BloggoDay 3 June: Russian Invasion of Ukraine

Фейсбук-огляд 3 червня 2022 р.

 

(Оновлено 17:00)

Гуго Карлович ™

Исполнилось 100 дней взятию Киева за три дня автозаками.

 

Вашингтонский Обком

Шольц: Украинцам сколько не обещай — всё мало!

 

Хроника деградации

К отцу погибшего на крейсере «Москва» матроса Егора Шкребца Дмитрию пришли «люди из серьёзного ведомства» и забрали его ноутбук «на экспертизу».

 

Кира Ярмыш

Отцу срочника, погибшего на крейсере «Москва», готовят обвинение в «терроризме». Это то, про что я говорила с самого начала: родителям не только не скажут, что их дети погибли, но ещё и будут преследовать тех, кто осмелиться говорить об этом. Путин людоед. Буквально

 

восхищённый болгарин™

Захарова:

Если вы хотите решить проблему мирового голода, то должны отменить санкции, очевидно же.

Очевидно только одно – одна ебанутая старая крыса продолжает шантажировать мир голодом. А мир продолжает думать — как сохранить ебанутой крысе её морду.

 

(Оновлено 16:00)

Пездуза

⚡️Путин занял первое место на международном конкурсе крысоты

 

Пездуза

⚡️«Планировалось закончить за 3 дня». Минфин потребовал от Украины неустойку за каждый лишний день спецоперации

 

Сверх_Держава

Путин войдёт в историю как абсолютное зло. Он станет мерилом зла.

 

Сверх_Держава

Других мер удержания специалистов для вас нет

 

ЯR

Какой контраст в сообщениях о гибели людей на этой проклятой войне, которую устроил Путин.

Со стороны Украины: погиб музыкант, погиб учитель, погиб спортсмен, погиб врач, погиб художник.

Со стороны РФ: погиб Иван Забродов из деревни Большие Мхи, где не было работы и нихуя не было

 

 

(Оновлено 15:00)

«Апостроф»

Полномасштабная война России против Украины продолжается вот уже 100 дней — за это время произошло немало событий, которые навсегда лягут в архив не только украинской, но и мировой истории. И хотя война продолжается, нельзя игнорировать прошедшие 100 дней, которые изменили нашу страну до неузнаваемости.

«Апостроф» рассказывает о том, что за этот период удалось достичь российским оккупантам, на каких направлениях удача сопутствовала ВСУ и каким образом на российско-украинскую войну отреагировали в мире.

100 дней войны: чего хотели оккупанты и чего добились ВСУ

 

«Гордон»

Александр Невзоров  Встать в шеренгу расстрельщиков проще, но я встаю на сторону жертвы. Чертовски благодарен украинцам, что позволили мне занять место среди них

Про украинское гражданство. Без лишних слов.

Все предельно просто. Что такое война в Украине? (Если смыть с события политическую и национальную риторику). Это преступление.

Есть преступник и есть жертва преступления. Есть убийца и есть тот, кого он убивает или пытается убить.

Преступник – Россия. Жертва – Украина. Это невозможно оспорить или опровергнуть. Это факт. Ну, а дальше каждый делает свой выбор: помогать преступнику или спасать его жертву.

Если бы каждый из 140 млн россиян заслонил бы собой поставленную к стенке Украину, то не было бы ни Бучи, ни Мариуполя, не было бы сотни тысяч трупов и тех миллионов смертей, в которые еще обойдется затея спятившего диктатора.

Да, встать рядом с тем, кого расстреливают, не всегда комфортно. Вероятно, проще встать в шеренгу расстрельщиков. Каждый сам делает свой выбор. Важно понимать, что третьего варианта не существует.

Я встаю на сторону жертвы.

И я чертовски благодарен тем измученным, отчаявшимся, окровавленным людям Украины, что позволили мне занять среди них место.

 

«Фокус»

Как за 100 дней войны с Россией изменился главнокомандующий и главный дипломат Украины – президент Владимир Зеленский.

100 дней трансформации Зеленского. Как изменился президент за время войны

 

«Новая газета Европа»

Ольга Мусафирова   На обратной стороне войны

Как изменилась Украина за 100 дней с момента российского вторжения. Объясняет наш корреспондент в Киеве

Сто «юбилейных» дней — привыкание к реальности. Привыкнуть и смириться — в данном случае это совсем не одно и то же. Да и война России против Украины, важно не забывать, длится с апреля 2014 года, превзойдя по срокам Вторую мировую, с которой было принято сравнивать, сопоставлять все, от степени страданий до образцов героизма.

Сто минувших дней — новый отсчет времени для украинцев. В том смысле, что теперь война бьет в прямом и переносном смысле по каждому из нас. Она больше не локализована в Донецкой и Луганской областях и в аннексированном без единого выстрела Крыму. Хоть еще не до каждого из нас дошло:

окончание активных боевых действий не будет означать камбэк в условное 23 февраля, лучше — прошлого года, когда значительная часть граждан, включая президента Зеленского, считали полномасштабную войну с Россией невозможной.

Боюсь, для этого потребуются следующие сто дней. То, что сейчас идет исторический процесс, а именно — окончательный разрыв колонии с метрополией, мир быстрее не осознает.

Но изменения в украинском обществе уже очевидны. Перечислю их в порядке субъективных оценок автора заметки.

Вот главное: отношение к армии как к социальному институту, без которого безопасность страны — пустой звук. Очереди добровольцев от 18 до 60 и старше в военкоматы, которые выстроились 24 февраля не только в Киеве, даже в теории отменили вопрос «За кого (за что) они воюют?» «Они» — это «мы».

Можно предположить: потребности министерства обороны и оборонно-промышленного комплекса в среднесрочной перспективе постараются удовлетворять приоритетно и максимально. Реорганизация, модернизация, перестройка экономики, даже «пушки вместо масла» получат поддержку миллионов избирателей, которым пришлось надеть «пиксель», пережить гибель родных, стать беженцами, испытать кошмар оккупации. Украина, расставшись с ядерным оружием, наследством СССР, ни разу не смотрела всерьез в милитаризованное будущее. Теперь же первая часть известной триады президента Порошенко «Армія. Мова. Віра» принята всем сердцем. Да и вторая тоже…

Украинский язык за сто дней окончательно превратился в маркер «свой» — «чужой». Никогда за годы — годы! — государственной независимости процесс возвращения украинского в межличностное общение не был настолько мощным, естественным и демонстративным.

Гуманитарное волонтерство — явление, которое родилось на Майдане и развилось после него, — выросло во взаимопомощь в масштабах страны. Объективно это чудо: ведь доходы большинства упали. Да, чужое горе пока не вызывает желание снять с себя последнюю рубашку в ста случаях из ста. Историй, когда жители западных, условно безопасных областей, сдавали в аренду за сказочные деньги собственное жилье тем, кто вырвался из-под бомбежек и не вполне ориентировался в пространстве, а сами, в статусе беженцев, осваивали Европу, тоже хватает. Но потребность делиться, отдавать безвозмездно, помогать незнакомым стала очень велика. Помощь армии, повторюсь, идет особой строкой: тут невозможного, кажется, нет.

Очередное изменение коснулось целых регионов, политических сил и отдельных личностей. Например, Одесса и Харьков больше не воспринимаются как центры пророссийских настроений. Конструкция путинского мифа о едином народе там рухнула, раздавив и многочисленные жизни, увы. В то же время телеэкраны с «Говорит и показывает Москва» посреди гигантского кладбища, то есть, Мариуполя, выглядят как высшая степень лицемерия. Конечно, уцелевшие горожане подтвердят на камеру, что им стало жить лучше, веселее… Назовет ли достаточно категоричное украинское общество этих людей предателями? Мой ответ — на сей раз нет. От заложников нельзя вообще ничего требовать.

Восемь лет назад в схожей ситуации оказались Донецк с Луганском, прошедшие все этапы: сострадание, потом раздражение, следом — приговор «сами виноваты».

Последнее поставило под вопрос целесообразность освобождения этих территорий: там же сплошь коллаборанты остались… Хотя в оккупированном Херсоне до сих пор собираются протестные акции, а назначенная россиянами градоначальница Мелитополя молит об отставке — боится, в том числе, и земляков.

Прокремлевская оппозиция в лице «Оппозиционной платформы — За жизнь» идейному восстановлению не подлежит. Обломки партии в Раде сбились в депутатскую группу под названием «Платформа за жизнь и мир» и в сторону Москвы даже не смотрят. Виктор Медведчук, больше известный как «кум Путина», сидит в СИЗО, дает показания. Другой сопредседатель партии, Вадим Рабинович, сразу после вторжения призвал Зеленского договориться с Путиным (читай — сдаться) и с тех пор тихо, без комментариев коротает дни в Израиле как рядовой олигарх на пенсии. А пророссийский до мозга костей бывший народный депутат Александр Вилкул возглавил военно-гражданскую администрацию Кривого Рога, организовал оборону города и так непечатно припечатывает агрессора и его политику, что хочется порой себя ущипнуть: не сон ли?

Надежды достучаться до так называемых простых россиян и рассказать, что творит их страна с Украиной, практически ни у кого нет. Желание «достукиваться» тоже пропало. Интерес к России скорее прикладной: не слышно ли из телевизора похоронного марша? «Лебединое озеро» не показывают? Ну, сто лет вас бы не видеть, то есть, пару поколений, как минимум, — плохих, хороших, средних, не имеет значения. 92 процента украинцев относятся к соседней стране плохо, — подтверждает соцопрос, который провел в середине мая Киевский международный институт социологии (КМИС).

Нет сомнений, что вскоре для граждан РФ введут визовый режим. Президент Зеленский поддержал соответствующую петицию и попросил правительство «проработать указанный вопрос». С начала независимости тему поднимали много раз, в основном, представители национал-демократического лагеря. Но побеждали умеренность и осторожность: «Получим зеркальный ответ, пострадают родственные и дружеские связи. И что скажут наши заробитчане?» После 2014-го появился аргумент: в России находятся сотни украинских пленных, визовый режим усложнит процесс правовой помощи.

Все прежние доводы уничтожены крылатыми ракетами. Сто первый день большой войны только добавит отчуждения.

 

«Синьхуа»

Международное обозрение: 100 дней конфликта между Украиной и Россией. Что дальше?

Москва, 3 июня /Синьхуа/ — 3 июня исполняется 100 дней с начала специальной военной операции РФ в Украине. Российская сторона подчеркивает, что будет продолжать операцию, пока все заявленные цели не будут достигнуты. Украинская — заявляет, что будет бороться до конца. Страны Запада во главе с США оказывают сильнейшее давление на Россию и продолжают наращивать поставки оружия в Украину.

Аналитики считают, что в условиях, когда переговорные позиции России и Украины крайне далеки друг от друга, а США и Запад «подливают масло в огонь» конфликта, ситуация будет только обостряться, и надежды на мир в краткосрочной перспективе нет. Исход конфликта между двумя странами, скорее всего, будет решаться на поле боя.

Военные действия продолжаются

После перехода Мариуполя под контроль войск РФ основные боевые действия переместились в северо-восточную часть Донецкой области и западную часть Луганской. Северодонецк рассматривается украинской армией как один из важнейших опорных пунктов в Донбассе. Российская сторона стремится окружить или расчленить и уничтожить северодонецко-лисичанскую группировку ВСУ. Там идут ожесточенные бои. Российские войска взяли под контроль часть Северодонецка, но украинские части продолжают сопротивление.

Российская армия, по мнению аналитиков, владеет инициативой. Президент Украины Владимир Зеленский недавно признал, что ситуация на фронте очень сложная. 29 мая он посетил передовые позиции ВСУ в Харьковской области, чтобы поднять боевой дух армии. В социальных сетях он заявил, что «мы будем защищать страну до последнего человека, продолжим борьбу и обязательно победим».

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что спецоперация будет продолжаться, пока не будут выполнены все поставленные задачи.

Главная задача российской армии на данном этапе, как заявил аналитик Константин Сивков, состоит в уничтожении наиболее боеспособной части Вооруженных сил Украины, которая сосредоточена на «Донбасской дуге» от Харькова до Мариуполя.

Военный эксперт Алексей Леонков уверен, что поражение украинской армии в «битве за Донбасс» предрешено. По его мнению, наиболее рациональным выбором для украинской стороны был бы вывод войск из укрепрайонов Донбасса и попытка организации новой линии обороны.

Эксперт Украинского института будущего Игар Тышкевич, напротив, считает, что российская армия в краткосрочной перспективе не способна контролировать всю территорию Донбасса, и пока сложно предсказать, как долго продлятся боевые действия.

Позиции сторон пока несовместимы

В настоящее время переговоры между Россией и Украиной приостановлены. Россия неоднократно заявляла, что не закрывает двери для переговоров, но «мяч на украинской стороне».

В. Зеленский подчеркнул, что для возобновления переговоров российская армия должна отойти на позиции до начала специальной военной операции в Украине.

Заместитель председателя Совета Безопасности России Дмитрий Медведев заявил, что условия перемирия, предложенные В. Зеленским, в принципе неприемлемы. Он считает, что решения о своей судьбе Донецк и Луганск приняли окончательно и обратно не вернутся, а в России нет и никогда не будет политической силы, которая бы согласилась даже обсуждать судьбу Крыма.

Предпринятые в последнее время усилия некоторых европейских лидеров — президента Франции Эммануэля Макрона, премьер-министра Италии Марио Драги, канцлера Германии Олафа Шольца, а также президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана — активизировать диалог по украинскому вопросу успеха не имели.

По словам украинских экспертов, конфликт уже превратился в полноценную войну и даже если какое-то перемирие будет достигнуто, то оно будет очень хрупким.

Российский военный политолог Александр Перенджиев уверен, что Киев несамостоятелен в принятии решений и поэтому нет смысла с ним разговаривать. Вести переговоры имеет смысл с Западом, но Запад пока не готов к серьезным переговорам, отметил эксперт.

Запад подливает масло в огонь

С тех пор, как Россия начала военную операцию, США и Запад усиливают давление на нее, одновременно наращивая военную помощь Украине.

Президент США Джозеф Байден 31 мая одобрил поставку Украине очередной партии оружия, в том числе реактивных систем залпового огня. 28 мая Минобороны Украины сообщило, что страна получит партию противокорабельных ракетных комплексов «Гарпун» из Дании, Великобритании и Нидерландов. ЕС принял шестой пакет санкций против РФ, который включает частичное эмбарго на импорт российской нефти.

Украинский политолог Андрей Бузаров напоминает, что недавно Дж. Байден подписал законопроект о выделении Украине помощи на 40 млрд долларов. Он ожидает, что США продолжат усиливать военную помощь Украине в будущем.

Россия решительно осуждает продолжающиеся попытки Запада «подлить масло в огонь» конфликта. Президент России Владимир Путин подчеркнул, что продолжающаяся накачка Украины западным оружием может привести к дальнейшей дестабилизации обстановки и обострению гуманитарного кризиса.

Действия Запада против России министр иностранных дел РФ Сергей Лавров определил как «гибридную войну», а поставку в Украину оружия членами НАТО — как их участие в «прокси-войне».

 

ВВС News Україна

Приїхавши до української столиці у січні, я вирішив зайти до супермаркету поруч із моєю квартирою. Там було удосталь продуктів: м’яса, овочів, пива.

«Все це блеф, ми вже у стані війни», — так зазвичай реагували люди, коли я запитував, чи турбує їх те, що на той час здавалося немислимим.

За п’ять тижнів усе змінилося. Дехто на Заході давав Києву 72 години.

Минуло 100 днів. За цей час місто пройшло шлях від нормального життя до повної темряви, а тепер вступає у якесь непевне затишшя.

До довоєнного життя ще далеко, але місто не здається.

Джеймс Вотергаус  Сотий світанок війни. Як Київ зустрів напад Росії та чим живе зараз

 

 

«Факты»

«Хочу обнять родных из Москвы и их ненавижу»: письмо украинки российскому журналисту

Российский журналист Роман Супер, ныне проживающий в Европе, на своей странице в Фейсбуке публикует письма отчаяния, покаяния, боли своих современников, оказавшися по разные стороны фронта, добра и зла. В основном Роману пишут коллеги-соотечественники. Некоторые его адресаты анонимны, потому что не все могут и готовы нести персональную ответственность за нынешнюю реальность. Пишут Роману Суперу и украинцы. Одно из таких сообщений журналист опубликовал в Фейсбуке.

«Очень люблю это письмо от украинки, — пишет Роман Супер, — в котором на пальцах объясняется, что сраная война сделала с отношениями братских народов; и как желание обнять теперь живёт вместе с желанием убить.

***

Добрый день, Роман!

Я из Украины, мы полтора месяца с дочерью просидели в подвале под ракетными ударами, градами и запрещенными кассетными бомбами.

Дочь в четырнадцать лет знает разницу в звуках от этих взрывов. Никогда бы не подумала, что моя мама и дочь одновременно будут иметь статус «ребёнка войны». Только войны разные.

В какой-то момент, когда меня спрашивали друзья, родственники из вашей страны о том, как у меня дела, я стала отвечать одним словом — «нормально». И так многие сейчас отвечают.

Почему? Да потому, что ничего не меняется. Чувствуем мы себя хреново. Приходит день, когда этот вопрос начинает раздражать. Пока идет война, а вы знаете, что она идет, не задавайте этот вопрос. Хочется ответить — страшно, больно, не известно как будет дальше, обидно, злость такой силы, которой еще не знала наша Земля. Я например, думаю о том, смогу ли я и моя семья вернуться в родной город на юг Украины. Останется ли любимая квартира целой. Дочь, когда покидали дом, со слезами на глазах стены гладила и целовала. На это было больно смотреть. В сердце и душе огромная бездна и сколько не пытаюсь увидеть дно этой дыры, не вижу. Нет дна, бесконечность боли.

Мы очень устали от этого вопроса — «как дела».

Мы сейчас не очень любим вас. Это от бессилия и боли. И по-другому пока не будет.

Вспоминаются слова Юрия Шевчука из ДДТ. Когда он позвонил другу в Киев и задал ему вопрос:

— Вы сейчас нас сильно ненавидите?

— Да.

— А обнять меня хочешь?

— Да, хочу.

Вот так и я. Хочу обнять родных из Москвы и их ненавижу».

 

РБК-Украина

Украинская православная церковь (Московского патриархата) подчеркнула свою независимость от Москвы, но на полный разрыв связей с РПЦ так и не пошла. В каком статусе сейчас оказалась УПЦ (МП) и каким может быть ее будущее – подробнее в материале РБК-Украина.

Милан Лелич  Без Москвы. Есть ли шанс на объединение православных в Украине

 

 

(Оновлено 14:00)

«Главком»

Патріарх Філарет скликає Всеукраїнський об’єднавчий собор. Онуфрій і Епіфаній мають визначитися

Роз’єднання українського православ’я є наслідком не тільки історичних обставин, але й роботи ворогів України

Святійший Патріарх Київський і всієї Руси-України Філарет ініціює скликання Всеукраїнського помісного православного собору, в роботі якого взяли б участь представники всіх трьох гілок українського Православ’я. Про це патріарх написав у своєму зверненні.

«На мою думку, цей собор має прийняти рішення про об’єднання в єдину помісну апостольську Українську Православну Церкву з патріаршим управлінням та проголосити повну автокефалію. Перед тим закликаю представників Церкви зустрітися для обговорення регламенту собору та визначення дати його проведення», – написав він.

Як відомо, сьогодні українське православ’я розділене на три гілки, а саме: Українська Православна Церква Московського Патріархату, Православна Церква України під опікою Константинопольського Патріарха та Українська Православна Церква Київського Патріархату. Філарет вважає такий стан речей «великою бідою для всього українського народу, бо це духовно послаблює Україну».

«Постання єдиної помісної Української Православної Церкви, незалежної від чужих релігійних центрів із Патріархом на чолі, принесе духовну консолідацію українській нації та пришвидшить нашу перемогу над безбожним агресором і зможе гарантувати подальший розвиток нашої держави. Ми зобов’язані об’єднати все українське Православ’я в одну Церкву», – наголосив очільник УПЦ КП.

Філарет заявив, що Українська Православна Церква Київського Патріархату (УПЦ КП) візьме участь у об’єднавчому соборі та закликав митрополитів Онуфрія та Епіфанія долучитися до діалогу.

«Заявляю, що Українська Православна Церква Київського Патріархату візьме участь у такому об’єднавчому Всеукраїнському православному соборі, аби сказати всім: Господь посеред нас! Особисто я готовий до зустрічі в будь-який час із Його блаженством митрополитом Київським і всієї України Онуфрієм і Його блаженством митрополитом Київським і всієї України Епіфанієм для братського діалогу в дусі Христової любові задля досягнення духовної єдності», – йдеться у зверненні.

Філарет також нагадав, що своїми діями, під час російсько-української війни, керівництво Московського Патріархату поставило себе на бік окупанта та агресора. Він наголосив, що церква повинна бути зі своїм народом.

«За таких умов питання самоідентифікації УПЦ МП, подальшого перебування в Україні Московського Патріархату, який благословляє війну, служить інтересам Кремля, набуло особливої актуальності. Справжня церква мусить бути зі своїм народом, на боці правди. Вона повинна розділяти скорботи та радості, надихати та підтримувати, благословляти на перемогу над ворогом. У незалежній державі має бути незалежна Церква», – зазначив патріарх.

На думку Філарета, нинішнє роз’єднання є наслідком не тільки історичних обставин, але й роботи ворогів України, які зацікавлені, щоб у нас не було єдиної потужної духовної сили, здатної консолідувати суспільство. Також, як зазначає патріарх, не всі в православному світі хочуть, щоб з’явилася найбільша Православна Церква, якою, у випадку об’єднання, стає помісна апостольська Українська Православна Церква.

«Багато хто прагне дивитися на нас, спадкоємців тисячолітньої київської християнської традиції, як на неофітів, недосвідчених дітей, яким потрібен поводир чи батько. Твердо переконаний, що всі гілки нашої розділеної Української Православної Церкви можуть об’єднатися навколо ідеї повної автокефалії з Патріаршим устроєм на чолі. Будь-яка залежність від інших престолів є ознакою меншовартості та працює на роз’єднання українства. Лише київський патріарший престол може згуртувати всіх нас і забезпечити належний розвиток Української Православної Церкви. Українська Церква має всі підстави бути Патріархатом і жодних канонічних, богословських чи будь-яких інших перешкод цьому немає», – наголосив він.

Філарет також позитивно оцінив дискусію, незалежницькі прагнення, які розпочалися в середовищі УПЦ МП та отримали свій вияв у рішеннях Помісного собору від 27 травня 2022 р.

«Вочевидь, вони є перехідними та наслідком компромісу. Православ’я не знає статусу «незалежної» Церкви, а існують поняття автономної або автокефальної. Якщо єпископат, духовенство, чернецтво та віряни УПЦ МП твердо вирішили відокремитися від Московського Патріархату, то їх шлях неминуче приведе до автокефалії, а тут відкривається перспектива загально-православної єдності України, можливість загоїти давню церковну рану», – зазначив патріарх.

Нагадаємо, Собор УПЦ МП 27 травня висловив незгоду з позицією патріарха московського Кирила щодо війни в Україні та ухвалив необхідні рішення та зміни до Статуту УПЦ, що свідчать про повну незалежність церкви.

Водночас в ухвалі Собору наголошується, що для того, щоб діалог відбувся, представникам ПЦУ необхідно «припинити захоплення храмів та примусові переклади парафій УПЦ, усвідомити, що їхній канонічний статус, як він зафіксований у Статуті ПЦУ, є фактично неавтокефальним і значно поступається свободам та можливостям у реалізації церковної діяльності, які передбачені Статутом про управління УПЦ, а також вирішити питання канонічності ієрархії ПЦУ, адже для УПЦ, як і для більшості помісних православних церков, цілком очевидно, що для визнання канонічності ієрархії ПЦУ необхідне відновлення апостольської спадковості її єпископів.

Учасники Собору також звернулися до влади України та Росії з проханням продовжувати переговорний процес та пошук «сильного та розумного слова, яке змогло б зупинити кровопролиття».

 

«Главред»

Анатолий Октисюк  Война на истощение: зачем Россия стремится заморозить боевые действия в Украине

Если война затянется, может появиться новое АТО в пяти-семи регионах и дополнительно будут осуществляться ракетные удары. А это вернет нас в период 2014-2015 годов.

Полномасштабная война в Украине продолжается уже 100 дней. Вариантов дальнейшего развития ситуации в Украине может быть несколько.

Первый и наиболее вероятный — заморозка этой войны. Условно говоря, Россия скажет, что она победила, Путин объявляет о завершении спецоперации — мол, за то, что всех целей спецоперации было достигнуто. После чего Россия делает консервацию — окапывается на этих территориях. Тем более, мы видим, что Россия хочет аннексировать эти территории и присоединять их к «рублевой зоне», проводить паспортизацию и тому подобное.

Именно поэтому Россия отвоевывает эти территории, создает там свои базы, заводит на них войска и требует от Украины договариваться. Если точнее — «принять новую реальность», как говорит Песков.

Конечно, Украина такой вариант не поддерживает, потому что для нас это невыгодно, ведь мы хотим деоккупировать территории. Поэтому это будет означать продолжение активной фазы войны — и мы, и русские будут воевать и наступать.

Второй вариант — продолжение войны, в течение которой Украина будет пытаться отвоевать захваченное, а Россия — завоевать еще больше. То есть, например, захватить всю Запорожскую область, а в перспективе и Одесскую, Николаевскую, чтобы отрезать Украину от моря. Но в таком случае это будет война на истощение — в определенный период может дойти до того, что ни Украина, ни РФ не смогут наступать. Вследствие этого может появиться определенная линия соприкосновения, где бои продлятся очень долго.

То есть тогда может появиться новое АТО и вместо двух регионов будет пять-семь и дополнительно будут осуществляться ракетные удары. А это де-факто вернет нас в период 2014-2015 годов, когда у нас будет продолжаться полузамороженный конфликт с угрозой в любой развернуться в полномасштабный. За это время Россия снова будет накапливать ресурсы, а Украина будет еще милитаризироваться.

Третий вариант и наиболее желательный для нас предполагает изменение системы в России, а также смерть Путина, дезинтеграцию государства, ее распад и возможность восстаний. Но этот же вариант пока наименее вероятен.

Единственный «плюс» для Украины в случае аннексии территорий на юге в том, что и Крым, и Донбасс, и Запорожье, и Херсон окончательно положит все в один пакет и тогда уже не будет никаких дипломатических возможностей, чтобы говорить о том, чтобы какие-то из этих территорий оставить России.

Насколько при таких условиях может растянуться горячая фаза, сейчас не скажет никто. Все может закончиться летом, или же еще через 10 лет. Украина 8 лет жила с войной на Донбассе, но серьезно общество начало воспринимать ее лишь тогда, когда дошла до окраин Киева. То же самое может произойти и теперь, потому что есть очень много неизвестных. В частности, мы не знаем, какими будут поставки западного вооружения и какими будут их объемы, что будет с украинской экономикой, ведь кроме оружия и армии, нужна работающая экономика, не устанет общество от войны и тому подобное.

Ресурсы для ведения войны у России будут — у них есть оружие, люди и критических затрат на ведение войны у них нет. И когда они перейдут в режим обороны, это потребует с их стороны еще меньше резервов и оборону они смогут выполнять даже за счет местных сатрапов, которые на них будут работать. К тому же, они в случае аннексии будут вынуждены будут держать здесь регулярную армию и даже заводить сюда солдат — срочников.

Главный риск, который сейчас для них существует — нефтяное эмбарго и полное отключение банковской системы от SWIFT. Но над этим надо работать, потому что их экономика «в плюсе» за счет высоких цен на энергоносители.

 

«Буквы»

 Оксана Глєбушкіна – корінна жителька Херсона, яка від початку війни 62 дні пробула в окупації, а 2 травня виїхала з міста разом з мамою, донькою, колегою та її донькою. Виїхала після того, як 30 квітня зник зв’язок – і це дуже допомогло, оскільки через це окупанти, блокпости яких стояли уздовж траси у бік Берислава-Кривого Рогу, ні разу не перевірили телефон, хоча зазвичай роблять це дуже уважно. Також вона вважає удачею те, що її авто жодного разу не потрапило під обстріл, як це бувало з багатьма.

 Владіслава Діденко  Говоріть про Херсон! – історія життя в окупації

 

«Deutsche Welle«

Через три дня все закончится, думали многие до нападения России на Украину. Спустя три месяца конца войне не видно. Самая опасная фаза начинается и будет долгой, считает Роман Гончаренко.

Комментарий: 100 дней войны — Почему мир в Украине сейчас иллюзорен

 

«Грани. Ру»

Джаба Девдариани   Ступор войны

Крупнейшие государства ЕС оказались не готовы к войне — политически и морально. Нынешнее поколение западноевропейских лидеров — продукт многолетней «мирной бюрократии». Они отказываются признать новую военную реальность, которая меняет и экономику, и общество. Автор этой колонки — бывший грузинский дипломат, основатель издания Civil.ge. Оригинал выходит на французском в издании Desk Russie.

Европейский Союз — это мирный альянс, но его создавали люди, хорошо знавшие, что такое война. Они понимали, что моральное и политическое требование «никогда больше», громко прозвучавшее после окончания Первой мировой войны, оказалось недостаточным для установления прочного мира. Вместо этого они решили создать в качестве основы систему экономической взаимозависимости в сфере стратегических ресурсов (в первую очередь угля и стали), которая со временем привела к созданию тонко отлаженной политической надстройки, позволяющей дробить элементы, разжигающие конфликт, на мелкие кусочки, чтобы они могли быть «переварены» европейскими институтами, не приводя к вооруженным столкновениям.

Сложившаяся в результате политическая система обеспечила западной части континента продолжительный мирный период. Приятно было бы думать, что непрозрачный, медленный и технический характер ЕС — это не проблема, а особенность: споры о форме банана или размере анчоуса вряд ли перерастут в военный конфликт. Однако этот «бюрократический мир» породил поколение политических деятелей, которые не привыкли думать о войне как о политическом, экономическом и социальном процессе и главное — не представляли себе, что она может начаться на их собственной территории.

Так часто повторяемая европейская мантра «у конфликтов не существует военных решений» глубоко ошибочна: конечно, все «решения» межгосударственных и даже внутригосударственных конфликтов являются по сути политическими. Но войны — военные действия — создают условия, в которых определенный исход конфликта более вероятен, чем другой. Поэтому, поддерживая интерпретационные нарративы Кремля и сохраняя нерешенными замороженные конфликты у российских границ, Европейский Союз превратился в такое образование, которое зачастую совершенно беспомощно перед лицом навязываемых Москвой «военных решений».

Такова цена, которую Западная Европа заплатила за сохранение мирного менталитета: она обменяла пространство на периферии Европы на время, необходимое ее центральному двигателю для создания экономической мощи. Это придало ей необходимую устойчивость, чтобы, как мы надеемся, преодолевать любые разногласия без необходимости вступать в вооруженный конфликт, тем более что счет за военную подстраховку оплачивали США.

Однако, как показывает война в Украине, трудно притворяться, что ты не воюешь, когда твой противник воюет с тобой. Хотя прошло три месяца после жестокого и тотального вторжения России в Украину, многие европейские лидеры до сих пор умудряются в одном и том же предложении заявлять, что «война вернулась в Европу» и что «мы не воюем». Такие заявления можно было бы осудить как лицемерные, но они опасны именно тем, что зачастую речь идет об искренней убежденности.

Как показывают так называемый «мирный план», предложенный Италией, и постоянные жесты президента Эмманюэля Макрона и канцлера Олафа Шольца в сторону Кремля, западноевропейские лидеры не могут удержаться от того, чтобы думать уже о «послевоенном» периоде, поскольку для них война — это аберрация, а мир — нормальное состояние. Это убеждение, подкрепленное крайне избирательной исторической памятью, опасным образом не соответствует менталитету их оппонента. Для Путина, его клики силовиков и, к сожалению, для многих простых россиян война — это константа, а мирное время — это период для адаптации, перегруппировки и контратаки.

Чтобы более эффективно дискутировать с Путиным и достичь прочного мира, европейские лидеры должны перестать заглядывать в будущее «после войны», а вместо этого сосредоточиться на ситуации, в которой мы находимся сейчас, — ситуации войны. Как показывает огромное количество исследований, исторически война — одно из самых обычных состояний человеческого социального существования, и это процесс, который создает свои собственные системы стимулов. То, что большинство этих исследований проводилось на других континентах, не означает, что мы, европейцы, должны игнорировать их результаты.

Наиболее заметное социально-экономическое последствие войны — массовый поток беженцев. Европейцы все еще рассматривают это явление в основном через призму милосердия, но его последствия, вероятно, будут иметь долгосрочный характер. Предыдущие волны беженцев из России и Восточной Европы оказали глубокое влияние на западный мир, и не только в негативном смысле — вспомните всех художников и писателей, бежавших от русской революции, чтобы обогатить то, что мы называем европейской культурой. Украинские беженцы, которые скорее всего осядут в Центральной и Восточной Европе, вероятно, окажут влияние на демографическую ситуацию и даже могут омолодить экономику, которая выдохлась после отъезда многих молодых людей и профессионалов, ищущих лучшей участи в Западной Европе.

Но есть и другие последствия. Мировой продовольственный кризис — еще одна насущная проблема, и это может заставить Европу предпринять военные действия для восстановления поставок зерна через Черное море: в конце концов, это чисто гуманитарный долг. Позволить Кремлю добиваться ослабления санкций в обмен на снятие введенной им самим зерновой блокады было бы самой вопиющей демонстрацией игнорирования реальности войны, которую он ведет.

Кроме того, существует военная промышленность. Украина уже является крупным потребителем военных поставок, и в самом сердце Европы уже вкладываются значительные средства в перевооружение восточного фланга. Это повлияет на структуру экономики. В конце концов, военные технологии были двигателем экономического прогресса в Европе на протяжении веков, и сейчас французские и немецкие военные поставщики быстро пополняют свои списки заказов. Промышленность военного времени нуждается, как иронично заметил один французский военный аналитик, не в «уникальных шедеврах ручной работы», а в массовом производстве современного оружия. Это может дать Европе необходимое преимущество в конвенциональных конфликтах, и этих вооружений будет достаточно для сдерживания Кремля.

Наконец, страны Центральной и Восточной Европы, у порога которых уже идет война, кардинально изменят структуру своих экономических стимулов. Осознание войны меняет отношение к инвестициям и заставляет совершенно иначе понимать рациональность. Австрия в конце 1980-х годов отказалась от своих бомбоубежищ, а несколько лет спустя в 500 километрах от ее границы разразилась война уровня Второй мировой.

Итальянцу или французу, строящему карьеру, например, в банковской сфере, мысль о том, что он может пойти в армию, все еще кажется далекой, надуманной и даже дикой. Его польский или чешский коллега, возможно, уже смотрит на вещи совсем по-другому. И будущее своих детей поляк или чех, возможно, видят в совершенно ином свете, чем до 24 февраля. Эти ментальные изменения будут влиять на демократические политические системы. Как бы Европа отреагировала — или должна была бы отреагировать — на украинского или польского Маннергейма на заседании Евросовета? Многие высмеивали Эмманюэля Макрона за то, что он надел толстовку с нашивкой спецназа через несколько недель после российского вторжения, но сколько пройдет времени, прежде чем мы увидим, как западноевропейский лидер окончательно переоденется в военную форму?

Война уже поставила так много фундаментальных вопросов и создала столько новых стимулов. И это только начало. В настоящее время Украина является оплотом и первой линией обороны Европы. Игнорирование этого простого факта уже разрывает Европу на части — сравните поведение британцев, поляков и скандинавов, которые все чаще выходят на тропу войны, с мирными планами Рима, Парижа и Берлина. Первый шаг, который должны сделать политики, чтобы положить конец этой войне, — признать ее реальность.

Правители обязаны сказать своим гражданам, что эти изменения будут продолжаться до тех пор, пока война, которую Путин ведет против Европы — а не против Украины или администрации Зеленского, — не будет выиграна. Реальность войны против Европы и цель коллективной победы должны учитываться при принятии решений европейскими лидерами, прежде чем они бездумно — просто потому, что мир имеет положительную моральную ценность, — протянут Путину оливковую ветвь, и главное — прежде чем они попросят Украину уступить «свою» территорию ради «нашего» мира. Россия находится в состоянии войны с Европой. Европа не может стремиться к миру, не приняв для начала этот факт.

 

 

(Оновлено 13:00)

Юрий Касьянов

Война Украины с Россией однозначно закончится гибелью режима Путина — интервью изданию Главред.

По прошествии ста дней войны с Россией много кто задается вопросом, когда она закончится и чем. Сказать сейчас, когда завершится война в Украине, я не готов, поскольку это будет зависеть от многих факторов: от наших грамотных и неграмотных действий на войне, стойкости наших солдат, талантливости наших полководцев, мобилизации всего общества, западной помощи и, конечно, от противника – России. Что бы мы ни делали, должны помнить, что противник – не дурак, прогнозирует, готовится, действует. Соответственно, завершение войны зависит не только от нас.

Естественно, изначально мы ожидали, что при таком колоссальном давлении мирового сообщества, которое сейчас оказывается на Россию, и при такой стойкости украинских солдат, всё завершится в течение трех месяцев. Мы рассчитывали, что в Кремле сидят не дураки, и они увидят, как стремительно нарастают их потери, какие санкции против них вводятся – и свернут эту затею. Однако, несмотря ни на что, Кремль ничего не сворачивает.

Так что война закончится только тогда, когда Украина одержит победу. Других вариантов нет и не может быть, потому что поражение для нас подобно смерти.

Для России поражение тоже подобно смерти, но смерти не РФ в целом, а путинского режима. Наша война с Россией однозначно закончится гибелью режима Путина. Хотя режим активно сопротивляется, рвется воевать, ведь он хочет выйти победителем из неё.

Отмечу, что не склонен считать, что все люди, проживающие в РФ, – наши враги. Но я знаю, как действует пропаганда, и что было с нацистской Германией в годы войны, как пропаганда оболванила миллионы людей. Такая же пропаганда была в Советском Союзе, и все считали, что Афганистан – это наша честь, и мы там выполняем некий интернациональный долг, хотя наша армия там была захватчиком, агрессором и оккупантом. Ровно такая же ситуация сейчас и в России. Думаю, что со смертью путинского режима в России появится сообщество нормальных людей. А то, что мы наблюдаем сегодня, станет последней реинкарнацией Российской империи в истории России, и нынешняя война будет последней между Россией и Украиной. Потому что это невероятно – жить на одном континенте, жить рядом и воевать.

Впрочем, война в Украине вряд ли затянется на годы. Для того, чтобы война длилась годами, воюющие страны должны обладать достаточно автономной экономикой, которая может работать как вещь в себе, обеспечивая все потребности страны во время войны. И страна должна быть достаточно сильно закрытой от мирового информационного пространства, чтобы можно было годами оболванивать ее граждан. Российская экономика неспособна существовать в вакууме, то есть под санкциями. Она сильно интегрирована в мировую и зависит от взаимодействия с другими странами. Так, отказ от российских углеводородов приведет к тому, что экономика РФ просто погибнет. А запрет на экспорт в Россию технологий, критически важных для военного производства, приведет к тому, что по нам просто перестанут бить российские ракеты и над нами прекратят летать российские самолёты – для производства всего этого активно используются западные комплектующие и технологии.

Так что Россия не выдержит войну на годы.

А вот Украина – при помощи антипутинской коалиции государств – может. Сейчас мы наблюдаем уникальный случай, такое сложно припомнить в истории – массированная помощь со стороны западных союзников, когда поставляется все: оружие, боеприпасы, зарплаты бюджетникам и военным – все. Это невероятная поддержка, которой не было даже у Советского Союза в годы Второй мировой войны. Такая всесторонняя помощь поможет нам продержаться годы.

А помогают страны Запада Украине потому, что мы стали форпостом всей западной цивилизации и сдерживаем дикие азиатские орды оболваненных людей, которые слушают кремлёвскую пропаганду. США заинтересованы в ослаблении путинской России, и Украина заинтересована в том же.

Была ведь и ельцинская Россия, которая принесла Украине независимость фактически на блюдечке во время путча, а теперь мы должны отвоевывать свою независимость у путинской России. Разные России…

Да, мы можем воевать годами, и на это у нас есть мотивация, потому что мы воюем за свою страну, на своей земле. Если бы мы сейчас воевали где-нибудь под Воронежем и взяли Смоленск, то не знаю, как и чем надо было бы мотивировать наших военнослужащих. У украинцев, к счастью, исчезло имперское начало, которое присутствовало у всех советских людей как следствие имперской пропаганды – мы не хотим воевать на чужой земле за непонятные имперские ценности, но свою землю мы не отдадим.

Может, конечно, вызывать опасения позиция Германии, Франции, Венгрии относительно войны в Украине. Но каждая страна, прежде всего, преследует свои собственные интересы, и в этом нет ничего удивительного. А эти интересы зависят от избирателей. Когда избиратель четко поймет, что опасность, которая исходит от рашистских орд, может прийти и к нему в дом (пока избиратели европейских стран этого не понимают: где Украина, а где они), ситуация изменится. Пока что Германия, Венгрия, Франция ориентируются на избирателей, уставших от беженцев, дополнительного бремени помощи Украине. Для европейцев это некомфортно, они ведь привыкли к размеренной жизни и постоянному росту доходов. А главное – они не чувствуют угрозы для себя, она для них призрачная.

На рубеже ста дней войны нам нужно не гадать, когда закончится война, а делать все необходимое для ее завершения. Например, ту же оборонку перевести нужно наконец на военные рельсы. Но мы берём у Запада оружие, часть которого вполне могли бы производить у себя.

Война однозначно закончится победой Украины – освобождением всех территорий, оккупированных Россией. Невозможно просто вернуться к тем границам и линиям разграничения, что были до 24 февраля – пролито слишком много крови. Война сейчас вошла в очень жёсткую фазу, которую здесь, в Киеве, многие не видят и не понимают, что отход российских войск от Киева ещё не говорит об окончании войны. Войска РФ вновь могут вернуться к Киеву, если мы дадим слабину там, на юге и востоке. Россия ведь не отказалась от цели завоевать всю Украину.

Соответственно, для того, чтобы война закончилась нашей победой, должна произойти ликвидация военного потенциала России, то есть разгром ее вооруженных сил. Это наша первая и основная задача. На какой стадии эта задача будет выполнена – либо когда власть в Кремле поменяется, либо когда в РФ случится военный переворот, либо когда россияне выйдут на улицу с протестами, либо когда война перейдет из горячей фазы в фазу работы дипломатии, как всегда бывает в конце войны – сейчас сказать сложно. Но о победе мы сможем говорить только тогда, когда нам не будет угрожать российская военная машина. Мы ее должны ликвидировать.

Понятно, что мы не можем ликвидировать ядерный потенциал РФ, но мы можем перемолоть наземные и воздушные российские силы до такого состояния, когда они уже не могут дальше продолжать войну и вести наступательные действия. Возможно, это случится в нынешних фронтовых линиях… После этого сможет начаться работа дипломатии, когда российский истеблишмент поймет, что дальнейшее продолжение войны будет означать не только то, что Украина освободит все свои территории, но и назревание большого бунта в самой России. Тогда РФ окажется перед выбором – наносить ли ядерный удар для того, чтобы хоть чем-то воевать, потому что ничего другого у нее уже не останется, или не наносить.

Впрочем, всегда будет сохраняться угроза, что после нашей победы Россия за несколько лет или десятков лет восстановит свои силы, войска и пожелает реванша. Так случится, если Россия не изменится, если не потерпит поражение империя. РФ должна вернуться, по крайней мере, в состояние ельцинской России, которая тяготела к европейским ценностям и придерживалась демократических норм. Для нас основная задача – добиться поражения империи, ее гибели.

 

Игорь Эйдман

Третий Крах

У Путина есть сверхценная маниакальная идея. Она не оригинальна. Диктатор-плагиатор даже в этом некреативно повторил Гитлера. Путин хочет войти в историю как основатель Третьего Рейха, то есть третьей (после империи Романовых и СССР) Российской империи. Об этом он и его «идеологи» говорят практически прямым текстом.

Также и Гитлер грезил своим тысячелетним Третьим Рейхом, идущим вслед за Свещенной Римской империей германской нации и империей Гогенцоллернов.

В истории России были не только две российские империи, но и два их тотальных краха, когда они «слиняли в два дня» в 1917 и в 1991 годах. Империи ставили себе непосильные внешнеполитические задачи, нарывались на военные неудачи и экономические проблемы, надрывались и рушились в прах.

Путин с упоением наступил на старые позднеромановские и предсмертносоветские грабли.

Ведя агрессивную войну против Украины, он пытается создать третью в истории Российскую империю, но всё идет к тому, что в третий раз повторит её крах. Гитлеровский тысячелетний Третий Рейх просуществовал 12 лет. Путинский рахитичный ублюдок Третьей Российской империи, видимо, просуществует не намного больше.

Путин хотел основать Третий Рейх, а повторит Третий Крах, вслед за 1917 и 1991 годами. В обозримом будущем его недоимперия таки «слиняет в два дня» как романовская и советская.

Таким будет Третий Крах, а «Четвёртому не бывать». Ведь этот будет последним и окончательным. Такова судьба всех империй. Историю обмануть невозможно.

 

Юрий Романенко

Разрушения и решения

Вчера, Андрій Єрмак выступая перед комитетом обороны Ирландии заявил о масштабе экономических потерь Украины. В частности, он сказал, что «через бойові дії країну полишили 5 мільйонів людей. Ще стільки ж внутрішньо переміщених осіб. Десятки тисяч мирних мешканців загинули внаслідок російського вторгнення. Війна забрала 35% українського ВВП. Ми втратили понад 200 заводів. Наші прямі збитки вже перевищують 600 мільярдів доларів США».

Ермак там еще много говорил об углублении санкций и поставках оружия, но я остановлюсь на экономическом ущербе, потому что он реально огромен и требует радикального изменения подходов в  управлении. И многие решения, гениальные до простоты решения, лежат на поверхности.

Вчера в нашем прямом эфире Андрій Закревський сделал ряд предложений, которые поражают своей простотой и которые могут сыграть важнейшую роль в возрождении экономики и усилению ее устойчивости.

Предложение первое. Он предлагает узаконить и законодательно упростить работу «самоваров» — мини-НПЗ. Это позволит запустить производство топлива на территории Украины. На фоне топливного кризиса это архиважное и архинужное решение. Мини-НПЗ можно разместить в контейнере. Стоимость такого маленького завода может составлять около 1 млн долларов. То есть по нему невыгодно бить крылатой ракетой. Его проще замаскировать, то есть такие мини-НПЗ можно размещать не только на западной Украины, но и в Сумской, Черниговской, Полтавской  и Харьковской областях, где находится большинство нефтеносных полей Украины. Украине нужна распределенная экономика — маленькие заводы, электростанции, хранилища топлива, элеваторы, которые позволят минимизировать последствия воздушных ударов со стороны России. Такое решение создаст большое количество рабочих мест и позволит перезапустить отрасль. Ведь Украины добывает в год около 1, 5 -1,6 млн млн тон нефти и еще 0,6 млн тонн газового конденсата. После уничтожения Кременчугского НПЗ отечественную нефть негде перерабатывать. Остаются только «самовары». Запуск мини-производства по переработке нефти в Украине позволит экономить валюту, которая уходит на закупку топлива.

Второе предложение — строительство временных трубопроводов на границе с Польшей и Словакией, которое бы позволило ускорить процесс доставки топлива. Например, на переходе в Смильнице, точнее возле него, есть заправки нескольких сетей. И с польской стороны тоже есть. Решение до простоты гениальное кидаешь между двумя АЗС топливопровод и начинаешь развозить топливо. Это позволяет не стоять в очередях на границе и преодолеть недостаток автоцистерн с евростандартами в Украине. Их всего 200 штук, а нужно несколько тысяч. Таким образом, можно решить дефицит топлива на западной Украине, а железную дорогу переориентировать на доставку в центральные и восточные регионы.

 Однако и это не все. Украина может строить быстро трубопроводы на базе НАК «Нафтогаза». Трубопроводные . войска могут строить за неделю 20 километров временной трубы. Бригада буровиков за сутки 5 километров такой трубы может скручивать. При таком раскладе Украина может построить трубопроводы не только из Львова до Жешува, но и до Свиноустья или другой нужной точки в Польше. Это будет временное решение, но оно может помочь проблемы военного времени.

Третье предложение. Упростить эксплуатацию старых скважин — копано.  Нужно уменьшить ренту, чтобы в условиях войны бизнес рискнул вкладываться в нефте и газодобычу. На западной Украине в Прикарпатье много старых скважин и там есть нефть. Их можно запустить и начать возить нефть на переработку в Польшу или начать перерабатывать на мини-НПЗ в Украине. Но сегодня нужно потратить 2,5 года на том, чтобы собрать документы, чтобы запустить такую скважину.

Это реально простые и эффективные решения, но для них нужно полностью пересмотреть экономическую политику. Сегодня Украине нужен «дикий Запад». Государство должно спустить с тормозов ограничения экономической деятельности, чтобы бизнес рискнул и вложиться в такие проекты. Государство должно прогарантировать, что не будет менять правила, что теперь приоритеты такие  и очень быстро Украина сможет закрыть вопрос недостатка топлива.

 

Юрий Романенко

НБУ повысил  учетную ставку до 25%. Рефинансирования реальной экономики нет.  Деньги дорогие. Зато банки традиционно смогут зарабатывать на ОВГЗ. Сосите лапу, как говорится, дорогие украинцы

 

Алексей Кущ

Економіст Олексій Кущ зазначив, що розглядає рішення щодо підняття ставки НБУ до 25% негативно.

– Це жахливе рішення, адже облікова ставка – це орієнтовна ціна на гроші в економіці країни.

Збільшення облікової ставки до 25% означає, що кредити для підприємств, найдешевші, будуть десь під 35-40%, а споживчі кредити для населення досягатимуть 70-80%, – зазначає він.

Економіст пояснив, що 25% – це мінімальна вартість грошей, до якої додасться вартість банківської маржі на рівні 10%, що призведе до того, що кредити, видані найнадійнішим клієнтам банку з гарною заставою та кредитним рейтингом, а також гарною кредитною історією – це буде щонайменше 35%.

Для клієнтів із менш позитивною кредитною історією це буде вже за 40%.

– Споживчі кредити для населення відповідно множимо на 1,5.

Тобто, це повна зупинка кредитної активності підприємств та малого, середнього бізнесу. Під такі відсотки ніхто не братиме кредити в банках, – наголошує він.

Кущ зазначив, що у ситуації є невеликий позитивний момент – що підростуть депозити у банках.

– Але ми розуміємо, що зараз населення вносить гроші на депозит не для отримання доходів від відсотків, а для зберігання грошей у безготівковому форматі…

Це буде дуже негативний сигнал для економіки, повне заморожування економічної активності та значне розширення дефіциту бюджету.

Це рішення поглибить кризу, – наголошує він.

Щодо долара та євро – то таке рішення НБУ не покращить ситуацію, поки в Україні не відпустять фіксований курс валют, резюмував експерт.

 

Виктор Небоженко

ОДЕССА ЖДЕТ РАКЕТНОЙ ПОМОЩИ ОТ «ХУСИТОВ», А НЕ ОТ БАЙДЕНА.

Президент США Байден публично запретил передавать Украине ракетное оружие, достигающее цели на расстоянии 300 км. Иначе Россия обидится не на обороняющуюся Украину, а на США. А как же хуситы-повстанцы из Южного Йемена, которые не имеют своих дипломатов, Офиса президента, ТВ-марафона и ВПК, и они ухитряются обстреливать ракетами нефтебазы Саудовской Аравии (больше 500км)?.И ничего, добиваются своего. И никто их за это не ругает, когда они в ответ на ракетный удар со стороны новейших американских самолетов наносят свой ракетный удар.

И если Запад начинает уставать, интриговать и темнить, то нам пора искать нетрадиционные, обходные пути, ведь мы не можем победить без ракет и самолетов, независимо от того откуда и от кого они поступят.

 

Сеяр Куршутов

Куда подевался Евгений Мураев ?

По-моей информации, один из немногих «промолчавших» после начала войны политиков спокойно пересёк границу 22 мая, на закарпатском пункте пропуска «Тиса». На автомобиле с гос номером ка9849еа. Сейчас находится в Вене.

Передаёт привет, всем журналистам своего телеканала, которым он «забыл» выплатить заработную плату, перед тем как отправить их в вечный «отпуск за свой счёт».

Даже не знаю, кто теперь его больше ненавидит, националисты или собственные журналисты ?

Одним словом, «успешный» медиаменеджер

 

Агія Загребельська

Не отримання Україною статусу кандидата на саміті ЄС цього місяця безспірно буде значним демотивуючим ударом для українського народу, який 100 днів мужньо чинить опір та бореться за вільне та демократичне майбутнє для себе і всього світу.

Не дати нам навіть шансу його отримати – велика несправедливість.

З іншого боку, об’єктивно, більшість з нас знає про ті десятки завдань, які стояли перед українською владою, саботувалися тривалий час і досі залишаються невиконаними.

З цього, здавалося б глухого кута, є простий та чесний вихід:

Наші європейські партнери оприлюднюють реалістичний перелік кроків, які українська влада може зробити до саміту, щоб отримати членство (наприклад, теж саме призначення прокурора САП).

А ми, як громадянське суспільство в демократичній країні, беремо на себе роботу по спонуканню влади до їх виконання. І переконана, ми з нею впораємося.

Як наслідок європейські партнери отримали б чіткий та однозначний сигнал, що Україна більш ніж спроможна, попри війну та недостатній прогрес в минулому, швидко наздогнати втрачене та активно рухатися в напрямку повноцінної євроінтеграції.

Не варто недооцінювати можливості українського опору не тільки на полі бою, а й в боротьбі з деструктивними явищами всередині країни. Коли ми дуже хочемо – ми можемо все. А отримання статусу кандидата – найсильніше наше сьогоднішнє бажання на дипломатичному фронті.

 

Владислав Иноземцев

Сегодня на Кремлёвском безбашеннике — грустные размышления о состоянии новейшей российской эмиграции в Европе

Почти две недели мне довелось перемещаться по Европе, часто общаясь со многими представителями новой и новейшей эмиграции. Итогом этого общения стало наблюдение, которое показалось мне довольно необычным.

События последнего времени (я не ограничиваюсь в данном случае происшедшим после 24 февраля) резко изменили образ жизни большинства тех, кто позиционировал себя как противники российской власти. В стране были закрыты не менее десятка популярных медиа, а сайты ещё десятков оказались заблокированы. Оппозиционная политическая активность стала невозможной. По надуманным поводам была возбуждена масса уголовных дел, некоторые фигуранты которых уже находятся в заключении. Естественно, что тысячи несогласных вынуждены были покинуть страну.

Что, однако, удивило меня в поведении и подходах новых эмигрантов?

Первое – это то, что они в своём большинстве осознают, что при правлении В.Путина в Россию не вернутся, однако при этом очень многие называют себя не иначе как российскими политиками. Можно открыть любой словарь и прочитать, что политиками являются либо лица, входящие в аппарат управления тем или иным государством, либо борющиеся за голоса избирателей или за назначение на посты, индивидуально или в составе политических партий. Быть французским или немецким политиком, живя в эмиграции, невозможно. Подозреваю, что российским тоже – даже большевики, в своё время проведшие в европах годы, называли себя не политиками, а революционерами, и, скорее всего, были правы. Постоянное применение к самим себе термина «политик», неискоренимое в нашей эмиграции, заставляет о многом задуматься. Тем более, что говорится об этом вполне серьёзно.

Второе – это очевидный восторг по поводу создания за границей проектов, как две капли воды похожих на прежние российские. Перезапущены «Новая газета», «Эхо Москвы», появляются десятки новых Ютьюб- и Телеграм-каналов, создаваемых теми же людьми, которые недавно делали всё это в Москве. Часть проектов крайне важна – например, сайты, занимающиеся расследованиями или публикующие утечки конфиденциальной информации – но куда больше вокруг говорящих голов, предподносящих публике не более, чем свои оценочные суждения. Их представление о собственном успехе – число просмотров, лайков и подписчиков, но все эти показатели, по-моему (может быть, некомпетентному мнению) никак не отражаются на реальном положении дел в России и вокруг неё. Конечно, такие проекты позволяют жить их создателям, но иного эффекта от них я не вижу.

Третье – это попытки одних русских, оказавшихся за рубежом, соорганизовать других, тамошних русских. Однако, на мой взгляд, зарубежная русская аудитория имеет очень небольшое влияние и на основную массу российского общества, и, что не менее важно, на западных политиков, принимающих ныне решения о дальнейших отношениях с Россией. Российские эмигранты крайне редко выступают в прессе тех стран, где они оказались; имеют весьма ограниченные контакты с их властями; и практически не влияют на формирование повестки дня в отношении Запада к России. Под видом консолидации соотечественников происходит, скорее, окукливание этого нового русского сообщества и, в лучшем случае, —  создание инструментов взаимопомощи.

Российские либералы пришли к власти ещё во времена Советского Союза, получив путёвку в жизнь от лидеров Перестройки. С тех пор они лишь сдавали одну позицию за другой, практически не извлекая из происходящего никаких уроков, а лишь переформатируя собственную «зону комфорта». Мне кажется, что события последнего времени более чем настоятельно требуют смены тактики. А то и стратегии…

 

 

GONI MEMES

отлічна тактика)

GONI MEMES

слоган моїх повітряних тривог )

Кіт і баба

Кіт і баба

 

(Оновлено 10:00)

Дмитро Снєгирьов

Коротко про головне….

Російські окупанти провалили штурм біля селища Борівське на Луганщині.

 

Мурлокотан Паштетофф-сосискин

Противник продолжает оперативно-тактическую наступательную операцию на Донбассе с целью полного захвата Донецкой и Луганской областей Украині в пределах их административных границ. Получается у него пока слабо… вражина вынужден останавливаться, переводить дыхание, постоянно «брать перерыв»…

И тем ни менее, он продолжает пытаться наступать…

Однако, было бы весьма опрометчиво думать, что пределом мечтаний Кремля нынче на Донбассе будет захват Северодонецка и «победный рапорт» об «освобождении» лугандийской народной рЫЦпублики…

Перед тем, как закуклится в берлоге (т.е. перейти к удержанию и «политическому оформлению» всего захваченного), эта тварь неприменно постарается таким же макаром » полностью освободить» и домбабвийский бантустан…

И по моему мнению, главная роль тут будет отведена тому, что мы называем Изюмской группировкой противника…

Вот давайте и поговорим сегодня о ближайших перспективах на этом направлении…

На сегодняшний день, на Изюмском направлении командование войск противника продолжает проводить доукомплектование своих подразделений, понёсших существенные потери в течении предыдущих дней. Так, в ближайшие 3 дня тактические группы 51-го и 137-го вдп из состава 106-й вдд, оперирующие в районе Изюма, ожидают прибытие сводной группы пополнения — до 350 в\сл, для доукомплектования своих передовых подразделений.

Активно пополняются людьми и техникой так же и фланговые группы Изюмской группировки. Например в районе Балаклеи, северо-западнее и западнее Изюма. Та фиксируется как миниму до 4-х БТГр. Причём, на целом ряде участков они начали эшелонироваться… уплотняя боевые порядки.

Сегодня же, противник силами 2-х БТГр попытался атаковать позиции Сил обороны Украины в направлении Довгенького и Дибровного с целью тактического улучшения своих передовых позиций. Однако, после непродолжительного огневого боя с подразделениями ВСУ, обороняющимися на этом участке, понеся потери, он был вынужден отойти на исходные позиции.

Вместе с этим, командование войск противника стремится усилить ПВО своей Изюмской группировки и обеспечить неприкосновенность своих основных коммуникаций и тыловых районов в даннойт операционной зоне… В районе Изюма ДОПОЛНИТЕЛЬНО развёрнута зрабтр на С-300В («Гладиатор») — до 4-х ПУ и ПУ дивизиона.

Кроме того, очевидно, что командование войск противника развернуло и ведёт достаточно активную и бурную деятельность в рамках подготовки будущей операции в районе Славянск — Краматорск, в которой, Изюмской группировке противника, несомненно, будет отведена одна из главных ролей…

Например, фиксируется интенсивный подвоз в полосу действия Изюмской группировки топлива, боеприпасов и других предметов МТС в рамках накопления и создания запасов предметов довольствия.

Так, в районе Шиповатого позавчера фиксировалась колона из более чем 200(!!!) единиц автомобильного и специального транспорта (в основном топливозаправщиков), а так же 9-и БМП, 8-и ББМ типа «Тигр», 3-х танков типа Т-80У, до 5-и ЗУ-23-2 на мобильных платформах… В районе Приколотного, чуть поменьше — до 75-и единиц автотранспорта (так же, в основном — топливозаправщики и бортовые грузовики) и 2 БТР-80, 2 единицы 152-мм САУ типа «Мста-С», до 10-и единиц БМП, 4 — БМД, 2 ББМ типа «Тигр». Причём, что характерно… вся эта орава двигалась исключительно на юг, в сторону Купянска и Изюма…

И всё это явно и значительно превышает потребности текущего довольствия тех российских войск, которые сегодня оперируют в районе Балаклеи и Изюма. Протвиник явно скирдует запасы различных предметов материально-технического снабжения… и понятно, для чего…

Причём, по моему мнению… к «освобождению» Славянска и Краматорска командование войск противника расчитывает перейти «вплотную» сразу же после «выхода на границы лнр». Без всяких оперативных пауз и перегруппировок…

В пользу этого говорит — очень и очень интенсивная разведка, которую противник ведёт в общей дирекции на Славянск и его окрестности, а так же как минимум 2 мобильных комплекса РЭБ и РТР развёрнутых противником в этой зоне…

В контексте этой самой «будущей» операции противника в районе Славянск — Краматорск выскажу несколько собственных, субъективных соображений…

Соображение №1

По трезвому разумению, что бы приступить к «освобождению» Славянска, Дружковки и Краматорска именно с севера и северо-востока у противника есть 3 способа…

— Прорыв к Николаевке через Райгородок

— Удар в лоб, прямо по обеим сторонам дороги М-03 (известной в миру, как «Харьковская трасса»)

— Ну или «возвращение» Барвенковских страданий…

Соображение№2

По тому же самому трезвому разумению — все 3, вышеуказанные мною способа, на сегодняшний день, для противника связаны с очешуительными издержками и весьма вероятными высокими потерями.

— Прорыв к Николаевки (даже если через Райгородок) получит какой-либо внятный смысл только в том случае, если будет ликвидирована группа ВСУ, которая нынче обороняется в районе Святогорск — Богородичное — Маяки, а сам Славянск будет заблокирован с севера и северо-запада. На сегодняшний день, всё это так же далеко от практического воплощения, как моя игра на контрабасе…

И да, не забудем, что в таком случае, так же потребуется не только форсировать Северский Донец «где-то у Райгородка» под ураганным огнём ВСУ, но и наладить какое-никакое взаимодействие между теми кто будет наступать от Лимана и теми, кто будет рваться на Краснополье, Хрестище и Богородичное с севера. А нынче у российского командования с этим делом в наличии явные и очевидные трудности…

— Наступление «в лоб» на Славянск, тупо по обеим сторонам дороги М-03, так же имеет мало шансов на успех… Они не могут до сих пор взять полностью Довгеньке (обязательное условие для этого варианта), 3 раза атаковали Богородичное и Краснополье… и всё безрезультатно… При таком варианте потребуется пригнать из под Северодонецка основную массу тамошнего стада, что бы дело сдвинулось с мёртвой точки…

-Ну и вариант с Барвенково… вообще на сегодняшний день выглядит как абсолютно дебильным. Нет, сам по себе прорыв к Барвенково имеет смысл в том случае, если удасться перерезать основные железнодорожную и автомобильную коммуникации идущие оттуда на Славянск. В остальном это — просто удар в оперативную пустоту, с очень большими шансами загнать всю свою «дИсантуру» в котёл… Ибо ни Попапаснянской, ни Авдеевской группировкам никак пока не светит прорваться западнее Краматорска и даже западнее Константиновки… Смещение дирекции удара «где-то между Славянском и Барвенково» тоже нихера не поможет… а упростит украинскому командованию будущий разъёб этого стада…

Соображение №3

По моему хамскому представлению… исходя из всего выше сказанного мною, командование войск противника в случае со Славянском постарается реализовать нечто среднее между вариантами №1 и №2…

Более того, ко всему этому в ОБЯЗАТЕЛЬНОМ порядке будут привлечены БТГр-ы ЦВО из состава 2-й и 41-й ОА, которые нынче резвятся в лесах под Лиманом…

Приблизительный сценарий будет выглядет следующим образом:

— Протвиник сосредоточит и развернёт, условно говоря, 3 основных ударных тактических группы. Первая на Барвенковском направлении (по линии Дмитриевка — Бражевка) вторая севернее Славянска (допустим, где-то по рубежу Сухая Каменка — Ярёмовка), и третья в районе Лиман — Ямполь.

— Начнётся всё «зачисткой» Святогорска и окрестностей…

— После чего, вторая и третья группы нанесут синхронный удар по сходящимся направлениям вдоль правого берега Северского Донца навстречу друг дружке… Например, вторая по направлению на Краснополье, Богородичное — Сидорово — Маяки, третья по направлению Райгородок — Маяки, прикрывшись со стороны Николаевки мощным заслоном…

— После чего, в дело вступять первая группировка и та часть попаснянской группировки, которой удасться каким-то фантастическим способом пробиться через дорогу Бахмут — Лисичанск и выйти к той же Николаевке через Соледар и Никифоровку… При этом Бахмут брать необязательно, можно просто заблокировать с востока и северо-востока и обойти его…

— В заключительной серии, предполагается «таки взять» Барвенково (перерезав ОСНОВНЫЕ пути снабжения Славянска) и провернуть то, что они сегодня проворачивают в Северодонецке… «фронтально-лобовое» вытеснения Сил обороны Украины полностью из этой операционной зоны. Если по ходу дела удасться окружить какие-то украинские войска в районе Северск — Верхнекаменка — Лисичанск… это будет рассматриваться как дополнительный бонус…

Резюмируем…

Многие склонны рассматривать те события, которые нынче происходят в районе Северодонецка, как трагедию вселенского масштаба. Опять полезло наружу — «злАчинна влада», «злЫвають наших героЭФ» и даже зациркулировала такая «светлая мысль», что «Северодонецк специально слили, потому что никто доМбаСкиГ не любит в Украине» (характерно для местных пабликов, где вовсю резвятся толпы местных полезных идиотов и рашистких провокаторов)…

Лично я считаю тот факт, что наше военное командование решило не цеплятся за гарантированно проигрышные позиции в самом городе, как раз признаком трезвости его мышления и адекватности восприятия им ситуации…

Сегодня, украинские войска на Донбасском выступе похожи на сжимающуюся пружину… Да, конечно, можно было упереться «ради жителей Северодонецка» и превратить его в некое подобие Сталинграда… Но мало кто из тех, кто орёт сегодня о том, что «Северодонецк слили» думает о самом ближайшем будущем и о том, что война не ограничивается одним лишь Северодонецком… Впереди сражение за Славянск — Краматорск…

Конечно же, можно было бы под постоянными воздушными бомбардировками и арт-обстрелами «захоронить» в номерных кварталах города какую-то часть сил группировки Объединённых сил (ОС) с весьма малыми изначально шансами на успех. Но кому от этого стало бы легче ? Парочке кретинов в тырнетах… или нашей армии?

Зато, «бились бы до последнего»…

Rostyslav Demchuk

Росіяни добряче загрузли в Сєвеєродонецьку

ЗСУ розпочали контрнаступ у Сіверодонецьку, чимало  російських фашистів взято в полон.

Армія РФ маючи 20-ти (!!!) кратну перевагу в озброєнні (авіація, артилерія,..) зазнає втрат і відступає.

Боягузливі чеченці Кадирова бігли найпершими.

А 20 годин тому Юрій Битусов писав:

Вчора бійці Нацгвардії  захопили 6 полонених зі складу 2-і мотострілецької бригади  ЗС РФ — Вячеслав Сотников,  Вадим Махлай, Артьом Оливинський, Сарафанов Андрій, Хвостіков Ілля, Уразовський Юрій. Усі вони мобілізовані з Луганської області, яких кинули в лобову атаку. Штурмовий загін був розгромлений, російські командири загинули, і тоді ці шестеро здались, тепер будуть жити. Раніше брали у місті полонених зі складу штурмового загону  7-і мотострілецької бригади.

 

Альфред Кох

Вот и закончился еще один, девяносто девятый день войны. В Северодонецке бои. Но как бы не хорохорились украинские военные, похоже, его все-таки сдадут. Да и наступление на херсонском направлении тоже не задалось…

Настроение, соответственно, не ахти. Да, россияне несут большие потери. Но мы ведь хорошо знаем, что солдат русским генералам никогда не было жалко. Вот и сейчас они их совсем не жалеют. В этом, собственно, и заключается русская военная стратегия. Этим она и отличается от всех других.

Колоссальное огневое преимущество, которое сейчас есть у российской армии, не может не сказываться на поле боя. Я хоть и не военный специалист, но даже мне понятно, что в таких условиях планомерное отступление — самая разумная стратегия.

Сейчас все взялись говорить, что война будет долгой. Но насколько долгой? Полгода? Год? Два? Десять? Хрен его знает. Мне кажется, что до ноября. Максимум — до Нового Года. Хотя кто я такой? Мои рассуждения о войне смешны и непрофессиональны. Так что вы меня не особо слушайте.

Я вот кого не почитаю из т.н. «военных экспертов», все выдают желаемое за действительное. Российские эксперты наперебой рассказывают, что тактика перемалывания ВСУ дает блестящие результаты. И типа русская улитка ползет медленно, но верно. И доползет таки до польской границы.

Украинские же эксперты говорят, что ресурсы у России не безграничны. Солдатиков может она еще и наберет, а техники хорошей у нее уже нет. А на старой далеко не уедешь… Да и чем дальше в глубину Украины они заходят, тем больше растягиваются их коммуникации, тем тяжелее логистика, тем проще ВСУ бить по коммуникациям.

Я вот посмотрел на карту. (Я как всякий дилетант, воюю по Google map). И что я вижу?  Максимально российская армия углубилась в Украину в районе Изюма (100 км по прямой от границы с Россией), доходила до Киева (100 км до белорусской границы) и сейчас стоит на криворожском направлении (180 км от границы с Крымом).

То ест первые 100 — 150 км они пролетают мигом, а потом встают: коммуникации растягиваются, становятся уязвимыми, сопротивление ВСУ нарастает, плюс партизаны и т.д. И дальше уже, сколько не старайся, продвинутся не удается. Да и двигаться то получается только лишь там, где степь голимая. А под Киевом и Черниговом (где леса да болота) — вообще отступить пришлось…

Ну, ок. Допустим россияне не станут ползти от Донбасса до Львова, а захотят перерезать каналы поставок западного оружия и нападут с севера, из Белоруссии, прямо на Львов. Тогда им придется пройти 300 км. И не по степи. Не знаю как военным специалистам, а мне кажется, что это утопия. Опять пройдут 100 км и встанут.

А не дойдя до Львова встать, так тогда лучше и не начинать: каналы-то поставок все там, в районе Львова. Получится как с походом на Киев: потеряют солдат, технику, а потом придется удирать. Это ж еще нужно учитывать специфику местного населения: им партизанить против москалей — не впервой…

Что еще? Высадка десанта в Одессе? Ну, не знаю… Надеюсь, что ВСУ уже подготовились на этот случай. Малая земля и День D в одном флаконе… Есть ли у русских такие силы? Сильно сомневаюсь. Тем более, что свою морскую пехоту они уже сильно поистрепали в боях, а высаживать необстрелянных срочников или военных пенсионеров — глупая и бессмысленная затея…

Хотя, с другой стороны, я же не знаю: есть ли у ВСУ силы на такой «второй фронт»? Сколько этих самых БТГ сможет Украина выделить для противостояния наступающим на Львов российским войскам и для отражения десанта на Одессу? Может их уже и вовсе нет в резерве…

Одно понятно: что все непонятно будет еще месяц — полтора. А потом огневое преимущество россиян исчезнет, союзники оснастят ВСУ хорошей дальнобойной и реактивной артиллерией и этой будет уже другая война.

Но сколько HIMARSов и его аналогов поставят союзники Украине — непонятно. И хватит ли их, чтобы получить преимущество над путинском войском — тоже неизвестно. Вполне возможно, что этого оружия будет достаточно, чтобы остановить россиян, но хватит ли его, чтобы перейти в наступление? Сие неведомо…

Впрочем, вот тогда мы и узнаем реальный план, который Запад имеет в отношении Украины. Хочет ли он, чтобы Украины победила Путина и выгнала его из Донбасса и Крыма, или он хочет лишь остановить путинскую агрессию и усадить Россию и Украину за стол переговоров, где они будут искать пресловутый «компромисс».

Тут давеча Киссенджер рассуждал о необходимости того, чтобы Украина пожертвовала частью своей территории ради мира с Россией. Вот по объемам поставок HIMARS мы и узнаем: было ли это заявление идиотской самодеятельностью старого пердуна, проигравшего вьетнамскую войну, или же это был скрытый месседж Запада Зеленскому, сделанный уважаемым политиком и авторитетным экспертом.

Сам-то я, разумеется, считаю первое, но кто меня спрашивает? Где я и где — Киссенджер. Киссенджер, вон с Путиным ручкался и вообще встречался с членами клуба «Валдай». Я до таких высот никогда не поднимусь…

Сдается мне, что он Путину подыгрывал, а не месседж Запада передавал, но что я тут рассуждаю: скоро мы все узнаем.

Я уверен, что все будет так, как хотят украинцы. То есть HIMARS будет много. Во всяком случае достаточно, чтобы перейти в наступление. Почему я так считаю? Потому что:

  1. США (конкретно Байден) недавно пережили резкое падение рейтинга и унижение в связи с бегством из Афганистана. Второго такого поражения он не хочет.
  2. Осенью в США будут промежуточные выборы в Конгресс. И разумеется ситуация в Украине станет одной из главных тем. Без поставок тяжелого оружия ситуация для Украины резко ухудшится и к осени уже невозможно будет скрыть катастрофы.

А это будет одновременно и катастрофа для демократов, поскольку их правительству уже нельзя будет сделать вид, что война в Украине их не касается: слишком активно они в нее уже влезли и слишком однозначную позицию заняли.

  1. Америка не может проиграть этой войны потому, что тогда она проиграет не только Украину, но и Европу в целом, поскольку ее европейские союзники увидят, что несмотря на громогласные заявления США не смогли помочь Украине.

И значит нет уверенности, что они выполнят свой союзнический долг и по отношению к ним. А раз так, то Европа будет искать другие альянсы и союзы. И лидерству США придет конец.

  1. Общественное мнение не только в США, но и на Западе в целом, полностью на стороне Украины. Люди уже слишком много инвестировали в эту войну своего личного благополучия и души, чтобы простить политикам предательство Украины, которая противостоит «русским варварам».

Если выясниться, что все это было зря — политической системе Америки и Европы будет нанесен сокрушительный удар. И нанесут его сами избиратели. Американский политический истеблишмент не может допустить этого. Они однажды уже пережили подобное потрясение, когда разочарованный в них избиратель выбрал их врага — Трампа. Повторения подобной ситуации снова они не хотят.

  1. И наконец, Украина действительно жертва агрессии. Она подверглась беспрецедентно жестокому нападению. И что бы не говорили о цинизме и лицемерии западной политической системы, однако все имеет свои пределы и в таких черно-белых ситуациях Запад всегда занимал правильную позицию. В конце-концов демократии так или иначе управляются народами и полностью игнорировать мнение людей, тем более в такие критические моменты истории, невозможно.

Из всего этого вытекает то, что оружия будет достаточно. И главное, не раскиснуть и не прогнутся до того момента, как его станет достаточно для наступления.

Пусть нас всех греет осознание того, что наше дело — правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине!🇺🇦

 

Агія Загребельська

* Всі разом у НАТО, я думаю, ми сподіваємось і віримо, що Україна зрештою здобуде перемогу.

Рівень поваги, який ви зараз бачите в альянсі до українських сил, досить високий.

* Стратегічна концепція не доопрацьована.

Але я думаю, що ми в основному згодні з тим, що Росія – це перший виклик, перша загроза, з якою зараз стикається НАТО

* І Росія, і Китай є загрозою міжнародному порядку, заснованому на правилах, що зберігає мир після закінчення Другої світової війни.

* Росія та Китай багато в чому схожі.

Обидві країни використовують тактику сірої зони, щоб отримати переваги, і провели спільні військові навчання.

Мені було цікаво спостерігати за тим, як представники країн Азіатсько-Тихоокеанського регіону говорять про гібридні загрози на їхньому боці Тихого океану:

як вони борються з дезінформацією, кібератаками, агресивною тактикою, яку вони бачать, актами залякування з боку Китаю.

Потім, якщо взяти в пару естонця чи литовця, вони розкажуть про деякі з тих самих проблем, які вони бачать із боку Росії.

* Президент Джо Байден візьме участь у Мадридському саміті НАТО у червні.

Джуліанна Сміт, постійний представник США в НАТО

 

Игаль Левин

Про распаковку командирской бэхи от Бутусова (кстати, посмотрите, если еще не успели, — годно). Многих удивило огромное количество раций в боевой машине. Мол, почему их не использовали и не раздали. Вот говорят, что командиры, похоже, отвечали головой за эти радиостанции, под расписку прямо, поэтому просто забрали их все у солдат и возили в своей командирской бэхе — от греха подальше, чтобы бойцы не проебали и чтобы потом их вернуть.

Помню, как в 2005 году во время одностороннего размежевания нам на позиции прислали новенькие американские ПНВ третьего поколения (вроде, это были AN/PVS-7, не помню, пишу по памяти). Они были бесплатно переданы Израилю от заботливых американцев со строгой «просьбой» не проебать ни один из них. Итог? Наши командиры просто от греха подальше не выдавали их нам и просто держали их у себя в офицерской дежурке. Хотя честно признались, мол, да, не хотим проебать. 😁

Поэтому в объяснение про мешок русских раций в командирской бэхе охотно верю.

 

(Размещено в 7:00)

восхищённый болгарин

100 дней ужаса, смертей, бессмысленных убийств. По прихоти одного ебанутого, под радостные вопли воинствующего быдла. 100 дней, как почти всё потеряло смысл.

 

Токсичный контент

☠️ «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город».

И имя этой тьме — русский мир.

 

Right Now

⚠ Кремль запретил российским СМИ считать дни войны в Украине.

А что случилось?

 

Right Now

⚠ О каком вообще импортозамещении может идти речь, если даже название для ушедшего Макдональдса придумать не могут?

 

Right Now

⚠ Интересно, а те, кто заявлял, что «мы сами всё своё изобретём», дохуя уже сами изобрели?

 

Right Now

⚠ Ватники пишут «нужно вернуть Украину в каменный век». Вы лучше себя из него вытащите, долбоебы.

 

Михaил Бaх

У Николая Валуева аллергия на кошек. Поэтому на душе у него скребёт экскаватор.

 

Гнездовьё Птиц

Мы рождены, чтоб шнягу сделать былью

Вернуть назад партком и ДНД

Согласны вновь стать лагерною пылью

Лишь бы пустить планету по пизде.

 

Догоняй!

Песков заявил об отсутствии контактов между Кремлем и Белым домом.

Вашингтон имеет во все дыры, а контактов говорит нет. Шутник однако.

 

Догоняй!

Сначала ты говоришь: моя хата с краю, а потом удивляешься, что её первой сожгли…

 

Фигура

🗑️ Как так получилось, что такая территориально огромная страна Россия поместилась в таком маленьком помойном ведре цивилизации?

 

Проф. Преображенский

💩 Всего месяц назад пропаганда выдавала по 10 репортажей в день про бабушку со знаменем Победы.

Ей ставили памятники.

Ей присягали юнармейцы.

И — тишина.

Её выкинули на помойку так же, как дедов на палках после марша «Бессмертного полка».

В этом вся суть путинизма.

 

 

Вашингтонский Обком

Доброе утро!

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

1 комментарий читателей статьи "BloggoDay 3 June: Russian Invasion of Ukraine"


  1. Arkadiys
    03.06.2022
    в 07:37

    Прискорбно, что украинцы массово переходят
    на росийскую язык, т.е. на матерный.
    Они считают, что это круто!
    А росияне радуются -«велик и могуч русский язык!»
    Только придурки могут это делать.
    В украинском языке нет матерных слов.
    Пожалуйста, не уподобляйтесь рашистам.
    А если Вы украинец и живете в Украине, то после употребления кацапского мата, стоило бы вымыть рот и почистить уши перед тем, как слушат волшебные украинские песни.
    В україньскїй мові кожне слово співає
    Та й на щирість і любовь надихає.
    Тарасове святе слово по світу
    Гучно лунає подібно просвіту.

    1

Добавить комментарий