обычно оказывается одним из мировых лидеров. Как вы считаете, может ли происходящее в России — авторитаризм и война — быть следствием этого?

— Я думаю, что высокий уровень экономического неравенства может сосуществовать с самыми разными политическими режимами. У демократий и автократий сегодня гораздо больше общего, чем они признают. Есть, конечно, очень важные различия, но один значительнейший общий момент заключается в том, что мы все живем в эпоху крайнего неравенства, очень высокой защиты богатых и очень слабой защиты людей, этим богатством не обладающих.

Если вы попытаетесь заморозить активы олигархов, у них есть все юридические возможности обратиться в суд, чтобы опротестовать [это решение]. Но если, допустим, вы в России потеряете почти половину своей зарплаты или пенсии из-за инфляции, вы не сможете обратиться в суд в Лондоне или Париже, чтобы выразить протест и потребовать компенсации.

Мы настолько привыкли к этой весьма ассиметричной юридической системе, что считаем ее нормой, но на самом деле это очень однобокий взгляд на право.

Что я хочу сказать: западные демократии любят утверждать, что они совсем не похожи на автократии, на Россию и Китай. Это отчасти верно, но у них есть и общие черты, включая высокую терпимость к богатству, которая может продолжить существовать и в демократической России.

Я верю в электоральную демократию и считаю, что она очень важна, но ее одной недостаточно. Нам также нужно построить более эгалитарный и справедливый мир — как в России будущего, так и на Западе.

 

Медуза

Полномасштабное вторжение России в Украину продолжается почти 11 месяцев. Однако количество пленных с обеих сторон до сих пор достоверно неизвестно. Эксперты считают, что речь идет о тысячах военнопленных. Украинские военные много раз рассказывали о пытках, избиениях и насилии в российском плену — о какой-либо официальной реакции властей РФ на это неизвестно. Украина в отличие от России предоставила ООН доступ к пленным, а также начала расследование выявленных случаев жестокого обращения с ними. Большинство российских военнопленных находится в Украине на территории специальных лагерей, которые посещают представители международных правозащитных организаций. «Медузе» удалось побывать в одной из колоний на западе Украины, где содержатся пленные, которые воевали в составе российской армии — а также в соединениях, подконтрольных самопровозглашенным ЛНР и ДНР. Мы публикуем фоторепортаж из этого лагеря.

«Медуза» побывала в украинской колонии, где держат российских военнопленных

 

(Оновлено 15:00)

Деловая столица

Владислав Гирман, обозреватель отдела международной политики

Дружба с Россией и осуждение России. Чего Украине ждать от нового министра обороны Германии

Борис Писториус, преемник Кристине Ламбрехт, сегодня является критиком России, но так было не всегда

Оборонное ведомство Германии после отставки Кристине Ламбрехт возглавила не ее заместительница Ева Хёгль, которая, как и ее бывшая руководительница, не сторонница передачи Киеву танков, а совершенно неожиданно — министр внутренних дел федеральной земли Нижняя Саксония Борис Писториус (СДПГ).

Немецкая пресса, однопартийцы и министры внутренних дел Германии и федеральных земель, по результатам деятельности Писториуса в Нижней Саксонии в качестве министра характеризуют этого выпускника в Университете Мюнстера и Оснабрюка как опытного политического менеджера и весьма острого на язык политика.

В то же время, его кандидатура, на первый взгляд, не была проходной, ведь, в отличие от внутренней политики ФРГ, на внешней арене он малоизвестен.

Хотя соответствующие амбиции — закрепиться на общенациональном уровне, а также выйти в мир большой политики — у него, безусловно, есть.

Так, на выборах нового руководства Социал-демократической партии Германии в 2019 г. он вместе с Петрой Кеппинг, государственным министром Саксонии по равенству и интеграции, пытался стать сопредседателем партии, но они заняли лишь пятое место с 14,41% голосов.

Также Писториус принимал участие в коалиционных переговорах: в 2017 г. из ХДС как член рабочей группы по внутренним и правовым вопросам; в 2021 г. с СвДП и «Зелеными» — как глава делегации СДПГ в рабочей группе по миграции и интеграции.

Кроме того, в 2017 г. во время избирательной кампании Писториус отвечал за внутреннюю политику партии. В частности, он написал и презентовал документ из 10 пунктов о социал-демократической внутренней политике, которая предусматривала более эффективное противодействие террористическим угрозам, значительное увеличение численности полиции, усиление борьбы с киберпреступностью, а также создание полиции ЕС по модели американского ФБР.

И вот, наконец, Борис Писториус получил неожиданное для большинства и вопреки гендерному паритету назначение, одобреное руководством партии и лично Олафом Шольцем. Тот, в частности, отметил, что у него есть необходимые качества — воля и рассудительность — чтобы отвечать на «большие вызовы на рубеже веков».

Писториус получил должность в действительно непростой период для Европы и мира во время открытой войны, которую развязала Россия против Украины. И, конечно, в непростое время для Германии, которая проходит сейчас через масштабные политически мировоззренческие процессы в контексте взаимоотношений с Россией. В том числе, речь о решении давней проблемы с плохим оснащением Бундесвера, реагированием на вызовы безопасности, вопросами военной помощи для Украины.

Писториуса считают хорошим экспертом по безопасности, особенно в области информационной и кибербезопасности. Последняя — его «конек». Кстати, он считает необходимым усилить безопасность публичных сетей в ответ на кибератаки, защитить детей в цифровом мире. Кроме того, по его мнению, следует ввести идентификацию в соцсетях (хранение настоящего имени, адреса, даты рождения), что выглядит контраверсионной идеей, но тотальная оккупация интернет-пространства российскими ботами является для многих аргументом в пользу более строгого мониторинга сети.

Однако у некоторых немецких обозревателей есть сомнения в его эффективности в решении проблемы модернизации Бундесвера из-за нехватки глубоких знаний по закупкам, неисправности оборудования и функционированию армии на общенациональном уровне, а не только в своей федеральной земле, где он, как отметил его бывший босс Стефан Вайль, наладил тесные отношения с солдатами.

Впрочем, Писториус уже задекларировал необходимость адапатции Бундесвера к текущей ситуации в реалиях захватнической войны России против Украины и заверил: он стремится сделать армию сильнее.

Это, а также военная поддержка Украины, является вопросом №1 по состоянию на сегодняшний день. Писториус придется сразу погрузиться в эти процессы, поскольку его назначение состоялось за несколько дней до новой встречи в формате «Рамштайн» 20 января, во время которой будут, прежде всего, обсуждаться поставки танков Украине. Что до сих пор вызывает турбулентность в немецком политикуме, несмотря на обещание Шольца передать «леопарды» вместе с союзниками, поскольку очень своевременно появилось заявление главы Rheinmetal Армина Паппергера о том, что первые танки и БМП Marder ФРГ сможет отправить в Украину где-то через год.

Очевидно, Германия в лице Писториуса столкнется с усилением давления со стороны союзников на «Рамштайне». И не только там, потому что 19 января новый министр обороны ФРГ встретится с американским коллегой Ллойдом Остином.

Между тем, из Берлина от правящей коалиции тоже доносятся заявления об усилении военной поддержки Украины. Например, министр экономики Роберт Габек («Зеленые») намекнул на «важные решения, которые должны быть приняты в краткосрочной перспективе, в частности, актуальный вопрос о том, как мы продолжаем поддерживать Украину в ее праве на самооборону».

И, как сообщает Reuters, некоторые чиновники ФРГ говорят об смягчении своей точки зрения по военной помощи перед встречей в Рамштайне.

Но какова будет позиция Писториуса? Сможет ли он действительно пересечь ту линию, которая останавливает федеральное правительство на пути передачи танков, с помощью которых ВСУ будет уничтожать российские оккупационные силы?

Что ж, 24 февраля 2022 г. Борис Писториус четко заявил об осуждении российской агрессии, которая его «шокировала» и «ошеломила».

А в мае Писториус как министр внутренних дел сообщил о запрещении демонстрации российской Z-символики и георгиевских лент в Нижней Саксонии.

В то же время следует отметить, что Борис Писториус очень похож на классического эсдека, и прежде всего — эсдека из Германии, политикум которой в большинстве своем имел (некоторые до сих пор имеют) определенные сантименты к России и стремился к налаживанию сотрудничества с ней.

С 2013 по 2017 г. Писториус был членом группы немецко-российской дружбы в Бундесрате, представительстве федеральных земель. Он участвовал в совместных встречах вместе как с бывшей главой земли Макленбург-Передняя Померания Мануэлой Шезвиг (тоже СДПГ), так и с послом РФ Сергеем Нечаевым.

Сейчас Писториус уже не входит в состав этой группы. После того, как получил вновь членство в Бундесрате 8 ноября 2022 г., перешел в группу дружбы с Францией.

Еще в 2014 г. он был патроном нижнесаксонской Landsmannschaft der Deutschen. Это одна из организаций германских репатриантов из России. Объединение такого толка постоянно организуют мероприятия с участием представителей режима Владимира Путина и, как уже давно известно, является одним из базовых элементов влияния Кремля на общественное мнение в ФРГ и на политику в целом.

В 2016 г. Борис Писториус принимал участие в переговорах с российскими дипломатами Владимиром Грининым и Иваном Чотулевым по дальнейшему развитию отношений двух стран.

Позитивно, на что обратил внимание Bild, оценивают назначение Писториуса министром обороны и две известные персоны с противоречивой репутацией — профессор Йоханнес Варвик, противник передачи оружия Украины; и лоббист интересов РФ Александр Рар.

Дальше. В 2018 г. Писториус входил в группу эсдеков (Франк-Вальтер Штайнмайер, Зигмар Габриель и т.п.), которые продвигали нарратив о необходимости пересмотра антироссийских санкций, поскольку с их помощью достичь целей не удается, однако они вредят экономике РФ и, одновременно, как будто бы, усиливают позиции Путина Сейчас Писториус то свое заявление объясняет тем, что санкции тогда не действовали, но внедренные сейчас — это другое дело. Они эффективны.

Конечно, такой бэкграунд нового главы немецкого Минобороны возникает определенное беспокойство.

И потому, несмотря на публичное изменение отношения Писториуса к РФ, не стоит спешить с выводами, ведь и среди сегодняшних сторонников военной помощи Киеву, в частности в рядах ныне оппозиционного ХДС, когда-то было немало тех, кто поддерживал диалог с Россией или упорно называл «Северные потоки» чисто коммерческим соглашением.

В то же время, не нужно спешить с пессимистическими выводами о гипотетической «зраде» в исполнении нового министра обороны ФРГ — он действительно может быть из числа немецких политиков, которые прозрели, вроде федерального президента Штайнмайера. Хотя риск дальнейшего промедления с помощью под разными предлогами также сохраняется.

Поэтому, вполне вероятно, что политическая целесообразность в Берлине возобладала над выстраиванием очередной схемы избегания ответственности. Тем более что сам Писториус уже констатировал: Германия косвенно участвует в этой войне.

Кабинету Шольца очень нужно было ответить на критику со стороны союзников и продемонстрировать решительность в вопросе военной поддержки Украины накануне очередного Рамштайна. И он это сделал.

 

(Оновлено 14:00)

Грани.ру

Виталий Портников

Смогли повторить

В интервью «Радио Свобода» израильский волонтер Мартин Даничев, только недавно вернувшийся из Львова, восклицает: «Я понимал, что начнется война, но не ждал Мариуполя, не мог представить, что на Дворцовой площади возведут эту мерзость: два сердца с надписями «Санкт-Петербург» и «Мариуполь». Ужасно, что блокадный Ленинград сотворил блокадный Мариуполь. Фантастические мрази».

Интервью вышло в эфир как раз в тот день, когда российский президент Владимир Путин — уроженец того самого постблокадного Ленинграда — посетил родной город, общался с ветеранами и обвинял в блокаде «европейские страны, с которыми раньше не хотели ссориться». (Ну мы понимаем, что имеется в виду Финляндия, с которой теперь, когда она стремится в НАТО, ссориться уже можно. И не вспоминать о том, что присутствие войск Финляндии под Ленинградом было прямым следствием нападения СССР на Финляндию, тоже можно, разумеется.)

Но это — исторические подробности. Такое ощущение, что Путин и его сбрендившие или перепуганные соотечественники не понимают, что русское злодейство перечеркивает русскую историю. Не культуру, которую пытались «отменить», — культуру как раз не отменишь — а именно историю.

Блокадников, конечно, жалко — как не жалеть людей, умирающих от голода и оказывающихся заложниками двух человеконенавистнических режимов одновременно. Но поразительно, что внуки и правнуки этих людей устроили блокаду «Азовстали» и уничтожение Мариуполя (и Алеппо, и Грозного: жертвы российских злодейств вопиют уже не к Господу, а к дьяволу, потому что у Господа явно опустились руки). Поразительно, что сын блокадников — предводитель всей этой неумело притворяющейся государством банды погромщиков. Что вынес из опыта блокады Владимир Путин? Что людей нужно морить голодом? Что нужно лишать их света, воды и тепла зимой? Что нужно содействовать серийным убийствам и изнасилованиям, которые творят на украинской земле российские солдаты? Какой смысл во всех этих страданиях русского народа напоказ, если у россиян один-единственный вывод из всех страданий: нужно убивать, грабить и насиловать в промышленных масштабах. Впрочем, это уже не мои вопросы, простите. Это вопросы Достоевского. Этого действительно не отменишь.

Петербургский губернатор Александр Беглов показывает Путину, как 80 лет тому назад в блокадном Ленинграде добывали электричество. Ровно в эти же самые дни российские ракеты уничтожают критическую инфраструктуру, чтобы никакого электричества не было в Киеве, Харькове, Одессе, Днепре. Ни у кого из участников этой нелепой церемонии не возникает никакого чувства неловкости. Обворовавший всю Россию Путин с важным видом рассказывает, как у его матери украли продовольственные карточки. Спустя десятилетия после этого инцидента он сам будет оставлять без еды и света пожилых женщин — они будут умирать в холодных подвалах Мариуполя, под завалами жилых домов и торговых центров Кременчуга и Днепра, всюду, куда дотянулись руки этого кремлевского Чикатило. Дети тоже будут умирать. Дети в возрасте Путина, когда у его матери украли карточки. И младше. И совсем маленькие.

И никто из собравшихся не спросит у невзрачного маньяка, зачем он спустя восемь десятилетий после блокады убивает людей тысячами. Не-е-ет, они все будут смирно стоять, думать, что бы еще украсть, и ждать его смерти, чтобы потом привычно по-русски выдохнуть: «ой, мы ничего не знали, это все Путин, это все телевизор, какой ужас».

Фантастические мрази.

 

(Оновлено 10:00)

Цензор.НЕТ

Марина Сергеева

Боєць ЗСУ, байкер, режисер Євгеній Смирнов: «Я б не хотів поруч із собою в окопах бачити людину, яку силоміць відправили на війну. Я б не зміг їй довіряти, а на війні без довіри неможливо»

Євгеній Смирнов (позивний Водкін, 44 роки) – молодший сержант, боєць ТРО ЗСУ. Одним із перших потрапив до Ірпеня та Бучі, де забирав з вулиць тіла загиблих цивільних людей, відеокадри з якими вразили весь світ. До 24 лютого Женя був «вільним» та «незалежним» байкером і режисером, а тепер живе за статутом. Зазнав поранення під Лисичанськом, де раніше там само в окопах встиг зняти власне кіно.

— Женя, стиль жизни байкеров проникнут духом бунтарства, независимости, свободы. Сейчас у тебя совсем другая жизнь – всё по уставу! А был ли у тебя в прошлом опыт службы в армии?

— Нет, я с 19 лет работал на телевидении и объездил нашу армию вдоль и поперек. Мы снимали сюжеты и я видел все изнутри. Вначале 2000-х армия была в печальном состоянии. Я понимал, что это 2 года, выброшенных из жизни.

— Чем ты тогда занимался на телевидении?

— С юности и до войны я работал режиссером, режиссером монтажа и оператором. Снимали уйму проектов для разных телеканалов, монтировал кино, работал на киностудии FILM.UA.

— А когда ты попал в тусовку байкеров?

— Езжу на байке с 19 лет, у меня куча знакомых байкеров. Я всегда был фрирайдер. В 2014 году наша байкерская тусовка была на Майдане. Мы всегда принимали активное участие в жизни страны, но громко о себе не заявляли – тихо делали свое дело. В 2015 году мы ездили в Польшу и перегоняли машины на восток Украины, оказывали финансовую помощь бойцам. В 2022 году кто-то взял автомат в руки воевать с врагом. А, к примеру, Ашот – один из ярких представителей байкерской тусовки (организатор мотофестиваля «Тарасова Гора» – самого большого байкерского слёта в Украине) занялся волонтерством.

— Женя, как ты попал на службу в ВСУ?

— 24 февраля я сам поехал в военкомат – сомнений не было, я понимал, что нужно идти воевать. Созвонились с друзьями, узнали, что за ледовым стадионом всем желающим выдают оружие. Приехали, а там около двух тысяч народа в очереди! В конце концов, мы получили автоматы и боекомплекты. Дальше нужно было самим придумать, что и где мы будем защищать. Мы познакомились с такими же добровольцами – нас было 15 человек, и решили ехать строить блокпост за Крюковщиной.

— На блокпост приехал на мотоцикле?

— Да, кстати у меня автомат поместился идеально в кофр! Я приехал на блокпост на большом мотоцикле «Yamaha Roadstar Bagger». Он слегка пафосный, круизер. Все были на взводе, сразу посыпались вопросы: «Это кто?». Мои друзья успокоили народ: «Не переживайте, это наш!»

Мы даже блокпост назвали «Терабайкеры», от слова «тероборона». На блокпосту нас было четверо байкеров.

— Где вы взяли материалы для того, чтобы построить блокпост?

— Сами всё искали. Рядом был большой магазин, решили пойти туда. Рассказали охраннику, что строим блокпост. Он сказал: «Заходите и берите то, что нужно». Мы взяли лопаты, бензопилу и другие материалы. У нас и мысли не было взять что-то себе.

Мой друг любитель компьютерных игр. Есть такая игра, где ты строишь маленький домик, а потом превращаешь его в крепость. Я шутил: «Еще позавчера ты играл в компьютерную игрушку, а теперь у тебя есть реальная возможность воплотить это в жизнь». И действительно мы начинали строить минимальные укрепления, а затем нам стали помогать почти все люди, проезжавшие блокпост. Привозили еду, сигареты и даже… трактор, мы копали окопы! Весь блокпост был построен с помощью тех, кто жил вокруг. Это было похоже на муравьиную ферму – люди сами находили себе работу. Обычно народ нужно мотивировать, а там все происходило само собой.

— Кроме тебя и твоих друзей-байкеров люди каких профессий еще стояли на блокпосту?

— Бизнесмены, айтишники и другие состоявшиеся, неглупые люди. Когда мы начинали строить блокпост, нас было 15 человек.

Также были, как я их называл «деды» – полковник и майор. Они вели себя очень спокойно и как-то признались: «Слушай, наш опыт – это опыт 20-30-летней давности, здесь он не работает. Придут орки – будем стрелять».

Нам дали указание свыше: «Не играйтесь в войнушку и героев. Ваша задача обозначить, что вы здесь есть. И если до этого дойдёт, то затормозить их». По сути, такая задача была у большинства блокпостов Киева. Зная про блокпосты, орки уже не будут идти так нагло, они будут тормозить, посылать разведку. В бой нужно было ввязываться только непосредственно с ДРГ.

— Приходилось ли вам кого-то задерживать на блокпосту?

— Да, я их называл «тристагривневые».

В то время были Telegram-каналы, которые предлагали работу гривен за 300 всяким отморозкам: поставить на доме метки, снять на видео блокпост, запустить квадрокоптер, найти по координатам закладку с пиротехникой и где-нибудь взорвать. Цель – посеять в городе панику. Таких исполнителей – «шушары» – мы ловили много. В основном это были алкоголики и маргиналы.

Помню, один чувак ходил возле блокпоста. По виду – любитель выпить, но мы все-таки остановили его. Проверили телефон, а он пустой. Однако наш айтишник взял телефон, покрутил, повертел и оказалось, что там стоит подсистема! А там уже куча фотографий с привязками к местности, с google-картами!.. Мораль такова – человека со слабостями использовали умные люди.

Мне доводилось стрелять по колесам авто, чтобы остановить ДРГ… Приходилось стараться тщательно всматриваться каждому в лицо – пытаться распознать врага.

— Как эти люди объясняли то, что делали? Ради чего?

— Ничего не объясняли. Они понимали, что попали и всё. Мы с ними долго не возились, сразу отдавали нацгвардейцам или СБУшникам.

— Насколько серьезной была угроза прорыва российской армии через ваш блокпост?

— У нас было активное направление, рядом гремела наша артиллерия. Бои велись на ирпенском направлении, но все ждали, что орки начнут прорываться через одесскую трассу, через Крюковщину. Каждый день нам присылали СМС из штаба: «Сегодня планируется прорыв ДРГ». Мы всю ночь не спали, в воздухе висело напряжение… Когда к нам для усиления приехали два танчика и нацгвардейцы, я напрягся сильнее – это означало, что планируется что-то серьезное – прорыв.

— А раньше, до танчиков, осознавал насколько все серьезно?

— Я очень долго не осознавал, что идет война. Это была какая-то странная игра, в которую я включился. Еще неделю назад я был режиссером – сидел в тепле и уюте, монтировал кино и сериалы. А теперь я стою на блокпосту с автоматом: мне холодно, противно. Мозг не воспринимал эту реальность. Это было состояние какой-то ирреальности. Я понял, что у нас война, когда попал в Ирпень, Бучу и Мощун. Там произошел слом сознания.

— Что ты увидел там?

— Вся дорога была разбита. Она была забита техникой, танками, трупами. Когда приходится забирать с улиц тела погибших гражданских людей, накрывает ярость! Когда видишь последствия, но не вступаешь в непосредственный бой. Когда на востоке страны тебя в окопах сверху кроет артиллерия, танки, кассетные бомбы, фосфор, магний, а ты не можешь ответить! Когда ты приезжаешь в Ирпень и видишь все разрушения, но не видишь виновников! Тебя охватывает злость и это сильнейшая мотивация, чтобы идти дальше. Ирпень меня очень сильно мотивировал. Это не только шок, а и большое внутреннее негодование: «Как так можно?! Зачем? Почему? С какой целью? Ради чего?». Дурацкие вопросы…

Мы все-таки цивилизованные, «причесанные и приглаженные», и для нас не естественно видеть такое количество убитых гражданских! Я до сих пор этого не понимаю… Если бы это были военные, то вроде было бы понятно – военные убивают военных, стреляют друг в друга.

Начиная с Ирпеня мой мозг блокирует состояние сильных переживаний… Мозг быстро перестроился. Сильных эмоций я не испытывал – на войне сильные эмоции мешают.

— Чьи истории в Ирпене тебя особенно зацепили?

— Истории людей, которые оставались в Ирпене и в Мощуне до последнего. Точно так же, как в первый день войны передо мной не стоял выбор идти воевать или нет, я увидел в Ирпене людей, перед которыми тоже не стоял выбор. Они также шли и делали то, что необходимо.

Ксендз греко-католической церкви в Гостомеле занимался гуманитарной помощью, кормил местных жителей, давал людям приют в бомбоубежище церкви, организовал там пункт помощи. ТРОшники на «Жирафе» (район Ирпеня, где были постоянные бои) отбивали атаку за атакой. Люди (они даже не называли себя волонтерами) непонятно где добывали бензин и под огнем на своих машинах вывозили сотни беженцев. То есть просто у человека был микроавтобус и была возможность вывозить людей, и они это делали! Вот и все!

А, к примеру, один старый дед все время, пока в Гостомеле и Буче шли бои, находился в Ирпене. Он с первого дня кормил соседских собак и котов, которых бросили местные жители!!! Меня «убило», когда он показывал соседний дом: «Вот, соседи уехали, и оставили в ЗАКРЫТОМ вольере огромную собаку — сенбернара».

То есть люди даже не выпустили собаку!.. Дед рассказывал: «Я сначала боялся его выпускать, потому что он так лаял, а потом ничего… Кормил его». Благодаря помощи польских волонтеров мы привезли деду корм для животных.

— Женя, а как тебе пригодился опыт байкерства на войне?

— Будучи байкером, я много путешествую. Опыт, скажем так, кочевой жизни байкера, пригодился на войне. Когда ты едешь на мотоцикле и льет ливень, ты знаешь, что тебе нужно ехать дальше. Если остановишься – ливень не закончится! То есть тебе надо либо ехать под ливнем, либо стоять под ливнем.

Так и на войне – выбор не велик. Спать на голой земле, разводить костер…

Еще один навык байкера – обходиться минимумом. Ты складываешь в рюкзак всё, что хочешь, а затем оставляешь то, без чего не сможешь обойтись. Этот навык тоже здорово пригодился на войне.

— Много байкеров служат в ВСУ?

– Достаточно много. Когда я в Киеве приезжаю на байкерскую тусовку, никто не бравирует тем, что он пошел воевать. Не всегда пойти на войну означает «оказать неоценимую помощь стране». Иногда люди даже больше могут помочь в качестве волонтеров.

Недавно у меня спрашивали, как я отношусь к мужчинам, сбежавшим за границу или уехавшим в Западную Украину. Моя ненависть достаточно концентрированная и я не хочу распылять её еще и на наших.

Украинцы, которые пошли воевать, действительно мотивированные люди. Я бы не хотел рядом с собой в окопе видеть человека, которого туда отправили насильно. Я бы не смог ему доверять, а на войне без доверия невозможно.

— Сложно было перевоплотиться из «байкера» в «бойца»?

— Очень сложно, когда ты в недалеком прошлом байкер – весь такой свободный, независимый. А теперь получаешь приказы и обязан их выполнять. Ты не можешь сказать: «Ой, у меня голова болит, давайте послезавтра».

— Женя, а почему ты решил взять себе позывной Водкин?

— На работе на телевидении я подписывал свои работы «Смирнов-Водкин». А в байкерской тусовке меня знают как Водкин – байкеры ведь не запоминают длинные позывные.

— Когда ты попал на восток Украины?

— До отъезда на восток страны нас забрали в штаб строить с нуля связь всего батальона, так я стал связистом. А в начале июня я попал на восток. Мы были под Лисичанском. Сам Лисичанск к тому времени уже оккупировали орки. Как раз были бои за Лисичанский НПЗ (Лисичанский нефтеперерабатывающий завод).

Нас туда отправили с другом, с которым мы раньше стояли на блокпосту. Мы получили зарплату и все до копейки потратили на необходимое снаряжение.

Но главное мы понимали, что на востоке нельзя без транспорта. Поэтому мы за деньги волонтеров (добавив собственные сбережения), купили микроавтобус. На этом автобусе мы проехали более 800 км на восток, где уже находилась наша рота.

— Какими были твои задачи на войне?

— Мы с другом связисты. Наша задача обеспечивать связь в роте. Огромная проблема, с которой мы столкнулись, – коммуникация. Важна коммуникация между взводами, чтобы все друг друга слышали, вовремя передавали информацию. Если нет связи – нет ничего!

К примеру, взвод находится в окопах и не может выйти на связь с командованием, не знает, что ему делать, не знает окружающую обстановку, не может запросить поддержку артиллерии, танков – это очень плохо!

— Связь по мобильному телефону запрещена?

— Во-первых, как только включаешь мобильный телефон, его сразу засекают.

А во-вторых, там практически нет мобильной связи. Вся связь это либо Интернет, либо рации. Все рации прошитые, зашифрованные. В определенное время должно меняться шифрование, иначе рации тоже могут засечь.

— Что ты уяснил первым делом, попав под Лисичанск?

— Если ты хочешь выжить – ты должен постоянно рыть окопы, и как можно глубже! Естественно никакие трактора туда не заедут под обстрелами, поэтому копаешь вручную.

Там происходит «война посадок»! Взвод выдвигается на голую неподготовленную позицию (к примеру, это посадка в поле) и все сидят в этих посадках. И ты сразу копаешь! Сначала хотя бы на чуть-чуть, на 30 см. Потом роешь дальше вглубь – роешь, роешь… Вырыл окоп. Потом в самом окопе вбок вырываешь себе такую «норку» (потому что часто бывает, что прилеты попадают прямо в окоп). В эту норку ты можешь закатиться.

Все эти посадки уже окопаны и перекопаны. Забавно когда у тебя на позиции стоит Starlink – дитя XXI века, и лопата!

— Что для тебя оказалось самым страшным на войне?

— Терять друзей. Когда человек, с которым ты с самого начала на войне и тут бах – он «двухсотый»…

Я потерял товарища, с которым мы в Киеве налаживали связь в штабе. У него был позывной Вос. С 2014 года он был в АТО, многое прошёл, для солдат он был большим авторитетом. Во время подготовки в Киеве он нас всему учил, объяснял как там – на войне. Учил даже мелочам: «В окопах важно быть в высоких носках. Там водятся окопные вши, это страшная штука. Часто в окопах водятся змеи, поэтому нужно ходить в берцах. Пусть жарко и противно, но…».

— Много друзей пришлось потерять на войне?

— Даже один человек для меня это слишком много… Среди друзей больше «трехсотых», но есть, к сожалению, и «двухсотые». Когда я попал на фронт, я думал, мы попали в ад, вот честно! Но когда я попал в госпиталь (мне довелось пройти через четыре госпиталя), пообщавшись со многими ребятами, понял, что у нас, по сравнению с ними, была «легкая прогулка»…

У нас в армию пошли воевать много умных, мотивированных, состоявшихся людей. И, к сожалению, мы их теряем. А со стороны врага наоборот утилизируется всякое быдло.

Но с другой стороны то, что у нас разумные парни на фронте это большой плюс – когда воюют умные люди, они воюют с умом. Это преимущество, когда рядом с тобой не просто сильные, но и умные. Был такой пример: четыре бойца грамотно расправились с десятком орков, а остальные двадцать орков просто убежали!..

— Как можно описать тот ад, через который тебе довелось пройти на востоке страны?

— Иногда кажется, что это был ад. А временами думаю, что это было чистилище. Ты лежишь в окопе, а на тебя сыплется буквально ВСЁ! Все, что взрывается – артиллерия, минометы, кассетные бомбы. Тебя «утюжат» со всех сторон. Самое стремное это танк – он выезжает и с 3 км гатит по твоей посадке! Когда летит артиллерия, ты слышишь свист, и у тебя есть время спрятаться. А снаряд танка летит очень быстро, буквально 1,5 – 2 секунды. Это мотивирует выкапывать окоп как можно глубже. Ты лежишь, а оно не прекращается! Ты не понимаешь, как на 15 человек можно тратить столько снарядов!!! А они гатят и гатят, сыплют и сыплют, все это все взрывается и взрывается!

Потом ты привыкаешь к прилетам и взрывам. Как вдруг возникает некая пауза и ты такой: «Ну давай уже! Давай, стреляй!» И ты не понимаешь, твой враг пошёл на перекур, на обед, перезаряжается, закончил стрелять или что?!

Когда ты лежишь под бомбежкой и всё сыпется не голову, нет ни страха, ни криков: «Все пропало».

Когда мы заходим на позицию, наша задача окопаться и удержать эту местность. Пока мы там находимся – это наши позиции. Нас там утюжат, танчики по нам стреляют. Но если мы эту позицию оставим, то её тут же займут орки.

Перед связистами стоит задача наладить связь с нашими артиллерией и танчиками. И по возможности, как только выезжает вражеский танк, мы по рации передаем своим координаты цели. И наши артиллеристы и танкисты стараются «зафокусить» вражеский танк.

А орки — «забавные существа». Они стараются не направлять пехоту, пока не сравняют чуть ли не с землёй эту посадку.

У нас была одна посадка 150 на 50 метров, в которой стоял взвод. Так вот орки полностью сравняли её с землёй, все деревья были повалены. И потом, подумав, что все мы уже трупы, орки вышли к нам в посадку, знаешь, как немцы в 1941 году с закатанными рукавами и «на расслабоне». Но как только они услышали выстрелы в свою сторону, тут же убежали. Они воюют только под прикрытием артиллерии, тяжелой техники – без этого боятся.

Очень забавно, что никто из наших военных не терял чувство юмора. Даже под обстрелами в окопах народ умудряется шутить, петь песни, отмачивать приколы.

К примеру, все лежат в окопе, летит артиллерия. Кто-то ляпнул стёбную фразу и у всех разрядка, парни смеются, и вроде бы не страшно, вроде бы все нормально…

Не было такого, чтобы после обстрела мы возвращаемся к себе на ППД и народ угнетенный: «Все плохо, все ужасно». Дурацкое выражение – лихая удаль. Но она присутствует! Нет такого: «Ой, все, я завтра не пойду, потому что там бабахают или мне страшно, мама забери меня обратно». Не спорю, есть разные случаи… Но большинство людей не теряют боевой дух. Если все живые, то кто-то шутит, прикалывается, разряжает обстановку. Возможно это защитная реакция организма, но юмор очень спасает.

— На фронте ты снимал видео, брал интервью у бойцов. Планируешь показать свой фильм на кинофестивалях?

— Я снимал кино, так как умею это делать. Попав на войну, я подумал: «Ё-маё, глупо было бы не снять!». Я брал интервью у бойцов, снимал их быт, снимал их в окопах. Человек может быть грубым или молчаливым в бытовой жизни, а когда спрашиваешь: «С чего началась твоя война? Как тебе здесь? Какая у тебя мотивация?», он начинает раскрываться. Война раскрывает людей, их характер и поведение. Ты видишь людей настоящими, без масок.

Съемка этого фильма позволила увидеть людей в чистом виде: как они говорят, действуют, ведут себя в экстремальных ситуациях. Ты видишь полную картину с большими деталями, чем когда ты просто в обычном социуме общаешься на тему рыбалки или машин. Это очень подкупает, это про доверие. Ты понимаешь, что этому человеку доверяешь в экстремальных ситуациях. Он не бросит автомат, не убежит, не крикнет: «Я сдаюсь!».

Я снимал на камеру GoPro и на телефон. Материал пока еще не разбирал. По сути этот фильм для самих бойцов – после победы они смогут увидеть себя и сказать: «А, так это ж я такой, да!..»

Я не ставлю перед собой далеко идущих планов. У меня была задача снять – я снял. Теперь у меня будет задача его смонтировать – я это сделаю. Потом моя «фокус-группа» в роте его посмотрит, и я пойму, что с ним делать дальше.

— Ты упомянул, что прошел через четыре госпиталя. Какие ранения ты получил?

— Сначала я был в госпитале в Дружковке, потом в Павлограде, Днепре и двух киевских госпиталях.

Помню, как на востоке мы вышли на позиции. Начинаем копать окопы, над нами зависает вражеский дрон и через 10 минут нас начинают «накрывать» — был очень плотный огонь. Когда рядом ложится мина или снаряд, у тебя звон в ушах. Я получил контузию и перелом ноги, у меня упало зрение. В том бою у нас был один 300-й и один 200-й.

Кроме плотного огня россияне ещё использовали магний. У них новая тактика – они выжигают посадки. И вот у нас начался пожар, загорелась посадка и одна из наших машин сгорела. Вторая машина была побита осколками так, что она не заводилась. Мы под огнем выезжали на одном пикапе – нас было 15 человек! Спасибо бойцу, который нас вывез.

Мы мчали по грунтовой дороге, она была вся испещрена воронками и канавами. У нас в кузове было 9 человек, они держались за воздух. Мы летели по этой дороге со скоростью 100 км в час, а то и больше. И нельзя было никого потерять, нужно смотреть, чтоб никто не выпал и не пострадал. Для водителя это либо мастерство, либо талант, либо везение. Когда мы заехали в город, я сказал бойцу, который нас вывез: «Знаешь, если я когда-нибудь захочу грабить банк, я возьму тебя к себе водителем»! А он признался: «Если честно, то я первый раз за рулём машины…»

— А ранее тебе приходилось эвакуировать с поля боя раненных побратимов?

— Да. Это был мой первый выезд на позиции. Помню, как один раненный парень вылез из окопа, увидел вокруг себя кучу мертвых тел и «на автомате» куда-то побрёл. Наш замполит его увидел, схватил под руки. Мы его еле дотащили до машины, потому что он потерял сознание, у него отказывали ноги. Я увозил его с позиции, он был в бреду. Я боялся, что не довезу его в госпиталь… Контузия бьет по нервной системе, могут отказать позвоночник, ноги, руки. Некоторые потом могут заикаться.

Я увозил раненного под минометным огнем, опасался пропустить нужный поворот и «нечаянно» заехать на вражеские позиции. А рядом все горит, полыхает, выстрелы и взрывы, пылает Лисичанский НПЗ… Картинка, как в кино про Апокалипсис!

— Что нужно украинской армии, чтобы победить в этой войне?

— Если не говорить об оружии, то основное – это стойкость. И не жалеть себя. Пока мы стоим, всё более-менее хорошо. Нам нельзя давать слабину ни в коем случае. Очень тяжело, противно, мрачно, грязно. И всегда подкрадывается мысль опустить руки, но этого нельзя делать.

Нужно на себя злиться, давать себе по рукам, давать себе «волшебные пендели», не смотреть новости. Политики и депутаты занимаются своим. Наше дело – заниматься своим. Когда ты думаешь о смерти, тебя охватывает страх. А страх можно побороть только злостью. Когда ты злишься на врага, у тебя появляется конкретная мотивация, ты понимаешь, кто в этом виноват. Тех, кто виноват – нужно наказывать.

— С какими сложностями ты столкнулся после выписки из санатория для военных?

— Я сейчас живу в двух параллельных реальностях. Это не поствоенный синдром. Сначала ты побывал на войне в окопах, потом приезжаешь в Киев и понимаешь, что это две противоположные реальности.

Я стараюсь не уходить в депрессуху. Многие говорят: «Вот, я там в окопах, под бомбежками, а вы здесь пьете, гуляете…» У меня как раз наоборот. Мы воюем как раз за то, чтобы люди могли работать и гулять.

А с другой стороны, здесь когнитивный диссонанс. Потому что, например, там мы едем по селу и я понимаю, что завтра-послезавтра этого села уже не будет, его просто сравняют с землёй. Та реальность и эта реальность диаметрально противоположные. А третья реальность – в телевизоре.

— То есть у тебя не вызывают раздражение те, кто сейчас в кафе и ресторанах курят кальяны, поют песни в караоке, танцуют, пока в другой части страны гибнут воины?

— Это хорошо, что в Киеве мирная жизнь. Моей дочери 21 год. Ради этого мы и воюем, чтобы вернувшись с фронта, я мог со своей дочерью сходить в кафе, прогуляться по улицам мирного Киева. А не сидеть с ней в бомбоубежище!

Мне, конечно, хотелось бы, чтоб «все как один встали на защиту Родины»! Но я понимаю, что так не будет. Всегда найдутся люди, которые возьмут в руки автомат и те, кто найдёт кучу причин и оправданий, чтобы этого не делать.

На войне всё либо чёрное, либо белое. У тебя нет полутонов. Ты понимаешь – там враг, а здесь свои. А в мирной жизни такого нет.

— Женя, какие у тебя планы на будущее? Куда дальше – снова на восток страны?

— От нас это не зависит – куда отправят. Планов много. Хочется воевать умно и современно – все-таки это война 21 века. Я прохожу обучение на оператора бесплилотника, хочу развиваться в этом направлении. И, конечно же, продолжать гонять на байке – это по-прежнему моя стихия!

Моему сыну сейчас 14 лет, через 4 года его призовут в армию. Мой главный план на будущее — сделать так, чтобы ему не пришлось продолжать эту войну! Не передать ему эту войну по наследству!

На востоке Украины очень красивые места, и мне бы хотелось после войны попутешествовать там на байке. Путешествовать, а не воевать!

 

(Оновлено 9:00)

«Planeta.Press»

Сколько ещё россиян намерены стать убийцами и рискнуть жизнью ради Путина?

Война продолжается уже почти год. На этом этапе как никогда очевидно, что завершить ее можно только за счёт военного превосходства одной стороны над другой. Поражением на поле боя либо российских военных, либо украинских. Все двери для дипломатии закрыты, особенно, при настойчивом упорстве Путина, главного заказчика февральской «операции», оттянуть неизбежное и не признавать свою ошибку. Самую масштабную стратегическую ошибку этого века.

Конечно, из уст прокремлевских мордашек, что упорно отрабатывают копейку и держатся за свои места у кормушки, можно услышать контраргумент, мол, Россия, якобы, много раз предлагала переговоры и как никто другой хочет скорейшего мира. Вот только по существу все, что Путин предлагает — это концепция принятия «новых реалий» украинцами. Где больше 7 000 зафиксированных убийств мирных жителей со стороны российских военнослужащих не будут отомщены. При этом все отчетливо понимают, что их в десятки раз больше. Чего только стоит Мариуполь. Реалии, где 20% территории Украины останется под российской оккупацией, где все факты насилия, пыток, издевательства будут забыты и прощены, а лица причастные к подобным зверствам останутся безнаказанными.

Так не получится, а потому придется воевать еще долго. В Кремле с этим давно смирились. По их логике, страна, где проживает больше 140 миллионов людей разных национальностей и меньшинств, из которых примерно 30% — это трудоспособное мужское население, может позволить себе долгую войну. Более того, в этом отношении, как и во многих других, отсутствует возможность коллективного принятия решений. Народ, который избирал власть для служения народу, не может в итоге ни повлиять на эту власть ни поменять на другую.

«Если отдана сверху команда умирать, значит будем умирать. Нашему президенту виднее, что и зачем»: такая логика пагубная по своей природе и базируется на слабости людского духа, на природном инстинкте не становиться на пути большой акулы, а подчиниться ей. На многолетнем притеснении прав и свобод, на отсутствии доступа к альтернативному мнению и нарративу всему происходящему, и напоследок, такая логика базируется на низком уровне жизни большинства жителей этой огромной, богатой и необъятной страны.

За долгих 23 года путинского правления поколение люмпенов и ксенофобов искусственно выращенных в инкубаторах постоянной лжи, запугивания и ненависти увеличилось в многократном размере. Плохая и тяжелая жизнь обесценивает саму возможность «жить». Человек, имеющий власть, деньги, авторитет — будет более охотно встречать рассветы и закаты. Напротив, человек лишенный вышесказанного, мыслит зачастую узко и примитивно. Такие люди уязвимы ко всем призывам «быстро и много заработать» и «стать героем для своей страны».

Для себя они видят в этом шанс не спиться, не продлевать свое заурядное существование годами, собирая копейку к копейке, а сделать хоть что-то полезное (как они полагают) и принести пользу близким и своей Родине. В случае с теми, кого заманить на войну деньгами не выходит, и у кого идет внутренняя борьба с совестью, придумали образ внешнего врага. И надо сказать, что это работает. Люди верят, что путинская война превентивная, а потому и правильная, что Россию хотели ограбить западные страны, а мы действовали на упреждение.

Есть и другая каста, так называемые «скурвишиеся» белые вороны, чей талант и навыки не были реализованы сполна, по разным причинам и обстоятельствам, а на фоне войны они получили возможность заявить о себе, подняться в социальном статусе, и приблизить свои рты к той самой заветной воровской кормушке. Они прекрасно осознают, что эта кормушка наполняется из бюджета страны, из кармана простых работяг и пенсионеров. Тем не менее, вся прилегающая роскошь, богатство и власть одурманивает сознание и манит к себе. Такие люди, ранее имевшие сердце и душу, скрещенную с принципами морали, в какой-то момент приходят к выводу, что лучше в этой стране быть сытым, обутым, одетым подлецом, нежели честным и добрым бедняком. Как говориться «на обиженных воду возят».

Все это вкупе с тотальным нежеланием Путина понести справедливое наказание, принять душой и телом ту очевидность, что миллиарды долларов, потраченных на создание альтернативной реальности для россиян, не обманут учебники истории наших потомков. Ведь помимо людских глаз и ушей, мы теперь живем в эпоху вездесущих «технологических глаз и ушей». От них спрятаться не выйдет, а их наличие в арсенале достижений человечества дает возможность предотвратить или, как минимум, существенно снизить количество инцидентов исторической несправедливости. Путинская война — ни что иное как захватническая. Исключительно в таком ключе она будет описана будущими историками, а все предметы, купленные на гробовые, медальки, и прочие воспоминания о том времени будут накатывать слезы горечи и боли, нежели какой-либо гордости и восхищения.

Путина абсолютно не волнуют жители России, про какой Донбасс вообще идет речь? Он готов урезать бюджетные расходы на медицину, науку, образование, только чтобы производство танков и снарядов не прекращалось. Он готов наблюдать из своего бункера, как его же люди вынуждены ежедневно выживать, экономить на еде и предметах базовой потребности, стоять в очередях за просрочкой, и доживать свои дни с пустым желудком, без какого-либо доступа к нормальной медицине или современным технологиям. И это все в государстве, где при желании за 23 года можно было отстроить тысячи больниц, школ, садиков. Отремонтировать, улучшить, и газифицировать миллионы домов.

Только за период с 2000 по 2017 год Россия получила 3,5 триллионов долларов доходов от экспорта нефти, газа, и продуктов их переработки. Жили ли бы все хорошо, надо было только грамотно всем распорядиться в интересах страны и народа, а главное, в рамках законодательства. Приумножить советское достояние, создать отечественные НИЦ, заводы и предприятия, привлечь лучшие умы планеты в Россию для развития технологий и науки. А по итогу, получилось обратное. Путин решил, что счастье и комфорт, или другими словами нормальная жизнь — это прерогатива для немногих, так сказать, избранных россиян.

Все, что он сейчас делает — это затыкает дыры стремительно идущего на дно корабля, прежде всего пропагандой, а к тому же и увеличением социальных выплат на 2023 год. Таким образом он создает иллюзию, что война — не проблема, ракет хватит, денег хватит, людей хватит. Некая видимость, что время играет на руку России. Как оказывается, люди успокаиваются. Вскоре после объявления частичной мобилизации в России в сентябре уровень поддержки войны упал до 34%. Уже в ноябре, когда призыв в ряды российских войск был официально завершен, этот показатель вновь вырос — до 80%. Сейчас он навряд ли ниже, ведь машина впаривания лапши и число ее работников только увеличилось.

Но все не вечно. По факту, только от продажи нефти в этом году Россия лишилась 100 млрд долларов доходов, распечатала ФНБ ещё в прошлом и сожрет половину его накопления в этом. Это верхушка, учитывая какой будет реальный уровень падения ВВП и инфляция в этом году. Не те сказки, что говорят нам проплаченные «аналитики» и представители ЦБ. В глубине души Путин это понимает, вот только подобно проходящему пубертатный период подростку, он неустанно доказывает себе и остальному миру, что все не так плохо.

Ему 23 года удавалось лавировать между скалами, вести гибридные войны, травить и убивать оппозиционеров, а теперь что по-другому? Какая-то там Украина сделает меня отождествлением фашизма и главного зла этого столетия? Нет, будем дальше воевать, до последнего проданного барреля нефти, до последнего поставленного кубометра газа, и до последнего мужчины способного держать в руках автомат. Все упирается в его страх потерять власть и собственную жизнь. Страх осознать, что он старый, что его время подходит к концу, а он не может и уже даже не успевают что-либо исправить.

Решается вопрос его истории и наследия, и это для него сакральные вещи. Он не может позволить себе уйти на тот Свет как неудачник, который развязал самую масштабную войну в Европе после 1945 года, и в ней же утонул с концами. При этом войну, которую можно было не начинать, обуздай он вовремя свои «питерские замашки», отжимать чужое. Грузия, Крым, Сирия Африка, Северный Кавказ вскружили Путину голову. Он вошел во вкус и решил не останавливаться. Но Украина оказалась слишком большим куском, чтобы так просто проглотить.

После искусной узурпации власти за годы путинского правления, где он подчинил всю вертикаль и залез в головы большинства россиян, он попросту не сможет смириться с поражением, смириться с мыслью, что все скоро закончиться. Надо отметить, что таких людей много. И речь идет не только про представителей высших эшелонов власти, силовиков и других ключевых личностей, которые так или иначе причастны к войне на Украине, или активно этому способствуют.

Все они понимают, что зарабатывают на крови, что вынуждены лицемерить и призывать своих же граждан отправиться на бессмысленную войну, где нельзя заработать ни славы, ни чести. Эта война, подобно маске кислорода, продлевает возможность дышать на свободе всем ее организаторам, спонсорам, а также всем подстрекателям принять в ней участие.

Такие люди уже давно потеряли связь с Богом и реальным миром, для них каждый россиянин с оружием на фронте это просто кусок полена в печи, для поддержания теплоты собственного тела, ни больше ни меньше. Можно сказать, что параллельно выживанию миллионов россиян в таких условиях идет также выживание властей. Вот только у последних это зависит нет от еды и хлева.

 

(Оновлено 8:00)

Украинская правда

Вранці 18 січня в Броварах Київської області впав гвинтокрил ДСНС. Він зазнав катастрофи неподалік від 14-поверхового житлового будинку і пошкодив будівлю дитячого садочка.

В Державній службі України з надзвичайних ситуацій повідомили, що гвинтокрил загорівся після зіткнення з дитсадком. Попередньо з’явилася інформація, що вертоліт міг спалахнути ще у повітрі, однак у поліції Київщини її не підтвердили, назвавши поки лише чутками.

Пожежу гасили близько години.

На борту гвинтокрила перебували 10 осіб. Всі вони загинули.

Окрім них загинуло ще четверо людей, серед них одна дитина. 25 осіб отримали травми (серед них 11 дітей), їх госпіталізували. Серед постраждалих також є вагітна.

Близько 16 години ДСНС завершила рятувально-пошукові роботи на місці трагедії.

Трагедія в Броварах. Що відомо про катастрофу гелікоптера з керівництвом МВС

 

 

(Оновлено 7:00)

Деловая столица

Юрий Вишневский, политический обозреватель

Стадия торга. Почему Путин передумал пугать Байдена

Кремль жалуется, что Запад отвергает переговоры

Путин провел первое нынешнее публичное мероприятие. Приурочен он к 80-летию прорыва блокады Ленинграда. Поэтому главную идею спектакля было нетрудно предсказать: мол, в качестве заблокированного врагом Ленинграда сейчас выступает вся Россия, но, как и тогда, «победа неизбежна». Именно такое выражение и употребил Путин, пытаясь внушить россиянам оптимизм.

Новый русский миф: «третья волна западного нашествия»

Накануне приезда Путина в Санкт-Петербург российские медиа, ТГ-каналы и z-блоггеры соревновались в прогнозах: что же скажет их «царь», чтобы взбодрить россиян и испугать «коварный Запад». Эти ожидания в целом имели свою почву. Довольно долгое время Путин избегал публичных мер . В декабре он отменил традиционную пресс-конференцию по итогам года, отменил выступление с посланием федеральному собранию и даже ежегодную встречу с олигархами также отменил. Поэтому логично было ожидать, что если он затеял спектакль, посвященный 80-летию прорыва блокады Ленинграда, там будут сказаны какие-то особые слова.

В принципе, что касается мифотворчества, то эту часть задачи можно считать более или менее выполненной. Путин не только провел параллель между нынешней Россией и блокадным Ленинградом. Это отождествление было ему нужно для того, чтобы поставить знак равенства между нынешней Европой, поддерживающей Украину, и континентальной Европой 80 лет назад, находившейся под контролем Гитлера и союзных ему режимов. «В блокаде Ленинграда принимали участие и совершали преступления представители очень многих европейских стран. Мы никогда раньше из-за определенной толерантности и для того, чтобы не портить отношения, не портить фон наших отношений, об этом не говорили», — заявил Путин.

Еще дальше пошел министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, также 18 января проведший в Москве пресс-конференцию, посвященную итогам прошлого года. «Так же, как Наполеон мобилизовал практически всю Европу против Российской империи, как Гитлер мобилизовал и захватил, поставил под ружье большинство европейских стран и бросил их против Советского Союза, сейчас США сформировали коалицию практически из всех европейцев, входящих в НАТО и членов ЕС, с той же задачей — окончательного решения российского вопроса», — заявил он.

В общем, Кремль всерьез занялся продвижением нового российского мифа — о «третьей волне западного нашествия». Предназначен этот миф, прежде всего, для внутреннего употребления, чтобы вызвать у русских патриотическое желание мобилизоваться на войну. Мол, первое нашествие, наполеоновское, подняло народ на отечественную войну, второе, гитлеровское, — на большое отечественное, а теперь идет третье нашествие, байденовское, и оно должно поднять народ на еще более грандиозную, супер-пупер отечественную войну. И война сейчас идет на территории, которую Россия объявила своей, поэтому Кремль убеждает россиян, что они обязаны встать на защиту страны от внешней агрессии.

«Предложений серьезных мы пока не видим»

Все эти пафосные заявления, по законам жанра, должны получить продолжение в виде угроз «американским захватчикам». Что-то очередное о ядерной бомбе и сверхзвуковом оружии с ультиматумом о возвращении НАТО в границы 1997 года. По всей вероятности, что в начальном сценарии такое продолжение было написано. Но Путин передумал пугать Джо Байдена.

Все его сказки о «неизбежной победе» ограничивались сюжетом «специальной военной операции» против Украины. И даже в рамках этого сюжета Путин не сказал ничего нового — он не решился ни ввести военное положение, ни объявить полномасштабную мобилизацию, ни хотя бы переименовать СВО в войну. И это при том, что миф о специальной операции очень мешает новому мифу о супер-пупере отечественной войны.

Причина, рискнувшая предположить, состоит в том, что Путин перешел от стадии гнева к стадии торга. Как известно, пять стадий примирения с неизбежным – это отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. И неизбежно для Путина это, конечно, не победа, а поражение. Сначала он это отрицал (и это было для нас хорошо — он больше полугода медлил с объявлением частичной мобилизации, потому что надеялся на легкую победу). Затем он перешел на стадию гнева и стал изображать из себя взбалмошного с ядерной кнопкой в ​​руке, чтобы все испугались и начали его удовлетворять. Но эти попытки уже никого не поражают и вызывают только смех. Поэтому Путин не стал озвучивать новые угрозы, а заставил говорить Лаврова.

Отметим, что российскому МИДу пришлось срочно менять свою позицию. Лишь несколько дней назад, 13 января, в МИД РФ заявили, что имеют новое условие для переговоров с Украиной: отсутствие «западных посредников». Директор второго департамента стран СНГ МИД РФ Алексей Полищук подчеркнул, что переговоры с Украиной должны быть прямыми. «И это было бы наилучшим вариантом, поскольку, как показывает практика, западные посредники часто преследуют свои цели и пытаются влиять на переговоры, действуя не для урегулирования конфликта, а в собственных политических и экономических интересах», — пояснил он.

Однако 18 января Лавров заявил, что российская сторона не собирается вести переговоры с президентом Украины Владимиром Зеленским. По словам Лаврова, переговоры возможны только с Западом, но со стороны Запада подобные предложения не поступали. «Вся эта болтовня западная о том, что «они-то готовы, а вот мы…» — это все от лукавого. Мы будем готовы на любые серьезные предложения ответить, но предложений серьезных мы пока не видим», — посетовал он.

Итак, вместо устрашения Байдена, Путин устами Лаврова просит о переговорах. Впереди еще длинный путь. И очень важно, чтобы США не дали Путину надежду что-либо выторговать на переговорах. Чем быстрее эта надежда умрет, тем будут проходить следующие стадии — депрессия и принятие.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Закончился триста двадцать девятый день войны. С фронта — никаких новостей. После мучительно долгого и кровавого взятия россиянами Соледара опять установилось равновесие… Надолго ли?

Все обсуждают войну Пригожина с генералами, а мне эта схватка жабы с гадюкой уже порядком надоела. Я не думаю, что мы выиграем от победы любого из этих гадов. Поэтому пусть их борьба будет вечной и пусть она забирает все больше ресурсов от войны с Украиной. В идеале — пусть обе стороны так ею увлекутся, что забудут для чего они вообще оказались в Украине.

Второй день публика обсуждает отставку Арестовича. А я все никак не могу понять как можно уволить человека из офиса президента, если он там и не работал никогда? И в какую отставку он подавал, если он сам нам рассказывал, что работает безвозмездно, добровольно и вне штата?

Я так понимаю, что у него просто был пропуск в офис президента (в простонародье — “вездеход”) и он мог заходить туда и беседовать с людьми. А поскольку в пропуске должно быть что-то написано, то и написали: “внештатный советник”. Никаких служебных обязанностей у него не было и никакими полномочиями он не обладал. Также, по его собственному признанию, он не был допущен к гостайне.

Кто-то уже написал, что его позиционирование на российский манер называлась бы “политолог близкий к администрации президента”. Вот это очень верное определение. И я именно так его и воспринимал. Если вся его отставка состояла в том, что он сдал “вездеход” (и то — не факт), то это означает, что теперь для того, чтобы попасть внутрь офиса (например к своему другу Михаилу Подоляку) он просто должен заказать заранее разовый пропуск. Я не могу всерьез обсуждать трагедию потери “вездехода” и по-настоящему оценить мужество добровольного отказа от этого сакрального документа.

А в целом он парень умный, никаких сомнений в его лояльности Украине в целом, и господину Ермаку в частности, у меня никогда не возникало и его эфир с Фейгиным после этой “отставки” я смотрел с таким же интересом как и до нее. Конечно после этой “отставки” проект под названием “Илья Пономарев” совсем захиреет, но он, на мой взгляд, и был мертворожденным, так что и с этой потерей мы справимся. Аминь.

Путин сегодня вполне предсказуемо никаких эпохальных заявлений не сделал. Так что все эти анонсы каких-то непонятных клерков и экспертов оказались очередной туфтой. Я, честно говоря, уже привык к тому, что всякий раз, когда начинается волна слухов о грядущем эпохальном выступлении фюрера, ничего в итоге не происходит и Путин зачитывает по бумажке очередную речь про коварный Запад и невинную российскую овечку. Поэтому вчерашнее объявление Пескова о том, чтобы мы ничего “такого” от путинского выступления не ждали, было даже излишним. Я, лично, и не ждал.

Так оно и случилось: он рассказал нам то, что мы и без него знали: в ленинградской блокаде помимо Германии участвовала еще и Финляндия. Он, правда, умолчал о том, что за год до блокады СССР напал на Финляндию и аннексировал треть ее территории. Но и это мы тоже знаем без него. Так что никакого открытия он своей речью  не сделал. Короче, это был тот редкий случай, когда Песков не соврал.

Что на мой взгляд является важной новостью и что, по моему мнению, недостаточно полно комментируется, так это предложение Путина по денонсации всех соглашений и конвенций, к которым присоединилась Россия когда вступала в Совет Европы.

В связи с тем, что ее оттуда изгнали, Путин и предложил Госдуме отказаться от всех обязательств, связанных с пребыванием России в этом Совете. Некоторые вещи стали просто констатацией того, что де-факто уже случилось: например, отказ от всех обязательств в области прав человека. Россия давно уже их не соблюдает и теперь, наконец, приведет свое законодательство в соответствии со сложившейся практикой. А то как-то странно смотрелись швабра и бутылка, избирательные карусели и фильтры, сроки “за дискредитацию армии” и запрет митингов в стране, которая считалась разделяющей европейские ценности.

Но особо я хотел бы подготовить вас, дорогие мои читатели, к теперь уже неизбежной, на мой взгляд, отмене моратория на смертную казнь и к тому, что Кремль вернется к старой, еще андроповской политике поддержки и финансирования международного терроризма. Ведь конвенцию о противодействии терроризму Путин тоже предлагает денонсировать.

Это будет означать на практике массовые расстрелы политических оппонентов Путина внутри России и поддержку всех “борцов с империализмом” по всему свету. Это и ХАМАС, и талибы, и “Аль Каида”, и ИГИЛ и вообще все ультралевые и ультраправые радикалы и исламские террористы внутри Европы и Америки.

Я думаю, что количество терактов в странах Запада и в Израиле теперь резко возрастет и достигнет уровня 70-х годов. Тогда КГБ активно сотрудничал и спонсировал весь этот террористический “Интернационал”. А согласно воззрениям Путина это ведь был “золотой век”. И он никогда не скрывал, что хочет вернуть мир туда, в 70-е.

Деньги на это он возьмет из наркотрафика и нелегальной торговли оружием, которыми Россия уже давно занимается на государственном уровне. Доказательств тому — вагон и маленькая тележка. Мне даже не лень углубляться в эту тему, настолько это очевидно.

Путин, понимая, что конвенциональную войну он проиграл, а ракетными обстрелами городов Украину не сломил, теперь перенесет войну на улицы западных городов и начнет новую фазу “гибридной войны”. И заранее подготовиться к этому — обязанность западных спецслужб.

Не исключено, что новым хитом станет экологический терроризм зеленых радикалов. И первые пробы пера идиотов из “Последнего поколения” в компании с безумной Гретой об этом свидетельствуют. Это сейчас они себя лишь приклеивают к дорогам, мешая движению транспорта. Но я легко могу себе представить как они будут взрывать какие-то объекты, которые, по их мнению, не вписываются в их концепцию “зеленого рая”. Как-то угольные электростанции, химические заводы и т.д.

Я не буду сегодня подробно описывать все слухи и прогнозы о грядущих поставках оружия Украине. Давайте дождемся пятницы. Пройдет очередной “Рамштайн” и все станет ясно. Нет смысла гадать на кофейной гуще. Ясно одно: идут серьезные переговоры и итог для Украины будет позитивным. Путин обречен. Но сколько он еще унесет жизней прежде, чем отправится в могилу — никто сейчас сказать не может.

Но то, что финал уже понятен, я лично не сомневаюсь. Ведь наше дело правое. Поэтому враг будет разбит, а победа будет за нами.

Слава Украине!

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 19 January: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий