Ашоэтобыло?

Виктория Сергеева, 19.09.18, facebook

я достаю из широких штанин.Между сном и реальностью.Какие странные бывают сны, не тревожные, не беспокойные, а…

Опубліковано Viktoriy Sergeeva Середа, 19 вересня 2018 р.

 

я достаю из широких штанин.
Между сном и реальностью.
Какие странные бывают сны, не тревожные, не беспокойные, а знаковые настолько,что проникаешь в другие свои жизни и узнаешь себя там.
Солнце, бледное лицом, не могло разорвать густоту ночи, и ему не хватало сил, чтобы быть теплым.
Я видела себе фотографом, наверно от того, что и в этой жизни много связывает меня с фотографией, но аппарат мой был другой, старый, болтался на моей шее огромным грузом, а вспышка все время оттягивала руку.
Город, в котором происходили события, был сер в предрассветной мгле, и весь пронизан сыростью прошедших дождей, под ногами,
то тут, то там, были скомканы опавшие листья, от бурых до растерзанных грязью осени.
Узкие улочки, мощенные брусчаткой, поднимались то вверх то вниз. Свет тусклого фонаря, прижатого к дому, едва освещал кусочек дороги у самой двери и дальше опять висел влажный предрассветный час.
Тишина громко всхлипнула напряженным молчанием, и все замерло, затихло, перестало идти и дышать. Прошла минута, и словно подняв занавес, расступилась ночь и бледное солнце, осторожно, на ощупь, вышло из ночи. Болезненный свет скользил по лицам тех, кто готовился идти в последний свой путь. Собрались целые семьи- от стариков до детей, с небольшими саквояжами, как будто это сконцентрированное нажитое добро могло изменить их участь
Цыганки бряцали браслетами и раздавали легкие подзатыльники своим беспокойным детям, и все лишь для того,чтоб наступила тишина без суеты.
Это был обязательный сбор всех тех, кто должен был идти в лагерь.
То,что это дорога самая последняя в их жизни в принципе все они понимали опытом крови, которая веками лилась из этих жил, но человеческий разум все никак не мог поверить в то,что это происходит еще раз, и все наяву.
Вышел старейшина еврейской общины, с ним рядом стал цыганский барон и они двинулись вперед уводя свои народы на смерть.
Они шли очень медленно, переговариваясь шепотом о самых простых бытовых мелочах, говорили так тихо, чтоб не будить спящих на руках младенцев.По дороге из домов молча выходили семьи и вливались в людской поток, уходящих на смерть людей.
Солнце бледным лицом поднималось выше, но ему не хватало сил быть теплым.
Где то посередине людского потока надрывно заиграла скрипка и запели женщины так тихо, так горько, прощаясь уже сейчас со всеми.
Мужества хватало не кричать от ужаса а идти за руки с самыми дорогими людьми скорбным строем. Цыганский бубен был молчалив.
Два народа мешали великому Гитлеру сделать мир идеальным.
Ужас практически парализовал мои руки и разум, я отставала от колоны, мои попытки снять на камеру это шествие были тщетны.Выразительные лица обреченных на смерть людей врезались в память, но мой аппарат не работал, не получалось сделать ни одного кадра. Задыхаясь от важности и волнения я опустилась на землю, лихорадочно выворачивая все настройки. Люди терялись за поворотом
Кто то рядом сказал
– Для того чтобы догнать их, вам нужно бежать быстрее и через воооон тот дом.
Я бежала из всех сил, но колонна растворялась в пространстве затихая уже не плачем скрипки, а плачем женщин и детей,
Вбежав на крыльцо я увидела огромный холл в котором статуи и декорации принимали немыслимые виды и позы, все было слишком живым, чтоб казаться статичным, камера по прежнему сбоила, но смотритель. мягко скользнув из- за портьеры, сказал
– Знаешь ли ты то,что сейчас видишь ?
– Нет…
– Каждый год, в этот день идет колонна этих двух народов, идет на смерть и исчезает в небытие. Ты спросишь зачем это повторяется? А разве ты не видишь? Смотри- на верху, на стенах стоят те, кто чудом выжил, их далекие внуки и правнуки. Они и идут для того,чтобы видеться хоть раз у году и для того чтоб их помнили, разве ты не слышишь слез ? Всех тех, кто кто помнит их? каждый год они проходят мимо и каждый год сгорают в огне ради того,чтоб их помнили…Примирение с тем,что было и во искупление грехов.
– Это ужасно .. Память того не стоит
– Именно память самое дорогое что у нас есть, потому они приходят сюда, но если ты еще хоть минуту пробудешь тут, то уйдешь с нами на целый год ходить между мирами…
– Я вернусь через год?
– Никто этого не знает наверняка, мы возвращаемся для того,чтоб смерть не стала сильнее жизни, сгораем из года в год чтоб жизнь плакала живыми слезами.
Мерцание сдвинуло всю комнату, весь дом судорогой, и мир стал терять краски, растворяя в воздухе все присутствующее тут. Смотритель уже говорил совсем неразборчиво,его голос уже был похож на ветер
Я бросилась к балкону, слишком высоко для прыжка, но в этот момент дом окончательно потерял твердость духа
Прыжок с балкона из последних сил и вся та одежда, которая была на мне, мой тяжелейший фотоаппарат,все то,что было свидетелем этого рассвета – исчезло все, кроме глаз обреченных на смерть.
Как мало мы любим и понимаем жизнь, как и то, о чем каждый год говорит нам колонна идущая в огонь.
Я очнулась.
За окном Солнце с бледным лицом поднималось выше, но ему не хватало сил быть теплым.
Осень горчила скомканными листьями,что были растерзаны огнем

2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5) Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Метки:

Комментарии читателей статьи "Ашоэтобыло?"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий