#Кресло_силы с Виталием Медведем

Наконец-то наш фотопроект посвященый Чернобыльской АЭС готов. Чем живет и дышит станция сегодня? Наша команда постаралась найти ответы, рассказав историю о людях, трудящихся на ЧАЭС. Мы собрали 5 историй, которые по очереди публикуем на нашей странице The Gate Agency.

Поэтому и гость в нашем кресле сегодня особенный.

Виталий Медведь — начальник отдела международного сотрудничества и информации «Державного спеціалізованого підприємства Чорнобильська АЕС», который принимал непосредственное участие в реализации нашего фотопроекта.
Разговор получился очень душевным и интересным.

Приятного чтения smile

Расскажи как ты попал на Чернобыльскую АЭС?

Осенью 1985 года мой папа съездил в гости к друзьям в г.Припять. Вернулся невероятно восхищенный и вдохновленный этим современным городком, его инфраструктурой, чистотой. Особенно его почему-то поразили велодорожки. Вернулся и сказал: «Я поузнавал насчет работы, работа есть, весной, как потеплеет, будем переезжать». Весна в Сибири наступает поздно, переехать мы не успели, на станции произошла авария. Так были бы все шансы всей семье попасть в эвакуированные. Однако мысль папе в душу запала и он в 1988 все-таки поехал на ЧАЭС ликвидировать последствия аварии. А в 1989 вся семья оказалась в Славутиче. Городок это, как известно, монопрофильный и в 1993 году, в 20 лет, я тоже устроился на ЧАЭС.

Одиннадцать лет проработал, а потом меня позвали потрудиться пиарщиком в России, чем я 10 лет и занимался, пока снова не пригласили на станцию. Вкратце, так.

Чем ты занимаешься на ЧАЭС сегодня?

Как умею руковожу небольшим коллективом замечательных людей, подразделением, которое официально носит название «отдел международного сотрудничества и информации». Его функции, в принципе, понятны из названия: это курирование международных проектов, реализуемых на ЧАЭС; организация визитов делегаций всех уровней; устные и письменные переводы, ну и работа пресс-службы, т.е. видео-студии, радио, веб-сайта, издание электронной газеты и т.д.

Зачем ты взялся за предприятие, которое в принципе имеет конечный срок существования? С твоим-то опытом работы, тебе открыты многие двери.

Во-первых, родное предприятие, любимый город. Во-вторых, это вызов. Было любопытно, смогу ли применить знания, приобретенные за 10 лет на избирательных кампаниях, для ЧАЭС. Если откровенно, был удивлен, насколько это разные вещи — пиарить персону и продвигать предприятие, и даже несколько разочарован собой, потому что удается гораздо меньше, чем хочется. Избирательная кампания — это спринт, 2–3 месяца безумно напряженной работы, свободно тратимые на пиар и АПМ финансы, куча полученных материалов, выборы, финиш. Предприятие — это марафон. Это планирование на несколько лет вперед, это тяжело появляющиеся результаты, это отсутствие финансирования на продвижение.

Но вот, кстати, как PR-специалист, хочу сказать, считай это профессиональной деформацией, если хочешь: мне кажется, пиарщик — это не та фигура, которую нужно ставить на тумбочку и светить на нее фонариками. Он в тени, тихонько делает свою работу. Поэтому, постараюсь в ответах поменьше о себе, побольше о предприятии, хорошо?

И к вопросу про конечный срок существования. Только снятие с эксплуатации блоков ЧАЭС продлится до 2064 года. Новый безопасный конфайнмент, хранилище отработавшего топлива рассчитаны на 100 лет эксплуатации. Работы на ЧАЭС хватит не только на наш век, но и внукам и детям.

Каково этовести предприятие с заведомо негативной историей?

Наверное, это самое сложное. ЧАЭС — это в сознании людей сформировавшиеся ассоциации, причем ассоциации, как ты верно заметила, негативные. Чернобыль в сознании большинства — это катастрофа, авария, мутанты, радиация, ужас… НИЧЕГО хорошего.

Немножко сместило акценты у определенной категории населения появление игры «СТАЛКЕР». Молодежь теперь смотрит на Чернобыльскую АЭС как на будоражащее кровь приключение, но это, во-первых, узкая аудитория, во-вторых, все равно, имидж не тот, которых нам хотелось бы иметь.

Хотя, с другой стороны, трагическая история ЧАЭС добавляет интереса публики, но не совсем правильно использовать это для продвижения.

С какими сложностями приходится сталкиваться в работе? Со стороны внешнего мира, самого предприятия, людей.

Основная проблема — это человеческая психология. Людям по большей части не интересны хорошие новости. Известный факт, что из десяти читателей плохой новостью со знакомыми поделится 7–8 человек, а хорошей только четверо. Но куда страшнее, что и средствам массовой информации не интересно писать про позитив. Во всяком случае, пресс-релизы с различными позитивными мероприятиями ЧАЭС, разосланные в сотню СМИ Украины, получают минимальный «выхлоп» — из сотни хорошо если пара-тройка интернет-изданий запостит информацию. Да и то половину переврет, как случилось, например, на днях со стартом строительства в зоне отчуждения центрального хранилища отработавшего ядерного топлива. ОЯТ — это потенциальная энергия, ресурс, который, я уверен, следующие поколения эффективно используют, когда появятся соответствующие технологии, ЦХОЯТ — это экономия бюджетных средств и независимость от РФ (где пока что это топливо хранится за сумму порядка 200 млн. долларов в год). То есть новость на самом деле про маленькую победу. Как подают информацию о событии СМИ? «Под Киевом строят ядерный могильник!» Ни больше, не меньше… Топливо превратили в радиоактивный мусор, победу — в страшилку. Ухх! Бойтесь! И у ЧАЭС таких примеров тоже десятки.

Что ты делаешь для того, чтобы о вас говорили и принимали в положительном ключе?

Прежде всего, подробно рассказываем о себе. Когда-то я прочитал историю о том, как клиент жаловался психологу, что жена ревнует его к любой деятельности: к работе, рыбалке, гаражам, сидению за компьютером и т.д. Психолог, предположив, что даме не хватает внимания, посоветовал клиенту сообщать жене обо всем, что он делает. Муж стал, приходя с работы, подробнейшим образом, рассказывать супруге, как прошел день, какие гайки они крутили, что обсуждали в курилке, пару раз взял ее на рыбалку, чтобы она увидела весь процесс и с ней можно было потом говорить предметно, в гараже он заставлял ее подавать ключи и изучить все детали и запчасти по именам. Спустя какое-то время жена не только прекратила его «ревновать», поскольку она стала ПОНИМАТЬ, что он делает, но начала давать дельные советы.

К чему я? На ЧАЭС происходит много интересных и уникальных вещей, да и обычная текучка, если ее правильно подать, может быть крайне интересна. Поэтому мы начали подробно рассказывать о том, что делаем, показывать это в фото-подборках и видеосюжетах и это оказалось интересно людям. Не СМИ, а простым людям. Мы расширили аудиторию: завели собственный youtube канал, страничку в Фейсбуке, Инстаграме и очень быстро обросли постоянными подписчиками, которые активно комментируют, требуют подробностей, подсказывают, о чем бы они хотели узнать еще и т.д. Появилась обратная связь, которой не бывает при публикациях в СМИ. Рост читателей очень заметный.

Мы, подозреваю, одни из первых провели блогер-тур, то есть пригласили пяток ТОП-блогеров посетить ЧАЭС, за несколько дней показали им программу-минимум и потом получили несколько циклов материалов, поданных в разном стиле, для разной аудитории и более миллиона прочтений.

Мы стараемся поменьше говорить о прошлом, побольше о настоящем и будущем. Вернее, говоря о прошлом, мы стараемся говорить о людях, которые участвовали в событиях после ликвидации, а не о самой аварии. Говоря о настоящем и будущем стараемся делать акцент на технологиях, оборудовании, науке.

Расскажи подробней о процессах, которые осуществляются впервые в мировой практике именно у нас в Украине, на ЧАЭС.

Начнем с того, что ЧАЭС — первая АЭС в Украине, которая достигла финальной стадии существования ядерного объекта. Мы первые, кто снимает АЭС с эксплуатации. Пройдет совсем немного времени и другие атомные станции поедут перенимать наш опыт.

Можно упомянуть завершенный на днях проект по строительству ограждающего контура нового безопасного конфайнмента. Если кратко, то это возведение стен, на которые лег вес «Арки». Западные подрядчики от реализации проекта отказались, в то время как наши специалисты благодаря придуманной технологии бетонирования стены сверху вниз, проект реализовали. Ну и, кроме того, для того чтобы создать необходимые конструкции, в машзале четвертого блока было демонтировано 1800 кубических метров железобетона, 600 метров кровли. Уложено 14 тысяч кубических метров бетона — и все то практически в «Саркофаге», в очень непростых радиационных условиях.

Уже известный всему миру НБК — арка весом 36000 тонн, самое большое в мире передвижное арочное сооружение. Там можно брать каждый отдельный элемент и он будет чем-то уникален, начиная от болтов и свай, заканчивая системой основных кранов.

Есть о чем рассказать.

Какую цель вы ставите перед собой?

В краткосрочной перспективе — чтобы нас перестали бояться. Чтобы слово «ЧАЭС» ассоциировалось с теми, кто обеспечивает безопасность. Чтобы предприятие воспринимали как современную, высокотехнологичную компанию с высочайшим уровнем ответственности и безопасности, которая занимается наработкой производственного опыта по снятию с эксплуатации, по обращению с радиоактивными материалами и ОЯТ, в конце концов, которая создает базу эффективных действий по ликвидации радиационной и ядерной аварии. И готова всеми этими знаниями делиться.

За что болит сильнее всего?

Думаю, за нынешнюю некоторую инертность. Поясню. После аварии, когда создавался город Славутич, сюда съезжались 2 категории людей: высококлассные специалисты и авантюристы, в хорошем смысле этого слова, которые не побоялись сорваться с места, начать что-то новое. Поскольку станция с 2000 года не вырабатывает энергию, блоки остановлены, сегодня для многих профессионалов-атомщиков работы по профилю нет, многие вынуждены переучиваться внутри предприятия на другие специальности, заниматься чем-то смежным. Юные авантюристы уже давно не молоды, все чаще думают о пенсии и нового им больше не нужно. А для поколения, выросшего в Славутиче, во-первых, нет уже никакой романтики и престижа в звании атомщика, во-вторых, та станционная зарплата, что в городе может считаться неплохой, для того же Киева — смешная. За эти деньги в столице можно работать официантом, бариста, танцевать на шесте, то есть столько же можно зарабатывать без образования. А если ты закончил какой-нибудь айтишный ВУЗ, то тебя с последних курсов заберут на зарплаты, сравнимые с ТОП-руководством ЧАЭС. И Славутич и коллектив ЧАЭС стареет и тяжелеет. Это — беда.

Видишь ли ты какую-то возможность повлиять на инертность людей?

Боюсь, в первую очередь проблему нужно решать на уровне государства. Конечно, в этом отношении станции, на мой взгляд, очень повезло с директором. Знаешь, бывают детские игрушки-машинки: доска и четыре колеса, ее катнул, она катится, остановилась — стоит. Есть инерционные машинки, разогнал, катнул — едет, пока завод не кончится. Есть машинки на батарейках. Так и специалисты-работники: некоторых нужно все время толкать, пинать, чтобы они что-то делали, некоторые после мотивации какое-то время способны работать самостоятельно. У ЧАЭС директор — это машинка с реактором внутри. Все время едет, бурлит, тянет за собой.

Но этого мало. Кровь нужно разбавлять. На опыте своего отдела убедился: даже одно молодое свежее лицо в коллективе способно качественно расшевелить остальных.

Неоднократно поднимался вопрос о том, чтобы 30-километровую Зону отчуждения сделать заповедником. Насколько это реально в ближайшей перспективе?

Это абсолютно логичное развитие событий. За 30 лет суммарная активность загрязнения в зоне отчуждения естественным образом снизилась в 2 раза. Часть территории можно выводить из под регулирующего контроля. Впрочем, указ о создании Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника Порошенко подписал еще в апреле прошлого года. Насколько я понимаю, сейчас дело за законом об отводе земельных участков и прочем нормативном сопровождении. В любом случае тридцатикилометровая зона должна стать заповедником.

Есть у тебя идеи или проекты, которые при отсутствии препятствий и сопротивления, могли бы изменить отношение к станции?

В первую очередь это прозрачность. Согласись: страшно в комнате, где темно. Ну или где фонарик выхватывает из тьмы отдельные элементы, возможно так даже еще страшнее. Поэтому, чтобы нас не боялись, нужно освещать все, что только можно.

Рассказывать нужно много и обо всем. В том числе о каких-то мелких неприятностях, которые у нас происходят. Таким образом мы показываем свою открытость, а, главное, подаем информацию в том ключе, который нам нужен, а не разгребаем навороты из домыслов и лжи, которые вырастают на информационной пустоте. Во времена Средьмаша, когда сведения можно было подчерпнуть только из газеты или телевизора, могло прокатить замолчать происшествие, вон, про «Кыштымскую аварию» на заводе «МАЯК» начали говорить лишь спустя тридцать с лишним лет, да и про аварию на ЧАЭС, убежден, молчали бы до последнего, если бы Запад не поднял волну. Сегодня такое замалчивание уже практически невозможно. Кто-то один сделал фото горящей урны на мобильник, выложил в инстаграм, через пару часов все СМИ кричат, что от возгорания на атомном объекте радиационные уровни поднялись в пять раз. В информационном поле нужно работать на опережение.

Тем более, что и негативное событие можно подать как приобретение ценного опыта, писать о сделанных выводах. Например, авария на ЧАЭС изменила во всем мире отношение к ядерной энергетике, заставила создать принципы культуры безопасности атомной отрасли.

Какое будущее у Чернобыльской АЭС как предприятия?

Пока что туманное. На сегодня видится два варианта развития событий. Если кратко: либо Чернобыльскую АЭС разделят на несколько мелких предприятий по направлениям деятельности — и есть желающие это осуществить, либо на базе ЧАЭС создадут глобальный концерн по обращению с РАО.

На одной из избирательных кампаний в шахтерском регионе я разговаривал с «кошельком» — человеком, который неофициально оплачивал расходы кандидата — печатную продукцию, видео-ролики, агитаторов и т.д. Обычный, простой парень, но очень богатый, судя по легкости вынимания немалых сумм. На нескромный вопрос «откуда деньги» он ответил очень внятно: когда начали делить шахты, он выкупил какую-то из них и тупо продал все, что было внутри. Шахта могла еще работать, но этим заниматься было лень и долго.

Я, если честно, больше чем уверен, что если Чернобыльскую АЭС разобьют на несколько мелких предприятий, то ее ждет судьба вон той шахты. А у какого-то из кандидатов появится «кошелек».

Что касается второго варианта, на территории десятикилометровой зоны в ближайшие 25000 лет будет нельзя жить, заниматься хозяйственной деятельностью. Здесь «грязно». Надо признать, что эта земля для многих поколений украинцев потеряна. Было бы рационально остальным атомным электростанциям не создавать такие же локальные зоны возле себя, а определить единое предприятие, которое будет заниматься отработавшим топливом, обращением с РАО всех атомных электростанций Украины. Тем более, что в «десятке» есть для этого вся необходимая инфраструктура, персонал, дороги.

Поэтому, очень хочется верить, что руководство ЧАЭС сумеет убедить верхи, десятикилометровая зона станет технологической площадкой и у нас вместо Чернобыльской АЭС и части предприятий зоны отчуждения появится государственный концерн с условным названием «ЭкоАтом». Который, кстати, будет интересно продвигать.

Ты можешь что-нибудь сказать о нашем совместном проекте (The Gate Agency и ЧАЭС)?

Знаешь, я очень благодарен вам за проект. Ваше письмо с запросом на посещение ЧАЭС изначально выделялось из общей массы. Во-первых, вы видели подачу ЧАЭС именно так, как видим ее мы. То есть, как “живого” предприятия (многие считают, что как ЧАЭС в 2000 году “закрылась”, так там больше ничего не происходит, стоят пыльные станки и разрушаются здания). Вы хотели показывать станцию как предприятие-победитель, а не как “виновника аварии”. Во-вторых, вы хотели рассказывать это через людей, вам было интересно показывать процессы через работников! Это не могло не подкупить. И, наконец, третье: вы, что называется “вимагали більшого”, требовали дать вам четыре дня на посещение. Это показывало, что вам не просто хочется смотаться на экскурсию на данный объект, но вы готовы ТРУДИТЬСЯ. И нужно сказать, что работать с вами было очень приятно и результат получается чудесным!

 

Общалась Elen Johnson

Фото Григорий Веприк

#gate_people #TheGateAgency

0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5) Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...

Метки: ,

Комментарии читателей статьи "#Кресло_силы с Виталием Медведем"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий