BloggoDay 3 September: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 3 вересня 2023 р.

 

(Оновлено 16:00)

Проф. Преображенский

  1. В России – тоталитарная диктатура

  2. Такая диктатура не меняется на выборах

  3. При такой диктатуре выборов вообще не бывает

  4. Смысл у “выборов” – такой же, как у путинга в Лужниках

  5. Если вы обсуждаете формат участия в “выборах” – вы обсуждаете формат участия в путинге.

 

(Оновлено 15:00)

Сергей Гармаш

Некоторые особенности нового учебного года в оккупированном Донецке.

Впервые, после трех лет дистанционки, ввели очное обучение. Добровольно-принудительно. На родителей давили классные руководители, чтоб те подписывали соответствующие заявления. В заявлениях был пункт, что ответственность за жизнь ребенка во время уроков несут родители. После возмущений последних, его убрали.

Сигналов тревоги, предупреждающей об обстрелах в Донецке нет. Вопрос бомбоубежищ в школах и их состояния не поднимается. И это понятно – если нет тревоги, то бежать в них после прилетов нет смысла.

Зато каждая школа оснащена «тревожной кнопкой» от террористов и вооруженной охраной. Почему-то преимущественно неславянской национальности.

Ежедневной подачи воды в школах нет. Соответственно, можно представить санитарное состояние в классах и туалетах, особенно когда начнутся дожди.

Родителям детей, которые выехали в другие города и страны от бомбежек, приходят смс с требованием забрать документы ребенка из школы, то есть, беженцы не смогут учиться дистанционно и получить аттестаты в своих школах. Типа: незачем вам сюда и возвращаться!

Все учителя истории и географии под особым контролем. Идеологическому и военно-патриотическому воспитанию – главный приоритет.

Учителей-мужчин, практически нет. Пушилин позавчера посетил школу в Новоазовске и порадовался: “В школе слова не расходятся с делом – пять мужчин-педагогов защищают Донбасс”….

На школьных собраниях родителям рекомендуют следить за выражениями в классных чатах, «потому ч о все читается и фиксируется».

Вывод: РФ использует школы как инструмент идеологической обработки и промывки мозгов. А для этого нужно именно очное обучение. Поэтому, дистанционное обучение сводят к минимуму, невзирая на рост опасностей для детей и отсутствии нормальных условий для обучения.

 

(Оновлено 14:00)

Война с Ордой. Сергей Ауслендер, [телеграмм-канал]

Я так понимаю, до Токмака осталось примерно 20 км. Это в полтора-два раза меньше радиуса действия украинской артиллерии (западных систем). Поэтому туда стало прилетать сильно чаще и, в основном, по складам БК. Начинают обрабатывать узел обороны.

Как по мне, штурмовать в лоб не будут, обойдут по флангам, а там либо херсонский сценарий (сами убегут, кто успеет), либо бахмутский (город под огневым контролем).

А в Z-пабликах, знай себе, пишут — все под контролем, готовим котел. Ну готовьте, только не в том смысле.

 

(Оновлено 13:00)

Эль Мюрид

Всенародная поддержка

Есть еще одно следствие из сказанного о «перегретом» российском социуме. Судя по всему, попытки сбросить растущую социальную температуру приводят к тому, что власть может через внутренний и внешний террор сбрасывать рост (то есть, дельту) социальной температуры, однако перевести общество в охлажденное состояние не способна. Дело здесь, по всей видимости, в окончательно рухнувшем уровне управления. Его хватает на выполнение текущих задач, но не более того.

Косвенно об уровне управления может свидетельствовать непрерывный рост управленческого и силового аппарата страны. Количеством пытаются компенсировать качество управления. При этом прямой зависимости здесь нет — при увеличении численности аппарата управления растут внутренние издержки, а значит — существует предел насыщения, за которым дальнейшее увеличение численности приводит не к улучшению качества управления, а наоборот — только ухудшает его. Снижение численности аппарата точно так же ведет к ухудшению качества, поэтому любые мероприятия по сокращению уже не дают ни малейшего эффекта.

Что из этого следует? То, что социум продолжает находиться в перегретом состоянии, в котором невозможно существование сколь-либо упорядоченных социальных структур. На житейском уровне это означает, что товарищ майор становится в стойку даже на общество любителей бабочек, процветает охота за любыми сообществами практически любой направленности. Причина — за вскрытую организованную преступную группу руководство щедро отсыпет премии и звания, поэтому поиск организованных групп превращается в вид спорта, а уж пришить к такой группе преступный умысел — это вопрос сугубой техники.

В этом смысле сетования на то, что «народ не тот» лишены смысла — неструктурированный протест не даст никакого практического «выхлопа», что можно подтвердить хабаровскими протестами против ареста Фургала. А ФБК Навального режим был вынужден признавать преступным сообществом просто потому, что утратил способность контролировать и управлять тем, с чем справлялся еще три-пять лет назад.

Поэтому никакой «революции снизу» ожидать не приходится, в таких условиях организация может быть либо создана сверху, либо привнесена извне. Самоорганизация, будучи процессом длительным, в сегодняшних условиях невозможна.

Кстати, это сразу же отвечает на вопрос о так называемой «коллективной вине» российского народа, которую активно продвигают на Украине. Даже если большинство населения не поддерживает СВО, практической возможности воплотить свое несогласие во что-либо действенное у него нет никакой — просто нет структур, которые организуют этот процесс. Без организации его нет и быть не может.

С другой стороны, отсутствие возможности возражать власти симметрично отказу власти в поддержке. Социологи публикуют данные опросов, согласно которым поддержка зашкаливает за 80 процентов согласных с проводимой политикой, но нюанс в том, что это сильно напоминает опросы среди пользователей интернетом — пользуются ли они интернетом. Опросы о поддержке проводятся среди тех, кто согласен их пройти, но в том и беда социологов, что они оперируют данными среди той части населения, которая соглашается пройти опрос, что само по себе означает поддержку власти. Несогласные и не поддерживающие просто не принимают участие в подобных опросах, вполне справедливо опасаясь за свою безопасность. Данные таких опросов в принципе не могут показать реальное распределение по предпочтениям и настроениям.

На уровне ощущений не менее двух третей (а возможно, и того больше) общества либо равнодушно, либо негативно настроены против проводимой политики. Из оставшейся трети часть поддерживает ее вполне искренне, часть — из страха. Проблема власти в том, что она сама перестает понимать уровень своей поддержки, так как просто нет объективных и независимых данных о ней.

Опять же косвенно, но это можно оценить по событиям, связанных с так называемым «пригожинским мятежом». Реакция населения в Ростове-на-Дону не оставляет никаких иллюзий — либо полная поддержка мятежа, либо равнодушный, но интерес к нему. Поддержка власти в ходе мятежа вообще никак себя не проявила. Мало того — и среди правящей номенклатуры сколь-либо определенные оценки начали звучать только тогда, когда стало понятно, что мятеж «сдулся». Нет никаких сомнений, что в случае, если бы Вагнер появился у стен Кремля, аудиенции с Пригожиным стали бы искать большинство действующих аппаратных номенклатурных деятелей за исключением его личных врагов. Ситуация могла бы начать развиваться уже вне зависимости от того, какие на самом деле интересы преследовал этот «мятеж».

Собственно, думаю, что именно так и может развиваться в будущем история со сменой власти. Все произойдет настолько быстро, что мы действительно можем проснуться в совершенно другой стране. Это, конечно, не означает, что она будет лучше — но другая точно.

Отсутствие массовой народной поддержки некритично для устойчивой диктатуры. Более того — диктаторы довольно презрительно вообще относятся к этой поддержке, полагая, что не нуждаются в ней, так как сила на их стороне. Но у всего есть оборотная сторона — отсутствие такой поддержки (а значит, и отсутствие легитимности) позволяет очень небольшой группе в случае успеха захватить власть, и оспорить такой переворот будет попросту некому. Население точно так же равнодушно или даже с некоторым оптимизмом воспримет любые события, которые можно будет трактовать как шанс на изменение ситуации к лучшему. Ну, а так как хуже уже некуда, то любые изменения имеют вероятность быть восприняты как позитивные.

Власть сама загнала себя в ситуацию, когда организованные ею же «путинги» из согнанных на стадион бюджетников она всерьез воспринимает за широкую народную поддержку. И как всегда бывает в таких ситуациях, оказывается неприятно удивлена, когда ни один из тех, кто размахивает на стадионах выданными (и выброшенными в урну сразу по окончании мероприятия) флажками и поет на сцене произведения патриотического содержания, не приходит тогда, когда в них появляется реальная необходимость.

 

(Оновлено 12:00)

The Insider”

Владислав Иноземцев

Репарациональное решение

Владислав Иноземцев о том, как получить от России деньги на восстановление Украины

В Киеве уже давно настаивают, чтобы замороженные после начала войны российские активы были переданы Украине в счет компенсации нанесенного ущерба. Однако отобрать активы ЦБ — значит подорвать доверие к европейской финансовой системе. Владислав Иноземцев предлагает вместо этого сформировать Фонд восстановления Украины и выдать ему кредиты на сумму замороженных российских активов под гарантии Всемирного банка. Если Россия откажется сотрудничать, такие кредиты можно переоформлять бесконечно долго, пока они радикально не обесценятся.

Почему нельзя просто забрать замороженные активы ЦБ?

Одним из первых (и наиболее значимых) ответов Запада на агрессию Кремля против Украины стала заморозка валютных резервов Банка России, находившихся на тот момент в западных юрисдикциях. Точная сумма арестованных средств до сих пор не называется: российские власти говорят о $300 млрд или несколько большем объеме, западные источники упоминают о €300 млрд (пострановая разбивка дает результат в $282 млрд только в семи основных юрисдикциях). Так или иначе, это существенно больше, чем замороженные частные средства людей и компаний.

Украинские власти настаивают, чтобы эти средства были изъяты у России и переданы Украине в счет компенсации ущерба, оцениваемого в сумму от $411 млрд до $1 трлн. И хотя окончательный расчет невозможен до завершения военных действий (а также без понимания, где по их итогу будут прочерчены границы Украины), арестованные российские активы вряд ли смогут полностью покрыть убытки. Это означает, что их теоретически можно передать Киеву «здесь и сейчас», но для такого шага имеются юридические препятствия.

Формально Банк России не является органом государственного управления Российской Федерации и не несет ответственности за действия правительства и президента. Кроме того, его отношения с частными банками, в которых депонировались резервы, регулируются договорами с этими финансовыми структурами, и изъятие средств будет расценено зарубежными клиентами европейских банков как подтверждение зависимости сохранности их денег от действий их правительств. Учитывая, что в Европе хранятся триллионы долларов и евро зарубежных клиентов, это подорвет доверие к финансовой системе континента и даже к евро как глобальной валюте. Наконец, все рассказы об уважении прав собственности в Европе станут детскими сказками, если такая конфискация будет произведена (что четко сформулировал президент Швейцарии Иньяцио Кассис еще год назад в Лугано, на конференции по восстановлению Украины). Поэтому Европейская Комиссия исходит из того, что «после снятия санкций активы Банка России должны быть ему возвращены».

Изъятие российских средств подорвет доверие к европейской финансовой системе

Почему Россия, скорее всего, не будет выплачивать репарации?

Учитывая эти обстоятельства, западные власти и эксперты сосредоточились на двух направлениях. С одной стороны, сначала украинские, а затем и многие другие политики заявили о необходимости по итогам войны добиться от России репараций, что выглядит, на мой взгляд, совершенно утопично. Для достижения такого результата нужно повторить ситуацию, сложившуюся по итогам Войны в Заливе 1991 года, когда западные страны действовали на основе Резолюции S/Res/678(1990) Совета Безопасности ООН от 29 ноября 1990 года, а армия коалиции оккупировала значительную часть Ирака. После фактической капитуляции страны была создана Комиссия по оценке ущерба (United Nations Claims Committee), которая определила его сумму ($52,4 млрд в пользу 1,5 млн потерпевших, среди которых были государственные структуры, компании и физические лица) и ход выплат. Последний транш поступил oт правительства Ирака через 31 год после окончания войны, 13 января 2022 года.

Вряд ли украинская или натовские армии смогут приблизиться к Москве, а ООН — установить порядок возмещения ущерба, так что надеяться на репарационные выплаты я бы не стал (в остальных недавних случаях выплаты репараций также относятся к ситуациям, когда войны заканчивались под контролем ООН). С другой стороны, эксперты прорабатывают варианты изъятия средств с помощью сложных и не всегда очевидных юридических процедур, используя не вполне подходящие прецеденты и исходя из возможности переквалифицировать действия России с войны на геноцид, что позволило бы передать принятие решений из Совета Безопасности ООН в Генассамблею (которая предварительно уже высказалась в поддержку выплаты репараций). Однако и в этом случае фактически создается более легитимная аргументация для решений, принятие которых все равно остается в компетенции парламентов и правительств западных стран, имеющих серьезные основания сомневаться в практической целесообразности и дальновидности подобного шага.

Вряд ли украинская армия сможет приблизиться к Москве, а ООН — установить порядок возмещения ущерба

Как же все-таки использовать российские средства на восстановление Украины?

В октябре прошлого года, стремясь предложить хоть какое-то решение, способное направить часть российских активов на поддержку Украины, я высказал мнение, что их можно было бы разместить в бонды европейских государств или облигации США, в зависимости от валюты договора, и передать Украине проценты от подобной операции. Через два месяца эта же идея была озвучена представителями Еврокомиссии — но не реализована она и по сей день. Единственным следствием обсуждения темы стало то, что Бельгия, действуя исключительно по доброй воле, направила Украине около €100 млн, которые бельгийские налоговые службы получили от своих банков в виде налога на прибыль, полученную последними от размещения российских активов. В остальном европейцы продолжают обсуждать варианты размещения средств, гарантии их сохранности и связанные с этим вопросы, что может продолжаться еще несколько месяцев.

Наконец, стóит упомянуть декларацию глав государств и правительств «Большой семерки», заявивших на саммите в Хиросиме, что они не разморозят арестованные российские активы, пока Российская Федерация не компенсирует Украине нанесенный ущерб. Учитывая, что это вряд ли произойдет в обозримом будущем, мы имеем конфигурацию, позволяющую предложить схему немедленного использования средств в интересах Украины.

Прежде всего страны «Большой семерки» должны оформить намерение не снимать с России санкции до выплаты репараций в виде юридически строгого международного соглашения, предусматривающего финансовую ответственность за его нарушение в объеме полной суммы средств, которые выводятся из-под ареста до компенсации ущерба. Участниками соглашения должны стать также Европейский Союз и/или его отдельные государства, в чьих банках заморожены российские активы, но которые не являются членами «Большой семерки» (например, Австрия, Бельгия и Голландия), а также Швейцария, не входящая ни в ЕС, ни в «Большую семерку».

Страны «Большой семерки» должны оформить намерение не снимать с России санкции до выплаты репараций

Следующим шагом должно стать создание Фонда восстановления Украины, учредителями которого будут все страны/организации — подписанты соглашения и сама Украина. Правительство Украины как потенциальный бенефициар репараций и сторона, требующая их выплаты, должно назначить созданный Фонд единственным оператором данных платежей: если Россия решит рассчитаться за ущерб, получателем денег выступает Фонд восстановления Украины, и только он. После создания такой инфраструктуры открывается возможность следующих шагов.

Страны «Большой семерки» и Европейская комиссия производят ревизию замороженных российских средств и условий их размещения в банках-депозитариях (при снятии санкций банки должны вернуть как основную сумму, так и доход, накопленный в соответствии с условиями договоров, действовавших на момент введения санкций). Учитывая, что санкции были введены в феврале 2022 года, а первые повышения ставок ФРС и ЕЦБ состоялись в марте – мае 2022 года, можно предположить, что эффективная доходность по депозитам была близка к нулевой отметке.

После завершения инвентаризации банкам предлагается выдать Фонду восстановления Украины кредиты, тело которых равно по объему и валюте кредитования замороженным активам Российской Федерации в этих банках, а процентная ставка установлена на уровне ранее заключенных договоров +0,1% годовых. ЕЦБ и центральные банки участвующих в схеме стран освобождают банки-кредиторы от создания резервов под возможные потери по ссудам, а, например, Всемирный банк обеспечивает гарантию по данным кредитам, в свою очередь получая те или иные гарантии от стран – учредителей Фонда. Аккумулировав средства, Фонд может начать выдавать кредиты украинскому правительству и отдельным понесшим потери от российского вторжения компаниям, работающим на восстановление разрушенных отраслей народного хозяйства страны — причем расходование средств в этом случае осуществляется под контролем и руководством Фонда, что делает реализацию подобной программы своего рода новым планом Маршалла.

Кредитная, но практически беспроцентная схема финансирования (проценты, начисляемые к выплате, скажем, в первые пять лет действия программы, могли бы покрываться из отдельной кредитной линии того же Фонда), на мой взгляд, идеально соответствует потребностям послевоенного восстановления, так как по сути внедрит принципы софинансирования отдельных экономических и инфраструктурных программ, действующие в Европейском Союзе в отношении менее развитых территорий, и будет препятствовать любым коррупционным злоупотреблениям и неэффективному использованию средств.

При этом схема не нарушит ничего из того, чего сейчас опасаются западные власти: российские активы по-прежнему заморожены, а не конфискованы; формальная связь между ними и выданными Фонду средствами отсутствует; при этом Украина может воспользоваться средствами в достаточно короткие сроки. В случае если Россия при тех или иных обстоятельствах согласится выплатить требуемые Украиной суммы, они зачисляются на счет Фонда восстановления как распорядителя репараций и немедленно списываются в пользу банков-кредиторов, которые с согласия властей стран – учредителей Фонда размораживают российские активы на соответствующую сумму (вполне вероятно, что это повысит готовность будущих российских правительств выплатить репарации, так как выплата свелась бы de facto к признанию потери давно замороженных средств, но могла бы стать условием отмены ряда иных западных санкций).

Если Россия согласится выплатить Украине компенсацию, активы в этом объеме можно разморозить

В случае отказа России от такого решения кредиты переоформляются бесконечно долго, в результате чего через 20–30 лет замороженные российские активы радикально обесцениваются (достаточно сказать, что выделенные США в 1948 году по плану Маршалла $13,3 млрд в современных долларах оцениваются более чем в $173 млрд), и «закрытие» схемы становится еще более простым.

Я не пытаюсь утверждать, что предложенная схема снимает все финансовые и юридические вопросы, связанные с замороженными активами России, но я считаю сохранение нынешнего положения самым плохим и, если так можно сказать, лукавым сценарием развития событий: по состоянию на сегодняшний день западные страны, арестовавшие российские активы якобы во благо Украины, благополучно пользуются ими сами, извлекая прибыли для своей финансовой системы, налоги для бюджетов и наблюдая особенно стремительное в последние годы обесценение арестованных средств.

При наличии некоторого воображения можно даже сказать, что Запад кредитует Украину из этих средств (весь объем финансовой и военной помощи с начала войны не приблизился к объему заблокированных российских активов) на рыночных условиях, не проявляя никакого желания обеспечить использование всей этой суммы на нужды восстановления страны. У меня нет надежды на то, что публикация моего предложения приведет к решению проблемы, — но я буду считать свою миссию выполненной, даже если она хотя бы запустит более интенсивную дискуссию на эту тему.

 

(Оновлено 11:00)

Эль Мюрид

Теория вероятностей неумолима

В который раз выскажу уже достаточно тривиальную и не требующую каких-то долгих доказательств мысль: в 2008 году модель развития России, ориентированная на вывоз товаров самого низкого передела (сырья проще говоря) в условиях постоянно растущих цен на них на внешних рынках, потерпела крах. Кризис 2008 года вообще ударил по всем экспортным экономикам, вынудив их искать выход через трансформацию и пересмотр моделей развития. Китай перешел к модели “общества среднего достатка”, которая решила проблему перераспределения произведенной экономикой продукции через перенаправление товарных потоков на внутренний рынок, но при этом привела к новым проблемам, связанным с катастрофически растущей долговой нагрузкой. Ответом стала модель “общества социального кредита”, которая тоже пока выглядит весьма противоречивой по результатам.

Саудовская Аравия выдвинула свой собственный проект развития, сформулированный нынешним кронпринцем Мохаммедом бин Сальманом (“Вижн-2030”), ориентированный на создание высокотехнологичного кластера внутри традиционной сырьевой экономики.

Стоит отметить не слишком бросающуюся в глаза, но вполне очевидную вещь: каждая модель продвигалась совершенно новой правящей элитой, которая была вынуждена, с одной стороны, маргинализовать предыдущую правящую страту, с другой — отбивать атаки конкурирующих элитных групп со своими собственными проектами развития.

В той же Саудовской Аравии кронпринц очень жестко обошелся с членами династии, ориентированными на “старую” экономику и попутно конфисковал у них значительные суммы (в целом примерно полтриллиона долларов), которые были пущены на строительство нового проекта. В Китае группа Си Цзиньпина пришла к власти в ноябре 2012 года и практически сразу же вслед за неизбежной аппаратной перетряской уже в 2013 году было объявлено о переходе на новую модель “социального кредита”. По сути, третий срок Си Цзиньпина объясняется только тем, что эта модель еще не исчерпала себя до конца, а потому он будет пытаться “протащить” ее в ходе срока своих полномочий. В случае окончательного краха модели (что, кстати, становится все более реальным) Си Цзиньпин неизбежно уступит свое место другой группе, которая будет пытаться реализовать что-то иное.

Иначе говоря — смена модели всегда подразумевает и смену правящей группы. Которая, конечно, является частью элиты и не появляется из ниоткуда. Появление Неизвестных Отцов, не входящих в элиту, в общем-то, тоже возможно, но только в ситуации полной невозможности найти в действующей элите группу, имеющую в запасе альтернативный проект развития. Революция становится возможной при наступлении классической революционной ситуации, когда “верхи не могут”. Тогда и только тогда действующая элита вся идет под снос, а ее место занимают маргиналы, которые уже между собой выясняют, по какому пути пойдет дальнейшее развитие.

Это, кстати, очень важный момент: никогда революция не несет с собой новый проект развития. Функционал любой революции — снос предыдущего режима и создание устойчивого (хотя бы временно) нового. И вот только тогда возникает процесс выбора модели развития. Уже поэтому прекраснодушные идеи о том, что давайте мы тут на кухнях нарисуем проект прекрасной России будущего, предъявим его народу, который с воплями радости понесет нас на руках в Кремль — это маниловщина. Катастрофа всегда происходит через точки бифуркации. Первая точка — это всегда революция в случае, если элита неспособна выдвинуть новый проект развития. Революция — это всегда снос предыдущего режима до основания. Вторая точка бифуркации — выбор новой модели развития в ходе борьбы.

Можно ли перейти к новой модели развития без катастрофы и революции? Да. Безусловно. Но только в том случае, если внутри правящей элиты сформируется группа, которая сумеет победить во внутриэлитной борьбе, сместить правящую группировку, заняв ее аппаратное место и после этого приступить к реализации своего проекта. Именно поэтому диктатуры практически никогда не уходят без революционных потрясений — в них отсутствует механизм внутриэлитных перемещений, ситуация всегда доводится до состояния катастрофы, после чего под снос идет вообще вся элита.

Собственно, по этому признаку и можно определить, какой именно режим находится у власти.

В России, безусловно, режим — чистой воды диктатура, так как в ней полностью отсутствуют какие-либо механизмы аппаратной смены правящей группировки, которая уже очевидно обанкротилась. При этом сама правящая группировка не может выдвинуть иной проект развития, так как она дееспособна только в рамках существующего проекта, в любом ином случае она теряет власть.

Здесь и возникает объективная предпосылка для перехода к внутреннему террору и внешней агрессии (как внешнеполитическому подвиду терроризма). Правящая группировка не может уже управлять в рамках разваливающейся модели развития, предложить новую она не способна, но и потерять власть она позволить себе не может, так как она же сама и создала ситуацию, когда утрата власти означает утрату собственности.

При этом не стоит понимать слово “революция” строго по учебнику “История КПСС”.

Революция в данном случае — это незаконная смена власти через тот или иной вид переворота. Сверху, снизу, извне либо наиболее экстремальный ее вид — через распад. Но точку бифуркации после ее достижения придется переходить в любом случае. Либо выдвижение новой модели развития “внутри” системы, либо ее демонтаж с последующим переносом выбора модели развития в следующую точку бифуркации.

Я полагаю, что в силу сущности созданного в России режима власти “внутри” системы никакой проект не может быть выдвинут и уж тем более реализован. Мы в данном случае обречены проходить через демонтаж нынешней системы власти. Каким образом — это вопрос, скорее, технический. Критической точкой может стать смерть диктатора (причем вариант любого “трансферта” теперь уже точно исключен — он не может передать власть и отойти в сторону, на нем висит столько преступлений, что любой следующий за ним руководитель будет буквально вынужден сбрасывать на предыдущего и его ближайшее окружение эти преступления, чтобы хотя как-то снять их с себя и своей команды. Собственно, поэтому критическая точка — это биологическая смерть диктатора, оставлять в живых его даже при перевороте никто не рискнет)

И теперь не менее важный вопрос, касающийся развязанного внутреннего и внешнего террора.

Режим решает достаточно тривиальную задачу. Точнее, пытается решить. Крах модели развития создает весьма однозначную картину: социальная система является своеобразным социальным тепловым двигателем, который работает просто в силу того, что все социальные процессы, происходящие в обществе, являются вихревыми (диссипативными). Для таких процессов характерно превращение потенциальной энергии во внутреннюю или тепловую. В ходе этого превращения часть социальной энергии тратится на полезную работу в интересах развития социума, часть превращается в неупорядоченное тепловое движение общества. Здесь и возникает очевидная проблема: утрата проекта развития делает полезную работу, совершаемую обществом, равной нулю, тепловая машина всю энергию переводит в тепловую, нагревая социум, повышая его социальную температуру.

Под социальной температурой понимается мера беспорядочности социального движения. Чем она выше — тем более хаотичными становятся все социальные процессы, общество перегревается.

Перегретые социальные системы перестают поддерживать все виды упорядоченных структур, включая и наиболее архаичные (а значит, устойчивые) — в том числе и семью. Нагрев общества маркируется ростом бытового, криминального, экономического и политического насилия, увеличивается число самоубийств, разрушается институт брака, стремительно падает рождаемость. Интересно, что этот перечень — буквально текущая новостная строка из России.

Управляемость перегретым социумом — задача нетривиальная, а в условиях распада управляющей системы и вовсе невыполнимая. Именно поэтому ключевой задачей режима становится попытка охладить общество. Процесс охлаждения может носить либо характер выдвижения идеи развития, в процессе реализации которого совершается полезная работа и снижается социальная температура, либо избыточное тепло должно отводиться из системы.

Войны и вообще любой вид внешней агрессии существенно сбрасывают избыточное социальное тепло через перенаправление энергии на разрушение внешних объектов и систем. Поэтому иранские аятоллы бросили на пулеметы миллионы молодых революционеров, в которых новые власти перестали нуждаться, но предоставить им какую-то цель строительства нового были на тот момент не в состоянии. Проще оказалось убить миллион молодых иранцев, чем продолжать революцию, в ходе которой аятоллы вполне могли утратить только что полученную власть. Точно ту же цель сегодня преследует СВО — убить как можно больше бесполезных для режима граждан России, которым нет места в стране, так как власть не в состоянии предложить им никакой созидательной деятельности.

В каком-то смысле здесь есть ответ на волнующий многих вопрос — когда будет новая волна мобилизации? А вот когда рост недовольства достигнет угрожающей черты, тогда и проведут. Пока же все решается через “плановую добровольную” контрактную службу, куда завлекают максимально выгодными условиями — отток горючего материала из социума в размере примерно 300-400 тысяч человек в год не сбрасывает, но позволяет держать на относительно управляемом уровне рост социальной температуры.

То же самое относится и к внутреннему террору. Здесь задача практически та же, разве что не стоит цель прямо убивать несогласных, а вынудить их сжигать собственное недовольство через безвекторное насилие — поэтому

власти плевать на рост бытового насилия, волну суицидов, власть сознательно разжигает ненависть всех ко всем — такого рода сброс социальной энергии, хотя и является достаточно опасным, но по крайней мере, не требует выделения дополнительного ресурса на контроль за процессами, угрожающими прямо устойчивости режима. Пусть убивают друг друга, пусть рвут глотки друг другу, главное — не переключаются на сам режим.

Отсюда и свирепые законы про “дискредитацию” – можете говорить про кого угодно, но как только вы переключаете свое недовольство на сам режим — десять лет строгого режима.

Но при этом нужно понимать, что все эти меры не решают главной задачи — без вектора развития, без новой модели социальные процессы продолжают производить тепло, которое не конвертируется в полезную работу, а значит — процесс нагрева идет перманентно. Внешняя агрессия и внутренний террор утилизируют лишь приращение этого тепла. Что и делает ситуацию неравновесной — любой внезапный выброс тепла способен обрушить созданное неустойчивое равновесие.

Этим выбросом может быть что угодно: внезапное и разгромное поражение на фронте, выражающееся в потере какой-то сакральной территории, это может быть техногенная катастрофа, вызывающая слишком большую реакцию, это может быть катастрофа экономическая (резкий и очень динамичный подъем цен, дефицит социально значимого товара — скажем, пропадет бензин на заправках, да в нашей ситуации триггером может стать что угодно). Смерть диктатора, кстати, тоже может стать таким выбросом — нужно отдавать себе отчет в том, что никакой всенародной скорби это событие точно не вызовет, а вот резкий подъем надежд на лучшую жизнь — очень даже. А такой подъем чреват тем, что разочарование в надеждах может качнуть равновесие очень далеко, вплоть до срыве системы в хаос. Поэтому даже если он умрет, страну об этом проинформируют в последнюю очередь и постараются сделать это очень аккуратно. В общем, неустойчивое состояние — оно и есть неустойчивое.

Проблема террора (и внешнего, и внутреннего), и я уже писал об этом, заключается в том, что он, во-первых, атрофирует все остальные модели и механизмы управления, упрощая сам процесс и структуру управления. Поэтому когда террор переходит временнУю критическую черту, он становится необратимым: “нормальные” структуры управления уже демонтированы, прекращение террора сразу же обрушивает всю систему.

Нужно вспомнить, что Россия уже четыре года живет в обстановке безбрежного насилия со стороны власти: 2020-2021 годы были годами “пандемии” и насилия над всеми гражданскими свободами вплоть до их обнуления, начиная с 2022 года страна живет фактически в военной обстановке, где точно так же действует только насилие, как единственный метод управления. Можно констатировать, что “нормальные” механизмы практически утрачены и разрушены, поэтому террор уже не может быть прекращен иначе, чем через распад режима. То же самое касается и СВО — её просто не могут завершить, она необходима уже не для заявленного результата, а просто как механизм истребления горючего материала. Поэтому Кремлю не нужны никакие мирные переговоры, что делать, когда боевые действия прекратятся и нужно будет отправлять по домам тех, кого не удалось уничтожить как опасный и бесполезный материал?

Вывод из сказанного, думаю, понятен. Мы попали в воронку катастрофы, и пока находимся на крайне неустойчивой “орбите”, когда уже невозможно выйти из этой воронки, но еще есть ресурс, чтобы поддерживать вращение вокруг центра воронки, не сваливаясь в него окончательно.

Обратного пути уже точно нет, а вероятность краха полностью зависит от событий, которые находятся за пределами возможностей режима в Кремле. Даже если у него есть иллюзии на этот счет. Любой толчок — и аллес. Вопрос лишь в том, когда этот толчок произойдет, здесь мы полностью находимся в вероятностном поле. Но так же нужно понимать, что теория вероятностей здесь неумолима — с каждой итерацией вероятность увеличивается, как растет вероятность выпадения или орла или решки по мере подбрасывания монетки.

 

(Оновлено 10:00)

Александр Швец

Эту короткую старинную притчу я услышал много лет назад во время посещения Вьетнама от одного мудрого собеседника. Не могу сказать, что полностью разделяю точку зрения её главного героя. Но уже одно то, что на протяжении десятилетий меня не покидают мысли, порожденные тогда небесспорной, на первый взгляд, притчей, говорит о многом.

Итак, однажды наставник тибетского монастыря спросил у своих лучших учеников:

– Как вы считаете, почему оконное стекло разбивается, когда в него попадает камень?

– Ну, ведь это так просто, учитель, – удивился первый ученик. – Потому что камень тяжёлый!

– А я считаю, – сказал второй юноша, – что всё дело в хрупкости самого стекла.

– Мне кажется, причиной всему является сильный и меткий бросок того, кто это сделал, – высказал своё мнение третий ученик.

– Ни один из вас не дал правильный ответ, хотя каждый подметил в случившемся убедительную деталь, – подвёл итог наставник. – Всё это произошло из-за того, что окно было закрытым! Так ведь происходит и в жизни. Если преодолевать испытания с открытым сердцем, то ни одна стрела, ни один камень, брошенный в вас, не разобьют ваше сердце. Они пройдут сквозь него навылет, практически не оставив следа в тонкой материи вашей души. Постарайтесь не забывать об этом…

Всем сегодняшним именинникам позвольте пожелать добра и счастья. А вам, друзья мои, хорошего дня

 

(Оновлено 9:00)

Игорь Эйдман

Обращение к гражданам РФ

Режим Путина погрузил Россию в грязь и позор. Растоптав Конституцию, законы и права граждан, он развязал агрессивную, захватническую, подлую, преступную войну. Ни Украина, ни НАТО не нападали и не собирались нападать на Россию. Единственная причина войны – маниакальная одержимость правителей России жаждой беспредельного расширения своей власти. Они ведут войну за утверждение “права” диктовать свою волю другим народам.

Напав на Украину, кремлевская клептократия уже убила сотни тысяч людей. Украинских защитников своей страны и мирных жителей, включая более полутысячи детей. Но и превращенные Кремлем в захватчиков и оккупантов россияне, которые нашли свой бесславный конец в Украине, тоже убиты теми, кто их туда послал.

Режим Путина вернул в Европу кровопролитие, страдания и горе, которых она не знала со времен Гитлера. Режим Путина и есть режим нового Гитлера. Его идеология, которую многие называют “рашизмом”, является разновидностью нацистской идеологии, адаптированной к условиям постиндустриальной эпохи.

Эта идеология отрицает субъектность людей и народов, их равноправие, демократию, приоритет прав человека и верховенство права как такового. Она опирается на чисто нацистский концепт исключительности так называемой “русской цивилизации” и ее превосходства над “Западным миром”. О чисто нацистском характере режима Путина говорит объявление украинцев неправильным “недонародом” и постановка задачи насильственного изменения их национально-культурной идентичности.

Как и режим Гитлера, нацистский режим Путина стремится опрокинуть выработанные человечеством правовые и моральные ограничения насилия и жестокости, утвердить “закон джунглей” с его вседозволенностью силы. Он разрушает международный порядок, обеспечивающий стабильность и безопасность, отбрасывает мир в архаику и дикость. Он несет ту же глобальную угрозу цивилизации, какую нес режим Гитлера.

Сегодня Украина стала полем глобальной битвы между цивилизацией и варварством, между свободой и тиранией. Это война за будущее мироустройство, за образ жизни, за ценности. Это экзистенциальная война, в которой на одной стороне те, кто убежден, что можно нападать на соседей, подчинять, грабить, убивать и расчленять их. А на другой стороне те, кто считает, что этого нельзя, что нельзя брать чужое. Компромисс между ними невозможен.

Мы – граждане России, выступающие за мир, в котором нельзя брать чужое. В котором люди и народы равноправны и могут жить без “хозяев”, как своих, так и чужих. В котором они свободно выбирают как своих руководителей, так и своих друзей и союзников. Для этого мы считаем необходимым:

  1. Безусловное восстановление международно признанных границ Украины 2013 года. Безусловный отказ России от каких бы то ни было попыток диктовать Украине ее внешнюю, оборонную и внутреннюю политику. Включая языковую и культурную.
  2. Компенсация Россией Украине нанесенного ей в ходе войны ущерба, размер которой должен быть определен представительной международной конференцией.
  3. Предание международному суду нынешнего военно-политического руководства РФ во главе с Путиным за совершение “преступлений против мира” – развязывание и ведение агрессивной войны в Украине.
  4. Денуклеаризация России (ликвидация ее ядерного арсенала). Систематический шантаж первым ядерным ударом со стороны высокопоставленных представителей путинского режима (включая самого Путина) не должен остаться без последствий.
  5. Девертикализация и деимпериализация России. Ее переучреждение как добровольной конфедерации входящих в нее территорий, сохраняющих право выхода из конфедерации. Кардинальное перераспределение полномочий от исполнительных органов государственной власти к представительным на всех уровнях.

Этого можно достигнуть лишь в результате нанесения военного поражения режиму Путина и его свержения. Мы категорически отвергаем попытки “заморозить конфликт” в нынешнем его состоянии. Это лишь легитимизирует агрессию и аннексию как средство достижения политических целей и окончательно похоронит международно-правовой порядок. Мы отвергаем попытки найти с режимом Путина некий компромисс, учитывающий его “озабоченности”. Агрессор, нарушивший все международные нормы и посягнувший на будущее человечества, не должен получить ничего.

Мы требуем от западных лидеров покончить с политикой уклонения от “эскалации конфликта”. Она лишь позволяет Путину шантажировать Запад той самой “эскалацией”, надеясь принудить его к “геополитической капитуляции”. Любой международно-правовой порядок держится лишь до тех пор, пока его нарушитель встречает коллективный отпор. Пока его соучредители готовы за него воевать.

Мы требуем принципиального расширения военной помощи Украине вплоть до прямого участия войск стран НАТО в боевых действиях. Украина должна получить обязывающие гарантии безопасности прямо сейчас, а не после окончания войны.

Мы призываем западных лидеров отбросить страхи по поводу возможного распада РФ в результате падения режима. Никакие “болезненные последствия” этого не перевесят опасность сохранения имперского государства, которое будет воспроизводить агрессивность и реваншизм. Либо Россия станет конфедеративной, демократической и “прозападной”, вернувшись к своим европейским корням, либо она должна исчезнуть как целостное образование.

Мы будем приветствовать свержение путинской диктатуры, какая бы группа это свержение ни осуществила и какие бы средства она ни использовала. Но нам недостаточно замены диктатора или кучки его ближайших приспешников. Мы выступаем за кардинальную смену растленных путинских “элит”. Они должны уйти и ответить за содеянное хотя бы потерей своих богатств и статусов. Только это позволит демонтировать тираническую и агрессивную систему.

Мы приветствуем любые формы противодействия путинской агрессии. От простого отказа режиму в публичной поддержке до отказа от службы в армии, передачи Украине разведданных и присоединения к ВСУ.

В условиях развязанной режимом кровавой бойни в Украине и ликвидации им последних возможностей легального протеста в России мы считаем лицемерием заявления о недопустимости насилия в противостоянии этому режиму. Безоговорочно признавая право Украины на вооруженный отпор агрессору, мы признаем и право граждан РФ на вооруженную борьбу с путинской диктатурой.

Мы не считаем, однако, что публичный мирный протест против войны и диктатуры потерял смысл. Но безопасных способов выражения несогласия не осталось. Все они могут повлечь те или иные репрессивные последствия. Противостояние абсолютному злу путинщины сегодня требует готовности жертвовать благополучием, карьерой, свободой и даже жизнью. Ради нашего мира, в котором нельзя бомбить театры, больницы, школы и жилые многоэтажки. В котором нельзя брать чужое.

Мы не смиримся с тем, что Путин разрушил этот наш мир. Мы будем бороться за его восстановление. Нам не нужен мир, в котором есть Путин. Мы предлагаем гражданам РФ, разделяющим наши взгляды, считать себя участниками Фронта антипутинского сопротивления.

Победу Украине, свободу России!

Александр Скобов, историк и публицист

Максим Резник, петербургский политик

Игорь Яковенко, социолог и журналист

Игорь Эйдман, социолог и публицист

(Оновлено 8:00)

Костянтин Машовець

Тільки огляд…

  1. На Токмацькому напрямку в районі с.Вербове противнику так й не вдається зупинити просування передових підрозділів ЗСУ (західніше села, судячи зі всього, українські війська повністю подолали першу позицію головного рубежу його оборони, включно з опорними пунктами батальйонного району оборони, який знаходився на їхньому шляху).

Очевидно, залишки 1429-го мотострілецького полку (мсп) ТрВ противника та окремі підрозділи його батальйонів типу БАРС (1-й та 11-й) відходять на західну околицю села.

417-й окремий розвідувальний батальйон (орвб) противника, правда, продовжує утримувати позиції на пінічно-західній околиці села та пінічніше нього.

Також, 2 батальйона БАРС (3-й та 14-й “Сармат”) продовжують утримувати першу позицію головного рубежу оборони південніше цієї ділянки. Однак, ймовірно, будуть вимушені відійти на південь, якщо найближчим часом противник не підсилить їх додатковими силами та засобами…

Скоріш за все, 201-й та 71-й мсп противника, які зараз закріплюються на східній та північно-східній околицях с.Новопрокопівка, а також на стику її з першою позицією головного рубежу оборони, у сенсі подальшого просуввання ЗСУ у південному напрямку, становитимуть головну перешкоду. Адже, мають можливість контр-атакувати українські підрозділи, які вже зав’язали бої за с.Вербове, у правий фланг…

Питання полягає в тому, чи здатні вони на це самостійно… чи противнику потрібні чергові дві ночі, або перегрупувати на цю ділянку 104-й десантно-штурмоий полк (дшп)…?

Як на мене, командування противника найближчим часом однозначно спробує (точніше, буде вимушене спробувати) “відновити положення” на першій позиції свого головного рубежу оборони шляхом серії контр-атак. Або, в районі с.Вербове, або атакуючи від с.Новопрокопівка у східному напрямку… Найбільш ймовірно, для цього будуть залучені підрозділи:

– або 104-го дшп (до 2-х батальйонів)

– або 291-го мсп (до 1-го батальйону)

– або 100-ї окремої розвідувальної бригади (орвбр) – до 1-го батальйону…

Ймовірно, буде використана саме дЮсантура… бо 291-й мсп навряд чи зможе виділити більш-менш цільний підрозділ у боєздатному стані, й 100-а орвбр… вже втягнута у бої північніше с.Вербове… й витягти її звідти буде для противника справжнім гемороєм…

Загалом, як ми з вами й передбачали, шановні читачи… після прориву першої позиції головного рубежу оборони російських військ, українське командувавння, так само, як й російське, цлком логічно “озаботилось”, скажімо так… проблематикою флангів.

У цьому сенсі, варто відзначити один епізод, який трапився днями у смузі оборони 7-ї десантно-штурмової дивізії противника. На ділянці оборони її 108-го дшп, українська артилерія здійснила масований вогневий наліт по передовим позиціям одного з його підрозділів… В тому числі, із використанням “касетних” боєприпасів. Внаслідок чого, частина особового складу цього підрозділу, самостійно, без наказу в паниці полишила позиції й відійшла в тил. Російському командуванню вдалося виправити становище лише за допомогою погроз та сили… Й так, мова їде про підрозділ “елітних” повітряно-десантних військ зс ри-фи…

  1. Південніше м.Бахмут варто відзначити дві події…

– В районі с.Кліщіївка, противник силами підрозділів 83-ї окремої десантно-штурмової бригади (одшбр), підсилених окремими підрозділами 102-го мсп спробував повернути собі контроль над опорним пунктом північно-західніше села (невдало для себе). А також зараз намагається закріпитися у двох посадках, які тягнуться вздовж залізниці східнше села… при цьому ущільнюючи свої бойові порядки на цьому напрямку підрозділами 1307-го мсп ТрВ.

– В районі с.Андріївка підрозділи 72-ї омсбр противника хоча й продовжують утримувати позиції по лінії залізниці східніше села, але трохи південніше, у смузі оборони 11-ї одшбр… противник вже був вимушений ввідійти на певній ділянці від залізниці на схід. На цьому напрямку, противник також почав розгортання підрозділів 4-ї омсбр 2-го армійського корпусу (АК), очевидно, з метою не допустити прориву значних сил українських військ ЗА залізницю…

  1. На Куп’янському напрямку… “російського спортсмена” знову “спіткала невдача”. Усі “крики и вопли” російської пропаганди про “падіння селища Синьківка” виявились, м’яко кажучи, трохи перебільшеними.

Підрозділам 25-ї омсбр противника, навіть при “содействии” лівофлангових підрозділів 138-ї омсбр та 1427-го мсп ТрВ не то, щоб “взяти Синьківку” не вдалося… а й навіть довелося “трохи посунутись” на північ від цього села у бік с.Лиман Перший, вздовж опушки лісу й дороги, яка веде у с.Вільшана. Навряд чи це можливо вважати “успіхом на Куп’янському напрямку”…

Пару діб тому, північніше с.Новоєгорівка (північна частина плацдарму противника на р.Ч.Жеребець) противнику (15-а омсбр…) також довелося “трохи потіснитися”…

В свою чергу, північніше с.Стельмахівка, десь 3 доби тому… підрозділи 27-ї омсбр противника підсилені підрозділами 1431-го мсп ТрВ спробували здійснити те, що їм пару тижнів тому вдалося в районі с.Новоселівське – прорватися за дорогу Куп’янськ – Сватове, в цей раз – по напрямку на с.Берестове. Й також – не досит вдало, до дороги дійшли, а ЗА дорогу – вже сил не вистачило… просування вимірювалось десь у 150-200 метрів.

 

(Оновлено 7:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка боевых действий в ходе российского вторжения в Украину, 2 сентября 2023 г.

Украинские силы продолжили контрнаступательные операции на западе Запорожской области и, как сообщается, 2 сентября продвинулись вперед. В Генштабе Украины сообщили, что украинские силы провели наступательные операции на Мелитопольском (запад Запорожской области) направлении.  Российские блоггеры, которые недавно утверждали, что российские войска удерживают позиции в южной части Роботино, утверждали, что российские войска отошли с южных окраин поселка на неуказанные позиции южнее. Заместитель министра обороны Украины Анна Маляр заявила 1 сентября, что украинские войска преодолели российскую “первую линию обороны” на некоторых участках запорожского направления, но ситуация остается сложной из-за дополнительных российских бетонных укреплений и плотных минных полей.

Газета New York Times сообщила 2 сентября со ссылкой на украинских военнослужащих, что российские силы разбрасывают легковоспламеняющиеся вещества на заминированные поля и поджигают их с помощью гранат, запускаемых с дронов, в то время как украинские силы разминируют эти районы, пытаясь помешать украинским усилиям по разминированию, которые позволили Украинские силы продвигаются на определенных направлениях.  Командующий разведывательным центром Сил обороны Эстонии полковник Марго Гросберг сообщила 1 сентября, что возможности украинской артиллерии «равны или даже лучше», чем у российских войск, и что они смогли отбросить российские артиллерийские части от линии фронта, не позволяя им поддерживать Российские силы. Это наблюдение не всегда верно по всей линии фронта, поскольку украинские подразделения регулярно сообщают о том, что попадают под сильный артиллерийский огонь российской артиллерии, корректируемый российскими беспилотниками. Гросберг также заявил, что с июля украинским силам удалось серьезно повредить российские артиллерийские радары.  С середины июля российские источники неоднократно выражали обеспокоенность по поводу отсутствия у России возможностей контрбатарейной артиллерии, особенно на юге Украины.

Отдельные российские источники утверждают, что российские офицеры 58-й общевойсковой армии (САА), обороняющейся в Запорожской области, связались с бывшим командующим 58-й САА генерал-майором Иваном Поповым в связи с ухудшением ситуации на российском фронте. Российские милблоггеры утверждали, что Попов поддерживал контакты со своими бывшими подчиненными на западе Запорожской области, а российский инсайдерский источник утверждал, что эти офицеры обратились за помощью к Попову, а не к своему новому командиру. Российское военное командование уволило Попова с поста командующего 58-й САА (Южный военный округ) в начале июля после того, как он проявил явное неповиновение, пытаясь обойти начальника российского Генерального штаба генерала армии Валерия Герасимова и предъявить свои жалобы на плохие контрбатарейные возможности. большие потери и отсутствие ротации непосредственно у президента России Владимира Путина.  Российские источники регулярно выражают обеспокоенность по поводу проблем, которые освещал Попов, и их пагубного воздействия на российские оборонительные усилия на юге Украины. Попов частично создал прецедент неподчинения, и его поведение, как сообщается, побудило российское военное командование начать отстранение таких же непокорных командиров из передовых частей, хотя не все сообщения об отстранении командиров подтвердились.  Российские источники утверждали, что Попов поощрял своих бывших подчиненных докладывать правду о фронте высшему российскому командованию, возможно, побуждая их повторить его неповиновение.  Контакты Попова со своими бывшими подчиненными, если это правда, позволяют предположить, что сменивший Попова не завоевал доверия своих подчиненных либо потому, что он менее компетентен, либо потому, что он менее откровенен с высшим российским руководством по поводу продолжающихся проблем, с которыми сталкивается российская оборона на западе. Запорожье.

Реакция российского ультранационалистического информационного пространства на российскую критику антизападного мышления и российскую пропаганду демонстрирует, что ультранационалистическое сообщество сохраняет способность объединяться вокруг определенных вопросов. Директор российского аналитического центра Института изучения США и Канады Валерий Гарбузов опубликовал 29 августа статью, критикующую российскую правящую элиту, которая, как он утверждает, создала и увековечила серию «утопических мифов» о российской гегемонии. «кризис капитализма» и заявленное Россией лидерство в глобальной антизападной коалиции. Видные голоса в российском ультранационалистическом информационном пространстве выдвинули в основном последовательную критику статьи Гарбузова от 2 сентября, критикуя аргументацию Гарбузова, а также российские политические и информационные структуры, которые позволили Гарбузову занимать видное положение в российской политической сфере. Один известный российский милблогер заявил, что российские каналы Telegram заполнили аналитический пробел в российском информационном пространстве после начала войны на Украине, который аналитические центры должны заполнить и продолжают делать это 18 месяцев спустя.

У известных российских милблогеров, вероятно, есть денежный стимул регулярно сообщать о войне в Украине информацию, некритическую по отношению к российским властям. 1 сентября BBC сообщила, что известные российские милблоггеры утверждают, что могут заработать от 48 000 до 188 000 рублей (около 500–1950 долларов США) за рекламу на своих каналах Telegram. BBC сообщила, что рекламный агент, работающий с каналами, связанными с Вагнером, утверждал, что известный источник, связанный с группой Вагнера, заработал около 31 500 рублей (около 330 долларов США) за рекламу.  Рекламный агент рассказал Би-би-си , что несколько сотрудников РИА ФАН, ныне закрытое СМИ, связанное с бывшим финансистом Вагнера Евгением Пригожиным, получало всего от 10 500 до 21 800 рублей (около 108–226 долларов США) за рекламу из-за меньшего количества подписчиков.  Би-би-си отметил, что среднемесячная зарплата в России составляет около 66 тысяч рублей (около $685). Таким образом, ежемесячная зарплата известных милблогеров, вероятно, намного выше, чем в среднем по России. Российские милблоггеры, вероятно, экономически заинтересованы в сохранении и расширении аудитории посредством репортажей о войне, которые некритичны по отношению к российским властям, поскольку критика российских властей, сопротивление попыткам цензуры и потенциальные юридические проблемы могут привести к уменьшению количества рекламы, хотя милблоггеры, которые представляют себя поскольку высказывание неприятных истин также может привлечь большое количество последователей. Александр «Саша» Коц, известный милблогер, который также работает в Кремлевском Совете по правам человека, заявил, что у милблогеров есть «прямой канал для частной передачи информации» российскому Минобороны.

Ключевые выводы:

  • Украинские силы продолжили контрнаступательные операции на западе Запорожской области и, как сообщается, 2 сентября продвинулись вперед.

  • Отдельные российские источники утверждают, что российские офицеры 58-й общевойсковой армии (САА), обороняющейся в Запорожской области, связались с бывшим командующим 58-й САА генерал-майором Иваном Поповым в связи с ухудшением ситуации на российском фронте.

  • Реакция российского ультранационалистического информационного пространства на российскую критику антизападного мышления и российскую пропаганду демонстрирует, что ультранационалистическое сообщество сохраняет способность объединяться вокруг определенных вопросов.

  • Российские войска 2 сентября вели наступательные действия на рубеже Купянск, Сватово, Кременная, в районе Бахмута, на линии Авдеевка, город Донецк, на западе Запорожской области и продвинулись на отдельных участках.

  • 2 сентября украинские войска провели наступательные операции как минимум на одном участке фронта и продвинулись в районе Бахмута, на западе Донецкой области и на западе Запорожской области.

  • В Донецкой народной республике (ДНР) сформированы собственные подразделения Росгвардии (Российская национальная гвардия), элементы которой, как сообщается, действуют как на передовой, так и в дальних тылах оккупированной Украины.

  • Российские и оккупационные власти поощряют жителей оккупированной Украины, проживающих в России, голосовать на оккупационных региональных выборах, что, вероятно, повысит явку избирателей и восприятие легитимности выборов.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Прошел один год и сто девяносто дней войны. Судя по картам ISW сегодня опять никаких изменений линии фронта не произошло. У россиян идут какие-то непонятные дилетантам переброски частей с одного участка фронта на другой, а что происходит у ВСУ вообще непонятно: на этот счет украинский Генштаб традиционно хранит молчание. Поэтому я не буду гадать на кофейной гуще и наберусь терпения. Не думаю, что эта пауза слишком затянется.

Вчера пресс-служба Путина фонтанировала креативом. Так, например, была показана встреча Путина в “День знаний” 1 сентября с особо продвинутыми школьниками в рамках проекта “Разговор о важном”.

На этой встрече Путин рассказал школьникам о письмах своего деда на фронт сыну, где тот призывает сына “бить гадов”. Так же он сообщил, что дед в этих письмах обращался к сыну на “вы”, что по версии Путина свидетельствует о “глубокой внутренней культуре русского народа”.

Далее, Путин сделал очень странное умозаключение: «Когда я прочитал наказ деда к своему сыну, я понял, почему мы победили в Великой Отечественной войне: победить такой народ с таким настроем невозможно. Мы абсолютно были непобедимы. И сейчас такими являемся».

Режьте меня на куски, но как из наказа “бить гадов” можно сделать вывод о непобедимости русского народа – я не понимаю. И особенно непонятно почему из непобедимости почти восьмидесятилетней давности вытекает непобедимость сегодняшних русских.

Есть масса народов (и русские в их числе) которые то выигрывали войны, то проигрывали. И выигрыш одной войны никогда не был гарантией от проигрыша следующей.

К тому же путинский дед наверняка знал о существовании фронтовой цензуры, СМЕРШа и прочих прелестей сталинской армии и поэтому писал эти лозунги вовсе не от распирающего его осознания русской “непобедимости”, а потому, что прекрасно понимал кто их будет читать еще до того, как они попадут в руки его сына.

(Я, кстати, легко себе представляю какого-нибудь немецко-фашистского отца, который писал сыну на фронт письма с призывам “бить русских унтерменшей”. Но никакой “непобедимости” из этого не вытекло… )

Как вообще из расхожих наказов и лозунгов Путин делает вывод о “непобедимости русского народа” так и осталось для меня загадкой. И я тихо подозреваю, что не только для меня, но и для школьников, которые его слушали.

Наверняка дети, слушая старика, сделали вывод, что патриотизм это скучное бахвальство и восхваление самих себя. Без аргументов, без логики и в полном отрыве от реальности. И что дедушка не вполне здоров и находится в плену каких-то фантазий и мифов о непобедимых чудо-богатырях, которые видят свое предназначение лишь в том, чтобы поскорее сложить голову за Путина, который является синонимом России.

Еще большее впечатление на меня произвел видеорепортаж, который я тут же про себя назвал “Приезд фюрера в Линц”: Путин “внезапно” посетил село Тургиново в Тверской области, где жили его предки.

Не передать словами тот всплеск монархического восторга, который пережили обитатели этого села в момент, когда Путин вышел из своего “Ауруса”. Они кинулись его трогать, жать руку, обнимать. Те. кто не мог тактильно выразить свою любовь, просто кричали ему что-то очень комплиментарное и одобрительное.

Плешивый был доволен и чувствовал себя абсолютно в своей тарелке. Он принимал эту любовь пейзан как должное и с несколько снисходительной улыбочкой жал руки и что-то бормотал одними губами. Я остался очень доволен увиденным свинством.

Этот запрограммированный экстаз вождя и народа был настолько механистичен и лишен хоть какой-то теплоты и человечности, что мне показалось, что вся эта массовка – это вовсе даже не люди, а роботы, настолько они были предсказуемы.

В одном из рассказов Чехова помещик хвастается перед собеседником своим конюхом, который может выстругать человечка: “его дернешь за веревочку – а он непристойность сделает!” Так и эти деревянные люди все дружно делают непристойность, когда их дергают за веревочку…

И уж если говорить о какой-то русской непобедимости, то вот в этом-то она и заключается: в невероятной, искренней непобедимой любви к начальству. В этой стадности, которую они сами называют “соборностью”, в любви к хозяйской плетке и сапогу… Впрочем, про это уже написаны горы книг. Практически вся настоящая русская литература – об этом.

Ничто не может ее победить: ни технический прогресс, ни открытость миру, ни просвещение. Каждое поколение россиян вновь и вновь воспроизводит один и тот же стандарт взаимоотношений царя и народа. Так был тысячу лет назад, так есть и сейчас.

Их можно расстреливать – миллионами, морить голодом – десятками миллионов, ссылать на каторгу в Сибирь, класть штабелями в мясных атаках – а им и горя мало: “Сил вам Владимир Владимирович! Мы вас поддерживаем! Так держать! Спасибо вам, Владимир Владимирович! Берегите себя! Вы нам нужны!”

Ладно. Пора спать ложиться. Очень хочется победы. Тем более, что наше дело правое. Поэтому враг будет разбит. И значит победа будет за нами.

Слава Украине!

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 3 September: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий