BloggoDay 9 November: Russian Invasion of Ukraine

Дайджест 9 листопада 2022 р.

 

(Оновлено 19:00)

Сталкер

Спустя 8 месяцев Россия готова к переговорам без всяких условий. Да, но теперь есть условия у Украины. И они вам не понравятся.

 

Сталкер

5 морпехов из 155-й бригады опровергли слухи о больших потерях, остальные не пришли.

 

Доктор Борменталь

Чекист окончательно ёбнулся. Безвозвратно. Всё. Связь с реальностью потерянна. Бегает по Красной площади на каблуках, обнимает красноармейцев, целует мальчиков, трогает танчики, самолётики, священная война, гимн СССР, вокруг враги!

России пиздец…

 

восхищённый болгарин

Кузьмичи думали нацистов мочить приехали а тут кадыровцы в жопу ебут

 

IanMatveev

Теперь пишут что коллаборант Стремоусов погиб в ДТП. Ожидаемая смерть. Похоже вопрос уже в том, как скоро сбегут из Херсона, а не сбегут ли вообще

 

Nasha Canada🇨🇦Наша Канада

300 морпехов, Стремоусов…

На концерте Кобзона намечается аншлаг.

 

Мысли Перзидента

Как говорится, крепкого здоровья покойному.

 

Кокошенков

Он слишком много знал.

 

Пездуза

⚡️Жириновский подтвердил Пездузе, что у него запланированы переговоры со Стремоусовым

 

Пездуза

⚡️Иван Охлобыстин получил премию «Отец гойда»

 

(Оновлено 18:00)

Rostyslav Demchuk

Нарешті! Туреччина закрила небо для російських літаків…

Турецька влада відмовилася впускати в повітряний простір країни російські літаки з подвійною реєстрацією, тобто ті літаки, які «прописані» у двох юрисдикціях: у Росії та за кордоном. Заборона діє з 1 листопада та стосується бортів, які Росія не повернула їхнім власникам після запровадження санкцій за війну в Україні.

Другим місцем «прописки» облюбували російські авіазлодії на Бермудах.

Як з’ясувалося, усі зареєстровані на Бермудах літаки належать західним лізинговим компаніям, які надали їх у користування російським перевізникам. Після оголошення перших санкцій проти Росії за вторгнення в Україну лізингодавці вимагали повернути лайнери, але російська влада дозволила авіакомпаніям цього не робити.

У березні президент РФ Володимир Путін розпорядився зареєструвати повітряні судна у Росії, щоб вони могли продовжити літати. Передбачалося, що видача національних сертифікатів льотної придатності дозволить авіакомпаніям зберегти парк літаків та використовувати їх на внутрішніх напрямках.

Єврокомісар з транспорту Адіна Валена назвала це порушенням стандартів міжнародної безпеки, оскільки Росія вирішила «використовувати літаки, які перебувають у власності за кордоном, без належного сертифікату». Це стало причиною заборони на польоти в ЄС для 20 російських авіакомпаній, у тому числі «Аерофлоту», «Перемоги», «Росії», «Сибіру» (S7), «Уральських авіаліній» та інших.

У Міжнародній організації цивільної авіації (ICAO) Росії нагадали, що реєстрація повітряного судна більш ніж в одній державі вважається порушенням статті 18 конвенції Чикаго. Фактично, це веде до невизнання сертифіката льотної придатності, що ставить під питання безпеку польотів.

Туреччина не перша «дружня» до Росії країна, яка відмовилася пускати у свій повітряний простір російські літаки з подвійною реєстрацією. Ще в травні аналогічне рішення ухвалив Китай, заборонивши польоти лайнерів Boeing та Airbus із Росії. Російські перевізники так і не змогли підтвердити Пекіну, що вони зняли літаки із реєстрації за кордоном.

 

Анатолий Несмиян

Сообщают, что вечером сегодняшнего дня можно ожидать каких-то официальных заявлений на тему Херсона. Флаги между тем сняты со всех учреждений, город почти опустел. Так что вероятность того, что правобережье будет оставлено, в общем-то, высока.

Правда, насчет официальных заявлений — тут, конечно, вопрос. Такого рода вещи — атрибут публичной демократии. Подозревать современную Россию в подобном просто нелепо и оскорбительно даже. Податное сословие совершенно не нуждается в каких-либо объяснениях и уж тем более никто перед ним отчитываться не намерен. Обойдутся.

Предположим, тем не менее, что Херсон и правда сдадут. Без боя, в порядке доброй воли. Кстати, не самое глупое решение, так как от армии, вошедшей в феврале на Украину, собственно, осталась только херсонская группировка. Остальная в той или иной степени либо разгромлена, либо обескровлена до состояния, что все дыры теперь приходится затыкать схваченными на улицах мобилизованными. Уже поэтому попытка сохранить хотя бы что-то — редкий просвет в беспросветной череде тупости принимаемых решений.

На самом деле проблема не в Херсоне. Проблема в самой операции. Она и не могла, видимо, завершиться как-то иначе, как только ее формат из трехдневного блицкрига вынужденно перевелся в короткий, а затем всё более затянутый конфликт, который сегодня перешел окончательно в бесперспективную войну на истощение, в которой шансов у текущей версии России — ровно ноль. Да, безусловно, можно загонять страну и дальше в кромешную мобилизационную обстановку, но, во-первых, власть настолько безнадежна в управленческом отношении, что никакую мобилизацию она не вытянет. Разовое напряжение сил — это единственное, к чему она способна, но даже такое разовое мероприятие проводится с самым отвратительным качеством исполнения. Для перманентных усилий высокого уровня у системы нет ни малейших предпосылок.

Во-вторых, война Афины — это война технологий и ресурсов. Она безнадежна в условиях подавляющего экономического и технологического превосходства противостоящей стороны, а противостоящая сторона — это Украина плюс Раммштайн. Россия же с трудом пытается выстроить хоть какие-то отношения с Ираном и Северной Кореей, причем делает это заведомо в запаздывающем режиме. Да еще и с риском для будущего, так как неизбежно и вынужденно берет на себя все противоречия с внешним миром и Ирана, и Северной Кореи.

Отличие технологической войны от войны поля боя очевидно: результат проявляется не сразу, но и изменить положение вещей так же невероятно трудно, что опять и снова возвращает нас к убогости административной составляющей современного российского государства: оно полностью утратило навыки проектного управления, а переломить ход технологической войны, находясь в колоссальном отрыве сзади своих противников — это сложнейший проект даже для очень серьезных игроков, к которым путинский Кремль заведомо не относится.

Третья составляющая любой войны — война смыслов — даже не началась по причине неявки на нее России. За почти девять месяцев Кремль так и не осилил выдать сколь-либо внятное объяснение причин, толкнувших его на решение 24 февраля. Если не брать горячечных видений Медведева, ушедшего в откровенный астрал, единственное, что смогла выдать машина смыслов — это «Гойда!» Ничего другого запоминающегося не родилось. Да и не родится, будем откровенны.

Раз так, то Херсон — это просто точка на координатной плоскости. Да, важная, но проблема не заключается в Херсоне. Проблема — в смысле всего мероприятия.

Любой нормальный человек, предпринимая какие-либо действия, отвечает на простой и в то же самое время принципиальный вопрос: зачем я это делаю? Вопрос «зачем» — это всегда вопрос стратегии. Все остальные вопросы — как, что, каким образом и так далее — получают смысл только после того, когда возникает непротиворечивый ответ на главный вопрос. И не просто непротиворечивый, а еще и консенсусный, с которым согласно (и неважно — вынужденно или с полным принятием) практически все общество.

Вместо этого — дикая каша, в которой намешано что угодно, только не ответ и не консенсус.

Возникает развилка — заканчивать так как есть, даже с тяжелейшими потерями для репутации, либо продолжать упираться со всё большими рисками повторения 1917 года, который завершил участие в войне России банальным массовым исходом миллионов вооруженных людей по домам ввиду их полного нежелания продолжать бессмысленную с их точки зрения войну.

Парадокс в том, что первый исход позволит режиму еще какое-то время удерживаться у руля, даст ему лаг во времени. Другой вопрос, что это, конечно, уже ничего не изменит, но просто всё случится немного позже. Продолжение же текущего сюжета неизбежно доведет обстановку до логического завершения, причем последствия для режима будут более чем плачевными. Здесь и внутренние противоречия, дошедшие уже сейчас до края, и внешний фактор, где Россия утратила любой намек на субъектность.

Парадокс состоит еще и в том, что Запад, хладнокровно заглатывая кремлёвских, как удав натягивается на жертву, исходит именно из объектного положения Кремля, который делает ровно то, что нужно. Неожиданный ход, который Западом не предусмотрен, может хотя бы на время превратить Кремль в слабое, но все таки подобие субъекта событий. Такой неожиданный ход — это прекращение всех боевых действий и возвращение на исходные позиции. Этого от кремлевских точно никто не ожидает, противникам придется брать тайм-аут, чтобы оценить ситуацию, что и даст время на какие-то маневры для Кремля. Другой вопрос, что тогда встанет проблема внутренней устойчивости — Z-торсида попросту не поймет такого кульбита и предсказуемо заголосит. Но это неизбежная плата за ошибки, тут ничего не поделаешь.

Единственное, что утешает — так это то, что таких умных в Кремле точно нет. А потому ничего, что могло бы сделать его субъектом процесса, он предпринимать не будет. Мозгов не хватит. Поэтому пока — Херсон. Далее — везде со всеми остановками.

 

Анатолий Несмиян

Шойгу после доклада Суровикина приказал начать отвод войск из Херсона и правобережной Украины.

Так что пропагандисты, мечтавшие о втором Сталинграде, могут начать сочинять новую версию. Перспективной может стать «Западный вал» по Днепру. Тем более, что в свое время уже существовал «Восточный вал». Примерно в тех же координатах.

 

Алексей Кущ

Что такое точка ноль в экономике?

Это когда динамика сокращения населения опережает рост производительности труда.

То есть наращивание индивидуальной производительности уже не может компенсировать отрицательную демографию.

В сырьевой стране — ситуация когда рост сырьевых цен не может восполнить демографический кризис.

Несколько лет назад попытался спрогнозировать точку ноль в Украине.

При довоенной экономической политике она должна была сформироваться после 2035 года.

Но вследствие войны, она сформировалась в 2022 году.

Большая часть прироста номинального ВВП в гривнах будет «съедаться» инфляцией, а валютного эквивалента — девальвацией национальной валюты.

В своем статье в 2018 году я прогнозировал, что к середине столетия, население Украины может сократиться до 30 млн человек, а ВВП – до $97 млрд.

Но этот уровень будет зафиксирован в этом году, разве что ВВП в долларах — на 30-40 млрд дол больше за счет фиксированного курса НБУ.

Это показатель ВВП с минимальным уровнем внутреннего потребления и неспособностью развивать базовую инфраструктуру.

Естественно в подобных условиях, и речи быть не может о высоком уровне заработных плат и пенсий, а также о сохранении даже сегодняшнего уровня науки, образования и медицины.

В таких условиях, демографическая яма будет углубляться, а трудовая миграция из страны – усиливаться.

Разрыв между снижением численности населения и уровнем ВВП будет нарастать ускоренными темпами и очень скоро от нынешнего уровня техногенной промышленной инфраструктуры Украины не останется практически ничего.

Страна окончательно превратится в поставщика сырья для внешних рынков.

Сформировать экономику инновационно-технологического типа с такими параметрами уже не удастся.

Подобный футуристический сценарий, скорее всего, заложен в качестве базового и самими европейцами, которые по умолчанию открыли свои рынки для нашей рабочей силы.

У нас еще есть примерно пять лет для проведения необходимых структурных реформ.

Нужно демонополизировать экономику, повысить уровень малого и среднего бизнеса, сферы услуг, создать точки роста в секторах с высоким уровнем добавочной стоимости и привлечь в них необходимые иностранные инвестиции.

Мы можем осуществить реформы только с помощью реинтеграции наших трудовых мигрантов обратно на Родину.

Параллельно с деиндустриализацией экономики будет происходить и неизбежная деолигархизация.

Олигархи и их монопольные ФПГ неминуемо утратят свою «кормовою базу».

Конечно – это весьма жестокий способ борьбы с ними, как если бы избавляясь от тараканов, сжечь всю квартиру.

Но все же, естественная убыль крупной промышленности приведет к росту частной инициативы и децентрализации всех систем управления в государстве.

Наибольший риск здесь – угроза внутренней дезинтеграции и рост социального напряжения.

Но в данном вопросе, Европа уже, кажется, нашла нужный рецепт.

Это кредиты в обмен на сокращение социальных обязательств государства, апсорбация на европейском рынке труда наиболее активной части нашего населения и целевая маркет-ниша для оставшихся в стране: сырье и сельское хозяйство.

В общем, если у нас еще есть амбиции на что-то большее, время быстрых и эффективных реформ не то, что пришло, оно уже уходит…

 

(Оновлено 17:00)

Timothy Snyder

Твиттер-аккаунт Тимоти Снайдера, историка, профессора Йельского университета

Некоторые представители Республиканской партии США считают, что украинское сопротивление российской агрессии дорого стоит американцам. Это большое заблуждение. Ведь украинское сопротивление северному соседу дает чрезвычайные преимущества безопасности для американцев.

На самом деле сопротивление Украины геноцидному вторжению России делает или могло бы делать для безопасности США больше, чем любые американские политики. Благодаря украинскому сопротивлению российской агрессии в ближайшие десятилетия чаши весов глобального равновесия будут находиться на стороне мира.

Республиканцы представляют Китай настоящим, долгосрочным соперником США. И здесь демократы с ними соглашаются. Сценарий американо-китайской войны – вторжение Китая на остров Тайвань. Отражая нападение российских войск, украинцы продемонстрировали сложность подобных операций. Это сделало сценарий китайского вторжения менее вероятным.

Исключительно оборонная стратегия Вооруженных Сил Украины сократила риск развертывания третьей мировой и ядерной войн. Это чрезвычайное достижение, и все – благодаря мужеству и мастерству украинцев. Но уважения им за это от всего демократического мира – слишком мало. Украинцы должны получать больше уважения и больше поддержки.

Десятилетиями как республиканская, так и демократическая администрации не смогли сформулировать политику, которая могла бы помешать России ослабить и разрушить установленный международный порядок. Россия – послушное оружие в руках Китая, выполняет всю грязную работу за Поднебесную.

Побеждая вооруженные силы РФ и обнаружив слабые стороны России, украинцы значительно уменьшили вероятность возникновения еще большего военного конфликта в Европе.

Украинцы снизили вероятность агрессии Китая через Россию, уменьшили вероятность прямой агрессии Китая. Они сделали все это, просто защищаясь, не делая никаких прямых шагов против самого Китая.

Без украинцев Соединенным Штатам не хватало бы политических инструментов для этого. Сопротивляясь, украинцы создали возможность для продуцирования Америкой политики, вариантов существования которой иначе бы не возникло.

Такое изменение событий не стоило жизни ни одному из американских граждан. Помощь США Украине – ошибка округления в американском оборонном бюджете.

Достижения, которые украинское сопротивление приносит американской безопасности, настолько огромны, что руководство национальной безопасности США стесняется прямо говорить о них.

Неудобно говорить, что другая страна так много делает для нас. Неудобно говорить, что украинское сопротивление сделало для безопасности американцев больше, чем любая политика США после окончания холодной войны. Но это правда и об этом нужно говорить.

Изменение политики США по отношению к Украине разрушит все эти достижения. Да, еще есть время возродить Россию и успокоить Китай, однако это будет означать прекращение поддержки Украины. Но при такой политике американская нация уже не будет такой защищенной, как сейчас.

Предотвращение геноцида и защита демократии – вот что меня беспокоит в контексте российского вторжения в Украину. Но те, которые в первую очередь думают об интересах США, должны понять, как много украинцы делают для американской безопасности.

Самое меньшее, что мы можем сделать, – это быть на своей стороне.

 

(Оновлено 16:00)

BBC News

Пентагон: Россия увязла в войне, и это не изменится

Россия, вероятно, потеряла половину своих основных боевых танков и израсходовала большую часть своего высокоточного оружия в войне, сказал Колин Каль, заместитель министра обороны США по политическим вопросам.

По его словам, военная кампания в Украине стала крупным стратегическим провалом для Кремля.

«Путин потерпел неудачу. Россия выйдет из этой войны слабее, чем она была до ее начала», — цитирует Каля Си-эн-эн.

Санкции и экспортный контроль весьма затруднят восстановление российских вооруженных сил до довоенного уровня, продолжил Каль.

Он также отметил, что потери России в Украине уже на несколько порядков превысили потери СССР в Афганистане.

«Путин пошел на эту войну, пытаясь уничтожить Украину как независимую суверенную демократическую страну. Он потерпел неудачу, и это не изменится. Суверенная, независимая, демократическая Украина выстоит», — заявил Колин Каль.

Он также подчеркнул, что американская администрация не оказывает давление на украинские власти с целью побудить их сесть за стол переговоров с Россией и что Украине предстоит самой решить, когда и на каких условиях она будет готова начать переговорный процесс.

«Наша позиция заключается не в том, чтобы подтолкнуть украинцев к переговорам еще до того, как они будут готовы. Она заключается в том, чтобы обеспечить им возможность выступать с позиции силы, если и когда они будут готовы [к переговорам]», — сказал представитель Пентагона.

По прогнозу Каля, наступление зимы осложнит проведение крупномасштабных наступательных операций, и интенсивность боевых действий на Украине должна снизиться, что предоставит возможности для дипломатического урегулирования.

«В конечном счете россиянам и украинцам предстоит решать, какие благоприятные возможности это предоставляет для дипломатии», — сказал замминистра обороны.

На фоне проходящих в США промежуточных выборов в Конгресс Каль посчитал нужным отметить, что за твердую поддержку Украины выступают в обеих основных партиях страны, но механизмы этой поддержки в будущем могут измениться.

 

(Оновлено 13:00)

Зеркало недели

Инна Ведерникова, редактор отдела политики ZN.UA

Военный аналитик Агил Рустамзаде: «Мир покончит с Россией и Ираном. Мы это увидим в перспективе от нескольких месяцев до года»

Реальность как она есть

Азербайджанский военный аналитик Агил Рустамзаде вошел в наше информационное пространство сразу после начала российской агрессии 24 февраля. И стал тем источником информации, из которого можно пить и не отравиться.

Это его второе интервью нашему изданию, которое раскрывает и систематизирует картину вершащегося внутри войны и вокруг нее. Что и почему происходит сейчас? Что ждет Украину в этой войне, а мир — в предстоящих войнах? И что будет потом?

О технологии «стратегического паралича», факторе дронов-камикадзе и поставках истребителей F-16

— Агил, очевидно, что мы переживаем две войны: одна на поле боя, другая за инфраструктуру. Россия, по вашим словам, использует концепцию «стратегического паралича». Это две параллельные плоскости, которые тем не менее могут легко пересечься, если мы проиграем битву за инфраструктуру. Помимо уже признанных поставок дронов, Иран готов передать Путину баллистические ракеты. И русские будут бить в мороз по нашим ТЭЦ. Цель — обесточить и сломать психологически украинскую армию и народ. Паралич энергетики равен контрнаступлению российской армии. Какой у нас выход? Что значит провести децентрализацию энергетических объектов, о которых вы говорите? Как правильно нужно настраивать людей?

— Всегда нужно готовиться к худшему сценарию. Это аксиома. Но есть и хорошие новости: в Иране глубокий внутренний кризис, все идет к вооруженному мятежу. В перспективе двух недель-месяца Ирану может быть не до поставок оружия. Но это не означает, что правительство и общественность Украины не должны готовиться к сложной ситуации с обеспечением тепловой и электрической генерацией, снабжению водой, газом. Надо обращаться к своему же опыту. Не знаю, насколько остро стоял вопрос в Украине в начале 90-х, но в Азербайджане тогда были серьезные проблемы с электричеством и газом. Но мы выжили.

Что такое децентрализация энергетики? Я не специалист в этой области, но я понимаю, что увеличение источников снабжения электричеством может привести к децентрализации. Если, скажем, какую-то часть города Киева снабжает только одна тепловая электростанция, то подключением 10–15 мощных генераторов, которые Запад уже начал вам поставлять, вы снижаете уровень уязвимости инструментов для генерации. То есть России надо будет уже уничтожать не один объект газо-тепловой электростанции, а 15–20 генераторов. Это намного сложнее.

Что касается стратегического паралича, то сейчас Россия не в состоянии это сделать. У нее чудовищное перенапряжение сил. Эта технология подразумевает уничтожение не только критической инфраструктуры. Существует четыре кольца и самое последнее — это гражданское население, которое, как правило, не трогают. Но уничтожение трех колец приводит к тому, что люди просто деморализованы и готовы к сдаче.

—Но они знают расположение всех наших основных энергетических узлов.

— Однако у России нет такого количества ресурсов, чтобы ударить сразу по всем. Они накапливают 40–50 ракет, отстреливаются и потом снова ждут. Но 40 ракет недостаточно, чтобы уничтожить критическую инфраструктуру даже Киева, не говоря уже обо всей Украине. А они будут к этому стремиться, продолжая использовать ракеты и дроны-камикадзе.

— С момента вашего появления в информационном пространстве Украины вы всегда указывали на важность дронов-камикадзе, но мы пропустили эту историю. В результате 10 октября Россия с помощью иранских Shahed-136 начала массовое и планомерное уничтожение нашей энергетической инфраструктуры. Прошел месяц. ВСУ используют вашу рекомендацию по советским орудиям ЗУ-23, которые есть на украинских складах и которыми можно эффективно сбивать дроны при отсутствии замкнутого зонтика ПВО. Или мы продолжаем стрелять по ним дорогими ракетами?

— Дроны-камикадзе, которые использует Россия, это не только Shahed-136. На линии фронта вам досаждают еще и российские «Ланцеты». За последние десять дней я увидел 10–15 видео, где они уничтожают ваши пушки и самоходные артиллерийские установки. И меня удручает, что один дрон на высоте около тысячи метров снимает, как другой дрон поражает. Это означает, что Украина не развернула войсковую ПВО.

Надо было готовиться, понимая, что любую самоходную артиллерийскую установку будут искать и уничтожать. Это значит, она не должна выходить на место дислокации одна, а только под прикрытием зенитного пулемета либо зенитной пушки. То же самое касается и ударов по городской инфраструктуре. Я еще не видел видеокадров, чтобы дроны-камикадзе уничтожали зенитными пушками или пулеметами в городах. В том числе вашими ЗУ-23-2, которые лежат на складах. Поэтому я считаю, что вы все еще тратите дорогие ракеты.

— По нашей информации, в ближайшее время Украина получит достаточно серьезный поток ПВО, в том числе истребители F-16. Это сможет изменить ход войны за инфраструктуру и на поле боя?

— Я изначально понимал и говорил, что F-16 очень нужны Украине. Можно было предвидеть, что Россия начнет бить по инфраструктуре. Самолеты F-16 могут купировать угрозу дронов-камикадзе и крылатых ракет. Россия уже сейчас испытывает недостаток баллистических ракет. «Искандеры» они почти все отстреляли, а то, что у них осталось, — падает им же на голову. Однако еще есть до 10–15 штук «Кинжалов», которыми они будут бить по самым приоритетным целям. Так истребители F-16 смогут взять на себя основную нагрузку ПВО.

Если обратиться к опыту борьбы с Shahed-136 Саудовской Аравии, то саудиты дежурили в воздухе на истребителях F-15 и сбивали их. Есть контейнеры оптической разведки, при помощи которых они вооружали свои самолеты и спокойно уничтожали дроны. Тем же путем так же удавалось сбивать дроны-камикадзе Израилю.

Кроме этого истребитель F-16 — это многофункциональная платформа. Она может применять ракеты дальностью до 250 километров. То есть вы получите не только ПВО, но и инструмент, который поможет вам уничтожать военную инфраструктуру противника на расстоянии 200 километров от линии фронта. Взрывать его танкоремонтные заводы, где активно идет ремонт военной техники. Уничтожая такие заводы, вы будете мешать противнику восстанавливать силы и ресурсы. Из-за того, что таких ракет у вас пока нет, вам приходится работать ассиметрично — партизанить, взрывая цистерны с топливом на железных дорогах. В любом случае F-16 — хороший инструмент, но это дозированный инструмент, в то время как вам нужно во много раз больше.

Однако я слышал новость, что на вашем бомбардировщике СУ-24 в скором времени будут устанавливать ракеты SCALP. Это тоже очень хорошие ракеты, дальностью 250 километров. То есть в перспективе, даже без поставки F-16, вы получите очень большие возможности для нанесения ударов вглубь территории противника.

— Поставить F-16 на вооружение — сколько это может занять времени? Две недели, месяц, два?

— Это зависит от того, обучались ли ваши летчики в США. До меня доходила информация, что обучались. На территории Украины есть как минимум 4–5 международных гражданских аэропортов, где F-16 могут сесть и взлететь. Для взлета одного истребителя требуется до десяти специализированных автомобилей. И если какая-то страна НАТО предоставит вам часть своей аэродромной службы и техники, то это 2–3 недели. Второй вариант — вам передают F-16, пилоты переучиваются в Германии, потом вы что-то закупаете… это долго. Но я не в курсе всего этого процесса. Поэтому мне сложно сказать, за какое время F-16 встанут на дежурство над Украиной.

О рубеже нового года, ИПСО от Залужного и осторожном обращении с крысой

— Очевидно, что Путин, проседая на поле боя и расстреливая наши города, принуждает нас к миру. На его условиях. Однако советник президента США по национальной безопасности Салливан, который недавно и неслучайно прилетал в Киев в пик инфраструктурной войны, дал четкий политический сигнал: никаких переговоров без Украины и стартовая точка — полная деокупация до границ 2014 года. Что обещает усиление экономического давления наших партнеров на Россию, а также продолжение поставок вооружения.

Тем не менее, по вашим словам, рубеж нового года станет временем наибольшего напряжения сторон. Тот, кто пройдет его более успешно, — потенциальный победитель. Россия на тот момент будет на пике своих возможностей и если ВСУ сможет нанести удар на этом этапе, то она не поднимется.

Какова сейчас общая расстановка сил, и какие возможности у сторон на подходе к этому рубежу?

— Рубеж нового года я обозначил для себя. В этот момент мне станет ясно, насколько перенапрягает свои силы и возможности РФ и сможет ли она противостоять украинской армии. Сейчас особо активных боев не наблюдается, идет взаимное уничтожение ресурсов сторонами на дальних дистанциях бесконтактных боев. Они по возможности уничтожают вас, вы по возможности уничтожаете их. Но тут у ВСУ как бы больше возможностей, потому что вы применяете высокоточное оружие, высокоточные снаряды, ракеты. И только к новому году станет понятно, удастся ли российской армии накопить силы, чтобы эффективно противостоять украинской армии.

Я строю свои расчеты на том, что в перспективе к этому времени украинская армия либо полностью, либо частично возьмет под контроль город Херсон. А после этого начнется процесс выдавливания противника.Который будет сопротивляться. Вот тогда мы увидим динамику, у нас появится база для формирования прогнозов на последующие 2–3–5–6 месяцев.

Однако дело не только в возможностях российской армии. Восемь месяцев войны — это трудно даже для очень сильной экономики, а экономика России слаба. Поэтому тут очень много факторов. Кроме того, мы можем видеть изменение настроений внутри российского общества, российской политической элиты. То есть для меня новый год — своего рода триггер, который даст понять, к чему идут все процессы, включая не только войну, но и остальные инструменты, которые работают против Российской Федерации.

— Возвращаясь к программной статье генералов Залужного и Забродского, отмечу, что сейчас она в определенном смысле воспринимается и как блестящая информационно-психологическая операция, направленная против врага. В ней — 9 августа — говорилось о стратегической инициативе противника на всех направлениях, а возможные контрудары ВСУ рассматривались только в перспективе 2023 года. Но уже через месяц стратегическая инициатива в руках ВСУ. Мы освободили весомую часть Харьковщины, включая Изюм и Купянск. Русские активно сворачиваются в Херсоне. Бахмут — держится. Это так?

— Да. Это требования документов, которые определяют ведение боевых действий. Стороны используют разные приемы, где, скажем, 40% правды, 60% дезинформации. Либо 30% правды, 70% дезинформации. Безусловно, российская армия и пропаганда переплюнули уже все методички — я вообще не помню, когда в последний раз слышал от них правду. Но украинская армия очень умело использует инструменты информационной войны. Вспомним, хотя бы, успех харьковской операции. Меня на Фейсбуке прессовали друзья, мол, в Херсоне наступление, а ты говоришь, что «рано». И эти друзья — военные, но если даже они были введены в заблуждение, то я считаю, что это один из ярких примеров информационно-психологических операций вашего командования.

— Заметные сдвиги в российской элите произошли именно после провала российской армии на Харьковщине. Усилились так называемые «ястребы», включая военкоров и пропагандистов на центральных каналах. В результате Путин прогнулся под Пригожина и Кадырова, наградив последнего — после наезда на российское командование (!) — очередным званием. Изменилась стратегия войны. И если для патриарха Кирилла это уже настоящий крестовый поход, а для Кадырова — джихад, то для Путина — объявленная частичная мобилизация людей и экономики.

Путин и его окружение осознают, что проигрыш Украине — это крах России. Ставки — максимальные. Это осознание — путь куда, по-вашему?

— Я всегда говорил, что эта война закончится расколом России. Однако понимание этого к самим россиянам пришло только сейчас. Они чувствуют, что теряют свою страну. Пока еще не осознав, что это не только проблема Путина, а что они все под этим подписались. Уровень поддержки войны в Украине колеблется, по данным разных источников, от 70 до 85%. Это коллективная ответственность россиян. Да, могут быть какие-то внутренние передряги, разборки, кого-то будут поднимать, кого-то — опускать, но вряд ли даже потеря Херсона приведет к существенным сдвигам в сознании россиян, в сознании российской политической элиты.

Скорее всего, они постараются взять паузу, начать переговорный процесс, чтобы, скажем, через 2–3 года или пять лет начать новые военные действия. Но цивилизованный мир это понимает. Как и то, что такие страны-изгои, как Россия и Иран, — это долговременная угроза всем. Поэтому эти страны будут разваливать и не дадут им возможности сохранить свою территорию. Их будут делить. Поэтому у меня большие сомнения, что кто-то будет заставлять Украину вести переговоры с Россией.

—Анализируя летом нерешительную позицию Запада, вы говорили о нежелании загонять крысу в угол — она может напасть. Сейчас, осознав, что это билет в один конец, Россия может нанести ядерный удар?

— Это как раз вопрос о том, почему Запад не дает вам все и сразу. Сейчас вам стали давать системы ПВО и вы будете ими защищаться. В то же время на складах в США хранится по 5–10 тысяч автомобилей «Хаймарс». Но ваши партнеры не хотят значительно увеличивать ваши наступательные возможности, они хотят, чтобы работали не только военные инструменты, но и политические, и экономические. Вот поэтому они передают вам оружие не в полном объеме, они дозируют ваши наступательные возможности. И это вам на пользу. Если Россия не будет как государство сыпаться под грузом своих проблем, то ваш выход на рубежи 1991 года ничего не даст, вы останетесь под такой же угрозой. И это правильный подход. Когда работают все инструменты и выдавливание противника идет медленно. Ведь одно дело, когда вас зажали, как крысу, и вам надо что-то делать. Совсем другое — давить день за днем, когда вы начинаете привыкать и слабеть в реакциях.

О проваленной частичной мобилизации, интриге Херсона и переломе в войне

— По нашей информации, в Вашингтоне считают, что русские учатся на своих ошибках достаточно быстро. И мы до конца ноября получим первую волну обученных мобилизованных, а следующая волна, по мнению американцев, будет в феврале. И это не значит, что она будет последней. А дальше — русские готовят срочников, будет следующая мобилизация, и к подготовке они будут относиться гораздо серьезнее, чем к прогулке, которую наметил для них Путин 24 февраля. Поэтому будет вторая волна войны с Россией, но уже с замененными военачальниками и по-другому подготовленными мобилизованными. Видите ли вы эту ситуацию именно так?

— Россия очень плохо анализирует свои ошибки. Потому что являясь сильной страной, она восьмой месяц проигрывает войну.

—Вы спорите с американцами?

—Да, я спорю с американцами. То, что где-то сидят американцы, не означает, что они всегда искренни в своих заявлениях либо полностью владеют информацией. Эта война мне показала, что западная военная аналитика очень сильно хромает. Но мы сейчас не об этом. Россия мобилизует людей, которые без оружия, без военной техники, без командиров. Это не армия, это партизанщина. А как партизанщина может наступать против армии, которая будет их расстреливать даже на удалении 20–30 километров, пока они не подошли к линии фронта?

— Причем мотивированная армия.

— Безусловно. Сотней тысяч мобилизованных заполнили пробел в войсках. Для них найдется и оружие, и техника. Но вот дальше — большой вопрос. У России нет ни сил, ни ресурсов вооружить и обучить еще 200 тысяч, сделав из них боеспособные подразделения. Я считаю, что Россия вторую волну мобилизации экономически не потянет. Но вот, скажем, если к апрелю-марту, Россия сможет преодолеть экономическое давление и найти оружие для этих 200 тысяч мобилизованных, то российская армия сможет еще какое-то время активно сопротивляться. Если же эта проблема не будет решена, то украинская армия получит динамику и будет еще быстрее освобождать свою территорию.

— В Херсоне чья интрига — наша или России? Зачем депортация? У вас была версия, что замысел российской армии в том, чтобы устроить бои в городской застройке. Не зря же они там переодеваются в гражданку. Но это сложный тип боев. И украинской армии придется решать задачу, как зачистить город без уничтожения самого города. Это так?

— Инициатива в информационной войне на этом направлении у России. Ваша сторона отвечает. А у меня альтернативных источников информации нет, спутника — тоже, чтобы рассматривать с воздуха, что там происходит. Но они определенно начали строить линию обороны на восточном берегу Днепра. Это означает, что часть сил оставят в Херсоне для, возможно, городских боев, но основной акцент будет на обороне левого берега.

Почему я все-таки затрудняюсь строить прогнозы? Дело в том, что в самой России еще не пришли к решению — сражаться или оставить Херсон? Поэтому у нас на руках нет фактажа, нет триггера, по которому мы бы смогли бы точно определить — они будут сражаться за Херсон, или нет? А что касается вас, то вы продолжаете выдавливать, размягчать их оборону. Каждый день вы наносите им удары, уничтожая десятки единиц техники и сотни — живой силы. И это дело времени, когда ресурсы российской армии там иссякнут.

— Генерал Сергей Савченко убежден, что россиян надо было бить до переправы на левый берег. Иначе потом положим людей при форсировании Днепра. Как вы думаете, почему командование ВСУ не избрало этот путь?

— Дело в том, что мы никогда не можем владеть той информацией, которой располагает Ставка Верховного главнокомандующего. Ваша власть получает информацию от специальных служб и западных партнеров. Поэтому давать оценки, не владея полной информацией, на основании которой украинское военно-политическое руководство приняло то или иное решение, не совсем корректно. Я, находясь на службе, понял, что люди всегда видят светлую сторону Луны. А темная сторона — это прерогатива руководства страны. И общественность, и часть экспертной среды часто судят неправильно, видя эту светлую сторону.

—Если все-таки попытаться рассмотреть направление Бахмут, Кременная… Сегодня появилась сводка Генштаба, что в Бахмуте ВСУ готовятся к боям в черте города. Насколько это важно и сложно? Какова перспектива?

— Скорее всего, там происходит укрепление обороны. Дополнительные 100 тысяч человек мобилизованных, прибывших на позиции российской армии, — это в любом случае увеличение напряжения на конкретных участках фронта. И одним из таких участков является Бахмут. Идут бои также за Угледар. Как россияне укрепляются на восточном берегу Херсона, так и ВСУ, скорее всего, строят линию обороны в Бахмуте на тот случай, если российская армия сможет подобраться к остаткам города. Хотя там мало что от него осталось…

— В прошлый раз вы обозначали граничную цифру потерь противника для того, чтобы произошел перелом в войне — под тысячу убитых человек в сутки. За эти дни была информация Генштаба о 700–800 потерях живой силы у русских. Это уже перелом?

— Перелом начал формироваться после того, как россияне взяли Лисичанск — там они утратили наступательную возможность. Но сказать, что украинская армия полностью доминирует и перелом сформировался — нельзя. Это долгий процесс. Думаю, что к 15 января мы с вами сможем сказать — перелом сформировался полностью или нет? А что касается потерь, которые обозначил ваш Генштаб, то одноразово — это еще не результат. Но вот если наносить противнику такие потери в течение двух недель-месяца, то даже не проводя наступательную операцию вы нанесете такой урон противнику, после которого по потеряет возможность обороняться.

Однако эти цифры я подтвердил бы процентов на 50–60. Потому что таких сильных ожесточенных ударов по противнику я пока не отмечаю.

О ракетах большой дальности, 4% падения ВВП России и обложке Time

—Генералы Залужный и Забродский в своей статье сказали, что центр тяжести в этой войне должен сместиться с Крыма, который надо обязательно вернуть, к тому, что Россия должна почувствовать — возмездие неотвратимо. Вы сообщили, что в Украину едут ракеты SCALP, дальностью 300 километров, плюс Крымский мост и подрыв кораблей в Севастополе. То есть мы, все-таки существенно поднимаем уровень напряженности?

— Безусловно. Ситуация меняется. Война — это процесс, который развивается, меняет направление, то затормаживается, то берет дополнительную динамику. И то, что я говорил летом, было актуально на тот период, а сейчас уже другая реальность, другая ситуация на поле боя и в отношениях между странами.

Как раз сейчас, когда Россия теряет силы и возможность отвечать ударам ВСУ, противостоять наступательным атакам, уровень напряженности надо повышать. Если бы вы ударили по Крымскому мосту летом, то весь запас ракет вы бы получили в тот период. Вы смогли бы это осилить? Нет.

Если вам сейчас дадут ракеты ATACMS и плюс, как я обозначил, ракеты SCALP для СУ-24, то вы получите стратегическое преимущество. Ракетами на 300 километров вы будете уничтожать все цели, которые вам нужны. У вас же нет цели уничтожить какую-то электростанцию в Московской области, правда?

Однако, взорвав Крымский мост, вы привели войну к определенной черте, показав, что можете дотянуться до их электростанций и нефтебаз в приграничных областях. Хотя об этом ни вы, ни Россия не говорите, все остается за кадром. Но процесс идет.

— На счет Москвы есть разные мнения.

— Есть такая поговорка, что «на войне и в любви все средства хороши». Я не буду вам накладывать какие-то ограничения и говорить о морали — это война. Если вам нужно стрелять по любым целям, то стреляйте. Просто я знаю, что вы этого делать не будете. Зачем вам тратить дорогостоящую ракету на то, чтобы в Москве у кого-то не было интернета?

— И все-таки слово «мораль» оказалось рядом со словом «инфраструктура»… Сразу возникает образ гражданских. То, что мы сейчас переживаем, находясь под ежедневными обстрелами без света и тепла, — это аморально. Это террор против гражданского населения.

— В современных войнах высокоточным оружием может быть уничтожен инфраструктурный объект, который не приведет к осложнению жизни большого числа людей. НАТО работали так — там люди не страдали без света и тепла. Они уничтожали ту инфраструктуру, которая обеспечивает армию противника. Совсем другое дело, когда наносятся удары по городам, где нет военных объектов, где умирает гражданское население. Все это — военные преступления.

— «У вас военный инструмент опережает политический и экономический» — ваша фраза. Агил, а как это все можно сбалансировать? Как вообще можно победить страну, у которой нет морали, нет порога болезненности потерь — сотни тысяч мобилизованных идут как на заклание, и которая за год военных действий потеряла фактически только 4%ВВП?

— На Россию уже давит весь пресс инструментов. Более того, на экономическую ситуацию нельзя смотреть только через призму валового продукта. ВВП, может, упал незначительно, но экономика уже не в состоянии обеспечивать армию, чтобы та успешно воевала. Вооруженные силы России потеряли 30–40% своего боевого потенциала, техники и ресурсов. Их разорванный оборонно-промышленный комплекс не в состоянии восполнить потери.

Кроме этого, как я уже сказал, есть очень много проблем с мобилизованными, с обеспечением одеждой, обувью, военной техникой. Все это в комплексе меняет атмосферу внутри России. И снова актуален мой тезис о постепенном поднятии градуса напряженности. Через восемь месяцев войны у россиян нет желания идти служить. Эта война не стала народной, освободительной. А вот летом она могла стать такой. И были добровольцы, которые шли воевать. То есть всему свое время.

— По поводу атмосферы, но уже в украинской политической элите. По информации наших источников, офис президента Украины, узнав о готовящейся публикации в журнале Time с обложкой Залужного, поставил перед послом в Штатах Оксаной Маркаровой задачу снять эту публикацию. Шаг сам по себе — вопиющий идиотизм. Однако вопрос в другом: чем чреваты такие отношения между президентом и командующими ВСУ?

—Я поделюсь с вами, Инна, эксклюзивной информацией. Казалось бы (и я не работник медиа), у меня нет своих информационных ресурсов, но на протяжении этой войны меня несколько раз пытались втянуть в вашу политическую кухню. С целью очернить вашего верховного главнокомандующего, или, скажем, командующего вашей армии. И что интересно, это были граждане Украины. Кому война, а кому — мать родная. Кто-то воюет, а кто-то строит интриги, свое политическое будущее. Я могу сказать о том, что вижу со стороны. У меня нет источника информации ни в Генштабе Украины, ни в офисе президента. Но то, что вы работаете как сплоченный организм, свидетельствует о том, что в вашей цепочке принятия решений ярко выраженных проблем нет.

Значит, в какой-то момент побеждает здравый смыл, что обнадеживает. А вообще печально, что «кому война, а кому — мать родная». И это будет еще один вызов для Украины и украинцев после победы над Россией.

О консолидации Запада, формировании тоталитарной оси и выборе Израиля

— Запад долгое время имел ошибочное представление о масштабах российско-украинской войны. Плюс его всегда пугала прямая угроза применения при определенных обстоятельствах тактического ядерного оружия. По прошествии четырех месяцев с нашего разговора, эта ситуация изменилась?

— Запад консолидировался. Если 4–5 месяцев назад в лагере коллективного Запада еще оставались какие-то неясности и неточности, то сейчас Запад солидарен и понимает, что Украине нужно обеспечить победу. США, Англия и другие страны делают все возможное, чтобы Иран не смог передать России баллистические ракеты. Работает весь комплекс мер и мероприятий, давление идет не только на Россию, но и на Иран.

Поэтому сказать сейчас, что Запад буксует, что-то вам недодает, было бы неадекватно. Предоставить за какие-то несколько месяцев новый противовоздушный купол для такой большой страны, как Украина, — это перенапряжение ресурсов всего коллективного Запада. И они на это перенапряжение идут. Так что у меня сейчас язык не повернется в чем-то упрекнуть ваших международных партнеров.

— Когда ты проживаешь эту войну, находясь в ней, а она — в тебе, мир спрессовывается до размера ладони. Раньше Иран был чем-то далеким, а теперь он ворвался в нашу реальность с дронами и ракетами, которые, возможно, ему не удастся передать России. Ваша страна находится в состоянии войны с Арменией, а Иран угрожает национальной безопасности Азербайджана. То есть мы видим, что, с одной стороны, консолидировался коллективный Запад, а с другой — Иран, Северная Корея, Россия и рядом стоит Китай. Насколько это серьезно, долгосрочно и сильно? Насколько эта тоталитарная ось угрожает демократическому миру?

— Очень хороший вопрос. Дело в том, что Россия, Иран, Северная Корея — страны с мышлением середины ХХ века. И они понимают, что у них сегодня все на кону. Поэтому делают все возможное, чтобы удержаться на ногах. Азербайджан оказался в очень нелегкой ситуации: география — это судьба. Сейчас РФ, снабжая оружием армянских сепаратистов в Карабахе, хочет снова разжечь Карабахский конфликт. Иран претендует на наши территории и открыто об этом заявляет. Мы зажаты между двумя этими странами. В то время как в мире нелегкая геополитическая ситуация. Некоторые называют ее хаосом, я же называю ее сильной геополитической турбулентностью.

Но будущее всегда побеждает. Эти страны-изгои и по укладу, и по многим другим параметрам, не имеют шансов выжить в XXI веке. Иран, кроме своей любимой Армении, имеет проблемы со всеми соседями. Он организовывал сепаратизм и доставку прокси-боевиков и оружия. То же самое — Россия. Идет война цивилизаций, когда прошлое пытается устоять, но будущее давит. И скорее всего, раздавит — и Россию, и Иран. С Северной Кореей будет сложнее, у них есть ядерное оружие. Посмотрим.

—А Китай?

— А что Китай? Китай — не та страна, которую надо приравнивать к Ирану или России на данный момент. У нее очень большие вооруженные силы, большой человеческий потенциал, но каких-либо проблем своим соседям эта страна не доставляет. Кроме США, которые хотят стать единоличным лидером во всем мире, что тоже не очень хорошо. Но Китай — это современная цивилизация, это адекватная страна, которая ведет себя как сильная держава. Я не считаю, что Китай — это угроза для будущего.

— Весь мир облетели кадры партийного съезда, когда из зала насильно под руки вывели бывшего лидера Китая Ху Цзиньтао. Вы здесь не сделаете никакой ремарки?

— Нужно понимать, что в философии и менталитете китайского народа очень мало места для агрессии. Даже если Китай окончательно станет тоталитарным государством, он вряд ли в скором времени будет представлять угрозу для какого-либо соседа. Это перспектива не ближайших месяцев, даже не года. Это перспектива ближайших лет. И на данный момент об этом говорить пока рано.

— Израиль помогал Азербайджану, так как последний является антагонистом Ирану, но не помогает Украине. Как вы оцениваете в этой связи позицию Израиля, тем более сейчас, когда к власти придет еще более пророссийский Нетаньяху, нежели прежний премьер Израиля?

— Политики часто меняют свою позицию. Я не считаю, что Нетаньяху будет более пророссийским, потому что он должен осуществлять руководство своей страны в очень сложный период. В отношениях России и Израиля прошла трещина. Между ними были устные договоренности о том, что они не мешают друг другу. Но покупая оружие у Ирана, Россия перешла красную черту. Я думаю, что в ближайшее время Израиль сделает свой выбор.

Однако Израиль уже сейчас активно помогает вам разведывательной информацией, предоставляет различные системы вспомогательного характера. Более того, делает все, чтобы Иран не смог производить баллистические ракеты. Чем косвенно тоже способствует вашей победе. Думаю, что по завершении процесса выборов и новых назначений, вопрос о поставках вооружений решится положительно.

— COVID-19, война, цены на энергоносители приводят к постепенной смене тех правительств, которые поддерживают Украину. Это уже произошло в Британии, где Джонсон был по сути мировым лидером, драйвером поддержки Украины. Это произошло в Италии, и, скорее всего, произойдет в Штатах, где республиканцы имеют все шансы взять нижнюю палату Конгресса. Чем это грозит Украине и будет ли какой-то момент турбулентности?

— Нет, абсолютно. Мы видим лишь увеличение помощи. А то, что говорят некоторые политики на Западе в рамках своих избирательных кампаний, не соответствует действительности. Да, на Западе есть влиятельные люди, которые хотят, чтобы война остановилась, чтобы можно было продолжать вести свой бизнес в России. И они даже делают на этот счет какие-то публичные заявления, но в кулуарах, скорее всего, извиняются. Я еще раз повторю свой тезис: мир покончит с Россией и Ираном. Мы это увидим в перспективе от нескольких месяцев до года.

О благодарности, Карабахе и контурах будущего мира

—Два связанных вопроса о благодарности что ли… Я заметила вашу реакцию на ситуацию с Маском, когда он сделал свои, скажем так, отвлеченные от реального контекста войны заявления о переговорах с Россией, Крыме и тому подобном. Украинцы традиционно дали жесткую обратную связь, а вы сказали, что нужно уметь благодарить за уже сделанное, потому что война закончится, а впечатление о нации останется. В середине сентября вы написали в Фейсбуке, что больше не будете давать интервью украинским журналистам. По той причине, что взгляды ряда украинских политиков и медиа на обострение ситуации между Арменией и Азербайджаном не совпали. В то время, как очевидно, на вашем поле игроки те же. И методы у них те же. Агил, у вас есть возможность пояснить буквально на пальцах, в чем не разобрались украинцы?

— Я попробую объяснить на примере Украины. Предположим, Украина, 1991 год. В Донецке этнически русское население заявляет, что хочет жить отдельно. Начинается противостояние. Россия, как и произошло у вас в 2014-м, поддерживает сепаратизм, захватывает Донецкую область. В случае Азербайджана то же самое произошло с Карабахом в начале 90-х.

Почему мы сразу не могли долго воевать с Арменией? Потому что Россия заявила, что Азербайджан будет иметь дело с ней. Ресурсов, чтобы тягаться с Россией, на тот момент у нас не было. Однако время шло, мы вооружали армию, готовясь возвращать свои территории. И в итоге достигли успеха, деоккупировав большую часть условной Донецкой области, за исключением самого Донецка. (Речь о городе Ханкенди, бывшем Степанакерте. — И.В.) То есть мы выиграли войну с Арменией, но не зашли в главный город (сохраняя мирное население) и получили чужеродный анклав на своей территории. Несмотря на трехсторонние договоренности, никто оттуда не собирался и не собирается выходить. Там и сейчас сидят российские миротворцы и армянские военнослужащие, которые периодически обстреливают нашу территорию.

— Что вы с этим делаете?

— Постепенно выдавливаем, захватывая их позиции. А они минируют наши территории, где мы находим армянские мины 2021 года. Как они там оказались? И это не территория Карабаха. Очевидно, что ни Армения, ни Россия, не позволяют нам решить эту проблему, мотивируя тем, что там живет 25 тысяч армян. Но нас 11 миллионов. Это что, такая большая проблема — создать этим людям условия, чтобы они начали становиться гражданами Азербайджана? Но нам этого не дают.

И вот когда мы выполняем превентивные меры в ситуации один к одному, как у вас, когда мы начинаем деоккупировать свой условный Донецк, украинские журналисты просто берут заявления армянского министерства обороны, где говорится, что мы уничтожаем населенные пункты, и начинают делиться этой новостью. Но, родные мои, нельзя так! Если вы берете какую-то информацию, то нужно ее верифицировать. Азербайджанские медиа с первых дней войны вам такую медвежью услугу не оказывали.

Последней точкой для меня оказалось заявление депутата от правящей партии «Слуга народа», которая поддержала Армению. Как так? Армения — стратегический союзник России, а вы на ее стороне против нас, нас же и расстреливаете. Как это — Азербайджан уничтожает населенные пункты? Прошло два месяца, хоть кто-то показал хотя бы одного гражданского, которого мы покалечили? Но я и мой народ отдаем себе отчет в том, что Украина сейчас воюет за нас в том числе. Поэтому я попытался спокойно разобраться, общаясь со своими друзьями в Украине. Оказалось, что это не целенаправленная политика вашего государства, и не позиция большинства населения. Это информационная волна, сформированная двумя факторами: неграмотностью большой части журналистов — это ваша большая проблема, и активностью армянской диаспоры, которая просто воспользовалась ситуацией.

—Мы видим, как ведет себя Путин, когда проходят встречи с президентами Армении и Азербайджана. Ситуация изменилась: Армения тянется уже не только к России, а Россия не может портить отношения с Турцией. Очень много нюансов. Какие сдвиги происходят в вашем регионе? Куда все идет?

— Старый мир и нашу территорию некогда разделили между собой Россия и Иран. Между тюркскими государствами была сформирована такая страна как Армения. 150 лет тому назад гражданами Армении были выходцы из Ирана, Сирии и других стран. В частности до 1923 года большая часть Армении была азербайджанской территорией. После, в 1947-м, 1991-м годах армяне депортировали оттуда более 400 тысяч азербайджанцев. То есть я говорю о процессе, когда в рамках мировой конструкции безопасности наказали османов — Османская империя была развалена и как противовес подняли Россию. Плюс помогли Ирану, на территории которого осталась большая часть Азербайджана. Там сейчас живет от 30 до 40 миллионов этнических азербайджанцев. Была проведена, скажем так, рокировка. А сейчас происходят обратные процессы.

В результате Россия утратит свое влияние, а Армения, если не заключит с нами мирный договор, получит большие проблемы. Кроме Карабаха у нее до сих пор есть земли, которые она захватила в 1991-м по периметру нашей границы. И ей придется их возвращать. Иран, скорее всего, развалится на несколько частей, так как там есть точки разлома — этнические персы, этнические азербайджанцы, курды, арабы. Что ожидаемо, потому что империя для того, чтобы властвовать, всегда разделяет народы внутри себя.

— Вы считаете, что человечество справится с этими вызовами? Мы все интуитивно пытаемся увидеть будущее. При всей сегодняшней поддержке Штатами демократического лагеря и Украины, вы акцентируете внимание на рисках однополярного мира. Как мы справимся со всем этим? Какими станем?

— Если человечество на нашем континенте сможет обойтись без применения ядерного оружия, то с кровью, с разрушениями, но будет сформирован новый мир с новыми региональными центрами силы, с новой системой мировой безопасности.

Если же будет обмен ядерными ударами, это уже совсем другой сценарий, хоть и очень низкой вероятности. Но я все-таки считаю, что мир справится и станет более безопасным. Мир получит толчок к развитию, потому что на нашем континенте сформируется несколько центров влияния, которые будут динамично развиваться. Это приведет к тому, что страны постсоветского мира, например Средней Азии, если они будут в геополитическом союзе, получат большой толчок для цивилизационного и технологического развития.

Я не считаю, что новый мир будет хуже. Наоборот. В новом мире будет намного меньше насилия. Хотя конфликтов и войн мы все-таки не избежим. На нашем континенте есть точки возгорания — Северная Корея, Сербия, Турция и Греция, Иран стоит особняком, Азербайджан—Армения, Таджикистан—Киргизия. И вероятность возгораний этих конфликтов будет расти из-за того, что нарушается система сдерживания и балансов в мире.

Такой гегемон как Россия теряет свои возможности, но появляются игроки, которые хотят заполнить эту брешь. Вот сейчас напряженность в нашем регионе из-за того, что пустоту, которая появляется от РФ, пытается заполнить Иран. Хотя сам так же проваливается. То есть сказать, что войной в Украине все закончится — нельзя. Мир будет лихорадить еще 3–5 лет.

 

(Оновлено 12:00)

Цензор.Нет

Голос Америки: зранку – деокупація, ввечері – переговори

Вашингтон чітко заявив: неприйнятними є умови, на яких росіяни в принципі готові вести діалог, оскільки насправді усі розмови мають починатися з повної деокупації України.

Останні декілька тижнів було багато шуму навколо теми можливих домовленостей між США і Росією про припинення війни в Україні.

Як і зазвичай, сценарій можливої домовленості великих за спиною України активно проштовхували росіяни. Насправді нічого надзвичайного не відбувалося: мав місце необхідний обмін інформацією між найбільшими ядерними державами світу в  умовах, коли одна із цих держав безвідповідально просуває тему своєї готовності застосувати ядерну зброю.

Як повідомила авторитетна The Wall Street Journal, радник із національної безпеки США Джейк Салліван останніми місяцями провів цілий ряд конфіденційних бесід на цю тему з високопоставленими помічниками президента Росії.

Переговори велися не з метою обговорити загальні параметри чи конкретні умови можливої мирної угоди між Україною і Росією. А якраз з метою знизити ризик ширшого конфлікту через Україну і застерегти Москву від застосування ядерної або іншої зброї масового знищення.

Із цих питань Салліван підтримував контакт із радником Путіна з питань зовнішньої політики Юрієм Ушаковим, а також зі своїм безпосереднім колегою секретарем Ради безпеки РФ Ніколаєм Патрушевим.

В американському істеблішменті про Саллівана давно склалась думка, як про прихильника постійного діалогу з РФ. І він відомий в адміністрації президента США як людина, яка й зараз активно наполягає на підтримці лінії зв’язку з Росією. Бо впевнений, що підтримання контакту з Москвою — в «інтересах кожної країни, яка постраждала від цього конфлікту».

Хоча інші високопосадовці вважають, що переговори із Кремлем за нинішніх дипломатичних і військових обставин не будуть плідними.

Ясність у ситуацію почав вносити минулого тижня сам Салліван. Коли  під час візиту до Києва заявив, що Москва висуває неприйнятні очікування, коли запрошує інші держави до переговорів щодо завершення російсько-української війни.

За словами посадовця Білого дому, неприйнятними є умови, на яких росіяни в принципі готові вести діалог, оскільки насправді усі розмови мають починатися з повної деокупації України.

Вже повернувшись до США, Салліван підтвердив, що канали зв’язку між Вашингтоном і Москвою залишаються відкритими, незважаючи на війну в Україні. Він зауважив, що в інтересах США підтримувати контакт з Кремлем, але при цьому в адмігістрації Байдена чітко усвідомлюють, з ким вони мають справу.

І, нарешті, речник Державного департаменту США Нед Прайс підтвердив, що озвучений Салліваном підхід «Спочатку – безумовна деокупація, потім – всі переговори» є твердою позицією керівництва Сполучених Штатів: «Ми віримо, так само як і українці, у встановлення миру. Встановлення миру, яке поважатиме принципи Статуту ООН щодо територіальної цілісності й суверенітету, яке забезпечило би здатність для України захищати своє майбутнє, яке забезпечило би відновлення та відбудову України, а також притягнення до відповідальності Росії за напад на Україну та вчинення воєнних злочинів».

І додав, що якщо Росія хоче такого діалогу, вона повинна зупинити обстріли та запуски ракет, припинити свої атаки та вбивства українських цивільних громадян і знищення інфраструктури.

«Але звісно ж, Кремль робить все навпаки – він продовжує вдаватися до ескалації цієї війни замість того, щоби продемонструвати сигнал, що він готовий і відкритий до переговорів», — заключив представник Держдепу.

Отже все максимально чітко і зрозуміло: Україна і США в питанні умов для початку перемовин про припинення війни виступають із одних позицій. Що, звичайно, значно посилює український підхід до цього питання.

 

(Оновлено 11:00)

Deutsche Welle

Госдеп США: Готовности РФ к переговорам по Украине не видно

С точки зрения Вашингтона, у России есть много возможностей продемонстрировать свое желание вести переговоры о мире с Украиной, однако Москва ими не пользуется.

США не считают, что Россия настроена на мирные переговоры в Украине. «Мы не увидели ничего, что говорило бы о том, что россияне в настоящий момент хотели бы провести основанные на доброй воле переговоры», — заявил официальный представитель Госдепа Нед Прайс, отвечая на вопросы журналистов на брифинге в Вашингтоне во вторник, 8 ноября.

По его словам, россияне могли бы продемонстрировать свое желание и готовность к диалогу и дипломатии целым рядом способов: «Во-первых, прекратить бомбардировки гражданских объектов, прекратить делать целью инфраструктуру, прекратить делать целью системы отопления, водоснабжения, электричества для народа Украины. Другим шагом должно быть прекращение того, что представляется, в лучшем случае, неизбирательным обстрелом жилых районов, гражданских зданий, детских площадок, школ, больниц, а в худшем — преднамеренным обстрелом этих же мест».

Комментируя заявление России о выходе из «зерновой сделки», а потом возвращение к ней, Нед Прайс указал, что Москва могла бы показать свою приверженность диалогу и дипломатии и отказом от подобных «бесполезных» шагов. По его словам, Россия пыытается сделать Черноморскую инициативу своим рычагом влияния.

«Не нам предписывать украинцам в данном случае, что считать свидетельством о желании России вести основанные на доброй воле переговоры. Но с позиции наблюдателя за тем, что происходило в Украине в течение последних месяцев и даже последних дней, мы просто не видим никаких признаков того, что Россия готова и хочет серьезно взаимодействовать», — резюмировал представитель Госдепа.

 

Грани.ру

Херсон: организованная «эвакуация» завершилась, оккупанты мародерствуют

В Херсонской области оккупационные власти завершили организованную «эвакуацию» с правого берега Днепра, начатую 18 октября. Замглавы оккупационной администрации Кирилл Стремоусов объявил, что 7 ноября из Херсона на левый берег отбыл последний теплоход. Введен временный запрет на движение гражданских транспортных средств через Днепр: речных такси, барж и других судов. Понтонная переправа также прекратила работу. При этом утверждается, что жители смогут переправляться на левый берег в частном порядке.

Из Херсона выехали почти 80 процентов жителей, сообщает оперативная группировка войск «Кривой рог» со ссылкой на координатора штаба «Херсонский хаб» Романа Головню. Сейчас в городе живет около 60-70 тысяч человек, а до полномасштабного российского вторжения проживали около 320 тысяч.

По утверждению Стремоусова, не эвакуировались 70-100 тысяч человек. 26 сентября «врио губернатора Херсонской области» Владимир Сальдо сообщил, что с правого берега Днепра на левый выехали более 70 тысяч человек.

Головня отметил, что в Херсоне очень тяжелая гуманитарная ситуация: не хватает питьевой воды, продуктов и лекарств. 6 ноября в городе пропал свет. Всего без электричества и воды остались около 10 населенных пунктов на Херсонщине. Во вторник оккупанты сообщили о восстановлении электроснабжения.

«Повреждена высоковольтная ЛЭП. Оккупанты уже «отчитались» о теракте. Однако не уточнили, что теракт был совершен ими же. Свидетельства очевидцев это подтверждают», — написал в своем телеграм-канале замглавы Херсонского облсовета Юрий Соболевский.

6 ноября начальник Херсонской областной военной администрации Ярослав Янушевич сообщил, что в Крым были принудительно вывезены более 100 подопечных Днепрянского психоневрологического дома-интерната, который находится вблизи Новой Каховки. 7 ноября Каховская городская территориальная община проинформировала, что в Воронеж вывезли жителей Каховского гериартрического пансионата.

Главное управление разведки Минобороны Украины сообщает, что оккупанты рассылают смс-сообщения жителям оккупированных районов Херсонской области, которые пользуются услугами российских операторов связи: в них говорится о намерении командования ВСУ совершить массированный артиллерийский обстрел гражданской инфраструктуры. «Также людей предупреждают о введении комендантского часа в течение суток. Есть высокая вероятность осуществления в ближайшие дни провокационных обстрелов жилых районов с целью обвинения украинских Сил обороны. Ожидается продление срока действия комендантского часа для скрытого заведения новых сил на правый берег», — отмечают в ГУР.

Как сообщает разведка, в течение трех суток через Каховскую ГЭС идут смешанные колонны российской военной техники со стороны пгт Казацкое в направлении села Цукры. «Отмечается, что кроме бытовой техники оккупанты массово вывозят пластиковые стеклопакеты для окон. Происходит массовое мародерство в населенных пунктах правобережья. В частности, в Бериславском районе оккупанты методично грабят частные дома, магазины и склады. Полностью разграблено имущество Бериславской подстанции районной электросети (машины, оборудование, приборы, ремонтные материалы). В пгт Любимовка военные ВС РФ изымают практически весь имеющийся автотранспорт: автобусы, легковые автомобили, грузовики. Полностью разграблены местные СТО и автопарки», — рассказывают в разведке.

Полиция Херсонской области сообщает, что оккупанты украли из акваторий местных судовых предприятий почти десяток плавсредств, среди которых суда, баржи, буксир и плавкран. По данным полиции, от жителей Каховского, Скадовского и Генического районов Херсонщины продолжают поступать жалобы на незаконное заселение российских военных в частные помещения. «При этом российские агрессоры пользуются имуществом граждан по своему усмотрению и похищают ценные вещи», — заявляет полиция.

Из Херсонского зоопарка в Крым вывозят животных — их планируют поселить в крымском парке львов «Тайган», принадлежащем предпринимателю Олегу Зубкову.

Разведка отмечает, что вдоль устья Днепра проводится рекогносцировка местности. Из местных советов населенных пунктов, расположенных по линии Днепра, вывезена вся документация. В самих помещениях советов оборудованы комендатуры оккупантов. В селах Ольговка и Токаревка россиянами взорваны вышки мобильной связи украинских операторов.

6 ноября российские СМИ, ссылаясь на «экстренные службы», сообщили, что в 10 утра того же дня по дамбе Каховской ГЭС якобы был нанесен удар шестью ракетами HIMARS. «Подразделениями ПВО 5 ракет было сбито, одна попала в шлюз каховской дамбы, которая получила разрушения», — сказал представитель «экстренных служб». Представитель оккупационной администрации Новой Каховки Руслан Агаев сообщил, что критических разрушений одна ракета не нанесла.

Ранее украинские власти предупреждали, что оккупанты частично заминировали дамбу и агрегаты Каховской ГЭС.

3 ноября Стремоусов заявил, что «скорее всего» российские войска будут уходить на левобережную часть Херсонской области. В тот же день со здания администрации Херсонской области исчез российский флаг — в оккупационной администрации это объяснили тем, что она переехала в Геническ.

Представительница пресс-центра Сил обороны юга Украины Наталья Гуменюк заявила, что снятие флага может быть частью плана россиян. «Это определенные провокации для того, чтобы создать впечатление, что населенные пункты оставлены, что заход в них безопасен. Но учитывая, что они готовились к уличным боям, как они располагают свои подразделения, мы осознаем запланированную тактику действий. Не стоит спешить радоваться, надо понимать, что гибридная война предполагает и вот такие информационные вбросы, атаки», — отметила она.

По данным «Медузы», администрация президента России подготовила несколько методичек для пропагандистов в связи с предстоящим отступлением из Херсона. В одной из них говорится, что херсонское направление — «самое сложное для русской армии на текущем этапе спецоперации», так как Украине «жизненно необходимо продемонстрировать боеспособность своих террористических формирований, чтобы просить новую помощь Запада». «Российские войска стремятся сохранить жизни мирных жителей и личного состава. Именно опасностью нанесения массированного удара по городу огромной группировкой националистов продиктована эвакуация мирных жителей города на левый берег Днепра», — говорится в методичке. Пропагандистам рекомендовано подчеркнуть, что ведение городских боев в Херсоне «нецелесообразно», поскольку они «всегда самые тяжелые и разрушительные», а ВСУ «могут просто сровнять Херсон с землей».

«Радіо Свобода»

Європейський інвестиційний банк цілковито підтримує план Єврокомісії щодо фінансування України на 2023-й рік, що передбачає виділення 18 мільярдів євро макрофінансової допомоги. У ЄІБ готові перерахувати Україні 540 мільйонів євро «хоч завтра», а зараз чекають на сигнал від української влади, яка визначить пріоритетні напрямки, де потрібне фінансування. Для Європейського інвестиційного банку, що близько 15-ти років співпрацює з Україною, напрочуд цінне отримання нею статусу кандидата у країни-члени ЄС. Про це та інше в ексклюзивному інтерв’ю Радіо Свобода в Брюсселі заявила віцепрезидентка ЄІБ Тереза Червінська.

Фінансовий план ЄС для України, спецпакети і своєчасні транші. Ексклюзивне інтерв’ю з віцепрезиденткою ЄІБ

 

 

(Оновлено 10:00)

Деловая столица

Алексей Кафтан, редактор отдела международной политики

Принуждение или имитация? Кто склоняет Банковую к миру

Внезапно появившиеся в западных СМИ миротворческие нарративы могут быть проявлением избирательной кампании в США

В последние дни мировые новостные ленты полны новым-старым нарративом мирных переговоров. Эту волну подняли уважаемые американские издания. Уже на следующий день после визита советника президента США по национальной безопасности Джейка Салливана в Киев The Washington Post написала о том, что Белый дом негласно призывает Киев скорректировать тональность публичных коммуникаций и продемонстрировать готовность к переговорам (здесь отмечу два момента: 1. Источники на Банковой отрицают, что со стороны Салливана звучали такие призывы, и в его поздних выступлениях нет ни намека на них (2. Именно в The Washington Post в конце октября вышла довольно жесткая колонка Андрея Ермака по поводу «миротворческих стремлений» России и ее полезных идиотов). Эстафету WaPo подхватил The Wall Street Journal, где вышел материал о контактах Салливана со своим российским коллегой Юрием Ушаковым и секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым (что характерно – сроки этих контактов указаны расплывчато «последними месяцами»).

Позднее сам Салливан подтвердил, что эти контакты имели место. При этом вся тональность его заявления отрицала, что они носили миротворческий характер. Напротив, он отмечал сдерживание России и недопущение применения ядерного оружия – и то, что администрация Байдена «обязана добиваться ответственности» и сотрудничать с международными партнерами, чтобы «привлечь виновных в тяжких и гротескных военных преступлениях в Украине к ответственности за то, что они сделали». Впрочем, эти детали не привлекли особого внимания. Очевидно, потому что они выпадают из миротворческого нарратива – который в это время подхватила Европа. Итальянская La Reppublica расписала четкую перспективу предполагаемого будущего со ссылкой на «внутреннюю аналитику НАТО»: США намекают союзникам на то, что в ближайшем будущем может открыться окно возможностей для мирного урегулирования. Так что после того, как ВСУ освободят Херсон, западные союзники будут склонять Киев к мирным переговорам. Потому что, во-первых, Украина будет в сильной позиции, во-вторых, выход к Крыму увеличивает риск применения РФ тактического ядерного оружия, в-третьих, США не хотят, чтобы окончательно разгромленная Россия попала в полную зависимость от Китая. Словом, выглядит как план.

Наконец, тот же переговорный нарратив поддержал французский президент Эммануэль Макрон. Во время пресс-конференции на 27-й Климатической конференции ООН в Египте он заявил, что вернуться за стол переговоров когда-нибудь придется – но время должна определять Украина. Подобные заявления он делает еще с лета, и здесь ничего нового нет. Однако характерно другое: он отвечал журналисту, и то, что вопрос о переговорах прозвучал, работает на формирование соответствующего информационного фона. Как, наконец, и бурная реакция Банковой.

Между тем, нам стоит, честно, задать другой вопрос: кому выгодно формировать этот нарратив и почему именно сейчас? Думаю, это имеет прямое отношение к промежуточным выборам в США. И его можно считать одним из частей электоральной стратегии. С одной стороны, руководство Демократической партии на самом деле обеспокоено тем, что призыв правого – в основном трампистского – крыла республиканцев «America First» (достигший своего апогея в заявлении Марджори Тейлор Грин «Ни пенни для Украины!») находит поддержку избирателей. Сливы относительно «миротворческих» коммуникаций могли быть направлены на «уставшую от Украины» часть электората — но сформулированы таким образом, чтобы не отвернуть сторонников ценностной внешней политики, солидарных с курсом в поддержку Украины.

Еще от президентской гонки Джорджа Буша-младшего с Альбертом Гором американские выборы шли по пути все большей поляризации общества, и нынешние выборы в этом смысле самые острые (хотя определенным абсолютом следует считать президентские выборы-2024). Поэтому бои идут даже за считанные доли процентов, которые вкладываются в рамки статистической погрешности. И если украинский вопрос входит в число ведущих – значит его нужно отрабатывать максимально, будь то республиканец по расчету Илон Маск, покупающий Twitter под выборы, как какой-то украинский олигарх, или анонимный сотрудник Белого Дома, скармливающий информацию журналистам ведущих изданий. Ведь на кону отныне и на всех последующих выборах (местных, муниципальных и т.п.) стоит не только баланс сил на предстоящих президентских выборах, но и то, как будет строиться дальнейшая политика. Почти неминуемая потеря большинства в Палате Представителей и далекие от определенных шансы удержать большинство в Сенате, очевидно, ослабят позиции Байдена на два года, когда он будет оставаться в должности. Следовательно, сигнал готовности искать понимания с потенциально враждебным Конгрессом не лишен смысла – в частности в вопросе завершения российско-украинской войны. Тем более, что он позволяет «снять реакцию» и европейских союзников.

Но выльется ли это в «принуждение Украины к миру»? Очевидно, попытки возможны, но до сих пор, несмотря на медийные разгоны, речь о них не шла. Хотя можно предположить и то, что именно республиканцы стояли за ними, пытаясь продемонстрировать, что Байден обманывает и избирателей, и союзников, призывая Украину к «имитации». И бенефициары таких вбросов тоже очевидны. Тем более что Москва регулярно заявляет о готовности к переговорам. Из последнего: замглавы МИД РФ Руденко заявил буквально следующее: «С нашей стороны предварительных условий нет никаких, кроме главного условия: чтобы Украина проявила добрую волю».

Здесь следует отметить, что Россия не отказалась от вмешательства в американские избирательные процессы. И дерзкое заявление владельца ЧВК «Вагнер» и «фабрик троллей» Евгения Пригожина («Господа, мы вмешивались, вмешиваемся и будем вмешиваться… аккуратно, точно, хирургически и по-своему… Во время точечных операций будем удалять сразу обе почки и печень») единственное тому свидетельство. Естественно, основное то, что эти вмешательства обусловлены именно стремлением захватить Украину, которое остается неизменным. Связь между этим стремлением и помощью Кремля Дональду Трампу, «с пониманием» относящегося к амбициям Кремля, наглядно продемонстрировало, в частности, недавнее расследование New York Times. Тогда не вышло. Но на следующей неделе Трамп объявит, что будет баллотироваться снова. Кремль не откажется от второго шанса. Правда, здесь остается вопрос, не срежет ли его полет американская Фемида. Впрочем, это уже другая история.

Но что касается нынешних выборов, принципиального изменения курса и ослабления поддержки нам опасаться не стоит. Как и в 2016 и 2020 годах, Украина и на этот раз сохранила поддержку мейнстрима обеих партий. Так что коммуникационные стратегии Банковой менять рано.

 

Обозреватель

Андрей Окара

Херсон как приманка для Украины: уйти нельзя остаться

В самом знаменитом романе Олеся Гончара «Собор» (1968) один из героев-протагонистов доказывает собеседникам, что ни в коем случае нельзя строить ГЭС в Днепропетровской области — мол, будет так же, как на Херсонщине: «на Каховському, де пів-України пустили на дно. Великий луг вирубали весь, думали, море збудують, а збудували болото! Гниллю цвіте, на всю Україну смердить! Пілоти носи затикають, коли пролітають над ним!»

Хотя всего лишь лет за 10–15 Каховское море воспринималось не как тупое и преступное насилие над природой и историей, а как ее чудесное преобразование — на основе разума, науки, технологий и веры в светлое будущее. Киноповесть Александра Довженко «Поема про море» (1956), где действие строится как раз вокруг затопления херсонских черноземов и плавней, заканчивается возвышенной идиллической картиной: «А на березі Катерина дивиться вдалину, на морський горизонт. Біля ніг її плещеться море і, мов питаючи в тривозі одна одну про щось найголовніше в світі, хвиля хвилю доганяє». Но, конечно, главный смысл создания Каховского водохранилища — не электроэнергия, а вода: в Крым — по Северо-Крымскому каналу и для полива херсонских арбузных и прочих плантаций.

Одна из самых болезненных тем в позднесоветской Украине — это экология и каскад днепровских ГЭС, спроектированных при Сталине, построенных (кроме более раннего Днепрогэса) в хрущевские времена и затопивших места козацкой истории и плодороднейшие черноземы. На рубеже 1980-х и 1990-х существовали даже проекты — как спустить водохранилища и рекультивировать земли, прежде всего — Каховское море. Увы, проекты оказались нереализуемыми из-за радиоактивного ила на дне Киевского моря — после Чернобыля.

Однако теперь к проблеме спуска водохранилищ путем подрыва плотин подключилась команда более радикальных и бескомпромиссных «гидроинженеров»: Путин, Шойгу, Суровикин, останкинские пропагандисты, самодеятельные прокремлевские «военкоры». Но размышляют они не о временах украинской козацкой славы, не об экологии, не о гидрогеологии и даже не о затопленных черноземах — ведь если захватить всю или почти всю Украину, Россия станет самой черноземной страной в мире. Размышляют они о том, что эффективнее: подрыв Каховской ГЭС и затопление Херсона и левого берега Днепра? Удар по Запорожской АЭС? Или же применения тактического ядерного оружия? Что в лоб, что по лбу, что лбом об асфальт.

Именно ситуация вокруг Херсона и окрестностей стала главным узлом этой войны. Узлом тугим и хитро завязанным.

Город окутан туманом. Туманом войны. По некоторым данным, российская армия спешно эвакуировала на левый берег сотрудников «военно-гражданских» оккупационных администраций и желающих местных жителей — то ли тех, кто получил российские «паспорта», то ли всех подряд. Даже сняли российский триколор со здания Херсонской «военно-гражданской администрации». Эвакуируются в неизвестном направлении музейные ценности, зачем-то увезли останки князя Григория Потемкина. Покидают город и части Росгвардии. Рэпер-любитель и «заместитель губернатора Херсонской области РФ» Кирилл Стремоусов обещал жуткие репрессии «по законам военного времени» — принудительную высылку на «оккупированную» (т.е. неоккупированную) часть Украины тем хозяевам магазинов, кто отказывается принимать российские рубли или принимает их по плохому курсу, — а это в Херсоне уже повсеместно. У проукраинских комментаторов — радостное предощущение близкой победы и радостная надежда, что под Херсоном закончит свою историю и путинский режим, и Российское государство.

Но, с другой стороны, а также — с другой (левой) стороны Днепра — к Херсону стягиваются новые российские военные подразделения, а также «чмобики» (мобилизованные после 21 сентября), дополнительная военная техника и боеприпасы. И вообще, по данным украинской военной разведки, именно под Херсоном сосредоточены самые боеспособные российские воинские части, включая десантников. Не слишком похоже на то, чтобы Россия готовила очередной «жест доброй воли», «перегруппировку» или «непростое решение». Скорее, подготовка к длительной обороне и превращению города в Сталинград и Грозный, а потом — в Мариуполь и Алеппо. А в качестве гипотетического бонусного сценария — подготовка к атаке на Николаев, Вознесенск и даже на Приднестровье, а также к отрезанию от остальной Украины Одессы и портов Одесской области.

И в этой противоречивости действий можно увидеть «вилку» стратегических решений Кремля по Херсону.

Хотя сами кремлевцы до сих пор не определились — что делать с этим «чемоданом без ручки» областного значения. Отсюда — и семь пятниц на неделе, и «сумбур вместо музыки».

Удерживать Херсон — без перспективы дальнейшего наступления? Но тогда количество жертв среди контрактников и «чмобиков» может оказаться безразмерным, хотя кого среди российских генералов и министров это волнует? Смысл удержания Херсона — в дальнейшем продвижении российской армии на запад. И еще в том, чтобы ВСУ не смогла наступать в направлении Крыма, Мелитополя и Мариуполя.

Но главная ценность Херсона — не военно-стратегическая, а символическая: это повод для «гордости»! Удержание этой «новой территории» хоть как-то объясняет российским телезрителям — за что погибли и продолжают гибнуть десятки тысяч россиян.

Оставить Херсон и перейти к глубокой обороне на левом берегу Днепра было бы грамотным решением российского командования — если исходить из рационального военного целеполагания. Принципиальное значение для России имеют Новая Каховка и контроль над Северо-Крымским каналом, а также Мелитополь — как узловой опорный пункт всего российского присутствия на «новых территориях».

Но многие в российском руководстве считают, что уход из Херсона приведет к обвалу рейтинга Путина, за чем может последовать дворцовый переворот, падение всего политического режима, а далее — гражданская война, Смута, распад России на несколько частей. (На Западе подобного сценария опасаются прежде всего по причине выхода ядерного оружия из-под единого государственного контроля.)

Главная задача Москвы сейчас, накануне саммита G-20, — навязать Украине переговоры и «принудить ее к миру» (точнее, к прекращению боевых действий) — на любых приемлемых условиях.

О необходимости скорейших переговоров между США, РФ и Украиной внезапно заговорили все, кому не лень: Илон Маск, папа Римский Франциск, Макрон, Байден, Салливан, американские сенаторы, «Washington Post» и проч., и проч. Это и понятно: никому не хочется превращаться в ядерный пепел.

Но приходится признать: главный политический актор сейчас — и в масштабах Украины, и в масштабах постсоветского пространства, и в масштабах всей Европы, да и в масштабах всего мира — это вовсе не Байден и не папа Римский, не Путин и не Зеленский, а ВСУ. Даже с учетом критической зависимости от поставок западного вооружения и западной же финансовой помощи. Запад может рекомендовать Зеленскому тот или иной вариант действий, что-то советовать, но любое требование о прекращении огня, любой ультиматум под условие прекращения помощи — будет воспринят как предательство Украины и сговор с Кремлем. Поэтому теперь видим новую риторику Запада: мол, наше дело — посоветовать, а вопрос о возможности или невозможности переговоров пусть Киев решает сам.

Херсон может стать и переговорной приманкой для Украины со стороны Кремля в формате «Херсон в обмен на мир»: мол, мы добровольно выходим из города, а вы — соглашаетесь на наши условия (демилитаризация, денацификация, десатанизация, делюциферизация, признание российского статуса Крыма и Севастополя, закрепление за РФ сухопутного «коридора» в Крым: нужное подчеркнуть).

Поэтому вынужденный отход (или бегство) российских войск из Херсона — чтобы снивелировать позор Кремля — может быть прикрыт громкой акцией и экологической катастрофой — например, подрывом Каховской ГЭС, о котором, наверное, втайне мечтали персонажи романа Олеся Гончара. Понятное дело, в Кремле скажут, что это «укры», «бендеровцы», «нацисты» взорвали. Но в мире им никто не поверит. А российские телезрители о том, что Украина с начала марта не контролирует окрестности Каховской ГЭС, даже не вспомнят. Правда, в случае взрыв Крым останется без воды из Северо-Крымского канала, а система охлаждения на Запорожской АЭС — на грани аварии, что в перспективе грозит новым Чернобылем или Фукусимой. Но в Кремле считают, что речь идет не об экологии в Херсонской области, а о том — будет ли существовать Россия или не будет. Ну и мы помним императив Путина в духе Достоевского: зачем нам такой мир, если в нем не будет России? Так что прогнозировать, исходя лишь из рациональных предпосылок, — будет ли ядерный удар, подрыв Запорожской АЭС или Каховской ГЭС — невозможно: это дело не политической аналитики, а клинической психиатрии.

Но что, если вдруг подковерное коллективное давление Кремля на Запад, а Запада на Украину окажется успешным? Мол, если не поможете склонить Зеленского к переговорам, будет вам и белка, будет и свисток. В смысле, если не ядерный гриб, то уничтожение всей гражданской инфраструктуры Украины и измеряемый миллионами поток украинских беженцев в Европу.

На этот же сценарий работают и китайская, и иранская повестки. Военная эскалация вокруг Тайваня отодвинет войну в Украине на второй план. Кроме того, поражение РФ на поле военных действий и смена путинского режима, по мнению республиканцев, победивших на довыборах в Конгрессе, может усилить Китай, чего бы им ну никак не хотелось.

А посему Кремль будет всеми возможными силами лоббировать «Минск-3» или «Стамбул-2» с приблизительно такой повесткой: российская армия выходит из Херсона и со всего правого берега Днепра. Невероятным достижением политического и полководческого гения Путина российским телезрителям объявят создание «сухопутного коридора» в Крым — от Мариуполя до Мелитополя, а также — присоединение к РФ Запорожской АЭС.

Разделение Украины происходит по Днепру — как Кореи на Северную и Южную в 1953 году по 38 широте.

Российские военные отправляются восвояси — для переподготовки и той самой «перегруппировки», но уже настоящей. Российская оборонная промышленность продолжает работать денно и нощно — мобилизация экономики, как-никак. Западные политики записывают себе в актив — и замирение в Украине, и зиму в тепле и комфорте — без энергодефицита. Всё замечательно. Украинским гражданам западные политики объясняют, что мол, так и так, не получилось отвоевать обратно Мариуполь, Мелитополь и Бердянск, но потом когда-нибудь получится. А про Крым… Ну не знаем, что вам сказать про Крым… Зато ракеты больше не летают, никто не стреляет по энергоструктуре, никто не кошмарит воздушными тревогами.

И такая идиллия будет длится некоторое время — месяца четыре. Может, пять. А то и все шесть. Папа Римский Франциск будет рассказывать про русский гуманизм и Достоевского.

И, если в России не случится гражданской войны и падения путинского режима, если «пригожинцы», «кадыровцы» и прочие не займутся активным отстрелом друг друга, то скоро наступит новое 24 февраля. Которое, учитывая путинскую любовь к цифровой символологии, может прийтись как раз на 24 февраля, но уже 2023 года. И вторая «СВО» будет уже мало похожа на первую: российская военная группировка будет составлять не 200 тысяч, а раз в пять больше. Возможно, бронетехники будет немного, зато ракетный арсенал заметно пополнится — за счет иранских, корейских и новых российских ракет.

В 1938 году премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль изрек свои известные слова (по поводу «Мюнхенского сговора», по которому у Чехословакии была отторгнута Судетская область) — о выборе между войной и позором (позорным миром). Выбирая позор, ты в итоге получаешь и позор, и войну.

Похоже, на Западе многие политики забыли этот императив и хотят поскорее вернуться в былые комфортные и спокойные времена. И если действительно забыли, то как бы ни пришлось вновь проверять его на практике — как во время Второй мировой. Правда, с непредсказуемой ядерной перспективой…

 

Украинская правда

Під час одного з допитів у колонії Оленівки молодший сержант «Азова», 47-річний Владислав Дутчак відчув себе мимовільним учасником дешевого телешоу. «Експерт», який мав довести зв’язок «азовців» із дияволом, дістав олов’яного солдатика в німецькій формі часів Другої світової.

«Знаете, где мы его нашли? В кабинете Редиса на «Азовстали»!» – тріумфував «експерт» з денацифікації.

«Извините, но у Редиса на «Азовстали» не было «кабинета», – відповідав Владислав Дутчак із позивним «Доцент». – А вообще, я, как человек, родившийся в СССР, могу сказать: любой среднестатистический советский мальчик душу бы отдал, чтобы выменять такого солдатика».

Серед інших «речдоків» був, зокрема, дивний зелений прапор із коричневим хрестом та зеленою окантовкою. Незважаючи на наявність хреста, прапор «експерт» чомусь називав прапором ісламських найманців.

«А ще вони хотіли, щоб я підтвердив, що в «Азові» є сатаністи, які приносять людей в жертву, – згадує Доцент. – Я кажу: «Вибачте, але єдина жертва, яку я бачив, це хлібчик, який наші хлопці-рідновіри на капищі залишали».

Владислав Дутчак – професійний історик. Він підписав контракт із Нацгвардією та читав бійцям лекції з військової історії. Після 24 лютого опинився серед захисників «Азовсталі». Потрапив у полон.

Пропагандисти з РФ намагалися зліпити з нього образ «ідеолога» полку «Азов». Але під час пресконференцій та допитів у Оленівці стало зрозуміло, що Доцент на роль «упоротого нациста» не підходить.

У нього, як і в багатьох у полку, немає татуювань. Він пишається своїм дідом, який захищав Сталінград. У його домашній бібліотеці є навіть російські класики. І Булгакова спалювати на багатті не збирається.

В інтерв’ю «УП» Владислав Дутчак розповів про історичні «дискусії» у полоні, зустрічі з пропагандистами, книги, які видавали читати «азовцям». І про те, як змінився Київ та українці лише за кілька місяців.

Далі – пряма мова.

Владислав Дутчак с «Азовстали»: Украинцы – европейцы, только дикие. Мы готовы поставить Россию на место

 

 

(Оновлено 9:00)

BBC

Сергей Горяшко, Ксения Чурманова, Илья Барабанов, Елизавета Фохт и Екатерина Седлярова

“Кто хочет — на передовую, кто не хочет — к прокурору”. Как российские мобилизованные гибнут в Украине

Российские генералы затыкают дыры на фронте под Луганском мобилизованными. Тех шлют на передовую без плана действий, командиров и связи. Би-би-си рассказывает, как это происходит.

Ночью украинская артиллерия почти не работает — коптеры с воздуха хуже видят наступающих российских солдат. Занимать оборону в селе — плохая идея, потому что днем станешь легкой мишенью. Окапываться приходится в лесу. На выданных картах часто нет населенных пунктов, которые мобилизованные идут занимать, потому что карты еще советские. Рации отключаются: заряжались они последний раз еще в России, а батарейки садятся.

Это обычная ситуация для российской армии, и именно в таких условиях в ночь с 1 на 2 ноября четыре роты мобилизованных из Воронежской, Свердловской, Челябинской областей — всего порядка 500 человек — по приказу командования отправились в сторону Макеевки Луганской области.

«Ехали ночью из одной лесополосы в другую, [нам] сказали, что выйдем на третью линию обороны», — рассказывает Би-би-си 28-летний Дмитрий Слободчиков.

«Задачи не было изначально никакой, потому что связи, когда мы выдвигались, не было», — вторит ему сослуживец Алексей Агафонов. Командиры заверили, что их взвод будет в 15 км от фронта, а перед ними — еще две линии обороны.

В лесополосе военным приказали окапываться. На взвод нашлось две лопаты. В соседнем — на 10 человек три. Копать пришлось штык-ножами или руками. Копать приходилось быстро: на позиции мобилизованных привезли к пяти утра, до рассвета оставалось немного, как только рассвело, их позиции накрыло огнем.

«Шквальный огонь по нам. Квадрокоптеры летают — только улетят, и тут же огонь», — рассказывает Дмитрий.

«Нас слева и справа обстреливали. Минометами, «Градами», — Алексей уверен, что украинские военные собирались взять их в кольцо. — За 8 часов обстрела, когда лежишь в выкопанной себе могиле, понимаешь, откуда что летит».

Приказа отступать не было, и поэтому военные лежали в вырытых кое-как окопах и ждали. Командир взвода приказал оставаться. «Между обстрелами, когда дроны улетали, спрашивали: «Что будем делать? Вы понимаете, что это расстрел?» Командир роты отвечал: сидим», — говорит Алексей.

На «третью линию обороны», которая оказалась под украинским обстрелом, мобилизованных отправили из села Краснореченское — в 20 км южнее Сватово. В тот момент оно было под контролем российских войск. Село поменьше, на которое российские военные то ли наступали, то ли пытались его удержать — Площанка, на полпути к Макеевке. Связи не было, так что не было и приказов, что делать, кроме как не отступать и окапываться.

Дмитрий Слободчиков на себе понес раненого сослуживца в тыл, обратно в сторону Краснореченского. Тому осколком раздробило колено. Раненого Дмитрий донес, но на месте командиры еще полтора часа решали, отправлять ли в госпиталь «трехсотого» [«груз 300» — военный код для обозначения транспортировки раненых]. Хотел вернуться к оставшимся под обстрелом сослуживцам, чтобы вывести их из-под огня. Полковник разрешения не дал: «Они все равно уже мертвые». Дмитрий пошел к командиру помладше — ротному лейтенанту. Тот сказал: «Разрешаю, но я тебе ничего не говорил, приказа не давал». Дмитрий вернулся и вывел свой взвод — тремя группами по десять человек.

Алексей утверждает, что из двух взводов, с которыми они держали оборону на 100 метрах местности, погибли около 10 человек. С рассветом 2 ноября они с сослуживцами увидели, что вокруг лежит много погибших. Так они поняли, что в этом же месте ранее уже обстреливали российские позиции, и тела никто не забрал. «Без рук, без ног, без головы, но с военными билетами и жетонами с личными номерами», — так описывает Алексей то, что увидел сам.

«Двухсотых [«груз 200″ — военный код для обозначения перевозки погибших] очень много было. Можно сказать, ходили по ним. Там не десятки, там больше», — подтверждает Дмитрий.

Возвращаться в Краснореченское оставшимся в живых военным пришлось пешком. В селе данные военнослужащих переписала военная полиция, после чего их на КАМАЗах вернули в Сватово. Сейчас они говорят, что никто из выживших не хочет возвращаться на передовую. Но в городе мобилизованных то и дело ловит военная полиция, которая возвращает их на «передок» насильно. Передовой постепенно становится само Сватово, потому что ВСУ находятся уже в нескольких километрах от города.

Вечером 7 ноября в одном из домов в Сватово прятались 29 мобилизованных, в соседнем — 21. «У всех одна и та же история: привели, положили, обстреляли, командиры сбежали», — говорит Дмитрий. И он, и Алексей утверждают, что в Сватово не осталось ни одного офицера, который мог бы отдать им какую-то команду. Командир взвода Алексея и Дмитрия в итоге оказался в госпитале с контузией. Прапорщик — пропал.

Алексей обещает, что если Сватово будут штурмовать, то оставшиеся мобилизованные будут отстреливаться. Они укрепляют двор у дома, в котором поселились, и готовят огневые точки.

Дмитрий, правда, готов отстреливаться и от военной полиции: «Если сюда сунется, мы будем отбиваться. Мы не хотим на «перед» идти, мы насмотрелись — кишки, ноги оторванные».

«Спасайте нас»

О том, что мобилизованные из Воронежской области попали под обстрел под Макеевкой и понесли потери в 500 человек, первым в субботу сообщило издание «Верстка» со ссылкой на того же Алексея Агафонова и родственников других военнослужащих из Воронежской области. Агафонов в разговоре с Би-би-си уточнил, что из Воронежа в Краснореченское, а затем в сторону Макеевки действительно отправили более 500 мобилизованных, и ему неизвестна судьба большинства. Подтверждений, что все они погибли, у Агафонова нет.

Би-би-си также связалась с Николаем Ворониным — это еще один мобилизованный, который подтвердил «Верстке» слова Агафонова о сотнях погибших. Воронин сказал Би-би-си, что погибших много, но не смог назвать их число. Сам он находится в госпитале в Белгороде, получил сквозное ранение локтя.

Еще четыре женщины, чьи родные были мобилизованы и оказались в районе Макеевки под обстрелом в ночь с 1 на 2 ноября, рассказали Би-би-си одинаковые истории со слов выживших мужей или сыновей. Мобилизованных привезли в лес, приказали окапываться, их обстреляли украинские военные. Погибших много, но сколько — неясно.

Людмила Черных пересказала Би-би-си телефонный разговор с мужем, которому удалось выйти из-под обстрела живым. Супруг не смог уточнить, сколько погибших видел он лично: «Он был в таком дезориентированном состоянии, еще очень подавленном. У них, скорее всего, нет ничего: ни еды, ни воды, ни связи, ничего». Черных, со слов супруга, подтверждает, что сейчас в Сватово в одном из домов находится около 30 военнослужащих — те, кому удалось выбраться из-под обстрела. Муж Людмилы отслужил срочную службу в 1998 году механиком-водителем. До мобилизации держал в руках автомат всего несколько раз.

Татьяна Дубинина, мама мобилизованного Антона Дубинина из Калача Воронежской области, рассказывает со слов сына ту же историю: «Поехали туда окопы рыть, и началась бомбежка, и кто куда, сколько там разбили, я не знаю. Пока туман был, куда-то там они сбежали».

Татьяна не понимает, почему ее сына и оставшихся в живых его сослуживцев даже не пытаются вывезти из Сватово. «А вдруг кому-то там какая-то помощь нужна? Если там кто лежит, кровью исходит? Их же разбомбили там. Что это за страна такая?»

Антону Дубинину 35 лет, он служил срочную службу связистом в Сарове. «Какой там боевой опыт, господи, ни разу их никуда не собирали», — рассказывает Татьяна Дубинина.

Альбине Дудкиной мобилизованный муж Александр Бобровских позвонил утром в субботу, тоже из Сватово. От него она узнала, что они с сослуживцами прячутся в заброшенном доме, в подвале. Александр тоже оказался под обстрелом с 1 на 2 ноября. «Их отвезли в поле, возле каких-то деревьев заставили копать, одну лопату на 10-15 человек [дали], заставили копать, и началась бомбежка. Кто до половины докопал, кто поглубже докопал».

Александр рассказал жене, что командиры убежали, когда начался обстрел. Выбравшись в Сватово живым с еще 30 сослуживцами, он попросил: «Пожалуйста, спасайте нас, потому что сейчас командиры придут и обратно нас отправят на передовую», — говорит Альбина.

Подтвердить, что за ночь обстрела потери российской армии составили 500 человек, Би-би-си не удалось. В то же время, оказавшиеся под огнем мобилизованные вряд ли могли объективно оценить число погибших. У большинства нет ни боевого опыта, ни соответствующей подготовки. Обучение после мобилизации, по словам самих военных и их родственников, длилось две недели. Все собеседники Би-би-си — мобилизованные или их родственники — утверждали, что на фронт отправили мужчин, у которых за плечами только срочная служба. Причем такая, что и автомат в руках держали не все.

Обеспечивать себя одеждой и аптечками попавшим под мобилизацию воронежцам тоже пришлось самим — как и в других российских регионах. Родственники покупали форму самостоятельно, потому что выданные в армии «костюмы от Юдашкина расползались по швам».

Дыры на фронте

После стремительного обрушения фронта в Харьковской области в начале сентября российские войска откатились оттуда на ранее захваченные границы самопровозглашенной ЛНР. Обнаружилось, что и тут нет никаких подготовленных линий обороны. Пока внимание командования и Москвы остается прикованным к Херсону и попыткам удержать хоть какой-то плацдарм на правом берегу Днепра, перед российскими войсками возникла перспектива потерять захваченные территории Луганской области.

Пусть и не так стремительно, как это было под Харьковом, но ВСУ постепенно продвигаются на этом участке фронта, угрожая вернуть под свой контроль Сватово, Кременную с последующим выходом на Лисичанск, и Северодонецк, которые российская армия с большим трудом и потерями штурмовала летом.

В этих условиях российское командование приняло не самое очевидное решение: пытаться удерживать фронт в Луганской области за счет мобилизованных, а на отдельных участках даже контратаковать силами абсолютно не подготовленных и не обученных людей. Би-би-си нашла несколько таких историй.

Командование бросает без подготовки, разведки и техники

Мобилизация. Пару дней на плохую подготовку — и в Сватово. День ходьбы в лесу. Ночевка. Наступление без разведки. Засада. «Капитан наш получил ранение. Другого не было. Связались с частью, нам в ответ: а кто вам вообще сказал туда идти?»

Эту типичную историю рассказывает боец 35-й мотострелковой бригады Владимир (имя изменено), который описывает путь своей части по непризнанной Луганской «народной республике» (ЛНР).

Мобилизованные оказались на передовой без связи, командования, артиллерии, разведки и еды. Сидели несколько дней в грязи, мокрые и голодные, пока не решили отступать обратно к Сватово. По тем, кто все-таки остался на позиции, два часа работал украинский танк. Военные не могли ни ответить, ни выйти из-под огня. Когда приехавший наконец грузовик начал вывозить раненых, один из них умер после погрузки. Покойника просто выбросили из машины и поехали дальше.

Шли обратно через блокпосты, на которых стояли контрактники, которые разводили руками и говорили: «Мы не понимаем, почему вас бросили туда». Прошли пешком 20 километров. Встретили людей из военной полиции. «Командир бригады, подполковник Андрей Матишевский, записал все жалобы, ушел. Через сутки вернулся и говорит: «Кто хочет, едет на передовую, кто не хочет — к прокурору», — рассказывает Владимир о том, что с ним и его товарищами происходило после отступления обратно в Сватово.

Владимир и его бойцы по-прежнему там и находятся. «Потери нашего взвода — четыре раненых вместе с капитаном. Одного парня разорвало, пока на обороне стояли, в соседнем взводе — треть не удалось вытащить. Но тут никто не ведет подсчет потерь, погибших никто даже не забирает. Даже раненых не всегда вывозят, техники нет их вывозить. Они здесь в Сватово в госпитале остаются».

Похожую историю Би-би-си рассказали родственники других военнослужащих из 35-й и 55-й мотострелковых бригад, которых бросили держать сватовский участок фронта.

Генерал назвал дезертирами и сказал возвращаться на фронт

Судя по повторяющимся рассказам бойцов из разных подразделений и их родственников, командование часто бросает мобилизованных на передовой. Мобилизованный из Воронежа Вячеслав оказался на передовой спустя примерно 20 дней «подготовки» — за это время они пару раз вышли на стрельбы, рассказала Би-би-си его жена Татьяна. 11 октября их батальон отправили в район Кременной в Луганской области — сказали, что они едут укреплять блокпосты, а в итоге они оказались на второй линии обороны.

Когда мобилизованные остались без командира, их начали обстреливать. Многие погибли, а оставшиеся в живых были вынуждены отступать. «У них ничего не было, не было раций, им выдали только автомат и шесть гранат, — рассказывает Татьяна. — Они разбрелись кто куда».

Она утверждает, что в Макеевку к штабу российских войск вернулось 12 человек, а изначально в подразделении было 128 бойцов. Через четыре дня к ним приехал генерал, и, не представившись, сказал бежавшим с передовой мобилизованным, что они дезертиры и должны вернуться воевать.

В конце октября Вячеслав, командир и еще один военнослужащий получили контузию — рядом с ними разорвалась мина. Их отправили в полевой госпиталь. Сейчас он в Луганской области и собирается обратно в бой.

Жена мобилизованного из Екатеринбурга рассказывает, что взвод ее мужа командиры просто забыли где-то в лесах под Сватово.

«Им говорили, что сначала они будут учиться, а потом держать вторую или третью линию обороны, но на деле они сразу оказались на передовой», — рассказывала Би-би-си Елена Сапрунова. Ее муж несколько недель не выходил на связь, а 27 октября смог дозвониться жене. Он рассказал, что они находятся в каком-то лесу без какого-либо командования. Единственный офицер, который был с ними, тяжело ранен.

«У них нет еды, они вооружены старыми автоматами, а половина техники, которая у них была, сломалась на полпути. Они не понимают, где находятся, а когда пытаются отступать, сразу оказываются под огнем своих же. В этом лесу много погибших, которых никто не забирает», — рассказала Сапрунова.

«Прилетело, да еще как прилетело»

Мобилизованному мужу жительницы Павловска Анны Бурмистровой говорили, что его батальон отправят «охранять отвоеванные территории». Но в итоге их перебросили из Валуйков под Белгородом к Макеевке в Луганской области.

Привезли, высадили и сказали: окапывайтесь и не волнуйтесь, стреляют с другой стороны, к вам не прилетит. «3 ноября в 11 [утра] прилетело, да еще как прилетело, — написала Бурмистрова во «ВКонтакте». — Из скольки человек состояла их рота, я не знаю, но знаю, что многих ребят больше нет». По ее словам, мужа госпитализировали с ранениями обоих коленей и руки.

Родственница мобилизованного из Воронежа, про которого шла речь в этом посте, подтвердила Би-би-си, что мужчина находится с ранениями в госпитале. Говорить подробнее о случившемся она не захотела, переживая «за последствия информации для родственника».

О проблемах предупреждала и пропаганда

Ни о каких проблемах в Луганской области российское командование в последние недели не сообщало. В сводках минобороны регулярно рассказывает разве что о якобы успешном отражении украинских атак на сватовском направлении и обстрелах со стороны ВСУ. Со 2 ноября российское военное ведомство каждый день отчитывается об отражении атак противника, в том числе в районе Площанки. Хотя именно там в ночь на 2 ноября обстреляли батальон мобилизованных.

Би-би-си направило запрос об этой ситуации в минобороны и ожидает ответа.

Совершенно другую картину происходящего на этом участке фронта рисуют провластные военные корреспонденты и блогеры, которые стали писать о потерях среди мобилизованных в районе Сватово вскоре после начала мобилизации.

Например, 14 октября сотрудник «Комсомольской правды» Александр Коц рассказал о неких «обстоятельствах произошедшего под Сватово с мобилизованными 27-й бригады». А Анастасия Кашеварова, бывшая помощница спикера Госдумы Вячеслава Володина, на следующий день заявила, что военная прокуратура будет разбираться с «ситуацией с брошенными мобилизованными» (официальных заявлений на эту тему прокуратура не делала).

Рассказывала Кашеварова и о таком эпизоде: некий генерал якобы «приставил пистолет к голове некоего лейтенанта и требовал отправить отступивших мобилизованных из Сватово вновь на передовую». О таком же эпизоде писало издание «Медиазона» (включено в России в реестр СМИ-«иноагентов»), утверждавшее, что этим генералом был командующий Центральным военным округом Александр Лапин. После очередного скандала был назначен новый временно исполняющий обязанности командующего группировкой российских войск «Центр». Что происходит с Лапиным сейчас, неизвестно.

Другие блогеры, например, пророссийский канал «Старше Эдды», утверждали, что системной проблему считать нельзя — в начале октября украинцы «рвались к Сватово» и «присутствовала некоторая растерянность», но к концу месяца ситуация с подготовкой мобилизованных якобы наладилась.

Но, судя по всему, в реальности проблемы в Луганской области никуда не делись. «Разберитесь уже вы с этим направлением Лапина, где 55-я мотострелковая бригада, где 27-я бригада. Красный Лиман, Сватово, Ямполовка. Бойцы брошены, не знают, к какой части, к какой бригаде они прикреплены, кто командиры. Часть в поле разбрелись, не понимая ни хрена. Часть в комендатуре сидит, ждут, когда их заберут», — жаловалась Кашеварова 30 октября.

На 8 ноября Би-би-си совместно с изданием «Медиазона» (признано в России «СМИ-иноагентом») и командой волонтеров удалось установить имена 161 россиянина, погибшего в ходе мобилизации. Чиновники также подтвердили смерть еще 14 россиян, погибших до отправки на фронт, не назвав их имен. Всего до отправки в зону боевых действий умерло 35 человек (чаще всего из-за проблем с сердцем, вследствие несчастных случаев или из-за злоупотребления алкоголем).

Би-би-си опирается только на открытые данные и подтвержденные сообщения о гибели, поэтому собранные нами данные не отражают реальный уровень потерь среди мобилизованных, но дают некоторое представление о том, что происходит в войсках.

«Он не мог нас оставить не попрощавшись»

Похоронки родственники погибших в районе Сватово мобилизованных получали еще в октябре. Теперь они ищут в соцсетях сослуживцев своих родных, чтобы узнать хоть какие-то подробности их гибели. Би-би-си известно о двух таких семьях.

«Все те, кто был с ним в Луганске (под Сватово), или родственники, друзья, знакомые, которые там были и выходят сейчас на связь, прошу, напишите мне, пожалуйста. Может, он просил что-то нам передать по возвращению домой. Он не мог уйти просто так, он не мог нас оставить не попрощавшись…», — в конце октября написала на своей странице во «ВКонтакте» жительница Губкина Юлия Колесникова. Ее брат, мобилизованный 22 сентября, погиб 17 октября.

18 октября там же, в Сватово, погиб мобилизованный из Воронежской области Сергей, отправленный в Украину 8 октября. В соцсетях подруга Сергея Анастасия задавала вопросы: «Очень хотим узнать, что именно случилось? Как это произошло? Почему говорят, что отправляют туда на полигон на обучение, а ребята погибают на передовой?!»

Анастасия рассказала Би-би-си, что на ее пост откликнулись в том числе военнослужащие из других частей: «К сожалению, отрывками, много частей было, и у каждого разная история. Мы не знаем точно номер части и из-за этого только догадываемся, что произошло с ним. Но в одном все сходятся, что бросили главнокомандующие, не давали разрешения на отход. Хотя не было вариантов других. Сидели брошенные в окопах».

 

(Оновлено 8:00)

Главред

Виктор Андрусив, исполнительный директор Украинского института будущего, общественный деятель, кандидат политических наук, аналитик и публицист, автор книги «Изменить Будущее»

Почему не стоит переживать по поводу победы республиканцев

С приходом республиканцев никаких изменений в поддержке Украины не произойдет, но есть угроза другого характера. США вступают в рецессию.

Республиканцы у власти.

Завтра состоятся выборы в Конгресс США и уже на 90% республиканцы их выиграют. Вопреки безответственной демонизации Трампа и республиканцев в украинских СМИ, я убежден, что эта победа не будет иметь никаких негативных последствий для Украины.

Итак, республиканцы, как и демократы, состоят из разных крыльев, и у них есть внутренняя оппозиция или какие-то маргиналы. Заявления о том, что Байден слишком поддерживает Украину, которые взволновали нас, на самом деле являются ни чем иным, как политической борьбой. Байден действительно много публично уделяет внимания Украине, и республиканцы, которые ведут кампанию на внутренних проблемах, атакуют не Украину, а Байдена. В то время, как именно республиканцы славятся большим количеством ястребов в международной политике, среди которых был и покойный Джон Маккейн.

Несмотря на то, что у нас набирают распространение критические республиканские заявления, есть и другие. Вот вам заявление сенатора Джеймса Риша для Вашингтон Пост, который возглавит комитет международных отношений, если республиканцы вернут власть: «Украинцы должны самостоятельно решать будущее Украины. Я поддерживаю их борьбу за свободу, в которой они побеждают на поле боя. Любые попытки умиротворить Путина опасны, безответственны и только усилят российскую агрессию».

Еще одно свежее заявление видного республиканца, бывшего вице-президента Майкла Пенса: «Консерваторы должны дать понять, что Путин должен остановиться и Путин заплатит».

Особенно переживать по поводу победы республиканцев не стоит и по другим причинам. Дело в том, что такая политика является прерогативой президента США и ответственных органов, как Национальный совет безопасности, Министерство обороны и ЦРУ. Сенат влияет исключительно на бюджет, но поскольку институты имеют наибольшее доверие в США — сенат не будет идти против их предложений. А там мы имеем полную поддержку.

Наконец мой третий аргумент — оружейники. Зачастую крупные корпорации по производству оружия имеют свои лобби в Республиканской партии. А сегодня для них просто золотые времена на фоне войны в Украине. Поэтому, я убежден, что ни при каких обстоятельствах они не допустят сокращения помощи.

Поэтому еще раз, никаких изменений в поддержке Украины не произойдет, но есть угроза другого характера. США вступают в рецессию. Сегодня Мета (Фейсбук) анонсировали массовые увольнения. Это же начал и Маск в Твиттер. Поэтому есть риск того, что сама экономическая ситуация может быть не очень благоприятна для финансовой поддержки Украины. Хотя я убежден, что и этого не произойдет, поскольку, во-первых, то, что просит Украина — это откровенный мизер для США. А во-вторых, большинство этого идет на заказ для американских производителей.

 

(Размещено 6:00)

Альфред Кох

Подошел к концу двести пятьдесят восьмой день войны. На фронте никаких изменений. Есть, правда, непроверенная информация о том, что ВСУ взяли Снегиревку на юге (херсонское направление). Так же есть сведения, что ВСУ стоят уже в семи километрах от Сватово. Но правда это или нет мы узнаем только завтра.

В целом, сегодня день прошел в ожидании результатов выборов в Конгресс США. Вся публика так себя накрутила насчет того, что эти выборы могут поменять отношение Америки к военной поддержке Украины, что меня сегодня просто замучили вопросами, что я думаю по этому поводу.

Я уже сто раз говорил, что не сомневаюсь, что поддержка как минимум останется на прежнем уровне, а как максимум — увеличится. Если коротко, то потому, что республиканцы всегда были более последовательны в своих отношениях с Москвой и никогда с ней не заигрывали.

Достаточно сказать, что во время Карибского кризиса демократ Кеннеди слил Москве Кубу и убрал ракеты из Турции, а республиканец Рейган во время афганской войны последовательно действовал против СССР, развязал гонку вооружений и совок, в конечном итоге, обанкротился.

Можно еще привести кучу примеров и все они будут примерно об этом же. Вообще то, во что мир позволил превратиться Путину — целиком и полностью заслуга демократа Обамы, который спустил ему с рук Крым, Донбасс и Сирию. Поэтому нынешний демократ Байден (который был при Обаме вице-президентом и автором его украинской политики) вообще, в моем представлении, прыгнул выше головы так активно теперь поддержав Украину.

Все теперь бояться Трампа. Но напомню вам, что это именно он начала поставлять джавелины для украинской армии, в то время как при Обаме об этом даже заикнуться было нельзя. И это именно он в ответ на применение химического оружия обстрелял томагавками российскую авиабазу в Сирии, в то время как в аналогичных обстоятельствах Обама только и делал, что проводил в Сирии “красные линии”, а потом отступал от них.

У меня до сих пор звучит в ушах фраза Обамы о том, что он “порвал в клочья российскую экономику” введя “сокрушительные” санкции. (Это он так описывал в Конгрессе санкции образца 2014 года).

И пусть вам Билл Браудер расскажет как администрация Обамы мешала ему проводить в Конгрессе “Закон Магницкого”. Причем обамовские чины даже не скрывали, что просто не хотят злить Путина. И что противодействие этому закону — прямое указание Обамы.

Кстати, и нынешняя администрация Байдена заболтала вопрос о новом пакете санкций за отравление Навального (второй случай применения химического оружия), в то время как Трамп сразу без раскачки ввел первый пакет санкций, как только стало ясно, что Путин применил в Сирии химическое оружие (первый случай).

Весь этот массовый гипноз связан с тем, что наивная публика трепещет от авторитета этих левацких дацзибао, которые называются “серьезными американскими газетами” типа WP и NYT. Эти помойки уже давно погрязли в трясине самой махровой цензуры лево-либерального толка и являются рупором “культуры отмены” и прочих коммунистических бредней.

Для них победа республиканцев с грядущей отменой цензуры в соцсетях — это синоним катастрофы. Потому, что тогда они не смогут манипулировать массовым сознанием. Как, например, сейчас, когда они легко навязали людям мысль, что республиканцы — это синоним конца демократии и победы Путина.

Напомню вам, что покойник Жириновский устроил в Думе пир в связи с победой Трампа. А потом публично признался, что был неправ и Трамп вовсе не “друг России”. А ведь тему “Трамп — русский шпион” навязали миру все те же демократы в лице бабушки Клинтон. Причем так навязали, что даже сами русские в нее поверили. А помогали ей в этом все те же “солидные американские издания”…

Так что больше республиканцев хороших и разных и в Конгрессе и, надеюсь, позже — в Белом Доме. С ними мы точно одолеем плешивого вурдалака.

Тем более, что наше дело правое, поэтому враг все равно будет разбит и победа будет за нами.

Слава Украине! 🇺🇦

3 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 53 оценки, среднее: 5,00 из 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Комментарии читателей статьи "BloggoDay 9 November: Russian Invasion of Ukraine"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий