Александр Кочетков: Чтобы вернуть Донбасс, нужно навести порядок в самой Украине

Андрей Кривцун, 11.10.18, DNEWS.DN.UA

 

Аналитик, политтехнолог, имиджмейкер Александр Кочетков рассказал «Донецким новостям» о том, какие власть совершила (и продолжает совершать) ошибки касательно Донбасса, а также – как их исправить.

 

– Донбасскую тематику уже начали использовать в избирательной кампании. Насколько выполнимы обещания «по Донбассу», которые дают под выборы?

– Украина не выглядит лидером по уровню привлекательности для бизнеса, уровню жизни и другим важным параметрам. А вот в области вранья со стороны политиков мы, наверное, – лидеры. И Донбасс – больная, кровоточащая тема – в этом смысле не исключение. Политики спекулируют на вопросах Донбасса, не отдавая себе отчет, что проблема не решается быстро. Тем более, что сейчас она, фактически, никак не решается.

Между нами и неподконтрольным Донбассом пролегла кровь. Это не идеологические разногласия, не проблема языка, а кровь – по обе стороны. Пытки, покалеченные судьбы, потеря родных, близких, имущества… Переступить через это можно только с помощью точной, целенаправленной и длительной политики. А не решениями-однодневками, которые у нас «пекутся» под выборы. Либо с территории Донбасса будут выдавлены (каким-то образом) наиболее задействованные в конфликте участники. Либо придется ждать, пока они своим чередом отойдут в мир иной…

Мы до сих пор не можем, чтобы там не рассказывала власть, примирить даже дедов-ветеранов Второй мировой войны, которые сражались в рядах УПА и Красной (Советской) армии. А с тех событий прошло более 70 лет! Как можно врать о том, что «мы всех быстро помирим», говоря о конфликте на Донбассе, где противоборствующие стороны до сих пор смотрят друг на друга через прицелы снайперких винтовок?

Конфликты легко развязываются, но гасятся десятилетиями. Так что те, кто обещает быстро навести порядок и принести мир на Донбасс, – врут. Не важно, от какой партии звучат подобные заявления.

 

– Какие основные ошибки со стороны официального Киева касательно Донбасса (как подконтрольной, так и неподконтрольной части)?

– Первая и ключевая ошибка, которая породила все остальные – попытка быстро решить проблему исключительно военным путем. Мало того, что это проходило без соответствующей подготовки и порой с жертвами среди мирного населения, так еще и не были просчитаны ответные шаги России. В итоге, враг не просто недобит, он озлобился, окопался, окреп. Опухоль дала метастазы и там, и здесь. Дети, даже те, чьи родители не пострадали от конфликта, заранее ненавидят друг друга. Их воспитывают в ненависти.

Второй важнейший момент – полное отсутствие украинской информационной политики. Лишь в 2014-м у нас появилось Министерство информации, о важности которого я говорил еще в прошлом веке. По логике, этот орган должен был решить две задачи – противостоять российской пропаганде на территории Украины и перекрывать роспропаганду на оккупированных территориях. У нас же сделали Мининформ, которое борется с инакомыслием, с критикой власти, а не с роспропагандой. И это я вам говорю не только как политолог, но и как бывший член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

Проблему можно было решить еще в 2014 году, организовав мощный информационный поток с нашей стороны – по контенту, насыщенности, техническим параметрам (чтобы было слышно-видно). У нас же до сих пор трансляция пропагандистов с неподконтрольных территорий и с РФ лучше слышна, чем наша. А более-менее серьезные телевышки на подконтрольной части Донетчины и Луганщины появляются лишь недавно. Не поздно ли?

К тому же, контент должен быть таким, который бы цеплял людей по ту строну линии разграничения. Не пугал их (украинизация, фильтрация, коллаборанты и прочие антиреинтеграционные моменты), а был привлекательным. Мы должны рассказывать новости в нашей трактовке о происходящем «там». Как «Голос Америки» в СССР рассказывал то, чего не рассказывали советские власти, так и мы должны преподносить людям на неподконтрольных территориях не версию правды, а правду о том, что у них творится (а творится там кошмар, о чем они и сами знают, но далеко не все), и что мы можем предложить взамен. Но у наших «информационных деятелей» нет, похоже, для этого ни мозгов, ни желания. Они просто делают то, что заказали политики.

Как я сказал уже, нам важно быть привлекательными. И это еще один элемент ошибочности действий власти. Куда возвращаться неподконтрольным территориям? В Украину, где коррупция достигла небывалых размеров, где многие зарабатывают на войне и даже не стыдятся этого? В Украину, которая «топит» своих же переселенцев вместо того, чтобы протянуть им руку помощи. И они нередко возвращаются в т.н. «ДНР» и «ЛНР» – не потому что хотят, а потому что вынуждены. И что они там рассказывают? Как прекрасно жить в Украине?

То, что власть не сумела сделать нашу страну привлекательной для возвращения, то, что люди отсюда бегут в Россию, Польшу, Румынию – куда угодно, лишь бы прекратить прозябать в нищете и беспросветности – это еще одна даже не ошибка, а преступление наших правителей против своего народа.

 

– Вы затронули тему информационного противостояния, которое во многом привело к потере Крыма и Донбасса… Насколько наша пропаганда и контрпропаганда окрепли с 2014-го? Верной ли дорогой идем, ставя на «черные списки», репрессии против инакомыслящих, далеко не всегда мягкую украинизацию?

– Запретительные законы – это маразм. Никогда ничего не решается ими. Часть людей из Донецка даже в Польшу рванула. И в течение полугода прекрасно заговорили по-польски (а это сложнее, чем по-украински). А все потому, что в Польше, не общаясь на польском, нормальную работу не получишь. Я летом был в Одессе. Специально в магазин зашел, заговорил по-украински. Мне с трудом, но ответили, потому что борются за покупателя. К чему это я? А к тому, что до тех пор, пока украинский язык не станет успешным и модным, а будет обязаловкой – он будет отвергаться частью населения, которая с детства привыкла говорить на русском, венгерском или румынском. Принять закон, который не будет выполняться, зато посеет взаимное раздражение, в очередной раз начнет «рвать» Украину – куда легче, чем вести планомерную работу по культивированию украиноязычия.

Что до пропаганды и контрпропаганды… Сначала мы были ошарашены потоком лжи, которая в РФ заменила официальные новости. Нам не верилось, что такое в принципе возможно. Все эти распятые младенцы, бандеровцы с русскоязычными рабами, «ихтамнет» и т. д. Потом немало талантливых людей (Ян Валетов, Горький Лук, Олена Степова) просто подрядились в ряды информационных воинов. И по креативу мы начали очень даже доставать российские информвойска. Но потом спал определенный накал. Кого-то из видных блогеров перекупили те или иные политсилы – и они начали работать на них, махнув рукой на войну. Те же, кто не захотел продаваться, работают уже не с таким огоньком, как раньше. А то и вовсе свернули свою деятельность на этом поприще, найдя себя в каких-то других проектах. И мы опять стали проигрывать информационную войну. В том числе, потому, что «рукой Кремля» у нас называют чуть ли не всех, кто критикует власть.

 

– В Украине зимой был принят закон о реинтеграции Донбасса, запустивший, в частности, операцию Объединенных сил вместо АТО. Что можете сказать о его реализации и пользе для реинтеграции неподконтрольных территорий?

– Ни малейшей пользы в реинтеграционном смысле я не вижу. Также идет стрельба, гибнут люди (военные и мирные). Разве что армейские чины получили новые назначения и перераспределили контроль за контрабандой, «отжав» потоки у СБУ и МВД. С точки зрения власти, так она некоторым образом «прикупила» лояльность военного командования. По факту же кто-то стал больше обогащаться на крови. А для рядовых граждан Донбасса, которые остаются мишенями, ничего не изменилось.

 

– 4 октября Рада неожиданно легко продлила закон об «особом статусе» Донбасса, хотя в политикуме до этого шли жесткие дискуссии, и большинство политологов не верили, что голоса найдутся…

– Для президента Порошенко продление действия закона «Об особом порядке самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» было крайне важно, чтобы подтвердить Западу, что он еще что-то решает в Украине. Закон этот подвязан к Минским соглашениям, а на Западе серьезно опасались, что тот, кто может прийти вместе Порошенко, дезавуирует эти договоренности (которые и так не работают).

На Западе бы хотели, чтобы у нас все как-то само затихло, рассосалось. Но так не бывает, тем более в нашем случае. Поэтому все держаться за полудохлый «Минск», который хоть как-то пригасил конфликт. Но точно его не разрешил.

Порошенко же, который прикрыл принятие этого закона другими (о языке, новом приветствии в армии, атаке на телеканалы) продемонстрировал коллективному Западу: видите, я выполняю все ваши «хотелки» – поддержите меня на следующих выборах. Явно был закулисный торг с условными партнерами из «Народного фронта» и условной оппозицией из «Оппозиционного блока». В итоге БПП, НФ, Оппоблок в основном и протянули закон об особом статусе (или особом порядке).

Для Донбасса этот закон мало что значит, как и другие, принимаемые нашей Радой. Судьбу региона решают вовсе не в «здании под куполом». И эскалация может произойти там в любой момент по разным геополитическим мотивам. В попытке добиться геополитического преимущества президент РФ Владимир Путин поделил постсоветское пространство. Чтобы прикрыть кражу Крыма, Кремль устроил «Л-ДНР». Чтобы переключить внимание со своих преступлений против Украины, Россия полезла в Сирию. В итоге, получила столько камней на шее и гирь на ногах, что не знает, как теперь выбраться. Драпать ведь надо красиво, сохранив лицо. Это для Кремля куда важнее, чем тысячи погубленных жизней и санкционные удары. Так что есть вероятность эскалации на Донбассе для очередного отвлечения внимания.

 

– Предвыборный процесс идет и за линией разграничения, где 11 ноября планируют «избрать» «глав республик». Как это повлияет на вооруженный конфликт на Донбассе?

– Стопроцентно, все происходящее – один из элементов давно спланированной операции по вталкиванию «Л-ДНР» с особым статусом в тело Украину. Помощник президента РФ Владислав Сурков, которого называют куратором захваченных Россией территорий Донбасса, является архитектором этого плана. Украинская сторона и в Минске, и на других площадках неоднократно подчеркивала, что не будет вести переговоры с теми, у кого руки в крови. В РФ не скрывали, что проблему решат – найдут «культурных» персон, относительно вменяемых и не особо замазанных во всем, что происходило на Донбассе с 2014 года.

Плотницкий (первый «глава ЛНР», – прим. ред.) выбивался из обоймы тем, что продолжать кричать о важности воссоединения с Россией. В Кремле прекрасно понимают, что это грозит ужесточением санкций, потому давно разговоры на такие темы пресекают. Вот в ноябре 2017-го «пресекли» и Плотницкого.

Захарченко просто был невменяем: крал безбожно, даже у российских кураторов, делал идиотские заявления (дойти до Лондона и т.д.), по некоторым данным, лично участвовал в расстрелах… Ему предлагали просто «раствориться вдали», но он же начал выдвигать какие-то требования. Типа, чтобы все награбленное осталось при нем, чтобы дали вывезти его сокровища и пр. А вывозить ведь пришлось бы не в рюкзаке, а в вагонах. Вот в Кремле и решили, что дешевле будет решить проблему с помощью взрывного устройства. А по ходу дела «замутить» с «выборами».

В итоге российские кураторы решили сразу ряд проблем: убрали сорвавшегося с цепи Захарченко, зачистили других одиозных фигур, получили повод объявить «выборы» (шантаж проведением которых во многом помог Киеву пролонгировать закон об «особом статусе» Донбасса).

Кстати, не факт, что «выборы» состоятся. Равно как не факт, что Пушилин и Пасечник, которые сейчас с приставками «врио» как бы руководят «ДНР» и «ЛНР», останутся на этих постах. Они ведь тоже далеко не идеальные фигуры для прямых переговоров, к которым Москва склоняет Киев. Так что в Кремле продолжат искать других марионеток – более подходящих. И продолжат (вместе с Западом) пытаться найти более сговорчивых персон в украинской власти.

 

– Какая переговорная площадка способна реально помочь в разрешении конфликта на Донбассе? Потому что «Минск», равно как формат Волкер-Сурков, судя по «подвижкам», скорее мертвы, чем живы…

– Все ждут выборов в Украине. Нужна сменяемость переговорщиков, а не места встречи. Без желания сторон договариваться (а такого не демонстрируют ни Киев, ни Москва) смена места встречи не имеет смысла. К тому же, ни один формат не будет работать, если там не будут те же США.

В идеале бы стоило решать конфликт на Донбассе с помощью гарантов территориальной целостности Украины в рамках Будапештского меморандума. Напомню, что согласно ему, подписанному 5 декабря 1994 года лидерами Украины, США, России и Великобритании, наша страна отказалась от ядерного оружия. Франция и Китай – два других участника Договора о нераспространении ядерного оружия, обладавшие на момент подписания Будапештского меморандума ядерным оружием, – также предоставили нам тогда гарантии территориальной целостности, сделав соответствующие заявления, но не поставили свои подписи под этим документом.

 

– Каким Вы видите путь разрешения конфликта на Донбассе?

– При сохранении действующей власти конфликт будет переходить в тлеющую фазу. Такое себе донбасское приднестровье – ни туда, ни сюда. То, что мы фактически имеем последние несколько лет.

При новой власти, скорее всего, получит импульс политико-переговорный процесс. Дай бог, чтобы новое руководство смогло настаивать на проукраинских позициях перед Западом. Порошенко это сделать не может, так у него огромный коррупционный шлейф. Если и пытается продавить на Западе проукраинскую позицию, ему тут же закрывают рот неблаговидными деяниями его лично и его окружения. В итого все вопросы решают без нас (тот же формат Волкер-Сурков тому подтверждение). Даже в Минске украинская делегация больше выполняет роль статистов.

Новая власть, если у нее будут «чистые руки», сможет начать реально отстаивать проукраинские позиции. Но, опять же, это можно делать лишь при нормальных экономике, демократии, правозащитной системе. При всем том, чего у нас в данный момент нет.

То есть, нам нужно навести порядок в своей доме, прежде, чем пытаться вернуть туда «комнаты» (часть Донбасса, Крым), которые откололись.

На уступки идти можно, даже нужно. Но на разумные уступки. Можно уступить в вопросах культурной сферы, создания зон опережающего развития. Идти навстречу временно неподконтрольному Донбассу необходимо. Но никаких политических рычагов, которые способны затормозить внешнеполитическое движение Украины (в ЕС, НАТО), давать на региональном уровне нельзя. Иначе «особые статусы» захотят и другие регионы. И скоро отколются Закарпатье, Львовщина, Одесчина.

В общем, нас ждет длительный, точечный, выверенный процесс переговоров и реинтеграции. Ключевым элементом которого является успешность Украины. На всех фронтах – социальном, экономическом, демократическом, политическом. Пока до этого, увы, далеко…

3 оценки, среднее: 3,33 из 53 оценки, среднее: 3,33 из 53 оценки, среднее: 3,33 из 53 оценки, среднее: 3,33 из 53 оценки, среднее: 3,33 из 5 (3 оценок, среднее: 3,33 из 5) Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Метки: ,

4 комментария читателей статьи "Александр Кочетков: Чтобы вернуть Донбасс, нужно навести порядок в самой Украине"


  1. Джордан 2005
    11.10.2018
    в 17:02

    Много текста . rtfm

    0

    • Вал
      11.10.2018
      в 17:46

      Джордан 2005 – А это, разве, плохо? Особенно, когда грамотные вопросы задаются разумному и опытному человеку?smile

      0

  2. Виталик
    12.10.2018
    в 10:22

    Ответы – нулевые, из области, если бы, да кабы…

    0

    • Вал
      12.10.2018
      в 19:48

      Виталик – Да, Виталя, Кочеткову с Виктором Хфедоровичем по интеллекту не сравниться. Какого человека потеряли, старик – глыбища умаsmile

      0

Добавить комментарий