BloggoDay 5 November: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 5 листопада 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

«Грани.ру»

Дмитрий Губин

Смех и грех

Кто знает, тот знает: если в России вызывают повесткой к следователю (неважно, в качестве кого) и следователь оставляет тебя одного эдак на полчаса, то за это время ты вспоминаешь все возможные вины. На это и расчет. Когда следак возвращается и говорит: «Ну, рассказывайте!» — неподготовленные выкладывают и то, чего от них не ждали.

Война — тот же следователь: оставляет наедине с неопределенным ужасом и ужасом неопределенности.

Мы понимаем, что раз война случилась, то к ней вело множество троп со следами множества вин, в том числе и нашей лично. Мы в чем-то все виновны. Прежде всего индивидуально, но порою и корпоративно, цехами.

Полагаю, вы тоже над своею виною задумывались.

Как и я.

Мне долго казалось, что грех всех, кто после распада СССР работал в медиа, состоит в том, что мы в 1990-х были политически ангажированы. Кто-то — за деньги в пользу олигархов, кто-то — за бесплатно по зову души. Мало кто из нас пытался глядеть на происходящее непредубежденно. Мы были страстно убеждены, что наше дело правое (те, кто за деньги, — они, может, даже больше других) и что враг будет разбит. И мы били всеми силами этого врага.

Я, например, бил коммунистов и не очень понял Михаила Задорнова (того, который финансист, а не юморист), когда он в 1999-м грустно сказал: «Ну, вы же понимаете, что сейчас борются никакие не демократы с коммунистами». Задорнов тогда ушел с поста министра финансов на синекуру советника президента Сбербанка, сидел на верхотуре сберовского небоскреба на Вавилова и глядел далеко во всех смыслах. Теперь я его понимаю.

Я и мои коллеги боролись с фантомным коммунизмом, в то время как в России зарождался реальный фашизм.

Моей — и нашей цеховой — виной была вовсе не ангажированность. В мире немало стран с ангажированной прессой, успешно, однако, справляющейся с функцией четвертой власти. Классика — США, но и в Германии, где я живу, с газетами и журналами то же самое, и после объединения журналистам из ГДР приходилось переживать шок, когда их издания приобретали политическое направление. Однако все в порядке: до тех пор, пока у читателя есть выбор между консервативной Süddeutsche Zeitung и левацкой Tageszeitung.

Так что, думаю, дело в другом. Наша (и моя лично) вина в том, что мы смеялись и стебались над тем, чего следовало пугаться. Мы не воспринимали растущее зло всерьез.

Проблема в том, что особенностью современного русского ур-фашизма (я использую не слишком точный термин Умберто Эко, но «русня» и «путинизм» еще хуже) является его балаганность: ерничанье и кривлянье, всеми силами пробивающие эстетическое дно.

Типичный пример — какой-нибудь Дмитрий Медведев, политический коротышка в коротких штанишках. Он забирается на табуретку социальных сетей, надувает щечки и декламирует принципы новой русской политической морали, сводящиеся к одному: «Дрянная западная идея «порядка, основанного на правилах», должна быть решительно отринута как несостоятельная и крайне вредная для человечества». Не спорю: Медведев выглядит дико смешно. И ответная реакция на Медведева — гогот: дурачок снова напился! Смени памперс! Не мешай кокаин с эфедроном!

Однако комичность фигуры Медведева не важна. Важен тот ужас, который он транслирует: о новом русском правопорядке, который отвергает западное мироустройство — и готовности это мироустройство разнообразно ломать. В Германии популярен роман Тимура Вермеша «Он снова здесь». Это о том, как в наши дни воскрес Гитлер. Так вот, подлинные цитаты из Гитлера у Вермеша звучат менее страшно, чем то, что несет в Telegram скоморох Медведев.

Повторяю: огромная ошибка, переходящая в вину, — смеяться, издеваясь, над теми и тем, что составляют новую русскую идею. Перевод трагичного в разряд комичного неизбежно уменьшает масштаб зла, грозящего исковеркать судьбу всего мира. За этим смехом стоит снобистское высокомерие людей, научившихся пользоваться дезодорантом, — высокомерие, с которым они смотрят на дворовую шпану. К шпане следует относиться серьезно, и к защите от нее — тоже. Иначе зло придет к нам, перенеся внутрь фильма Михаэля Ханеке «Забавные игры», где, как вы помните, в тихую жизнь добрых людей неслышно приходят те, кто хочет, наиздевавшись, этих добрых людей убить. Чего никак не могут понять те, кому предстоит быть убитыми.

К сожалению, привычка отмахиваться от зла смехом идет еще с советских времен. Теперь я бы поставил в вину Михаилу Ромму фильм «Обыкновенный фашизм», где Ромм постоянно смеется над Гитлером (ах, посмотрите, Гитлер не знает, куда деть руки, — ах, ха-ха, наконец-то сцепил их в замок на лобке!). А нужно было ужасаться банальности и зла и тому, что Гитлер может воскреснуть в головах его победителей.

Эта советская традиция насмешек над врагом усилилась в 1990-х и 2000-х, когда двадцати- и тридцатилетние новые хозяева жизни, ставшие хозяевами банков и телеэкранов, утвердили в качестве доминирующей культуру стеба, не ставящую в грош ни одну идею, не уважающую равно жизнь и смерть (до сих пор помню заголовок в «Коммерсанте» над заметкой о гибели в катастрофе спортивной команды: «Сыграли в ящик»).

Я в этом стебе, этих плясках цинизма, увы, тоже принимал участие. Моя вина. Мой личный смех хорошо дополнял кремлевский балаган, но ничуть не мешал Путину (реальному старому злому клоуну, бормочущему что-то про резиновые попы) затягивать удавку на наших шеях. Давно следовало понять, что это не смешной, а страшный балаган. Не следовало поддаваться соблазну смеяться там, где следовало бороться.

Мы прохохотали, проржали — и в конечном итоге профукали — опасность. А кремлевская шпана спокойно доставала из карманов ножи. Вот в чем наша вина.

Сейчас, когда уже не смешно, а страшно, я это хорошо вижу.

А вот как быть — пока не знаю.

 

(Оновлено 18:00)

«Обозреватель»

Сергей Фурса

Ожидания Путина разбились об украинскую реальность

Медведев пугает мир ядерной катастрофой в том случае, если Запад продолжит помогать Украине и Украина победит в войне

Ожидания: тебе звонит Байден и говорит, что передумал помогать Украине и предлагает поделить Европу пополам.

Реальность: Тебе никто не звонит и не пугается, а ты звонишь президенту Зимбабве и вы вместе обсуждаете какой Запад плохой.

***

Путин пугает мир голодом и говорит, что выходит из зерновой сделки

Ожидание: тебе звонит Байден и Си и говорят, что заставят Украину пойти на компромисс и дадут тебе возможность экспортировать свои удобрения

Реальность: тебе звонит Эрдоган и говорит, что он плевать хотел на твое мнение и корабли продолжат идти под турецким флагом, а ты можешь либо сделать вид, что передумал либо пойти лесом. И да, Эрдоган тоже не против заработать и на экспорте российского аммиака

***

Путин и Медведев пугают Европу холодной зимой и рекордными ценами на газ, что повергнут Европу в хаос

Ожидание: тебе звонит Шольц при цене на газ в 5000 долларов и говорит, что был не прав, дико извиняется и отказывается от поддержки Украины

Реальность: Тебе звонит Эрдоган и говорит, что заплатит за газ в 2024 году, а все прочие не покупают у тебя этот газ, заполнили хранилища и цена падает уже ниже 900 долларов. А немцы начинают стартовать на Швейцарцев, что те не помогают им помогать Украине оружием

***

Путин пугает Украину холодной и темной зимой, атакую энергетическую инфраструктуру террористическими атаками

Ожидание: украинцы выйдут на протесты и заставят Зеленского подписать капитуляцию

Реальность: украинцы посылают твои планы вслед российскому кораблю, одновременно посылая дроны за теми кораблями, которые сами не поняли, куда надо уходить

***

Ожидание Путина и российская пропаганда давно твердят, что Запад должен пойти на компромисс, удовлетворить абьюзера, позволить Путину сохранить лицо вместе с сохранением Крыма. Но пока что нет никакого Запада, который толкает Украину по этому пути. Есть только старый друг Путина Берлускони, который публично озвучивает такие твои пожелания. А тут очень большая разница. Между ожиданиями (и страхами украинцев, которые активно поддерживает российская пропаганда) и реальностью. Впрочем, с 24 февраля это стандартная история для Путина. Очень большая разница между ожиданиями и реальностью.

 

«Гордон»

Алексей Голобуцкий

Партнеры, похоже, изменили отношение к реформе СБУ. Есть реальные шансы создания украинского «Моссада»

Не устал ли мир от войны и не уменьшит ли помощь Украине? Это, вероятно, одно из главных переживаний (не хочу говорить: «страхов») многих украинцев. Но, похоже, они таки напрасны.

Так, вчера послы G7 встречались с руководителем СБУ Малюком и заявили, что будут и дальше поддерживать Украину в борьбе с РФ. К тому же дали понять, что готовы к диалогу в реформах безопасности.

На первый взгляд, обычный паркетный официоз. Но это же дипломатия, поэтому нужно читать между строк.

По сути, это значит: «Мы понимаем, что вам не посчастливилось жить с безумным соседом, но он тоже нас достал. Поэтому поможем натянуть на него смирительную рубашку».

Символично, что этот сигнал они отправили на встрече с руководителем СБУ. Да еще после взрывов на Крымском мосту и в Севастопольской бухте, которые СМИ связывают именно с Малюком. Такой довольно четкий «привет» Путину от G7. Мол, про мост знаем, одобряем.

Интересна встреча еще и с точки зрения кадровых раскладов. Ранее запускали слухи, что международные партнеры не согласовали Малюка на главу СБУ, поэтому он до сих пор «и.о.». Как видим, дипломатическое одобрение прошло нормально и, по сути, это признание последних результатов СБУ. Потому что такие встречи случайными не бывают. Ждем голосования в Раде?

Но ключевое даже не это. А то, что партнеры, похоже, изменили отношение к реформе СБУ. Если раньше они четко продвигали месседж «берите западный образец и копируйте», то сегодня до них дошло, что нужно все-таки учитывать нашу специфику и фактор войны. Короче, есть реальные шансы создания украинского «Моссада».

 

«Апостроф»

Владимир Шевчук

«Мобилизация Шредингера»: как Путин окончательно вгоняет себя в зависимость от собственных марионеток

На фоне полного провала на фронте в окружении Путина начинаются весьма опасные процессы

В РФ продолжается «спецоперация» по оболваниванию населения, которое и так уже утратило связь с реальность вследствие круглосуточной промывки мозгов. Государство и общество стремительно погружаются в бред: «мобилизация» как бы прекращена, но продолжается; российская армия вот-вот «победит»; уклонистов преследовать нет смысла, но в тюрьму посадят; война идет «по плану», но бездари-генералы провалили сроки. Кремлевскую вертикаль сотрясают публичные скандалы и поиски виноватых, в которых все громче звучат голоса главаря ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина и главы Чечни Рамзана Кадырова. Российский диктатор с каждым днем впадает в опасную для него зависимость от собственных клевретов. Почему так происходит, читайте в материале «Апострофа».

Путин в режиме «ЧМО»

Путинские заявления относительно войны и провальной «мобилизации» все больше походят на бессодержательное бормотание из-за дверей психдиспансера. Кремлевский главарь продолжает спихивать все непопулярные решения на минобороны РФ. По его словам, «частичную мобилизацию» объявили по рекомендации Шойгу и его банды, и по их же просьбе Путин согласился с ее отменой.

Учитывая, что решение вводилось в действие президентским указом, возник вопрос, почему Путин не стал подписывать документ по официальному завершению режима «ЧМО» — частичной мобилизации. Кремлевский диктатор уклонился от прямого ответа, сказав, что «не задумывался» об этом и намерен обсудить вопрос с юристами.

«Последние заявления Кремля («мобилизация», «грязная бомба», якобы участие Британии в ударах по российскому флоту в оккупированном Крыму) с трудом поддаются логическому анализу. Видно, что российское руководство уже самому себе не может объяснить, что и зачем они делают. Относительно «завершения мобилизации» единственное приближенное рациональное объяснение, что Путин тут пытается сыграть в «доброго царя», который услышал народный ропот и прекратил весь этот цирк с конями, хотя в реальности набор пушечного мяса продолжается», — говорит «Апострофу» глава Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала.

Растерянность элит

Не отстают от кремлевского главаря и другие представители российской верхушки. Сначала власти на местах начали массовые облавы на всех, кто подпадает под мобилизацию, но вскоре в городах-миллионниках начали отыгрывать все назад.

Для устрашения в правительстве РФ и Госдуме пригрозили уклонистам несколькими годами тюрьмы, проталкивая соответствующий законопроект, но глава конституционного комитета Совета федерации Андрей Клишас фактически дезавуировал такие заявления, сказав, что пока вопрос с тюремным наказанием не актуален. Он также поспорил с бывшим президентом РФ Дмитрием Медведевым, который (видимо, на фоне злоупотребления напитками) захотел вернуть в стране смертную казнь.

«Имеет место как игра в «хороших полицейских», так и растерянность элит и госаппарата. Война проигрывается, возможный прямой конфликт с НАТО видится полной катастрофой, народ сотнями тысяч валит из страны. Бегут же не маргиналы, пьющие боярышник, а квалифицированные кадры. Народ массово уклоняется и на работу не ходит, экономика и финансы уже «поют романсы». Клишасы и ему подобные, с одной стороны, хотят успокоить народ, а с другой – создать условия для возвращения сбежавших», — отметил в разговоре с «Апострофом» политтехнолог Алексей Голобуцкий.

Непоследовательность проявляется в действиях Рамзана Кадырова, который сказал, что в Чечне «мобилизации» не будет, так как хватает «добровольцев», но после сообщил, что Грозный готов и далее принудительно набирать на войну пушечное мясо.

Параллельно с этим Кадыров, пытаясь угодить Путину, нещадно критикует командование оккупационными войсками, которое допустило бегство рашистов с Харьковской области, а также в основных направлениях в ОРДЛО и юге Украины.

Криминальный тандем

Российское общество насквозь пропитано шовинизмом. Между областями и «нерусскими» республиками – социальная пропасть. Критика Кадырова не всегда может сработать среди «ватников», просто потому что генерал-неудачник Лапин – русский, а Кадыров – нет. В том числе, для этой публики на общефедеральный уровень Кремль выпустил полублатного «дядю Женю» Пригожина, познавшего, как и Путин, жизненные премудрости в питерской подворотне.

Евгений Пригожин, открыто набирающий на войну зеков, признался, что имеет прямое отношение к ЧВК «Вагнер». Он нещадно критикует верхушку минобороны РФ, также требуя мобилизации для детей российской элиты, которая якобы слишком расслабилась. Все это активно транслируется через кремлевские медиа-ресурсы, что уже сделало Пригожина весомым «спикером» по темам внутренней политики.

«Путин не хочет лично критиковать генералов, хотя все сваливает на них. Поэтому на манеж выпустили Пригожина и Кадырова в роли эдаких системных страшилок не только для Шойгу и Герасимова, но и для ФСБ. Через Пригожина Путин обращается к «глубинному русскому народу», который выиграть войну не может, а чувствовать себя проигравшим ничтожеством не хочет. Когда Пригожин говорит, что дети элиты должны идти на войну и бросается на журналистов с криками «хватит тут трепаться, бери автомат и иди убивать», то условный дядя Вова из Тамбова такие «перфомансы» активно приветствует», — пояснил «Апострофу» глава Бюро анализа политики Виктор Бобыренко.

Тем не менее, бункерный диктатор продолжает наступать на старые грабли. Путин, как обычно, решая одну проблему, создает несколько новых. Политическая легализация Пригожина, переход Кадырова в статус де-факто федерального политика сокращают Путину поле для маневра. Они в купе с многочисленными «военкорами» и «патриотами Донбасса» за счет медийной активности влияют на рейтинги Путина как среди плебса, так и на внутриэлитном уровне.

Криминальный сброд требует от Путина войны «до победного конца» в ситуации, когда Кремль не способен победить даже в случае использования тактического ядерного оружия. Если сейчас Путин натравливает их на военных, обвиняя в провалах, то вскоре именно эти «пригожины», имеющие силовой ресурс, объявят именно Путина ответственным за проигранную войну.

 

(Оновлено 17:00)

Юрий Бутусов

Тактика обороны российских ВДВ: трудный путь к освобождению Херсона

Российская армия укрепляет оборону херсонского плацдарма и сосредоточила здесь почти все русские Воздушно-десантные войска. Одновременно россияне эвакуируют все оккупационные учреждения, уничтожили связь, готовятся к бегству из Херсона и уходу за Днепр. Что происходит в Херсоне и какие перспективы освобождения?

  1. Российские силы и значение Херсона.

Херсонский плацдарм обороняют самые боеспособные силы русской армии. Командует группировкой командующий Воздушно-десантными войсками РФ генерал-полковник Михаил Теплинский, ему подчиненный в полном составе 22-й армейский корпус (генерал-майор Марзоев). В составе русской группировки зафиксированы батальонные тактические группы из состава:

7 и 76 десантно-штурмовых дивизий, 98-й воздушно-десантной дивизии, 11, 31, 83 десантно-штурмовых бригад, 45-й бригады спецназа ВДВ, 90-й танковой дивизии, 19-й мотострелковой дивизии обороны, 810-й бригады морской пехоты, 37-й мотострелковой бригады, 10-й бригады спецназа, оперативные части Росгвардии. Здесь сосредоточены почти все российские ВДВ: три из четырех дивизий и все четыре бригады. Сюда постоянно перебрасывают пополнение личного состава и боевой техники. Российские войска сохраняют управление, организацию, и не стоит думать, что они будут убегать сами от легкого толчка. Эту большую силу выбьет только более эффективная сила, более удачная тактика.

  1. Стратегия.

Серия поражений россиян в Украине сейчас изменила планы ВС РФ. Вместо захвата всей Украины, россияне сейчас вынуждены сосредоточиться на удержании и захвате Донбасса, на обороне наземного коридора в Крым через Запорожскую область. Командование Вооруженных сил Украины продолжает свое наступление, и выгодный плацдарм в Херсоне превратился в наковальню. Системные удары по мостам через Днепр сузили возможности поставки боеприпасов и обеспечения и ограничили маневр войск, что повысило эффективность разведки и поражения высокоточным оружием ВСУ. Подавить украинскую артиллерию и ракетные комплексы ВС РФ не могут. Оборона возможна, но в таких условиях росияне несут неприемлемые для себя потери. Теперь командующий ВС РФ в Украине Суровикин вынужден под давлением украинской армии планировать сдачу Херсона, потому что видит несостоятельность своих элитных войск захватить инициативу в битве за Херсон. Чтобы уберечься от разгрома, россияне планируют развернуть сокращенную линию обороны по Днепру. Потому что Херсон стал ловушкой, поглощающей резервы и не позволяющей российской армии решить хотя бы задачу минимум в Запорожье и Донбассе.

  1. Тактика.

Российские войска выстроили оборону, которая не является плотной, поскольку является рассредоточенной и глубоко эшелонированной, развернутой вдоль посадок, опирающейся на маневр огнем артиллерии и авиации, применение тактических резервов с бронетехникой. Цель россиян – не допустить быстрых врывов и закрепления малых украинских боевых групп. Посадки в Херсонской области редкие, хорошо просматриваются, промежутки между ними большие, 1,5-2 км. Первая линия обороны – передовая посадка, занимаемая небольшими силами пехоты без бронетехники, выполняющих функции разведки и наблюдения, этот рубеж проходит как перед посадкой так и за посадкой. Основные силы сосредотачиваются на второй и третьей линиях посадок, там концентрируются средства разведки, беспилотники, значительное количество противотанковых ракетных комплексов, для которых это оптимальные условия применения. В глубине располагаются также и тактические резервы – малые боевые группы с танками и бронетехникой. Противник пытается действовать скрыто, рассредоточенно, для уменьшения потерь от поражения нашей артиллерией. Также на плацдарме сосредоточены значительные силы русской артиллерии и средства противовоздушной обороны для поддержки войск, применяется авиация. Россияне не держат значительными силами передний край, потому что у них есть резервы и вторая линия обороны. Поэтому атака маленькими группами на узком фронте, задача совершить рейд, без координации и взаимодействия с артиллерией, в расчете продвинуться в щели боевых порядков может привести к остановке атаки во второй, максимум третьей посадке. За это время россияне определяют места прорывов, поднимают беспилотники, начинают корректировать огонь артиллерии, затем начинают контратаки тактических резервов с танками. Атаки малыми группами на отдельных участках и инфильтрация одной пехоты по данному направлению неэффективны. Наступательные действия эффективны, когда враг несет значительные потери, системно разведываются и уничтожаются командные пункты, расчеты ПТРК, артиллерия поддержки, бронетехника, то есть атаке предшествует размягчение обороны на значительной площади. В противном случае атака требует совершенно других количеств и качеств ударных группировок.

  1. Будут ли россияне бежать сами? Нет.

Российское командование делает все возможное, чтобы удержать Херсон как можно больше времени. Однако если мощное давление ВСУ будет сохраняться или даже усилится за счет более эффективного планирования наступательных операций, точного поражения скелета и нервных узлов российских ВДВ и 22-го корпуса, то российское командование начнет отступление. ВС РФ открыто готовятся к повторению «жеста доброй воли» на Змеином. Ситуация очень похожа по тактическому рисунку с битвой за остров, хотя масштаб, конечно, в сотни раз больше. Под украинскими ударами свое значение как наступательный плацдарм Херсон потерял, и уход за Днепр позволит построить здесь линию обороны, выводя в резерв войска ВДВ. Но выбить врага можно за счет, в первую очередь, точного эффективного ракетно-артиллерийского наступления.

  1. Значение Херсона.

Сдача Херсона будет означать неспособность Путина перехватить инициативу в войне даже после полномасштабной мобилизации. Это будет огромное стратегическое поражение России, и продемонстрирует преимущество и способность Украины разгромить любую мощную российскую группировку. Но битва еще не завершена, враг изо всех сил пытается отсрочить, а при малейших шансах – избежать поражения. Точку в битве и в освобождении Херсона поставит украинская армия, полностью владеющая инициативой в этой битве.

(Оновлено 14:00)

«Вёрстка»

«Вёрстка» – общественно-политическое издание, которое исследует и описывает, как функционирует общество в России.

Основано независимыми журналистами и частью команды проектов о гендерной грамотности.

Проект запущен 26 апреля. Медиа появилось как быстрый ответ на уничтожение российских СМИ во время войны с Украиной.

Рита Логинова

«А чего бояться, пойдёшь и будешь раненых штопать»

Обещание мобилизовать не больше трёх тысяч российских медиков на практике обернулось настоящим бегством врачей и медсестёр. Уезжают как фельдшеры скорой помощи, так и узкопрофильные специалисты. И даже собственники частных медицинских центров. «Вёрстка» поговорила с уехавшими врачами о нежелании умирать на войне, неуважении к их труду в России и о судьбе пациентов, которых теперь некому лечить.

«Я предположил, что пойду на передовую»

Артём Давыдов (имя изменено по просьбе героя) заступал на очередное суточное дежурство на следующий день после объявления «частичной мобилизации». На работу 23-летний фельдшер скорой помощи ехал в страхе, что кадровик вручит ему повестку.

«Моя девушка — тоже медик, и она тоже была в шоке. Мы не очень понимали, что делать дальше, учитывая, что мы военнообязанные», — вспоминает Артём.

Повестку на работе ему не вручили. Но нервничать Артём не перестал — хотя его более старшие коллеги отнеслись к мобилизации скорее спокойно.

«Некоторые говорили: „А чего бояться, пойдёшь и будешь раненых штопать“, — рассказывает Артём „Вёрстке“. — Но я не врач-терапевт, а фельдшер скорой помощи. В зоне боевых действий я пригожусь первым — меня не отправят в госпиталь в тылу, далеко от линии соприкосновения».

Через несколько дней Артём уволился со скорой, взял билеты на поезд и в середине октября отправился в Казахстан. Вместе с ним поехала его девушка и несколько друзей-мужчин. Артём оставил в родном Архангельске любимую работу, квартиру в ипотеке и двух котов, которых пришлось передать родственникам. «Если бы я был один, то наверное не уехал бы, — говорит Артём. — Но моя девушка сподвигла меня к переезду — она захотела сохранить нашу жизнь, семью и чувства».

Помощь людям молодой фельдшер называет делом всей своей жизни. В последнее время, говорит Артём, работать ему приходилось за двоих. Врачей постоянно не хватало, и фельдшеры становились главными в бригадах. «Кадры у нас ценить не научились, вот медицину и тянут энтузиасты, которые буквально живут на работе», — считает Артём. По оценке независимого профсоюза медиков «Действие», на скорой в России действительно не хватает до 50% сотрудников. «Я бы оценил реальный дефицит кадров на скорой в полтора-два раза», — заявлял летом 2022 года сопредседатель «Действия» Андрей Коновал. Всего в системе здравоохранения России, по данным Минздрава, на конец 2021 года не хватало 26,4 тысяч врачей.

Сможет ли Артём и дальше помогать людям в Казахстане — он не знает. Уверенности в том, что ему удастся легко устроиться работать по специальности, нет. Сейчас он подаёт документы о российском образовании на нострификацию (процедуру легализации образовательных документов иностранных государств), время от времени публикует своё резюме в чате «Релокация медиков в Казахстан» и планирует первые собеседования. Артём говорит, что готов первое время работать и не по специальности. О возвращении в Россию в ближайшее время он не думает и не знает, сможет ли когда-нибудь вообще вернуться.

Обещания не подтвердились

В первый же день объявления мобилизации российские власти поспешили успокоить, что медиков она затронет незначительно. Зампредседателя комитета Госдумы по охране здоровья Бадма Башанкаев заявил «Медицинской газете», что мобилизованных врачей и медицинских работников будет не больше трёх тысяч. Правда, с тех пор ни разу официально не сообщалось, сколько врачей и медиков действительно получили повестки и отправились на фронт.

Башанкаев утверждал, что вооружённым силам нужны прежде всего выпускники военно-медицинских вузов, врачи с опытом боевых действий, а также гражданские хирурги, анестезиологи и травматологи. «Медики, не имеющие ни соответствующей подготовки, ни опыта работы в условиях боевых действий, не потребуются», — подчёркивал депутат.

На следующий день глава комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Хубезов и вовсе сказал, что «к участию в СВО пока планируется привлечь только 300 медработников». Он добавил, что «выдёргивать последнего доктора из отдалённого района, оставляя население без медицинской помощи», не будут.

Но уже 22 сентября из больницы в Забайкалье «увезли первых пятерых врачей — анестезиологов, хирургов, травматологов», рассказала «Вёрстке» коллега медиков, пожелавшая сохранить анонимность. «Всё сообщество прекрасно понимает дефицит анестезиологов на гражданке, а тем более там, — сказала она. — Анестезиологи и в коронавирус были на вес золота, а сейчас тем более. Их больше не становится». На вопрос, как больница будет работать без ценных специалистов, она ответила: «Здесь как всегда — из крайности в крайность, там густо — тут пусто. Молодёжь привлекут опять. Один опытный врач останется в любом случае, он и будет руководить».

В Свердловской области в тот же день пришли с повесткой к 59-летнему заведующему хирургическим отделением горбольницы № 1. Его тут же уволили из больницы, а уже 23 сентября отправили на военные сборы. У врача было хроническое заболевание почек, онкозаболевание в анамнезе, он не видел на один глаз. Правда, после жалоб семьи хирурга вернули домой.

В Перми мобилизовали детского анестезиолога-реаниматолога Максима Брехача. Он не стал уклоняться от мобилизации, но заменить его в краевой больнице оказалось некем, а дома у него остались трое детей и безработная жена. В итоге за возвращение Брехача выступили его родственники, друзья, коллеги и губернатор области. «Меня вызвал командир роты и объявил, что на меня пришла бронь. На раздумье двадцать пять минут. Но для себя я уже всё решил. Если здесь такое количество людей боится за мою судьбу и хочет вернуть меня обратно… Я сказал, что я возвращаюсь», — цитировал Брехача Life.

В Стерлитамаке также мобилизовали единственного детского врача-нейрохирурга Ахмета Абубакирова, работающего в местной ГКБ № 1, сообщало 29 октября движение за гражданские права «Акбузат». Больница и пациенты Абубакирова просят руководство города и республики вернуть специалиста на рабочее место, иначе «оказание квалифицированной экстренной и плановой медицинской помощи по профилю нейрохирургия детскому населению [окажется] под угрозой».

За первые две недели октября аналитики HeadHunter зафиксировали повышенный спрос на временных медработников. Эксперты объяснили это необходимостью заменить мобилизованных сотрудников на период службы. За мобилизованными врачами должны сохраняться рабочие места, но в это время их трудовые договоры приостанавливаются и есть возможность платить зарплату подменному специалисту. Самим мобилизованным медикам платит Минобороны — в зависимости «от оклада по воинскому званию, воинской должности, надбавок за выслугу лет и за особые условия службы».

Ещё одно исследование — о нехватке кадров в связи с частичной мобилизацией — провёл сервис «Актион Медицина», в нём приняли участие 499 респондентов, 80% из которых работают в государственных медорганизациях. Лишь 7% медиков сообщили, что вакансии в их учреждениях открываются из-за мобилизации коллег. Тогда как 53% опрошенных считают, что вакансии открывают из-за увольнения сотрудников по собственному желанию. Эти увольнения могут быть «так или иначе связаны с частичной мобилизацией, потому что некоторые медработники после увольнения уехали из страны», предполагает ведущий эксперт «Актион Медицины» Наталья Журавлёва. Дефицитными специалистами, считают участники опроса, в ближайшее время станут хирурги, неврологи и анестезиологи-реаниматологи, терапевты и педиатры, а также операционные, процедурные и участковые медсёстры.

«Все, кому доверяю, — уехали»

Депутаты Башанакев и Хубезов в своих телеграм-каналах утверждают, что среди российских медиков нашлось немало добровольцев, пожелавших поехать в Донбасс. Но в целом отношение медицинского сообщества к мобилизации скорее неоднозначное. Согласно опросу приложения «Справочник врача», который прошли 3 318 человек, частичную мобилизацию медработников поддерживают только 14,7% гражданских медиков. При этом против мобилизации выступила четверть всех респондентов.

Опрошенные «Вёрсткой» эксперты и правозащитные объединения, которые консультируют россиян по вопросам эмиграции и мобилизации, затруднились сказать, сколько медработников уехали на военные сборы или покинули Россию из-за мобилизации. Но интерес медиков к эмиграции виден по росту тематических онлайн-сообществ.

В канале «Пограничный контроль», где публикуются отчёты россиян о пересечении границы РФ, с 21 сентября к моменту публикации появилось больше 150 сообщений о том, что границу пересекли врачи.

Телеграм-чат «Релокация медиков в Казахстан» вырос со дня объявления частичной мобилизации с нескольких сотен до 5,2 тысяч участников. Администратор чата Алёна Иванова (имя изменено по просьбе героини) рассказала «Вёрстке», что создала его в мае, планируя переезд.

«На тот момент мы с семьёй выбирали между релокацией в Казахстан и Азербайджан. Я родилась и до 15 лет жила в Казахстане, а муж — этнический азербайджанец, вот и думали, куда нам будет лучше ехать, — объяснила Алёна. — Я врач и для себя искала информацию, как подтверждать диплом. Потом поняла, что можно попробовать объединить таких, как я».

В чате, посвящённом релокации медиков в Азербайджан, участников меньше, потому что там сложнее подтвердить диплом, а для работы необходимо знание языка, говорит Алёна, которая администрирует и этот чат. Но двукратный наплыв участников с 21 сентября был и в этом телеграм-сообществе, утверждает его создательница.

Российский онколог, основатель фонда «Не напрасно», Высшей школы онкологии и частной клиники «Луч» Илья Фоминцев подтверждает интерес медиков к переезду в Казахстан, Узбекистан, Армению и Грузию. Фоминцев объясняет это тем, что там «такое же образование, как в России», и проще подтверждать медицинскую квалификацию, чем в других странах.

Фоминцеву «сложно сказать», значительна ли эмиграция врачей в постсоветские страны. Но найти работу в Европе, США, Японии или Израиле российскому врачу точно труднее, говорит он. «Там нужно по сути переобучаться, там совершенно другая система образования, она коренным образом отличается, и это касается всех развитых стран», — уточняет онколог.

Сам Фоминцев переехал в Израиль весной 2022 года — после преследования за участие в антивоенном митинге (на самом деле в том митинге он даже не участвовал — его задержали его на подходе к месту проведения акции). Нарастающие проблемы российских пациентов с онкопомощью ощущаются уже сейчас, говорит основатель Высшей школы онкологии.

«Ко мне очень часто обращаются пациенты, которым нужно подобрать онколога. И я лично уже сталкиваюсь с ситуацией, когда невозможно посоветовать специалиста, потому что многие уехали, — рассказал Фоминцев „Вёрстке“. — За последнюю неделю ко мне обратились 5–6 человек, и раза три я не смог сказать ничего, потому что по данному случаю все врачи, которым я доверяю, уехали».

С ним солидарен и глава клиники «Рассвет» кандидат медицинских наук Алексей Парамонов. В интервью «Правмиру» он рассказал, что многие его знакомые онкологи уже уехали за границу: «И я боюсь, что они уехали не на время. Таких примеров много. Лучшие кадры, которые востребованы на мировом рынке, просто уедут. Уже уехали даже не десятки врачей, это уже ближе к сотням».

О том, что «в войне с раком будет некому воевать», беспокоятся и пациенты. Президент ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова в своем телеграм-канале написала, что «очень важно в процессе мобилизации не „оголить“ и так нуждающуюся в кадрах область медицины — онкологию»: «Без радиологов, медицинских физиков, онкохирургов, химиотерапевтов невозможно получить лечение».

Основатель частной многопрофильной сети «Клиника Фомина» Дмитрий Фомин назвал невосполнимой потерей для клиники уход сотрудников, вызванный мобилизацией. «В медицинском бизнесе врач является бизнес-юнитом, и если уходит врач с собственным пациентопотоком, восстановить это в полном объеме, конечно же, невозможно», — сказал он Vademecum после отъезда нескольких специалистов.

Сопредседатель профсоюза медицинских работников «Действие» Андрей Коновал добавляет, что кадров остро не хватало и до мобилизации. «Основной ущерб, который пока никакая мобилизация и эмиграция не перекроют, здравоохранению нанесли многолетняя „оптимизация“ и недофинансирование, — сказал Коновал „Вёрстке“. — В этих условиях уход даже одного врача — серьёзная потеря для конкретного медучреждения, населённого пункта или района. Мы видим в своей практической работе ситуацию на местах: и дефицит острый, и перегрузки жуткие».

«Знала бы, что так легко будет, переехала бы раньше»

Каждый день в чате про релокацию медиков в Казахстан появляются новые вакансии, а россияне-медики задают вопросы о нострификации дипломов, экзаменах, поиске жилья.

Представители казахстанских медцентров и клиник уверяют, что хорошие медики в стране нужны и что с легализацией больших проблем не будет. Медработники со всей России интересуются, пересекал ли кто-то границу с полученной повесткой, сколько зарабатывают офтальмологи, требуются ли неврологи и хирурги. Среди участников чата не только рядовые врачи, но и те, кто был заведующими отделениями в госклиниках и директорами медцентров.

Анна Егорова (имя изменено) руководила стационаром в Екатеринбурге. Она уехала, но почти все её коллеги остались на своих местах.

«Врачи в России достаточно аполитичны, и те, кто работал ещё в 90‑е, а это большинство врачей старше сорока лет, останутся. На фронт они идти не хотят. То есть они не поддерживают войну, однако им важнее остаться на своих рабочих местах, — уверена Анна. — Поэтому они просто продолжают работать в РФ, лечить пациентов. Сейчас уезжают в основном молодые — им проще оценить перспективы будущего. А нагрузка на оставшихся растёт».

Найти работу в Казахстане Анне оказалось несложно. «Я невролог, протоколы лечения одинаковые, принцип доказательной медицины один, языкового барьера нет, по крайне мере на севере Казахстана. Знала бы, что так легко будет, переехала бы раньше, наверное», — говорит она «Вёрстке».

Главврач медцентра во Владимирской области Сергей Белов (имя изменено) переехал в Казахстан, потому что «как врач он против любых смертей».

«Я главный врач в своем медицинском центре, я собственник, но военком решил, что я должен поехать в Херсон на передовую! — возмущается Сергей. — В России и так врачей не хватало, и теперь однозначно их будет меньше. Бегут умные, квалифицированные специалисты, цвет нации. Я смотрю на тех, кто запрашивает места в Казахстане, и мне обидно: они уехали, и далеко не факт, что вернутся. А ведь на их обучение, опыт и специализацию потрачены годы и годы».

По мнению Сергея, пациенты в России точно «почувствуют дополнительные проблемы» — «они до этого были, а теперь усугубятся».

Дерматолог Екатерина Птицына (имя изменено по просьбе героини) и её муж-стоматолог застали начало мобилизации в отпуске за границей с билетами домой, в Калининград, на следующий день. Первой мыслью было не возвращаться и переждать, вспоминает в разговоре с «Вёрсткой» Екатерина.

«Но муж сказал, что его не призовут, что он не служил и лишь ограниченно годен по здоровью. Мы вернулись в Россию, 23 сентября почитали новости о том, как проходила мобилизация, а 24 числа он уже купил билет в Екатеринбург, чтобы оттуда уехать в Казахстан», — говорит Екатерина. Она присоединилась к мужу в середине октября — несколько недель в Калининграде Елена занималась продажей автомобиля, сдачей квартиры, подготовкой документов для эмиграции.

Екатерина с детства мечтала стать врачом, окончила медакадемию на Урале, работала в госклиниках, совмещая с приёмом в частных центрах, и «любила делать пациентов красивыми и здоровыми».

«А ещё по долгу службы в самом начале карьеры я сидела на призывной комиссии в военкомате. Я знаю этих людей, иметь дело с ними не надо совсем», — вспоминает она. Военкому все равно, считает Екатерина, дерматолог перед ним или стоматолог, ведь согласно военному билету всё это врачи.

«Если бы на нашу страну кто-то напал, я бы осталась и оказывала всю необходимую медпомощь. Но в этом случае наша страна является агрессором, это мы напали на другую страну, и что в такой ситуации мы должны защищать? Какую помощь мы должны оказывать? Поэтому мы и уехали».

Сейчас супруги находятся в Астане, занимаются нострификацией дипломов и планируют работать в Казахстане по специальности. «Все наши трудности — временные, — надеется Екатерина. — Через месяц, когда мы подтвердим дипломы и найдём какую-то постоянную квартиру, всё устаканится».

Врачи, говорит Екатерина, в Казахстане нужны, а «русским никто не вставляет палки в колёса, потому что все всё понимают и никто не обостряет». В России она не видит будущего, по крайней мере, своего: «Кто будет выходить последним, пусть выключит свет».

 

(Оновлено 13:00)

«Удары возмездия», а по сути — воздушный террор — имеют свою логику. Во всяком случае в понимании Кремля. Задача разрушения инфраструктуры преследует цель создать устойчивую волну беженцев в направлении Европы с целью, во-первых, вынудить Европу прекратить оказание помощи Украине, во-вторых — побудить ее к переговорам в любом формате, в котором не будет Киева.
Эта угроза читается и она более чем прозрачна. Вчера советник Байдена по нацбезопасности Салливан, посетивший Киев, заявил, что никаких переговоров без Украины не будет даже теоретически. Поддержка Киева будет осуществляться вплоть до его победы. Это заявление адресовано как Москве, так и самой Европе. Война может быть завершена, но только на условиях США.
При таком подходе практический смысл воздушных ударов, кроме истощения запасов вооружений в России, отсутствует. Но по понятной причине Кремль будет их продолжать просто потому, что признать провал еще одной судорожной попытки получить хоть какой-то результат он не может. Штаты это, кстати, вполне устраивает. Даже при самом экономном расходе ракетного вооружения Россия тратит все равно больше, чем успевает производить ее полумертвый ВПК. Отсюда, кстати, и разговоры (и не только разговоры) о закупках вооружений в «дружественных» странах — Иране, КНДР.
Закупки иранских ракет при этом могут привести к жесткому ответу Израиля, который вполне справедливо считает подобного рода покупку финансированием ракетных программ Ирана, что для Израиля является красной тряпкой. И если иранские ракеты действительно появятся на поле боя, ответ Израиля может быть крайне решительным — здесь и сирийская война, в которой Кремль увяз по уши, здесь и поставка вооружений Украине.
Но Кремль находится в крайне тяжелом положении: вести боевые действия в прежнем формате он уже не может ввиду истощения ресурсов (восемь месяцев конфликта средней интенсивности — серьезный вызов и для развитой экономики, а Россию к ней отнести нельзя даже при очень большом желании). Поэтому он не может ни продолжать, ни завершать боевые действия. Вот это неопределенное положение и устраивает Штаты, которые постепенно подводят ситуацию к нужной им точке утраты устойчивости позиции Кремля.

 

(Оновлено 12:00)

«The Moscow Times»

«Мы приобрели сакральную мощь». Медведев заявил, что Россия ведет войну с Сатаной

Россия ведет «священную» войну с Сатаной, заявил в пятницу, 4 ноября замглавы Совбеза Дмитрий Медведев.

Цель России, бросившей армию на покорение Украины и вступившей в сильнейший с Карибского кризиса конфликт с Западом, по словам Медведева, заключается в том, чтобы «остановить верховного властелина ада, какое бы имя он ни использовал — Сатана, Люцифер или иблис».

«Мы приобрели сакральную мощь», — написал он в своем телеграм-канале, добавив, что испытывает вместе с другими чувство «пробуждения» и уверен, что скоро и остальные «проснутся окончательно», а «трухлявый миропорядок рухнет».

«Нам не нужны чужие территории, у нас всего в достатке», — утверждает Медведев, оговариваясь, что «священную землю, на которой жили наши предки и на которой сегодня живут наши люди», Россия «никому не отдаст».

Против России, по мнению замглавы Совбеза, выступает «кучка безумных нацистов-наркоманов» и «стая лающих собак из западной псарни», у которых «нет веры и идеалов».

На «прежних друзей» и партнеров, которые отвернулись от Москвы, нужно «наплевать», призывает Медведев: это «просто случайные попутчики, прилипалы и прихлебатели». А те, кто уехал из страны, — «трусливые предатели и алчные перебежчики», без которых «мы стали сильнее», заверяет он.

«Нашего пробуждения ждали другие страны, изнасилованные повелителями тьмы», — пишет Медведев, добавляя, что у России «есть возможность отправить всех врагов в геенну огненную», хотя это и не является целью.

Как следует из объяснений Медведева, он ощущает, что мысли вкладываются в его голову извне и руководят его поступками. «Мы слушаем слова Создателя в наших сердцах и повинуемся им. Эти слова и дают нам священную цель», — пояснил замглавы Совбеза.

 

В клубе депутата от «Единой России» сгорели 15 человек

В Костроме произошел пожар в ночном клубе «Полигон». 15 человек погибли, еще 5 пострадали, сообщило МЧС. Пятеро посетителей задохнулись во время пожара, тела остальных нашли при разборе завалов. Пострадавшие получили легкие травмы, госпитализация им не потребовалась.

Информация о возгорании на улице Никитской поступила в ночь на 5 ноября. Площадь пожара составила 3500 кв. м, в здании обрушилась кровля. Из кафе эвакуировали 250 человек, также из-за задымления пришлось вывести 15 жителей из соседнего дома. Ликвидировать огонь удалось только утром. Спасатели продолжают разбор завалов.

По данным экстренных служб и прокуратуры, причиной пожара стало использование пиротехники: в кафе произошла массовая драка, один из участников которой запустил ракетницу. Стрелявший успел сбежать, он объявлен в розыск. Возбуждены уголовные дела о причинении смерти по неосторожности (ч.3 ст. 109 УК) и об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ч.3 ст. 238 УК). Максимальное наказание по ним — до 4 и до 10 лет лишения свободы соответственно. Прокуратура взяла расследование на особый контроль.

Владельцем ночного клуба является депутат Костромской областной думы от «Единой России» Ихтияр Мирзоев. Он обещал сотрудничать со следствием и помочь семьям погибших. «Я дал указания своим сотрудникам оказывать все необходимое содействие следственным органам. Окажу всю необходимую помощь родным и близким погибших. Семьям предоставлю и финансовую, и организационную поддержку», — сказал Мирзоев.

Во время пожара в заведении работали только 3 выхода. Еще 4 были заперты, пишет Baza. Прибывшим на вызов пожарным пришлось выламывать двери, чтобы люди могли эвакуироваться из горящего здания. Директора «Полигона» на месте не оказалось — она приехала «сильно позже».

Телеграм-канал Shot сообщает, что последний раз сотрудники Ростехнадзора и МЧС проводили плановую проверку клуба в 2019 году. Нарушений тогда не нашли.

 

В ДНР расстреляли судью Верховного суда республики

В Углегорске совершено покушение на судью Верховного суда самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Александра Никулина. В него стреляли вечером 4 ноября, сообщило МВД региона.

Никулин находится в больнице в крайне тяжелом состоянии, врачи борются за его жизнь. Полиция ведет розыск подозреваемых.

Никулина назначили судьей Верховного суда ДНР в сентябре 2019 года. Летом он председательствовал в коллегии судей, которая вынесла смертные приговоры трем иностранцам, воевавшим на стороне Украины — двум гражданам Великобритании Шону Пиннеру и Эйдену Аслину, а также подданному Марокко Саадуну Брагиму. Всех троих в итоге обменяли на российских пленных.

Никулин — бывший украинский судья, работавший в Донецком апелляционном административном суде. В Украине против него возбудили уголовное дело.

После начала войны на захваченных Россией территориях регулярно происходят покушения на ставленников Кремля и тех, кто перешел на сторону Москвы. 30 сентября в Херсоне ударом из HIMARS был убит чиновник оккупационной администрации Алексей Катериничев. 16 сентября у гаражей в Бердянске нашли тела замглавы города Олега Бойко и его жены, которая руководила городской избирательной комиссией. В тот же день в самопровозглашенной ЛНР на своем рабочем месте были взорваны генпрокурор республики Сергей Горенко и его заместитель Екатерина Стегленко.

За все время вторжения было зафиксировано более 20 таких нападений. Украина ответственность за покушения не брала.

 

(Оновлено 11:00)

РБК-Украина

Милан Лелич

Аналитик ISW Катерина Степаненко: Путин до сих пор нацелен на захват всей Украины

Что происходит на фронте, как зима повлияет на ход боевых действий, сможет ли РФ навербовать боевиков за рубежом, почему российская армия настолько неорганизована и стоит ли ожидать нового наступления с Беларуси – в интервью РБК-Украина рассказала аналитик американского Института изучения войны (ISW) Катерина Степаненко.

С самого начала полномасштабной войны украинцы активно ищут прогнозы о том, как долго эта война может длиться и что может случиться в ближайшее время. Среди таких прогнозов видное место заняли ежедневные отчеты американского Института изучения войны (ISW) – информация о текущем положении дел на фронтах и возможных действиях ВСУ и агрессоров широко расходится по медиа.

РБК-Украина пообщалось с соавтором этих отчетов, аналитиком ISW Катериной Степаненко – о том, чего украинцам стоит ждать в обозримой перспективе, насколько реальны ядерные угрозы россиян, а также о том, по какому принципу ISW готовит свою аналитику и на какие источники опирается.

– Текущая ситуация на фронтах – какая она на данный момент и каких изменений можно ожидать по каждому из направлений (Херсон, Запорожье, Донецк, Луганск) в ближайшие недели или месяцы?

– Мы считаем, что украинские силы смогут получить контроль над правобережьем Херсонской области к концу 2022 года. Мы видели сообщения украинского ГУР, мы видели сообщения об уходе российских сил с правобережья Херсонщины, заявления россиян о своего рода эвакуации оттуда.

Ситуация в самом Херсоне менее понятная, потому что россияне, возможно, создают условия для обороны города, одновременно готовя резервные позиции на случай, если им придется отступить из Херсона. То есть, неясно, собираются ли они воевать за Херсон или увидят, что они не способны воевать и тогда отступят.

По Херсонской области – мы не считаем, что украинские силы будут продвигаться через Днепр на юг в этом году. То есть, они смогут возобновить наступление позже, попытаться пересечь реку, но не в этом году. В связи с тем, что будет зима и это не обязательно разумно.

С военной точки зрения, ВСУ важно занять от 15 до 25 километров на левом берегу Днепра, чтобы создать буферную зону, чтобы россияне не могли обстреливать Херсон. Мы видели по Харькову: когда российские войска были близко от города, было намного больше артобстрелов. Аналогичная ситуация может сложиться, когда украинские силы возьмут Херсон.

Что касается Запорожья, мы не можем предсказывать действия ВСУ на этом направлении, это может навредить оперативной безопасности.

Есть много странных сообщений от российского «военкорского сообщества», которые утверждают, что украинцы аккумулируют силы на западе или на востоке области. Мы не можем этого подтвердить. Мы не отслеживаем украинские перемещения и предлагаем, чтобы этого никто не делал.

Но в плане того, что Запорожье представляет собой стратегически, россиянам нужно Запорожье для наземных коммуникаций, для логистики, для Азовского моря. Близость российских позиций на западе Запорожской области позволяет им обстреливать Запорожье и населенные пункты на Днепропетровщине. Это вызов, с которым ВСУ придется столкнуться позже.

Что касается донецкого, луганского направлений, части Харьковской области, ISW оценивает, что у россиян больше нет возможности продолжать широкомасштабные наступательные операции в Донецкой области. На протяжении прошедших четырех месяцев ВС РФ, вагнеровцы, чеченские формирования были неспособны продвинуться по Бахмутскому и Авдеевскому направлениям. По нашей оценке, они не смогут добиться своей конечной цели – установить контроль над трассой Е40 и добраться до Славянска.

Они будут и дальше страдать от проблем в этом регионе, в связи с логистикой, ударами ВСУ, неподготовленностью личного состава и т.д.

Что касается Харьковской области – по нашей оценке, ВСУ будут продолжать движение в направлении Сватово, Старобельска, Кременной. Это критические точки для украинцев. Мы не знаем временных рамок этого наступления, но в целом видится, что россияне еще не укрепили эти позиции достаточно, сейчас они минируют территории вокруг Сватово, взрывают мосты, перебрасывают туда мобилизованных, которые менее подготовлены, некоторые из них не были обучены и имеют ужасно низкий моральных дух.

Так что в целом я бы описала этот сектор линии фронта как российские оборонительные позиции, потому что они не могут предпринимать наступления. Они могут совершать локальные наступления, но я не уверена, что у них здесь получится вернуть контроль над территорией.

– Перед тем, как перейти к более конкретным вопросам относительно хода боевых действий, хотел бы спросить вас о методологии ISW. Откуда вы берете информацию? И когда вы делаете какие-то свои оценки о возможности/невозможности наступлений в те или иные сроки, вы опираетесь на официальные заявления штабов, разведок, источников западных медиа и т.д. Или вы за счет собственной аналитики, на основе открытой информации делаете свои прогнозы на будущее?

– Мы основываемся полностью на открытых источниках. Мы не получаем никакой разведывательной информации от Украины или Запада. Все наши оценки подкреплены ссылками и цитатами, то есть, если вы хотите проверить, на какой источник мы ссылаемся, все есть в онлайн-доступе.

Я один из авторов, который делает эти ежедневные отчеты. Мы смотрим на все виды источников, смотрим, что говорят украинцы, что говорят россияне, британцы, американцы. Мы смотрим на тренды, и если изучать их настолько пристально, тогда можно делать оценки. Но еще раз повторю: мы опираемся исключительно на открытые источники.

– И это касается не только оценок текущего положения дел, но и прогнозов? То есть, вы опираетесь на прогнозы, которые делаем мы, американцы, британцы и т.д. («такой-то город будет взят через два месяца») – или это результат собственной работы ваших аналитиков?

– В большинстве случаев это наша аналитика. Конечно, мы цитируем украинские источники, потому что они видят ситуацию на местах. Мы обычно оцениваем, где должны быть линии фронта и когда они могут быть прорваны. Так что в большинстве случаев, речь о комбинации оценок. Мы собираемся, и на основе этих оценок, других фактов, которые мы берем, карт и т.д., мы делаем финальную оценку того, что происходит.

В целом, мы фокусируемся на том, что делают россияне, а не украинские силы.

– Почему?

– Мы не хотим раскрывать планы украинцев. Мы не хотим навредить операционной безопасности ВСУ, о чем просят украинские власти. Это очень важно для нас.

– Множество украинцев, особенно те, кто находится на прифронтовых территориях или выехал оттуда, очень активно ищут любые прогнозы о том, как будут идти боевые действия в их регионах и на основе этого могут принимать решения: например, надо ли возвращаться, надо ли вывозить оставшихся родных и т.д. Насколько людям действительно надо опираться на прогнозы, подобные вашему?

– Конечно, очень сложно прогнозировать. Мы не находимся на месте, мы видим только то, что мы видим. Важно собирать информацию со всех возможных источников, от ISW, от британцев, от украинских официальных лиц и т.д. Мы в целом предоставляем общий обзор боевых действий, пытаемся показать, что могут делать россияне, какими могут быть их следующие шаги.

– Каким образом, по вашим оценкам, наступление зимы, морозов, снегов, может повлиять на ход боевых действий?

– Зима – очень интересный период, будет ли она суровой или мягкой. По нашим оценкам, боевые действия зимой обычно интенсифицируются, когда замерзает земля. Если вы посмотрите на снимки из Бахмута, которые постят россияне, их танки покрыты грязью, дороги очень раскисшие. Мы полагаем, что если зима будет суровой, боевые действия станут более интенсивными с конца декабря по февраль.

Если нет, если зима будет мягкой, интенсивность снизится по этим причинам. Кроме того, ситуация с раскисшей землей бьет по россиянам намного больше, чем по украинцам. Российские войска демонстрируют в таком случае меньшую мобильность, когда перемещаются не по дорогам. Мы видели подобное в феврале-марте, когда они старались продвигаться именно по дорогам и это позволяло людям их отслеживать.

Так что все зависит от того, какой будет зима.

– Как российская стратегия и их реальные задачи менялись на протяжении этим восьми с лишним месяцев?

– Кремль совершенно не поменял свои стратегические цели. Путин до сих нацелен на захват всей территории Украины и капитуляцию украинского правительства. На протяжении последних восьми месяцев, несмотря на поражения, риторика не изменилась, мы это видим из выступлений Путина на Валдае, из заявлений Володина и т.д. Они не останавливают боевые действия, несмотря на поражения. Не думаю, что россияне готовят какие-то серьезные условия для переговоров, это доказывает, что они не хотят останавливаться в ближайшее время и будут далее стремиться к своим максимальным целям, установленным в начале кампании.

И затем, если есть какой-либо дипломатический дискурс о переговорах, то это дает России некоторое время, чтобы получить больше подкреплений, обучить больше военнослужащих, мобилизованных, призывников и так далее, чтобы продолжать войну.

– Каким образом Россия может попробовать изменить ход боевых действий в свою пользу? И уже проведенная мобилизация принесла россиянам какие-то преимущества на поле боя?

– Проблема с российской военной кампанией в том, что она была ущербной изначально. И Россия не может ничего исправить в короткий и средний период времени. Мобилизация дала им какие-то силы, чтобы укрепить свою оборону, помогла приостановить наступление ВСУ. Но она не будет эффективной в долгосрочной перспективе. Потому что эти силы плохо подготовлены, некоторые даже не попадали на полигоны перед отправкой на фронт.

Часть этих людей деморализованы, они не хотят там быть, они не хотят воевать. Есть сильное предубеждение против мобилизации. Даже эта частичная мобилизация обошлась Путину дорогой ценой. Я даже не знаю, как он будет продолжать ее дальше, с учетом негативной реакцию, которую она вызвала.

То есть, в то время, как это позволило укрепить определенные позиции, это не решило проблемы в долгосрочной перспективе. Бросая все больше плохо подготовленных солдат на передовую, все равно не исправить проблемы с логистикой, плохим командованием, когда генералы армии на передовой лично командуют локальными наступательными операциями. Это точно не исправит российскую военную бюрократию и нехватку осведомленности о событиях на линии фронта.

Я полагаю, что Россия может вернуться к «добровольческим батальонам», как она это делала летом, чтобы восполнить потери в существующих частях или создавать новые. Потенциально также РФ может рекрутировать мигрантов из Средней Азии или вербовать людей в среднеазиатских странах. Но я не вижу, как Россия может исправить ситуацию в целом, без тренировки новых солдат перед их отправкой на фронт.

– А РФ может найти живую силу за границей? Были сообщения об интересе к афганским военным, которые в свое время тренировались еще в Афганистане. Можем предположить, что россияне могут обратиться, например, за помощью к Ирану, где действительно есть обученные военные?

– Они могли бы это делать. Но я не уверена, сколько людей можно будет набрать таким образом. В отношении Ирана я тоже не могу предсказывать, потому что Иран в таком случае будет нести дипломатическую ответственность за нахождение своих военных в Украине. Но Пригожин, очевидно, занимался различными вербовочными кампаниями ранее и он может в будущем пытаться что-то сделать в этом плане.

– Как вы в целом оцениваете роль Пригожина в этой войне? Его имя постоянно появляется в медиа, в качестве влиятельного игрока, но может его роль быть несколько мифологизированной? Или он действительно мощный и влиятельный?

– Я думаю, он позиционирует себя как влиятельного лидера, влиятельного военачальника сейчас. Он все больше говорит с российскими медиа. У него есть аудитория в Телеграме. У него есть возможность прямо обращаться к российским политикам через свои публичные заявления. И у него есть определенная популярность в провоенном комьюнити, которое хочет продолжать войну, среди националистов, которые стремятся к «полномасштабному противостоянию с НАТО» и т.д.

У него, очевидно, есть связи в ближнем кругу Путина. Washington Post сообщала, что он был одним из тех, кто высказывал сомнения о прогрессе «специальной военной операции» непосредственно Путину и это весьма важно. У него также есть доступ к российским медиа, которые плотно контролируются федеральными властями. У него есть возможность публиковать статьи о себе на РИА ФАН, например.

То есть, Пригожин пытается стать влиятельной фигурой в российском обществе. И у него есть возможности оказывать влияние из-за контроля над вагнеровцами, которые по многим российским оценкам являются единственным формированием, которому удается определенным образом продолжать наступление вместо того, чтобы сидеть в обороне. Это дает ему определенный авторитет, потому что Путину нужно, чтобы его войска продолжали воевать в Донецкой области.

– Насколько верна оценка, что российская армия намного более хаотична и неорганизована, чем украинская? Там есть регулярные части, разнообразные «добровольцы», формирования донбасских псевдореспублик, Росгвардия, вагнеровцы всех сортов и т.д. И все эти силы между собой координируются очень плохо.

– ISW уже долгое время об этом сообщает в своих отчетах. Даже до начала войны их войска из разных военных округов не проводили учений по слаживанию друг с другом. То есть, даже на фундаментальном уровне россияне не имеют координации даже между военными округами, что уже говорить о различных добровольческих подразделениях, кадыровцах и т.д. У них всех разная структура, уровень дисциплинированности, начальство и т.д., и их координация и коммуникация представляет собой проблему для россиян.

Кажется, ГУР сообщал, что в Херсоне происходили конфликты между чеченцами и традиционными подразделениями. Есть и вопросы расизма и религиозных различий, мы видели перестрелку в Белгородской области. И я думаю, это все имеет место и на линии фронта. Вряд ли подразделения будут слаженными, если люди ненавидят друг друга, вместо того, чтобы сотрудничать против общего врага.

Все эти элементы вместе плюс то, что Россия создает эти новые батальоны из ниоткуда, они не интегрированы в традиционную российскую военную структуру, плюс есть еще БАРС (боевой армейский резерв специальный, — ред.) – это просто создает хаос.

Я не уверена, насколько эффективны могут быть такие дезорганизованные подразделения. Плюс есть разные обещания: когда рекрутировали отдельные добровольческие батальоны, им обещали бонусы за каждый километр продвижения вперед. Вряд ли такие условия применимы к другим батальонам. Были жалобы от БАРС и добровольческих подразделений, что они не получают такого же отношения к себе по возвращению домой, что также разжигает конфликт о том, кто какие бонусы получает. В целом, это просто бардак.

– Какие могут быть глобальные последствия от атак на украинскую энергетическую инфраструктуру, если эти атаки будут продолжаться?

– Думаю, эти удары в основе своей имеют цель запугать украинское население, чтобы оно попросило свое правительство начать переговоры. Это вообще не даст эффекта, потому что украинцы живут в этой реальности восемь месяцев и менее шокированы, чем во время первой стадии войны.

Думаю, это также и политический ход. Россия постоянно продвигает тезисы о том, что Европа замерзнет до смерти и т.д. Атаки также влияют на украинский экспорт электроэнергии. Я думаю, это попытка втянуть украинцев и Запад в эти энергетические игры, в которые Россия играет много лет. Но я не думаю, что это сломит волю украинцев в любом случае.

– Что касается перспектив дальнейшей эскалации – может ли быть наступление с Беларуси, с привлечением белорусской армии или без него, попытки организации масштабных терактов на Каховской ГЭС или других подобных объектах?

– По мнению ISW, маловероятно, что Беларусь или российские войска из Беларуси повторят попытку наступления на Киев, Волынь или другие регионы. Просто потому, что у них недостаточно техники в регионе. Мы видели сообщения, что некоторые российские подразделения перемещаются в Беларусь, мы видели множество сообщений о том, что белорусская военная техника перемещается в Россию. Это позволяет предположить, что они не расконсервируют эту технику, чтобы атаковать Украину с севера, но транспортируют ее для укрепления уже существующих российских позиций в Украине.

Мы также видим, что у России возникают проблемы с тренировкой мобилизованных, потому что у них нет инструкторов. И россияне скорее перемещают свой личный состав в Беларусь, чтобы тренировать его, чем начать наступление.

Такие же заявления мы слышали от украинской разведки.

Что касается Каховки, то мы согласны с Кириллом Будановым, который сказал, что россияне не смогут уничтожить всю дамбу. Конечно, они всегда могут принять какое-то глупое решение. Но, как сказал Буданов, россияне не создали условий для уничтожения всей дамбы, заминировали ее лишь частично и взрывчатки будет недостаточно.

– А ядерные угрозы со стороны России – по вашему мнению, это больше блеф или риск серьезный? И какой может быть реакция Запада, Китая при наихудшем сценарии?

– Мы не можем предвидеть действия Путина. Но с учетом усилий Путина по мобилизации, его попыток продвинуться на Бахмутском направлении, выглядит так, что он фокусируется на использовании конвенционных вооружений. В другом случае, если будет применено тактическое ядерное оружие, надо понимать, что тогда российские войска не смогут продвинуться на пораженную этим оружием территорию.

Я полагаю, его риторика опять-таки направлена на запугивание Запада прямо сейчас. Западные медиа хватаются за какие-то мелочи в его выступлениях.

Здесь нет ничего нового. Мы видели, как Путин 20 лет озвучивает ядерные угрозы. Они всегда очень непрямые. Он не говорит конкретно, что Россия будет это делать, но напоминает, что у него есть на это власть.

Также это используется и во внутриполитических целях. Соловьев и другие российские телепропагандисты повторяют это. В прошлом мы слышали дикие заявления от Жириновского, который говорил об уничтожении самих США. Это своего рода путеводитель, которому следуют россияне.

Что касается реакции Запада – у НАТО есть пункт, который касается ядерного сдерживания. Я думаю, Путин понимает, что ядерное сдерживание – это инструмент и для него, и для Запада.

– А что это за фейковая история с «грязной бомбой», в создании которой они пытались обвинять Украину? Они уже перестали «качать» эту тему?

– Я не видела ничего нового с пресс-релиза российского Минобороны, в котором было шесть пунктов «обвинений». Россияне делали похожие вещи и в прошлом. Еще до полномасштабного вторжения они говорили, что Украина и США создали биолаборатории, потом, в марте, говорили о применении Украиной радиологического оружия. Это один из способов, которыми России продолжает свою риторику для внутренней аудитории.

 

Janes.com

General Atomics «обязалась» предоставить Украине беспилотники MQ-9

Компания General Atomics Aeronautical Systems Inc (GA-ASI) намерена предоставить Украине свое семейство беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) средней продолжительности полета (MALE) MQ-9, сообщил Джейнс 2 ноября представитель компании.

Поскольку правительство США заявило о своем намерении поставить Украине «тяжелые ударные беспилотники» от GA-ASI, компания заявила, что намерена предложить стране свое семейство MQ-9 в рамках более широкой поддержки Восточной Европы. это основано на недавнем лизинговом соглашении MQ-9A Reaper с Польшей.

«Польша находится в состоянии повышенной готовности из-за войны на Украине, поэтому вопросы оперативной безопасности не позволяют нам обсуждать количество самолетов и многие другие особенности этой договоренности. Мы не хотим подрывать огромные преимущества самолетов семейства MQ-9, публикуя слишком много информации. General Atomics по-прежнему привержена поддержке защиты союзников и партнеров в Восточной Европе, включить когда-нибудь также предоставление этих критически важных возможностей Вооруженным Силам Украины», — сказал представитель.

В то время как в предыдущих сообщениях упоминалась потенциальная передача MQ-1C Grey Eagles, вооруженных ракетами AGM-114 Hellfire класса «воздух-поверхность», семейство MQ-9 включает MQ-9A Reaper и MQ-9B SkyGuardian БПЛА (хотя его родословная восходит к MQ-1 Predator, который был преобразован в Grey Eagle).

 

«Деловая столица»

Юрий Вишневский, политический обозреватель

Тактика выжженной земли. Как Путин будет отступать с Херсонщины

Жителей Херсона, как и жителей левобережья Херсонщины, будут принуждать «эвакуироваться» в Крым. А оттуда — в российскую глубинку, без возможности вернуться в Украину

Путин заявил о необходимости «вывезти из зоны боевых действий» жителей Херсона. Конечно, это можно расценивать как признание того, что российские войска готовятся сдать Херсон. Но прежде всего это свидетельство того, что Путин намерен максимально обезлюдить Херсонщину.

Подготовка к решающей битве

Надежды украинцев на скорое освобождение Херсона получили подтверждение от министра обороны США Ллойда Остина. «Что касается вопроса о том, могут ли украинцы занять оставшуюся территорию на западном берегу Днепра в Херсонской области, я, безусловно, считаю, что у них есть возможности для этого, — заявил он на пресс-конференции 3 ноября. — Самое главное, что украинцы верят, что у них есть возможность это сделать. Мы видели, как они предприняли очень методичные, но эффективные усилия по возвращению своей суверенной территории. Я думаю, вы увидите, как они будут продолжать давить, пока не займут территорию на западном берегу реки».

В то же время The Washington Post отмечает, что 3 ноября были противоречивые сообщения о деятельности России. В социальных сетях появились видеоролики, на которых видно, что некоторые российские блокпосты заброшены, а российский флаг больше не развевается на здании областной администрации. Российские официальные лица говорят, что они переместили до 70 тыс. гражданских лиц и административные офисы на левый берег Днепра в преддверии ожидаемого украинского наступления. Но вместо того, чтобы покинуть город, российские войска, похоже, укрепляют свои позиции и готовятся к предстоящему большому сражению, хотя никто не знает, произойдет ли оно до или после зимы, отмечает газета.

Американский Институт изучения войны (ISW) тоже в некотором недоумении. «Хотя перемещение оккупационного правительства Херсонской области может свидетельствовать о том, что российские войска готовятся покинуть город Херсон, оно в равной степени может указывать на то, что они создают условия для боев внутри города. Подобные сообщения могут появиться в ближайшие дни, учитывая продолжающуюся принудительную эвакуацию мирных жителей как с правого, так и с левого берегов Днепра, но они могут не указывать на немедленный вывод российских войск из Херсона», — предполагает ISW в своем ежедневном обзоре.

Тактика выжженной земли

В любом случае российская группировка на правом берегу Днепра обречена. Лишь немногим удастся спастись, переправившись на левый берег. Остальным предстоит или умереть, или сдаться. Задача этих смертников — продержаться на правом берегу, чтобы дать время российским войскам на левом берегу обустроить новые линии обороны.

А дальше враг может прибегнуть к тактике выжженной земли. Отступая, он может уничтожить сначала Каховскую ГЭС, а затем и город Херсон. Такую угрозу еще полмесяца назад озвучил командующий российской войной в Украине генерал Суровикин. 18 октября он заявил в телеинтервью о наличии у него данных «о возможности применения киевским режимом запрещенных методов войны в районе города Херсон, о подготовке Киевом массированного ракетного удара по плотине Каховской ГЭС, нанесения массивного ракетно-артиллерийского удара по городу без разбора целей». Понятно, что тут он приписал нам то, что собирается сделать сам.

«Скорее всего, город оккупанты просто так не сдадут. Потому что очень много объектов инфраструктуры заминированы на сегодняшний день. И, скорее всего, они готовятся к уличным боям, — подтвердила неделю назад в эфире телемарафона секретарь Херсонского горсовета Галина Луговая, которую Владимир Зеленский назначил начальником Херсонской городской военной администрации. — Без боя они не сдадутся. Ну и, конечно, скорее всего, будут взорваны заминированные объекты инфраструктуры».

Российский ТГ-канал «Воля» отмечает, что в Херсонской области полным ходом идет оборудование укрепленных позиций ВС РФ на правом берегу, чтобы максимально долго (в течение месяца-полутора) удерживать сам Херсон и позиции от Александровки на западе до Садового на востоке. Планируется построить две, а кое-где и три линии обороны. Начались активные работы по созданию позиций, огневых точек и опорных пунктов в самом Херсоне.

«Российские военные уже откровенно говорят, что в случае потери Берислава и переправы через Днепр в районе Каховской ГЭС они все равно останутся и будут держать оборону, — отмечает этот источник. — Военные говорят, что после оставления Берислава крайне вероятен вариант, при котором будет взорвана дамба Каховской ГЭС. Многие из офицеров искренне верят, что подрыв дамбы готовят ВСУ, немногие, знающие о минировании дамбы и других сооружений на ГЭС, сообщают, что все почти готово. Будет приказ из штаба группировки — будет взрыв. Солдаты и офицеры ВС РФ на правом берегу останутся в ситуации, когда отступать им будет просто некуда».

По данным того же источника, «на левом берегу Днепра укрепления строятся на удалении от берега, так как в ВС РФ понимают, что после подрыва россиянами дамбы Каховской ГЭС территории у реки будут с большой вероятностью затоплены». Причем линия обороны на левом берегу строится на довольно значительном удалении от Днепра — 10-15 км.

Без военной выгоды

Впрочем, к подобным сообщениям следует относиться с хорошей долей скепсиса. Оккупанты не получат никаких военных преимуществ от разрушения Каховской дамбы, но создадут себе серьезные проблемы. Сейчас в Каховском водохранилище около 18 млн кубометров воды. Последствия разрушения плотины будут катастрофическими прежде всего для левобережной части Херсонщины, которую оккупанты надеются во что бы то ни стало оставить за собой. Поток воды высотой до 5 м разольется на ширину до 5 км. Правый берег, где расположен Херсон и где с разных сторон наступают наши войска, более высокий. Поэтому последствия для него будут на порядок менее катастрофическими.

Затопление продлится всего лишь около трех суток — столько времени понадобится, чтобы вся вода ушла в Черное море. После этого Днепр вернется в свои берега (правда, несколько размытые). Вряд ли ради такого эффекта имеет смысл подрывать Каховскую дамбу.

А долгоиграющие последствия разрушения плотины будут крайне негативными для оккупантов. Прежде всего, вместе с Каховским водохранилищем лишится воды Северокрымский канал, по которому сейчас поступает днепровская вода в оккупированный Крым. Кроме того, останется без воды для охлаждения Запорожская АЭС, которую оккупанты сейчас пытаются подключить к своей энергосистеме. Вода для нее берется именно из Каховского водохранилища.

Что же касается вопроса о том, почему российские войска строят линию обороны на левом берегу на значительном удалении от Днепра, так тут дело вообще не в Каховской дамбе. Оккупанты окапываются там, куда, по их прикидкам, не достанет наша артиллерия. Кстати, когда мы займем весь правый берег, российской группировке на левом берегу придется отойти еще дальше от Днепра.

«Левобережка после освобождения правобережья будет для украинской артиллерии как тир. Широчайшие открытые пространства с разбросанными либо компактно размещенными объектами оккупантов, — прогнозирует военный эксперт группы «Информационное сопротивление» Александр Коваленко. — Разумеется, оккупанты готовятся к тому, что ВСУ после освобождения правобережья начнут форсировать Днепр, но этого не будет. ВСУ попросту начнут методичный отстрел российских оккупационных войск более высокоточной и дальнобойной артиллерией. Разумеется, россияне могут убрать свои позиции на левом берегу на более безопасное расстояние, но… Но если они это сделают, ВСУ и вправду могут форсировать Днепр и молниеносно расширить плацдарм на левобережье. Поэтому россиянам в ближайшей перспективе на левом берегу Херсонщины ничего другого не останется, кроме как сидеть и терпеть. И положение это для них безвыходное. По крайней мере, до тех пор, пока не начнется их эвакуация на временно оккупированную территорию Крыма».

Психологический террор

Тем не менее, независимо от того, реализуют ли россияне свою угрозу или нет, она уже используется ими с другой целью — чтобы принудить жителей Херсонщины переезжать в Крым, откуда их будут переселять в российскую глубинку. В частности, жителей Херсона пугают тем, что там будет «второй Сталинград» и в результате от города ничего не останется. А жителей левобережья пугают затоплением после подрыва Каховской дамбы и, опять же, украинскими обстрелами.

«Начинается геноцид, переселение украинского народа не просто с левого берега или из Херсона, а пытаются перевезти дальше, пытаются перевезти в Крым очень большое количество людей, — рассказал телеканалу «Настоящее Время» депутат Херсонского облсовета Сергей Рыбалко. — Создается внешнее впечатление, что перевозят именно из-за того, что будут взрывать Каховскую ГЭС. То есть пытаются отселить такие города, как Алешки, Голая Пристань, села, которые находятся между этими городами. В действительности же пытаются вывезти максимальное количество людей в Крым. Возврата из Крыма для украинцев, которые выехали туда, фактически нет. И сейчас людям, которые уже в Крыму, предлагают выезжать за Урал: Красноярский край, Дальний Восток и так далее». Он отмечает, что идет максимальное запугивание людей: «Убеждают, что их утопят, в них украинцы будут стрелять, украинская армия будет стрелять по ГЭС, поэтому обязательно нужно отселиться с этой территории».

По его версии, оккупанты скорее подорвут не плотину, а саму ГЭС, то есть турбины, генераторы, электросеть, и тем самым лишат энергоснабжения Херсон. И вот как раз это вполне вписывается в общую российскую войну против украинской энергетической инфраструктуры.

Что же касается жителей Херсона, то их запугиванием занялся уже лично Путин. «Тех, кто проживает в Херсоне, нужно убрать из зоны наиболее опасных действий», — заявил он 4 ноября. «Эвакуацию», по его словам, нужно провести для «защиты населения» «от обстрелов, от каких-то наступательных, контрнаступательных, прочих мероприятий, связанных с военными действиями».

Он не уточнил, куда именно следует вывозить жителей Херсона, но нетрудно догадаться, что их, как и жителей левобережья Херсонщины, будут принуждать «эвакуироваться» в Крым. А оттуда — в российскую глубинку, без возможности вернуться в Украину.

Да, это именно геноцид. Путин решил не ограничится тактикой выжженной земли. Отступая, он намерен оставить после себя обезлюдненную землю.

 

(Оновлено 10:00)

Александр Коваленко

Про очередной пакет помощи США 🇺🇸 скажу так — not bad!

45 танков Т-72 — неплохо. Вполне может закрыть потребность одного из направлений и значительно ускорить там события. Какое именно направление и на когда можно ожидать это ускорение — не скажу. Но, поверьте, это ни один из тех плацдармов за которыми вы сейчас очень пристально наблюдаете.

250 ед. БТР M1117 — очень неплохо!

M1117 это бронетранспортёр, который был принят на вооружение армии США в 2009 году и до сих пор успешно применяется.

Его огневой потенциал это 40-мм гранатомет Mk 19 калибра .50 M2HB, а так же пулемёт M240H.

M1117 использует усовершенствованный модульный расширяемый пакет брони от IBD Deisenroth Engineering , состоящий из аппликации из керамического композита снаружи и противоосколочного вкладыша внутри.

Броня M1117 защищает от огня стрелкового оружия, мин и самодельных взрывных устройств (СВУ), эффективно отражает попадания РПГ и распределяя по корпусу взрывную силу. В Ираке и Афганистане M1117 подтвердили свою высокую выживаемость.

Собственно, отличная броня для манёвренных штурмовых групп, осуществляющих стремительное контрнаступление и захват позиций противника при высоком осколочном воздействии средств поражения врага.

40 бронекатеров — неплохо, но более ничего сказать не могу. Точно неизвестно, что именно за катера будут переданы и в какой зоне они будут использоваться. Явно не в морской зоне, а значит Днепр и излучины. Важно, нужно, в среднесрочной перспективе пригодится.

1100 боеприпасов Phoenix Ghost — очень неплохо.

Это БПЛА-камикадзе который США стали передавать Украине в апреле, позволяет эффективно поражать легкобронированные цели в любое время суток.

Весьма примечательно то, что 1100 Phoenix Ghost  это больше чем общее количество поставленных ВСУ данных БПЛА за всё время войны. То есть, прилетать оккупантам будет в ближайшее время весьма и весьма интенсивно.

Что тут скажешь — номенклатура пакета радует. По крайней мере его открытая часть. Что в закрытой — одному Залужному известно! Но в целом, по этой технике уже можно сделать весьма однозначные выводы. Не так ли?

 

(Оновлено 9:00)

«Украинская правда«

Михаил Дубинянский

Диктатура мрака

Жесточайшие ограничения, введенные властями. Не более одной 40-ваттной лампочки на комнату. Не более 14 градусов тепла в отапливаемом помещении. Не более 30 литров бензина в месяц для частных автовладельцев. Категорический запрет на пользование пылесосами и холодильниками в зимний период.

Телевидение, доступное лишь два-три часа в сутки. Отсутствие горячей воды и уличного освещения. Десятки новорожденных детей, находившихся в отделениях интенсивной терапии и умерших из-за отключения электроэнергии в инкубаторах…

На первый взгляд может показаться, что перед нами безрадостная картина украинской зимы 2022-2023 годов. Но в действительности все перечисленное происходило в абсолютно мирной европейской стране – причем на протяжении многих лет.

Никто не обстреливал эту страну ракетами. Никто не терроризировал ее дронами-камикадзе. Никто не занимался целенаправленным разрушением ее энергетической инфраструктуры. Зато у власти там находился диктатор, немногим уступавший Владимиру Путину: Николае Чаушеску.

Да, речь идет о Румынии 1981-1989 годов. Без войны, без нападения извне миллионы тогдашних румын переживали затяжную гуманитарную катастрофу: исключительно из-за прихотей и просчетов своего правителя.

Набрав за рубежом кредитов для развития промышленности, товарищ Чаушеску сначала распорядился ими максимально неэффективно и остался в убытке, а затем пожелал досрочно расплатиться по долгам и ввел в стране режим тотальной экономии. Финал этой истории общеизвестен.

Чем примечателен румынский пример? Прежде всего тем, что в 2000-х и 2010-х он разбивал основные постулаты охранительной пропаганды, столь популярной в России и на всем постсоветском пространстве.

Кремль и его сторонники годами продвигали мысль о том, что без диктаторской опеки население обречено на всевозможные лишения и страдания. Подчеркивалось, что только единовластие способно защитить народ от враждебной рыночной стихии, от тьмы, холода и голода. А любые революционные протесты, пляски на майданах, разговоры о свободе и попытки поиграть в демократию вынуждают простых людей нищенствовать, мерзнуть и сидеть без света.

Но стоило вспомнить социалистическую Румынию и румынскую революцию, как эта пропагандистская схема разваливалась на глазах. При всем желании было невозможно утверждать, будто в восьмидесятых годах соотечественники Чаушеску жили лучше, чем после его свержения.

Румынский случай слишком явно демонстрировал, что диктатура – это мрак, холод и нищета, но никак не защита от всего перечисленного.

А теперь эту же нехитрую истину подтверждает российско-украинская война. Война, уничтожающая вражеские стереотипы о диктатуре, свободе и независимости.

Много лет россияне культивировали миф о том, что без покровительства Москвы, без кремлевской помощи и опеки Украина обречена на гуманитарный кризис. Достаточно просто не продавать украинцам энергоносители по льготной цене – и соседняя страна замерзнет. Достаточно просто не поддерживать украинскую промышленность финансово – и соседняя страна будет голодать. Достаточно просто не вмешиваться в украинские дела – и соседняя страна останется без ничего.

Бедствия Украины, брошенной на произвол судьбы, преподносились как нечто естественное, неизбежное и предопределенное стихийными силами. А кремлевский режим изображался как защитник от безжалостной стихии – источник стабильности и порядка, денег и работы, света и тепла.

Нынешняя война разбила эту пропагандистскую матрицу вдребезги. За восемь месяцев стало очевидно, что для возникновения гуманитарного кризиса в Украине требуются неимоверные усилия российской диктатуры.

Москве пришлось прибегнуть к полномасштабному вооруженному вторжению. Бить по соседней стране десятками и сотнями крылатых ракет. Закупать в Иране дроны-камикадзе для воздушного террора. Наносить систематические удары по промышленным объектам и по гражданской инфраструктуре. Пытаться вывести из строя украинские ТЭЦ, ТЭС и ГЭС. И, разумеется, платить за все перечисленное баснословную цену.

Все ресурсы России брошены на решение задачи, которая, по утверждению российских пропагандистов, должна была разрешиться сама собой.

Каждый массированный удар по украинской критической инфраструктуре обходится государству-агрессору в сотни миллионов долларов. За несколько часов растрачиваются колоссальные суммы денег, превышающие годовой бюджет крупного российского города.

Все это делается с одной-единственной целью: хотя бы временно оставить украинцев без электричества, водоснабжения и отопления. И уже никто не вспоминает, что, по версии РФ, украинцы должны были замерзнуть и умереть от голода сами – в результате простого разрыва хозяйственных связей с бывшей метрополией.

В прежние времена Кремль пытался прилепить к независимой Украине образ немощной страны-калеки. Мол, достаточно лишить ее российских экономических костылей – и она тут же рухнет.

Теперь кремлевский режим расписывается в том, что независимая Украина – это страна-титан. Страна, которую приходится долго и целенаправленно избивать: в надежде на то, что в конце концов она все-таки упадет.

В прежние времена Кремль приписывал самому себе роль всеобщего благодетеля. Роль доброго волшебника, раздающего соседям собственные энергоносители, собственные деньги, собственную заботу и покровительство.

Теперь кремлевский режим силой отбирает чужой свет, чужую воду, чужое тепло: и не только не стыдится этого, но и преподносит свои действия как величайшую военную победу.

Полномасштабная российская агрессия лишила нас многого. Но заодно она устранила многолетнюю пропагандистскую шелуху, обнажив настоящие причинно-следственные связи и представив вещи в их истинном виде.

Больше не приходится спорить о том, кто создает блага цивилизации, а кто их уничтожает. Кто делает человеческую жизнь комфортнее, а кто старается поставить целый народ в невыносимые условия. Кто несет людям свет, а кто его отнимает.

Диктатура – это мрак. Диктатура – это холод. Диктатура – это голод и нищета. Причем не только для чужих, но и для своих собственных граждан. И населению РФ предстоит убедиться в этом намного быстрее, чем могут представить сами россияне.

 

(Оновлено 8:00)

Сито Сократа

День фальшивого единства

В унылую ноябрьскую пору россиян приучают праздновать, пожалуй, самый невнятный государственный праздник. День народного единства – сурковский новодел, который в теории должен был заменить собой ностальгию по октябрьской революции. Кремль сделал ставку на отход от опостылевшей советчины, которая повышала баллы разве что нафталиновой КПРФ, и окунул страну в атмосферу феодализма. За отправную точку легенды праздника взят сюжет завершения смутного времени начала XVII века, который дал толчок российской имперскости.

Иными словами, идеологией будущего обозначен имперский проект: реставрация царизма, собирание земель, народное оборончество. Праздник должен был обозначить разрыв со слабой ельцинской Россией и ознаменовать Россию путинскую. Мощную и крутую федерацию, границы которой не заканчиваются нигде. Ясное дело, с царем-солнцем в эпицентре.

Фактически речь идёт о подспудной смене режима в РФ, стремительной архаизации и азитизации общества. Откровенно говоря, вначале антураж праздника казался механической затеей без особых последствий. Парады, крестные ходы, молебны, движухи гойда-«патриотов», ярмарки и средневековые реконструкции. Вроде как однодневное погружение в Средневековье без особых последствий. Все это на поверку оказалось ложным восприятием, ведь путинцы всерьез прорабатывали алгоритм захвата власти надолго, навязывая массам культ народной сплочённости вокруг хозяина, определяющего в жизни холопов всё. Но задумка оказалась сырой, оттого издержки суррогатной идеологии реконструкции исторической империи поставили россиян на грань самоуничтожения.

В 2022 году россияне максимально далеки от состояния единства. Сейчас творцы агрессивной захватнической войны против Украины, а в широком смысле – против всей западной цивилизации – довели страну до состояния полного обессмыливания .

Поводов быть хоть за что-то благодарными режиму у рядового россиянина нет. Социология показывает, что 97% населения плевать на консолидирующие потуги чиновников, агитаторов, Z-волонтеров и прочих могилизаторов.

75 тысяч оккупантов бесславно погибли на чужбине, потери росавиации в два раза превзошли Афганистан, а Путин даже не знает, сколько мобиков кинули затыкать фронтовые бреши. Попытка жалкого радикала Медведева с удобного дивана глаголом зажечь сердца черни на «правое дело» выглядит кощунством. Это недоразумение из Совбеза изобретает простые ответы на волнующие людей вопросы. Россия воюет за «своих»; враги все, кто не разделяет агрессивное и бесчеловечное поведение; существуют правильные и неправильные варианты Отечества, и пора покончить со всеми слабостями; борьба идёт с темным властелином, т.е. Россия с 24 февраля закрывает собой продвижение сатаны…

Вот такая неравная схватка россиян с потусторонним миром. Вывод: Кремль умывает руки, отвечать за смерти людей не будет никто.

Пока у Димона очередной тяжёлый припадок белой горячки, второй экс-тандемовец работает в поте лица.

Вместе с Z-волонтерами тусуется подле монумента Минину и Пожарскому, почему-то глазеет на выставку про другую страну и призывает биомассу умирать с сердечной преданностью. Путин спешит, словно боится не успеть, как будто за ним гонятся неумолимые перемены.

В царстве фальши серьезные распри и ширятся пропасти расколов. Пока кто-то едет с Украины в пластиковых пакетах, кто-то озабочен своими миллиардами. За 8 месяцев «вторая армия мира» не только легла в деревянные макинтоши, но из России сбежали 2 млн. человек! «СВО» разрушила единство общества, стала его чумой.

В кремлевском террариуме разгорается война силовиков. Пришло прозрение, что ФСБ втянула страну ужасную войну, а потерь-то у Лубянки нет… Смахивает на сжигание конкурентов из лагеря Шойгу. Одновременно молодежь бежит и гибнет, а страна превращается в федерацию вдов, стариков и калек.

Единственное, что вызывает единство – проклятия в адрес путинщины. Все прочее – адская фальшь.

(Оновлено 7:00)

«Украинская правда»

Танки, бронетранспортери та катери: США оголосили новий пакет допомоги Україні на $400 млн

Сполучені Штати оголосили про новий пакет військової допомоги Україні на $400 мільйонів, який включатиме щонайменше танки Т-72.

Про це оголосила заступник речника Пентагону Сабріна Сінг на брифінгу у Вашингтоні, пише «Європейська правда».

США та Нідерланди разом оплатять відновлення танків Т-72, які перебувають на зберіганні у Чехії.

«Ці танки надійдуть з Чехії. Сполучені Штати заплатять за відновлення 45 одиниць. І уряд Нідерландів відповідно до своїх зобов’язань оплатять ще 45 танків. Тож загалом буде 90 танків відправляться до України. Це будуть технічно вдосконалені танки», — сказала Сінг.

Частина з цих танків буде передана Україні ще до кінця цього року, решта — протягом наступного року.

Новий пакет допомоги включає 250 бронетранспортерів M1117, 40 броньованих катерів, зенітно-ракетні комплекси Hawk та 1,1 тисяча безпілотників Phoenix Ghost.

Щодо безпілотників у Пентагоні не назвали точну дату поставок в Україну.

Нагадаємо, президент США Джо Байден пообіцяв президенту України Володимиру Зеленському, що Вашингтон надасть Україні передові повітряні системи після руйнівного ракетного обстрілу з боку Росії на початку цього місяця.

 

«Главред»

Владимир Фесенко, глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента»

Что будет после смерти Путина

Наибольшее влияние смерть путина окажет на ход военных действий в Украине. А это в свою очередь будет влиять и на политическую ситуацию в россии.

Смерть Путина.

Мы не знаем, когда и как это произойдет. Но это неминуемо спровоцирует резкое обострение борьбы за власть в российской верхушке, либо в явной, либо в скрытой форме. Исход этой борьбы может быть в разной форме, он не предопределен. Появится новый руководитель россии. По Конституции РФ обязанности президента россии должен исполнять (до избрания нового главы государства) Премьер-министр. Но кто будет главой правительства в такой момент, и все ли будет происходить в соответствие с Конституцией РФ? На эти вопросы сейчас невозможно дать четкий и однозначный ответ. Одно можно сказать совершенно точно — авторитет и влияние нового руководителя россии будут гораздо меньшими, чем были у путина. И не все влиятельные группировки в российском руководстве согласятся на единоличное руководство нового формального «начальника россии».

Если новый российский руководитель и поддерживающая его группировка окажутся достаточно сильными, то в рф начнется постепенное формирование нового политического режима, либо существенное обновление путинского режима (но уже без путина). Но может так случиться, что на роль формального руководителя россии будет назначена компромиссная фигура, а реальное управление страной будет осуществлять группа представителей наиболее влиятельных властных группировок (ключевые должности в руководстве рф будут распределены между этими группами). Однако, как показывает исторический опыт, коллективное руководство государством (особенно в авторитарных режимах, и в такой стране как россия, склонной к самодержавию) – это всегда переходная форма. Таким образом, после смерти путина неизбежно начнется переходный период, который завершится формированием нового политического режима. Этот переходный период может затянуться от нескольких месяцев до нескольких лет.

Наибольшее влияние смерть путина окажет на ход военных действий в Украине. А это в свою очередь будет влиять и на политическую ситуацию в россии. Очевидно, что смерть путина окажет деморализующее и дезорганизующее влияние на сторонников нынешнего президента рф, на значительную часть российского госаппарата, в том числе и на российскую армию, воюющую в Украине. А для Вооруженных сил Украины, и для всего украинского сопротивления российской агрессии это, напротив, станет мощнейшим стимулом для наступления. Откроется окно возможностей для достаточно быстрого освобождения всех оккупированных территорий, в том числе и Крыма.

Каким будет новый политический режим в россии после путина, какой будет его внутренняя, и, особенно, внешняя политика, решающим образом будет зависеть от того, кто победит в борьбе за власть в ходе переходного периода – Силовик (силовики) или Технократ (технократы). Важно не имя, а политическая суть нового руководителя (руководителей) рф. В случае коллективного руководства может быть относительный баланс сил между силовиками и технократами на основе некоего неформального пакта о сотрудничестве. Коротко рассмотрим эти под-сценарии:

Под-сценарий «С» — к власти приходят «силовики». Под силовиками подразумеваются представители силовых структур или выходцы из них. В настоящее время в этом лагере доминируют выходцы из спецслужб, но в перспективе может возрасти и влияние военных. Полное поражение российских войск в Украине уменьшит вероятность этого сценария. Однако этот сценарий будет возможен, если «силовики» придут к власти сразу после смерти путина и удержат власть в ходе переходного периода, либо они победят в ходе борьбы за власть благодаря своему силовому ресурсу. Если российской армии удастся сохранить под своим контролем хотя бы часть оккупированных территорий (в первую очередь Крым), это также будет способствовать реализации сценария «С».

И во внутренней и во внешней политике «силовики», естественно, будут приверженцами силовых методов. Но во внешней политике в результате существенного ослабления российской армии возможности силовых методов будут значительно ограничены. Поэтому с их стороны будет возможна и попытка компромисса с Западом при условии их признания западными странами и «сохранения лица» в процессе завершения войны в Украине, например, на условиях прекращения огня и замораживания нынешнего военного конфликта. Но в этом случае будет достаточно высокий риск возобновления военных действий против Украины через некоторое время.

Под-сценарий «Т» — к власти приходят «технократы». Под «технократами» понимаются в широком смысле те политики и группировки в российском руководстве, которые будут делать ставку не на силовые методы, а на гибкую и прагматичную политику, на экономическую, социальную и внутриполитическую стабилизацию в рф, в первую очередь через завершение войны в Украине. В случае полного военного поражения российской армии в Украине, вина за это будет возложена на «силовиков». Может быть подписано соглашение о прекращении огня с линией разграничения по украино-российской границе 1991 г. Де-факто, но не де-юре (во всяком случае на момент завершения военных действий) новым российским руководством будет признан отказ от незаконно аннексированных территорий. Во внутренней политике возможна (по мере стабилизации внутриполитической ситуации) постепенная и умеренная либерализация, не исключается даже некоторая «депутинизация». Во внешней политике может быть предпринята попытка восстановления относительно конструктивных отношений с Западом. В отношениях с Украиной будет длительная и взаимная отчужденность, а также международные суды (по инициативе Украины и международного сообщества) за военные преступления россиян и финансовую компенсацию ущерба, нанесенного Украине военными действиями россии. Дестабилизирующим фактором для нового политического режима будет недовольство и политическая активность представителей бывшей «партии войны» и их сторонников.

Под-сценарий «К» или «С-Т» — у власти будет коллективное руководство, неформальная коалиция «силовиков» и «технократов». Один из вариантов этого сценария – «технократический фасад» при сохранении силовой (авторитарной) сути политического режима. Иначе говоря, формальными руководителями и кураторами экономического и внешнеполитического блока будут «технократы», а реальная власть останется у «силовиков». Эта «коалиция» попытается вывести рф из того тупика, в который ее загнал путин, но делать это будет половинчато и противоречиво. Отношения с Западом останутся достаточно напряженными, но переговорный процесс может активизироваться. Из войны в Украине этот политический режим будет стремиться выйти на условиях «сохранения лица», общего прекращения огня и замораживания нынешнего военного конфликта.

Переворот, политическое отстранение путина.

Этот сценарий, с одной стороны, очень популярен, т.к. по мере возрастания рисков глобальной ядерной войны есть надежда, что прагматичная часть российского руководства отстранит путина от власти, чтобы избежать ядерной катастрофы. С другой стороны, большинство серьезных экспертов оценивают этот сценарий как маловероятный, т.к. у путина сильнейшая охрана, к тому же наибольшую и самую влиятельную часть его окружения составляют его ставленники. Переворот могут осуществить только «силовики», опирающиеся на возможности спецслужб и, хотя бы частично (и при необходимости), — на силовой ресурс армии. Российская армия слаба и не консолидирована в политическом смысле, а спецслужбы – под контролем людей путина. Поэтому вероятность такого сценария весьма неопределенная.

Если же некий переворот все-таки произойдет, то к власти придут «силовики», или коалиция «силовиков» и «технократов». И тогда политическая ситуация может развиваться, соответственно, в рамках вышеописанных под-сценариев «С» или «К». Но не исключено такое развитие событий, при котором различные группы «силовиков» начнут воевать друг с другом и в россии начнется «Смута».

 

«Зеркало недели»

Гюндуз Мамедов, Анна Вишнякова

Доведет ли до суда язык ненависти кремлевских пропагандистов?

Недавно информационное пространство взорвалось после заявления директора по вещанию российского сегмента RT о том, что украинцев надо сжигать в смерековых хатах, а украинских детей — топить. Это высказывание имеет все признаки подстрекательства к геноциду. Но далеко не все его коллеги-пропагандисты настолько же откровенны и прямолинейны в своих высказываниях. Обычно их хейтспичи не содержат прямого призыва, что, вероятно, усложнит доказательство их вины.

Но сложно — еще не значит нереально. Поэтому разберемся, в чем отличие.

В течение многих лет российское информационное пространство полностью зависимо от политических целей и построено в соответствии с классическими правилами пропаганды. Неотъемлемой его частью является старательно созданный архетипичный образ «врага», которого надо победить. Для России таким «врагом» является коллективный Запад, а особое место отведено Украине и украинцам, которые, согласно кремлевской методичке, отделились от «великого русского народа», представили себя нацией и продались Западу. Здесь тебе и образ заблудшего родственника, и скрытый призыв вернуть его в семью, и желание вступить в борьбу с «врагом». Инструменты для внушения и укоренения этих образов были выбраны разнообразные. Но в последние годы чаще всего это был язык ненависти. Ежедневно российские СМИ публиковали и озвучивали грязную ложь об Украине и украинцах. И так шаг за шагом, зомбируя население, они создали идеологический фундамент, чтобы самые страшные зверства назвать «специальной военной операцией», которая «спасет своих» и «уничтожит чужих».

В истории, к сожалению, есть множество примеров, когда слова становились настоящим оружием и приводили к трагическим последствиям. И в этом контексте высказывания не только аморальны, но и в определенных случаях — уголовно наказуемы как на национальном, так и на международном уровнях.

Параллель, которая напрашивается, — это, очевидно, нацистская Германия, где пропаганда стала официальной политикой. И хотя главный идеолог этого направления Й.Геббельс так и не предстал перед судом, поскольку заранее отравился цианистым калием, пропаганду все же рассматривали в рамках Нюрнбергского процесса. На скамье подсудимых оказался издатель газеты Der Stürmer Юлиус Штрейхер, которого признали виновным в преступлениях против человечности (преступление геноцида в правовом поле появилось позже). На суде главным аргументом было то, что двадцать три статьи газеты Der Stürmer содержали прямой (это важно) призыв к уничтожению евреев. В конце концов его приговорили к смертной казни через повешение.

Другой пример — Руанда, где за три месяца уничтожили около миллиона представителей народа тутси. Спусковым крючком к убийствам стали слова на «Свободном радио и телевидении тысячи холмов»: «Рубите высокие деревья». Его лидеров Фердинанда Нахимана, Жана Боско Барайягвизу и главного редактора газеты Kangura Хасана Нгези обвиняли, среди прочего, и в подстрекательстве к геноциду (статья 3 Конвенции о предотвращении преступления геноцида и наказании за него) и осудили на срок от 30 до 35 лет.

И вот сейчас в Гааге начинается суд над Фелисьеном Кабугой — руандийским бизнесменом, соучредителем пресловутого «Свободного радио и телевидения тысячи холмов». Радиостанции, ставшей рупором пропаганды против народа тутси и подстрекавшей к геноциду в 1994 году. Кабуга скрывался 23 года, но правосудие его все же настигло. Его будут судить за подстрекательство к геноциду. Вероятно, это станет последним громким делом руандийского трибунала.

Для нас это дело интересно еще и в контексте российских пропагандистов и возможности их наказания.

В то же время таких приговоров было немного. Поэтому, с учетом масштабности международных преступлений в Украине, важно понимать, какую стратегию нам следует выбрать.

Хотя роль пропаганды в разжигании ненависти сложно переоценить, на международно-правовом уровне не каждый хейтспич является преступным.

В пункте 3 (е) статьи 25 Римского статута четко прописано, что прямое и публичное подстрекательство к осуществлению геноцида предусматривает уголовную ответственность и должно быть наказано в соответствии со Статутом. Эти положения идентичны и Конвенции о предотвращении преступления геноцида и наказании за него.

Разберем критерии

И для этого стоит еще раз вернуться к истории. Во время travaux preparatoires (подготовительных работ) по Конвенции о предотвращении преступления геноцида и наказании за него одной из ключевых противоречивых тем была следующая: нужно ли криминализировать пропаганду геноцида? Активнее всего лоббировала эту идею, как это ни парадоксально, делегация СССР, предлагая самую широкую дефиницию пропаганды и подчеркивая роль пропаганды в гитлеровской политике. Но США противостояли этой идее, утверждая, что широкая дефиниция существенно ограничит свободу слова, являющуюся краеугольным камнем демократии. В конце концов, международное право не является идеалом, часто оно — лишь компромисс между странами. Поэтому сошлись на том, чтобы оставить в Конвенции только прямое публичное подстрекательство — самый агрессивный вид пропаганды ненависти.

Оценка, было ли подстрекательство прямым, чаще всего происходит on a case by case basis и зависит от того, смогла ли аудитория немедленно понять его содержание. Но в современном мире большинство призывов являются скрытыми. Поэтому их нужно рассматривать с учетом контекста, культурного и языкового содержания, ведь конкретная речь в одной стране может восприниматься как «прямая», а в другой — остаться непонятной.

То есть очень важно понять, что подстрекательством к геноциду, о котором у нас часто вспоминают, является прежде всего публичное и прямое побуждение к физическому уничтожению целой религиозной группы, этноса, расы или нации. Поэтому следует различать прямое подстрекательство к геноциду и язык ненависти.

Подстрекательство к геноциду отличается от пропаганды ненависти тем, что содержит призыв к совершению преступных действий, а не просто вызывает эмоцию ненависти. Например, слова «представители вражеской наций — паразиты» будут пропагандой, а «необходимо уничтожить вражескую нацию, потому что они являются паразитами» — подстрекательством к геноциду. Преступник создает у своей аудитории особое состояние ума, необходимое для совершения преступления, и тем самым существенным образом содействует совершению этого преступления.

Также очень важно, чтобы аудитория однозначно и мгновенно понимала месседж. Например, вышеупомянутый месседж «рубите высокие деревья», если бы он прозвучал за пределами Руанды, не вызвал бы никаких последствий. То есть, зерна ненависти должны быть посеяны в правильную землю.

Следующий критерий — публичность. Публичным считается подстрекательство, призыв, провозглашенный на публичной платформе с неограниченной аудиторией: например, если он опубликован в СМИ или произнесен со сцены на публичном мероприятии.

Как российские пропагандисты лепят образ «врага» из украинцев?

Отрицая право украинской нации на существование. Это предусматривает манипуляции с историческими фактами, подмену понятий, апелляцию к неполноценности, отрицание языка и культуры.

Дегуманизируя. Описание украинцев как недолюдей, превращение их в легитимную или необходимую мишень для уничтожения. Манипуляции тем, что «хохлы» — «монстры», «паразиты», «социопаты», «кровопийцы».

Обвиняя в зеркале. Обвинение украинцев в планировании тех зверств, которые российские преступники были намерены совершить сами. Изображение украинцев как экзистенциальной угрозы, а актов насилия — как самозащиты и необходимости. Президент Путин и российские должностные лица обвинили Украину в совершении геноцида или уничтожении гражданского населения на контролируемых российскими сепаратистами территориях, использовав это как повод для вторжения в Украину.

Несмотря на то, что после геноцида в Руанде международное сообщество, казалось бы, осознало необходимость вовремя реагировать на призывы к уничтожению целого народа, внимание к проблеме российских СМИ, транслирующих язык ненависти, остается недостаточным. Порог доказательства прямого и публичного подстрекательства к геноциду в Международном уголовном суде очень высокий. Вместе с тем важно расследовать каждый эпизод хейтспичей коллективных симоньян, соловьева, ткачева, прилепина и т.п. на предмет подстрекательства к геноциду и другим международным преступлениям. Важно, используя разные правовые механизмы, довести эти дела до логических приговоров, ведь это является вопросом установления исторической правды на международном уровне.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Остался позади двести пятьдесят четвёртый день войны. Фронт стабилен и ничего существенного не происходит.

Сегодня в России День народного единства (довольно вымученный праздник, придуманный Кремлем взамен 7 ноября) и по этому поводу Путин и Медведев каждый по своему высказались.

Путин опять порадовал нас своими экскурсами в историю, в которых назвал Мариуполь «древним русским городом» (основан в в 1779 году), перепутал его с Таганрогом и приписал Суворову какие-то «степные походы» в окрестностях Мариуполя, которых в реальности не было.

Медведев вообще разразился душераздирающим текстом в котором призвал  всех бороться с Сатаной и вообще выставил себя архангелом Михаилом во главе святого ангельского войска. Тут уже, как говориться, комментарии излишни: настал черёд санитаров.

Оба они в который раз повторили старый тезис Гитлера о том, что его вынудили напасть на СССР. И если бы он не напал первым, то через три недели Сталин бы напал на него.

Оставим в стороне весь этот бред про то, что Украина собиралась на них нападать. Но если они считают превентивный удар законным способом себя защитить, то тогда им нужно переписать историю Великой Отечественной войны и признать право на превентивный удар и за Гитлером.

В любом случае у Гитлера доказательств сталинских приготовлений было на порядок больше, чем у Путина доказательств о приготовлениях украинских. И вся эта идиотская доктрина «если бы мы не ударили первыми, там через два дня были бы солдаты НАТО» относится к тому же разряду, что и медведевская ловля чёртиков.

Тут некоторые украинские СМИ опять подсели на измену и все ищут способа укорить европейцев в недостаточной лояльности Украине и снова разоблачают «партию мира любой ценой». В качестве нового повода для упреков используются данные социологического опроса в Германии, из которого следует, что 70% немцев против увеличения помощи Украине.

Сразу скажу, что это — чистой воды манипуляция. Посмотрите сами: реальные факты таковы: 41% немцев считают, что нынешний уровень поставок оружия достаточен и на этом уровне нужно продолжать поддерживать Украину. 21% считают его недостаточным и его нужно увеличивать и 30% считают его чрезмерным и его нужно снижать.

Конечно из этих цифр можно сделать вывод о том, что 70% немцев против увеличения поставок. Но это вопрос формулировок. С таким же успехом можно сказать, что 61% немцев против снижения поставов оружия Украине. И этот будет тоже правда.

Кстати вопрос помощи Украине зависит от точки зрения. Разумеется, сами украинцы помощью считают только непосредственные поставки оружия.

Но немцы помощью Украине считают не только это, но и прямые финансовые вливания, и поставки медикаментов, и помощь беженцам, и убытки в связи с отказом от русского газа и т.д. И у каждого здесь своя правда.

Но украинские искатели европейской «зрады» не договаривают и не приводят другие данные этого социологического опроса. А они более чем интересны. И содержательно не менее важны, чем предыдущие.

Так например, только 31% немцев считают, что санкции против России достаточны. 37% считают, что их нужно  усиливать, и только 23% считают их чрезмерными.

Не менее интересно и то, что 61% немцев считают, что если Путина не остановить в Украине, то он пойдёт дальше в Европу.

Так что, дорогие украинцы, не надо везде видеть предательство и измену. Невозможно западным политикам каждый день вас заверять в своей верности и в том, что вас не бросят наедине с врагом. Это при том, что никто из них вам не присягал и вся помощь делается от чистого сердца и абсолютно бескорыстно.

Вот и США выделил новый транш помощи с танками, БМП и 1100 беспилотников Phoenix Ghost. Обратите внимание: этот беспилотник может находится в воздухе шесть часов. Нетрудно предположить какая у него дальность.

Никто вас не бросит, не переживайте. И никакие премежуточные выборы в конгресс уже не смогут ничего в этом смысле изменить. Ведь теперь уже победа над Путиным — наша общее дело. И это дело — правое. А значит враг будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине!

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 5 November: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий