BloggoDay 5 August: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 5 серпня 2023 р.

 

(Оновлено 14:00)

Юрий Кирпичев

Байден на весах истории

Михаил Трипольский на днях заявил, что Байден великий президент, чуть ли не величайший в истории Америки.

А Дмитрий Абрамсон писал недавно в Фейсбуке, что “…я буду голосовать за Байдена не только, чтобы остановить Трампа. Я считаю, что это правильный человек в нужном месте и в нужное время. И если в каком-то фантастическом сценарии Байден выстрелит в меня посреди Пятой Авеню, я всё равно, раненый, доползу до избирательного участка, чтобы за него проголосовать”. Он обыгрывает известное заявление Трампа о том, что тот (Трамп, а не Дмитрий) может убить человека средь бела дня на Пятой Авеню Нью-Йорка, и сторонники от него не отвернутся.

Важно ли их мнение? Думаю, надо прокомментировать: Трипольский и Абрамсон становятся известными в Украине и отражают взгляд части американского общества на текущую ситуацию. Вкратце этот взгляд сводится к тому, что Байден чрезвычайно много сделал для Украины и та должна быть ему безгранично благодарна.

Насчет благодарности не спорю, вот и британский министр обороны требовал ее, но все ли, что мог, сделал Байден? Не думаю. Более того, уверен, что далеко не все! И не я один так думаю. К примеру, президент Зеленский так ответил на днях в интервью бразильской газете на вопрос, считает ли он достаточной помощь США: если бы эта помощь привела к завершению войны, то была бы достаточной. Но война продолжается…

Да, война продолжается, становится все более разрушительной и опасной (ядерное оружие уже размещено в Беларуси, а ЗАЭС заминирована), русские не скрывают, что считают ее войной против всего Запада, и так оно и есть. То-то Берт Стивенс, колумнист The New York Times вернувшийся из Киева, пишет, что не НАТО во главе с Америкой защищает Украину, а Украина защищает НАТО: “Нам пока везет, американцы платят долларами, украинцы жизнями”. С этих позиций и следует оценивать действия (и бездействие) Байдена.

Но сначала представим оппонентов. Михаил Трипольский это главный редактор самой толстой русскоязычной газеты Америки, бывший киевлянин. Известен украинцам благодаря активности Юрия Рашкина, которого все чаще приглашают на украинские каналы. Юрий создал свой собственный YouTube канал RashkinReport и часто ведет совместные с Михаилом и Дмитрием передачи. Весной прошлого года Трипольский звал и меня участвовать в их стримах, но нездоровье не позволило принять приглашение, но сейчас вижу, что оно и к лучшему. Стиль дискуссии важнее ее темы, а чрезмерно раскованный стиль эфиров Михаила мне совершенно чужд, как и легковесное зубоскальство Абрамсона над президентом сражающейся Украины.

Рашкин прекрасно читает информативные и аналитичные новости от профессора Игоря Айзенберга, весьма полезен был и цикл передач Абрамсона, выведший на чистую воду махрового трамписта (а значит, агента влияния Москвы) Гари Табаха с его дезинформацией о ленд-лизе. Этот Табах был весьма популярен в Украине… Досталось от Рашкина и Трипольского и Роману Свитану, еще одному любимцу украинских СМИ – за похабный антисемитизм и отнюдь не самые умные высказывания о Байдене (умеют же наши ура-патриоты плодить врагов).

Так вот, состоялась у меня на днях в Фейсбуке дискуссия с Трипольским о негативной оценке Арестовичем Байдена. Михаилу, значит, написал слушатель их с Рашкиным передачи и возмущался обвинениями Арестовича американской администрации в москвоцентричности, неоказании помощи Украине и прочей зраде. На что Михаил обещал разнести Арестовича и донести сие до украинской публики. Экая самоуверенность! У Алексея с Марком Фейгиным сотни тысяч зрителей (а бывало и более двух миллионов), тогда как у Трипольского едва пара тысяч набирается в лучших случаях и даже в компании с Рашкиным редко доходит до двух десятков тысяч… В итоге наша полемика свелась к оценке Байдена. Михаил засыпал меня цитатами.

“Только поддержка США позволила Украине избежать поражения в первые же дни российской спецоперации”, ― пишет Newsweek.

“Оружие и помощь США не позволили России победить, а Украине проиграть”, — заявил Уильям Астор, подполковник в отставке и бывший профессор истории Академии ВВС США. — “Если бы не это оружие, украинские силы, вероятно, были бы разбиты еще летом”.

“Совершенно очевидно, что без помощи Запада российским войскам удалось бы захватить Киев в первые дни конфликта”, — сказал Питер Ратленд, профессор российских, восточноевропейских и евразийских исследований Уэслианского университета”.

И так далее, я привел лишь половину этой подборки жалкого лепета оправданий, попыток незадачливых экспертов, не сумевших предугадать и оценить развитие ситуации, сохранить реноме и сделать хорошую мину при плохой игре. Важен результат помощи, а он неутешителен: война только больше разгорается, идет именно то, чего опасался Байден, придерживая ударные виды вооружений – эскалация, и Путин влепил очередную демонстративную пощечину Западу, разорвав зерновое соглашение и уничтожая инфраструктуру украинских портов.

Генерал Ходжес еще прошлым летом говорил, что срок окончания войны полностью зависит от США, а недавно повторил, что ее исход можно было бы решить в течении нескольких недель 150-200 дальнобойными ракетами ATACMS. Но Байден не дает их. Он все делает с запозданием. Вспомните затяжку с поставками “Хаймарсов”, да и первые гаубицы М777 были поставлены лишь к 15 мая 2022 года.

Гаубицы… Идет большая артиллерийская война. Такой не было со времен Первой мировой. Фронт огромен, роль танков и авиации невелика, в итоге все решает артиллерия (РСЗО и “Хаймарсы” фактически относятся к ней). Расход снарядов колоссален. Первую мировую война напоминает и тем, что после полугода маневренных боев перешла в позиционную фазу. Причина – недостаточная помощь Запада Украине. Войска зарылись в землю, возвели линии обороны, прикрытые невиданными в истории по масштабу и плотности минными полями (русские ставят по 3-5 мин на квадратный метр!), поэтому темпы продвижения при попытке активных действий низкие.

Опыта такой войны также ни у кого нет, кроме самих воюющих, она резко отличается от всех недавних войн, и советы, заключения и сетования многих западных экспертов основаны на непонимании сути происходящего.

Да, задача у ВСУ тяжелейшая, ни одна армия мира не наступала в таких условиях: не имея ни численного превосходства, ни огневого (не хватает снарядов), ни господства в воздухе, через сплошные минные поля. Помощь союзников в цифрах как бы велика, но совершенно недостаточна для ведения боевых действий такого размаха. Объяснения западных экспертов, их попытки перевести стрелки на саму Украину неубедительны, и мы не раз наблюдали легковесные, ангажированные и даже инспирированные Москвой алармистские публикации в самых солидных изданиях, включая “Нью-Йорк Таймс” и “Уолл-Стрит Джорнел”

В этой артиллерийской войне Украина постепенно берет верх, но лишь за счет большей точности и лучшей организации огня, но не за счет плотности – ВСУ расходуют до 8 тысяч снарядов в день. Русские больше. Для сравнения, во время штурмов Северодонецка и Лисичанска прошлым летом интервенты расходовали до 50-70 тысяч снарядов в сутки! Благодаря работе “Хаймарсов”, а теперь и британских дальнобойных ракет Storm Shadow и французских SCALP по складам боеприпасов интенсивность русского огня существенно снизилась, но британских ракет поставлено всего около сотни, а французских около 80. Генерал Ходжес прав: крайне не хватает сотен ATACMS!

Да, Америка оказала помощи на огромную сумму – более $100 млрд, но bis dat, qui cito dat – вдвойне дает, кто быстро дает. Байден же всегда дает с опозданием. В итоге война обойдётся Америке намного дороже, чем при своевременных поставках требуемых вооружений. И в финансовом плане и в политическом.

Поэтому я считаю Байдена политиком слабым, не соответствующим масштабу противостояния и солидарен в этом с Арестовичем. О чем и писал не раз еще до Алексея (он дипломатичен и у него ангельское терпение). В частности, писал об этом в “Обозревателе” еще в апреле 2022 года (“Ястреб ли Байден? Орел ли?”), а сейчас еще более укрепился в этом мнении. Более того, полагаю, что именно после встречи с Байденом в Женеве в июле и с приснопамятной фрау Меркель в Москве в августе 2021 года Путин понял, что Запад слаб и принял решение о нападении!

Так что не рассказывайте мне о достоинствах Байдена. Его слабость еще скажется на выборах 2024, если он не возьмется за помощь Украине всерьёз и не добьется успеха в самые сжатые сроки. У него есть максимум год. Нас постоянно убеждают, что американского избирателя интересуют в первую очередь экономика и прочие внутренние дела, но позорный уход США из Афганистана обвалил рейтинг Байдена, и тот так и не восстановился, несмотря на все успехи экономики. Не факт, что часть демократов и независимых простят ему неспособность нанести поражение России (91% американцев относятся к ней негативно) и быстро покончить с войной. Моя супруга тому порукой, она не хочет голосовать за него даже под угрозой возвращения Трампа.

Да, его возвращение станет катастрофой не только для Америки, но и для Украины и всего мира, тем более Байден должен приложить все усилия для скорейшей победы Украины! Но он не дает ATACMS… Да, выбора у нас нет и я пойду голосовать за него, но только от безысходности. И всегда буду помнить, что на его совести жизни тысяч украинцев.

 

(Оновлено 13:00)

“Настоящее время”

Алексей Александров

Чего ждать от мирных переговоров по Украине в Саудовской Аравии. Дипломат объясняет: “Это попытка Украины привлечь внимание глобального Юга”

В Саудовской Аравии 5-6 августа пройдут переговоры о мирном урегулировании войны в Украине. В Джидде ждут представителей более 30 государств: кроме европейских стран и США, приглашения получили Китай, Бразилия, Индия, Япония, страны Латинской Америки и Африки. Россию на эти переговоры не позовут, но западные дипломаты решили провести переговоры именно в Саудовской Аравии в надежде привлечь на них Китай, который поддерживает тесные связи с Россией, пишет WSJ.

Дипломат Александр Хара рассказал, зачем Киеву саммит в Саудовской Аравии

– Как вы понимаете, кто и зачем придумывает, получается, очередной формат мирных переговоров по Украине?

– Я не сказал бы, что это очередной формат, это попытка Украины привлечь внимание так называемого глобального Юга. Саудовская Аравия не зря была выбрана как площадка. Кроме того, что ваш корреспондент сказала об этой стране, хочу напомнить, что в прошлом году при посредничестве Саудовской Аравии в Украину вернулись свыше 200 украинских граждан, которые были в российском плену, в том числе бойцы “Азова”. Хочу также напомнить, что эта страна предоставила Украине почти на полмиллиарда долларов помощи.

Поэтому это страна, которая пытается найти возможные решения конфликта и, с другой стороны, сохраняет достаточно теплые и конструктивные отношения с Москвой в рамках ОПЕК. По большому счету на фоне охлаждения отношений с США Саудовская Аравия не идет на некоторые уступки для того, чтобы снизить цену на нефть, выдав больше нефти на мировые рынки. Поэтому балансирующая роль Саудовской Аравии, мне кажется, сыграет важную роль.

Снова вернусь к идее как Украины, так и наших партнеров. Есть глобальный Юг, который либо смотрит, скажем, достаточно издалека и не считает, что конфликт, который в Европе происходит, стоит того, чтобы таким образом выбирать сторону. Первый момент. Другой момент – это всевозможные мирные инициативы, которые мы уже услышали и от президента Бразилии, и Индонезии, и группа африканских лидеров недавно была и в Киеве, и в Москве. Всем этим планам не хватает самого главного – они не отстаивают принцип суверенитета, территориальной целостности. Для африканских лидеров вообще ключевой вопрос был – продовольствие, ну и потом уже как бы паровозиком какие-то другие вещи.

Украинский мирный план базируется на нормах и принципах международного права и, естественно, начинается с территориальной целостности, суверенитета. Естественно, Украина никогда не признает незаконно оккупированные, аннексированные территории. И тем более мы не собираемся мириться с теми преступлениями, которые совершены на нашей территории русскими войсками.

Поэтому, мне кажется, самое главное, что эта встреча может принести, – это определенные формулировки, которые могут поддержать те страны, которые до последнего момента не показывали свои интересы либо же были отстраненными, как та же самая Индия. За последнее время мы слышали только одну фразу премьер-министра Моди – о том, что сейчас не время для конфликтов, не время для войн. Но тем временем Индия покупает все больше и больше объема нефти в РФ и потом продает его по миру. Wall Street Journal в прошлом году подсчитала, что 5 млрд долларов – это то, что сэкономила Индия на покупке с большими скидками российской нефти.

Соответственно, наверное, пришло время им как-то определиться, поскольку эта война влияет на весь мир, и с последними атаками на Одессу, на портовую инфраструктуру, уничтожение десятков тысяч тонн зерна, которое должно было по Черноморской зерновой инициативе быть экспортировано в разные страны мира, прежде всего в страны, которые развиваются, в африканские, и тот же самый Китай – большущий покупатель украинского зерна. Это все влияет на стоимость продовольствия – и таким образом на социальную и политическую стабильность во многих странах мира.

– Если я правильно понял, вы сказали, что эта встреча нужна Украине, собственно, Украина является ее инициатором?

– У меня нет публичной информации. Насколько я понимаю, это совместная инициатива и Украины, и Саудовской Аравии как наших партнеров. Естественно, она поддерживается нашими другими партнерами. Буквально вчера на пресс-брифинге в Госдепе спикер сказал, что Соединенные Штаты точно будут представлены, но пока не сказали, на каком уровне. Однозначно, что наши западные партнеры точно присоединятся. И те страны, которые мы называем “свободным миром”, точно там будут. Будем надеяться, что будут там и Индия, и Бразилия, и Мексика, и Индонезия, и некоторые другие, возможно, не такие большие страны, но чрезвычайно важные каждая для своего региона.

– Но там не будет России. На эту встречу, как пишет Wall Street Journal, не зовут Россию. Есть ли какой-то смысл вообще в мирных переговорах без участия России или это не мирные переговоры на самом деле по своей сути?

– Мирные переговоры с Россией вообще не имеют никакого смысла, поскольку, как попугаи, повторяют от Путина до его веселых усов о том, что Украина должна принять новую реальность, то есть незаконную аннексию украинских территорий, в том числе незаконное усыновление украинских детей. И потом еще дополнительные требования с точки зрения ограничения маневра Украины на внешнеполитической арене, те же самые гарантии безопасности. Однозначно, что об этом не может быть и речи.

И кстати, вы, наверное, заметили достаточно смешную отговорку Путина о том, что пока идет украинское наступление, не может быть и речи о переговорах. Хотя переговоры с РФ велись в 2014-2015 годах, когда Россия вела наступательные действия на территории Восточной Украины. Поэтому сейчас нет вообще вопроса о переговорах, мы в Украине не считаем способным это руководство РФ к каким-то кардинальным изменениям в своей внешней политике. Соответственно, эта дипломатия, этот мирный саммит направлен на то, чтобы объединить вокруг украинского мирного плана, который, как я уже сказал, основан на простых вещах: нормы и принципы международного права, устав ООН, заключительные акты ОБСЕ и те документы, которые РФ, включая самого Путина, подписывала с украинским руководством.

– То есть, условно, убедить эти колеблющиеся страны, что надо придерживаться международных норм?

– Безусловно, поскольку, есть например, как мы сейчас видим, блокада черноморских портов Украины и Азовского моря, удары по Дунаю. Это фактически невозможность свободы судоходства, а это один из ключевых принципов, на которых основана наша глобальная экономика. Представьте себе, что каждый фюрер иранского или северокорейского мира начнет делать блокаду в других частях мира, я уже не говорю про Китайскую Народную Республику, соответственно, вся Азия просто остановится.

Поэтому если этот принцип работает, то он должен работать на всем морском пространстве. То же самое, если мы говорим о территориальной целостности. Можете себе представить, как делили Африку в свое время, я имею в виду колониальное деление, а потом после того, как получили независимость эти африканские государства. Представьте себе, они начнут сейчас говорить, что там когда-то были исконно какие-то земли либо представители нашего этнического меньшинства. Если африканцы начнут разговаривать, как русские, то тогда этот континент взорвется, я уже не говорю про другие. Потому что везде когда-то кто-то жил.

И точку отсчета надо брать не когда, например, было разорвано украинское государство в 1921 году – Украинская Народная Республика оккупирована большевистской Россией, а 1945 год, когда была установлена новая система. И следующий важный этап – это 1975 годы, заключительный акт ОБСЕ, который говорит, что в Европе силой нельзя перекраивать границы, это не будет признано.

 

(Оновлено 12:00)

CEPA

Ксения Кириллова

«Слабые комбинации» путинского режима

Владимир Путин пользуется поддержкой по всей России, но его власть над своей страной не так надежна, как может показаться на первый взгляд.

В рамках прошедшего этим летом Петербургского международного экономического форума российские аналитики представили доклад, посвященный социальной сплоченности и устойчивости общества. По мнению кремлевских экспертов, главным фактором, обеспечивающим устойчивость режима, является избегание так называемых «слабых комбинаций». Примером такой комбинации, по словам докладчиков, может стать сочетание резкого падения занятости населения в совокупности с падением рейтинга власти и ослаблением контроля над информационным пространством, то есть неспособностью властей найти подходящих для населения объяснений происходящего.

Один из авторов анализа, бывший российский разведчик Андрей Безруков признал, что похожая ситуация возникла во время объявления властями «частичной мобилизации». В качестве же положительного фактора он назвал равнодушие и высокий болевой порог российского народа, при котором общество способно игнорировать даже очень сильные стрессовые ситуации. Речь в данном случае идет об уже упомянутом ранее фатализме, при котором люди готовы принять абсолютно любое решение властей, не осмысляя его критически. Можно выделить несколько факторов, повлиявших на формирование такого сознание.

Во-первых, в течение многих десятилетий россиян приручали к тому, что они не могут повлиять на происходящее в собственной стране. Отсутствие честных выборов и независимого правосудия действительно приводит к тому, что у обычных людей нет возможности изменить ситуацию. Это формирует синдром «выученной беспомощности», когда единственной защитной реакцией людей становится принятие любого решения властей и попытка убедить себя в правильности этого решения.

Во-вторых, в России многие годы сохраняется чувство угрозы, единственной защитой от которого является государство. Внутри страны это угроза вполне реальна: не имея никаких правовых механизмов самозащиты, среднестатистический россиянин оказывается полностью зависим от чиновников и силовиков. Весьма показательно, что, согласно данным социологического опроса 2019 года, россияне боялись произвола властей больше, чем смерти. Единственным способом избежать этого произвола становится выстраивание личных «договорных» отношений с представителями государства или как минимум сохранение лояльности.

Вовне страны иллюзия угроза поддерживается искусственно с помощью пропаганды. Не стоит забывать, что как минимум с 2014 года российское общество привыкло ощущать себя в состоянии осажденной крепости и постоянно ощущать угрозу как со стороны Запада, так и соседней Украины. При этом Владимир Путин все эти годы позиционирует себя в качестве единственной защиты от внешней угрозы. На этом фоне его фигура видится в глазах российского большинства как абсолютно необходимое условие сохранения страны – даже при том, что россияне болезненно воспринимают вмешательство государства в их частную жизнь.

В-третьих, постоянное искусственное культивирование внешней угрозы создает искаженное восприятие реальности, при котором другие страны не просто угрожают России, а мечтают уничтожить ее за сам факт ее существования. Пропаганда уверяет, что в этой экзистенциальной войне противник использует любые средства, включая ядерное и биологическое оружие, притом делает это постоянно, независимо от поведения Москвы.

С одной стороны, такая картина мира позволяет поддерживать в обществе необходимый уровень антизападных настроений и ощущение угрозы, с другой, она помогает нормализовать в сознании людей абсолютно ненормальные вещи. Привыкшие жить в этом агрессивном милитаристском мире российские обыватели уверены, что Запад мыслит в тех же категориях, и уже просто не могут представить себе иное мышление.

В-четвертых, в российском менталитете исторически укоренилась идея о необходимости сильного государства как основы национального самоопределения. Эта идея, с одной стороны, порождает страх перед любыми протестами и потенциальными революциями из-за угрозы «потери государственности», а с другой, приучает население в экстремальных ситуациях полагаться на государство и доверять его решениям.

Исходя из всего перечисленного, наиболее вероятная «слабая комбинация» для путинского режима выглядит как неспособность государства выполнить функцию защитника в сочетании с резким ростом его вмешательства в частную жизнь людей (как это было, к примеру, в пандемию коронавируса, когда действия властей вызвали резко негативную реакцию прежде лояльных государству групп).

Потребность в правдоподобных объяснениях происходящего у российского большинства несколько снизилась в сравнении с первыми месяцами войны, однако в случае серьезного вмешательства в частную жизнь людей она также может оказаться критичной. Резкое падение уровня жизни россиян, безусловно, способно сделать эту комбинацию еще более угрожающей для режима. Что же касается текущей ситуации, на данный момент она еще не достигла уровня «слабой комбинации» по следующим причинам.

Во-первых, на данный момент в обществе нет широкого осознания того факта, что государство не выполняет функцию защиты людей. Даже при том, что путинский режим фактически принес войну на территорию России, реальные последствия этой войны ощущают только жители приграничной Белгородской области и отдыхающие в Крыму туристы, то есть незначительный процент населения. Что касается родственников погибших контрактников и мобилизованных, эту проблему российским властям пока удается заливать деньгами. Падение уровня жизни также не достигло пока критических значений. В результате среднестатистический россиянин не ощущает на себе последствий войны и, соответственно, не испытывает чувства незащищенности.

Во-вторых, надежда на социальную справедливость, запрос на которую традиционно высок в российском обществе, не исчерпана до конца. Более того, репрессии в элитах и постоянная угроза расширения этих репрессий поддерживает в обществе иллюзию грядущей расправы с «предателями и коррупционерами во власти» и ощущение, что теперь элиты будут гораздо ближе к народу.

В-третьих, несмотря на высокий уровень репрессий, для российских обывателей сохраняется определенный минимум внутренней свободы. Несмотря на рост доносительства, на сегодня человек может оказаться в тюрьме за публичную критику власти в соцсетях или как минимум в публичных местах, например, в кафе, тогда как во времена Сталина для репрессий достаточно было доноса о частном разговоре. На данный момент обыватель еще имеет возможность критиковать власть «на кухне», в разговорах с друзьями и близкими, и даже донос за подобные разговоры пока не влечет наказание автоматически, если он не подкреплен другими доказательствами «неблагонадежности».

Однако существуют явные признаки того, что российские власти все больше сужают это пространство свободы и вторгаются в частную жизнь людей. Наиболее острым вторжением может стать новый виток мобилизации – учитывая, что приготовления к этому уже ведутся. Так, недавно власти расширили призывной возраст, подняв верхнюю его планку и, вопреки собственным обещаниям, не став поднимать нижнюю. Теперь призывной возраст длится с 18 до 30 лет, а не до 27, как это было ранее.

Еще одним вмешательством в частную жизнь людей может стать запрет абортов. Российский министр здравоохранения Михаил Мурашко предложил запретить частным клиникам проведение абортов и установить жесткий контроль над препаратами по медикаментозному прерыванию беременности. Велика вероятность, что подобные меры рано или поздно вызовут общественное недовольство. Весь вопрос заключается в том, будет ли российская оппозиция и Запад готовы к очередному появлению «слабой комбинации».

 

(Оновлено 11:00)

Главред

Анастасия Заремба

Новороссийский порт перестал быть тылом России, дроны достанут до дачи Путина в Сочи – Лакийчук

Атака на Новороссийск – это подтверждение, что украинские морские дроны-камикадзе существуют и работают, считает эксперт.

Бухту Новороссийска в Краснодарском крае в ночь на 4 августа атаковали морские дроны, в результате чего получил повреждение большой десантный корабль “Оленегорский горняк” Северного флота ВМС РФ. По неподтвержденной информации, эта атака могла быть совместной операцией СБУ и ВМС Украины.

В интервью Главреду военный эксперт, руководитель проектов по безопасности Центра глобалистики “Стратегия ХХІ” Павел Лакийчук рассказал, почему удары по российским портам отгонят Россию от Крыма, почему Керченский мост будет легче разбить и как потеря десантного корабля поможет деоккупировать Крым и юг Украины.

О чем свидетельствуют удары по порту Новороссийска? Какие объекты гипотетически теперь могут оказаться под прицелом?

Возле Босфора военные корабли регулярно какие-то дроны изрядно беспокоят. В Туапсе воздушные дроны уже дебоширили, в Феодосии горел нефтяной терминал. Это свидетельство того, что продемонстрированный Украиной недавно на выставке оружия в Турции морской дрон-камикадзе – не выдумка, а его тактико-технические характеристики соответствуют продемонстрированным. Тактика применения морских дронов в Вооруженных силах Украины и их структурах на морском театре боевых действий совершенствуется. Поэтому теперь россиянам уже не спрятаться ни в Севастополе, ни даже дальше, потому что прятаться даже в Новороссийске для них уже не выход. Поэтому они могут начинать топить там свои корабли, как это когда-то делал Ленин, чтобы лишний раз не заморачиваться.

После инцидента была информация, что россияне укрепляют оборону порта в Сочи. Туда, насколько я понимаю, дроны тоже могут достать?

Безусловно, и туда тоже могут достать. Вопрос в том, есть ли там цели, кроме дачи Путина, которые могут заинтересовать наших военных, чтобы нанести максимальный урон вражеской армии. Мы же не ради того, чтобы попугать стреляем, как русские. Каждый снаряд и ракета для нас важны, и очень хочется, чтобы все они попадали в цель. Итак, пусть ждут сюрпризов на складах боеприпасов, пунктах базирования кораблей и ракетоносителей, ракетно-технических базах, которые готовят ракеты к атакам по Украине.

Для чего Россия чаще всего использовала этот корабль, и насколько те повреждения, которые мы видели на видео, критичны для него? Как быстро россияне могут его починить?

О конкретном корабле я ничего не могу сказать, потому что сейчас россияне закрашивают на всех кораблях бортовые номера и названия. Даже когда там что-то проявляется – например, если видишь четыре буквы на картинках, то определить, что именно закрашено, “Ямал” или “Азов”, очень сложно. От “балтийцев” и “североморцев” (Балтийский и Северный флот ВМФ России, – Главред) в январе 2022 года, готовясь к нападению на Украину, зашли четыре единицы – три корабля 775 проекта три корабля и 1 – 11 711 проекта, а именно здоровенное одоробло “Петр Моргунов”, которых в РФ всего два. Россияне готовились высаживать десант морпехов в Одессе, но не сложилось, потому что украинцы показали зубы. В конце концов, все эти морпехи-десантники, которые должны были высаживаться в Одессе, уже давно сгнили где-то под Мариуполем или Херсоном.

Итак, работы для этих кораблей почти не осталось. Их пытаются использовать вместе с кораблями Черноморского флота для каботажных перевозок (перевозки груза и пассажиров вдоль морского берега одного государства, – Главред) между Новороссийском и оккупированными Севастополем и Керчью. Не важно, из какого именно флота этот корабль, но то, что больших десантных кораблей станет меньше – это хорошо. Потому что сейчас идет наступательная операция на юге. Если будем иметь успех, то дальше будет Крым, поэтому нам надо будет добивать Керченский мост, а противник будет пытаться обеспечить каким-то образом логистику Крыма и группировку своих сил. И это будет осуществляться большими десантными кораблями. Так что чем меньше их будет, тем лучше.

Если говорить о Новороссийском порту, то что именно там базировалось, кроме этого корабля? И если действительно дроны уже достают до этого порта, как далеко россиянам нужно будет отводить другие корабли?

Дело в том, что 20 лет подряд россияне пытались построить военно-морскую базу в Новороссийске. Там им это не очень удавалось, потому что российский бизнес обозначал им направление примерно российского корабля. Однако для военных умудрились выбить небольшой участок в Геопорту рядом. К слову, это интересное место рядом с нефтяным терминалом “Шехсарис”, то есть это очень опасный участок для базирования. Именно там они обустроили в период с 2008 по 2014 год небольшую военно-морскую базу. До этого она считалась пунктом постоянного базирования дивизиона подводных лодок, хотя по факту подводные лодки базировались в оккупированном Севастополе.

И после того, как украинцы начали совершать эффективные и частые удары по базе в Севастополе, россияне начали вытаскивать оттуда все, что жалко, и обустроили тыловую базу в Новороссийском порту.

Перспективы для уничтожения там российских кораблей хорошие, потому что Новороссийская бухта достаточно специфична. Но это касается не только кораблей ВМФ РФ, потому что через этот порт направляется и “Сирийский экспресс”, который доставляет из Сирии боеприпасы и личный состав.

К слову, если кто-то ударит по бакам с нефтью в “Шехсарисе”, то вся эта горящая нефть выльется на Геопорт, и будет им весело.

Кстати, о нефти. После того, как в отношении РФ ввели санкции, часть кораблей без опознавательных знаков заходили в порт в Новороссийске и сливали нефть в нефтяном терминале. Насколько теперь иностранным кораблям, которые делали это до сих пор, будет проблематично заходить в этот порт?

Суда контрабандистов, которые заходят в российские порты, выключают автоматическую идентификационную систему. Это такая система распознавания, созданная для безопасности судоходства. Это важный и принципиальный момент для современного судоходства и безопасности всех судов и кораблей. Поэтому тот, кто так делает, не только делает некрасивое дело, но и подвергает других опасности. Представьте – россияне объявили о том, что будут топить корабли, направляющиеся в украинские порты. Судовладельцы и капитаны судов, которые несут ответственность за свое имущество и экипаж, очень серьезно воспринимают такие угрозы. В ответ военно-морские силы Украины сообщили, что все российские суда, которые будут направляться в российские порты и порты оккупированного Крыма, которые де-факто закрыты, тоже будут рассматриваться Украиной как перевозчики оружия и будут атакованы. Подчеркнул это инцидент с кораблями “Василий Быков” и “Сергей Котов” в Черном море, а сейчас “бавовна” произошла в порту Новороссийска. Так много ли будет желающих среди иностранных судов направляться в такой рискованный район? Убежден, что нет.

Что касается российского трафика, то россияне – люди подневольные, но они должны помнить, что их государство развязало агрессивную войну, и они являются легитимными военными целями.

Вы сказали, что чем меньше у России будет десантных кораблей, тем для нас будет лучше. Насколько эта потеря (потому что россиянам точно потребуется время, чтобы починить корабль) бьет по российскому авторитету в Черном море и ее обороноспособности?

Довольно цинично звучит, когда говорят, что ранить человека на войне выгоднее, чем убить. Потому что убили человека – и его нет, а раненого надо кому-то эвакуировать, лечить, он забирает ресурсы и средства, истощает систему медицинской помощи. Так же и с кораблями. Утопили “Москву”, то от этого только бычкам на дне Черного моря хорошо. А вот когда подбили боевой корабль, то его придется ставить в док на месяц-два в зависимости от характера повреждений. А в этот док кто-то должен был становиться планово – например, тот, кто готовится к ракетным ударам по Украине. Также тратятся средства и ресурсы ремонтных предприятий, которые могли пойти на подготовку кораблей к боевой службе в море и атакам. И другие корабли не будут отремонтированы, потому что будут ремонтировать этот десантный корабль.

Если вы уже упомянули о подготовке к предстоящим ударам, то насколько этот инцидент и подобные ему, если они будут более частыми, уменьшат обстрелы Украины с моря?

Непосредственного влияния на обстрелы это не окажет. Надо понимать, что судно в порту – самая легкая цель для наших средств поражения, потому что это стационарные цели, которые легко обнаружить. А море большое, поэтому там их найти корабль, который готовится к ракетным ударам, значительно труднее.

Впрочем, мы и их видим. По ним тоже работают, и как только появится возможность, они будут потоплены. Другое дело, что для того, чтобы обезопасить от ракетных обстрелов, надо уничтожать не только носители, но и ракеты на складах, базах их физического обслуживания, на железной дороге. Вот поражение склада “Ониксов” в Старом Крыму – это хорошо, потому что теперь минимум на один залп точно будет меньше. Раньше поражали вагоны с “Калибрами”, и это – тоже хорошо, потому что после этого по меньшей мере 16 ракет не полетели в сторону Украины. Поэтому вариантов для творчества для украинских военных достаточно, и они рассматривают все возможные варианты для такой работы.

А как это повлияет на оборону Россией Крыма?

Что касается поражения Черноморского флота, то это радикально не повлияет на оборону врага. Дело в том, что Крым всегда брали с берега, и защищали его так же с берега, а роль флота при этом была ограниченной. В данном случае эта роль заключается в поддержке сухопутных войск, например, на приморском направлении. Кроме кораблей Черноморский флот – это и армейский корпус, и части разведки, и части тылового обеспечения. И, в конце концов, те моряки, которых можно снять с кораблей дать им автоматы и отправить в качестве “пушечного мяса”. Поэтому уничтожать врага надо, и надо делать это максимально эффективно.

 

(Оновлено 10:00)

Владимир Фесенко

В чем главный риск синдрома усталости от войны для Украины?

Целый ряд различных политических событий последнего времени (общественная критика относительно нецелесообразности отдельных бюджетных расходов, которые не соответствуют условиям и требованиям войны; эмоциональные информационно-дипломатические перепалки относительно того, что украинцы якобы недостаточно благодарят за внешнюю поддержку; слухи о возможности выборов во время войны; острая дискуссия в социальных сетях относительно сообщения о том, что “украинцы заслужили эту войну”; и т.д.) На самом деле имеют одинаковый знаменатель – это эмоциональная и политическая реакция на ситуацию затягивания войны, осознание неопределенности с ее дальнейшими перспективами. Условно эту реакцию и связанное с ней политико-психологическое состояние можно охарактеризовать как синдром усталости от войны.

В различных формах он проявляется и у нас и у наших международных партнеров, как в политических элитах, так и у рядовых граждан. Проявляется он и в России. Но для нас сейчас более важной является внутренняя украинская ситуация.

У многих украинцев, и на фронте, и в тылу, постепенно появляется ощущение, что быстрой победы не будет. Война против российского вторжения может затянуться на неопределенное время и потребует от государства и общества еще больше жертв. На фоне таких настроений восстановление в воюющей стране наших довоенных общественно-политических болезней – коррупции, неэффективности государственных и коммунальных институтов, бюрократического произвола, неадекватного условиям войны образу жизни отдельных власть имущих – вызывает у абсолютного большинства украинцев резкое возмущение. Сами те традиционные украинские проблемы также начали восстанавливаться в результате затягивания войны. К условиям затяжной войны начали приспосабливаться не только рядовые граждане, но и нечистые на руку власть имущие. Тем более, что, как свидетельствует исторический и международный опыт, любая война создает много возможностей для желающих заработать на ней.

Синдром усталости от войны и реакция на затягивание войны проявляется у наших людей по-разному.

Большая часть украинцев просто приспосабливается к этой ситуации, пытаясь адаптироваться к новой “норме”, как они надеются, “временной”. Кто-то пытается восстановить квази-мирную жизнь, которую нарушают только воздушные тревоги. Кое-кто закрывается от войны и всего, что с ней связано. Их устроит завершение войны в любой форме. Распространенной является амбивалентная реакция – внешне патриотические чувства, но одновременно нежелание, чтобы кто-то из близких ушел на фронт. Чем дальше будет затягиваться война, тем больше эта последняя группа будет поддерживать ее завершение в относительно приемлемой форме, в том числе и просто прекращение боевых действий.У нас остались и те, кто имел и имеет, или частично сохраняет пророссийские взгляды. До полномасштабного вторжения их было около 10% (от общественности). Значительная часть этих людей поменяла свое отношение к России на негативное. Однако их взгляды остались противоречивыми. Думаю, что среди этих людей немало сторонников мира любой ценой – “только бы не было войны”. Остались и сторонники Путина. Они ждали прихода российской армии или смены власти в Украине. Не получилось. Они, по понятным причинам закрылись и своих взглядов не демонстрируют. Внешне они тоже пацифисты, однако вину за начало войны они возлагают не на Россию, а на Украину. Это явное меньшинство, пожалуй, всего несколько процентов. Но они есть.

Наиболее показательным является поведение политизированной части общества.

Активные противники нынешней власти в первые месяцы после российского вторжения отказались от прямой критики власти и внутренней политической борьбы. Было понимание, что сейчас всем надо объединиться против общего врага. Когда военная ситуация стала не такой угрожающей и в действиях различных органов власти начали проявляться старые украинские проблемы, сторонники патриотической оппозиции возобновили критику власти. Но до последнего времени действовало табу на критику Президента Зеленского. У кого-то изменилось на позитивное отношение именно к Владимиру Зеленскому. А кто-то просто понимал, что в условиях войны критика Верховного Главнокомандующего неуместна и будет на пользу врагу. В конце концов, это просто не воспринималось широкими слоями общества. Сейчас некоторые представители и сторонники оппозиции пытаются отменить эту “красную линию” в отношении к президенту Зеленскому.

Менее политизированной, но более распространенной стала реакция раздражения и резкой критики в адрес конкретных решений и действий власти, ее отдельных институтов и представителей. И эта тенденция набирает обороты. И не только по субъективным причинам. Объективных поводов для критики также стало больше. Но раньше доминировали позитивные ожидания, сейчас все больше эмоции неудовольствия и раздражения. И эта критика касается уже не только власти, но и нынешнего состояния украинского общества.

В такой реакции я бы выделил два противоположных полюса.

Во-первых, это общее разочарование и раздражение на уровне почти отчаяния. Ярким проявлением таких настроений стало сообщение, которое вызвало бурную дискуссию в соцсетях, с тезисом о том, что “украинцы сами заслужили эту войну”. Это была явная истерика (вместе с хайпом в стиле соцсетей), и в чистом виде проявление усталости от войны.

Другой полюс критических настроений – резкое недовольство чрезмерной расслабленностью общества в тылу, призыв к тотальной мобилизации всех сил и ресурсов на нужды войны. Такая позиция проявляется прежде всего у тех, кто на фронте, у тех, кто напрямую помогает нашим военным, а также, кто личностно и эмоционально связан с военными, которые воюют с врагом.

Еще одно специфическое проявление усталости от войны – критические эмоции в адрес наших международных партнеров. Они проявляются не только у простых украинцев, но и время от времени и у представителей власти, в частности иногда и у Президента Зеленского.

В чем главный риск синдрома усталости от войны? В определенном ослаблении нашего психологического потенциала сопротивления российской агрессии, в уменьшении уровня нашей национальной консолидации (а именно она стала одной из главных причин того, что мы выстояли перед российским нашествием). Особенно опасным является возвращение вируса внутренней вражды.

Нынешняя социально-психологическая ситуация с синдромом усталости от войны не является критической. Есть лишь определенные тенденции, которые пока не влияют определяющим образом на ход войны и на общее состояние украинского общества. Но эти тенденции надо принимать во внимание, в том числе и в определенной корректировке государственной политики, как внутренней, так и внешней.

Преодоление синдрома усталости от войны особенно требует решительных действий государства по надлежащей концентрации сил и ресурсов страны для военных действий против страны-агрессора, и для преодоления внутренних проблем, в первую очередь коррупции. Механизмы бюджетного процесса и форматы бюджетных расходов должны стать адекватными режиму военного положения. Люди должны видеть, что государство делает все необходимое для нашей победы.

Затягивание войны и патовая ситуация на фронте требуют определения и координации дальнейших совместных действий между Украиной и нашими международными партнерами. И этот процесс должен быть достаточно гибким. Прямое эмоциональное давление и призывы “дайте нам больше и скорее” уже не работают так, как раньше, а иногда вызывают обратную эмоциональную реакцию (напоминание о необходимости благодарить за помощь). Синдром усталости от войны действует и у наших партнеров. Поэтому не стоит втягиваться в обмен горячими эмоциями. Мы больше, чем они, заинтересованы в сохранении активных партнерских отношений. И в поддержании таких взаимоотношений мы должны учитывать специфику интересов отдельных наших партнеров, и именно рациональным языком с точки зрения их интересов доказывать им необходимость формирования долговременных форм поддержки Украины для сдерживания российской агрессии.

Преодоление синдрома усталости от войны требует и общественных усилий-сдерживания негативных эмоций, негативной реакции на любые проявления внутренней агрессивной вражды, активного общественного контроля за решениями и действиями органов государственной и местной власти, содействия концентрации сил и ресурсов для нужд обороны и освобождения оккупированных территорий.

В конце концов усталость от войны надо перетерпеть. Мы должны выстоять. У нас нет другого выхода.

 

(Оновлено 9:00)

Украинская правда

Михаил Дубинянский

Время лангольеров

Большой друг Украины Стивен Кинг придумал лангольеров более тридцати лет назад.

В одноименной повести, опубликованной в 1990 году, лангольеры – это чудовища, пожирающие прошлое и оставляющие после себя небытие. С полчищами таких монстров довелось столкнуться героям Кинга, прошедшим сквозь временную дыру и попавшим во вчерашний день:

“Брайан вскрикнул, за его спиной вскрикнул Ник. Они увидели морды приближающихся мячей, чудовищные морды пришельцев с иных планет. Они мерцали и меняли облик, словно лица призраков. Брайан видел крошечные глазки и гигантские рты – пещеры, полные поблескивающих зубов. Они ели на ходу, отхватывая кусочки окружающего их мира”.

В каком-то смысле большая война – это нашествие таких же лангольеров, безжалостных пожирателей нашего прошлого. Того самого прошлого, которое определяло облик Украины на протяжении десятилетий. День за днем вооруженные до зубов монстры отхватывают от него все новые и новые куски.

Каждый город, разрушаемый российскими оккупантами – это уничтоженная частица украинского прошлого. Это исчезновение привычных улиц и знакомых домов, которые много лет хранили материальную память о прежних временах.

Каждый беженец, вынужденный покинуть страну из-за вражеской агрессии, тоже забирает с собой частицу прошлого. Он увозит свой опыт и свои воспоминания, без которых его бывшее место жительства перестает быть прежним.

И, конечно, какая-то частница прошлого исчезает вместе с каждым украинцем, убитым российскими захватчиками. Сколько бы лет он ни прожил, вместе с ним погибает живая память о минувших днях, и эта потеря всегда невосполнима.

Параллельно с физическим уничтожением украинского прошлого происходит другой, не менее значимый процесс.

Обширный пласт прошлого оказывается токсичным – поскольку так или иначе связывает сегодняшнюю Украину со страной-агрессором. Культовые книги и фильмы прежних лет, популярные телепередачи и музыкальные хиты 1990-х и 2000-х, кумиры детства и юности: теперь слишком многое из этого ассоциируется с нашим врагом и предстает в новом отталкивающем свете.

Вместо обычной ностальгии такое прошлое начинает вызывать отторжение и вытесняется прочь.

Нынешней весной об этом эффекте достаточно эмоционально высказался писатель Ян Валетов:

“У моего поколения украли часть молодости, часть памяти, часть мифологии. Украли песни, которые мы пели молодыми. Украли “Вальс-Бостон”, “Белорусский вокзал”, “Пора-пора-порадуемся”… Все, до чего могли дотянуться, испачкали своими загребущими руками. Слава богу, Высоцкий уже умер, и Галич тоже, а то случилось бы с ними то, что и Юнной Мориц. Как можно смотреть старые “Три мушкетера”, видя перед собой свихнувшегося Боярского? Как можно смотреть “Рабу любви” авторства невменяемого Михалкова?”

В словах Валетова чувствуется горечь, но ее испытывают далеко не все ровесники писателя. Напротив, для кого-то приход военных лангольеров стал уникальной возможностью: наконец-то свести личные счеты с прошлым.

Если на протяжении многих лет вас раздражал культурный облик Харькова или Одессы, то теперь вы можете с удовлетворением наблюдать за его постепенным исчезновением. А если в детстве вас мучили зубрежкой школьных классиков, то теперь вы отомщены, и на ваших глазах эти классики подвергаются кэнселингу.

Значительная часть украинского общества рассматривает утрату прошлого как расчистку места для светлого будущего – и принимает этот процесс с энтузиазмом.

Разумеется, наш нынешний опыт не является чем-то уникальным в мировой истории. Достаточно вспомнить, что в 1939-1945 годах такие же полчища лангольеров атаковали Европу, пожирая огромные куски европейского прошлого. Тогдашнее прошлое исчезало вместе с людьми, обреченными на смерть. Вместе с людьми, вынужденными навсегда покинуть родные города. И вместе с людьми, чья репутация была непоправимо погублена войной.

Вторая мировая унесла с собой еврейское прошлое Варшавы, Кракова и Львова. Немецкое прошлое Данцига, Кенигсберга и Бреслау. Итальянское прошлое Зары, Полы и Паренцо. Прошлое, в котором Анри Филипп Петен был французским национальным героем – победителем Великой войны. И прошлое, в котором Кнут Гамсун был норвежской национальной гордостью – лауреатом Нобелевской премии по литературе за 1920 год.

Правда, та же Вторая мировая продемонстрировала, что история не терпит пустоты, и что ни одна страна не может жить с черной дырой вместо прошлого. Если реальное прошлое в значительной степени уничтожено, то его место занимает придуманное прошлое.

Например, послевоенная Франция пришла к фантазийному прошлому, в котором абсолютное большинство французов всегда были борцами с нацизмом и коллаборационизмом, идейными резистантами и убежденными сторонниками де Голля. Хотя реальные настроения и поступки французских граждан в 1940-1943 годах имели мало общего с этой красивой картинкой.

По всей видимости, нечто подобное ожидает и нас. Послевоенная Украина постарается придумать для себя новое прошлое до 2022-го, 2014-го и 1991-го – взамен прошлого, активно пожираемого сейчас, в разгар российской агрессии.

Вероятно, это будет красивое прошлое, в котором подавляющее большинство украинцев всегда исповедовали нынешние патриотические идеалы. Прошлое, в котором у наших соотечественников никогда не было иных приоритетов, кроме борьбы с Москвой. В котором независимая Украина изначально была преемницей УНР, а не УССР. В котором наша страна всегда сопереживала героям Крут и воинам УПА, воспринимала советский режим как оккупационный и последовательно разоблачала кремлевский империализм.

Приметы этого нового прошлого можно наблюдать уже сейчас. Например, когда многие из наших сограждан задним числом называют украинский язык “родным”, хотя в своем реальном детстве они произнесли первые слова на другом языке. Когда люди, впервые заинтересовавшиеся личностью Степана Бандеры уже в зрелом возрасте, ощущают себя потомственными бандеровцами, впитавшими ненависть к империи с материнским молоком. Или когда давняя столичная достопримечательность – тоталитарная брежневская “Родина-мать” – получает новое имя и новый герб на старом советском щите.

Но проблема в том, что целиком и полностью уничтожить прошлое не под силу даже лангольерам большой войны. Какая-то часть реального довоенного прошлого избежит их безжалостных зубов и уцелеет. Она сохранится в виде отдельных реликтов, разбросанных по всей стране, и время от времени будет напоминать о себе.

Так что послевоенную Украину ждет немало причудливых коллизий: когда остатки нашего прошлого, пережившие нашествие лангольеров, будут сталкиваться с тем новым прошлым, которое мы придумаем для себя сами.

 

(Оновлено 8:00)

ISW

Институт изучения войны (американский аналитический центр)

Оценка боевых действий в ходе российского вторжения в Украину, 5 августа 2023 г.

В ночь с 3 на 4 августа украинские силы нанесли серию ударов с воздуха и с моря по российской логистической и портовой инфраструктуре в оккупированном Крыму и Краснодарском крае (ключевая военно-морская база России). Российские подразделения ПВО и РЭБ якобы сбили до 13 украинских беспилотников, нацеленных на Крым.

Кадры с геолокацией, опубликованные 4 августа, показывают, как украинские беспилотники наносят удары по районам вблизи нефтебазы в Феодосии, Крым, хотя неясно, повредили ли удары беспилотников российские цели.  На кадрах с геолокацией, опубликованных 3 и 4 августа, видно, как российские силы ведут огонь по украинским военно-морским беспилотникам вблизи российской военно-морской базы в Новороссийске Краснодарского края, а один из военно-морских беспилотников наносит удар по российской военной базе. Десантный корабль “Оленегорский Горняк”  типа “Ропуча”.  Минобороны России заявило, что огнем российской морской артиллерии уничтожены два украинских морских беспилотника вблизи базы в Новороссийске.  На кадрах с геолокацией, опубликованных позднее 4 августа, видно, что  Оленегорский горняк  находится в списке, а российское вспомогательное судно буксирует десантный корабль в порт Новороссийск. Геолоцированные кадры не показывают полного масштаба повреждений «Оленегорского горняка» , а российские источники утверждали, что повреждения не были критическими и что корабль будет в рабочем состоянии после неопределенного времени ремонта. Российские источники утверждали, что ВМФ России использовал десантный корабль для перевозки гражданских автомобилей через Керченский пролив на фоне массовых нарушений движения через мост через Керченский пролив.

Российские блоггеры характерно раскритиковали Минобороны России за ложь об ударах морских беспилотников и призвали российские военные активизировать действия в Черном море. Российские блоггеры раскритиковали Минобороны России за первоначальное заявление о том, что российские силы перехватили все удары беспилотников, вместо того, чтобы признать, что удары повредили   десантный корабль « Оленегорский горняк».  Российские блоггеры раскритиковали Минобороны за ранее ложную информацию об уничтожении украинских заводов по сборке беспилотников и заявили, что российские силы должны перекрыть доступ Украины к Черному морю, чтобы предотвратить атаки морских беспилотников с гражданских кораблей. Российский новостной агрегатор заявил, что России необходимо создать полноценную систему мониторинга Черного моря для обнаружения украинских судов, поскольку другие тактики, такие как нанесение ударов по украинской портовой инфраструктуре, не предотвратили нападения в море.  Некоторые российские блоггеры утверждали, что у Минобороны России отсутствует последовательная информационная политика, что создает условия для общественного резонанса в российском информационном пространстве после каждой российской военной неудачи.

4 августа украинские войска вели контрнаступательные действия как минимум на трех участках фронта. Как  сообщили в Генеральном штабе Украины, украинские войска продолжали наступательные действия на бердянском (район границы Запорожско-Донецкой области) и мелитопольском (запад Запорожской области) направлениях. Заместитель министра обороны Украины Анна Маляр заявила, что украинские силы продолжают наступление на южном фланге Бахмута. Пресс-секретарь Главного управления военной разведки Украины (ГУР) Вадим Скибицкий заявил, что наиболее важными элементами украинского контрнаступления являются неожиданность и точность, а не скорость. Скибицкий отметил, что украинские действия направлены на перекрытие путей снабжения России, уничтожение российских складов вооружения и военной техники и победу в контрбатарейных боях.   Пресс-секретарь Пентагона бригадный генерал ВВС Пэт Райдер заявил, что Украина самостоятельно решает, когда и где применять свои значительные боевые возможности.

Кремль продолжает выражать нежелание возвращаться к Черноморской зерновой инициативе в отсутствие обширных уступок со стороны Запада. Кремль опубликовал совместное заявление 4 августа после встречи президента России Владимира Путина 28 июля с лидерами африканских стран относительно их недавно официально названной Африканской мирной инициативы.   В документе говорилось, что лидеры африканских стран призвали к конкретным шагам по устранению препятствий на пути экспорта российского зерна и удобрений, а также к освобождению и доставке 200 тысяч тонн российских удобрений, застрявших в европейских портах, в страны Африки. Эти призывы говорят о том, что африканские лидеры поддерживают российские условия активизации Черноморской зерновой инициативы. Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил 4 августа, что Соединенные Штаты продолжат делать «все необходимое» для обеспечения того, чтобы Россия могла свободно экспортировать продовольствие на мировой рынок, если Россия будет готова возродить Черноморскую зерновую инициативу и позволить Украине безопасно экспортировать зерно через Черное море.  Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков отреагировал на заявление Блинкена, заявив, что как только США выполнят условия России, «сделка будет немедленно возобновлена».  Эти заявления не дают четкого указания на то, что Россия намерена вернуться в Черноморскую зерновую инициативу и пытается заставить Запад снять ограничения на собственный экспорт.

Сообщается, что губернатор Тульской области Алексей Дюмин способствовал восстановлению в должности командира российской 106-й гвардейской воздушно-десантной (ВДВ) дивизии генерал-майора Владимира Селиверстова после встречи с начальником штаба Путина Антоном Вайно 21 июля.  Российские источники ранее утверждали, что 14  июля что российское военное командование уволило Селиверстова по неизвестным причинам, но предположило, что его увольнение могло быть связано с его репутацией человека, выступающего от имени своих войск.  15 июля ISW пришла к выводу, что заявленное увольнение Селиверстова могло быть частью продолжающейся чистки непокорных командиров. Неназванный источник сообщил российскому Telegram-каналу (предположительно связанному с российскими силовыми структурами), что Дюмин в обход Минобороны России восстановил Селиверстова в должности через Вайно и Администрацию президента России.   Источник добавил, что решение Дюмина обойти военную цепочку командования уже вызвало конфликты между Администрацией президента России и министром обороны России Сергеем Шойгу, и что Дюмин пытается сместить Шойгу с занимаемой должности. Сообщается, что Дюмин пытался вмешаться в увольнение Селиверстова во время его визита в Москву 14 июля, но тогда ему не удалось отменить увольнение.

Хотя ISW не может независимо подтвердить эти сообщения, если это правда, Дюмин, вероятно, выступал за Селиверстова в противовес Шойгу или начальнику Генерального штаба России генералу армии Валерию Герасимову или, возможно, просто поддерживал Селиверстова, потому что штаб 106-й дивизии ВДВ находится в Тульской области. Вайно занимает одну из самых влиятельных должностей в окружении президента России Владимира Путина и, как сообщается, служил посредником между Путиным и такими фигурами, как финансист группы Вагнер Евгений Пригожин.  Успешная встреча Дюмина с Вайно, если это правда, указывает на то, что избранные члены Администрации Президента России способны отменять и подрывать решения, принимаемые Минобороны. ISW продолжает считать, что хроническое игнорирование Кремлем российской цепочки командования, вероятно, мешает Шойгу и Герасимову в их попытках подавить неподчинение и установить полный контроль над российскими вооруженными силами в Украине.

Основные выводы:

  • В ночь с 3 на 4 августа украинские силы нанесли серию ударов с воздуха и морских беспилотников по российской логистической и портовой инфраструктуре в оккупированном Крыму и Краснодарском крае (ключевая военно-морская база России).

  • Российские блоггеры характерно раскритиковали Минобороны России за ложь об ударах морских беспилотников и призвали российские военные активизировать действия в Черном море.

  • 4 августа украинские войска вели контрнаступательные операции как минимум на трех участках фронта.

  • Кремль продолжает выражать нежелание возвращаться к Черноморской зерновой инициативе в отсутствие обширных уступок со стороны Запада.

  • Сообщается, что губернатор Тульской области Алексей Дюмин способствовал восстановлению в должности командира российской 106-й гвардейской воздушно-десантной (ВДВ) дивизии генерал-майора Владимира Селиверстова после встречи с начальником штаба Путина Антоном Вайно 21 июля.

  • 4 августа украинские войска вели контрнаступательные операции как минимум на трех участках фронта.

  • Российские войска 4 августа вели наступательные действия на рубеже Купянск — Святово — Кременная, в районе Бахмута, в приграничном районе Запорожско-Донецкой области и на западе Запорожской области, на отдельных участках наступали.

  • Известный российский блоггер заявил, что «временные» ограничения Китая на экспорт дронов могут серьезно повлиять на способность российских добровольцев поставлять дроны российским военнослужащим, воюющим в Украине.

  • Российские власти продолжают депортировать украинских детей в Россию под видом летних лагерей.

 

(Размещено 7:00)

Альфред Кох

Прошел один год и сто шестьдесят один день войны. На картах ISW опять не видно никаких существенных изменений. Но Анна Маляр говорит, что в «нескольких местах ВСУ уже прорвали первую линию российских укреплений и двигаются к промежуточной».

Где это произошло, она, правда, не сказала, но сегодня же газета The Washington Post написала, что в районе Работино в Запорожской области, ВСУ впервые «бросили в бой второй эшелон войск», и что для этих целей был задействован 10-й армейский корпус.

Из этого газета делает вывод, «что фактически речь может идти о новом этапе украинского контрнаступления. ВСУ теперь используют свежие силы, обученные и экипированные на Западе». Но, по словам источника WP, пока никакой свежей информации об успехах этого корпуса нет.

Возможно, что Анна Маляр как раз и сообщает эту свежую информацию. Ведь если где-то ВСУ и подобрались ближе всего к первой линии российских укреплений, так это именно в районе Работино. Короче, держим пальцы крестиком и желаем ВСУ удачи.

Сегодня Алексей Навальный получил 19 лет особого режима. Особый режим – это содержание в отдельной камере (либо в одиночке, либо еще с одним-двумя сокамерниками). В любом случае общаться друг с другом сокамерникам запрещено. Питаются они тут же в камере, а на прогулку их выводят один раз в день на полтора часа.

Свидания разрешены. Но лишь два коротких и одно длинное в год. И то, в случае хорошего поведения и на усмотрение начальства. То есть, мы все понимаем, что у Навального никаких свиданий не будет вообще.

Есть там еще масса ограничений. И главное, что на практике их там бьют как собак по несколько раз в день, не лечат и унижают самым изощренным образом. Контингент на особом режиме подходящий: как правило либо приговоренные к пожизненному заключению, либо к 20+ лет. Им терять нечего и они за пачку чая могут своего сокамерника запросто задушить.

Я знаю, что в Украине к Навальному отношение, мягко выражаясь, спокойное. Ему до сих пор вспоминают про «Крым – не бутерброд» и т.д. Да и в российской оппозиции и эмиграции к нему тоже разное отношение. Один его не любят за участие в «Русских маршах», другие за «грызунов», третьи за отказ от сотрудничества, четвертые за Волкова с Певчих, этих новоявленных «детей лейтенанта Шмидта», пятые … и т.д.

Список претензий огромен и мне даже лень весь его перечислять. Но нельзя не признать главного: сегодня Навальный – один из главных и самых известных оппонентов Путина. Его взгляды, как бы они не были местами спорны, в целом – демократические и вполне человеческие.

И главное, что он страдает ни за что. Он – невиновен. Причём невиновен не так, что вот есть преступление, но его совершил не он, или что его вина не доказана. Нет! Он невиновен фундаментально: нет никакого преступления! Вообще! Все его обвинение, от начала до конца, сплошное вранье и клевета. Это не его, а следователей и судей нужно немедленно сажать в тюрьму. Это они преступники, а не Навальный.

Вся его вина состоит в том, что он популярен и поэтому Путин его боится. Боится животным, суеверным страхом. Да так, что даже боится произнести его имя. И всякий раз, когда речь заходит об Алексее Навальном, Путин называет его то «субъектом», «то персонажем», то еще как-нибудь. Этот почти религиозный страх выдает в Путине человека крайне примитивного и нецивилизованного. Фактически – дикаря, верящего в приметы и силу табу.

То с каким мужеством Навальный выдерживает свое заключение не может не вызвать уважения и сочувствия. И я хочу здесь об этом написать.

Какое все это имеет отношение к «Дневнику войны»? Может быть и никакого… Но в моей голове и тюрьма Навального и Яшина, и убийство Бори Немцова, и война в Украине как-то связаны. И даже мое десятилетней давности бегство из России для меня тоже есть малюсенький эпизод этого единого процесса.

В моем понимании как все началось тогда, в декабре 2011 года, с первых митингов и демонстраций на проспекте Сахарова и Болотной площади, так все и продолжается. И то, что в борьбе с внутренними врагами Путин перешел в 2014 году к войне с врагами внешними, ничего ведь, по-существу, не меняет. Это все была эволюция одного и того же процесса: установления диктатуры Путина.

И поэтому враг у нас один: диктатура Путина. И сама логика борьбы заставляет нас объединиться. И даже если об объединении еще рано говорить, то высказать сочувствие достойному человеку, да к тому же еще и врагу нашего врага – нам ничего не мешает. И я предлагаю именно так и сделать. И этим своим постом я его высказываю.

И эти огромные, сталинские сроки, которые теперь направо-налево раздает Путин они ведь могут досрочно прекратиться только в одном случае: если диктатура Путина падет.

Тут вот Александр Баунов в своем большом интервью сказал, что он видит только одну возможность падения диктатуры Путина: это его смерть (более или менее естественная) и переход власти к путинской номенклатуре, которая будет не такая амбициозная и более умеренная в своих желаниях.

Но я бы не сбрасывал со счетов и другой сценарий: разгром Украиной российской оккупационной армии и крах всего его режима, вместе с номеклатурой. Вы замахаете на меня руками и скажете, что это утопия.

А я вам напомню массу примеров из истории, когда военное поражение приводило к краху государства. Вот, хотя бы та же Германия после Первой Мировой войны. Ведь в 1918 году (в отличие от 1945) никакой оккупационной администрации в Германии не было. А Империя развалилась и возникла Веймарская Республика.

Почему с Россией такого не может случиться? Очень даже может! И поэтому все те, кто хочет скорейшего освобождения своих товарищей из путинских тюрем, должны уповать не на естественные процессы старения Путина, и не на добрую постпутинскую номенклатуру, которая пожалеет и освободит всех политических заключенных, а на победу Украины. Победа Украины – вот самый простой и самый радикальный рецепт спасения России.

И каждый русский патриот должен желать этой победы. Я в этом глубоко убежден. Я не вижу здесь никакого противоречия.

Напротив, я считаю предательством России смиренное ожидание естественной смерти фюрера и робкую надежду на то, что сменивший его «режим Патрушева-Кириенко» будет более вегетарианским.

Потому, что тем самым вы предаете своих сидящих в тюрьме товарищей, а еще важнее то, что вы предаете целое поколение своих детей, которые должны будут вырасти в условиях этого чудовищного режима.

Прочь сомнения. Если мы хотим свободы для России, нужно повторять как «Отце наш»: наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 5 August: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий